Записи Сталкера

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Автор:
ArtemHovard93
Связаться с автором:
Хочу критики!:
Да
Аннотация:
Из сталкерского дневника (ранний рассказ, вдохновлённый вселенной S.T.A.L.K.E.R)
Текст произведения:

 

Записи Сталкера

 

 

   Тот, кто был в Зоне, знает, каково там. Человек, никогда не топтавший Зону, не может понять тех чувств, что испытали те люди, которые там были. В Зоне – всё по-другому. Обстановка меняется каждую секунду, и нельзя предугадать, что будет дальше. Выжить – вот основная задача. И выжить не где-то там, а именно в Зоне. Это очень трудно. Поверь мне. Я сам чудом остался жив. Я поведаю тебе историю, произошедшую со мной в Чернобыле. Эти страницы я писал, оставшись наедине с собой, приложив автомат к стене, и держа во рту сигарету от «Примы». Обычно, я, спасаясь от очередного выброса, скрывался в подвале мрачного, полусгнившего дома в какой-нибудь деревне или в подсобном помещении заводского корпуса. Ладно. Тушу сигарету каблуком. Слушай сюда.

 

 

2002 год

 

 

 

 

 

 

 

Начало пути

 

   В роли наёмника в Зону меня снарядила Питерская братва. Поняв, что я отличный профессиональный киллер, она дала мне «Макаров», охотничий нож и патроны к оружию. Вот и делай, что хочешь. Дав неделю на раскачку, ну, чтоб я собрал необходимые вещи – зажигалку, спички, сигареты, жратву, лёгкий камуфляж, запасную одежду и пару обуви – отправила в зону отчуждения. Из медикаментов я успех прихватить йод и бинт. И да! Самое главное – я захватил необходимую в Зоне вещь – бутылку водки.

   Я отправился в неизвестность. В ещё более опасное и гнетущее место. Об этом месте я не слышал никогда. Говорят, этот участок радиоактивной территории в 1000 раз опаснее, чем территория вокруг ЧАЭС. Здесь на каждом шаге поджидала смерть от неизвестного. Учёные говорят, что в этих местах существует около 100 неизученных артефактов и аномалий. Иногда, ночью, между трухлявыми деревенскими домами и в лесной глуши появляются непонятные свечения и густые туманы, Туманы бродят всюду, и кто оказался в их объятиях, исчезает навсегда. В этих местах пропали без вести два моих школьных друга. Если повезёт, я смогу отыскать их. Один из них должен вернуть мне небольшой должок… Он, наверное, совсем о нём позабыл, об этом долге. Нехорошо вышло.

   Вы что думаете, я еду в Зону в игрушки играть, как турист? Если вы так думаете, то ошибаетесь. Мне выдадут бешеные деньги, если я хлопну одного нехорошего типа. Правда, и сам я далеко не ангел. Этот субъект должен быть где-то здесь.

 

 

***

 

   И вот я уже в пути. Мы едем в нашей «восьмёрке» по плохо    асфальтированной дороге, и машина иногда резко подпрыгивает на ямах и ухабах. За рулём сидит опытный сталкер по кличке «Громила». Он действительно громила, метра два с лишним росту, широк в плечах. Колени его упираются чуть ли не в подбородок. Смешно просто. Ему бы не в «восьмёрке» сидеть и рулить, а в «хаммере» или в вездеходе каком-нибудь. Не для него эта машина. Ну да ладно. Я далеко ушёл от темы.

   Пока мы едем без проблем. Но я всё равно весь, как на пружинах. Держу руку на оружии. На всякий случай. «Громила» невозмутимо рулит.

- Закурить хочешь? – спросил он, протягивая мне через сиденье сигарету, вынутую из пачки.

- Нет, - коротко обрубил я.

- Хм, - только и сказал он.

   Я видел в зеркало, как он криво ухмыльнулся. «Подозрительный какой-то», - подумал я, видя, как он смотрит на меня через переднее зеркало. Мне глаза его очень понравились. Я посмотрел в окно. Там пролетали мимо кукурузные поля, перелески, болотные вереницы, заброшенные посты миротворцев и военных. Потом потянулись серые, полусгнившие заборы. «Громила» вдруг резко нажал на педаль тормоза. Машина остановилась. Не говоря ни слова, «Громила» вышел из машины. Хлопнув дверью, он вынул из рюкзака бумажный пакет и, направившись к покосившемуся забору, скрылся за ним.

   Прошло минут десять, и я уже собирался выйти из машины, как из-за забора, наконец, появился «Громила». В руках он держал пакет, в котором что-то было, не знаю что. Его руки и пакет были перепачканы кровью. Он вытирал рот и подбородок. Мне показалось, что это была кровь…

- Подожди минутку, - сказал «Громила». – Я сейчас звякну кое-куда. Посиди в машине. И он спустился ниже уровня дороги, скрывшись за проржавевшим «Камазом».

    К чему шифроваться? Странно. Спустя минуту, за «Камазом» послышался голос. Чётко я услышал лишь фразу «мы уже близко». Затем «Громила» вышел на дорогу, поправляя автомат на плече. Положив телефон в карман камуфляжной куртки, он вынул сигарету, сунул в рот, чиркнул зажигалкой и закурил. Прислонившись спиной к машине, он стоял и молча пускал колечки дыма в серое чернобыльское небо. Вдруг вдалеке, где-то в глубине мрачного леса раздался дикий, нечеловеческий вой…

   «Громила» выплюнул сигарету, посмотрел на часы и сказал:

- Здесь нельзя оставаться. Опасно. Надо ехать.    

 

 

Вот она - Зона

 

   Мы уже в пути минут пятнадцать. Дорога виляет. Иногда на ней попадаются старые остовы машин, трактора, а недавно мы объезжали железный скелет огромного проржавевшего комбайна. Потом нам пришлось объезжать перегородившую дорогу огромную трубу. Машина заглохла, мы стали её толкать. И вот мы снова на колёсах.

- Почему так долго? – осведомился я. – Уже столько времени потеряли.

- Не твоего ума дела, - огрызнулся «Громила». – Знай, помалкивай и смотри в окно. Высажу, где надо. Хлопнешь своего дружка – получишь свою капусту.

   Да уж. Сама вежливость. Я промолчал. «До чего противный парень», - думал про себя я. «Грохнуть бы его – зачем он мне нужен? Я и сам разберусь в обстановке. С этим типом что-то не то».

   Машина начала в очередной раз заворачивать, и я уже было потянулся за пистолетом, как вдруг раздался оглушительный грохот автоматных очередей. Сердце ушло в пятки. «Всё, это конец!» - мелькнула в голове мысль.

   Машину прошили сразу десятки пуль, полетело вдребезги стекло, об осколки я порезал правую руку. Лопнула шина на переднем и заднем колёсах. Только лобовое стекло ещё оставалось целым – оно почти полностью было забрызгано кровью. Я резко пригнулся и полусидя остервенело схватился за руль. Машино понесло юзом. Я уже не видел, куда еду. Где-то сзади опять послышались автоматные очереди. Лобовое стекло сначала покрылось дырками с сетками трещин, потом рассыпалось в мелкую крошку. Салон наполнился дымом. Мне резко прожгло левое плечо, голову поразила острая боль, я стал терять сознание. Тело сделалось ватным. Из последних сил я рванул руль вправо и, открыв дверцу, выпрыгнул на ходу в какую-то жидкую грязь…

 

 

***

 

   Очнулся я час спустя. Из плеча текла кровь, всё тело ныло, нога болела – наверное, растянул. Пальцев на правой руке я не чувствовал. Я по уши лежал в жидкой массе. Превозмогая боль, я встал, снял рюкзак, он казался на удивление лёгким. Оказывается, всё содержимое рюкзака валялось вокруг меня в радиусе двух метров. Я решил сделать перевязку плеча. Достал бинт, принял обезболивающую таблетку. Наконец, я перевязался и посмотрел на машину. На неё жалко было смотреть. Она была похожа на решето – столько пуль её прошило. Не было ни одного целого стекла, торчали только острые окровавленные огрызки. Весь салон был залит водкой, кровью, засыпан битым стеклом. «Громила», скорчившись, сидел в неестественной позе. Одна его рука застряла в руле, голова или то, что от неё осталось, была зажата между двух сидений. Одна нога его торчала из лобового стекла. Всё это я увидел, подползя на близкое расстояние. Я взял рюкзак «Громилы» - он был целым. Достал карту, спички, компас, кое-что ещё. Из кармана куртки я вынул мобильный «Громилы» и пихнул в свой нагрудный карман. Также я взял его ПДА и карту местности – на всякий случай. Затем достал огрызок карандаша и прочертил дрожащей рукой маршрут на карте. Ещё я снял с руки «Громилы» часы, одел их на руку и, взяв автомат сталкера, который валялся на сиденье. Я решил окликнуть моего бывшего проводника, будто зная, что он ещё живой. В ответ мне, конечно, была тишина. «Громила» получил более двадцати огнестрельных ран, пули буквально пригвоздили его к сиденью. На его носу, вернее на том, что было носом, налипла наклейка от бутылки водки с надписью «Казаки».

   Надев на ноги сапоги до колен, я, взглянув на компас и на часы, двинулся в дорогу. Передо мной во всей красе и широте открылась Зона.

 

 

Засада на Жёлтых Болотах

 

   Смотря на компас и часы, я шаткой походкой направлялся в сторону Жёлтых Болот. Двигался я точно на запад. Взяв крепкую и длинную палку, я стал прощупывать болотную топью, покрывшую эту местность грязно-жёлтым цветом.

   Передо мной лежало пространство, наполовину укрытое туманом зеленоватого цвета. Тут и там виднелись островки с гнилыми соснами, елями и другими деревьями. Над этими местами стоял смрад и запах гнили. Спёртый воздух не давал нормально дышать. Сев на пень, я достал респираторную маску и натянул её. Взглянув на часы, я осторожно пошёл дальше.

   Я посмотрел на небо. Оно потемнело и закрылось тучами. Луч солнца исчез. Ноги, порой, по щиколотку, а то и по колено, уходили в болотную жижу. Я один раз я по пояс провалился в невидимую яму, которая тут же стала засасывать меня на дно. Я с трудом выбрался, едва не потеряв автомат, который был облеплен ряской. Но ведь «Калашникову» всё ни по чём.

   Я решил сделать перекур и уже потянулся за зажигалкой и сигаретой, как вдруг увидел уродливое чудовище, бежавшее на меня. Оно так резко выскочило из чахлых зарослей, что я даже не успел спохватиться. Я быстро выдернул из-за пояса нож. Отвратительная мерзкая физиономия с выпученным громадным глазом, налитым кровью, стремительно приближалась.

   Отклонившись в сторону, я воткнул нож точно в глаз чудовищу. Вдруг я споткнулся обо что-то и полетел в жёлтую, водно-грязевую лужу. Я провалился с головой, но вовремя закрыл рот, чтобы не наглотаться этой ядовитой дряни. Когда я стал всплывать, в спину мне что-то больно ударило. Это было заднее копыто чудовища. Если бы оно наступило на меня передней конечностью, я был бы пронзён насквозь, нанижен на остриё, как на шампур. Но мне повезло.

   Уродливая тварь, дико вереща, побежала в сторону камышей. Я воткнул нож так, что он вошёл чудовищу в глаз по самую рукоятку. Глаз лопнул, как воздушный шар, и теперь из этого отверстия хлестала зелёная субстанция, вперемешку с частью головного мозга. Вдруг из камышей на противоположной стороне раздался сухой выстрел. Дикое чудовище заверещало ещё громче, у него подогнулись ноги, и оно рухнуло в илистую грязь, забрызгав ею все заросли вокруг.

   Я резко повернул голову…

 

 

***

 

   Шурша камышом, из него вылез человек в грязном защитном маскировочном костюме. Он держал в руках двустволку, направленную в мою сторону.

   Схватив «Макаров», я быстро навёл его на незнакомца. Тот отступил на шаг, скинул с головы капюшон. Я ужаснулся. Лицо незнакомца было серого, неестественного цвета, зубов почти не было, а если и были, то кривые, в глазах отсутствовали зрачки, были только белки.

- Я поздорову, бродяга, - вполне нормальным голосом произнёс он. – Опусти ствол. Как тебя звать-величать?

- Двадцать первый, - сухо ответил я, опустив пистолет.

- А, понятно. Агент, значит, - сказал он, кашлянув.

- Наёмник, - уточнил я. – Специально нахожусь в Зоне. Шлёпнуть тут кое-кого надо очень нехорошего.

- Ясно, - отозвался, усмехнувшись, незнакомец. – Я тут тоже слышал об очень нехороших людях. Мне кажется, я даже знаю, где они находятся. Говорят – подозрительные типы. Это я по сталкерской сетке узнал. Судя по сообщениям – действительно что-то нехорошее в них есть. В общем уголовники, все они опасные, всем мешают. Они очень быстро меняют своё местоположение. Тут одна деревенька есть неподалёку. Могу сопроводить. Идёт?

- Было бы неплохо, - отозвался я. – Если можно.

- Ну конечно, - сказал сталкер. Моя кликуха – «Параграф».

- Буду знать, - сказал я.

- Ну что? В путь-дорожку? – произнёс «Параграф».

- Да, вперёд, - отозвался я.

Так мы, перекурив, двинулись по сталкерской тропке, идущей через камышовые заросли.

 

 

Деревня «Литвинка»

 

   До деревни оставалось не так много идти. Мы решили остановиться и сели на поваленное гигантское, поросшее мхом, дерево. Я на что-то наступил и чуть было не споткнулся. Положив вещи и автомат на землю, я поднял с земли череп. Он не был человеческим.

- Вот так штука, - произнёс «Параграф». – Интересная вещь. Он наклонился и в руках у него оказалась какая-то бумажка. Развернув её, он прочитал вслух:

- Сразу за перелеском – аномалия «Выжигатель внутренностей». Размер аномалии – полкилометра. Нужно обходить по глубокому оврагу. Прямо идти опасно.

- Нам кто-то помогает, - сказал я.

- Любопытно, - отозвался «Параграф», озираясь по сторонам. – Сейчас мы выйдем на дорогу. А после оврага – прямиком до деревни. Эх, сейчас нам транспорт бы не помешал…

   Мой новый знакомый рывком поднял автомат, передёрнул затвор. Я осмотрелся. Оказывается, пока мы перекуривали, вокруг нас собирались собаки. Теперь их насчитывалось около тридцати. Не успел «Параграф» нажать на спусковой крючок, как вдали раздался хлопок, и всё вокруг озарилось белым светом. Мы упали на землю…

 

 

***

 

     Когда мы очнулись, мы не могли понять, что произошло. Но всё изменилось. Земля стала вдруг какой-то мягкой, деревья стали чёрными, листья с них осыпались. Самое интересное было то, что мы лишились всего нашего оружия. Благо, наша одежда и респираторы остались при нас.

- Что это было? – недоумевающе спросил я.

- Не знаю… Что-то новое, необычное, - отозвался мой напарник. – А в Зоне всего нового надо ох как опасаться. Оденем маски. Без оружия, конечно, туго. Но паниковать не станем. У нас остались старое-доброе холодное оружие. Вот только аномалии придётся определять на «глазок».

- Ладно, пошли, - сказал я.

    И мы двинулись вперёд по мягкой, неустойчивой почве, и то и дело озирались по сторонам. Впереди был туман, а за ним – уже нормальный зелёный лес.

- Так, сейчас обходим, - напомнил проводник и вытащил висящий на поясе нож. Я вынул свой, и мы начали спускаться в овраг. В овраге было сыро и холодно. Здесь стояла тёмная вода вперемешку с лесным мусором. Повернув за угол, мы увидели в воде стреляные гильзы, затем три пустые обоймы от «Калаша», разбитую бутылку, запачканную кровью пачку сигарет. Мы прошли немного вперёд и увидели на дне оврага следы запёкшейся крови, а потом обнаружился убитый Снорк с запрокинутой головой и кровавым месивом вместо живота. Монстр лежал в неестественной позе, его руки и ноги были раскинуты в стороны. Чуть дальше лежал лицом вниз труп бандита.

   «Параграф» приблизился к трупу, присел на корточки и резко сдёрнул с головы убитого капюшон. Но под ним ничего не было, кроме торчащего из шеи позвоночника и крови. Проводник задёрнул капюшон.

   Недалеко от бандита валялся обрез, стреляные гильзы и пистолет «Макарова».

- Вот так удача! – прогнусавил через респираторную маску «Параграф». Он поднял с земли пистолет и обрез.

- Давай я дам тебе пистолет, - сказал сталкер. – А сам возьму обрез. Я к нему до фига патронов обнаружил. Сейчас проверю, как он исправен.

   И с этими словами он вставил два патрона в ствол, перезарядил.

- Эй, смотри! – показал я ему на одинокую слепую собаку. – Потренируйся на этой цели.

- Окей, - отозвался «Параграф» и, наведя ствол на собаку, грызшую какую-то падаль на земле, выстрелил, подняв тучу ворон над деревьями. В воздухе поползло пороховое облако.  

- Пришиб, скотину! Одной тварью меньше, - сказал «Параграф». – Штука отличная, но «калаш» - лучше.

Проводник стал шарить по всем карманам своего комбинезона.

- Чёрт! Курить не придётся! – сказал «Параграф». – Сигареты потерялись.

   Мы пошли дальше и залегли у дороги, в густых кустах боярышника. Метрах в двадцати вправо от нас на тонком прогнившем деревянном шесте была приколочена табличка с дырками от пуль. На ней значилось: «Литвинка». Последней буквы было почти не различить – на неё наползло красное пятно. Шест под табличкой был густо обвит колючей проволокой. Посередине шеста в колючей проволоке торчала человеческая кисть. На ветках ближайшего куста висела сталкерская куртка, вся изодранная и густо пропитанная кровью. Здесь же, под кустом, валялся окровавленный противогаз с оторванным клапаном и трубкой, выбитыми глазницами. Дальше дорогу перегородила колючая проволока, состоящая из трёх рядов. Посередине проволоки висел плакат с изображением ЧАЭС и значком радиации. Впереди – мрачный лес, таивший в себе опасность и неизвестность. За колючей проволокой на асфальте лежал одинокий труп, над которым кружились вороны. Вот они сели и стали клевать. Справа табличка с черепом и перекрещенными костями: «Мины». «Вот она, Зона, - подумал я про себя. – Зря я сюда отправился. Не всё ладно. Что-то не так. Но теперь уже поздно. Механизм запущен, и мне надо идти до конца».

- Пройдём ещё чуток, - сказал «Параграф», рассеяв мои думы. – Нам надо попасть на ту сторону дороги.

   Я молча двинулся за проводником. Вдруг сзади раздалась стрельба.

- Ложись! – крикнул «Параграф». – Дальше будем передвигаться ползком! Голову высоко поднимать не следует! Прошьёт!

- Хорошо! – отозвался я. – Тогда вперёд!

   И мы поползли. А воздух над нами наполнился визжанием злых пуль, ветки сыпались вниз, царапая лицо. Стрельба прекратилась так же внезапно, как и началась.

- Сейчас быстро встаём и бежим, пригинаясь, вот к тем бетонным плитам!

- Понял, - сказал я, готовясь к рывку вперёд.

- Насчёт раз, два… Три!

   Мы рывком поднялись и бросились к бетонным плитам. Почти одновременно раздалась стрельба. Стреляли откуда-то сзади. Пришлось залечь лицом вниз у самых плит.

- Вот чёрт! Прижали! – выругался «Параграф». – Ещё рывок! Готов!? Тогда вперёд!

   Мы уже почти забежали за плиты, как послышался крик: «Всех положу!» На нас набросились двое бандитов. Я увидел блеснувшее лезвие ножа, и рванул в сторону, выронив пистолет. Перехватив руку противника, я ударил ему коленом в живот, он обмяк и выронил нож. С разворота у ударил его ногой по лицу, и он, вскрикнув, покатился в овраг.

   За спиной я услышал звуки борьбы, оглянулся. Увидев, что бандит прижал «Параграфа» к плитам, я, подобрав нож, коротко размахнулся и всадил его неприятелю в спину. Тот упал навзничь.

- Спасибо тебе, Агент, - невнятно проговорил он, пытаясь восстановить дыхание.

- Да не за что, - отмахнулся я, вынимая лезвие из спины бандюка. Вытерев кровь, я вложил холодное оружие в ножны.

- ладно, сейчас останавливаться нельзя – могут засечь, - проговорил проводник, поднимая с земли автомат. – Сейчас вон к тем деревьям. Только осторожно – с веток свисают «Ржавые волосы».

- Вижу, - отозвался я. – Левее – тоже опасно. Там «Мясорубки». Две. Надо обойти.

- Согласен, - сказал «Параграф», и мы на полусогнутых принялись спускаться с дороги. Решили осмотреться на местности, залегли.

   С противоположной стороны дороги приближались две фигуры в военной форме. У одного в руках «Гроза», у другого – спецавтомат «Вал» со встроенным глушителем. На поясе у обоих висели табельные пистолеты. «Патруль, наверное», - подумал я и заранее поймал фигуры на мушку. Я повернул голову в сторону проводника.

- Вижу, вижу я, - прошептал он. – Спустимся пониже.

   Спрятавшись в высокой траве, скрывшись за переплетением веток кустарника, мы стали наблюдать за дорогой. Военные подходили всё ближе и ближе. Вот уже было слышно, о чём они говорят. Вот, что мы услышали:

- Странное что-то в Зоне творится. Оставаться здесь опасно. Надо уходить.

- Послушай, но ведь мы не может так всё бросить и уйти. Нам отлично платят. Тебе разве не нужны деньги?

- Деньги-то они деньги… А вот здоровье не вернёшь…

- Ну… Всё шито-крыто не бывает. Мы уже три года работаем, столько деньжат получили. Разве плохо? А?

- Ладно, я отойду в кусты.

   И один из военных, повесив автомат за спину, спустился вниз, в густую траву. Военные находились метрах в двадцати пяти от нас. Второй военный остановился, осматриваясь. Затем достал рацию и передал в эфир: «Пока всё чисто». Рация зафонила.

   Всё произошло мгновенно. Военного, который стоял в кустиках, подняло вверх метров на тридцать, раскрутило и разорвало на куски, которые разбросало по всей округе. Над нашими головами пролетел армейский ботинок…

- Вот чёрт! – вскрикнул второй военный. В руках у него снова зафонила рация. Он поднёс её к губам. Из рации послышалось: «ну что там у вас… Всё в порядке? Приём… Вас плохо слышно… Приём! Приём!»

   Военный молчал. Потом он бросил рацию, и она, ударившись об открытую дверь гнилого ржавого «Запорожца» со спущенными шинами, отлетела в аномалию. Рацию разнесло на фрагменты. Воцарилась тишина. Военный что-то пробормотал, затем присел на корточки у обочины. Прошло несколько томительных минут. Мы с «Параграфом» напряглись в ожидании. В потных ладонях я сжимал автомат. Мы ждали.

- Вот и Хлипкий погиб в Зоне, - произнёс, наконец, военный.

   Откуда-то издалека послышался множественный собачий лай. Военный резко встал, направив ствол «Вала» на приближающихся собак. Их мы насчитали более сорока. Сначала они двигались медленно, а потом перешли на рысцу и устремились вперёд.

- Давай те же! Ну! Всех перехреначу! – заорал военный.

   Он пятился назад и отстреливался. Около него уже валялось с десяток трупов собак-мутантов. Но твари всё продолжали напирать. Военный вскрикнул – одна из мерзких собак ухватила его своими челюстями за кисть, другая – за ногу. Кое-как отбившись, военный осмотрелся и, застонав, покачиваясь из стороны в сторону, побрёл вдоль дороги. Собаки начали преследование, но пока не нападали. Они загонят человека и порвут на куски.

   Вдруг из кустарников на противоположной стороне дороги вынырнула Псевдоплоть. Утробно рыча и косясь в нашу сторону безобразным выпуклым глазом, Псевдоплоть распугала собак и словно сказала: «Прочь! Это моя добыча!» Мутант бросился догонять одинокого, выбивающегося из сил, военного, который оставлял на асфальте кровавые следы. Через секунды раздалась очередь из «Вала», затем испуганный возглас, крик. И за всем этим – довольный утробный рык Псевдоплоти. Конец бедняге.

- Двинем, - сказал «Параграф», вставая и держа автомат наготове.

   Так мы двинулись в путь, обходя аномалии, избегая подозрительные места. Начало смеркаться. Приближалась ночь. На небе зажглись первые звёзды.

 

 

Неожиданная встреча

 

   В Зону пришла ночь. Взошла луна. Появилась роса. Ночью в Зоне становилось ещё опаснее.

   Мы сидели в высокой сырой траве и смотрели через забор в распахнутое настежь окно. Там горел свет. Слышались голоса. Самих говорящих видно не было, двигались только тени. Мы с «параграфом» вслушивались.

- Это здесь, - шёпотом произнёс «Параграф», повернувшись ко мне. – Иди, подкрадись к окну и загляни внутрь.

   Проводник протянул мне глушитель для автомата. Я медленно подобрался к кустам, росшим под окном. Через ветки я посмотрел внутрь комнаты.

   Посередине стоял стол, на нём – бутылка с самогоном, гранёные стаканы, большая кастрюля. Два бандита в улучшенных костюмах с бронёй сидели за столом и играли в карты.

- Слышь, Клюв. С тобой неинтересно играть. Постоянно жульничаешь, - сказал один.

- Ну иди поиграй с военными, - отозвался другой.

- Да ну тебя! Всё! Я пас! – воскликнул первый. – С тобой никто не будет играть.

- Да брось, Нож! – сказал второй, тот, который жульничал.

   В углу комнаты была койка, кое-как застеленная. На ней лежало какое-то барахло. Рядом с койкой стоял шкаф с разбитым стеклом на одной из захлопывающихся створок. Комнату освещала тусклая лампа, висевшая в центре потолка.

   Один из бандитов сидел ко мне спиной, другой лицом. «Это Клюв!» Его надо шлёпнуть!» - метнулась в голове мысль.

   Я стал прицеливаться, как вдруг совсем рядом с моим ухом просвистела пуля, неизвестно откуда прилетевшая. Она угодила сидящему ко мне спиной бандиту точно в затылок. Его голова разлетелась на куски, забрызгав стены и потолок кровью и мозгами. Бандит, который сидел ко мне лицом, закрылся руками, вскрикнул и повалился вместе со стулом на пол. Это был «Клюв».

   Оказывается, в соседней комнате дома тоже кто-то был. После выстрела я ошалело уставился на проводника. Он был ошарашен не меньше, чем я. Резко встав с корточек, я наугад дал в комнату автоматную очередь. Послышался звон разбитого стекла, грохот падающих предметов. В доме кричали. Я пригнулся. Сзади меня раздалась автоматная очередь. Крик оборвался, послышался хрип.

- Там ещё кто-то есть! – крикнул мне «Параграф». – Надо обойти дом! Я со стороны двери! Действуем!

   Клюва в комнате уже не было. Я упустил его. Держа автомат наготове, я стал обходить дом. С крыши посыпалась шиферная крошка. Я резко поднял голову. По крыше кто-то бежал. В следующее мгновенье неизвестный схватил меня и ударил в живот. Откуда сбоку раздался звон стекла. Это «Параграф», разбив окно и скользнув через раму, вылез в темноту ночи. Он спешил мне на помощь. Меня ударили по голове. В глазах помутилось, тело пронзила острая боль. Падая, я мельком увидел, как из-за угла дома выскочила тёмная фигура с ножом в руке.

   Очнулся я только спустя минут пять. Надо мной склонилось лицо «Параграфа».

- Всё в порядке? – спросил проводник.

- Да, кажется… - проговорил я.

- Клюв ушёл, - сказал сталкер. – Он напал на меня и вколол снотворное. Я вырубился. Пришёл в себя раньше, чем ты.

   Скоро мы устроились на ночлег.

 

 

База сталкеров

 

   Было около восьми утра. Звёзды на небе давно погасли, и луна пропала. Брезжил рассвет. Он всегда красив в Зоне.

- Кто же это всё-таки стрелял? – спросил я проводника. Мы шли по узкой лесной тропке.

- Судя по пуле, вошедшей бедняге в голову, стреляли из СВД. Да, похоже, мы попали в хороший переплёт… Запутанная история…

    Мы брели около часа. Наконец, мы снова оказались около какого-то населённого пункта. Мы прошли через него без всяких историй. Дальше круто поднимался холм. С него доносились звуки человеческого лагеря. Были слышны голоса, смех, стук молотка и даже сухие выстрелы. Эхо от выстрелов разносилось далеко по окрестностям, распугивая всякую мутировавшую живность – свиней, кабанов, собак…

   Пройдя чуть дальше, мы увидели широкую дорогу, ведущую прямо к холму. «Лагерь сталкеров», - подумал я. Нам надо было поесть и отдохнуть. Поэтому мы в любом случае заглянем на огонёк в это место. В любом случае.

   По мере приближения к лагерю, мы услышали песню «Земля в иллюминаторе» группы «Земляне», которая доносилась из приёмника. Шум лагеря всё нарастал.

   Мы подошли к воротам. «Параграф» постучал. На одной из створок ворот открылось маленькое окошко. Высунулось дуло автомата и лицо в капюшоне. Мы с проводником сместились чуть в стороны.

- Мы хорошие люди, хотим у вас передохнуть и перекусить, - сказал «Параграф».

- А, ну тогда заходите честные бродяги. Мы всегда рады таким гостям. Милости просим.

   Ворота отворились, и мы вошли внутрь. В лагере было много сталкеров. Кто чистил своё оружие, кто сидел у костра, кто рассказывал анекдоты и байки, кто ел, кто-то подхватил песню из приёмника. Лагерь располагался между двумя барами. Слева, над распахнутой дверью, висела табличка с надписью:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В БАР К ВИНТУ

   С правой стороны висела другая табличка, на которой значилось:

МАСТЕРСКАЯ МИГЕЛЯ

«Ну и кликухи у них», - подумал я, взглянув на проводника. «Параграф» с интересом осматривался.

   Над костром на вертеле жарился здоровый кабан. Один из сталкеров всё время подкладывал в огонь сухие ветки, у другого сталкера в руках была гитара. В задней части лагеря, по-видимому, было стрельбище – здесь стреляли по целям, одними из которых были бутылки. Здесь же, с двух сторон стояли смотровые вышки. На них были патрули, следившие в бинокль за окрестностями.

   Дверь за вошедшими сразу захлопнулась на все имеющиеся замки. Встретивший нас сталкер произнёс:

- Я по проводник Витька. Могу провести почти в любой конец Зоны. Разумеется, за соответствующую сумму. Не смогу провести только на территорию ЧАЭС. Что-то нехорошее там происходит… Идти туда – большой риск. Не советую.

- Меня зовут Двадцать первый, - сказал я.

- А меня – «Параграф», - подал голос мой товарищ. – Я проводник по профессии.

- Очень приятно, - сказал Витька. – Тогда, «Параграф», мы с вами коллеги. Идёмте. Я отведу вас к главе Клана.

   Мы двинулись за Витькой и вошли в амбар, что был слева. Дорогу нам уступил «Шмель», как представил его нам новый знакомый. «Шмель» держал в руке ТТ, прокручивая его на пальцах.

   Мы оказались в просторном помещении. Справа, около календаря, бросался в глаза плакат с лежащей в соблазнительной позе полуобнажённой красоткой. Её загорелая фигура, томно откинутая голова с роскошными волосами, длинные и стройные ноги не могли не притягивать мужские взгляды. За столом сидел бармен по прозвищу «Винт».

- Добро пожаловать в бар к Винту, - сказал бармен. - Я к вашим услугам. Располагайтесь.

   Мы много говорили с барменом. Ели и выпиливали. Он даже предложил на две отдельные комнаты, чтобы переночевать и все остальные услуги сталкерского лагеря. Но отдыха, нормального отдыха, мы не получили.

 

 

Осада лагеря

 

   Не успели мы вздремнуть, как снаружи из радиорубки раздался голос в громкоговоритель:

- Внимание! Всем внимание! Вокруг ЧАЭС растёт белое пятно непонятного происхождения! В связи с его разрастанием из Тёмной долины к нам приближается группа «Греха», а с запада медленно движутся множественные разрозненные группы бандитов! «Грешники» окажутся у нашей базы быстрее всего! Примерно через десять минут! Возможно волнообразное нашествие мутантов! Немедленно занять боевые позиции!

   Мы с «Параграфом» переглянулись.

- Вот и отдохнули, - недовольно буркнул Параграф, хватая приставленный к стене автомат. В ответ я только вздохнул. Встав с коек, мы двинулись к выходу из здания. «Винт» уже вышел из своего бара и отдавал команды сталкерам. Он сказал, увидев нас:

- Вы уже поняли, что к чему. Нам надо отбить атаки и удержать лагерь. Помогите нам, ребята. Мы в долгу не останемся. Вы получите хорошую награду.

   Мы приготовились к битве.

- Проверить оружие и снаряжение! – крикнул «Винт», заряжая пистолет. – Приготовиться к круговой обороне! Занять боевые посты!

   Повсюду послышалось перешёптывание, негромкие голоса, лязг и скрежет оружия. Одни проверяли автоматы и дробовики, другие – снайперки, кто затачивал ножи, третьи – поправляли амуницию. Кто-то хохотнул. Но потом нам пришлось не до смеха…

   Мы с «Параграфом» заняли места у забора на южной стороне. Рядом пристроился Витька, сунув свой «калаш» между двух досок. Здесь же, неподалёку, оборудовал гнездо для своей СВД другой сталкер. За ним стоял сталкер с «Валом» в руках, и дальше, и дальше стояли на своих позициях люди, которые ещё совсем недавно веселились, пели песни, рассказывали анекдоты, сидя у костра. Все приготовились достойно встретить противника. И мы приготовились.

- Ждать осталось недолго, - сказал Витька. – Вот вам гранаты. Каждому – по три штуки.

   Я повернул голову вправо. Рядом стоял и сам бармен «Винт». Он держал «Грозу» и вставлял в подствольник гранату.

Мы ждали. Прошло минут пять. Из громкоговорителя раздалось:

- Враг уже приближается к холму! У них там человек шестьдесят! Всем собраться!

   С нашего места как раз были видны холмы, деревья и деревенька, через которую мы проходили.

«Винт» достал бинокль и стал внимательно всматриваться вперёд.

- Вон они! – воскликнул он. – Продвигаются со стороны деревни.

   Я посмотрел в сторону заброшенных домов. Там, на улице, промелькнули чёрные фигуры, закутанные в плащи. Вот появилось три человека, вот пять, вот десять…

- Враги со стороны болотной речки и моста! – послышалось с противоположной стороны лагеря.

   Стало ясно, что нас окружают, берут в кольцо. Рассував все гранаты по карманам своего камуфляжа, я изготовился к стрельбе. Я опять стал всматриваться в деревенские дома и улицу. Один из «грешников», совершив перебежку, забрался в остов «Икаруса» и установил на сошки винтовку Драгунова. «Снайпер!» - мелькнуло в голове. В этот момент слева от меня раздался приглушённый хлопок. Это выстрелил из винтовки с глушителем один из снайперов нашего лагеря. Он оказался быстрее врага.  «Грешник» в автобусе исчез.

   А в это время «грешники» по-пластунски вплотную подобрались к холму, где стоял сталкерский лагерь.

- Сейчас открываем дружный огонь, - спокойно сказал «Винт».

   Фигуры врагов встали и перебежками стали приближаться к лагерю. Я видел, как «грешники» мелькали между деревьями. Наконец, они устремились вперёд, но пока не стреляли.

- Насчёт раз, два, три… Огонь!

   Мы начали стрелять. Со всех сторон раздался треск автоматных очередей. Ряды «грешников» поредели, они залегли. На земле остались лежать убитые. Я скосил двоих. Сталкеров в лагере скрыло облако дыма от выстрелов. Впереди, со стороны деревни, раздалась стрельба. Кто-то из «грешников» установил пулемёт в проёме окна одного из домов и стал поливать нас свинцом. Несколько пуль пролетело над головой, остальные впились в забор, кромсая его в щепки. «Винта» задело пулей. Он вскрикнул. Я попытался прицелиться в проём, но мне помешали. Раздалась автоматная очередь. Один из сталкеров упал… Я подавился дымом, потом, высунувшись из укрытия, дал две очереди. Одного убил, одного ранил, а третьему продырявил голову. Рядом со мной – «Параграф». Он ведёт огонь короткими очередями. Шестерых сталкеров ранило, один умер от потери крови, троих скосили пули. Какому-то сталкеру шальная пуля пробила глаз и вылетела из затылка. Я повернулся в сторону «Винта». Он громыхал своим «Громом», затем выпустил гранату из подствольного гранатомёта. Я перевёл взгляд на деревню. Тот дом, в котором засел пулемётчик, вдруг погрузился в пылевое облако, во все стороны полетели огрызки досок и кирпичи. Я вынул гранату и, резко привстав, швырнул её за забор. Резко пригнулся. Рвануло. Граната попала в самую гущу противника. Несколько человек разметало. Послышался мат, проклятия, стоны, крики… Всё погрузилось в едкий дым. Я вскочил, хотел дать очередь. Осечка! Чёрт! Пока я возился с автоматом, Винт достал рацию и начал в неё что-то громко говорить. Я не мог разобрать слов из-за стрельбы и взрывов.

- Ребята! – вдруг крикнул «Винт», обращаясь к сталкерам. Он повернулся спиной к забору. – Если будет совсем худо, мы будем прорываться к вертолёту! Он прилетит примерно минут через двадцать! Вертолёт приземлится на крышу тюрьмы, расположенную за мостом! Это группа поддержки! По мосту будем продвигаться осторожно! Там…

   Но договорить «Винт» не успел. Сразу две автоматные очереди прошили его насквозь. Он, было, стал падать, но ещё одна очередь, пробив забор, пронзила «Винта». Бармен подавился кровавым кашляем и упал боком на землю…

   В это время к лагерю выбежала крупная группа бандитов. Мы кинули гранаты одновременно. Две вражеские залетели прямо на середину лагеря, туда, где был костёр. Раздались оглушительные взрывы. Кто-то кинул бутылку с горючей смесью. Один из амбаров загорелся… Осколок от гранаты чиркнул меня по ноге, «Параграфа» – по щеке.

   Бандиты были близко. Я вынырнул из-за забора и еле успел отклониться. Я схватил гранату и зашвырнул её обратно во врага. Одновременно я дал очередь. Граната разорвалась. Ближайший бандит вскрикнул, подавившись кровью. Пули попали в живот. Держась руками за дерево, бандит стал медленно сползать вниз, пока не уткнулся лицом в землю.

   Я присел и обернулся. «Винт» лежал лицом вниз. Под ним уже натекла внушительная лужа крови. Даже продырявленный забор был ей залит.

- Лёха! Обходим их! – услышал я крик одного из бандитов.

   Я вздрогнул. Затрещал забор, и на территорию лагеря ввалился матёрый бандит. В это время Витька перезаряжал оружие.

- Сзади! – только и успел крикнуть я. У меня закончилась обойма. Витька не успел. Бандит, размахнувшись автоматом, ударил парня прикладом по лицу, повалив того на спину. Откинув автомат, бандит выхватил нож здоровенных размеров и нанёс Витьке ударов пять. Враг, сделав своё дело, хотел было встать, но тут на него навалился «Шмель». Они, сцепившись в смертельной схватке, покатились по земле. Мощным ударом рукоятки пистолета «Шмель» сумел уничтожить опасного неприятеля. Но не успел «Шмель» подняться, как его сразила пуля. Раскинув руки, он упал на спину. Раздался взрыв, и я уткнулся носом в землю.   

   Всё произошло одновременно. Кто-то крикнул: «Кровососы!» Бар развалился, крыша ввалилась вовнутрь, вывеска, заискрив, рухнула вниз. Впереди образовалась дымовая завеса, бандиты, подорвав забор, хлынули внутрь лагеря, наверно, спасаясь от орд напиравших мутантов.

- Уходим! Сюда! – крикнул кто-то из сталкеров.

   Я, сжимая автомат, побежал за группой сталкеров. Мы перемахнули через забор очутились в густом дыму. В воздухе послышался стрёкот вертолётного винта.

- Быстрей! Тюрьма – за этим перелеском! Это более короткий путь!

   Откуда-то из леса вылетела красная сигнальная ракета. Мы углубились в лес. В лесу стреляли, рвались гранаты.

- Стоять! – послышалось откуда-то сбоку. За стволами деревьев замелькали камуфляжи военных. Но мы, как угорелые, неслись вперёд, туда где должен был приземлиться вертолёт. Слух уловил лай собак, чудовищные рыки… Загорелся, вспыхнув, лес… Мы добежали и запрыгнули в вертолёт. Машина стала подниматься в воздух. И вот мы уже на высоте. Вдруг их леса стремительно вылетела горящая точка и попала в наш вертолёт. «Ну всё! Это конец!» Вертолёт падает… Ударившись головой о сиденье пилота, я потерял сознание…

 

0
20
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!