Защитники

Защитники
Закончено
Автор:
Vlad-Holle
Жанр романа:
Фэнтези
Аннотация:
Глава 1: новая угроза.

      Прошел год с окончания революции в Воллд-тауне, ряды Стражей распались, многие отправились в другие города, а другие лежат в земле под монументом, который возвели через неделю на площади. Однако воины служащие Виктору Крампу до сих пор в городе 36, за стенами Тюремного района.
      В городе 8 было одиннадцать часов утра. В темно-белом зале совета, где собирались главы города во время важных заседаний, сидел лишь один человек в деловом костюме. От духоты в помещении он начинал потеть и задыхаться сухим, офисным воздухом.
      Тут раздался голос со спины человека: - Давно ждешь?
      Человек повернул головой в сторону и увидел парня в возрасте семнадцати с половиной лет, его темные, уложенные на бок волосы, слипались из-за духоты и теплого воздуха.
      - Богдан, – сказал человек в радости.
      - Константин, - сказал он в такой же интонации, что и основатель отряда Стражей, - ну, как вы?
      - Мир в моих глазах стал значительно лучше, - стал рассказывать Константин, - ты единственный кто остался в отряде Стражей. И именно из-за этого я позвал тебя сюда.
      - Позвали Стража без супер сыворотки? – удивился Богдан, ведь надежнее всего взять того, у кого есть сыворотка в организме.
      - Ты без сыворотки пережил многое, чего не смогли многие ваши друзья из гильдии социумов, – напомнил Константин.
      - Мне повезло просто больше, - Богдан вспомнил обо всех, кто не смог дойти до победы, - мы все устали от этого.
      - Но не все с кем мы сражались устали.
      Богдан постарался вспомнить - о ком именно говорит Константин.
      - Помнишь зараженных из пустоши? – спросил Константин.
      - Ну да, а что? – просил Богдан, вспомнил омерзительный внешний вид этих безумных нелюдей. Облезлая до мяса кожа, черные как ночь тьма глаза не выходили из головы Богдана с самой первой встречи с ними.
      - Жители пустоши стали видеть их реже некоторые отправились в город 48 и увидели целый рой этих существ.
      - Вернулись туда, где им и место, – сказал обнадеживающе Богдан.
      - Не просто вернулись, им приказали. 
      По спине Богдана прошелся холодок. Слова Константина звучали как страшилка на ночь.
      - Как? – удивился Страж. – Они же без мозгов!
      - Похоже, мозги все-таки есть. На днях разведчики города 19 увидели в центре руин города 48 некое существо. Оно выглядело, как большая спора, которая растет и растет.
      - Бога ради прекрати, - Богдан представил всю эту мерзость, - я сейчас блевать буду прямо здесь!
      - Даже не смей, - сказал Константин, - я тебе это рассказал не для того, чтобы тебя тошнило.
      - А зачем тогда?
      - Меня тревожит вся эта ситуация и я хочу создать отряд из тех, кто будет сражаться против всего этого, если надо будет.
      - Твоя мысль хороша, - сказал Богдан, перестав думать о мерзком существе, - но все Стражи разошлись у них всех своя новая жизнь и никто от нее не откажется. 
      - А кто сказал, что я говорю о Стражах? – Константин поднял бровь, мол, догадываешься о ком я?
      - Они же, - и тут Богдан вспомнил о давних врагах – Защитниках, - не-е-е, только не они. – Богдан стал разводить руками. – Кого угодно, но не их!
      - А где еще мы найдем модифицированных людей? Защитники – единственная сила, способная удержать, что бы то ни было в городе 48.
      - Твоя репутация «хорошего парня» спуститься до «предателя свободы».
      - Если все пройдет, удачно-то моя репутация останется той же, а у Защитников из «плохих ребят» до «героев».
      Богдан сомнительно смотрел на Константина ведь просить помощи у тех, кто убивал за тирана не самый идеальный и, наверное, не самый хороший план. Однако миновав момент молчания, и взвесив все шансы наудачу и поражение, Богдан ответил:
      - Тогда отправляемся в Воллд-таун.
      

      
Глава 2: давние знакомые.

      Стены Тюремного района Воллд-тауна держали малую часть всех Защитников, так как другие пали от рук инсургентов (восставших жителей города). 
      Богдан и Константин шли по широкому коридору в свете бледных ламп. По обеим сторонам были железные двери с маленькими окошками. И везде было пусто и тихо.
      - Я думал, здесь будет больше заключенных, – сказал Богдан, смотря по сторонам. Он не следил за счетом жертв в армии Крампа. Ему хватило потерь среди друзей, которые не имели неестественной силы, но решили дать отпор угнетателям. 
      - Сдались единицы, – сказал Константин, не обращая внимания на пустые камеры и продолжая уверенно идти к двойной двери.
      Константин остановился около дверей и постучал в них кулаком. С обратной стороны были слышны шаги, они приближались к двери и вот двери открыл мужчина в военной форме города 36. Солдат узнал Константина, он отошел в сторону, дав проход Константину и Богдану. За дверьми была секция четыре, где и сидели Защитники.
      Богдан с опасением осматривал каждый уголок секции.
      - Кого первым вербуем? – спросил Богдан у Константина.
      - Те, что ближе к нам находятся, – сказал Константин и пошел к первой камере.
      Они сделали пару шагов в сторону железной двери забитой большими болтами.
      - Кто здесь? – спросил Богдан.
      - Сейчас узнаем, - Константин взял с боку папку с данными, открыл ее на главную страницу с именем и фотографией, которая была сделана при поступлении в район. - Виктор, или Витя как его все звали. Завербован в первый день основания Защитников. Был командиром одного отряда и был взят в плен вами. Учился в гильдии инженеров. – Константин убрал досье.
      - Помню его, - сказал Богдан, - он назначил нам последний бой между гильдиями.
      - Константин опустил окошко в двери. В камере сидел парень в темно-зеленой футболке и джинсах. Без светлое помещение лишь устрашало вид Защитника. 
      - Ты живой? – сказал Константин, вместо «привет».
      - Уже год как живой, – ответил он. Витя не вел себя агрессивно, он смирно сидел на койке и смотрел в окошко.
      - Как вам здесь живется?
      - С момента окончания войны, я решил завязать с тем, что связано с Защитниками. Мне неплохо живется здесь, но на мой восемнадцатый день рождения никто даже торт не подарил! Это очень огорчает. 
      Витя хоть и был инженером, но он был вполне нормальным парнем. Даже видя людей, которые схватили его и посадили на год в Тюремный район, Витя вел себя спокойно и адекватно другой бы на его месте давно попробовал бы задушить всех через мелкое окошко.
      - А хотел бы ты выбраться отсюда, - спросил Константин, - на свежий воздух, к торту которого ты заслуживаешь и, в конце концов, к свободе?
      Витя округлил глаза, встал с койки и подошел к двери. Константин холодно смотрел на парня, словно они играли в гляделки.
      - Вы обещаете? – спросил Витя.
      - Если выживешь, – ответил Константин.
      Мало того, что он уцелел во время революции, так теперь снова то же самое, только опаснее.
      - Ладно, – Витя кивал головой.
      - Прекрасно. – Константин закрыл окошко и пошел дальше. Богдан шел за ним, гадая, кто следующий.
      Другая дверь была левее на пять шагов. Богдан схватил папку с данными и начал читать.
      - Оля, - сказал Богдан, - из гильдии инженеров. Устраивала диверсии в захваченных жителями зданиях и была посажена сюда с окончанием восстания в Воллд-тауне.
      Константин открыл окошко. Он заглянул в камеру, на койке лежала девушка, смотрящая в потолок, держа руки за головой в качестве подушки. Ее серо-голубые глаза были полны надежд на то, что она выйдет из темной каменной коробки два на два. Она даже не обращала внимания на то, что Константин и Богдан пришли к ней. 
      - Ольга, - обратился Константин к ней, - как вы тут?
      - Я Оля, - сказала она, не отрывая взгляд от потолка, - и здесь я уже год. Как вы думаете, как я здесь? – она говорила спокойно примерно так же, как и Витя.
      - У нас не было выбора, нам пришлось это делать. Однако время все изменило и нам нужна помощь.
      Оля вскочила с койки и подошла к двери.
      - В чем моя выгода? – спросила она.
      - Свобода и жизнь, которую ты заслуживаешь, – ответил Константин.
      - Порой люди, которые говорят о том, что они дадут свободу на самом деле делают все наоборот и никакой свободы не видно. – Она пронзительно дала понять, что врать ей не стоит.
      - Я обещаю.
      - Я, конечно, не угрожаю, но не выполните обещания…вам конец.
      - Я учту это. – Константин закрыл окошко камеры и пошел дальше.
      - Мы точно можем на них рассчитывать? – спросил Богдан.
      - Они все хотят свободы, и только я могу им ее дать.
      - Ощущение что вы один можете даровать им свободу, – подумал Богдан.
      - Давай закончим со всем этим быстрее. – Константин открыл другое окошко, другой двери.
      Богдан взял досье и начал читать про себя, при этом открывая рот.
      - Что там? – спросил Константин.
      - Ну и имя – Колтон. – Богдана не удивлял тот факт, что Защитники могли менять свои имена, но, чтобы на такое. 
      - Обычное имя. – Константин закрыл папку в руках Богдана. Посмотрев в окошко, он увидел парня со светлыми волосами и карими глазами. – Колтон. – обратился Константин к парню. 
      - Кто вы такой? – спросил он.
      - Тот, кто может дать вам свободу. Однако мир хочет, чтобы вы помогли.
      - Я в деле, но я хочу знать, что вы не лжете – на полном серьезе сказал Колтон. 
      Константин еще не сталкивался с таким серьезным человеком как Колтон. Смотря на лицо Защитника, Константин понимал, что даже если бы он хотел обмануть, то лучше этого не делать и не рисковать.
      - Я не лгу – сказал Константин и закрыл очередное окошко. – Осталось двое.
      - А! – Богдан знал, кто эти последние двое. – Как же я скучал по ним!
      Костя и Аня пережили весь инсургент. Один попал в плен и без всякого сопротивления сел в Тюремный район, а Аня сдалась после первого боя. Константину казалось, что они давно об этом забыли, хотя, как если ты живешь в тюрьме год? 
      Четвертая, по счету, дверь держала Аню. Константин решил открыть дверь и не говорить через окно. Зайдя в камеру, мужчина увидел девушку, сидящую на кровати, упирающуюся о холодную стену.
      - Давно не виделись, – сказал Константин.
      - Слишком, - отозвалась Аня, - что я даже не помню вашего имени. - Защитница чувствовала неприязнь к Константину.
      - Константин, – напомнил он свое имя.
      - Что вы хотите?
      - Помощь. Почти все согласились. Я даю вам всем свободу за выполнение задания.
      - Что-за задание? – спросила Аня. Она пыталась показать свое безразличие, но слово на букву «С», обыграло эмоцию, и заставило девушку послушать своего, когда-то, врага. 
      - Спасти пустошь от оставшихся зараженных… людей из города 48. Они возвращаются к себе, но не, потому что хотят волочить свое существование в родных стенах, а потому, что их туда созвали. 
      Аня задумчиво смотрела в стену, Константин смотрел в ее карие умные глаза.
      - Ладно, - решила она, - но вы вернете мне мои перчатки.
      - Хорошо. – Константин вышел из камеры. – Скоро увидимся.
      Константин захлопнул дверь и пошел к последней двери, где сидел Костя.
      - День добрый, - сказал Константин Косте, открыв дверь, - как ты?
      - Я жив, – сказал Костя, от него веяло теплом. Похоже, Богдан и Константин - первые кто навестили его за год. – И это самое хорошее.
      - Надеюсь, время поменяло тебя, так как время вернуться в мир.
      - Что бы ты ни предлагал, я согласен.
      - Серьезно? – удивился Константин.
      - Да! Я уже год здесь сижу, меня это достало. Мне надоело воевать и слушать приказы. Что от меня требуется?
      - Воевать и слушать приказы, – ответил Константин.
      Костя даже не удивился, он предполагал, что так и будет.
      -  Логично, – сказал он, съев губы. 
      Дверь камеры закрылась, и Константин с лицом победителя шел к выходу. Богдан не сомневался в том, что у его друга все получится.
      - Умеете вы убеждать людей, – сказал Богдан.
      - Скажешь мне это, когда они всё выполнят, - сказал Константин. - Надеюсь, их будет достаточно, чтобы защитить пустошь.
      - Пять модифицированных людей против кучи безмозглых существ. – Страж принял умную позу – подставил ладонь под подбородок. - Шансы есть.
      

      
Глава 3: привет мир!

      На часах три часа дня и железные двери камер открылись, дав Защитникам выйти за пределы своих комнат. Остановившись около порога, все посмотрели друг на друга.
      - Как вы все повзрослели! – восторженно сказал Костя.
      - Давно не виделись, – сказала Аня.
      - Я думал, тебя убили.
      - Я тоже так думала.
      Странное, а может, и объяснимое неприятное чувство охватывало Аню. Ведь всего год назад за ней охотился охотник, а Костя в это время вел отряды Защитников, не думая об этом.
      Главные двери открылись, и через них зашел Константин. Защитники шли к нему навстречу.
      - Ну, что, – сказал Константин, - готовьтесь увидеть мир?
      - Давно, – ответил за всех Колтон.
      Все посмотрели на него, никто не помнил кто он, из какой гильдии и жил ли он Воллд-тауне? Самому Колтону было все равно, ему хотелось, как можно скорее выбраться за стены тюрьмы. 
      - Ты, кто такой? – спросил Витя. – Что-то я тебя не припомню ни в одном сражении во время революции.
      - Колтон, - назвал он свое имя, - сражался в Богатом районе.
      - Так, детишки, - перебил Константин, - поболтать вы всегда успеете. Следуйте за мной.
      Константин пошел к выходу, Защитники пошли за ним.
      - Скучала по мне? - спросил Костя, идя рядом с Аней.
      - Нет, – холодно ответила Аня.
      Пройдя широкий коридор, Константин остановился около очередной двери.
      - Почему остановились? – спросила Оля.
      - Скажите «привет, мир», - сказал Константин и открыл дверь.
      Солнечный свет ослепил Защитников. Целый год они видели свет ламп, но никак не солнечный. Зажмурив глаза от яркого золотистого света, Защитники увидели перестроенный город 36. Здания, разрушенные во время революции, были отстроены на новый лад. Бедный район был снесен и на его месте стоял штаб революционеров, в настоящее время и положение – штаб Защитников. Белоснежное здание, вокруг которого рос газон, и протекала маленькая река, вытекающая за стену города. Большое двухэтажное здание занимало одну треть всего района. Все остальное - это жилые дома для тех, кто жил в этом районе еще до перестройки. 
      Когда все проходили рядом с рекой, Аня остановилась и стала смотреть в свое отражение. Она мало изменилась, только волосы стали длиннее, а челка скрывала лоб и прикрывала глаза. 
      - Скучала по миру? – к Ане подошел Колтон и стал смотреть в свое отражение в реке.
      - Не по всему, - ответила она тепло на вопрос Колтона, - я скучала по воде, по зеленой свежескошенной траве, но никак не по людям. – Еще бы, ведь она и они проливали кровь друг у друга. 
      - Я тоже, не особо, тянусь к обществу. – Колтон стал поддерживать беседу. – Я могу сосуществовать с теми, кто меня будет презирать за мои поступки, но лучше будет, если они будут знать, что по соседству живет герой.
      - К чему ты это говоришь? – не поняла девушка. 
      - Я давно не болтал, и мой выбор пал на тебя, - Колтон был любезен к Ане, он улыбался ей, - но, думаю, нам лучше не отставать от других.
      Защитники вдыхали чистый и свежий воздух они забыли о душном и затхлом воздухе в тюрьме. На смену холодному полу пришла трава, на смену стенам пришла свобода, которая появилась здесь благодаря Стражам. Константин хоть и не видел счастливые лица Защитников, но спасение пустоши вынуждает его отправить их на войну. 
      Константин открыл прозрачные двери в штаб. Все зашли внутрь.
      - Сколько вы угрохали на это денег? – спросил Костя, осматривая штаб с первых шагов.
      - Достаточно, - ответил Константин, - двадцать миллионов.
      - Не хило, - сказал Витя, - мы будем жить здесь? – Витя надеялся, что теперь ему не придется спать на жесткой койке.
      - Я дам вам день привыкнуть к новой обстановке. Комнаты на втором этаже. Через час жду вас в командной комнате.
      Защитники нашли комнаты, они располагались вдоль коридора с деревянными дверьми. Оля открыла одну из этих дверей. Одноместная кровать, шифоньер с настольной лампой и письменный стол с подставками для книг на противоположной стороне от кровати, а также шкаф рядом с дверью.
      - Неплохо, - сказала Оля, зайдя в комнату и осмотрев ее, - чур, я живу здесь.
      Девушка уже забыла о просторе в комнате. Смотря на пустую полку для книг, она думала и вспоминала, сколько недочитанных книг она оставила в своем доме еще до начала инсургента и сколько за этот год выпустили новых книг.
      Остальные Защитники шли дальше по коридору. Следующую комнату занял Витя, миновав комнату Вити, другую занял Колтон. Остались еще два Защитника, и пять комнат.
      - Длинный все-таки коридор, – сказал Костя, попытавшись начать разговор с Аней. Девушка не обращала внимания на него и на его слова. – Может, будем жить вместе?
      - Я год обошлась без тебя, - ответила Аня, неприязнь к Косте снова вернулась, - думаю и сейчас обойдусь.
      - Ладно, - Костя остановился около очередной деревянной дверью. - Если будет скучно, я всегда за этой дверью. – Костя зашел в комнату и с улыбчивым лицом закрыл дверь.
      Аня хотела сказать пару ласковых слов Косте хотя бы шепотом, но сыворотка улучшила слух, и Костя в любом случае услышит ее слова за дверью. Она пошла к следующей комнате и зашла в нее.
      За оконной панорамой был виден город, девушка смотрела на все это, она не могла оторвать взгляд от городского пейзажа, первого пейзажа за этот год.
      Каждый Защитник смотрел на такую же картину у себя в комнате. Год в полумраке заставлял щуриться при ярком дневном свете.
      Прошел час, и все Защитники направились к командной комнате. 
      
***

      Защитники зашли в просторный зал с серо-светлыми стенами. В паре шагов от выхода был стол, который тянулся до самого конца зала.
      - А вы пунктуальны, – сказал Константин, сидя за самым концом стола.
      - Как всегда вовремя, – прокомментировал Богдан, сидя с левой стороны от Константина. Страж вспомнил о пустоши, Защитники всегда приходили тогда, когда все спокойно и приносили с собой сражения.
      - Богди! – сказал Костя. – Давно не виделись!
      - Лучше бы это «давно» так и продолжалось, – Богдан питался злобой к оставшимся воинам тирана. Так и хотелось посадить их обратно в полу мрачные стены Тюремного района города.
      - Давайте отложим прошлую вражду в сторону, - сказал Константин с интонации опытного психолога. - У нас новая опасность.
      Защитники заняли свободные места за столом и стали слушать Константина.
      - Жители пустоши все реже видят зараженных, - начал говорить Константин, - Богдан выключи свет.
      Богдан выключил свет, а Константин включил экран. Зеркальная стена потемнела, и бледный экран стал, виден в разноцветном виде.
      - Все близко стоящие города к городу 48, - продолжил Константин, - боятся, и честно говоря, никто не стремиться защищаться от нового врага.
      - Это объяснимо, - сказала Оля, - города думают, что стена их защитит. Боятся те, кто в пустоши.
      - А почему вы снова не соберете Стражей? – спросил Витя. – - Когда я был в Воллд-тауне, я слышал, что один Страж остановил толпу зараженных около стен города 70. Не в одиночку, конечно, но все же. 
      - Это не толпа, - сказал Константин. Его лицо побледнело. - Это целый город.
      - Так, почему мы, а не Стражи? – Витя настойчиво повторил вопрос.
      - Они разошлись, потеряв многих друзей. После одного из боев, они сказали, что разойдутся с окончанием революции, и что я их не буду трогать. Вы единственные, кто были под рукой.
      - То есть, если бы они не разошлись, - сказала Оля, повысив голос, - то мы бы так и сидели в тюрьме?!
      - Иного вы и не заслуживаете, - сказал Богдан, - особенно после всего, что натворили. Это вы сейчас видите город живым, а тогда, сразу на следующий день после войны, люди покидали город, и лишь единицы оставались отстраивать родной дом. 
      - Успокойся Богдан, - сказал Константин, - теперь у них есть возможность исправиться. Ваша задача - избавиться от того, что я называю – Гнилью.
      На экране появилась огромная жировая, темная масса, разлагающаяся по центру города 48. Картинка была сделана ночью, и поэтому мерзкую массу было практически не видно.
      - О Боже, - сказала Оля, - ну и мерзость!
      - Оно что живое? – спросил Колтон, внимательно разглядывая фото.
      - Не знаю, - ответил Константин, - но оно испускает сигналы, воздействующие на мозг зараженных. А несколько часов назад, я получил видео.
      На экране появилось видео. Слегка искажённое изображение показывало, как зараженные ходят вполне человеческой походкой, по-своему говорят на своем языке с другими и, что самое невероятное, они строили здания. Сооружение из досок и камней окружало, так называемую, Гниль. 
      - Что это за хрень? – спросил Костя.
      - Не знаем, - ответил Константин, выключив экран и впустив в зал свет, - никто не знает. И я хочу, чтобы вы узнали и при возможности остановили все это. Чтобы там не задумывалось это нужно остановить.
      - А когда все закончится, - сказал Костя, - вы нас отпустите?
      - У меня нет выбора. Вы будете свободны, если кто надумает остаться, то вы будете стоять на защите городов.
      Костя посмотрел на всех, у всех был один ответ на все это и вот Костя сказал: - Когда начнем?
      - Как я и сказал, у вас есть день на свое время. – Константин был рад тому, что Защитники готовы сражаться. – Идите в город или осматривайте штаб. Все свободны. 
      Защитники покинули зал. В командной комнате остались Константин и Богдан.
      - Думаешь, все пройдет удачно? – Богдан сомневался до последнего.
      - Я уверен, - ответил Константин, - они выполнят задание, и ты им поможешь.
      - Что? – удивился Богдан.
      - Пора забыть о вражде. Сейчас ты был готов порвать Костю. Перешагни через это и сражайся бок о бок с ними.
      - После всего, что они сделали?!
      - Да, даже после всего, что они сделали.
      Богдан просто не мог поверить – это же бред! Однако Константин стоял на своем.
      - Все, кто погибли, - сказал Богдан, - сейчас, наверное, будут меня проклинать, но ладно, я буду сражаться бок о бок с этими придурками.
      - Надеюсь, твое отношение к ним поменяется во время задания.
      Богдан ничего, не сказав ушел из зала, а Константин повернул кресло в сторону прозрачной стены и стал смотреть на то, как солнце скрывается за высокими стенами города.
      

      
Глава 6: 24 часа до задания: Воллд-таун 2.0

      Каждый Защитник был доволен тем, что его окружает. Одни из них ходили по штабу, не пропуская ни одной комнаты на своём пути, другие выбрались в Воллд-таун.
      Город в глазах Защитников выглядел ярче и приветливее. 
      - Мы же не просто так выбрались в город, - сказал Витя, - если и идти с тобой, то в определённое место.
      - Я хочу найти книжный магазин, - сказала Оля, - знаешь, как скучно, когда нечего читать?
      - Я не особо люблю читать – сказал Витя, давая понять, что он не так уж и часто читает. В гильдии инженеров учат читать схемы и чертежи, а не читать свободную литературу.
      - Я люблю, - Оля неугомонно хотела узнать, какие книги сейчас есть, - и поэтому хочу сходить туда.
      - Ты не просто любишь, ты обожаешь, - подметил Витя, - даже вместо чертежей в школе, ты читала книги о приключениях и фантастике.
      - И всё равно училась лучше тебя, - заметила девушка. 
      На пути к книжному магазину, Защитников приманивали и другие ларьки, и магазины, которые и раньше были в городе только не вызывали интереса.
      За один год поменялось практически всё. Многие цели гильдии социумов были воплощены в реальность. Стена в области Богатого района была частично разрушена и по приказу города 8, был сделан туннель, где проезжал транспорт из других городов и, давая шанс жителям Воллд-тауна выбраться за его пределы.
      И эта лишь одна часть того что появилось в городе.
      Книжный магазин находился в месте, которое когда-то называлось «дуэльной улицей». Сейчас же оно называлось «улицей инсургентов» или «площадью революции». Именно здесь Стражи дали первый бой армии Виктора Крампа. В самом центре площади стоял памятник павшим Стражам. На основании была табличка из чистого золота, где были имена тех, кто не дошел до победы. Прежде чем зайти в магазин, защитники подошли к памятнику. На плитчатом асфальте около памятника лежали цветы, они окружали основания памятника. На самом возвышении над списком имен стояла статуя Стража. Статуя напоминала обычного жителя города. Никто не знал Стражей в лицо, лишь их имена и то только тех, кто погиб.
      - Ты знала кого-нибудь из них? – спросил Витя у Оли.
      Девушка присела на одно колено и стала просматривать имена. Каждое прочитанное про себя имя заставляло глаза слезиться.
      - Ни одного, - сказала Оля, протирая глаза от слез, - они этого не заслужили. – Оля посмотрела на Витю, он жалостливо смотрел на таблицу. – Чем мы только думали?
      - Я бы сказал, чем, но разве они воскреснут от моих слов. – Витя сделал один маленький шаг вперед и положил ладонь на плечо Оли. Девушка взглянула в глаза Вити. Может, в его глазах и не было столько сострадания как в глазах Оли, но они оба понимали, что может и не кровь Стражей, но кровь граждан на их руках. – Идем, посмотрим твои книги.
      Магазин находился в нескольких метрах от статуи. Открыв тяжело отодвигающуюся дверь, Оля и Витя оказались на месте, где прошлое, будущее и выдуманное, лежали на полках большими стопками. Недолго думая Оля стала искать книги по своим любимым жанрам. Витя смотрел книги всех жанров. Проходя рядом с историческим жанром, он увидел книгу в твердом переплете, на корешке было написано: «Революция Воллд-тауна». Аккуратно вытащив книгу, Витя стал ее листать. Защитник решил узнать, кто написал эту книгу, перелистнув до самого конца вместо имени и фамилии было напечатано «инкогнито».
      - Что читаешь? – к Вите подошла Оля.
      - История революции, - ответил Витя и дал книгу Оле, она взяла ее и с заинтересованным взглядом стала читать первую страницу, - ощущение, что автор из другого города и решил сочинить свою революцию. – Витя знал, о чем говорит, все, что было в книге - не передавало и доли того, что происходило в городе. 
      - По количеству экземпляров эта книга хорошо продается. – Оля показала Вите длинное шестизначное число. – Бестселлер.
      - Как люди могут читать это вранье?
      - Мы вообще действовали по ложным идеологиям. Все что мы выполняли, не приносило пользы. Так что, это еще, - Оля закрыла книгу и положила ее на место, - просто богатое воображение, которое содержит писателя.
      - А ты сама, что-нибудь нашла для себя?
      - Ничего, - Оля была расстроена этим, - одна лишь романтика на фоне революции и детективы. Тоже на фоне революции.
      - Это что, так актуально? – Витя был удивлен тем, что кровавые сражения будут такими популярными в течение целого года. И кто знает, сколько еще продержатся.
      - Может, когда мы выполним свою миссию, о нас тоже напишут книгу?
      - Было бы неплохо, – Вите понравилась идея о том, чтобы про него написали книгу.
      - Так, - девушка поставила руки на свою стройную талию, - книг, которые хотелось бы прочитать нет, а значит и можно идти обратно домой. – Оля направилась к выходу.
      - Домой? – спросил Витя, слова Оли напомнили ему его настоящий дом, в котором он жил еще до начала революции. Скромная двухкомнатная квартира, в которой всегда было тепло и уютно для себя и для гостей.
      - Ну, то есть в штаб, – перефразировала Оля. Она сама удивилась, почему назвала штаб революционеров домом. 
      Как нестранно, Оля и Витя знали, что их дома разрушены, а новые…будут ли они или их ждет тесная и темная камера после завершения задания.
      

      
Глава 7: 24 часа до задания: расставание.

      Тихими шагами Костя зашел в комнату Ани. Защитница сидела за столом расчесывала волосы, Костя хотел обратить на себя внимание, как Аня сказала:
      - Что ты тут забыл? – она даже не смотрела на него.
      - Что я тебе такого сделал? – спросил Костя, закрыв за собой дверь в комнату. Парень подошел к Ане и сел на стол перед ней.
      - Сделал?! – Аня резко встала и стала держать дистанцию от Кости. Он даже не понимает, почему она разлюбила его Черт, да любая разлюбит такого! – Ты ничего не сделал! Ты наплевал на то что в пустоши на меня началась охота ты хотел схватить Стражей вместо того чтобы защитить меня! 
      - Но ты же осталась жива, – попытался Костя успокоить Аню, которая знала, что он не найдет оправданий за совершенные поступки.
      - Благодаря Стражам. – Аня вспомнила, как, оказавшись в штабе Стражей, они дали бой охотнику и потеряли друзей из гильдии. – Я до сих пор не могу забыть их. – Аня, уже не хотела держать эмоции внутри, по ее нежным щекам потекли слезы.
      - Меня бы убили, если бы я стал защищать тебя, – твердо начал говорить Костя, он не был в тот момент в штабе и не видел, что там произошло. 
      - Я бы отдала жизнь за тебя, но теперь мне хочется лишь одного, чтобы ты ушел из комнаты и перестал думать о нас. – Аня вытерла слезы, она окончательно решила для себя, что это конец всему, что связывало ее и Костю.
      - Аня, – Костя думал, что еще не поздно все исправить.
      - Уйди! – Аня повернулась спиной к Косте и стала смотреть в окно.
      Костя чувствовал пустоту внутри себя, Аня пережила столько вместе с ним, и в итоге все пришло к расставанию.
      Защитник захлопнул за собой дверь и громкими шагами пошел к себе в комнату. В этот же самый момент в коридоре стоял Колтон. Этот блондинистый парень с карими глазами слышал весь разговор, стены не преграда для чувствительного слуха. Подождав пару минут, Колтон зашел в комнату девушки. Защитница в слезах лежала на кровати, держа одной рукой подушку и другой, держась за лоб. 
      - Эй, - тихо сказал Колтон, он сделал вид, словно и не слышал разговор, - Аня ведь, да?
      Аня посмотрела на Колтона с покрасневшим от слез лицом. На его вопрос угадал ли он ее имя, она кивнула. 
      - Неудачным вышел разговор, – сказал Колтон, решив не скрывать, что он все слышал.
      - Ты бы пожертвовал собой ради того, кого любил? – спросила Аня.
      - Было бы ради кого, - ответил Колтон, присев на кровать, Аня же лежала спиной к нему. - Никого нет, ради кого, я мог бы умереть, зная, что любимый человек в безопасности. 
      - Он этого не понимает.
      - Кто? Этот вот…как его, – попробовал вспомнить имя Колтон. Он не вдавался в имена сослуживцев. Но имя девушки с темными волосами запомнил сразу. 
      - Костя, – подсказала ему Аня.
      - Почему ты плачешь?
      - Я одна. Теперь.
      - Не стоит придавать этому большое значение, тебе еще попадется тот, с кем ты будешь делить жизнь.
      - Ты так думаешь? – Аня повернулась к Колтону, его слова приободрили ее, и чувство одиночества на следующие слова пропало.
      - Я знаю, что ты достойна этого.
      Аня на секунду улыбнулась парню.
      - Отдохни, - сказал Колтон, - через несколько часов на задание отправляться.
      Девушка ничего не сказала, ее глаза сказали все сами, они сказали Колтону: - Спасибо.
      Защитник ушел в коридор, закрыл за собой дверь и пошел к себе. Кто уж знает, что было в планах у Колтона может из вежливости успокоить бедную девушку или он нашел ту, за кого готов умереть и делить жизнь?
      
      
      

      
Глава 8: на задание.

      Спустя сутки, Защитники собрались в арсенале. Вся комната представляла собой туннель под землей. Константин стоял на помосте, Защитники спокойно смотрели на их нового командира.
      - Надеюсь, вам хватило времени осмотреть город, – сказал Константин.
      - Вполне, - сказала Оля, - что теперь?
      - Я не отправлю вас сражаться без снаряжения, без снаряжения, - Константин спустился к Защитникам, - множество трофеев я оставил здесь. Из всех Защитников в живых остались только вы и поэтому ваши оружия лежат здесь.
      Константин подвел Защитников к столу, где лежали старые оружия воинов. Защитники взяли свое. Костя взял наручи, стреляющие дробью. Во время одного из боев, он сражался, используя их. Аня взяла ледяные перчатки, все такие же холодные и опасные. Оля взяла в обе руки кинжалы саи, в первый день вербовки в отряды Защитников нужно было выбирать оружие, для Оли это были кинжалы. Колтон был просто помешан на холодном оружии, он взял два складных меча и метательные ножи. Витя взял длинную металлическую палку с двумя прорезями по сторонам оснований.
      - Будешь драться трубой? – спросил Костя, сдерживая смех.
      Витя ничего, не ответив сжал в руке палку и резко дернул ею. Стальные лезвия вышли с обеих сторон, Костя слегка приоткрыл рот и не потому, что он испугался, а потому что он думал, как отреагировать на это. Парень вряд ли захочет слушать сарказм в его адрес, так что Костя решил просто промолчать и, для уверенности, кивнуть. Отойдя на несколько шагов, он отважился сказать: - А у меня наручи стреляют! – эти слова он подчеркнул улыбкой. 
      Витя закатил глаза и убрал лезвия обратно тем же способом, что и вытащил их. 
      - Вы их хранили все это время? – спросила Аня, надев перчатки, она чувствовала, как холод, исходящий из баллонов с жидким гелием замораживал запястья.
      - Все оружие, что пригодно для борьбы, лежит здесь, – ответил Константин.
      Защитники были рады вновь держать свое оружие и осознавать, что его придется использовать во благо, а не по прихоти тирана.
      - То, что есть оружие — это, конечно, хорошо, - сказал Витя, - но броня тоже нужна.
      - Из брони, для вас, только новые костюмы с пуленепробиваемым покровом, – сказал Константин, он пошел в другой конец туннеля, защитники последовали за ним.
      На манекенах была одета броня. Черные формы со вставками в виде линий. На вид, это были кофты на молнии и капюшоном.
      - А откуда они у вас? – спросил Колтон.
      - Из города 70, – ответил Константин.
      Аня и Костя вспомнили, как их туда отправили. Город 70 за год успел восстановиться и продолжать торговать одеждой. Для них обоих, это было незабываемо, Аня стала целью охотника, а Костя чуть не был избит до полусмерти и, чуть, не поджарен заживо. 
      - Так, времени в обрез, - сказал Константин. – Надеть броню и, пулей, в ангар.
      Защитники надели на себя новую броню. Вся одежда отличалась лишь вставками. Разные цвета полосок давали понять, у кого, какой любимый цвет.
      - Белый цвет? – спросил Колтон у Ани, она надела кофту с белыми вставками.
      - Чистый цвет, - ответила девушка, - мне он нравится.
      - В мире много цветов, а ты выбрала один, мало, чем привлекающий, цвет.
      - А мне нравятся не кричащие вещи. Разве это плохо?
      - Нет, - отмахнулся Колтон, - ведь сейчас, ты общаешься с не кричащим, по характеру и цвету, человеком.
      Уже во второй раз Аня не находила слов для Колтона, он же просто улыбнулся и пошел к ангару. Аня смотрела ему в след, но тут ладонь Оли была положена на плечо.
      - Эй, ты заснула? – спросила Оля.
      - Нет, - ответила Аня, слегка дрогнув от прикосновения Оли, - я просто задумалась.
      - Время идти на задание. Быстрее начнем, быстрее закончим.
      Защитники пошли в ангар. Когда они проходили рядом с манекенами, воины увидели костюмы Стражей. Джинсовая куртка, жилеты, пробитые в области грудной клетки, кожаные куртки, на которых и кожи не осталось, лишь помятый металлический покров. Некоторые защитники попробовали вспомнить, кому принадлежал тот или иной костюм, а другие представляли, как после миссии они повесят форму и заживут своей жизнью. Тут за спиной воинов пронесся свист – это был Богдан. На руках Стража были кастеты, сам парень был одет в свою старую броню, которая спасала ему жизнь во время революции.
      - Давайте народ, - сказал он, - пора вспомнить былые деньки.
      

      
Глава 9: дорога к городу 48: день первый.

      Богдан и защитники пришли в ангар. Константин ждал всех около джипа с пуленепробиваемым покровом. Весь ангар представлял собой парковку для машин, но почти все места для машин были пусты, однако, кроме машин был небольшой сверхзвуковой самолет, на котором не было ни пулеметов, ни ракет, ничего, чем можно было бы отбиваться, но имелись несколько мест для пассажиров.
      - Будет весело на таком полетать! – сказал Колтон с восхищенным взглядом на самолет.
      - Да, - сказал Константин, - но на нем вы не полетите.
      - Что? – спросил Костя, он надеялся полетать так же, как и Колтон.
      - Вы поедете на бронированном джипе, – ответил Константин.
      - Ты хочешь, чтобы я с ним двое суток в одной машине провел?! – воскликнул Богдан. Стражу не особо хотелось везти защитников два дня по пустоши.
      - Может, и подружитесь, – сказал Константин. Упрямство Богдана бесило Константина, но еще больше его злило то, что Страж все еще не может простить Защитников за смерть своих друзей, даже если они этого не делали.
      - Так секунду, – сказала Оля, - вы не поедете с нами? – Она никогда не была в пустоши, лишь слышала об ужасной жаре и холоде ночью.
      - Я бы отправился, - Константин сожалел об этом, - но мне нужно в город 8. Совет городов знает о вашем отряде и задании, они требуют от меня подробностей о вас.
      - Может, я вместо тебя поеду? – спросил Богдан, он был упёрт в том, чтобы не ехать в город 48.
      -Богдан, – сказал Константин, посмотрев на него.
      - Ладно, ладно, – буркнул страж и пошел к джипу. Константин отдал ключи от машины.
      Страж и защитники сели в джип. На место пассажира, спереди, сел Костя.
      - У тебя права-то есть? – спросил он.
      - В пустоши они не действуют, - ответил Богдан, поправляя зеркало заднего вида в салоне, - пустынные банды не будут просить их предъявления.
      - Я могу сам сесть за руль, - сказал Костя, - если устанешь или спать захочешь.
      - Скорее ты пешком до города пойдешь, чем я дам тебе сесть за руль.
      В салоне джипа было еще два ряда кресел. На первый сели Оля и Витя, на второй - Колтон и Аня. Все были готовы к долгой дороге к городу 48, Константин дернул за рычаг около дверей, и металлическая стена стала подниматься и сгибаться, ползя наверх. Богдан завел двигатель, и джип тронулся с места. Константин смотрел на то, как джип покидает ангар и уезжает к выходу из Воллд-тауна.
      - Удачи ребята, – сказал они им в след газового выхлопа.
      Джип ехал на средней скорости. Каждая улица, по которой ехал джип, была наполнена жителями. Защитники, которые не выбирались за пределы штаба, смотрели на город, мельком видели людей с чувством радости на лице. Стены домов были яркие в солнечном свете, цветы на балконах домов радовали глаза девушек.
      - Красиво, – сказала Аня, на ее лице появилась улыбка.
      - Да, – сказал Богдан, поворачивая руль в сторону. Джип свернул на перекресток и свернул с него на первом же повороте. – Пока вы сидели в камерах, город стал куда ярче, чем раньше.
      - Почему все покинули Воллд-таун? – спросил Костя, смотря на город и мотая головой вправо и влево. – Здесь же круто!
      - Уверен? – спросил Богдан.
      - А разве нет? – удивился защитник, ведь столько красок, радости в городе не может быть крутым? Или…
      - Наш город получает оружие из города 6, а мы в свою очередь даем его всем, кому оно нужно. В большей степени людям в пустоши, где происходят конфликты, влияющие на города. 
      - Это ж как бои в пустоши могут влиять на города? – спросил Колтон.
      - Люди работают в пустыне по контракту, - начал объяснять Богдан, - и, если происходит бой, и погибает рабочий, все винят нас, а не убийц. Поэтому никто из нас, кроме меня, не остался в городе. Все жители платят за смерть рабочего класса материально, то есть деньгами. Неважно у кого в руках ружье, главное, - кем оно выдано. 
      - Положение не фонтан, – прокомментировал Витя.
      - Так и живем, – сказал Богдан.
      Через пару минут, джип проехал через тридцатиметровый туннель в стене. Длинные ртутные лампы слабо освещали дорогу к выходу, яркий свет в конце туннеля становился все ближе и ближе, и вот яркое солнце ослепило пассажиров джипа. Придя в норму и, протерев глаза, открылся желто-оранжевый пейзаж. Пустошь, какой была, такой и осталась и, похоже, что человечество не способно изменить ее, поменяв пески и твердую землю на траву и деревья.
      Асфальтированная дорога, порой, теряла свою гладкость. Асфальт был в больших и глубоких трещинах, если не в ямах, засыпанных песком, который прилетал вместе с ветром с пустоши.
      Железные дороги все еще напоминали мосты, хоть так оно и есть. Поезда ездили параллельно с автомобилями, которые находились ниже на каких-то пятьдесят метров.
      Солнце пекло черный кузов джипа, даже смена температуры в салоне не спасала от тридцати пятиградусной жары.
      Тут джип резко свернул вправо, перейдя с дороги на пустынную землю. Все в салоне резко схватились за ручки дверей и с тревогой, смешанной с недоумением на лице, посмотрели на Богдана.
      - Угробить нас захотел? – спросил Костя.
      - Нет, - ответил Богдан с бесстрашием на лице и, продолжив путь по пустыне, - дороги ведут в города, где живут люди, а мы едем в тот, где живут монстры.
      Асфальтированная дорога не вела в город, набитым монстрами, теперь бездорожье будет дорогой к цели.
      

      
Глава 10: дорога к городу 48: день второй.

      Утренняя прохлада второго дня переросла в жару. Ни секунды на месте. Богдан вел джип всю ночь. Джип трясло, как корабль во время шторма, маленькие кочки бились о кузов, делая вмятины под карнизом.
      - Когда же мы доедем, - мучительно возмущался Колтон, - у меня уже зад болит!
      - Давай-ка без подробностей, - сказал Богдан, держась крепко за руль, - нам, всем тут, не комфортно.
      Тут зазвучал сигнал о том, что бензин уже на исходе.
      - Радуйтесь, - сказал Богдан, - скоро можно будет выйти из машины!
      - И как скоро? – спросила Оля. Она была измучена поездкой не менее сильно, чем Колтон или кто-либо еще из защитников.
      - Сейчас найдем городок и остановимся там. – Богдан нажал на газ.
      На горизонте был виден маленький город. Единичное количество домов сделанные из досок, которые уже были прогнившими и имели целые поселения термитов.
      Водителю и пассажирам повезло, что джип дотянул до поселения.
      - Приехали, - сказал Богдан, отстегнув ремень безопасности, - выходите.
      Ступив ногой на засохшую землю, кроме сорокаградусной жары, сухой воздух не позволял дышать, так и хотелось вернуться в Воллд-таун к прохладному и свежему воздуху. 
      Жители городка смотрели на приезжих, один из них подошел к Богдану, он же стал идти навстречу.
      - Что нужно четырем парням и двум девушкам в нашем городе? – спросил человек. Даже не человек, а старик с седой кудрявой бородой и с загорелым лицом.
      - Нам бы заправиться, - сказал Богдан, окинув рукой машину, - у вас есть топливо?
      - Хм, - сказал старик, кивнув головой, - да есть, но боюсь, что вам придется искать другой город.
      - У вас мало топлива? – спросил Костя.
      - Да, - ответил старик, - когда-то было много, но банды пустошей ездят по этим мертвым землям и, порой, берут у нас топливо.
      - Слушайте, мы хотели бы помочь, но у нас самих сейчас есть дело. – Богдану было неудобно это говорить пожилому человеку. - Дайте нам топливо, и мы уедем.
      Старик кивнул Богдану. Два городских парня вынесли канистру с бензином и стали наполнять бак.
      - Почему мы не должны им помогать? – спросил Костя, когда Богдан вернулся к джипу.
      - У нас и так есть дело, - ответил Богдан, - мы не можем отвлекаться.
      - Зачем мы выполняем это задание? – спросила Оля, подойдя к Богдану с Костей.
      - Чтобы города были в безопасности, – ответил Богдан, не заморачиваясь над вопросом. - Это же очевидно.
      - Для тебя, похоже, нет, - сказала Оля, - ты хочешь защищать только города за стеной, но не такие.
      - Поясни, к чему ты клонишь.
      - Этот город и, без зараженных, в опасности. Сколько лет они так живут? Вдруг,
      - Я не отвлекусь от основного задания, - Богдан давил на Олю своим хрипловатым голосом, - уяснила, защитница?
      - Ты можешь нас недолюбливать, - сказала Оля, не пугаясь стража. Она не уводила взгляд от Богдана, - но эти люди тоже заслуживают защиты, как и те, кто живет за стеной. Разве не это было целью Стражей?
      Богдан помнил, что цель Стражей – защищать людей. Он задумался.
      - Ну, так, что? – спросил Костя. – Едем дальше или поможем этим бедолагам с бандами пустоши?
      - Запомните одну вещь, - сказал Богдан, - если вы решите во время бойни сбежать, я, лично, вас завалю и вместо пяти защитников, будет четыре, если не меньше.
      - Офигенная мотивация, – прокомментировал Колтон, его смешило то, как один идет против пятерых.
      - Заткнись, – сказал Богдан, его бесил Колтон больше чем никто другой.
      Бак был заправлен, Защитники сели в джип и поехали дальше.
      

      
Глава 11: дорожный бой.

      Богдан спокойно ехал по пустоши, его большие карие глаза устремленно были направлены в просторные земли пустоши. На просторах было тихо и спокойно.
      - Кажется, ты не совсем понял, что от тебя требовалось, - сказал Костя, - мы вроде хотели устроить стычку с бандами.
      - Мы это и собираемся сделать, - сказал Богдан, - Нам надо найти этих уродов.
      - Как? – спросил Витя.
      - Мы их приманим, – ответил Богдан, чувствуя, что его план пройдет удачно.
      - Как? – спросила на этот раз Аня.
      - Лучший способ приманить кого-то, стать самому приманкой. – Пояснил Богдан.
      - А какой у нас план, когда мы их приманим? – спросила Оля.
      - Перебить всех и, при этом, не сдохнуть самим, – ответил на очередной вопрос страж.
      Приманка не заставила себя долго ждать и со стороны каменистых холмов, выехал грузовик.
      - Началось, – сказал Колтон, глядя через окно, как грузовик едет за ними.
      Здоровенная махина везла на себе около десяти человек, они держались за поручни на крыше. Богдан стал сбавлять скорость.
      - И так, народ, - начал говорить Богдан, - как только нас начнет заносить, вы открываете двери и начнете атаковать. Ясно?
      - Пошумим, защитники – сказал Костя, приготовив наручи с дробью.
      Богдан начал приводить план в действие, никто не сомневался в том, что все пройдет удачно. По сухой, твердой земле джип начало заносить, грузовик уже в упор подъехал к джипу. Двери открылись, и Защитники выпрыгнули из джипа. Костя прострелил колеса грузовика, тот стал ехать боком. Шины сразу лопнули. Люди падали с грузовика на землю. Грузовик был готов, на пролом, пройти через Защитников, но тут Аня стала использовать ледяные перчатки. Лед бил в кабину водителя, один из толстых осколков льда попал в шею машиниста, тот стал захлебываться кровью. Управление грузовиком было потеряно, истекшее кровью тело водителя покосилось на бок. Грузовик резко свернул с пути. Ока Защитники смотрели, как грузовик переворачивается на бок, как и его машинист к ним навстречу бежали оклемавшиеся враги. Они выглядели как свора одичавших от жизни людей, которые забыли о понятии слова «общество».
      Первым в бой пошел Колтон он выхватил два складных меч и стал сражаться. Двое бандитов напали на Защитника, остальные восемь «смертников» напали на остальных воинов. Витя волчком очутился между двумя бандитами и активировал рукоять, одновременно лезвия пронзили бока врагов насквозь. Оля сама подходила к одному из врагов и одним кинжалом пронзала насквозь ладонь с оружием и другим била живот. Лезвия были настолько тонкие, что все пропиталось кровью врага.
      Земля пустоши впитывала в себя кровь павших. Навыки сражаться все еще оставались. Небольшое сражение с бандой, лишь разминка против целого города зараженных.
      Колтон добил последнего врага. Лица Защитников были в поте. Под жарким солнцем и резким выбросом энергии иного итога нет. Вот бы хлебнуть воды. 
      - Неплохо, – сказал Богдан, сидя в джипе, он сидел в нем словно командир, чья армия победила на поле боя.
      - А ты, что не сражался? – спросил Витя, протирая лезвия от крови о мертвые тела. Защитник, конечно, плевал на тот факт, что страж не учувствовал в сражении, а только высадил бойцов.
      - Вы хотели избавиться от банды, - ответил Богдан, - а не я. Залезайте, едем дальше.
      - А тела, - сказала Оля, - мы оставим их здесь? – девушка считала, что это неправильно оставлять мертвых на земле друг это или враг.
      - Буря, если она будет, а она будет, утащит их под землю. – Богдан лишился какой-либо жалости к убийцам, еще во время революции он понял, что нельзя давать милосердия тому, кто хочет тебя убить.
      Защитники сели в джип, оставив мертвецов на земле.
      Весь остаток дня воины ехали к городу 48. На фоне заката оранжевого солнца был виден черный силуэт города 48. Богдан остановил джип.
      - Что стоим? – спросил Костя у Богдана.
      - Нам надо пробраться в город незамеченными, - ответил Богдан, - пойдем пешком ночью. Джип оставим здесь.
      

      
Глава 12: город 48.

      Ночь сковывала тела защитников, приближающихся к стенам города 48. Даже за стеной был слышен гул в городе.
      Богдан посмотрел на стену, она была двести метров в высоту, вся в трещинах. 
      - Будем использовать крюки? – спросила Оля, смотря на Богдана.
      - Больше никак, – промолвил Богдан и сделал пару шагов назад от стены. Защитники сделали так же.
      Вытянув руки с наручами вверх к вершине стены, крюки вылетели из снаряжения и потянули воинов ввысь. Защитникам приходилось отталкиваться от стены. Тросы были крепкие, что могли держать от двух до трех человек.
      Оказавшись на вершине стены, защитники, слегка, сгорбившись, пошли к краю, чтобы увидеть город. В городе было светло и шумно как в других городах, где жили люди. Подростки думали, что увидят дикую природу во всем ее проявлении. Они ошиблись и все, кто так думал, тоже.
      Город был цивилизованным, если брать зараженных за цивилизацию. Изуродованные люди с облезлой кожей ходили по улицам, заходили в дома, в которых, по всей видимости, жили. В самом центре города находилась так называемая «гниль». Она охватывала небоскреб в центре города 48.
      -В жизни - это еще омерзительней, – брезгливо произнесла Оля. Одно дело видеть на экране такое уродство, а другое, когда видишь своими глазами.
      - И как нам теперь эту хрень уничтожить? – спросил Костя. Он понимал, что в городе сосредоточена своеобразная армия, но чтоб такое…
      - Пойдем по крышам, - ответил Богдан, - городские улицы кишат этими тварями.
      Улицы города 48 были живыми или полумертвыми, когда по улицам ходят не живые, не мертвые люди, начинаешь путаться, кто ходит по улицам в большинстве своем, и против кого отправили защитников на задание. Удачно спустившись на крюках на крышу одного из целых, на вид зданий, воины направились в центр.
      Всего-то три километра напрямик к живому организму мерзкого вида, которое управляет всеми зараженными, что может пойти не так?
      Примерно это…
      Перепрыгивая над улицами на крыши зданий, ничего не предвещало проблем, зараженные внизу ничего не видят, и вот прыгая на очередную крышу четырехэтажного дома, с прочной, тоже, на вид, крышей, по воле судьбы, все защитники пробежали по ней, кроме одного. Витя провалился в здание, крыша не могла выдержать такое давление.
      Витя пришел в себя, отряхивая голову от пыли. Защитник огляделся по сторонам и заметил, на расстоянии пары метров, зараженного человека, который сидел на деревянном стуле, никого не трогал. Если раньше зараженные выглядели как сотворение ночных кошмаров, то теперь - это просто человек с облезлыми, местами, кожей, с худощавым телосложением, который сам, по всей видимости, был шокирован появлением кожаного красавца-брюнета.
      У обоих был ошарашенный вид, Витя сразу достал двойной меч и стал отходить от зараженного.
      - Не надо, – предсмертным голосом сказал зараженный.
      Витя не мог поверить в то, что монстр в теле человека умеет говорить. Самое странное, что он не хотел ни нападать, ни загрызать, ни убивать.
      - Витек! – донесся голос Кости через дыру в крыши. – Скорей дай руку! – Адреналин от происходящего накрывал защитника.
      Витя в растерянности не знал, как поступить - уйти дальше от этого говорящего зараженного или убить его и уйти дальше.
      - Уходи, – сказал зараженный, смотря испуганным взглядом на парня, который чувствовал то же самое.
      Витя убрал оружие и, используя крюк, поднялся наверх. Как только он закрепился на прочной части крыши, Аня покрыла льдом дыру в крыше.
      - Ты как? – спросила Оля.
      - Он говорил со мной, – сказал Витя, в состоянии шока, в его голове все еще слышались слова зараженного.
      - Что? – спросил Богдан.
      - Он говорил со мной, он не хотел, чтобы я его убивал, он хотел, чтобы я ушел.
      - Идем скорей, – сказал Богдан, слова Вити заставили его ускорить задание.
      Но пройдя к краю крыши Защитников, поджидали зараженные на соседней крыше. Они выглядели, так же, как и тот зараженный, с которым Витя столкнулся лицом к лицу. Кожный покров был практически всюду, на лице - кожа была обвисшая, словно её натянули, перед этим сняв ее с другого человека.
      - Стоять! – крикнул один из нелюдей с кожей на пол лица, вернее все лицо было в бледном кожаном покрове кроме челюсти и широких скул. Десны кровоточили, когда зараженный начинал говорить.
      - Охренеть! – сказал Костя.
      Можно было ожидать многое от встречи с зараженными, но, чтобы нелюди говорили не убивать их, уходить, стоять на месте. Это было за гранью объяснимого. Теперь в растерянности были все, а не только Витя.
      Богдан приготовил кулаки к бою, ладони были потные от крепкого сжатия металлических кастетов.
      - К бою! – сказал Богдан.
      - Подеремся, – сказал Колтон, приготовив мечи к бою.
      Зараженные стали издавать рык, на весь город издевалось эхо. Нелюди перепрыгнули на крышу где стояли Защитники. Костя начал стрелять наручами, один патрон сделал большую дыру в туловище одного зараженного, который упал вниз. Нелюди были слабы и неуклюжи в бою против тех, у кого за спиной несколько боев, закончившихся победами.
      Сколько Защитники не били врага, на их место приходили другие. Один из нелюдей накинулся на Колтона, однако защитник сбросил его со спины и хотел уже добить, как вдруг, крепкие гнилые зубы вцепились в руку парня. Зубы зараженного прошли сквозь металлический покров костюма. Из рукава пошла кровь. Аня заметила это и, перчатками, заморозила зараженного. Колтон ударил кулаком по замороженной части зараженного. Враг распался на части, как ледяная статуя, если ее уронить на пол. Костя стрелял из наручей без перерыва и тут, вместо громких выстрелов, стали слышится одни щелчки.
      - Вот черт, – сказал Костя.
      - Ты не взял патроны? – удивился Богдан, ударив зараженному по челюсти, та отлетела в сторону и скатилась вниз по крыше.
      - Я думал, этого будет достаточно, – оправдывался Костя, начав драться на кулаках.
      - Ну, ты, и мудак! – злилась Аня, понимая, что сейчас – она единственная, кто может не подпускать врагов близко. 
      Под крышей дома образовалась целая гора мертвецов.
      - Они, когда-нибудь, вообще, кончатся? – спросил Витя, он устал отмахиваться от нелюдей, его лицо покраснело.
      - Мы не победим, - сказала Оля, отразив удар худощавого кулака зараженного, - и вряд ли дойдем до центра.
      Богдан огляделся по сторонам, все, кем ему нужно было командовать, лишились сил, они спокойно могли бежать из города, оставив стража на поле боя. Но нет. По какой-то причине, они стояли и сражались рядом со стражем. 
      - Уходим, – скомандовал Богдан, став чувствовать, что проиграл бой.
      Парни стали пробиваться обратно к стене. Аня и Оля прикрывали отход. Зараженные словно единый ум стали отталкивать Защитников к стене.
      Как только воины уже были прижаты к стене, зараженные остановились. Защитники замерли, они глядели на уродливые лица нелюдей.
      Тихое рычание было слышно со стороны врагов, и тут один из них сказал: - Уходите.
      Защитники уже не были удивлены ни тому, что они говорили ни тому, что они стали более организованны, ведь если они вернулись в город, то остановиться перед кем-то труда не составит. 
      - Почему? – спросила Оля, может, это и не было видно, но девушка боялась того, что может случиться, если заговорить с зараженными.
      - Ты что творишь?! – спросил шепотом Богдан.
      Оля сделала шаг вперед к нелюдям.
      - Почему мы должны уйти? – спросила Оля заново.
      - Вы, - сказал зараженный, пуская слюни, - хотите нас уничтожить.
      - Не совсем вас, - ответила Оля, - скорее, то, что находиться в центре. – Оля показала на Гниль.
      - Мы не позволим вам уничтожить его! – разгневался зараженный.
      - А кем он вам приходится? – спросила Богдан.
      - Он нам указывает, что делать, - ответил зараженный, - он показал нам, что жизнь здесь лучше, чем там. – Зараженный показал худощавой рукой на стену, а за ней была пустошь.
      - Показал? – удивилась Оля.
      - Люди в коже убивали нас, а мы их, но потом, мы увидели место, где нас никто недостанет - здесь.
      В мыслях у Защитников были вопросы: как «гниль» смогла вернуть своих жителей в город? Откуда они поняли, что в городе 48 безопасно? Ведь глаза могут видеть одно, а на деле совсем другое.
      - А мы можем поговорить с вашим…Божеством? – спросила неуверенно Оля, перед этим думая, какое название для Гнили уместно. 
      Зараженные молчали, их лица не показывал никаких эмоций ни радости, ни страха, ни злобы. Нелюди отошли в сторону по две стороны, сделав тем самым путь к центру.
      
***

      От того, что нелюди дали пройти к центру, на душе спокойно не становилось. Защитники шли к центру, нелюди смотрели на них своими раздраженными глазами и, даже в таких глазах, была видна человечность. Бред это или нет, но так оно и есть. Был страх, была неуверенность, была закрытость от чужаков. 
      - Не смотри на них, не смотри на них, – повторяла Аня шепотом. 
      - Это не так уж и трудно, – сказал Колтон.
      - Не совсем, меня так и тянет посмотреть на этих нелюдей.
      - Можешь прижать голову ко мне, и я прикрою твои глаза ладонью.
      Аня прижала голову к груди Колтона, его сердце равномерно билось, словно все, что сейчас приходит глупый сон, который длится уже несколько часов. Теплая ладонь Колтона прикрывала глаза Ани, оставляя обзор лишь на дорогу и ни на что больше.
      - Что мы сейчас делаем? – спросил Богдан, сжимая зубы.
      - Импровизируем, – ответила Оля.
      Богдан смотрел на Олю, он знал, что в открытом бою победа была бы за ним, но смекалка, тактика и ум - в этих параметрах проиграет каждый страж и защитник. Не зря диверсии Оли выглядели столь масштабно, что во время революции один из районов, чуть было, не был потерян. 
      Когда Защитники пришли в центр города 48 дорога, впереди них стояла высокая постройка – башня. Жировая масса обхватывала здание, как будто оно поглощало его. Споры, находившиеся у основания здания, скрывали новое поколение нелюдей, укутанное белым жировым покровом. Здание, в котором обосновалась Гниль, выглядело серым, но это было видно с трудом. Защитники остановились около небоскреба, зараженные замыкали проход, тем самым окружив воинов.
      - Так, и что теперь? – спросил Костя у Оли. 
      - Не знаю, – ответила защитница.
      - Люди в коже, - сказал зараженный из толпы, - вы сунулись сюда, вы пришли ко мне, не имея вопроса в голове.
      - У нас есть вопрос, – возразила Оля.
      - Так спросите, – сказал второй зараженный с костлявым телосложением.
      - Почему ты вернул всех сюда? – спросила Оля, посмотрев на Гниль.
      - Они не заслуживают жизни, что и люди, живущие в пустом мире, – ответил зараженный с одним ухом и бледной кожей в области лба.
      Оля ожидала ответ от Божества, но стал говорить зараженный.
      - Почему ты говоришь? – спросил Богдан.
      - Я иначе не могу, - ответил другой с одним мертвым глазом, - я говорю через них, моих жителей.
      - И я не позволю, чтобы их снова стали убивать, – сказал другой с облезлой рукой до кости.
      - Тогда почему тебя и твоих…э-э…жителей боятся до сих пор? – спросил Костя.
      - Люди в коже боятся всегда и даже то, что создали сами, - ответил зараженный с короткими руками, - они стали такими из-за вас!
      - И в итоге вы сами нас боитесь, - сказала Аня, - ты их решил спрятать здесь, где они и зародились.
      В этот момент защитники смотрели на толпу нелюдей, и любой из этих существ мог начать говорить.
      - Мир заняли люди, - сказал зараженный с облезлыми щеками, его десна и гнилые до корней зубы были видны всем, - это место их дом, как и мой.
      Было ли это странно слышать у существа, которое говорит через других монстров о том, что город 48 его дом. Ведь никто не имел понятия, что это за Гниль. Может, это один из нелюдей, который эволюционировал до неописуемого монстра? Или это просто один из побочных эффектов той сыворотки, которая теперь не только наградила злобой и бешенством, но и дала единый разум, который держит всех на уровне цивилизации.
      И ведь первое выглядит более разумно, чем второе!
      - И что же ты, такое? – спросил Витя.
      Нелюди снова образовали дорогу, встав по сторонам. Защитники посмотрели друг на друга, и пошли по новому пути. Проложенная дорога привела их к одному из спор, из которых вот-вот вылупиться или вылезет новое существо. Зародыш растягивал оболочку споры, через тонкий слой была видна ладонь, а потом и вторая. Понимая, что просто тянуться, наружу не получиться и зародыш стал разрывать оболочку. Оболочка разорвалась, и бледное слепое существо вылезло наружу. Невероятно, но оно выглядело более человечно – кожа, хоть и бледная, но покрывала, почти, все тело. Существо выглядело как младенец, он не умел ходить, только лежать и брыкаться.
      - Несколько месяцев, - сказал за спиной защитников зараженный, - я пытался создать человека, но мои старания были четными, но недавно вышло новое поколение.
      - Пытаешься создать свою цивилизацию, - поняла Аня, - а те, кто вернулись сюда, должны были быть на подобии родителей.
      - Может, мы не имеем тех качеств, что кожаные, но мы пытаемся быть ближе к вам, – сказал зараженный с обвисшим лицом.
      Два зараженных вышли из толпы и взяли на руки младенца-зараженного.
      - Они будут его семьей? – спросила Оля, смотря на нелюдей с младенцем как на обычную семью. Ее взгляд был как у всех людей, которые видят семью, в которой появилось пополнение. 
      - Да, – сказал зараженный с младенцем на руках.
      После всего, что Защитники увидели, услышали, возник вопрос: стоит ли уничтожать тех, кто пытается быть таким же, как все?
      - Богдан, - обратился к Стражу Костя, - что бы делал Константин после всего этого?
      В страже кипела борьба между тем, что говорит ему «свое мнение» и то, что ему приказал Константин – уничтожить всех в городе 48.
      

      
Глава 14: возвращение.

      -Богдан, – повторил Костя, ожидая ответа.
      - Возвращаемся домой, – сказал он, понимая, что «свое мнение» победило. Только монстр может убивать людей, даже если в них мало человечности, но они стремятся к ней.
      Зараженные разошлись и дали пройти к выходу из города, Богдан пошел впереди быстрым шагом.
      Небо светлело, солнце поднималось с востока и освещало пустошь. Ветра образовывали торнадо из песков и, со временем, рассеивали его. Двери главного входа в город 48 закрылись. Защитники молча следовали за Богданом, никто не выдавал и писка.
      Сев в джип, оставленный в паре миль от стен, Богдан нажал на газ, и защитники поехали обратно в город 36.
      Дорога обещала быть тихой, даже радио не играло.
      - Странно все это, – сказал Колтон.
      - Это не естественно, - сказала Аня, смотря в окно, за которым была одна пустошь, - существо не может управлять сотнями монстрами. – Аня говорила все это с дрожащим голосом.
      - Тебе холодно? – заметил Колтон.
      - Немного, – скромно ответила она.
      Колтон снял с Ани перчатки, ее руки дрожали, кожа посинела. Парень взял ладони Ани в свои и дыханием стал согревать ладони девушки.
      - Так, нормально? – поинтересовался Колтон.
      - Да, - ответила Аня, - спасибо. Как твоя рука? – Аня обратила внимание на укус на руке Колтона.
      Рана была настолько глубокой, что сыворотка не могла быстро залечить ее.
      - Буду жить, – оптимистично сказал парень.
      Аня улыбнулась на его слова, его оптимизм поднимал ей настроение. Костя смотрел на происходящее через зеркало заднего вида, он чувствовал вину за то, что не стал делать. Может если бы он защищал Аню, то на месте Колтона сидел бы он?
      - Откуда ты знала, что все пройдет нормально? – спросил Витя у Оли.
      - Я не знала, - ответила Оля, - но лучше рискнуть и узнать истину.
      - Я думал, что знаю тебя, - слова Оли и то на что она пошла, идя в самый центр, полностью изменил представление о ней, - а теперь…
      - Ты хорошо меня знаешь, - перебила его Оля, - но нельзя знать о людях все. Во всех есть секреты, а порой один секрет хранит целый город.
      Оля зазевала, ею овладела сонливость. Витя заметил это.
      - Дорога долгая, - сказал Витя, - знаешь, как дорога может выглядеть короче?
      - Как?
      - Поспать, – ответил Витя.
      - Ты не возражаешь? – Оле была скромной.
      Витя помотал головой. 
      - Нет, - сказал он, - поспи.
      Оля легла, положив голову на ноги Вити, используя их как подушку. 
      К середине дня Богдан нашел асфальтированную дорогу, и город 36 уже был виден на горизонте. Автомобили словно муравьи ровным строем ехали в город и из города.
      - Как Константин отреагирует на то, что мы сделали или не сделали? – спросил Костя, смотря на дорогу.
      - Не знаю, – ответил Богдан.
      - Есть хотя бы предположения?
      - Я знаю, что нас ждало бы, если бы мы сделали все как надо, но теперь я в неведении. 
      

      
Глава 15: милосердие – предательство.

      Ночь нависла над миром, когда джип въехал в ворота Воллд-тауна. Город освещался фонарями, жители ходили по аллеям, некоторые приходили на «площадь революции» и клали цветы к памятнику. Многие были благодарны Стражам за каждый новый день.
      В штабе горел свет, газон и река освещались фонарями. Здание выглядело как дом богача из Богатого района. 
      Богдан припарковал джип около газона, не заезжая в ангар. Защитники неохотно пошли в штаб. Открыв дверь и зайдя внутрь никого, не было.
      - Константин! – громко сказал Богдан.
      Константин не откликался, всюду тишь да гладь. Богдан пошел на второй этаж, возможно Константин в командной комнате. По классике жанра Константин уже мог знать, с какими вестями вернулись подростки.
      Страж распахнул двери в комнату, основатель Стражей смотрел на панораму ночного города.
      - Что вас остановило? – спросил он, не уводя взгляд от оконной панорамы, его голос был тверд и серьезен.
      - Ты не поверишь, что мы видели, – сказал Богдан, уклоняясь от объяснения.
      - Что такого нужно было увидеть, чтобы не выполнять задание от исхода, которого зависит судьба пустоши и городов?!
      - Они стали своего рода цивилизацией, - объяснил Богдан, - они сами бояться нас не меньше, чем мы их. Они вернулись туда, чтобы быть в безопасности.
       - Это не означает, что в безопасности мы. – Константин отвернулся от панорамы и стал идти к Богдану. – Они спокойно могут на нас напасть. Безобидный монстр остается опасным. Всегда. 
      Константин выглядел так, словно он сейчас сам пойдет против всего города 48. Он столько лет потратил на борьбу и защиту людей, что был готов на все ради безопасности.
      - Они не хотят никого убивать, - сказал Костя, - когда мы зашли в город, они защищали себя, а не нападали.
      - А вы, - отметил Константин Защитников, - не задумывались о том, что в моих руках находится ваша свобода?
      - Свобода равная уничтожению всего города, - сказала Оля, она видела в Константине, тирана, который готов на все ради победы, - вы не лучше того, кому мы служили!
      - Мы не видели угрозы от нелюдей, - поддержал Олю Костя, - потому что видели, что там происходило.
      - Знаете, как называется то, что вы сделали? – спросил спокойным тоном Константин. – Предательство.
      Богдан стал чувствовать неладное, Константин словно тянул время, но зачем?
      За окном, в небе появился свет прожекторов, к штабу приближались вертолеты.
      - Я вас предупреждал, - сказал Константин, - но злодеев не исправить.
      Защитники стояли на месте, они понимали, что, если сейчас сбежать – придется бегать от всех, пока не убьют. Вертолеты парили над зданием и высаживали десант города 36.
      -Если вы этого не сделали, - снова сказал Константин, - значит, это сделают города. И мы сделаем все, чтобы быть в безопасности. Богдан, отойди от них.
      Богдан не стыдился того, что отошел от защитников, даже, если он сам видел, что было в городе 48, он не осмелится идти против Константина. 
      Через дверь вошли солдаты, они направили дула автоматов на защитников.
      - Вам всем пора в свои камеры, – сказал Константин.
      Защитники медленно подняли руки вверх, если парни еще и вели себя холоднокровно, то девочки наоборот, лучше умереть, чем снова возвращаться в Тюремный район. Аня резко упала на колени и начала замораживать солдат, они даже не успели понять, что произошло. Они рухнули на пол. Богдан напал на Аню, Костя и Колтон держали его, Константин пошел в рукопашную против Вити. Защитник мог убить его без всякого трепа, но нет, что-то остановило его, и он стал драться на кулаках. 
      - Бегите! – кричал Костя девушкам.
      Оля и Аня окинули Защитников печальным взглядом и побежали из штаба в город. Костя ослабил хват над Богданом и страж выпутался из рук Колтона и ударил его локтем. Далее страж повалил Витю на стол и ударил его по лицу. Константин взял в руки автомат, лежащий около солдата. Он сделал холостой выстрел.
      - Сдаемся, сдаемся, – сказал Костя, обнадеживая Константина. Надо было дать время девочкам уйти и это получилось. 
      - Богдан, - обратился к нему Константин, - в наручники их.
      Подошла вторая волна бойцов, теперь защитники не сопротивлялись, ведь они дали уцелеть тем, кому свобода дорога, как воздух.
      Защитников повели к выходу под дулом автомата в затылок.
      - Ты не знаешь, что собираешься сделать! – сказал Витя через толпу солдат.
      Константин холоднокровно смотрел на происходящее, точно так же, как и на революцию, где погибло полгорода. Богдан чувствовал борьбу внутри себя. Ведь Константин хочет уничтожить город, о котором ничего не знает. Он не видел, что там зарождается новая жизнь, которая может быть лучше самого человечества. Люди то и дело что сражались друг с другом. В конечном счете, все будут обречены на самоуничтожение, и кто тогда будет пытаться озеленять пустошь, кто сменит людей, когда их время придет? Может нелюди, которые пытаются создать свое общество.
      - А что с защитницами? – спросил Богдан у Константина.
      - Их найдут, - ответил Константин, - а сейчас иди к себе. Завтра будет совет городов.
      - Зачем? – Богдан надеялся на то, что это не связано с городом 48.
      - Время объединиться и уничтожить то, что угрожает нам всем.
      

      
Глава 16: Оля и Аня.

      Через переулки, где свет фонарей не просачивался, и крысы искали объедки в опрокинутых баках и мусорных мешках, Оля и Аня бежали в каменные трущобы Воллд-тауна. Силы покинули девушек, когда они бежали по очередному переулку в Политическом районе.
      - Погоди, - сказала Оля через тяжелое дыхание, - я больше не могу, давай остановимся.
      - Стоять тогда, когда нас ищут, - сказала Аня, - очень разумно!
      - Неразумно бегать по городу, не зная, куда хочешь прибежать.
      - В городе нет места, куда можно было бы идти, - повысила голос Аня, - мы должны спасти остальных.
      - В этом я не спорю, но, как мы их спасем?
      Аня не знала, что сказать, ведь никакого плана по спасению парней вообще нет. Оля собралась духом и пошла из переулка на улицу.
      - Ты куда? – спросила Аня.
      - Надо найти кое-кого, – ответила Оля, она была уверена в своем решении, Аня последовала за ней.
      По городу летали вертолеты, в городе ходили солдаты. Все это напоминало один из обычных революционных дней. 
      - Может,– сказала Аня, - скажешь, куда мы идем?
      - Гильдия инженеров распалась на два лагеря во время революции. – Начала рассказывать Оля. - Однако один из инженеров не входил ни в тот, ни в другой. Диверсии были в его стиле.
      Любопытство овладело Аней, неужели Оле помогали устраивать взрывы во время войны.
      Начался дождь, на асфальте образовывались лужи, смахивающие на озера длиной в три метра и глубиной в ботинок. Люди бежали в свои дома, чтобы не промокнуть до нитки. Стены Воллд-тауна не пропускали ветер, бушующий в пустоши. Шлюзы пропускали ветер в город только во время жары. Защитницы прятали свои головы под капюшонами, ткань, может, и пропускала влагу, но металлический покров не пускал воду дальше. Политический район был в руинах во время революции. Высокие многоэтажные здания придавливали собой солдат и восставших. За один год этот район так и не оправился от революции. Деловые центры теперь не выглядели, как высокие со стеклянной планировкой, башни, теперь это пятиэтажные здания, построенные в три ряда, по пять зданий.
      Вертолеты с прожекторами летали над улицами всех районов. При виде приближающейся вертушки девушки прятались за зданиями и так до самого Нейтрального района, который стал Свободным районом. Оля привела Аню к жилому семиэтажному дому с плоской крышей. Стены дома были из белого и красного кирпича. Защитницы зашли в подъезд, закрыв за собой тяжело открывающуюся дверь. Девушки поднялись на пятый этаж, и Оля постучала в первую дверь. Защитница надеялась, что ее союзник не сменил адрес проживания.
      - Кто? – спросил мужской голос за дверью.
      - Давний друг, – ответила Оля.
      Дверь открыл парень лет восемнадцати с легким румянцем на худых щеках, с густыми волосами золотисто медного цвета и карими сонными глазами. Его глаза светились радостью при встрече с Олей. На его лице появилась улыбка.
      - Оля, – сказал он, давней подруге.
      - Егор, - сказала Оля, - давно не виделись.
      Егор учился в гильдии инженеров, пока не настала революция. Как и говорила Оля, он не принимал участия в революции ни со стороны восставших, ни со стороны защитников, он помогал Оле, а не защитникам. Он снабжал ее для самообороны, а не для убийства людей. Эти он оправдывал свои действия. Егор дал зайти девушкам в квартиру. Теплая двухкомнатная квартира с клеточными обоями.
      - А ты неплохо обустроился, – заметила Оля, стоя в прихожей.
      - Революция меняет все, - сказал Егор, - вы проходите, что стоите на одном месте? А кто это с тобой? – Егор заметил Аню за спиной Оли.
      Аня вела себя тихо и скромно с незнакомыми людьми. Хватало несколько минут, чтобы Егор стал другом, он, как и Оля были душой компании среди гильдии инженеров.
      - Аня, – назвала Оля имя своей подруги. 
      - Еще один выживший защитник, – удивился Егор, смотря на Аню.
      - Выживший? – Аня не поняла почему «выживший».
      - Я знал, что в боях с инсургентами выжили Оля и Витек, - пояснил инженер, - но я не знал, что еще кто-то.
      - Ты удивишься, узнав, что кроме нее есть еще двое, – сказала Оля.
      - Я не удивился, - сказал в спокойной интонации парень, - я охренел! Вам повезло! 
      - Не совсем, - сказала Аня, - нас ищут, а перед этим выпустили, чтобы мы выполнили задание.
      - Пока вас не нашли, предлагаю вам согреться, попив чай. И еще расскажите, как вы докатились до этого.
      

      
Глава 17: эволюция.

      Дождь, не переставая барабанил по подоконнику. Капли дождя бились об окна, оставляя вертикальные хвосты после себя. Оля и Аня рассказали, что они видели в городе 48, Егор мутно воспринимал тот факт, что нелюди эволюционируют в людей. Инженер вскипятил чайник и налил чай девочкам. 
      - Это какая-то научная фантастика, - сказал Егор, выслушав историю защитниц, - нелюди изменяются внешне, если еще не внутренне. 
      - Это выглядело довольно мерзко, – заметила Аня.
      - Я не сомневаюсь, но похоже, что политиканам плевать на это. Эволюция, развитие, изменение - им плевать на это, лишь бы в них видели лидеров.
      - Нам надо спасти город 48, – сказала Оля.
      - Ты сейчас серьезно? – удивилась Аня. – Мало того, что мы воевали против всего города, так теперь вообще - против нескольких выступать!
      - Мы покажем им, что они ошибаются, – сказала Оля, допивая чай.
      - Ага, так просто возьмем и покажем, ты нормальная, нет? - спросила Аня.
      - Да, - воскликнула Оля, - и поэтому я хоть что-то придумываю!
      - Вы не видите самого очевидного, - вмешался Егор, - вам надо спасти остальных Защитников, прежде чем спасать целый город.
      Враждебность между Аней и Олей угасла, они успокоились. Они забыли о том, что пришли к Егору за тем, чтобы он помог спасти Защитников.
      - Ты можешь нам помочь? – спросила Аня, подняв глаза на Егора.
      Инженер не мешкая сказал: 
      - Да.
      В глазах девушек появилась надежда. Егор был не против того, чтобы поучаствовать в побеге. Но тут, он задал вопрос, который поставил девочек в ступор:
      - Вы придумали план побега? – спросил Егор, не сомневаясь в том, что он у них есть.
      - У нас его нет, – сказала Оля, нахмурив лицо.
      Парень глубоко выдохнул и, стиснув зубы, стал думать. Уголки губ опустились, а лоб был в складках.
      - Мы попробуем проникнуть внутрь, – наконец сказал инженер.
      - Так просто возьмем и зайдем? – спросила Аня. – Нас убьют при появлении на открытом месте.
      - А у кого пуленепробиваемые костюмы? – спросил Егор у девочек. – У кого холодное оружие во всех смыслах? Вы же защитники, вы сражались, и пара охранников вас не остановят. Вы сделаете то, что нужно и станете героями.
      Слова Егора воодушевили защитниц, терять было нечего кроме жизни.
      - И когда начнем? – спросила Оля.
      - Сейчас, – ответила Аня, выйдя из-за стола и направившись к выходу уверенной походкой.
      

      
Глава 18: Богдан.

      Солдаты Воллд-тауна ушли из штаба, забрав защитников. Богдан поплелся медленно к своей комнате. Внутри, на душе, должна была играть радость за то, что защитники вновь сели в тюрьму, но вместо этого ему было печально. Он не понимал из-за чего, что меняет его взгляд на оставшихся защитников, которые заслуживают того, чтобы они сидели в камере за железной дверью.
      Зайдя в комнату, страж лег на кровать и стал смотреть в потолок. В его голове все сводилось к тому, что город 48 все равно будет уничтожен. Изменение не остановит людей уничтожить то, что должно быть стерто с лица земли.
      Богдан вспоминал слова защитников, они были готовы измениться, сражаться за людей, а не против них. Константин думал, что давние враги будут выполнять все под его дудку, и в голове Богдана прояснилось.
      Константин не забыл, что сделали защитники, только из-за города 48, он их выпустил и простил, смысла прощать нет, если тебе не будут помогать. Тем более, под условием, дарования свободы каждый делал то, что ему велят. Страж вспоминал дни революции, обрушенные здания, прорыв блокады и сражения стенка на стенку с защитниками и солдатами переодетых в гражданскую форму. И прокручивая в голове тех, кого сейчас нет, Богдан осознал еще одну вещь, он понял, что их смерть на руках давно мертвых защитников, а не тех, кто пару дней назад отправился с ним в город 48. Они не виновны в грехах других.
      В комнату зашел Константин.
      - Завтра я еду в город 8, – сказал Константин, Богдан, конечно, знал, что будет на этом собрании.
      - И что же там будет? – решил спросить Богдан, зная ответ.
      - Завтра города подпишут акт о союзничестве друг с другом, - сказал Константин, - и воздушные флотилии отправятся в город 48. Ты отправишься?
      У Богдана были другие планы и поэтому он сказал: 
      - Нет. Мне и одной ночи там хватило.
      - Что ж, ладно. Присмотри за штабом, пока меня не будет.
      - Оки доки, – сказал Богдан.
      Константин ушел из комнаты Богдана. Страж поднялся с кровати.
      - Пора забыть о вражде, – сказал себе парень.
      Богдан вышел в коридор, оглядевшись по сторонам, он пошел в ангар.
      Тихими шагами Богдан шел через ангар в арсенал. Пройдя туннель, страж направился к стойке с оружием. Парень взял наруч с дротиками, чьи иглы были пропитаны снотворным. Богдан знал, что делает: освободив защитников, они вместе предотвратят новую войну.
      Глаза Богдана невольно заметили манекены с одеждой стражей. Он смотрел на них, как будто душа погибших все еще живет, если не в теле, то в форме, в которой они сражались и погибли. Набрав в себя больше воздуха, парень пошел к выходу, накинув капюшон от дождя.
      Он шел по городским улицам к Тюремному району, он чувствовал себя отреченным от общества за то, что он собирался сделать. 
      

      
Глава 19: спасательная миссия.

      Защитницы и Егор пришли на территорию Тюремного района. Дождь лил во всю силу, капюшоны насквозь промокли и макушки голов были сырыми. Вернее, только у Егора. Девушкам не надо было переживать насчет своих волос. 
      Дверь в тюрьму охраняли два охранника и прожектора по обе стороны стены.
      - Почему я начинаю сомневаться в твоем плане, – сказала Оля Егору. – И как нам теперь прорываться с боем? Избавимся от них - нас еще во дворе убьют.
      - По сути, должно произойти чудо, - сказал Егор, - ведь все, всегда, подстраивается под героев.
      - Ты книжек про добро и зло перечитал? – спросила Аня. – По-твоему сейчас, что-то произойдет, и мы с успехом зайдем в тюрьму, ты так думаешь?
      Инженер посмотрел на дверь с охраной. Оба выглядели как гориллы, на которых одели форму и выдали оружие. Тут, из тени, вышел сутулый человек низкого роста. Он шел быстро, держал руки в карманах. Неожиданно, для всех, он выстрелил браслетом в охрану. Оба охранника упали. Человек стал тащить тела в темноту, куда свет прожекторов не доходил. 
      - Да, - сказал парень, - я так думаю. – Егор выглядел самодовольно.
      Человек снял капюшон, Богдан осмотрелся по сторонам и стал взламывать замок двери. Защитники, не мешкая побежали к нему. Свет прожектора чуть было не засек Защитников свет освещал улицу вдоль. Тысячи мелких капель сверкали в прожекторном свете.
      - Богдан! – сказала Аня, подбежав к нему.
      - Вот так встреча, - удивился Богдан, прервав взлом замка, - у вас новенький? – Богдан посмотрел на Егора.
      Егору было конечно приятно, что его тоже считают частью команды, без капли скромности он сказал: 
      - Я Егор.
      - Инженер? – поинтересовался Богдан.
      - Откуда ты узнал? – спросил парень, не припоминая, где и когда он мог встретиться со Стражем.
      - В одной из драк гильдий, я тебе локтем по лицу двинул, - напомнил Богдан.
      Егор вспомнил, как в одном из боев между инженерами и социумами, его ударили по щеке, задев челюсть. Парень прикоснулся к щеке. Как назло, она начала болеть, напоминая о том, как он, вместе с остальными инженерами, дрался в узких коридорах школы. 
      - После этого я с желтоватой щекой полмесяца ходил, – сказал Егор.
      Богдан же поднял брови и продолжил взламывать замок. Железная дверь не открывалась, Страж вертел отмычкой во все стороны. Тут отмычка застряла в скважине, Богдан попробовал вытащить ее, он начал шатать ее, и тут она сломалась. Увидев фиаско Богдана, Аня сказала ему: 
      - Отойди.
      Богдан отошел в сторону к Оле и Егору. Аня начала замораживать замок перчатками. Тонкая корка льда съедала замок. Дверь не переносила холода, замороженная часть была хрупкой, как Титаник при встрече с айсбергом. Защитница ударила ногой по замороженному замку, дверь открылась. Богдан был в недоумении.
      - Раньше не могла это сделать? – спросил он.
      - Я хотела увидеть твой триумф с отмычкой, – сказала Аня, улыбнувшись Богдану.
      Защитники пересекли двор и вошли в тюрьму. Вся охрана, которая должна была охранять двор и главный вход и выход куда-то подевалась. Свет бледно мерцал, не освещая и половины помещения. Каждый оглядывался по сторонам, в каждом темном уголке мог скрываться боец с оружием в руках и ждущий удобного момента для атаки. Богдан шел впереди всех к двери, где находились камеры, в которых находились их друзья. Распахнув дверь со страшным скрипом, защитницы оказались в засаде. Солдаты с электрическими жезлами приготовились к бою. Единственные, кто были нормально вооружены - Оля и Аня.
      - Что-то подобное должно было быть, – сказала Аня, приготовив перчатки к бою.
      Солдаты напали на защитниц, один из них взмахнул жезлом, но Аня заморозила ноги и руку с жезлом охраннику. Оля стала сражаться с двумя солдатами одновременно; своими кинжалами она, била запястья, начиналось кровотечение, пока враг истекал кровью фонтаном, девушка валила охранников по одному. Аня замораживала руки и ноги солдатам, которые падали на пол. Богдан и Егор стояли и наблюдали за тем, как слабый пол показывает себя сильным и отважным. В отличие от банд пустоши, Оля сохраняла жизнь солдатам. Лишние смерти не нужны в этом сражении. Четыре солдата лежали за спиной Оли и пятеро за Аней. Девушки осмотрели поле боя, солдаты пытались выбраться из ледяных оков.
      - Ну, что, - сказала Аня, посмотрев на парней, - освободим наших парней?
      Богдан пошатнулся и пошел к камере. Страж открыл дверь первой камеры, за которой сидел Колтон. Он сидел на койке, рука, где было ранение от зараженного, было перевязано бинтом.
      - Колтон, – сказала Аня, зайдя к нему в камеру, он поднялся с койки.
      Ничего не сказав, Колтон обнял Аню. Посмотрев в глаза, друг другу мир вокруг словно замедлился, время на часах остановилось, дождь на улицах Воллд-тауна застыл в свободном падении. Аня не решалась делать первый шаг, и Колтон сделал то, что хотел при первой же встрече с девушкой. Он поцеловал ее в губы.
      - Может, потом будете заниматься своими делами? – спросил Богдан. – Или вас закрыть на полчаса?
      - Пошутить захотел? – огрызся Колтон прервав поцелуй с Аней.
      - Нет, но через несколько часов город 48 будет в огне. Обниматься и пососаться, голубки, можете потом.
      Колтон и Аня вышли из камеры, Богдан открывал вторую дверь. В камере сидел Витя. У него был уставший вид. На теле была уйма сероватых побоев во время сопротивления против солдат.
      - Пора на выход, – сказал Богдан.
      Витя молча вышел из камеры и, увидев Олю и Егора, он крепко обнял их, его глаза слезились от радости. Единственные оставшиеся инженеры.
      - Не тай, - сказал Егор, - тебе еще воевать.
      Богдан открыл последнюю дверь. В камере сидел Костя, он вдумчиво смотрел в стену, думая о своем.
      - Костян, - сказал Богдан, - долг зовет.
      Костя медленно поднял глаза на Богдана, страж замер на пороге.
      - Ты с самого начала хотел, чтобы мы сидели здесь, - сказал Костя, - почему сейчас решил нас освободить?
      - Я осознал, что смерть моих и, когда-то твоих, друзей не на ваших руках. Если бы вы сделали это, то к вам бы даже не обратились, и вы сидели бы здесь и по сей день. Давай, решайся, флотилия не будет ждать, пока мы ее остановим.
      - А погибнем? – предположил Костя.
      - Не секрет, что не все из нас вернуться, но мы предотвратим войну. Ты с нами? – спросил еще раз страж.
      Костя поднялся на ноги, его глаза смотрели на стража, он дожидался ответа. Вражда между ними была закончена, и теперь защитник хотел лишь одного.
      - Надеюсь, - начал говорить Костя себе под нос, - это последнее наше задание. Я хочу жить обычной жизнью так же, как и все бывшие стражи.
      - Если ты хочешь жить нормально - это станет последним заданием. – Дал обещание Богдан, кивая головой в знак того, что он не врет.
      Костя вышел из камеры, Богдан отошел в сторону, дав пройти ему. Защитник смотрел на солдат, они устали пытаться выбираться из оков льда. Парень посмотрел на Аню, ведь лед в последнее время напоминал только об этой девушке, прошедшей дореволюционный и революционный периоды. Девушка была в объятьях Колтона, до Кости сразу же дошло, что попытка вернуть ее к себе после задания будет венчаться провалом. Еще по возвращению в Воллд-таун, он видел отношение Колтона к Ане. Доброта к ней, нежность, мягкость – это то, что заслуживала Аня все это время. Он не мог сказать, что думает об этом, он медленно кивнул Ане, она же легонько улыбнулась ему. 
      На улице начинало светлеть, мелкие капельки на окнах сверкали от солнечных лучей, небо прояснилось от хмурых и серых туч. Свет осветил помещение, лучи напекали защитников и сушили ткань одежды от прошедшего дождя. 
      - Солнце встает, – сказала Оля, посмотрев в окно.
      - Идемте в штаб, – сказал Богдан, пройдя около защитников и направившись к выходу. 
      - А Константин? – спросил Витя.
      - Отправился в город 8, - ответил Богдан взволновано, - договор о союзничестве - даст привилегию уничтожить город 48.
      

      
Глава 20: договор о союзничестве.

      В городе 8 все как по часам, если не по минутам, ходили, куда нужно, кто-то в свой офис в одной из деловых многоэтажек, кто-то на, не менее, деловую встречу и так далее. Городские площади были оживленными, люди, на чью долю выпали выходные сидели на деревянных скамейках в парках города. Все люди, которые просиживали свои часы на работе без выходных, получали вдвое больше работы, таких людей местные называли «офисными червями». Порой можно было подбросить свое дело одному из таких людей и, уходя в работу с головой, он мог сделать чужой отчет или что-либо подобное. Люди проходили около рабочего места этого работяги и, замечая, что его подкинутая работа выполнена, забирал ее под предлогом дружеской помощи. 
      Этот город был как Политический район в Воллд-тауне только больше, гораздо больше. В самом центре города 8 возвышалась башня с голографическими часами и указанием даты, заменяющей время через каждые пятнадцать секунд.
      На часах было девять часов утра, и политические деятели всех городов собрались в главном зале, где несколько дней назад Константин встретился с Богданом по поводу «новой угрозы», которую трудно назвать угрозой разве что «новой эволюцией» в живом мире. Константин спокойно сидел в первом ряду рядом с правителями городов и т.к. город 36 не имел правителя, он стал частью города 6. Тирания Виктора Крампа, конечно же, разрушилась, и теперь Воллд-таун был свободен, но все также был связан с оружием и его торговлей.
      На задних рядах сидели другие политиканы, занимающиеся созданием законов, нововведений и реформ для городов.
      В помещении прозвучал звонок и на сцену вышел человек в темно-синем костюме. Правитель города 8 – Роберт Лоуренс. При его появлении все сидящие люди встали со своих мест.
      - Садитесь, - сказал Роберт, все сели, устроившись удобнее, положив ногу на ногу для подчеркивания своей важности и авторитета. – Как вам всем известно, - Роберт приблизился к микрофону, - год назад город 48 стал частью эксперимента города 36. И теперь угроза, о которой мы все забыли, вновь напоминает о себе. Подробнее вам расскажет основатель команды стражей – Константин. 
      Константин встал со своего места и под аплодисменты вышел на сцену. Поправив свой полосатый галстук на своей худой шее, он начал говорить:
      - Три месяца назад я заметил активность жителей города 48 или, как их называют в пустоши – зараженные. Каждая тварь возвращалась в город 48, и на днях я дал себе право выпустить Защитников Виктора Крампа, конечно вы все об этом знаете. – Люди на местах с умным видом кивали на его слова. – Однако Защитники не сделали то, что следовало, и они вернулись туда, куда нужно было. И теперь, только от нас зависит, будем ли мы под угрозой или нет. Пора создать военный блок городов за стеной. Никто кроме нас не защитит пустошь от нелюдей. Никто кроме нас!
      - Никто кроме нас! – политиканы встали со своих мест и стали повторять одни и те же слова несколько раз.
      Главы городов вышли на сцену и поставили свои подписи на соглашении образования военного блока. Роберт Лоуренс поставил свою корявую подпись после всех. Когда политиканы сели на свои места Лоуренс сказал:
      - Объявляется мобилизация войск всех городов. Мы нападем молниеносно, и наши солдаты вернуться героями! 
      Аплодисменты заполнили зал, Роберт ушел со сцены. А политиканы стали расходиться. Константин подошел к Лоуренсу, тот был рад говорить с ним с глазу на глаз.
      - Вопрос, связанный с городом 48 скоро будет исчерпан, - торжественно сказал Роберт Константину.
      - Как вы думаете, - сказал Константин, - за сколько часов мы уничтожим врага?
      - Смотря, каков наш флот, - ответил Лоуренс, - не сомневаюсь, что мы победим где-то за три-четыре часа.
      - Будем надеяться, что справимся еще раньше.
      - Зная ваш опыт, я предлагаю вам возглавить блок, – предложил Роберт.
      - Я готов служить, но командовать я не стану. Много людей погибло под моим командованием, – вспоминал Константин о погибших Стражах.
      - Будете сражаться на передовой?
      - Так точно! – уверенно ответил Константин. 
      

      
Глава 21: самолет.

      На место утренней зари пришел день. Вертолеты давно перестали патрулировать город с неба. Мобилизация заставила всех солдат вернуться в штаб и отправиться на воздушный флот военного блока. Шаттлы для десанта брали на себя по десять человек и взлетали в небо, а там, за стену. Жители Воллд-тауна провожали бойцов.
      Защитники вернулись в штаб. Богдан сразу же направился в ангар.
      - Как мы доберемся до города? – в спешке спросил Костя.
      - Сперва, возьмите новую броню, – приказал Богдан.
      Егор шел за защитниками, но тут Богдан встал на его пути, инженер удивился.
      - Нам не нужны жертвы среди инженеров, - сказал Богдан, - возвращайся домой. Удачи в жизни и все такое прочее!
      Богдан побежал дальше. Оля посмотрела на инженера, его серо-зеленые глаза были опустошёнными. 
      - Егор, - обратилась к нему Оля, - спасибо, конечно, за все, но Богдан прав, с нами тебе опасно.
      Инженер кивнул головой, он посмотрел на Олю с понимающим взглядом.
      - Удачи, – сказал он. Парень пошел к выходу из штаба.
      Оля смотрела ему вслед, и когда он пропал за углом, она пошла дальше в ангар штаба. Прежде чем взять транспорт, страж привел защитников в арсенал. Около стены и стендов с оружием по сторонам стоял металлический серебряный шкаф. Богдан открыл его, внутри висели другие костюмы, одежда, которая была на защитниках, считалась легкой броней. Эластичный покров с разными цветами и темноватые наплечники, нагрудник и сапоги. Сбалансированная броня, имеющая свойства легкой и тяжелой брони.
      - Надевайте, - сказал Богдан, - через пять минут в ангаре.
      Защитники надели доспехи, ориентируясь на цветах. Витя надел красную броню, Оля оранжевую, Костя болотного цвета, Колтон зеленую, Аня белую.
      - Лучше прошлой, – сказал Костя, разминая руки. Эластичность костюмов позволяла вертеться и кружиться, как угодно.
      Защитники стояли через пять минут в ангаре, на площадке стоял самолет. Шасси возвышали самолет на два метра, что придавало самолету масштабности. 
      - Ну, что стоите? – спросил Богдан, выйдя из самолета по трапу.
      - На нем полетим? – спросил Витя.
      - Если поедем на машине, то город 48 уже будет в руинах, – объяснил Богдан.
      - Погнали, народ! – воскликнул Костя. Защитник зашел в кабину пилота. 
      Множество рычагов и тумблеров было установлено на панель управления.
      - Богди, - сказал Костя, - а ты, точно, сумеешь поднять эту штуку в небо? – Костя сомневался в возможности Богдана поднять самолет.
      - Не сомневайся, – ответил Богдан, - у меня был целый год обучиться этому.
      Защитники зашли в самолет. По бокам для пассажиров были установлены сиденья с ремнями безопасности.
      - И так, народ, - обратился к защитникам Богдан, - займите свои места. Через пару часов мы прибудем в город 48. Заранее, спасибо, что выбрали нашу авиакомпанию.
      У защитников был тревожный вид, что, если они опоздают и не сумеют предотвратить войну. Подростки пристегнули ремни.
      - Волнуешься? – спросила Оля у Вити, у защитника был взволнованный вид, он ни разу не летал на самолете, в принципе, как и все, кто, сидел рядом с ним.
      - Немного, – ответил Витя, схватившись за сиденье обеими руками.
      - Сейчас привыкнешь.
      При слове «сейчас» Витя занервничал еще больше. Для того чтобы чувствовать более спокойно он стал глубоко вдыхать и выдыхать воздух.
      - Спокойно, - сказал Костя Вите, - мы же с тобой. – Костя сел рядом с Витей.
      - Это не особо успокаивает, – сказал Витя.
      - Не нужно занудства, - сказала Оля, - Костя прав. Мы с тобой. Сейчас и до конца.
      Витя успокоился, добрый голос Оли, словно теплое молоко перед сном помогло усыпить страх полетов. Пассажиры приготовились к бою. Богдан дернул рычажок на себя, установив параметры полета двигатели, турбины пришли в действие. Было чувство притяжения к земле, как будто все внутренности сами по себе решили, что лучше остаться на земле, чем оказать в небе. Многим — это ощущение нравилось, улыбающийся вид Кости придавал спокойствия.
      - Поехали, – сказал Богдан.
      Крыша над ангаром автоматически открылась, платформа, на которой стоял самолет, поднималась вверх. Как только платформа сравнялась с землей на одном уровне, самолет резко взлетел в небо. Всех прижало к стене, стиснув зубы, все дожидались момента, когда самолет выронит положение в небе. Богдан медленно тянул на себя рычаг в середине панели, набрав нужную высоту, он резко поставил рычаг в среднем положении. Самолет сбалансировал, и теперь оставалось долететь до города 48.
      

      
Глава 22: война.

      Воздушный флот отбрасывал от себя огромную тень на пустоши. Жители поселений смотрели в небо, вернее, на огромную металлическую машину, способную уничтожить все на своем пути. Десантные шаттлы готовились к полету и высадке солдат в город 48. На капитанском мостике пилоты сидели за панелями управления, одни наблюдали за состоянием двигателей, другие говорили по рубке, когда время город 48 будет под тенью флота. На самом мостике располагалась панель, где в виде голограмм отображались правители городов. На мостик взошел Константин в боевой форме.
      - Господа, - обратился Константин, - мы готовы к бою.
      - Приказ, - сказала голограмма Роберта Лоуренса, - уничтожить всех в городе 48.
      -Мы сравняем его с землей.
      Флот представлял собой огромный шаттл, похожий на космический корабль. Настало время, и шаттл приблизился к городу 48. Гниль разрослась на весь город, зараженные ходили по верху стены.
      - Приготовиться к штурму, – прозвучал через громкоговоритель голос пилота.
      Турели, которые находились на боках шаттла, открыли огонь. Ракеты летели прямо в стену города, оставляя белые хвосты. Снаряды взорвали стену, нелюди летели вниз за пределы стены и в город, разбиваясь о здания своими костлявыми и худыми телами. Останки разлетелись по округе, нелюди, как настоящие люди, бежали как можно дальше от опасности, но толку с этого, если город окружен стеной, а весь мир за стеной готов уничтожить тебя.
      Константин пошел на взлетную площадку, там шаттлы готовились к высадке десанта. На угрюмых лицах солдат был виден страх, никто не воевал против нелюдей, и никто не знал, чего ожидать.
      - И так, - из толпы солдат, просочился командир, с множеством морщин на лице, - наши политиканы приказали уничтожить всех и вся в городе 48. Не лезьте на рожон, может, уцелеете.
      Пилоты приготовились подняться в воздух, но тут на небе появился самолет. Защитники прибыли вовремя. 
      - Ну и жара, – сказал Богдан, глядя на обстановку.
      Костя посмотрел в иллюминатор, он видел обрушенную стену и шаттл, который продолжал стрелять ракетами по городу.
      - И как мы их остановим? – спросил Костя, говоря во весь голос.
      - Есть идея, – сказал Богдан, направив самолет к двигателям в конце шаттла. По бокам находились небольшие турбины в два метра в длину и ширину. Из турбин исходил голубоватый огонь.
      Богдан посмотрел на двигатель.
      - Аня, - обратился он к ней, - нужна твоя помощь.
      Аня отстегнулась и пошла к Богдану. Самолет парил около двигателя. Защитница смотрела на двигатель шаттла, держась за ручку на верху кабины пилота.
      - Так, и что я должна делать? – спросила Аня.
      - Заморозь их, – ответил Богдан.
      - Что? – удивилась девушка.
      - Используй перчатки и замораживай двигатели!
      - Лед – это вода, вода испаряется при слиянии с огнем.
      - Не учи меня, мы не в школе. Действуй!
      Богдан опустил трап. Аня осторожно пошла к краю моста, держась за поручень около моста. Всего метр отделял ее от свободного падения.
      - Заморозь их! – повторил Богдан.
      Аня вытянула одну руку вперёд, жидкий гелий вышел из перчатки. Гелий превращался в воду, как Аня и предполагала. 
      - Толку ноль! – сказал Аня.
      - Замораживай двумя руками, - сказала Оля, оставаясь пристегнутой к сиденью, - чем больше напор, тем сильнее эффект.
      - Я сорвусь, если отпущу поручень!
      Колтон отстегнулся и, шатаясь из стороны в сторону смог добраться до Ани. 
      - Я буду тебя держать, – сказал Колтон.
      Аня верила словам Колтона, она кивнула ему. Защитник обхватил ее пояс одной рукой и другой сам держался за поручень. Аня ни за что не держалась, лишь рука Колтона держала ее.
      Защитница вновь стала использовать перчатки. Двойной напор подействовал на двигатели. Было видно, как турбины переставали работать. Шаттл покосился в сторону, двигатели работали частично, и мощности не хватало на полет. Огромная, летающая машина рухнула боком на землю, проехавшись по земле на сотни метров.
      - Бог ты мой, - воскликнул Богдан, увидев падение флота, - Аня, ты повалила целый блок за раз!
      - Будет лучше, если ты закроешь трап, – сказал Колтон.
      Богдан закрыл мост, Аня и Колтон сели на свои места.
      - Так, народ, - сказал Богдан, - теперь.…       Прогремел взрыв, правое крыло самолета вспыхнуло пламенем. Подобно шаттлу самолет полетел на землю. Богдан пытался выпрямить самолет. Земля пустоши становилась все ближе и последний рывок рычага на себя, дал самолету упасть на спину. Все внутри чуть не вылетели со своих мест, повезло, что ремни крепкие. 
      Звон в ушах оглушил всех. Богдан выбрался из своего кресла пилота и пошел к остальным. Обломки самолета прижимали Защитникам части тела.
      - Все живы? – спросил Богдан, пролезая через обломок от шасси.
      - Живой, – сказал за себя Костя. Он отодвинул металлическую балку и отстегнулся. Костя посмотрел в иллюминатор и увидел приближающихся солдат, все шаттлы опустились к самолету. – Вот влипли!
      Богдан поспешил освободить других Защитников. В защитном корпусе брони были глубокие трещины. Страж отодвинул металлическую балку от Колтона, Богдан заметил обломок, торчащий в боку парня. 
      - Пока живой, – сказал Колтон, держа обломок, тот насквозь прошел через него.
      - Терпи, – сказал Богдан, он поднял Колтона и потащил на выход.
      К моменту, когда все выбрались из самолета, войска окружили самолет. Защитникам было страшно, с суровым видом солдаты целились в подростков. Из плотного строя солдат вышел Константин, он был в самом, что ни на есть гневе. Сколько же гнева и ярости было на его потном от жары лице. 
      - Предатель, – прошипел он Богдану.
      Богдан же держал Колтона, обломок никак не мог выйти, кровь капала на землю. Аня в страхе, что ее убьют, медленно приближалась к Колтону. Силы Защитника иссекали, кровь тонкой струей шла изо рта.
      - Нет, - сказала Аня, глаза при одном бледном виде Колтона начинали слезиться, а сердце обливаться кровью.
      - Все хорошо, - сказал Колтон, - все будет хорошо.
      Богдан положил Колтона на спину. Защитника уже было не спасти, он знал это и дал Ане быть с ним в его последние минуты.
      - И что теперь? – спросил Богдан у Константина, его не страшило то, что десятки солдат могут выстрелить в любой момент. – Посадите нас в тюрьму, казните перед толпой или сразу убьете?!
      

      
Глава 23: герои.

      Богдан ждал ответа от Константина, тот молчал. Солдаты переглядывались между собой, ожидая приказа. 
      - Скажи, - повторил Богдан, - что дальше?!
      - Вы не заслуживаете ничего кроме смерти, - ответил Константин, - как и город 48.
      -Нет, не заслуживаем, – сказали за спинами солдат, те сразу повернулись и увидели нелюдей.
      Целый город 48 вышел за пределы города и зараженные приобретали человечный вид, некоторые нелюди держали в руках детей, которые держались за своего родителя обеими руками.
      - Мы заслуживаем жизни, - сказал зараженный, - как все вы.
      Солдаты были шокированы, их губы тряслись от толпы нелюдей, ясный и воинственный взгляд стал испуганным. 
      - Приготовиться к бою! – говорили командиры солдатам, но командиры сами боялись того что на них двигалось.
      - Нет, стоите! – кричал Костя толпе. – Не стреляйте!
      Костя прошел через толпу, встав между солдатами и зараженными. Ни та, ни другая сторона не понимала, что делать все происходило быстро и незаметно. Все остальные Защитники остались рядом с Колтоном.
      - Послушайте народ, - начал говорить Костя, он сомневался в том, что все пройдет удачно, но лучше сделать хоть что-то чем ничего, - больше года, назад зараженные напали на город 70 и на земли пустоши. Никто не сомневался в том, что они представляют угрозу, но сейчас и каждое мгновение меняются, как и все в этом мире. Зараженные ушли в город, чтобы жить своей цивилизацией. Мы боимся их, за их прошлое, но один мой друг доказал, что простить можно всех, будь ты зараженным или обычным человеком. И неужели мы настолько низки, что готовы уничтожить все что развивается и живет по-своему, а не так как мы?
      В глазах одного из солдат прояснилась суть, он бросил автомат на землю, другие сделали то же самое. Кровь не должна проливаться из-за необычного, неестественного развития или образа жизни. Костя ощущал легкость в душе.
      - Нет, – воскликнул Константин, он вытащил из кобуры пистолет и прицелился в защитника.
      Костя замер в ожидании конца, но тут солдаты напали на него и забрали оружие.
      - Крови и мяса не будет, – сказал один из командиров.
      - Мы должны их уничтожить, - пытался уверить командира Константин, - нельзя бросать оружие из-за слов мальчишки!
      - Можно, если видна истина. Может, мы и военные, но мы все еще люди, и мы можем быть хорошими, а не варварами. Отвести его на шаттл, приказ об уничтожении отменяется!
      Защитник повернулся к зараженным.
      - Они уйдут за стену, - сказал зараженный, - они будут жить за ней до конца дней.
      - Странно это говорить, - промолвил Костя, - но, спасибо. Без вашего появления нас бы убили.
      Нелюди повернулись к городу, и пошли в его сторону. Костя чувствовал себя героем, и в тоже время, ему было больно осознавать то, что один из защитников при смерти.
      Колтон истекал кровью, он захлебывался ею. Защитник подобно люду леденел на руках Ани.
      - Колтон, - Костя подбежал к Защитникам и подсел к нему, - держись парень.
      - Это конец, - хрипло сказал Колтон, - я не могу держаться.
      - Прошу тебя, - говорила Аня со слезами на щеках, - не бросай нас, не бросай меня!
      Глаза Колтона смотрели в небо, он представлял, как лежит на зеленой, свежей траве, под высоким деревом и рядом с ним Аня, но тут все становилось мутным, бесцветным и с каждой секундой становилось темнее. Мир окутала тьма, ни неба, ни дерева, ни Ани, Колтон уже не видел. Смерть забрала его из рук девушки.
      - Колтон, - говорила Аня, сколько же боли было на ее сердце, - пожалуйста, очнись, мы победили. Прошу тебя очнись! 
      Солдаты одного из шаттлов подошли к Защитникам.
      - Поднимайтесь дети, - сказал один из них, - вам пора домой.
      Солдаты подняли тело Колтона и понесли на шаттл, остальные защитники пошли за ними. Костя поднял Аню, она прижалась к нему.
      Войска отправились к флоту, люди вылезали из-под обломков флота как могли. Многие звали на помощь, и солдаты спешили вытащить всех наружу. 
      Шаттл с защитниками летел в Воллд-таун.
      

      
Глава 24: новые Стражи: новый герой.

      Прошло два дня. Утро выдалось прохладным. Небо стало вновь пасмурным и предвещало дождь. По всем СМИ говорили о распаде блока городов – это подтвердили командиры флота, которые участвовали в нападении на город 48. СМИ городов не скрывали о том, что основатель Стражей был посажен в тюрьму города 8. Роберт Лоуренс публично расторгнул договор о существовании военного блока.
      На письменном столе, в комнате Оли, стоял магнитофон, ловящий радиостанцию Воллд-тауна. Искажённый женский голос говорил: 
      - Власти «городов за стеной» заявили о выходе из военного блока. Город 48 официально становится «городом за стеной» - это подтвердил правитель города 8 – Роберт Лоуренс. И к другим новостям…
      Оля выключила магнитофон. Протерев пыль с полок. Она думал, чем заполнить полки, ведь нынешняя послереволюционная литература просто не привлекала ничем, ни достоверностью, ни историческими фактами, одна выдумка на фоне кровавого восстания. 
      - Нечего читать? – раздался голос Егора за спиной Оли.
      Инженер стоял в дверном проеме, упиравшись о деревянный косяк, держа за спиной рюкзак на одной лямке. 
      - Егор, - Оля не ожидала увидеть его, - что ты тут делаешь?
      - Не хочу хвастаться, но я теперь с вами, - он был рад тому, что стал частью команды, - Богдан сказал, что вам не помешает инженер.
      - Я так рада за тебя, – Оля подошла к нему и обняла.
      - Ты будешь, рада в двойне, когда увидишь, - Егор раскрыл рюкзак, там лежали книги Оли, - свои книги. 
      Глаза Оли не могли не наглядеться на старые твердо переплетённые книги. Она увлеченно пролистывала страницы, вспоминая те теплые вечера с кружкой горячего, вкусного чая в одной руке и с открытой книгой о приключениях в другой. 
      - После революции, - начал рассказывать Егор, - дома, где жили защитники, разворовывали. Я успел взять несколько книг. Я знаю, как ты дорожишь книгами. Вдруг, ты выйдешь из всего этого безумия, и тебе захочется дочитать то, что осталось недочитанным. – Егор скромно рассказывал об этой истории. 
      Оля, ничего не сказала, девушка приблизилась к инженеру и чмокнула его в щеку, парень покраснел моментально.
      - Я, - сказал Егор, идя к выходу спиной, - пойду к себе. Нужно еще самому обустроиться в новом доме.
      Егор закрыл дверь за собой и пошел к себе. Его комната находилась на четыре комнаты дальше от лестницы на первый этаж. Зайдя к себе, инженер повесил свою уличную одежду в шкаф, в столовые ящики он положил чертежи своего собственного создания.
      Егор был умом гильдии инженеров, немногие могли похвастаться тем, что они создают чертежи, которые при их создании работали и функционировали. Разложив вещи по местам, Егор сел на кровать. Посмотрев на свою новую комнату и, осознав, что он тоже может стать героем, как и стражи, сказал: 
      - Егор, ты дома.
      

      
Глава 25: новые Стражи: обычная жизнь.

      Днем начался дождь. Первые капли дождя падали на зеленый газон и каменную дорожку к штабу. По оконной панораме стекали капли дождя. Тысячи капелек дождя образовывали тонкие, маленькие дорожки на окне.
      Костя собирал свои вещи в чемодан на колесах. Комната стала пустой, все вещи аккуратно были сложены и положены стопка в стопку в чемодан. На письменном столе Костя оставил записку защитникам. Оставив после себя только листок с несколькими предложениями, защитник пошел к выходу из штаба. Посмотрев на погоду за окном, парень накинул кожаную куртку с капюшоном. Стоило Косте дойти до входной, двупольной двери как за широкой спиной Защитника прозвучал голос Богдана:
      - Уйдешь, не попрощавшись? – спросил он. 
      - Не люблю прощаться, - ответил Костя, повернувшись к Богдану, - оставил прощальное письмо.
      - Было бы лучше хоть раз попрощаться нормально, - стража не устраивала идея с письмом, - не думаешь? 
      - Нет, - огрызся Костя, - не думаю. С кем прощаться? С той, кто бросила меня, а теперь переживает из-за смерти другого? Или с инженерами, двух которых мы били, а другую не знали? С ними я должен прощаться?
      - Хотя бы с ними. – Богдан видел стремление Кости к обычной жизни.
      - Богди, хватит меня держать. Я устал от жизни защитника, я хочу жить как все.
      Богдан тоскливо посмотрел на Костю, Страж обещал дать свободу и, покивав головой сказал:
      - Ладно. Если мы будем нужны, то мы придем. Не забывай нас.
      - Обещаю, - сказал Костя, как когда-то сказал Богдан, - прощай, Богди.
      - До скорого, Костян.
      Костя вышел на улицу. Идя по дождливой дорожке. Ему становилось тоскливее с каждым шагом, но и в тоже время эта тоска смешивалась с чувством свободы. Позади себя он оставил войны, пролитую кровь, исполняя приказ, любовь к Ане и всю прошлую жизнь. 
      Дорога, по которой шел Костя, предвещал хорошее будущее. Новые люди, новые события, новая любовь ждали Костю впереди.
      

      
Глава 26: новые Стражи: прощение.

      Страж поднялся на второй этаж и зашел в комнату Кости. Он подошел к столу и взял листок. Разобрав растянутый почерк Кости, Богдан пошел в комнату Ани.
      Богдан зашел в соседнюю комнату, но Ани в комнате не было. Стражу пришлось спуститься на задний двор, где стоял двухметровый обелиск, посвящённый Колтону. Дождь до сих пор шел, Аня стояла около обелиска, тоска и чувство одиночества нависли над ней.
      Никто, ничего не знал о Колтоне, только имя и то, что он был защитником. Это было выбито на обелиске: «Колтон. Защитник. Герой». Аня понимала, что привязалась к этому парню, и чем сильнее она его любила, тем больнее ей было осознавать, что его больше нет. 
      - Аня, - позвал ее Богдан за спиной, - идем внутрь, я хочу кое-что показать.
      Аня медленно пошла к штабу, на ней не было лица, как будто все эмоции, которые в ней были, исчезли за секунду. Плащ, в котором она была, насквозь промок от дождя. 
      - Что ты хотел показать? – холодно спросила Аня.
      Богдан отдал Ане листок с прощанием Кости, где было скорее прощание, чем прощание.
      - Костя ушел, - сказал Богдан, - думаю, он оставил это лично тебе.
      - Прочту у себя в комнате, – Аня пошла к себе.
      Защитница зашла к себе в комнату, повесив плащ на крючок двери, девушка легла на кровать и, держа перед собой письмо, стала его читать. 
      В письме было написано:
      «Вряд ли я вас еще когда-нибудь встречу, не сомневаюсь, что я о вас еще услышу. Я не могу больше сражаться, настало время для обычной жизни. Обращаясь к инженерам, хочу пожелать вам достойной борьбы за защиту людей.
      Аня, я уверен, что ты это читаешь одна у себя в комнате. Мы оба знаем, что наши отношения не были бы вечными. Наверное, Колтон был единственным, кто мог заполнить брешь, которую я тебе оставил. Мне жаль, что все так получилось. Мои слова его не возродят, и не знаю, сможешь ли ты это сделать, но прости меня. 
      Прощайте».
      Защитница сложила письмо пополам и положила его в прикроватную тумбу. Было трудно забыть о том, как Костя оставил ее на произвол судьбы во время революции.
      Но пора было простить Костю. Аня поднялась с кровати и подошла к окну. Где-то там Костя идет по дождливым улицам города в поиске новой девушки, новой жизни.
      - Прощаю, – прошептала Аня.
      
      
Глава 27: новые Стражи: команда.

      К середине дня дождь закончился, через серое небо начали просачиваться лучи солнца. С листьев деревьев падали блестящие от солнца капли дождя.
      Дети выходили на улицу и прыгали по лужам. Родители следили за ними через балконы.
      В арсенале было тихо, городская суета не могла донести свои звуки до этого места. Витя стоял напротив манекенов. Защитник чувствовал каплю вины за то, что произошло со Стражами. 
      - Долго тут стоишь? – спросил Богдан.
      Витя слегка испугался, Он повернулся к Богдану.
      - Пару минут, – ответил на вопрос Витя.
      - Надо в командную комнату, – сказал Богдан.
      - Собрание отряда защитников, – предположил Витя, идя к выходу из арсенала. 
      - Типа того, - Богдан выключил свет в арсенале, - Защитники давно распались, в мире есть только одна команда.
      - Интересно, – заинтересовался Витя, при этом зная ответ. – И какая же это команда?
      - Узнаешь.
      Витя и Богдан поднялись на второй этаж, и зашли в комнату. В командной комнате их ждали Оля, Егор и Аня. Витя сел рядом с Егором. Богдан пошел к концу стола, посмотрев на защитников, он сел в кресло.
      - Я думал, что вы все уйдете после задания – сказал Богдан.
      - Без воинов с сывороткой, - сказала Аня, - города и пустошь останутся без тех, кто их точно сможет защитить. 
      - Мы хотим защищать людей, – добавила от себя Оля в уверенной интонации. 
      - Людям не нужна защита, - сказал Богдан, - людям нужна стража, которая с самого начала сторожила покой и сохраняла надежду в сердцах людей. Парни и девушки, - Богдан поднялся с кресла для более эффектного продолжения своей мысли, - вы больше не Защитники, вы Стражи.
      Новые Стражи – бывшие Защитники с этого момента стали новой защитой «городов за стеной» и пустоши. 
      

      
Эпилог.

      
      Полумрак камеры тюрьмы города 8 уменьшал комнату в глазах Константина. Все дни, что он осуждал себя за то, что выпустил Защитников за пределы Тюремного района.
      Тут дверь камеры открылась и к Константину зашли два охранника. Один из них одел на Константина наручники. Охрана повела основателя Стражей в комнату для встреч.
      Просторная комната, где света было больше чем во всей тюрьме. В центре комнаты был стол, за которым сидела Оля. Она смирно сидела за столом, держа руки в замке, на ней была белая блузка и темно-синий пиджак, волосы были убраны резинкой. Константина посадили напротив нее, он ожидал увидеть Богдана, но никак не Олю. Охрана убрала руки Константина за спинку стула.
      - Оставьте нас, – попросила Оля охране.
      Охрана ушла к выходу из комнаты и встала около двери. Константин смотрел на Олю наглым взглядом. Он выглядел уставшим из-за недосыпа, его лицо было потным и местами грязным.
      - Наверное, не ожидали меня здесь увидеть? – спросила Оля
      - Я и не предполагал, – сказал Константин, изобразив удивление. –  Чем я удостоен встречи с защитником?
      - Со стражем, - поправила девушка, - пока вы здесь сидели, мы стали стражами.
      - Сколько прошло времени? – поинтересовался Константин. 
      - Неделя, – ответила Оля.
      - И что, мир не погряз в хаосе? – удивился мужчина.
      - Стражи следят за этим, - ответила Оля, - мир не рухнет, если основатель стражей сидит в камере.
      - Я так и не понял, что привело в город 8 стража?
      - Вам доводилось, наверное, быть обманутым? – риторически спросила Оля, выйдя из-за стола.
      - Мне доводилось быть преданным, – ответил Константин, вспоминая, как с ним поступил Богдан.
      - Сейчас мы говорим об обещании, - твердо сказала Оля, - помните нашу первую встречу в тюрьме?
      - Я обещал дать вам свободу, - ответил Константин, - но вы сами так сделали, что мне пришлось нарушить обещание.
      - Мы сделали это, потому что знали, что поступаем правильно. Уверена, что «старые» стражи, поступили бы так же. 
      - Вы все пытаетесь идти против системы, – шипел Константин, его взгляд был окутан злобой и тьмой.
      - Мы же подростки, - пояснила Оля, - будущее за нами, и мы сделаем все, что в наших силах, чтобы он был лучше нынешнего.
      - Наивная девочка, ты не имеешь понятия каков наш мир, он огромен и не все будут подстраиваться под ваше поколение. И знаешь, что я тебе скажу мир не весь сухой и мертвый.
      Оля недоуменно посмотрела на Константина.
      - Не весь? – спросила она.
      - Планета круглая и огромная и мир не может быть одной только пустыней.
      Оля была ошарашена, она предполагала, строила теории, но неужели это правда, «зеленая земля» существует!
      - Где она находится? – спросила Оля.
      - А толк, я же не смогу его увидеть, - сказал Константин, - я скажу, только если выйду отсюда.
      - Выгода, - сказал Оля, - помню, я спросила у вас, в чем состоит моя. Теперь я вижу в вас – себя. Такой напуганный человек, который желает выйти на свободу. Но дело в том, что, если «зеленая земля» есть, то мы найдем ее сами.
      - Хорошая речь, похлопал бы, да руки в наручниках, – с сарказмом сказал Константин.
      - Вряд ли вы когда-нибудь еще будете хлопать.
      Оля подошла к Константину, напряжение и враждебность друг к другу росла с каждым словом. Девушка встряхнула рукой, из рукава пиджака вышел кинжал саи. По Константину прошелся холод от макушки до пальцев ног, он пытался выбраться из наручников, но он не сверхчеловек как Стражи.
      - Я вас предупреждала, - сказала Оля, она поднесла острие кинжала к горлу Константина, - не сдержите обещание, я вас убью. 
      - Нет, - говорил в панике мужчина, - охрана! Спасите охрана!
      Оля медленно пронзила шею Константина, кровь текла изо рта. Девушке самой было неприятно видеть мучения человека, который хотел ее убить, но он того заслуживал. Стражница резко вытащила лезвие, кровь фонтаном брызгала на стол и пачкала тюремную форму. Константин захлебывался своей кровью, его взгляд был мучительным, он брыкался, не имея возможности освободиться и вот последняя попытка глотнуть воздуха, и Константин с откинутой головой назад и кровавым видом был убит.
      Девушка протерла лезвие об чистый рукав мертвеца и спрятала его снова в рукав лезвием на выход.
      Охрана подошла к столу, они отстегнули руки Константина от наручников.
      - Мы не скажем, что слышали здесь, – сказал охранник, поднимая окровавленное тело со стула.
      - Скажите, что основатель Стражей покончил собой, пронзив горло, - сказал Оля, - и передайте всем «зеленая земля» существует.
      Охранники кивнули и унесли тело. Оля направилась к выходу.
      Выйдя из тюрьмы и глубоко вдохнув чистого воздуха, она распустила свои русые сверкающие на солнце волосы и пошла к выходу за стены тюрьмы. Оказавшись на улице, заполненной людьми в деловых костюмах, она как часть этого политического общества пошла к вокзалу, где один из поездов скоро должен был отправляться в Воллд-таун.

+1
66
RSS
15:21
Само произведение неплохо, но в АННОТАЦИИ не стоило его писать, ибо аннотация — это описание романа, завлекаловка и т.д. Почему бы не выложить по главам. Справа же всё есть. :)
Ну там «Добавить главу» и ели ещё чего. Также можно посмотреть в «Факью» (!) F.A.Q.
Кстати, сюжет на оригинальность не претендует, но произведение довольно неплохо. Главы бы побольше и сюжет не столь затянутый.: з