Проклятье древней царицы

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Проклятье древней царицы
Автор:
Алексей Белобородов
Связаться с автором:
Аннотация:
В 2014 году при проведении плановой реконструкции трассы М4-Дон на территории Краснодарского края в районе посёлка Кирпичный во время строительных работ ковш экскаватора поддел и приподнял над разрытым грунтом нечто похожее на гипсовый ящик, который на металлических рёбрах переломился, а изнутри высыпались человеческие кости.
Текст произведения:

В 2014 году при проведении плановой реконструкции трассы М4-Дон на территории Краснодарского края в районе посёлка Кирпичный во время строительных работ ковш экскаватора поддел и приподнял над разрытым грунтом нечто похожее на гипсовый ящик, который на металлических рёбрах переломился, а изнутри высыпались человеческие кости. Спустившиеся в котлован рабочие на трёхметровой глубине обнаружили массовое захоронение. Полицейские криминалисты на месте установили, что кладбищу многие сотни лет, а прибывшие из города специалисты определили, что возраст могильника просто огромен. Им оказалось доисторическое погребение, датируемое третьим тысячелетием до нашей эры. По распоряжению главы краевой администрации В.А. Ткаченко и губернатора г. Краснодара Н.Л. Довлатова работы на данном участке были приостановлены и начаты археологические изыскания.

Официальная справка.


...Небытие, ничто, пустота. Казалось, что тьма навеки укутала душу в объятиях бездны, когда я перестала существовать. Но кто-то посмел потревожить мой сон, и я ощутила болезненное пробуждение. Тогда я увидела свет. Он появился в виде ослепительно-яркой, медленно расширявшейся полосы. Вместе со светом пришло осознание личности. Я почувствовала присутствие людей. Жалкие рабы копошились повсюду, оскверняя прах моих слуг. Вооружённые несуразными инструментами, они разгребали мусор и черепки. Они прикасались к украшениям и подбирали золото. Моё золото. Несчастные осмелились проникнуть в святая святых - обитель самой вечности! Пробуждение было предначертано древним злом, я знала об этом всю жизнь. Теперь предсказание свершилось. Так бойтесь же, черви. Вы будете ползать у меня в ногах и почитать за честь прикоснуться языком к моей сандалии...


- Пётр Петрович, идите сюда, мы кажется, обнаружили усыпальницу царицы, - позвала Наталья Суреновна, доцент кафедры естественных наук Кубанского технологического университета, - все остальные могилы оказались второстепенными.

- Иду, - ответил профессор Романов.

Отвернувшись от теодолита, Пётр Петрович азартно потёр ладони.

- Поосторожнее там!

Романов кряхтя спустился по лестнице в яму и подошёл к раскопанному саркофагу. Вот оно, прекрасно сохранившееся чудо из древнего мира. Нетронутое грабителями, авантюристами и чёрными копателями. Ему несказанно повезло. Такая удача выпадает далеко не каждому исследователю. Повсюду суетились студенты и волонтёры, расширяя лопатами древний могильник. Несколько человек орудовали кисточками, бережно расчищая центральную гробницу. Доцентша щёлкала переносной камерой, а столпившиеся у натянутых верёвок в метре от насыпи зеваки снимали на сотовые происходящее. Сам саркофаг представлял из себя прямоугольное сооружение, выдолбленное из известняка и искусно украшенное витиеватой резьбой. Кое-где даже сохранились остатки поблёкшей краски. На массивной плите, закрывавшей гробницу, были выгравированы письмена. Профессор присмотрелся. Интересно, что же здесь написано? Похоже на древнемеотское письмо. И в то же время на скифское. Это ещё предстоит расшифровать. Скорее всего, предупреждение. Например, как на одной из египетских гробниц. «Великая богиня Исида трижды покарает каждого, кто посмеет осквернить этот прах». Второстепенные погребения располагались в строго геометрическом порядке, и это тоже имело свой смысл. Захоронение такого масштаба, безусловно, являлось крупной находкой, не говоря уж о том, что могло находиться внутри центральной гробницы. Профессор почему-то подумал про пресловутое проклятие Тутанхамона. «Смерть быстрыми шагами настигнет каждого, кто посмеет нарушить покой фараона». И что? Надо бояться? Но как, каким образом древняя высохшая мумия смогла по очереди укокошить тех, кто впервые за тысячелетия к ней прикоснулся. Бред и полная чепуха, распространённая падкими на дешёвые сенсации газетчиками того времени. Эти надписи, в большинстве своём, содержат одинаковый смысл, но жадных охотников за древними реликвиями это никогда не останавливало. Романов подозвал студентов и объяснил, как сдвинуть плиту без повреждений. Двое из них подошли с боков и осторожно поддели штырями. Тяжёлая крышка древнего гроба приподнялась, и подхватившие руками за края студенты бережно положили её рядом с саркофагом. Пётр Петрович сунул голову внутрь доисторического гроба и посмотрел на содержимое. Он увидал зияющие чернотой провалы пустых глазниц, а череп, казалось, в зловещей усмешке оскалил зубы. Безо всяких причин профессору стало страшно. Страх вихрем окутал мозг, когтистой лапой закрался в душу. Романов было отпрянул, да не успел. В глаза ударил нестерпимо яркий свет. Со стороны было видно, как профессор склонился над белыми, местами увешанными разноцветными побрякушками костями, и внезапно выгнулся дугой. Повалившись навзничь, профессор потерял сознание и забился в конвульсиях. Глаза вылезли из орбит, а изо рта забрызгала розовая пена. Это было странно, поразительно, необъяснимо. Будто средь бела дня в магистра ударила молния. Студенты распластали Петра Петровича на земле, и кто-то засунул ему меж зубов кусок арматуры, обмотанной полотенцем. Профессор сочно хрипел, сотрясаясь в эпилепсии, а Наталья Суреновна дрожащими пальцами давила на кнопки сотового, пытаясь набрать номер службы спасения. Многие заглядывали опасливо в гроб, но кроме костей и лохмотьев истлевшего одеяния никакого ужасного кошмара внутри не обнаружили. Череп как череп. Кости как кости. Однако Романов сотрясался в судорогах, и это произошло с ним в тот самый момент, когда он вгляделся в череп скелета.

Вызов поступил на центральный компьютер диспетчерской службы, и ядовито-жёлтый реанимобиль «пежо», взревев сиреной, помчался в сторону злосчастного раскопа. Профессорский приступ всё продолжался, и тщедушное дёргающееся тело едва удерживало пятеро волонтёров. Прибывшие на место строительных работ врачи констатировали у Романова эпилептиформный пароксизм, и тут же засунули в глотку изогнутую пластиковую трубу. После чего резво вкололи в вену несколько шприцев мутноватой белой жидкости. Дёрнувшись напоследок ещё пару раз, Пётр Петрович затих в тяжёлом медикаментозном сне. Студенты возложили профессора на носилки и потащили на бруствер, за которым его ожидала карета скорой помощи. С торчащей изо рта трубкой Романов чем-то напоминал со стороны носорога, а Наталья Суреновна, причитая и делая дырки в дорогих колготках, карабкалась вслед. Уже в машине эскулапы подвесили учёному капельницу и утыкали тело всевозможными проводами с присосками. Выпустив в толпу струю чёрного дизельного смога, «пежо» стартанул и помчался в сторону ремблока многопрофильной больницы.


- Петя, ты почему отказался от госпитализации! Ты что, хочешь богу душу отдать? Или, как там ваши студенты глаголят - ласты склеить, - в который раз за день доставала профессора жена.

Пётр Петрович после всех злоключений теперь восседал у себя на кухне и спокойно прихлёбывал чай.

- Таня, ну что мне там делать в этой больничке? Приступ прошёл без последствий, я чувствую себя хорошо. Язык прикусил, немного побаливает, ну это мелочи. Главное, что на томограммах никакой патологии в моих мозгах не выявили. Хе-хе. Потрудятся ещё на благо науки. Неврологи сказали, что это единичный приступ, такое и у вполне здорового человека хоть раз за всю жизнь, но может случиться. Чёрт с ним. Вон, таблетки выписали. Буду их принимать, и ничего подобного со мной не произойдёт.

- Ты должен был лечь под наблюдение. Раз предлагали.

- Некогда мне по больницам разлёживаться. Мне работать надо, а не койку давить. Тут, понимаешь, сенсацией пахнет, а ты мне про больницу талдычишь. Терпеть не могу больницы. К чёрту все больницы. Я здоров, как бык.

- Ладно, допивай, да спать ложись. Всё же предлагали госпитализацию. Раз предлагали, значит, что-то не так.

- Успокойся и не бери в голову.

Пётр Петрович поднялся из-за стола и поплёлся в спальню. Сегодня он сделать ничего не успел, вдобавок изрядно вымотался с этой больницей. Дурацкий приступ приключился как нельзя не вовремя, и сломал все планы. Почти полдня профессор пролежал под капельницей, а когда всё закончилось, сотрудники давно покинули раскоп. Рабочий день закончился. Ничего, завтра он проведёт предварительное исследование центральной гробницы и сделает заявление, которого ждут от него в научных кругах. Он закончит работу и приоритет открытия будет закреплён за его группой. Потом он засядет за научную работу и заполнит ещё одно белое пятно в истории древнего мира.

За этими мыслями Романов незаметно заснул и уже не чувствовал, как под одеяло к нему пристроилась жена.


- А-а-а, помогите! - кричала испуганно женщина, в панике выбегая на улицу в одном халате и тапках, - оно идёт! Оно за мной идёт. Мили-и-и-ция!


...Я поднялась с неудобного ложа и прошлась по тесным, убого обставленным покоям с низкими потолками. В одной из комнат находилась всего лишь одна престарелая рабыня. Когда я приказала ей омыть мне лицо и ноги, она вдруг без всякой причины заголосила, за что и получила заслуженный удар плетью. В моём присутствии ей полагалось встать на колени и преклонить голову. А если я что-то приказываю - безропотно исполнять. Я с детства приучена карать непокорных. Суровый царь меня учил всегда наказывать рабов и держать их на должной дистанции. Однако паршивка сбежала. Ничего, скоро у меня будет много наложниц помоложе и порасторопнее. Надо отправляться к месту моего упокоения. Мои слуги ждут воскресения, и я на месте должна совершить обряд. Никчёмный старикашка отправился в небытие, я трансформировала под себя его жалкую плоть. Скоро я поглощу души других, и постепенно обрету невиданную силу. Меня не победить. Я обращу многих из этих людишек в беспощадных воинов, которые пойдут за меня без колебаний на смерть. Я положу к своим ногам весь мир. А непокорные будут болтаться на виселицах, пока не сгниют. Я восстала из тьмы, и снова взойду на трон...


По городским улицам уверенной поступью шла смуглая красавица, облачённая в шёлковые одеяния. На голове покоилась золотая корона, усыпанная драгоценными камнями. В одной руке она держала увесистый скипетр, поблёскивавший самоцветами на утреннем солнце. Окружённая таинственным мерцающим ореолом, в необычной одежде, девушка привлекала к себе внимание прохожих. Многие шарахались в стороны и разевали от изумления рты, глядя на то, как она с лёгкостью сметала препятствия на своём пути. Движением пальца древняя царица переворачивала машины, и ладонью сдвигала тяжёлые фуры. Несколько человек в архаичных синих униформах криками и возгласами пытались её остановить. Затем извлекли из набедренных кошельков металлические изогнутые предметы и начали высекать из них искры. Мелкие камешки вылетали из трубок, и отскакивали от царицы, не причиняя вреда. Несчастные! Они пытались своими самострелами причинить физический вред тому, о чём даже не подозревали. Древнее зло пробудилось. Глупцам было невдомёк, что теперь уничтожить его невозможно в принципе. Силы проснувшегося божества одолеть простыми средствами? Она уничтожит мятежников. Смотрите же, остальные. Теперь моя власть над вами абсолютна. Жезл испустил волну тёмной энергии и солдаты в мгновение ока вспыхнули, превратившись в жалкие кучки золы.


Юная царица величавой поступью вышла на окраину города, и к месту раскопа ей оставалось всего несколько сотен метров.


ARHIMED


0
144
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!