Раб

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Раб
Автор:
Maxfactor
Аннотация:
Мне так надоели разные офис-менеджеры, которые вдруг становятся крутыми рейнджерами или командирами в постапокалиптическом мире, что я решил написать свой ответ-миниатюру многочисленным Чемберленам. Вот реалистичный сценарий, что будет с офис-менеджером после, к примеру, ядерной войны. И это ему еще очень повезло. В противном случае рассказ бы закончился куда раньше, и писать было бы вообще не о чем.
Текст произведения:

Раб.

Я играл в Метро-2033, когда снаружи рвануло. Где-то далеко блеснула вспышка, по городку прокатился глухой гром, и выключилось электричество. Тогда я в первый раз в жизни обрадовался тому факту, что мне приходится ездить на работу за сорок километров.

Каждый из нас считает, что в случае катаклизма он станет крутым сталкером, мародером или рейнджером, но действительность оказалась намного страшнее.

Сначала я с группой обезумевших, потерявших контроль людей мотался от одного поселка к другому в безуспешных попытках найти пищу и кров в преддверии наступающей зимы, а потом мы наткнулись на вооруженных людей, загнавших нас в крытый грузовик. Каждого, кто не хотел идти, расстреливали на месте. Так я стал рабом.

После долгой дороги без еды и воды, нас привезли в какой-то поселок, и сразу же начали сортировать. Всех молодых женщин бандиты (я буду их так называть) сразу увели – очевидно, для плотских утех. Специалистов – электриков, механиков, слесарей, тоже куда-то отправили. Тех, кто показался бесполезным, тут же расстреляли - бандиты не щадили ни стариков, ни детей. Остальных распределили по старым двухэтажным домам, превращенным в тюрьмы.

С самого первого дня нас погнали на работы – мы строили какие-то земляные укрепления, заготавливали дрова на зиму, копали картошку. Я, как бывший офисный менеджер, оказался физически не развит, постоянно не выполнял назначенную норму и оставался без еды. Два раза меня едва не убили, но мне повезло, и я отделался лишь несколькими синяками.

Однажды, терзаемый голодом, я сорвал с дерева яблоко и это заметил бандит с автоматом - он сбил меня с ног и вызвал по рации своих.

В роскошном коттедже в мягком кресле развалился «смотрящий» - бандит средних лет в наколках. Рядом с ним сидела симпатичная молодая женщина в голубом вечернем платье.

- Так значит, у нас завелся воришка? – спокойно сказал смотрящий. – Ты знаешь, что делают с ворами? Им рубят руки. Но мы гуманны и великодушны, зачем нам такое варварство? Пашка!

Пашка, от которого отвратительно разило перегаром, схватил мою левую руку и перебил ее между локтем и кистью одним ударом арматурины. Воющего от боли, меня выволокли из коттеджа.

- Ты сам пойдешь, скотина, или тебе маслину в башку пустить?

Держа на весу сломанную руку, охая и стеная, я кое-как добрел обратно в импровизированную тюрьму. После такого наглядного урока, который я прочувствовал в буквальном смысле на своей собственной шкуре, мне больше и в голову не могло прийти рвать с веток яблоки, в изобилии растущие в садах поселка.

В комнате, превращенной в камеру, стоял запах пота, немытых тел, мочи и фекалий. От боли я стонал, кричал и мешал спать моим сокамерникам, поэтому меня избили, и я потерял сознание – организм у меня не очень сильный.

Утром нас погнали на работы, никакое состояние, никакие раны не были оправданием – тех, кто не мог работать, расстреливали сразу. На их место специальные команды тут же привозили новых людей с окрестных поселков – в беженцах недостатка не было.

Меня поставили на заготовку дров – надо было таскать ветки и уже распиленные бревна. Когда на сломанную руку пришлась нагрузка, я закричал и выпустил бревно из рук.

- Так, что у нас тут, - бандит-надсмотрщик вытащил из кобуры пистолет.

Пожилой человек, держащий бревно за другой конец, попробовал вмешаться.

- Ты что, не видишь, у него рука сло… - и повалился с простреленной головой.

- Ну зачем ты так, - вмешался второй надсмотрщик. – Парня мы пожалеем - дадим ему время. Три секунды. Раз… Два…

Я кое-как поднял бревно, за другой конец тут же ухватился новый рабочий, и мы понесли бревно в сторону работающей лесопилки.

Несмотря на постоянную нагрузку, сломанная рука все же срослась, правда, криво и ко мне пристала кличка Криворукий.

Зима была страшной. Помещения, где жили рабы, не отапливались, и мы не замерзли только благодаря тому, что были набиты в помещение, как сельди в бочку.

Работы стало немного меньше – надо было колоть лед, расчищать снег, заготавливать дрова, чистить выгребные ямы и таскать кирпичи на каких-то стройках. Всех доставили в поселок без зимней одежды и тем, кто работал, бандиты расщедрились на старые ватники и ушанки с армейских складов  – наверное, понимали, что новых рабов они не смогут привозить бесконечно.

Ближе к концу зимы в соседней камере начался бунт. Ночью рабам удалось перебить охрану, завладеть оружием и бежать. Бунтовщики сумели освободить еще одну камеру – нашу, и из нее сбежали почти все. Кроме меня.

- Криворукий - бежим! Держи пистолет! – крупный мужчина протягивал мне оружие рукояткой вперед, но я забился в угол и закрыл голову руками, дрожа от страха. Я слишком хорошо знал, что делают бандиты с пойманными беглецами. К тому же после жестокого урока с сорванным яблоком мне больше не хотелось предпринимать никаких активных действий.

- А, ну и черт с тобой, сиди, - мужчина скрылся  за дверью.

Утром я пожалел, что не сбежал. Меня выволокли из камеры, избили и притащили к смотрящему. В подвал.

- Куда побежали беглецы? – спокойно спросил смотрящий.

- Я… я не знаю. – я действительно ничего не знал.

- Врешь! Пашка!

Пашка схватил меня за руку и загнал под ноготь указательного пальца длинную иглу. Я никогда не думал, что боль может быть такой страшной. Мне повезло – мой слабый организм не выдержал, свет померк у меня перед глазами, а собственный крик провалился куда-то далеко.

Когда я очнулся, то начал рассказывать все, что хотели слышать мучители и садисты. Из моего спутанного и сбивчивого рассказа получалось, что это я подбил заключенных на бунт, один справился с охраной и достал карту.

- Кислый, ты же видишь, что парень трус и слабак, он плетет полную чушь, лишь бы его оставили в покое, - произнес за моей спиной хриплый мужской голос, - Походу, он действительно ничего не знает. Вломите ему разок и отправьте обратно.

Меня поместили в другую камеру, на место бежавших рабов с окрестных поселков привезли новых. Беглецов так и не поймали, и это было обиднее всего.

Наступила весна, которая принесла рабам лишь уменьшение пайки – продуктов стало меньше, ведь предыдущий урожай сохранить полностью не удалось. Нас по-прежнему гоняли на работы, теперь надо было подготовить поля к посевной. Все произошло, когда наша группа возвращалась с полевых работ.

Бандит насиловал девушку, которая неизвестно как оказалась возле захваченного  поселка.  Какой-то вооруженный тип пытался держать ее за руки и коленом раздвинуть ноги, сорвав платье, девушка отчаянно сопротивлялась. Наши надсмотрщики загоготали и бросились на помощь – они схватили несчастную за руки и распяли ее на земле.

Я не выдержал. Не знаю, что произошло со мной, мозг затуманило безумие – но страха, который преследовал меня с Того Самого Дня, больше не было. Сам не свой, я бросился на бандита, попытался оторвать его от девушки, отлетел в сторону, снова прыгнул на поднимающегося насильника и вцепился зубами ему в нос.

Страшный удар сбросил меня на землю, что-то хрустнуло, резкая боль пронзила грудную клетку. Я закашлялся кровью, каждый вдох давался с огромным трудом. Сквозь кровавый туман я с каким-то звериным удовлетворением увидел, что бандит прижимает руки к тому месту, где у него когда-то был нос, а его рот открыт в страшном крике.

И тут что-то толкнуло меня в голову, и я полетел сквозь длинный тоннель, в конце которого не было страха, а только удивление: «И зачем люди цепляются за жизнь? В раю так прекрасно!»

+7
739
RSS
Комментарий удален
22:11
бедный дядька-менеджер… но думаю так и случается с большинством людей… правда я не совсем понял причем тут именно его принадлежность к профессии менеджера))) ну да ладно)
ведь полным-полно профессий, который мире постаппокалипсиса никак востребованы не будут)
ну да ладно)
иными словами, доставило) представил себе все это хорошо… и зиму и яблочный запах в воздухе… и холод и облако пара изо рта и сломанную руку и наколки «смотрящего» и даже его мерзкую рожу…
00:02
Никогда не понимала тягу российских авторов писать о постапокалипсисе для российских читателей после всей реальной истории. Но ладно, закон жанра есть закон жанра.
Поэтому, если хочется отметить убедительность изображения происходящего, психологическую достоверность поведения ГГ.
Но вычитать текст не помешает, чтоб хотя бы избавиться от повторяющихся часто слов.
И все же интересно, если ГГ полетел туда, то как его мысли оказались здесь?)
00:09
На самом деле рассказ надо перерабатывать. Я писал его давно, и многого не знал. Насчет ГГ — наверное, на том свете есть компы и интернет. )))