Abyssus abyssum invocat (часть 1)

Форма произведения:
Рассказ
Пишется
Автор:
Петров Артем Дмитриевич
Связаться с автором:
Аннотация:
Новый роман в жанре зомбиапокалипсиса, но в эпоху Средневековья. Никакой привязки к реальным историческим событиям. Стилистика представляет из себя смесь Древнего Рима и Средневековья. (редакция от 13.01.17)
Текст произведения:

 

Abyssus abyssum invocat

 

Бездна бездну призывает

Подобное влечет за собой подобное

 

Из утерянного труда «Падение Республики»:

 

VII. Назначение проконсула Гнея Марция первым полководцем в борьбе с Великим Мором сулило скорое окончание бедствия, поразившего Республику. Впервые за долгое время люди, видевшие, как встают из могил мертвые, и как живые превращаются в чудовищ, пробудились от ужаса и были готовы на все ради победы.

Десятки крупных побед не только очистили половину охваченных бедствием провинций, но и вернули Столицу Республики, казалось, потерянную навсегда.

VIII. Консул Марк Антоний, друг и соперник Гнея Марция, не был воодушевлен победами и предпочитал осторожность любому удобному случаю в любой битве. Но в очищении южных провинций, где Мор свирепствовал десять лет,  им пришлось объединить силы, дабы справиться с несколькими необъятными стадами мертвецов.

IX. Битва у Белой реки не была величайшим из сражений во времена Мора, но стала переломным моментом, решившим судьбу Республики. Смерть Гнея Марция лишила Марка Антония всех соперников, и во всей Республике не осталось ни одной влиятельной фигуры, что пожелала бы отстоять Старый Порядок.

X. Много слухов и домыслов ходит о битве у Белой реки. Летописцы Республики и Империи спорят о том, действительно ли Марк Антоний предал Гнея Марция, или же не поспел  на помощь. Плутарх и Деций не исключили действий третьей стороны, однако есть сомнения, что кто-нибудь мог позволить подобную глупость в то время.

 

Но все сходятся в одном:  Гней Марций был разбит, и тем самым  закончилось последнее кровавое испытание умирающей Республики.

X. Тактика разделения огромного стада чудовищ заключалась в стремительных маневрах конницы. Отряды по нескольку десятков всадников своим видом привлекали внимание чудовищ, у которых отсутствовал человеческий разум, после чего уводили всех, кого удастся, в сторону, чаще всего, к нескольким когортам пехоты, вооруженных топорами и молотами, пока от стада не останется и упоминания.

 

Единственно верная и успешная тактика требовала колоссальной численности легионов, и обескровленная Республика едва могла предоставить столько воинов.

XI. Тем расточительнее и безумнее выглядит затея Гнея Марция разрезать стадо на десять частей и разобраться со всеми одновременно. Повлияло ли на его приказы расположение Белой Реки, одинокой горы и леса вокруг, стало загадкой для потомков, что тщетно искали точное место, где произошла памятная битва. Неизвестно, что послужило причиной поражения, известно лишь, что за считанные минуты  фатальная  ошибка проконсула  превратила вытоптанное плато в последнее пристанище для сотен республиканцев, оставив выживших один на один с толпой омерзительных тварей, бывших когда-то людьми.

 

Жадно поглотив легата в первых рядах с его  свитой, огромная масса изуродованной плоти неумолимо подступала во тьме ночи, возрастая в численности с каждым павшим воином Республики.

XII. На другой стороне плато трибун Кассий Ульпус не собирался проигрывать в так называемой им  "извращенной гражданской войне". Собрав у реки остатки разрозненных когорт, он намеревался превратить трясущихся  паникеров обратно в мужчин. Без потерянного в бою трибунского шлема Кассий при свете факелов смотрелся не так грозно, но его громогласный голос всегда выворачивал душу наизнанку.
- …и у вас есть выбор! Сражаться и умереть достойно! Или же я снесу голову каждому из вас, когда вы превратитесь в безмозглых чудовищ! И кто убьет нашего павшего легата, того осыплют золотом!

Завершив  долгую речь столь примитивным ходом, трибун добился своего - боевые кличи прокатились через весь строй. Жаждущие  крови воины пробудились, осталось лишь принять отчаянные меры, пока медлительная толпа не прижала остатки легионов  к реке.
XIII. Пока уцелевшие центурионы формировали пехоту в длинную шеренгу, а осадные орудия все еще переправляли с другого берега, Кассий без промедления отправил последних элитных конников в самоубийственный бросок к одинокой скале, позади толпы чудовищ.

Замысел удался. Больше половины  отвлеклось на всадников, что пронеслись с факелами по обеим сторонам стада. В отличие от Гнея, Кассий Ульпус планировал разрезать стадо на две части и изничтожить каждую из них поодиночке с помощью пехоты.

XIV. Летописец и историк Деций описывал следующее: "Вымотанные воины  сменяли друг друга на первой линии  так часто, как могли. Руки каждого дрожали, напряженные мускулы отказывались подчиняться. Пот, грязь и кровь спрятали  от глаз все человеческое. Чувства притупились, став бесполезным придатком. Отвратительные лица тварей слились в одно целое. Отчаяние незаметной дымкой окутывало разум…

После изучения Великого Мора нет никого, кто мог посчитать страдания великих мужей в битве у Белой реки преувеличением, свойственным эпохе.

 

Несмотря на все усилия Кассия Ульпуса, число убитых росло с каждой минутой. Всадники либо дезертировали, либо погибли. Треть пехотинцев пала еще при истреблении первой половины стада. Отступать было поздно, и солдаты понимали это не хуже Кассия. 

Наступая с факелами, республиканцы перестроились в огненный полумесяц, окружая второе стадо.  Плотный строй не позволял врагам пробиться,  топоры со свистом снимали головы, а тяжелые молоты разбивали черепа с противным хрустом. Огненные стрелы, почти не причинявшие вреда их плоти, но поджигавшие лохмотья, давно закончились, и лучникам пришлось присоединиться к обычным пехотинцам. 


Летописец и историк Деций: "- К скале! Жмите их к скале! - Кассий молил Богов, чтобы фланги устояли, иначе все пропало. "


Бойцы с огромными щитами на первой линии уперли щиты в землю. По короткому боевому кличу охрипших центурионов пехота с трудом теснила толпу,  шаг за шагом. Однако, людей не хватало, взявшиеся за топоры лучники с трудом могли исправить положение. Каждый прорыв стоил множества жизней. Солдаты на месте убивали своих раненых или выталкивали их из строя прямо в объятия пожирателей плоти безо всякой жалости.

 

XV. Летописец и историк Деций: " - Сюда! Он ранен! - солдат в коротком красном плаще указал затупившимся топором на одного из раненых с прокушенной шеей. 
Тот с трудом пережил  нападение двух чудовищ внутри прорванного строя.  Он пытался возразить, но был безжалостно заколот прямо в затылок. Еще двоих обезоружили и перекинули через солдат первой линии за щиты. В то время как Кассий двигался за строем вместе со скудным резервом, его солдаты  обезглавливали и сжигали каждое попавшееся на пути тело, не разбираясь, есть ли среди них раненые или просто упавшие без сил...”

 

Отчаянно время требовало отчаянных мер. Годы Великого Мора научили народ Республики отдавать все, и жизнь каждого теперь казалась не такой уж большой ценой.

 

Среди народа росло и крепло желание сильного правителя во главе Республики. Однако, на самом деле народ желал падения Республики и установления Империи. Великий Мор превратился из испытания стойкости духа в основу для заложения новых принципов.

XVI. Стоило поредевшему строю зажать толпу у  скалы, как воины воспрянули духом. Выигранного времени оказалось достаточно, чтобы закончить переправу тяжелых онагров с другого берега. Вспомогательные войска валились с ног, Кассий Ульпус не мог ждать.

Летописец и историк Деций:
"- Да защитят нас Боги... Огонь!  - Кассий не имел права тянуть время, и дал команду, стоило онаграм подойти на требуемое расстояние.

Однако, сигнал  получил только один из онагров. Подожженный снаряд  обрушился на врагов у правого фланга. Следующий снаряд лег правее, и в этот раз пламя охватило солдат. В агонии люди бросались на друзей и врагов. Но строй чудом устоял, несмотря на то, что  дезертиры подняли панику. О

Огненный дождь не прекращался до самого последнего снаряда.”.

XVII. Консул Марк Антоний прибыл  лишь ранним утром, когда бой уже стих, и обнаружил горстку выживших, что сжигали тела. По словам разведчика, выжило около сотни солдат, однако ни один враг не ушел.

 

Поле боя едва можно было разглядеть сквозь дым от костров. От запаха горящей плоти кружилась голова. Сенаторы из свиты Марка Антония в белых туниках падали без чувств, пока сам консул стойко держался в своей церемониальной броне, шагая по пеплу, покрывшему все плато.


XVIII. Летописец и историк Деций: "Глаза его покраснели от дыма, кашель раздирал легкие, но никто не мог заподозрить постаревшего не по годам консула в слабости. Его усталый взгляд цеплялся за каждую мелочь. Он видел, как никто не отделял мертвых от раненых чудовищами, каждого ждала одна судьба.  Здоровых же проверяли еще  тщательнее. Сам Кассий первым скинул тяжелую броню, подавая пример остальным. Однако, узнав о прибытии консула, поспешил после досмотра привести себя в надобный  вид перед консулом.


- Меня покусала собака! Собака! – в отчаянии кричал нечастный солдат, закрывая рукой  грязную рану, которую пытался спрятать под слоем грязи.  Но никто не собирался ждать, чтобы убедиться в правдивости этой мольбы.


Марк Антоний остановился в центре царства смерти и крови, бесстрастно наблюдая за казнью, отметив, что  Кассий не мог принести лучшего жертвоприношения Богам Войны. 

- Без лишних слов, - подняв ладонь, консул остановил трибуна, что попытался рассыпаться лестными словами.

 

- Консул... - тот почтительно склонил голову и, без сомнения, ожидал награды за свое усердие. - Легат Гней Марций Руфус... погиб! Я принял командование остатками легионов! Мы...


- Я не хочу слышать про ваши... подвиги, - в голосе консула открыто читалось презрение, и Кассий до конца жизни так и не смог понять, почему.


- Все чудовища истреблены. У пещеры, что в глубине скалы, стоят мои люди, никто не пройдет! – за отличием от своих солдат, Кассий не напоминал тень самого себя, чем еще больше гневил Марка Антония, переживавшего потерю трех легионов во главе с Гнеем Марцием.”


Пещеры были первым источником Мора. Еретики, поклоняющиеся Богам Смерти, помогли разнести чуму по всей Республике.  После уничтожения еретиков приказ каждого из полководцев заключался в поиске пещер, откуда ни один муж не вернулся живым.

XIX. Кассий Ульпас мог получить титул легата из рук самого консула, однако у него хватило глупости или наглости перечить единственному из оставшихся могущественных полководцев Республики.

 

Марк Антоний приказ завалить пещеру и скрыть место, где произошла Битва у Белой реки. Кассий Ульпас не хотел расставаться со следами своего триумфа и считал, что способен вычистить пещеры. Тем самым подающий надежды военачальник подписал себе приговор. Остаток жизни он провел в степях на западной границе Империи, несмотря на то, что выполнил приказ.

XX. Марка Антония любят и ненавидят на протяжении веков. Однако, он был одним из немногих, кто понимал истинную цену Великого Мора.  Война с чудовищами и людей друг с другом почти уничтожила Республику, лишь сила и мужество каждого помогли выстоять.

 

Марк Антоний спрашивал себя, зная, как был одинок в своих думах: "Что же будет дальше, когда Республики не станет, и  появятся новые государства? Потом, когда кто-нибудь начнет копать там, где не следует?”


Марк Антоний искал ответы,  несмотря на то, что вскоре чума исчезла. Его Империя, основанная в
I веке, Веке Возрождения  – это не детище безудержных амбиций. Его Империя – это попытка защитить нас всех.

 

Дальнейшие страницы, кроме одной, были утеряны навсегда после разграбления Столицы.


C. Однако,  когда двадцать три кинжала оборвали жизнь последнего консула и первого Цезаря  Марка Антония, не осталось сомнений, что людские пороки подобны Моровым пещерам. Можно спрятать или сдержать, невозможно уничтожить.

- Луций Эмилий, летописец Империи IV века, Века Плодородия.

 

 

Часть 1

 

XIII век. Век Праведности

 

Земли Орсини

 

II. После развала Империи на части в V веке   армия перестала быть главной и единственной опорой Цезарей. После объединения разрозненных земель Западной части Империи в VII веке Цезарь имел в распоряжении собственные легионы, но большая часть армий принадлежала кланам – знатным семействам с собственным военным потенциалом, возникшим в период раздробленности. Глубоко пустив корни на собственных территориях, кланы согласились признать власть Цезаря, но на своих условиях. Так возникла новая, обновленная Империя, чья мощь день ото дня росла до прихода новой волны варваров.

- брат Винченцо, монах-летописец Империи IX века. Века Противоречий.

 

Каждый простолюдин знал: Орсини самые скупые из южан. Никто больше не пытался выдавать богатые жилы за оскудевшие рудники, желая сохранить их на черный день или для будущих спекуляций. И это не просто глупые слухи - слишком уж  ревностно охранялись заколоченные пещеры.

Как и многие соседи, Вентури не раз покушались на спрятанные богатства. Но, сегодня Рафаэль, один из внуков принца клана Вентури, хотел превзойти всех и доказать, что далеко не такой никчемный, как считали родственники.

С его рождения минуло семнадцать лет, но никто так и  не смог сделать из хрупокй тростинки сносного воина  Глупость же была вечным спутником Рафаэля, так плотно угнездившаяся  в большой чернявой  голове, что он  не мог даже толком освоить письмо.

Жан Старший, глава клана, никак не мог найти для внука ни подходящего занятия, ни достойную семьи невесту, отец которой согласился бы породниться с Вентури через такого зятя. 

Без сомнения, идея ограбить злосчастный  рудник на границе принадлежала не Рафаэлю, в чем тот  не признался бы никому, в том числе своим преданным слугам. Два забитых простолюдина были неразлучны с господином с его раннего детства, продолжая любить, несмотря на унижения и побои.

Рафаэль все же в глубине души чувствовал к ним жалость, хотел измениться, обещал это сделать каждое утро. Но, как и все прочие начинания, все впустую, поэтому слуги так и не смогли узнать истинной сути своего хозяина, что был не в силах возвыситься над кем-нибудь еще.

- Мы почти пришли, - М осторожно шел вперед, разгоняя вечерние сумерки факелом.

Если у  слуг и были имена, сам Рафаэль этого не знал, предпочитая называть каждого по  букве по давней привычке. Даже не знал, братья  эти двое или нет. Впрочем, оба бородатые и такие маленькие, что казались почти карликами…

- Сам вижу, дурак! – огрызнулся позади тонким голосом Рафаэль, впрочем, не уверенный до конца.

Перед  незаконным пересечением границы кланов М подробно расспросил местных, живущих рядом, куда именно идти, и эти сведения сошлись с картой, что дал дядя Рафаэля Франц. Может, слуга и не умел ее читать, но на природе еще ни разу не заплутал.  А Л, второй слуга, обладал чутким слухом и чутьем на опасные места. Без них Рафаэль никогда бы не нашел  дорогу… 

- Тише, прошу вас, сайор Рафаэль, Орсини могут быть здесь… - испуганно прошептал М и резко остановился.  

- А кулаки у них ого какие, пудовые… - поддакнул Л, шипя от крапивных укусов, протаптывая босыми ногами своему господину удобную дорогу.

И не сразу заметил, что М привел их куда нужно. Рудник в маленькой горе надежно спрятался среди кустов и хвойных деревьев.

- Оно…   

- Молчать! – отпихнув Л в сторону, Рафаэль с видом знатока подошел к забитому сосновыми досками входу в шахту.

К счастью, сметливые слуги взяли не только кирки, но и топоры, до чего сам Рафаэль не додумался. Забыл, что Орсини никогда не заваливали свои рудники камнями, дабы самим побыстрее до них добраться.

- Приступайте… - мысль о скорой наживе смягчила Рафаэля, стоило коснуться подгнивших, но все еще крепких досок.  

Жалкая преграда! Его она не остановит.

Вернее,  слуг… руки сайора слишком нежны для такой работы.

 

Стук топоров не прекращался ни на минуту. Уже догорал второй факел, а работа все продолжалась -  за досками оказались крепкие бревна. Рафаэль перепробовал все бранные слова  и уже почти схватился за топор М, когда Л проделал дыру внутрь.

Тотчас слуги заработали вдвое быстрее, несмотря на то, что валились от усталости. А еще нужно было добыть хоть немного серебра…

- Вперед, лентяи! –  Рафаэль  первым протиснулся сквозь проделанную дыру с факелом.  Маленькие глазки старались не пропустить ни единого закутка шахты. К его досаде вскоре  пришлось спускаться по ступенчатым уступам глубоко вниз, откуда до непутевых грабителей донесся странный запах.

Узкий лаз привел в огромную пещеру, которую едва мог охватить свет факела.

Л сразу отметил, что стены здесь никто не трогал киркой. Его скончавшийся от хвори отец работал в шахте, и слуга знал, о чем говорил. Но Рафаэль упрямо продвигался  вглубь.

Дорога осложнялась с каждым шагом, в первую очередь, из-за странного затхлого запаха

- Ну и вонь здесь… - рукав дорогого камзола не спасал.

Она проникала всюду, пропитывала тело…  душу. Неудивительно, что Орсини бросили это место.

Под ногами сапог что-то постоянно хрустело, а простолюдины ныли, что им колет ноги в дырявой обуви. И неудивительно, по всему полу пещеры были разбросаны обломки костей. Нашлась еще и пара черепов без нижней челюсти. Гнетущая тишина то и дело прерывалась странными звуками, похожими на чье-то дыхание…

От такой жути ноги Рафаэля подкашивались, обе руки судорожно махали факелом в надежде найти виновника своего страха.

- Пойдемте отсюда, хозяин… это серебро того не стоит. Орсини сразу узнают, где его добыли, если кто-то скажет, что оно воняет… - М мужественно сдерживался, в то время как Л вырвало скудным ужином.

Это был один из редких моментов, когда Рафаэль Вентури согласился со своими слугами,  совсем забыв про досаду и гнев….

Хруст!

Позади  кто-то надвигался на них. Только не Орсини…

Впрочем, в следующее мгновение Рафаэль согласился бы и  на целую армию заклятых врагов семейства Вентури…

Еще до того, как факел смог осветить скрюченную фигуру, он закричал во всю глотку…

 

Оказавшись  на свежем воздухе, обезумевший Рафаэль бежал со всех ног. Из-за слез едва удавалось различить  дорогу. Он помнил, как забыл про свой короткий меч в ножнах и то, что  Л упал, схватившись за сердце, и как М пытался защитить своего сайора…

Свежий воздух стал истинной отрадой, но этот запах не выветрится до самой смерти, а легкие  будто сковало чахоткой… это чудовище что-то с ним сделало!

С трудом достигнув высокого берега реки, Рафаэль  не заметил обрыва… и последний крик утонул в бурной реке, унесшей изуродованное тело Вентури глубоко в земли Орсини…

 

XIV век. Век Падения

 

Столица

 

XV. Нет никого выше Цезаря. Его воздвигают люди, ему подчиняется Империя, но выполняет он волю Богов. Он начало и конец Империи. Монахи божественных храмов во главе с Прайоом есть  соблюдение божественных заветов. Легионы во главе с полководцами есть  исполнение законов.  Сенаторы есть законы и их создание. Фрументарии есть тень и разящий клинок Цезаря. Цезарионы есть щит и меч Цезаря.

- из «Свода священных законов Империи» II века, Века Созидания.

 

Жан Вентури пятнадцать лет служил цезарионом,   телохранителем Цезаря, правителя нерушимой Империи. Раньше цезарионы убивали себя после смерти своего сюзерена. Теперь это признано расточительным, и новые Цезари часто брали старых к себе на службу.

Так за время службы Жану удалось пережить аж четырех Цезарей, и последний, тридцатилетний Цицерон Четвертый, был худшим из них. Ни жестокий Антоний Восьмой, ни слабый телом и духом Октавиан Третий, ни даже слабоумный Константин, первый своего имени, не могли сравниться с новым правителем.

Цицерону было… попросту наплевать на  Империю, на придворных, на народ. Он целыми днями сидел  на троне,  уставившись в одну точку. Мало что могло надолго привлечь его внимание, поэтому просители чаще разговаривали с советниками.

Да и ничего императорского в новом наместнике Богов на земле не было. Ни стана, ни красивого лица. А белая туника, как ни старайся,  выглядела на нем мешковиной,  золотой венок же то и дело норовил упасть…

Жалкое зрелище. Даже в урожденном калеке Октавиане было больше жизни… Теперь же  бдение у трона  для Жана Вентури  превратилось в пытку. Он чувствовал, что ржавеет быстрее собственных доспехов.

Не было никаких сомнений, что тщедушный диктатор не имел никакого отношения к смерти предыдущего сюзерена, а стал лишь промежуточной марионеткой на веровочках.  Цезарь Константин, по совместительству брат Цицерона,  умер при загадочных обстоятельствах. Он был, безусловно, умалишенным, но, на памяти придворных, тому никогда не приходило в голову прыгать из окна тронного зала. Да еще воткнув себе в живот кинжал. Константин до смерти боялся боли и крови. Ему казалось, что с  кровью жизнь уходит безвозвратно, и он становится слабее.

А этого… хоть мечом проткни! Цицерон лишь поднимет безразличный взгляд и испустит дух, никого не потревожив.

Единственной отрадой было то, что можно шептаться с другим цезарионом, справа от трона. К несчастью, сегодня там поставили Пьер Пацци. Еще тот молчун. Под густой серой бородой скрывались чем-то даже женственные черты лица. Тонкий, как жердь, маленький, но верткий. Чем-то напоминал недотепу-племянника Рафаэля. Но тонкие руки и ноги  состояли из сплошных жил. У такого и  палка станет смертельным оружием. Будучи сильным и крепким  на вид, Жан опасался сражаться с соратником по-настоящему, вне тренировочных поединков.

Этот цезарион был самым фанатичным из всей восьмерки приближенных к Цезарю телохранителей.  Оттого и заговорить сейчас с Пацци – это получить после нагоняй от легата, ведь стоявшим за троном запрещено разговаривать. В древние времена за такое отрубали языки…

Вот только сегодня, поздним вечером, когда в тронном зале никого не было, кроме бревна на троне, Пацци заговорил сам:

- Жан.

Цезарион вздрогнул. Он так давно не слышал голоса Пацци, что принял его за глас Богов. Может, это банальная провокация? Нет, Пацци выше этого.

- Что? – в горле пересохло, слова вырвались с хрипотцой.

- Твоя семья действует против моей. Что еще вы затеяли?

Глаза Жана стрельнули в сторону Пацци. Не дурак ли он? Неужели такое можно спрашивать? Какой ответ он надеется получить?

- О чем ты, Пацци? – Жан никогда не называл по именам своих братьев по оружию.

Да и это никогда не было проблемой. Восемью главными телохранителями становились представители самых знатных семей Империи, по одному на место. Это была высокая честь. Если семья не могла предоставить достойного кандидата, ее место занимала другая, и неудачникам приходилось прозябать среди обычных тридцати двух телохранителей, пока не выпадет новый шанс на возвращение.

Среди цезарионов Вентури появлялись  чаще многих. Вот уже четвертый век их династия цезарионов продолжается без перерыва. Они пережили Век Гнева, Век Голода, и вот теперь Век Праведности, что закончился неделю назад. 

Пацци же были бессменны со времен реорганизации Империи, каждый их кандидат тренировался в самых тяжелых условиях. Но Жан не сомневался, что если придет такой час, Пьер Пацци падет, не выдержав его натиска…

- Ты знаешь, о чем, - запоздалый ответ прервал размышления.

- Ты не считаешь, что говорить прямо за Цезарем о таком не пристало? – уклонился от ответа Жан.

- О ком ты? – Пацци медленно прошел вперед и пнул ногу Цицерона, развалившегося на троне. .

Тот не шелохнулся. Позор. Он и в отхожее место  сам никогда не отлучался, только если заботливые слуги  не отведут. Хотя бы есть сам умел, уже что-то…

- Об этом мешке плоти? Он нам не помешает, - цезарион вернулся на положенное место, тяжелые сапоги громко отстукивали по граненому камню.

В каждом шаге читалась ярость. И Жан понимал почему. Пацци были гордецами, почище Романо или Антонини. Предыдущий Пацци не смог пережить смерти любимого сюзерена, злобного Антония, и перерезал себе глотку. Пьер Пацци же, считай,  стал цезарионом, когда впервые взял в руки деревянный меч в годовалом возрасте.  Всю жизнь готовиться,  ждать смерти своего старого отца-цезариона…  и  все ради Октавиана, Константина и, теперь, Цицерона.

- Тебя полагается высечь до смерти за такой поступок, - не преминул напомнить Жан, чувствуя приятное тепло от того, как гордого Пацци гложет презрение.

- Ты не скажешь ничего легату. Да и  его мало интересует труп на троне.

Жану не нравилась такая разговорчивость. Не к добру это.

- Знаю. Поэтому и не скажу. Пни его за меня еще раз, - он решил пока подыграть.

- Вернемся к нашим семьям. Я знаю, что твой отец не причастен к этому. Он лучший из вашего семейства…

- Обойдись без эпитетов в отношении моей семьи, Пацци, или я перечислю всю твою поганую родословную. Разрисовав ее мечом на твоей спине… - огрызнулся Жан.

Пацци понимают только такой язык.

- …и благородный человек, в отличие от твоего брата, - собеседник не внял предупреждению.

Каждый знал, что Жан всегда считал до трех. После третьего оскорбления обидчику не поздоровится.

- Какого из них? – в ответ он прикинулся дураком.

- Франца.

- Франц второй наследник нашего клана, с чего бы ему доставлять неудобства семье Пацци? – совсем расслабившись, Жан почесался фалангами стальной перчатки.

В плену его лысую голову резали ради развлечения, и уже много лет шрамы продолжали  то и дело зудеть. Возможность почесаться… вот, пожалуй, будет причина хотя бы изредка вспомнить бревно  на троне.

- Ваша семья всегда пыталась откусить больше, чем сможет проглотить. Не играй со мной,  Вентури. Твой брат украл уже десятый наш контракт…

- Пацци никогда не славились успехами в торговле. Как и мы. Но если бы у вас увели контракт прожженные Орсини, ты ничего бы не сказал, не так ли?

- Орсини выполняют свои обязательства, - настаивал Пацци. – И если сделка уже заключена, они не вмешиваются… а Франц…

- Это плохо для них. Они упустили много прекрасных предложений, - Жан уже наслушался этих упреков.

Франц то, Франц это… слишком много Франца в его жизни, хотя тот далеко на юге.

- Но это не все, Вентури, - Пацци продолжил наступление. – Франц перешел границу. Он попытался купить через подставных купцов четверть нашего драгоценного леса. Не знаю, как ему удалось так долго водить нас за нос… но теперь его обман раскрыт!

- Причем здесь он, если это были другие торговцы? Но пусть так… если бы кто-то из твоей семьи или ее представителей не продавал лес, ничего бы не было. Вы выставили лес на торги или показали, что готовы его продать. Так чего ты хочешь, Пацци? Проси справедливости у нашего милостивого Цезаря. Только вставай в очередь… А, нет, подожди, очередь просителей с каждым днем все меньше. Поэтому просто подожди.

Жан замолчал, Пацци же оставалось сжимать рукоять меча в гневе. Они могли бы порубить друг друга прямо здесь, бревно на троне не станет мешать…

Верно. Пора было написать Францу. Его игры становятся слишком опасными. Пусть и идут на благо клана.

Но сколько же Пацци понадобится времени, чтобы найти след ушлых торговцев лесом из Столицы, которые и узнали о Франце через Жана? Остается надеяться, что пройдохи залегли на дно… иначе придется проследить, чтобы они там и остались. 

 

 

 Земли Орсини
  
   XXIII. Могущественные семьи существовали и во времена Республики, пополняя как численность сенаторов, так и полководцев. Но после падения Империи и ее возрождения после первого разрушительного нашествия варваров, новые семьи превратились в новую аристократию. Войны между кланами раздирали Империю с тех самых пор, как возродилась власть Цезаря. Наиболее кровопролитные войны происходили на юге, в первую очередь, между кланами Вентури и Орсини.
   - "Новейшая история Империи", XIII век, Век Праведности.
  
   Жан Старший не горевал после известия о трагической смерти внука. Никто, по правде, не горевал, кроме матери Рафаэля. Может, еще старая няня пустила слезу, но ей было жалко каждого своего воспитанника.
   Другие же почувствовали либо облегчение, либо вообще ничего. Рафаэль был посмешищем, пустым местом, но не Вентури, и умудрился после смерти подложить свинью своей семье...
   Тело выловили Орсини и, разумеется, теперь хотят услышать объяснения, прежде чем передадут тело для погребения. Если передадут. Франц предложил не потакать врагам семьи и хотел отделаться письмом вежливого характера, но глава клана отказался. В противном случае тело Рафаэля попросту выставят на всеобщее поругание. Такого позора даже он не заслуживает.
   Поэтому пришлось ехать к заклятым врагам, в один из богатых замков неподалеку от границы. И то хлеб. Поездка в их родовой замок дальше на севере то еще приключение.
   Вентури в этих краях презирали. Наглые крестьяне улюлюкали вслед большому эскорту, зная, что за такую наглость не последует кары. Но если обращать внимание на каждую лающую шавку, то никогда не доедешь.
   А всего-то пришлось потерпеть полдня, прежде чем из-за деревьев выглянули высокие башни. Замок, как и все материальное у Орсини, был великолепен. Красив, с какой стороны не посмотри. Гладкие белоснежные стены, высокие утонченные башни, стальные ворота, отливающие серебром.
   Однако, как ветеран многих войн, принц Жан Вентури видел каждый изъян этой крепости. При правильном подходе осада закончится через две недели, с минимальными потерями. Роскошь часто расходилась с практичностью...
   Показателен лучше всего случай с храмом Богов неподалеку, где Жан Старший остановился помолиться. Монахи не признавали роскошь, отказывались от нее. Робы с капюшоном и сандалии, книги, символы из дерева или железа, больше ничего. Храмы в провинциях строили простенькие, чаще всего деревянные.
   А тут Орсини построили великолепный храм с богатой отделкой и живописью лучших художников Столицы. И ничего с этим не поделать. Сколько настоятель не писал епископам, никто не обуздал жажду семейства выделиться среди прочих.
   И на то есть одна веская причина.
   Каждый Орсини как на подбор. Курносые, с широкими губами, они не могли избавиться от уродливых черт через века браков с другими благородными кланами. Наоборот, черты Орсини проникали в другие семьи. К счастью, их последний брак с Вентури был больше двух веков назад, и последним этой участи удалось избежать.
   А еще их привычка бриться под монахов, коротко, с пробором... Жан Старший считал, что каждый из них прекрасно осознавал, насколько гнилой в душе, несмотря на внешний блеск. Его дед когда-то думал также. Не постеснялся высказаться, и Орсини зарезали его во время самой короткой битвы в очередной войне южных кланов.
   Таких историй великое множество. Каждый визит сюда был пыткой для любого уважающего себя Вентури. Единственное утешение, что присутствие чужаков неприятно и для Орсини...
   Это выражалось во всем. Жана Старшего поприветствовали за воротами лишь два мрачных рыцаря в позолоченных латах. А после заставили снять грязные сапоги и переобуться в монашеские сандалии.
   Стискивая зубы, проклиная чистоплюйство Орсини и желание унизить заклятого врага, принц повиновался. Его упрямство сейчас ни к чему не приведет, ситуация слишком щекотливая.
   К столу не пригласили, да и не хотелось. Лучше сразу со всем покончить. И желание Жана Старшего выполнили, указав в сторону подвала.
   Подземелье, вопреки ожиданиям, было грязным и обшарпанным. Спертая сырость въедалась в простуженные много лет назад легкие принца. Капли с потолка то и дело мочили седые волосы..
   В мертвецкой его уже ждал Гюстав Орсини, младший сын погибшего главы клана. Этому палец в рот не клади, хваткой молодой человек обладал железной. Да и вздернутый нос его по-своему красил.
   - Сайор Гюстав, - кивнул Жан Старший.
   От благородного происхождения монахи не отказывались, это было ни к чему. Главное не пользоваться материальными благами лично.
   - Принц Вентури, - вежливым успокаивающим голосом ответил Орсини, пряча руки в широких рукавах серой робы.
   На столе мертвецкой лежало обнаженное, раздутое тело Рафаэля. Голова и лицо изуродованы. Плечо совсем сгнило.
   Мертвецкие всегда плохо пахли, но здесь запах стоял просто невыносимый. Внук был уже неделю, как мертв, другого и ожидать нельзя.
   - Его выловили наши рыбаки. Хотели выбросить обратно в реку, но староста деревни признал в нем благородного. А кто еще, кроме скользких Вентури, мог оказаться на наших землях?
   - Кто угодно, даже Пацци, - Жан Старший старался сохранить хорошую мину при плохой игре.
   Ситуация не просто щекотливая, а была совсем не в пользу Вентури.
   - Но Пацци слишком прямолинейны, чтобы тайно вскрывать один из наших заброшенных рудников. К тому же, они далеко на севере, а вы, Вентури, здесь, совсем недалеко от наших границ, - если требовалось, Гюстав мог часами строить самые витиеватые фразы.
   - Я поблагодарю вас, если вы сразу поделитесь, какие у вас есть доказательства причастности моего внука к преступлениям против Орсини, - у Жана Старшего не было времени на игры.
   - Их предостаточно, уважаемый принц. О вашем замечательном внуке ходили легенды далеко за пределами ваших земель. Позволю заметить, что даже мы, монахи, имеем чувство юмора. И шутки о прекрасном и мужественном Рафаэле Вентури ходили и по нашему приходу... - сарказм сквозил в каждом слове, но по голосу нельзя было усомниться, что Гюстав серьезен.
   Жан Старший не сдержал кривой усмешки, что только сильнее выпятила рассеченную губу, прятавшуюся под короткой, но густой бородой.
   - ...поэтому нам было известно многое, в том числе и о его слугах,. М и Л, если не ошибаюсь. Тела которых мы нашли в нашем руднике.
   Франц вновь оказался неправ, письмом тут не отделаться. Дело оказалось еще серьезнее. Слишком много неприятных улик. Хорошо еще , что этот Орсини всего лишь монах. Иначе мог бы добиться большого, гораздо большего.
   - Вы ведь понимаете, сайор Гюстав, что я не могу принять эти глупые обвинения. Белая река проходит и через наши земли. Мой недотепа-внук мог упасть и с наших скал, если это, разумеется, его голова разбилась именно при падении. Если так, то его слуги побежали искать его по течению, пересекли границу и наткнулись на ваших людей. Не имея возможности объясниться, они были убиты, а после их перенесли в заброшенный рудник. Вскрытый вновь вами или другой семьей, не имеет значение.
   Монах снисходительно улыбнулся, оставаясь недвижимой статуей. Как ему не холодно стоять так? Жан Старший чувствовал озноб, несмотря на теплый черный дублет.
   - Хорошая попытка, уважаемый принц. В другой ситуации я бы отдал вам тело без лишних слов. Вот только беда... чувствуете этот запах? Подумайте, что здесь не так? Вам не нужно быть ученым мужем, чтобы это понять. Вы пережили много битв, и знаете, как ужасны поля сражений, особенно если некому убрать тела...
   Жан Старший прекрасно помнил этот запах. В первой битве приходилось сидеть на месте, рядом с телами павших солдат в ожидании новой атаки. Но даже тогда запах не был таким... приторным. И, пожалуй, ни один подвал не смог бы добавить таких примесей.
   - Запах и вправду странный, - признал он.
   - Именно поэтому мы встречаемся здесь, уважаемый принц, - Гюстав монотонно продолжил. - Иначе бы вы мне не поверили. Этот запах был только в одном месте. В той самой шахте. Ледяная вода не смогла его смыть. Как думаете, у нас была возможность таскать с собой труп прекрасного Рафаэля туда и обратно?
   В этом и правда нет смысла... Тут Жан Старший вновь вспомнил о диком желании удушить Рафаэля, когда тому стукнуло пять лет.
   - Вы вольны посетить наш рудник когда пожелаете.
   - У вас все равно мало доказательств, что он туда залез сам. Если вы хотите довести это дело до... - твердо начал Жан.
   - О, нет, нет... - Гюстав поднял ладонь с грубой загорелой кожей.
   Несомненно, этот человек привык к тяжелому труду и не брезговал им.
   - Не сомневаюсь, что мы с вами решим все сами. Не подумайте, уважаемый принц, что вас встретил здесь я, а не мои дяди, из-за неуважения. Им просто не до этого. Они сказали.... если дословно: делай, что хочешь, только не впутывай нас, - Гюстав Орсини переходил к главному, и его самодовольство проступало даже через монашескую скромность.
   И ведь не побоится протянуть руку и взять, даже если ее грозят отрубить. Ох, не зря ходят слухи, что его собираются выбрать епископом. В таком молодом возрасте, да с такими задатками, Империю ждет новый Инквизитор Луций.
   - Ваши условия? - Жан Старший решил не тянуть.
   Кроме как равноценной сделкой дело не уладить.
   - Я отдам тело, безо всяких условий для семьи Орсини. Но когда-нибудь вы окажете услугу лично мне, и только мне, - Гюстав был уверен, что может вертеть принцем Вентури, как хочет.
   И пока Жан Старший не стал его разубеждать.
   - Вам нужна поддержка для избрания епископом?
   Монах неприятно улыбнулся, и теперь ничем не отличался от всей остальной семейки.
   - Может быть...
  
   Эта гаденькая улыбочка не выходила из головы уже десятую милю. Какую поддержку Вентури могли оказать амбициозному монаху? С церковью у семьи напряженные отношения с тех пор, как их давний предок решил создать свою религию. Тогда их дом едва уцелел, и многие поколения принцев восстанавливали его величие. Однако, все равно на них клеймо богохульников, как бы праведны не были отдельные представители семьи...Нет, тут что-то другое.
   Единственным утешением было то, что скоро Жан Старший будет дома. А там Рафаэля поместят в родовой склеп без лишней помпезности и забудут о нем навсегда.
   В свою очередь, тела слуг в руках Орсини нисколько не волновали. Простолюдины часто перебегали от одного клана к другому, обычное дело. М и Л перебежали и были убиты. Пусть так и останется.
   А пока книга обид на Орсини продолжит полниться, рано или поздно они заплатят за все...
   Отряд шел неторопливо, тело внука было спрятано в крытую телегу. Кроме редких дождей ничего не мешало наслаждаться дорогой.
   Однако, вдалеке от замка путь перегородило несколько крестьян. Как и все простолюдины на территории Орсини, они выглядели аккуратно, в хороших одеждах, словно сам Цезарь сегодня обрадует их своим присутствием.
   Вентури же, пусть и не были оборванцами, как, например, Корсо, не видели смысла в такой роскоши. Тем более, слишком уж с ней расходились грубые крестьянские ладони и спутанные сальные волосы.
   - Что вам нужно, добрые люди? - выдвинувшись на коне вперед, Жан Старший хотел поначалу пройти мимо со своими солдатами.
   Но передумал. Мало кто решался вот так преграждать дорогу благородным.
   - Мы просим прощения у Богов, что вот так встаем на вашем пути... - начал пожилой крестьянин.
   - Прощения нужно просить не у богов, а у меня. У Богов вы попросите его в храме, - Жан Старший тут же начал терять терпение.
   Но просто так затоптать их копытами - это еще больше взбесить Орсини. И, в конце концов, это земля чужих крестьян. Жан Старший больше уважал права простых людей, чем их знатных хозяев.
   - Говори, что тебе нужно, крестьянин, или прочь с дороги, - вперед вышел Вейлр, капитан стражи.
   В своих тяжелых черных латах и ведрообразном шлеме он смотрелся внушительно. Особенно, если собеседник мог увидеть эти холодные карие глаза сквозь прорези.
   Крестьянин увидел. И попятился. А потом посмотрел на тяжелый палаш, висевший в ножнах рядом с седлом, и спрятался за спину мужика покрупнее.
   - Сайоры... уважаемый принц... прошу простить нас. Но я староста деревни недалеко от реки. А это сыновья того рыбака, Ивона. Того, который выловил вашего дорогого внука... - все склонили головы, хотя это стоило сделать еще давно.
   Уж не люди ли Гюстава их надоумили вот так выйти?
   - И это все? Вы хотите награды за свой поступок? Орсини наверняка немало вам за это заплатили, - Жан Старший повернул коня в сторону, чтобы объехать троицу.
   - Светлейший принц, вы ошибаетесь... мы не взяли денег за тело вашего внука. Нам их и не предложили... но после того, как отец несчастных мальчиков...
   Мальчиков...Жан Старший не сдержал усмешки. Эти детины крупнее Вейлра без доспехов.
   - Распутывая сети, в которые попал ваш внук, - сбившись, староста начал заново, - их отец порезался. А после того, как оглядел тело, так и совсем занемог через два дня...
   - Оглядел... оглядел, значит, - Жан Старший оглянулся на своих людей.
   Те уже были готовы отрубить крестьянам головы, и дело с концом.
   - То есть, копался в карманах моего внука? Искал монеты? - взгляда исподлобья троица не выдержала.
   - Нет, но...
   - Что "но"? Ваш отец-рыбак... кто он? Монах, чтобы отправить душу моего внука в последний путь? Или лекарь, который увидел надежду на спасение? Кто вам дал право трогать тело моего внука? Вы выловили его, я вам в этом благодарен.
   Хотя лучше бы этот мешок никогда не всплыл...
   - Но теперь вы требуете от меня денег за то, что ваш отец-рыбак сам порезался и занимался мародерством? Боги справедливы, и я не собираюсь вмешиваться в их правосудие!
   В кармане завалялось пять динариев. Больше, чем любой крестьянин может заработать за месяц.
   - Берите... - он кинул монеты в дорожную грязь. - За то, что выловили моего внука.
   - Этого не хватит, светлейший принц, - пролепетал староста, на лету сосчитав монеты. - Лекарь из замка наших господ берет в два раза больше...
   Вот наглость!
   - Наскребете, вам платят немало сестерциев. А я, как уже говорил, не вмешиваюсь в правосудие богов. Идем дальше!
   Отряд продолжил путь, но крестьяне не двигались с места. К счастью, дорога оказалась достаточно широкой для конников и телеги.
   Вейлр же остался на месте и внимательно наблюдал за троицей. Староста вместе с недалекими сыновьями рыбака не сразу поняли, чего от них хотят. А потом быстро собрали втоптанные копытами в грязь динарии и поспешили убраться подобру-поздорову.
  
   Земли Сфорца
  
   L. Северные кланы пострадали меньше всех после нашествий варваров и развала Империи. После падения Столицы Империи варвары с востока разорили половину земель северо-восточного клана Романо. Сфорца, Антонини и прочие кланы, избежав участи своих соседей, превратились в основоположников будущего возрождения Империи.
   "Новейшая история Империи", XIII век, Век Праведности.
  
   Элейна Сфорца, урожденная Вентури, уже двенадцать лет пребывала замужем. Для отца был важен этот брак, ибо Сфорца единственные настоящие союзники семьи. Все остальные просто разбегутся как крысы при первой же серьезной опасности.
   Эта дружба была удивительной, протянутой через века. И это несмотря на то, что многие мили разделяли кланы. Сфорца - северяне, Вентури - южане.
   И Элейне первое время казалось, что она не сможет ужиться в холодных краях. Что просвещенная цивилизация заканчивается на Столице в центре Империи.
   Как же она ошибалась... Сфорца и Вентури - два сапога пара. Почти одна семья. И многочисленные браки только подкрепляли это.
   Только вот муж Элейне достался не лучший... Средний сын одинокой матери, которая правила кланом вот уже двадцать лет. Только и можно было, что восхищаться этой женщиной.
   Да и Антуан был неглуп, весь в нее, но всегда холоден, закрыт от других. В первую очередь, от жены. К тому же, часто уезжал по делам, семейная жизнь тяготила его. Но ходил ли он по любовницам? В это верилось с трудом. Он не подпускал к себе почти никого на расстояние вытянутой руки.
   Даже Элейну при встрече только возьмет за руку и скупо поцелует в щеку. И то для виду...
   Удивительно, как вообще у них появилось аж два сына, рождение которых нисколько не изменило Антуана. По достижении нужного возраста он тут же отправил их на воспитание из родового замка. Одного к семье Элейны, в земли Вентури, а второго в Столицу.
   Многие матери рвали бы на себе волосы и заламывали руки... но Элейна старалась видеть в этом положительные стороны, как бы не горевала глубоко внутри. Пусть мальчики также холодны, как отец, она все-таки любила их и желала только добра.
   Воспитание у Франца пойдет Жану-внуку только на пользу. Ее брат - человек жестокий, честолюбивый и амбициозный, но сможет стать отцом, которого у девятилетнего мальчика никогда не было.
   В свою очередь, одиннадцатилетний Робер удостоился высшей чести. Его приняли в младший резерв легиона Цезаря. Ее второй брат - Жан Младший, цезарион, взял мальчика под негласную опеку. Теперь за его судьбу и карьеру можно быть спокойной и сосредоточиться на других вещах.
   - Гай, - сладким голосом Элейна позвала своего стража, что охранял покой хозяйки за входной дверью.
   В комнату вошел тяжеловес, каких поискать. Чуть ниже среднего роста, в кольчужной куртке, он не стеснялся своего выпирающего брюшка. Если кто и смеялся над его комплекцией, он предлагал ударить его кулаком в голый живот. И те понимали, что им самим стоит прикусить язык и заняться собой.
   Первый наследник дома Вентури, Готье, нашел Гая во время своих странствий в одной из деревушек, что всю жизнь оборонялась от врагов сама, ведь мало кто из господ спорных земель вокруг вообще знал о ее существовании.
   С тех пор Гай служил верой и правдой дому Вентури. И, отправляя Элейну на далекий север, Готье не мог найти кандидатуры лучше ей в защитники.
   Будучи дремучим простолюдином, Гай все же быстро учился и оказался донельзя хитер. А его боевые качества поражали даже бывалых гладиаторов.
   Но главное то, что только с защитником и можно было поговорить обо всем, что лежало у Элейны на душе. С ним, да еще с главой дома Сфорца...
   - Мадаме, - гремя кольчугой, он низко поклонился.
   Элейна расчесывала длинные черные волосы, сидя перед зеркалом. Сдержанное темно-синее платье, достаточно теплое для этих краев, все же не могло спрятать дородное, но стройное тело. Единственная дочь Жана Вентури определенно выделялась среди многих знатных дам, утонченных худышек. Но это никогда не мешало, скорее, играло на пользу, ибо выделяющаяся женственность намертво приковывала взгляд.
   Было чем утереть нос половине куриц Столицы... как же давно не приходилось там бывать!
   - Сегодня возвращается мой муж. Проследи, чтобы ему дали достаточно вина. У меня нет на него сегодня никакого настроения, - напомнив о важной новости, приказала Элейна.
   - Как прикажете, - в этот раз кланяться Гай не стал.
   А вместо этого подошел к хозяйке и мягким, совсем не свойственным убийце движением взял гребень и начал расчесывать ее волосы сам. Он всегда делал это лучше, чем многие служанки...
   - И уложи его где-нибудь в кладовой, пусть ему будет утром стыдно, - мечтательно подняв глаза, Элейна улыбнулась.
   - Как прикажете, - вновь повторил Гай.
   Антуан любил выпить, но обычно не злоупотреблял. Да и собутыльника с его характером найти тяжело. А тут подвернулся Гай, который всегда лишь улыбался и соглашался, что ее горе-муж бы не ляпнул. Большего одинокому Сфорца не требовалось.
   Тут круглое лицо оказалось на одном уровне с Элейной. Широкие ноздри втянули пьянящий запах ее волос... толстые губы коснулись шеи...
   - Не сегодня...- подняв руку, Элейна мягко коснулась небритой щеки своего любовника, и тот тут же прекратил. - Завтра.
   Она всегда любила, как у Гая загораются глаза при таких обещаниях. И старалась исполнять их неукоснительно. Впрочем, он обладал потрясающим пониманием и знанием момента.
   Эта недавняя попытка - один из способов поднять настроение, что могло перейти в нечто большее, не останови его Элейна. Гай почувствовал за это благодарность в нежном поцелуе.
   - Расчеши еще немного справа, и пойдем со мной, - быстро чмокнув телохранителя напоследок, Элейна с присущим ей достоинством обернулась к зеркалу. - Я чувствую, сегодня будет интересный день...
  
   Каждый, будь то слуга или солдат, кивал или приветствовал при встрече молодую Сфорца. Пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться такого расположения. Еще восемь лет назад ее словно не замечали. Не хотели злить Бабушку Сфорца.
   Старушка и правда не торопилась привязываться к новой родственнице. Да и с чего бы? Всего лишь жена среднего сына. При таком многочисленном семействе сложно завоевать особую привязанность.
   Тем не менее, Элейна была настойчива. И в тоже время действовала столь ненавящего, что у прочих конкурентов не получилось обвинить в чем-то молодую девушку.
   Разумеется, без конфликтов и разногласий все же не обходилось. Как, например, сейчас...
   - Мадаме Элейна! - ее окликнули при выходе из цитадели во внутренний двор.
   Гай тут же положил руку на рукоять полуторного клинка. Обычно он пользовался двуручным мечом, что носил на плече. Но хозяева замка давно попросили не ходить с этой железкой по коридорам - это пугало слуг, да и стражников.
   - Да? - Элейна остановилась и медленно обернулась без притворной улыбки.
   Епископ Сфорца, что приходился Бабушке старшим сыном, недавно разменял пятый десяток лет и был полной противоположностью младшему Антуану. Энергичный, живой и невероятно опасный. Оно и понятно, муж Элейны родился во втором браке, а отец праведного епископа был весьма опасным человеком...
   - Вы позволите с вами поговорить? - цепкий внимательный взгляд бледных серых глаз стрельнул в сторону Гая. - Наедине.
   - Разумеется. И не обращайте на него внимания. Он моя тень, но не мой шпион, - Элейна чуть улыбнулась телохранителю, что на людях одевал непроницаемую маску.
   Сам епископ был высок и статен. Ему самое место в Столице, но не в свите Приора церкви, а среди вельмож Цезаря. Густые седые бакенбарды переходили в густую, но короткую каштановую бороду. Каждая черточка на лице словно высечена из камня скульптором Древней Республики. Даже в возрасте Дамиену не занимать обаяния.
   Но все портила стрижка под монаха, слишком уж расходилась с образом. И ко всему еще эта темно-фиолетовая роба...
   - Епископ... я не знала о вашем приезде... - Элейна хотела встать на колени, но епископ взял ее под локоть.
   От прикосновения дрожь пошла по всему телу. Слабые пальцы епископа, не державшие по обыкновению ничего тяжелее пера, были неприятны и холодны. К тому же другой холод наполнял Сфорца до самых глубин. Еще при первой встрече Элейне пришлось его отведать...
   - Не стоит. Если хотите исповедаться, я буду здесь еще несколько часов. Я здесь ненадолго.
   - Что-то случилось? - нагнать волнение на лицо легко.
   Всего-то округлить глаза да приоткрыть пухлые губы. Вполне достаточно. Намного сложнее успокоить ураган неприятных мыслей.
   - Это вам лучше мне рассказать. Кроме вас и моей матери в замке никого нет, - резкий тон епископа исчез, но его настроение всегда было сложно понять.
   - Но ваш племянник...
   - Ох, оставьте моего племянника! Он как был ребенком, так и останется. Куда ему вести хозяйство, - разочарованно пробубнил под нос епископ, пока они медленно прогуливались по двору.
   - Он просто любит охоту, гладиаторские бои и... - Элейна любила нрав Леона, полный свободы.
   - И много чего еще, да-да! - в своей манере перебил Дамиен Сфорца. - Но он не может выбрать занятие. Его душа не может успокоиться. Ему нужно обратиться в веру, я мог бы ему помочь... но матушка и слушать не захочет.
   Нет сомнений. Сам епископ пошел против воли покойного отца и ушел в монахи. Но не получил признания семьи даже когда добился невероятной власти. Для них он был лишь полезным инструментом в Столице. К несчастью, мало кто понимал, насколько могут быть опасны епископы...
   И такой откровенный разговор о родственниках, впервые за много лет знакомства, выбил Элейну из колеи.
   - Но я здесь не для разговоров о племяннике. Есть вопросы, где мои братья и племянники показывают себя весьма некомпетентными, но никогда в этом не признаются. Поэтому мне нужен взгляд со стороны, моя дорогая, - епископ начал издалека, словно старался запутать.
   Впрочем, может это лишь сила привычки?
   - Я вас слушаю, епископ, - голос прозвучал сдавленно, пришлось прокашляться.
   - Волнения в землях Сфорца, - епископ Дамиен будто этого не заметил. - Меня отправили сюда, потому что в Столице уже не верят в способность моей матери держать ситуацию под контролем. Это правда, что многие ее вассалы восстали?
   Элейна сразу поняла, что дело вовсе не в восстаниях. Сфорца были прекрасными кузнецами, и теперь их мечей не хватает в Столице. Как и железа с рудников. Как и многих других вещей, которыми торговало некогда богатое семейство. Как и... нет, об этих вещах пока нельзя говорить.
   - Это так. Все это знают, епископ, - Элейна давно научилась играть в эти игры, и епископ был прекрасным учителем, сам того не подозревая.
   Тем временем, они прогуливались рука об руку по саду, где росли прекрасные раскидистые ели. Гай шел позади, держа почтительную дистанцию.
   - И что же намерена предпринять моя матушка? - епископ не сдержал горькой усмешки.
   - Почему вы не спросите об этом ее?
   - Потому что глава восстания - ее бывший любовник, и она не будет обсуждать эту тему. Она может сделать многое, но Боги не могут сами наставить ее на истинный путь. Она должна освободиться от своих мирских желаний.
   Неожиданная новость выбила Элейну из колеи. Слухи оказались правдивы...
   - Я... я и правда не знала. Похоже, она привязана к этому человеку, эта любовь была выше обычных плотских страстей. К сожалению, этот человек решил отплатить ей злом, - умение быстро собраться тренировалось годами и, похоже, епископу оно было по душе, несмотря на скрытую неприязнь.
   В то же время Элейна чувствовала, что так и будет всю жизнь защищать каждого из Сфорца от нападок епископа.
   - И это выйдет боком нашей семье, моя дорогая. И вы часть этой семьи, пусть все-таки и Вентури, - последние слова прозвучали с ожидаемым пренебрежением.
   И тогда Элейна решила попробовать сыграть в смирение.
   - Я знаю, что не заслуживаю вашей милости... наша семья...
   - Ваша семья давно искупила грехи перед Богами. Но давление других епископов из семей ваших врагов не дают вам достойного места среди нас. Это прискорбно. Может, когда-нибудь удастся это изменить. Если... мы с вами станем настоящими друзьями, - епископ остановился напротив одной из башен.
   Все сказанное оказалось неожиданным, никогда еще не было между ними такой откровенности. Если только сказанное не ложь...
   Из-за непростого разговора Элейна не сразу поняла, что Сфорца вел ее по своему привычному пути. Раб своих привычек, епископ никогда не менял путь во время прогулок по саду, если только не возникало досадных препятствий.
   - А разве мы с вами не друзья, епископ? - Элейна подняла глаза, но тут же осеклась. - Простите, я имела ввиду, что мы одна семья уже много лет, и у нас нет причин для вражды... пусть мы и не слишком ладили все эти годы...
   - Причины есть, моя дорогая, и немало, - оборвал он ее шепот. - Но все можно изменить. Если представится возможность.
   Сердце бешено колотилось, только епископ мог так незаметно развернуть разговор в совершенно другую сторону.
   Что же произошло? О чем он узнал? Что опять натворил Франц?
   - Не уверена, что правильно вас понимаю... - Элейна не могла более скрыть смущение и страх.
   - Это и не нужно, - голос был таким вкрадчивым, что неприятно натягивал струны в ее душе до предела. - По крайней мере, сейчас. Мы, Сфорца, должны быть едины. И мне бы хотелось, чтобы каждый из нашей семьи был частью этого единства...
   Вот кто настоящий тиран. А еще духовник с высшим саном! Да Франц по сравнению с ним просто мальчик!
   Епископ нежно сжал ее руку, а потом собрался уходить. Но где-то в подвале башни раздался громкий хлопот, и высокая старая конструкция начала складываться, как карточный домик.
   Кирпичи крошились под огромным весом, начался каменный дождь, переходящий в лавину...
   Элейна очнулась, почувствовав чьи-то руки у себя в подмышках. Ее кто-то тащил.
   - Гай... - но стоило открыть глаза, как она вновь увидела епископа сквозь пелену пыли и каменной крошки.
   Но телохранитель оказался тут как тут и оттолкнул Сфорца в сторону.
   - Гай! Не надо! Он вытащил меня оттуда! - тихим, но высоким тоном взмолилась Элейна.
   - Не стоит, не стоит... мне бы такого защитника, - кряхтя, Дамиен поднялся и помог поднять девушку.
   Он будто сам не осознавал, что мог быть убит мгновение назад.
   - Что... произошло? Ааххх... - Элейна смотрела на разрушенную башню, вокруг которой еще не улеглась пыль, и только теперь осознала сильную боль в правой руке.
   Видимо, попало одним из кирпичей, кисть теперь совсем не слушалась.
   - Боюсь, это перелом, моя дорогая, - сразу, на глаз, опередил епископ. - Веди ее к лекарю, - взволнованно бросил он Гаю, тому не пришлось говорить дважды. - Элейна, если вы встретите других Сфорца, немедленно отправьте их ко мне!
   Уже под надзором лекаря в цитадели Элейна, потерянная после пережитого, услышала, как караульные кричали о врагах снаружи. Мост в родовой замок Сфорца тут же подняли, зубцы ощетинились арбалетами. Осада началась.
  
   Земли Вентури
  
   VI. Многие оспаривают благородное происхождение Вентури Другие семьи, Цезари и летописцы пытались доказать, что Вентури не имели никакого отношения к Империи до ее падения. Летописец Зосим, подкупленный Орсини под руководством Цезаря Секста Первого, пытался изменить историю, но его действия были обнаружены, а сам он был убит. Подобного рода попытки всегда заканчивались желанием доказать, что Вентури ведут свою родословную от варваров с Востока и не имеют права называться высокородным кланом Империи. Споры об этом продолжаются до сих пор.
   - "О Южных кланах", X век, Век Справедливости
  
   Франц Вентури, второй сын Жана Старшего, наблюдал за изнурительной тренировкой профессионалов-гладиаторов. Арена во внутреннем дворе горной крепости не могла сравниться с прекрасными столичными Амфитеатрами. Разве что условия, в которые ставили бойцов, были воистину нечеловеческими.
   Взявшись за столь прибыльное дело с двенадцатилетнего возраста, Франц с помощью лучших тренеров из бывших гладиаторов подготовил полторы сотни бойцов, из которых больше половины были еще живы и отстаивали честь Вентури в Столице.
   Но в скором будущем бои превратились далеко не в единственное занятие молодого брюнета. Вопреки воле отца и старшего брата Готье, он нагло лез как торговые, так и в военные дела Вентури. Вскоре большинство кланов узнали, кто такой Франц, и почему его следует опасаться.
   Это не принесло любви второму наследнику в собственной семье, но ему было все равно. Внутреннее честолюбие не признавало за собой авторитеты. Франц подчинялся обстоятельствам только когда не предоставлялось иного выхода. Ведь любой мудрый человек знает, когда стоит преклонить колено...
   Пожалуй, единственный урок, который Франц извлек у отца. Только вот сам Жан Старший, по мнению сына, опускался на колени чаще, чем требовалось.
   Как в истории с Рафаэлем, непутевым сыном Готье, посмешищем. Орсини могут хоть сожрать его, почему это должно беспокоить принца клана?
   Рафаэль не стоит даже поднятого за него мизинца. Поэтому, когда бесполезный племянник стал докучать Францу, пытаясь найти свое место в жизни, дядя быстро отправил идиота пограбить серебряный рудник Орсини в отсутствие Жана Старшего. К счастью, идиот не вернулся, и никто не узнает, кто именно его надоумил...
   - Дядя, - обратился к Францу сидевший рядом на трибуне Жан-внук.
   Девятилетний мальчик, сын любящей старшей сестры... Поначалу Франц не хотел брать его в воспитанники. Слишком много времени тратится впустую, а пользы никакой. Однако, сестра все же не разочаровала с племянником.
   - Да? - не отвлекаясь от боя, Франц расстегнул камзол от напавшей духоты.
   Последние дни совсем не осенние.
   - Зачем вы отправили Рафаэля к Орсини?
   Франц усмехнулся. Стоит отдать мальчику должное. При всей своей угрюмости и нелюдимости ум его был остр, а память просто невероятна. Франц ему откровенно завидовал. Но, порой, и хорошие качества могут раздражать...
   - Подслушивать нехорошо, племянник.
   - Дядя, я не подслушивал, я был тогда за воротами крепости. Но для любого, кто умеет думать, ясно как день, что больше никто не смог бы этого сделать, - упрямый тон детского голоска раздражал больше всего.
   - Если скажешь, зачем мне это, получишь честный ответ.
   Такие игры закаляли разум мальчика, готовили к жизни и учили смотреть под разными углами на одну и ту же проблему.
   - Он вам надоел...
   - Ответ неверный. Значит, узнаешь в свое время. Что говорит его мать? Ты ведь утешил ее, как я просил? - Франц потер щетину.
   Стоило побриться.
   - Она винит вас, дядя.
   Ну еще бы... кого еще могла винить мадаме...
   - А ты? - Франц отвлекся от поединка, и его взгляд, в котором, казалось, сокрыты все преступления Вентури за долгие века, пронизывал Жана-внука насквозь.
   Но мальчик не боялся. Или старался не показывать страха.
   - Если ваша вина в этом и есть, то Боги простят ее. Рафаэль знал, на что шел... или не знал, поскольку был болваном. Но Богам все равно, каждый сам отвечает за свои поступки.
   - Еще бы выбить из тебя эту лицемерную набожность, и мы с тобой взаправду поладим, - улыбнулся Франц, довольный ответом.
   После чего внимание вновь привлекли гладиаторы.
   - Нет! Фарс! Я сказал, фарс! - гладиаторы в латных доспехах тут же остановились, едва замахнувшись оружием вновь.
   Один боролся с мечом и щитом, а второй алебардой. Уставшие, в грязи с ног до головы, они еще не утратили бойцовской ярости.
   - Медведь, если хочешь когда-нибудь достать своего врага, уводи его алебарду в сторону! Подлезай под нее! Не стой истуканом! А ты... проклятие, какая у тебя кличка? - щелкая пальцами, пытался вспомнить Франц.
   - Ярость, сайор...
   - Ярость... этого я как раз не вижу! Где твоя ярость?! И держи чертову дистанцию! Ты должен жалить своего врага и выгадать момент для удара! Измотай его! Продолжайте...
   По мановению руки бой продолжился.
   - Как мне не хватает Гая... какой боец, какой талант... - с сожалением вздохнул Франц и вновь посмотрел на Жана-внука. - Да, о твоей матери. Как часто ты ей пишешь?
   - Раз в месяц... кажется, - с трудом припомнил племянник.
   - Недопустимо! Она твоя мать.
   - Вы, свою мать, дядя, вообще не навещаете.
   Вот язва! Но он прав. Стоило бы это сделать. Хоть раз за год... как бы ни было тяжело.
   - Моя мать уже бесполезна для нас, а моя дорогая сестрица - нет. Я не могу писать ей напрямую, Сфорца что-нибудь заподозрят, особенно этот подлец-епископ... - кроме как цедить название его сана Франц просто не мог.
   - То есть я вам нужен, дядя, как почтовый голубь? Писать то, что думаете вы?
   - А ты не согласен с моими суждениями? - кивнув на его вопрос, Франц тут же задал следующий, желая, чтобы мальчик запутался в своих рассуждениях.
   Это тоже бывает полезно. Одно лишь плохо и хорошо одновременно, что он обычно переставал возражать, уступая чужому опыту и авторитету.
   - Не со всеми, - несмотря на холодную сдержанность, доставшуюся от отца, Жан-младший не мог скрыть, что чувствовал себя рядом с дядей не в своей тарелке.
   - Что ж, я обещаю с тобой советоваться. Иногда. Никаких писем под диктовку, просто ты внесешь пару вещей, не больше... - тут Франц взял яблоко с маленького столика неподалеку и кинул его прямо в бойца с алебардой.
   К сожалению, голова Медведя не пострадала, только помятый доспех.
   - Фарс! Прекратить!
   Гладиаторы тут же выпрямились и замерли как вкопанные, наблюдая как их сайор перемахивает через перила трибуны и прыгает с двухметровой высоты прямо в грязь, ничуть не жалея дорогих сапог.
   - Вы будете сражаться на славных аренах в Столице! В Столице, а не здесь! Как вы поедете?! Четверть ваших поединков будут насмерть. Дай сюда!
   Жан-внук в такие моменты терял угрюмый вид и с любопытством смотрел за тем, как дядя Франц не только раздает советы, но и принимает участие в тренировке. При этом он смотрел на него со странной смесью восхищения и опасения, а то и откровенной боязни... Отец, Антуан, не выстоял бы и одного боя против дяди.
   Взяв щит и меч, Франц выгнал гладиатора прочь и сам вышел против Медведя.
   - Нападай!
   Оружие было затуплено, но сокрушительные удары запросто ломали незащищенные кости. В прошлый раз Франц ушел с такой тренировки хромым, но сегодня он словно не замечал опухшую правую ногу.
   Зная про увечье сайора, Медведь медлил. И не поддавался на провокации, когда его противник пытался отбить алебарду в сторону..
   - Ну же!
   В конце концов, молчаливый гладиатор решился и атаковал. Алебарда скользнула по щиту, Франц воспользовался этим и, прижав щитом древко алебарды к земле, вырвался вперед. Но соперник успел отойти назад и в сторону, сохранив статус-кво.
   Круги по грязи продолжались с минуту, пока Медведь не допустил роковую ошибку. Рывок, и меч Франца со всего размаху ударил по латной перчатке. Алебарда тут же выпала из правой руки гладиатора. Сильный толчок. Шлем без забрала сорван и лежит в грязи. Через мгновение там же оказался и его хозяин.
   Жан уже собирался крикнуть второму гладиатору, чтобы он остановил дядю, ибо тот почувствовал кураж и начал беззаботно молотить кулаками по лицу противника, сидя у того на груди. Но Франц всегда умел останавливаться сам, и в конце попросту вцепился в глотку Медведя.
   - Все?! Сдался?! Разве так сражаются истинные гладиаторы?! Бей меня! Кусай! Рви на части! Повалили тебя, спихни врага с себя!
   Но гладиатор слишком ослаб, чтобы сопротивляться. А после и вовсе потерял сознание. Устало плюнув рядом с его головой, Франц разочарованно отклонился назад.
   - Жан, с завтрашнего дня ты начнешь заниматься с мечом. Давно пора...
   Он понимал, что никакого энтузиазма у тихого и угрюмого племянника эта затея не вызовет. Но кто его спрашивает? Он будет делать то, что ему говорят, пока не докажет, что способен самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность...


Текст произведения:


+6
1022
RSS
Комментарий удален
Комментарий удален
Так, этож у нас битва бастардов X)

Верно, у меня мелькала в голове эта сцена. Но в данном случае просто взять в кольцо — это не вариант. От давки такие враги гибнут плохо, да и копьями надо разить их прямо в голову.
Авангард — это передовой отряд, поэтому двигаться «следом авангардом» нельзя

Не совсем согласен, но момент в целом спорный, поэтому заменил слово авангард.
Это невозможно

почему? Он же необязательно кончиками пальцев а, к примеру, их тыльной стороной. А там есть чему чесать. Я ведь не написал, что почесал «пальцами стальной перчатки». Но я еще подумаю, как это обставить получше.

Благодарю за отзывы. Заодно добавил новые отрывки.
15:42
+1
Здравствуйте. Хоть время строчить отзывы ещё не настало, однако я уже, ибо первое сентября, школа, всё такое и я боюсь что у меня просто не хватит времени прочитать и отписаться сразу двоим. В связи с этим прошу, если есть такая возможность, не меняться с кем-нибудь местами в очереди, пока идёт запись. Надеюсь на понимание и досрочно выражаю искреннюю благодарность.

Теперь к главному. Сначала я, по мере прочтения, буду записывать сюда все моменты, показавшиеся странными, а потом, так сказать, подведу итоги. Поехали.

— Стреляйте по одной катапульте за раз! — не понял? может быть автор имел ввиду «стреляет одна катапульта за раз»? А то получается, что одиночной катапульТОЙ стреляют, а не картечью из катапульт))

Кассий приказал найти еще, все камни в округе — появляется логичный вопрос: зачем? Если не найти все камни в округе, то из-под каждого выползет по вражине? Больше объяснений, больше пояснений!

И еще больше должны будут привезти из окрестностей провинции — ммм… а не проще ли было просто доставить повозку из ближайшей каменоломни, а не заставлять крестьян бродить по лесам в поиске каменюк? Или имелось ввиду, что «окрестности провинции» должны, разобрав все собственные каменные постройки, пожертвовать материал на благое дело?

Четверть из них убили и сожгли, не желая рисковать — вообще не понятно. Зачем убивать и сжигать, если можно просто связать и подождать — что будет? Вдруг он просто случайно на острую щепку наступил? Нежить настолько сильная, что легко рвёт путы? Так почему же тогда, при всей категоричности, что автор усиленно проводит красной нитью, уничтожили всего лишь четверть? А с остальными что? Пусть отращивают клыки (или как там происходит мутация) и весело скачут по полям да лугам?

Теперь они ищут дезертиров легиона. За каждого из них назначена щедрая награда — а не слишком ли жирно за голову дезертира? Обычно их приписывали к бандитам, а награду давали только после полного уничтожения всей шайки головорезов.

Он даже не мог освоить толком письмо. Отчего ему до сих пор не могли найти ни подходящего занятия, ни благородную невесту, отец которой согласился бы породниться с семейством через такого зятя. — можно объединить в одно предложение, ибо разделены они, опять же, весьма деревянно. А насчёт зятя… Если Вентури — уважаемый и достаточно крупный… эээ клан? пусть будет так, автор пока не назвал разновидность государственного аппарата южан. Но возвращаясь к прерванному… уважаемый и достаточно могущественный клан, то более малозначащие с наследницами подходящего возраста выстроили бы сватов в очередь. Ну а так как дебилу всё равно большее не светит, то женится он на одной из этих девиц, заручив поддержкой своего клана клан жены. Вот так-то, политический брак называется.

к забитому сосновыми досками входу в шахту — мда? А он разве не должен быть завален камнями? И почему доски не прогнили насквозь за то время, пока первый замби-апокалипсис не привратился в народные сказки? Тем более если они (доски) сосоновые? И почему твари не выбили их, если по моим предположениям они (твари) сильны, как стадо быков? Если же оно неверно, то почему раненых легионеров убивали на месте, а не связывали и не ждали результата? Сплошные «почему»… Объяснения в студию, ёшкин кот!

улепетывающий Рафаэль настиг края скалы — пример корявости языка. Настиг — значит догнал, получается, что наш идиот гнался за краем скалы? Что-то всё это очень подозрительно… и почему краЯ?… настиг краЙ скалы.

Я не совсем разобрался, как тут происходит деление на главы, так что прочитал пролог и первый век. Теперь общее впечатление.

Ну, во первых, так как автор сам предпочёл критику похвалам (***), скажу что на мой взгляд пока что книга вообще не о чём. Не буду рассуждать о сюжете, по первой главе о нём трудно судить, да и не думаю, что весь приведённый отрывок откроет полностью все плюсы и минусы. Язык и слог тоже ещё дорабатывать и дорабатывать, вспомним хотя бы беднягу Рафаэля, что бегал за краЯм скалы. «Я» — это к неправильному образованию падежов, и, соответственно, неправильному написанию окончания, в результате чего слово не вписывается в основной контекст. И ошибок на подобии этой — море не паханное (фигура речи, не обращаем внимание). К примеру: «Солдаты легиона только начали строиться при виде человека в церемониальной броне с эскортом из нескольких сенаторов, но тот велел им вернуться к работе» согласитесь, сочетание «только» и «но» как-то не звучит. Точнее говоря, они вообще не могут быть употреблены, не подходят они друг другу. По крайней мере в данном примере. Да и вообще всё предложение построено… мягко говоря, странно.
К бедности слога/языка также можно отнести и сухость вообще всего текста: абзацы маленькие, короткие, будто бы обструганные топором. Они почти никак не влияют на ритм текста (к примеру, если основной текст идёт средними и крупными абзацами, а потом вдруг бац! в одно-два слова или предложение, сразу понятно: событии начали закручиваться в нешуточный вихрь). Описание вообще почти отсутствует, окружающих декораций либо вообще нет, либо настолько размыты и смазаны, что представить их стоит громадных усилий (но это свойственно всем начинающим авторам, я лично пытаюсь побороть этот момент, закруглившись со всеми крупными проектами и ударившись в художество. Ну я имею ввиду написание небольших (редко больше одного листа ВОРД при размере 11) очерков-описаний, иногда с элементами рассуждения. Если не понятно, гляньте ссылку на один из таких моих «шедевров», он, если верить комментариям, получился лучше предыдущей попытки: perekrestki-mirov.bibliowiki.ru/proizvedeniya/raznoe/zvyozdnaja-pyl.html )

Итоги:
Минусы:
— Множество нелогичных кусков текста, порой взаимоисключающие друг друга.
— Неумение пользоваться таким средством выразительности, как деление текста на смысловые куски (абзацы).
— Отсутствие описания.
— Проблемы с падежными окончаниями.
Ещё было несколько тавтологий и опечаток, но я их как-то потерял в тексте, уж простите.
Плюсы:
+ Более-менее новая и, возможно, интересная задумка насчёт зомби-апокалипсиса в средневековье. Я таких идей ещё не встречал (но не факт, что таких книг не было).
Не буду исхитряться и искать плюсы, как было с минусами — в моей задаче было указать недостатки произведения (да-да, опираюсь всё на тот же волшебный знак ***), а не расхваливать и рекламировать его. Уж что-что, а наскрести достоинств своего текста сможет однозначно любой писатель, на собственной шкуре проверено))

Ну, вот как бы и всё, если что-то пропустил, прошу искреннее прощение.

До встречи.
Комментарий удален
Я разделяю свои слова и слова автора дефисом, но если так будет более читаемо, то в следующий раз как-нибудь ещё исхитрюсь. Например выделю слова автора курсивом, так будет ещё более ясно, чем при использовании кавычек. Но и не думаю, что ими можно пренебрегать.
Приветствую, благодарю за развернутый отзыв!
В связи с этим прошу, если есть такая возможность, не меняться с кем-нибудь местами в очереди, пока идёт запись. Надеюсь на понимание и досрочно выражаю искреннюю благодарность.

Мне не принципиально, а так я не против, если только админы нас не перемешают (я первый раз в этом участвую, поэтому не знаю, как и чего происходит доподлинно)
Кассий приказал найти еще, все камни в округе — появляется логичный вопрос: зачем? Если не найти все камни в округе, то из-под каждого выползет по вражине? Больше объяснений, больше пояснений!

Если они загоняли кого-то в пещеру и стремились ее обрушить, разве неясно, что они не хотят, чтобы эту пещеру потом нашли в будущем? Возможно, стоит добавить, но здесь казалось, что ситуация сама за себя говорит.
И еще больше должны будут привезти из окрестностей провинции — ммм… а не проще ли было просто доставить повозку из ближайшей каменоломни, а не заставлять крестьян бродить по лесам в поиске каменюк?

Одно другому не мешает. Каменоломни здесь тоже подразумевались под окрестностями провинции. В целом, возможно, стоит момент прояснить
Зачем убивать и сжигать, если можно просто связать и подождать — что будет? Вдруг он просто случайно на острую щепку наступил? Нежить настолько сильная, что легко рвёт путы? Так почему же тогда, при всей категоричности, что автор усиленно проводит красной нитью, уничтожили всего лишь четверть? А с остальными что? Пусть отращивают клыки (или как там происходит мутация) и весело скачут по полям да лугам?

О болезни не так много известно, известно, что передается она через живых укушенных или оцарапанных с попаданием частиц чужого организма в кровь. Меры достаточно радикальные, потому что того требует ситуация. У большинства ранения не вызвали сомнений (ожоги, царапины от мечей в такой давке или другие несомненные повреждения).
В целом я обдумываю этот момент, равно как и весь пролог, насколько все это целесообразно.
а не слишком ли жирно за голову дезертира? Обычно их приписывали к бандитам, а награду давали только после полного уничтожения всей шайки головорезов.

каждый дезертир может быть заражен. Ради ликвидации заразы можно и раскошелиться. Тем более, не факт, что каждому дадут награду. Скорее, простолюдинов просто убьют и сожгут вместе с пойманным дезертиром.
пусть будет так, автор пока не назвал разновидность государственного аппарата южан.

Я находил не так много книг, где автор вываливал все это на читателя. Разве что могу навскидку вспомнить Скотта Бэккера. Ибо даже в Дюне разъяснение шло плавно и постепенно.
Но возвращаясь к прерванному… уважаемый и достаточно могущественный клан, то более малозначащие с наследницами подходящего возраста выстроили бы сватов в очередь. Ну а так как дебилу всё равно большее не светит, то женится он на одной из этих девиц, заручив поддержкой своего клана клан жены. Вот так-то, политический брак называется.

Согласен с вами. Но ведь нужно согласие двух отцов на это. Вентури не хотят заключать брак, который больше будет ношей, чем пользой. Могущественные кланы откажутся породниться через такого бесполезного зятя, который не имеет влияния ни на отца, ни на братьев, ни на кого, сам ни на что не годен, и прочее. Отсыпят им маленькое приданое, деревушку какую-нибудь. Какая им выгода? А брак Вентури с кем-то мелким и незначительным — это бывает, но они стараются этого избегать. Так-то, если бы Рафаэль выжил, то в двадцать его бы отдали за дочь какого-нибудь вассала, и дело с концом.
к забитому сосновыми досками входу в шахту — мда? А он разве не должен быть завален камнями?

Вход в шахту обрамляют досками и бревнами, верно? Зачем таскать камни, когда можно просто забить дверь в рудник. А если в нем и правда есть серебро, то не придется постоянно камни убирать и накидывать, чтобы влезть в закрома родины.
И почему доски не прогнили насквозь за то время, пока первый замби-апокалипсис не привратился в народные сказки? Тем более если они (доски) сосоновые?

Возможно, я не слишком хорошо обозначил переход к другой эпохе. Прошла, по меньшей мере, тысяча лет. Это первый роман, где я не делаю привязку к датам, поэтому так и вышло.
И почему твари не выбили их, если по моим предположениям они (твари) сильны, как стадо быков?

отнюдь, они наравне с людьми, иногда чуть послабее.
Если же оно неверно, то почему раненых легионеров убивали на месте, а не связывали и не ждали результата?

Причина выше
Сплошные «почему»…

И это прекрасно. Это поможет мне их ликвидировать наилучшим образом.
скажу что на мой взгляд пока что книга вообще не о чём.

Просто из любопытства, а какой пролог должен быть, чтобы книга была «о чем»? Читаю тут «Всадника без головы „Майн Рида, где пролог с испуганным оленем и всадником полностью расходится с дальнейшим повествовании о семье плантатора и встречей с Морисом. Но, бесспорно, где Майн Рид, а где я, не претендую нисколько.
В целом в прологе должна быть завязка интриги, которая должна дать читателю примерное представление о том, что будет дальше. Пролог показывает, что битва будет с существами, не принадлежащими нормальному человеческому миру. И то, что подобное не просто повторится, а обязательно повторится. Следующая сцена показывает подтверждение этих опасений, а также делает намек на весьма горячие разборки нескольких благородных семейств. Если это вообще не о чем, то я тогда, право, не знаю, мне интересно услышать ваше мнение.
Да и вообще всё предложение построено… мягко говоря, странно.

Эта проблема преследует меня уже восемь лет. Общее косноязычие, в первую очередь, смысловое.
Они почти никак не влияют на ритм текста

Если бы я этот ритм еще чувствовал)
Описание вообще почти отсутствует, окружающих декораций либо вообще нет, либо настолько размыты и смазаны, что представить их стоит громадных усилий

Пытаюсь найти золотую середину, в прошлых романах это закончилось невероятным пустословием и переливанием из пустого в порожнее.
Если не понятно, гляньте ссылку на один из таких моих «шедевров»

Обязательно посмотрю
порой взаимоисключающие друг друга.

Мне хотелось бы поближе познакомиться с примерами взаимоисключения
Неумение пользоваться таким средством выразительности, как деление текста на смысловые куски (абзацы).

Может, я как-то не так делю, но стараюсь делить, в первую очередь, по смыслу. Возьмите любой мой абзац, и, в целом, я смогу объяснить, почему именно здесь эти предложения, а не в следующем или предыдущем.
Не буду исхитряться и искать плюсы, как было с минусами — в моей задаче было указать недостатки произведения (да-да, опираюсь всё на тот же волшебный знак ***), а не расхваливать и рекламировать его.

Вы совершенно правы, это не нужно. Я здесь только за критикой, самой жесткой, без нее я не могу двигаться и не могу развиваться.
Уж что-что, а наскрести достоинств своего текста сможет однозначно любой писатель, на собственной шкуре проверено))

я мастер искать минусы, а не плюсы. В первую очередь в своем
Ну, вот как бы и всё, если что-то пропустил, прошу искреннее прощение.

Нет, вы и так сделали больше, чем следовало. Еще раз благодарю вас, у меня много пищи для размышления. Но в целом основные проблемы произведения это совершенно не исправит на данный момент. Чего-то не хватает мне, как писателю, хотя времени и усидчивости не занимать. Пока нахожусь в поиске, неясно чего именно, потому что вышеприведенные ошибки (кроме нашего недопонимания относительно сюжетных моментов) в целом непростительны для того, кто пишет столько лет, и у кого наметился лишь незначительный прогресс за это время.

Буду рад обсудить другие вопросы касательно сюжета, в первую очередь из приведенных мной выше.
20:12
+1
Я так и думал, что сегодня по планам на вечер у меня дебаты)
Вы не везде правильно поняли мою мысль, я не где-то слишком правильно понял вашу. Давайте, пришло время включать дешифратор!
Если они загоняли кого-то в пещеру и стремились ее обрушить, разве неясно, что они не хотят, чтобы эту пещеру потом нашли в будущем? Возможно, стоит добавить, но здесь казалось, что ситуация сама за себя говорит
— я и имел ввиду перефразировку предложения и добавление объяснения. Ну или хотя бы перефразировку, а то смысл доходит только через два-три прочтения. То же в следующем.

У большинства ранения не вызвали сомнений (ожоги, царапины от мечей в такой давке или другие несомненные повреждения — а в тексте ни слова про ожоги да царапины от мечей. Их явно стоит добавить!

каждый дезертир может быть заражен. Ради ликвидации заразы можно и раскошелиться. Тем более, не факт, что каждому дадут награду. Скорее, простолюдинов просто убьют и сожгут вместе с пойманным дезертиром. — тут мне действительно нечего сказать, поднимаю белый флаг)

Я находил не так много книг, где автор вываливал все это на читателя. Разве что могу навскидку вспомнить Скотта Бэккера. Ибо даже в Дюне разъяснение шло плавно и постепенно. — я, в общем-то, и не упрекал вас в этом, а про кланы писал лишь за тем, что бы меня потом не обвинили в назывании баронства кланом)

Вентури не хотят заключать брак, который больше будет ношей, чем пользой — это ещё почему? А централизация государства с ядром в виде клана Вентури — это что, не польза? А брак этому очень способствует — тут и переворот можно устраивать не меняя правящей семьи, и… ну вы меня поняли.

Вход в шахту обрамляют досками и бревнами, верно? Зачем таскать камни, когда можно просто забить дверь в рудник. А если в нем и правда есть серебро, то не придется постоянно камни убирать и накидывать, чтобы влезть в закрома родины. — Угу. Десять раз. А где яростная надежда в прологе, что пещеры завалят так, что землетрясение не вскроет? И разве легионеры настолько дураки, что бы запирать нежить в серебряных рудниках? Ну в смысле они настолько расточительны? Не думаю.

Возможно, я не слишком хорошо обозначил переход к другой эпохе. Прошла, по меньшей мере, тысяча лет. Это первый роман, где я не делаю привязку к датам, поэтому так и вышло — да уж точно) ваши сосенки больше на морёный дуб смахивают)

И почему твари не выбили их, если по моим предположениям они (твари) сильны, как стадо быков?
отнюдь, они наравне с людьми, иногда чуть послабее.
Если же оно неверно, то почему раненых легионеров убивали на месте, а не связывали и не ждали результата?
Причина выше — я приводил вопросы, всплывающие в голове среднестатистического читателя. Вставьте свои ответы на мои вопросы в текст (замаскируйте их там получше, что б ни один ирод не раскопал, как Рафаэль сосновую шахту) и проблем с непониманием между вами и вашими читателями станет меньше.

Сплошные «почему»…
И это прекрасно. Это поможет мне их ликвидировать наилучшим образом. — а это всего лишь был тонкий намёк на недостаток пояснений в тексте))

скажу что на мой взгляд пока что книга вообще не о чём.
Просто из любопытства, а какой пролог должен быть, чтобы книга была «о чем»? Читаю тут «Всадника без головы „Майн Рида, где пролог с испуганным оленем и всадником полностью расходится с дальнейшим повествовании о семье плантатора и встречей с Морисом. Но, бесспорно, где Майн Рид, а где я, не претендую нисколько.
В целом в прологе должна быть завязка интриги, которая должна дать читателю примерное представление о том, что будет дальше. Пролог показывает, что битва будет с существами, не принадлежащими нормальному человеческому миру. И то, что подобное не просто повторится, а обязательно повторится. Следующая сцена показывает подтверждение этих опасений, а также делает намек на весьма горячие разборки нескольких благородных семейств. Если это вообще не о чем, то я тогда, право, не знаю, мне интересно услышать ваше мнение.
— ну вообщето я сказал, Ю что не оцениваю ваше произведение с точки зрения сюжета, ибо во-первых, как вы и говорите, эпические события начинаются в противоположном от пролога разделе книги, а во-вторых просто ещё слишком мало написано, что бы, даже если бы я прочёл всё, ставить оценку сюжету. Употребляя «книга ПОКА ЧТО совсем не о чем» я имел ввиду свою оценку языка и слога. А ПОКА ЧТО — намекал, что если работать над этим в будущем, то выйдет очень и очень неплохо (ну это я сверяясь со своим скромным и одиноким плюсом).

Да и вообще всё предложение построено… мягко говоря, странно.
Эта проблема преследует меня уже восемь лет. Общее косноязычие, в первую очередь, смысловое. — что я могу сказать? Ква? Ну ещё, впрочем, посоветую побольше читать людей с красивым языком. К примеру «Мальчик без шпаги», автор — Козлов Сергей Сергеевич. Хоть и слегка религиозная, но просто обалденная по языку. Я такого красивого слога давно ни у кого не встречал. Почитайте, не пожалеете!

Они почти никак не влияют на ритм текста
Если бы я этот ритм еще чувствовал) — «ритм» — это я громко сказал, каюсь) Помните, что я говорил вам по поводу игры на величине абзацев? Так вот, это как раз про то. А разширять абзацы можно объединяя более маленькие путём редакции и приведения к общей мысли, или же просто воспользовавшись описанием, раздувая объём текста.

Описание вообще почти отсутствует, окружающих декораций либо вообще нет, либо настолько размыты и смазаны, что представить их стоит громадных усилий
Пытаюсь найти золотую середину, в прошлых романах это закончилось невероятным пустословием и переливанием из пустого в порожнее. — все через это проходят))) помните, я упоминал «менее удачную попытку»? Так вот, это оно) А в Звёздной пыли, что я предлогал вам прочитать и использовать как прототип, у меня после долгого и утомляющего процесса коррекции вышло что-то похожее на «золотую середину». Ну по крайне мере для миниатюры-описание.

порой взаимоисключающие друг друга.
Мне хотелось бы поближе познакомиться с примерами взаимоисключения — это я всё веду к своим рассуждениям о убиваемых солдатах, забитых морёной сосной шахтах и связаных мертвецов, что легко рвут путы. Рассуждения в конце-концов пришли в тупик.

Неумение пользоваться таким средством выразительности, как деление текста на смысловые куски (абзацы).
Может, я как-то не так делю, но стараюсь делить, в первую очередь, по смыслу. Возьмите любой мой абзац, и, в целом, я смогу объяснить, почему именно здесь эти предложения, а не в следующем или предыдущем. — это я все к умению размерами абзацев передать настрой всего текста. Ну и конечно к тому, что вам надо некоторые из них чуть… как бы это… раздуть.

Чего-то не хватает мне, как писателю, хотя времени и усидчивости не занимать. — слога вам не хватает. Слога и изящества языка. Это дело легко правится чтением слогоспасительной литературой, один из примеров которой я уже привёл.

(кроме нашего недопонимания относительно сюжетных моментов) — я ж вроде чёрным по белому печатал, что не буду рассматривать ваше произведение с точки зртения сюжета? Или у меня уже глюки на почве графомании? «Не буду рассуждать о сюжете, по первой главе о нём трудно судить, да и не думаю, что весь приведённый отрывок откроет полностью все плюсы и минусы.» Да нет вроде, не привидилось…

вопросы касательно сюжета — см. пред. абзац.
Я так и думал, что сегодня по планам на вечер у меня дебаты)

Не могу назвать это дебатами, скорее просто дискуссия. Мы же здесь ведем работу, в принципе, на общее дело, а не отстаиваем совершенно противоположные точки зрения без возможности компромисса.
что бы меня потом не обвинили в назывании баронства кланом)

Я считаю, что критик может доносить свою мысль как ему угодно, лишь бы было понятно
это ещё почему? А централизация государства с ядром в виде клана Вентури — это что, не польза? А брак этому очень способствует — тут и переворот можно устраивать не меняя правящей семьи, и… ну вы меня поняли.

Если смотреть дальше по сюжету, то это семейство в опале уже несколько веков за попытку религиозного переворота. Да и до этого к династическим бракам их не подпускали так вот уж прям. Поэтому именно их удел — это другая знатная семья, да и то из союзников, мнимых и настоящих.
Вариант с такими бракосочетаниями из моей головы не исчезал.
Угу. Десять раз. А где яростная надежда в прологе, что пещеры завалят так, что землетрясение не вскроет? И разве легионеры настолько дураки, что бы запирать нежить в серебряных рудниках? Ну в смысле они настолько расточительны? Не думаю.

1. За тысячу лет ландшафт может измениться до неузнаваемости в локальном масштабе.
2. Никто не говорил, что именно этот рудник серебряный. Орсини его выкопали, ничего не нашли, кроме вони внутри, даже заморачиваться не стали с осмотром (разве что поверхностным). И выдали за закрытую шахту, прекрасно зная, как семьи из соседних земель любят на них позариваться. Ведь как было сказано в тексте, стены никогда воздействию кирки не подвергались.
да уж точно) ваши сосенки больше на морёный дуб смахивают)

Не знаю, не хочется писать банальные «прошла тысяча лет». Ведь, по сути, конец пролога достаточно красноречиво говорит о том, что пройдут века, возникнут новые государства и прочее. Хотелось бы также намеком, только пожирнее.
я приводил вопросы, всплывающие в голове среднестатистического читателя. Вставьте свои ответы на мои вопросы в текст (замаскируйте их там получше, что б ни один ирод не раскопал, как Рафаэль сосновую шахту) и проблем с непониманием между вами и вашими читателями станет меньше.

Я с этим не спорю. Как раз размышляю над тем, как это провернуть, чтобы не наплодить десяток новых ошибок (я слишком хорошо себя знаю).
а это всего лишь был тонкий намёк на недостаток пояснений в тексте))

Я понял. Я к тому, что рад, что эти «почему» выплыли наружу
Употребляя «книга ПОКА ЧТО совсем не о чем» я имел ввиду свою оценку языка и слога

Уверен, что все равно не самая худшая работа на вашей памяти, ибо сам критиковал работы более худшие в плане языка, поэтому и смутила формулировка.
— что я могу сказать? Ква? Ну ещё, впрочем, посоветую побольше читать людей с красивым языком. К примеру «Мальчик без шпаги», автор — Козлов Сергей Сергеевич. Хоть и слегка религиозная, но просто обалденная по языку. Я такого красивого слога давно ни у кого не встречал. Почитайте, не пожалеете!

Я не спорю, про книгу. Но дело в том, что сам читаю по 2-3 книги в неделю сейчас, и результат пока не слишком радует. Видимо, я не понимаю, что именно должен заимствовать или на что ориентироваться про прочтении. А так почитаю, как с Майн Ридом и Достоевским закончу.
просто воспользовавшись описанием, раздувая объём текста.

Учитывая размеры своих романов, если я начну раздувать, то все скатится с 400 страниц верда 12 шрифтом до всех 600
Ну по крайне мере для миниатюры-описание.

Опять же, набить руку на самих миниатюрах — не такая проблема. А вот правильно научиться применять данный опыт в романах… по мне вот самая главная задачка. Лично для меня.
Рассуждения в конце-концов пришли в тупик.

ну почему в тупик? Мы же выяснили, что мне всего лишь нужно получше прояснить эти моменты.
слога вам не хватает. Слога и изящества языка. Это дело легко правится чтением слогоспасительной литературой, один из примеров которой я уже привёл.

почему же оно тогда не правится хотя бы до приемлемого уровня обычной литературой? Той, что не может похвастаться высочайшим слогом, но вот логика, построение фраз и прочее. К примеру, Чехов, проза чистая и незамутненная. Не придерешься. Однако не помогает.
Вопрос из разряда беллетристики так-то.
с точки зртения сюжета?

зачем убивать легионеров, когда может не убивать — сюжетный момент? На мой взгляд, сюжетный. Вопрос с переходом эпох, пещера, которая теперь шахта? Это вроде как тоже сюжет, я думаю.
Комментарий удален
Я не отказался от его слов, не проигнорировал их, а поблагодарил за них. Многие вопросы были нами прояснены, а не отметены мной за ненадобностью. В тоже время у меня, я считаю, есть право отвечать на аргументы уважаемого Алексея контраргументами, чтобы исключить недопонимание и придвинуться хотя бы на шаг к истине? На мой взгляд, если автор не отстаивает свою позицию, если у него нет своих аргументов, а он просто впитывает и соглашается абсолютно со всем (а не просто принимает к сведению, а делает либо по своему, либо придумывает новый подход), что ему говорят, то ему уже можно диктовать по пунктам, как и что писать.
Я ведь не спорил, что текст нуждается в доработке. Не спорил с тем, что есть косяки в логике и есть проблемы в других аспектах (это следует из моего признания, что меня восемь лет преследует эта проблема). Как и не спорю с тем, что слога у меня нормального нет. Мои слова насчет него, а также чтения литературы по этому поводу относятся больше к рассуждениям, чем к спору.
Поэтому в остальном я задумался обо всем, и более чем глубоко.
Сейчас как раз заканчиваю допечатывать/додумывать ответные рассуждения. Десять минут.
00:07
+1
Если смотреть дальше по сюжету, то это семейство в опале уже несколько веков за попытку религиозного переворота. Да и до этого к династическим бракам их не подпускали так вот уж прям. Поэтому именно их удел — это другая знатная семья, да и то из союзников, мнимых и настоящих. — так вставьте эти сведенья (по крайней мере ту часть, что уже случилось на момент повествования). А то не ясно ни что это за клан-зверь такой, ни с чем его едят…

Орсини его выкопали, ничего не нашли, кроме вони внутри, даже заморачиваться не стали с осмотром (разве что поверхностным). И выдали за закрытую шахту, прекрасно зная, как семьи из соседних земель любят на них позариваться. — О-о! та-ак вот где собака зарыта, а я-то гадал! Оказывается Орсини сначала эту шахту разрыли, а уж потом досками заколотили… ладно, если в тексте будет на это побольше намёков, то вопрос о «морёной тысячелетней сосне» отпадёт сам собой.

Уверен, что все равно не самая худшая работа на вашей памяти, ибо сам критиковал работы более худшие в плане языка, поэтому и смутила формулировка. — о да, было дело))

Учитывая размеры своих романов, если я начну раздувать, то все скатится с 400 страниц верда 12 шрифтом до всех 600 — пусть хоть так. Согласитесь, лучше иметь красивый звучный текст, разделённый на две книги, чем однотомную пародию на студенческую лекцию родом из Сахары.

Я не спорю, про книгу. Но дело в том, что сам читаю по 2-3 книги в неделю сейчас, и результат пока не слишком радует. Видимо, я не понимаю, что именно должен заимствовать или на что ориентироваться про прочтении. А так почитаю, как с Майн Ридом и Достоевским закончу. — да же не знаю, что ещё вам посоветовать… можете попытаться договориться с кем-нибудь работать в соавторстве. Я, честно, ниразу такой методикой написания романов не пользовался, так что присоветоватьничего ничего не могу.

ну почему в тупик? Мы же выяснили, что мне всего лишь нужно получше прояснить эти моменты. — я имел ввиду собственную логическую цепочку, а не наши с вами деба… простите, дискуссию.

зачем убивать легионеров, когда может не убивать — сюжетный момент? На мой взгляд, сюжетный. Вопрос с переходом эпох, пещера, которая теперь шахта? Это вроде как тоже сюжет, я думаю. — мы подразумеваем две разные вещи под одни именем. Я называю сюжетом главную последовательность событий, тянущихся через всю книгу (книги). Вы же скорее всего подразумеваете под тем же понятием чуть иное, а именно подсюжет, история развития событий в каждом отдельно взятом клочке текста. Поэтому-то я и говорил, что не могу оценить сюжет по столь маленькому отрывку, подразумевая под понятием «сюжет» — глобальную последовательность событий.

Кстати, ещё пара предложений по улучшению языка. Может быть вам попробовать не читать (т.к. опытным путём проверили — не помогает) а переписывать текст? Или перепечатывать? Тогда, возможно, мозг будет уже по привычке перестраиваться на зазубренный слог, выравнивая ваш поток мыслей… впрочем ладно.я не столь уж и силён в эзотерике) однако с переписыванием попробуйте, вдруг поможет. А ещё лучше будет, если вы и вслух записываемое проговаривать будете. Удачи.

Ну вот, управился даже быстрее, чем ожидал, жду ответ.
Я польщён вашей высокой оценкой, Вадим, спасибо
Комментарий удален
так вставьте эти сведенья (по крайней мере ту часть, что уже случилось на момент повествования). А то не ясно ни что это за клан-зверь такой, ни с чем его едят…

Возможно. Но мне нужно сделать это несколькими словами, чтобы не вдариться в полное жизнеописание времен и нравов вокруг, и сцена окончательно потеряет свой основной акцент.
В целом, в начале есть факты, которые нет смысла оспаривать, просто можно принять к сведению, а в дальнейшем они раскроются. Но я не уверен до конца, что прав в этой позиции.
ладно, если в тексте будет на это побольше намёков, то вопрос о «морёной тысячелетней сосне» отпадёт сам собой.

Обратимся к тексту. Упоминается, что Орсини скупы. Упоминается, что они маскируют свои серебряные шахты под оскудевшие. Рафаэль идет всем доказать, что он тоже добытчик, явно в шахту.
Я не спорю и не ставлю под сомнения слова о том, что непонятно, не считаю это как придирку. Мне пока просто не слишком ясно, где именно у меня логический провал, чтобы его исправить. Вот сижу и думаю
Или перепечатывать? Тогда, возможно, мозг будет уже по привычке перестраиваться на зазубренный слог, выравнивая ваш поток мыслей…

По крайней мере, не умру, если попробую. Может и правда что-то выгорит
А «проговаривать текст» — это помогает. если язык спотыкается, значит, фраза построена плохо.

Это не всегда может сработать, особенно со своими текстами. У языка нет причин спотыкаться, если собственная рука написала. Тут нужно иметь тонкое чутье и прекрасное чувство причинно-следственных связей, чем не каждый автор может похвастаться.
Я просто к тому, что раз на раз не приходится
Я сейчас к сожалению не могу написать ответ — скоро поеду на дачу отцу помогать. Ждите ответ ближе к вечеру.
Нисколько не тороплюсь. Здесь же Интернет, в распоряжение огромное количество времени
23:41
+1
Но я не уверен до конца, что прав в этой позиции. – я, если честно, тоже) поступайте, как велит душа прозаика :)

где именно у меня логический провал, чтобы его исправить – логическая дыра в том, что автор лишь исподволь намекает на то, что пещера была уже раз распечатана. Читатель может только строить догадки, что там имел ввиду автор, если не может, как я к вам, обратиться на прямую. И он (читатель) начинает додумывать и домысливать пробелы в повествовании: в прологе упоминались другие отряды легионеров, так же загонявшие нежить под землю, может быть один из них и заколотил вход, вместо того что бы завалить. Вот из этих умозаключений и вырисовывается «тысячелетняя морёная сосна».

По крайней мере, не умру, если попробую. Может и правда что-то выгорит — давайте, удачи вам!

Это не всегда может сработать, особенно со своими текстами. У языка нет причин спотыкаться, если собственная рука написала. Тут нужно иметь тонкое чутье и прекрасное чувство причинно-следственных связей, чем не каждый автор может похвастаться.
Я просто к тому, что раз на раз не приходится – Изначально я вообще-то имел ввиду проговаривать текст при списывании/перепечатывании :) Попробуйте, вдруг поможет.

Уф, выкроил минутку)
Что ж, я рад, что мы все обсудили. Ждите в ответ в гости)
Рад был помочь)
В целом я уже неделю думаю прекратить дальнейшее написание романа, и работать с тем, что есть, пока текст не достигнет хотя бы приемлемого качества. Не вижу смысла ваять дальнейшее, а весь сюжет я могу пока расписать на каком-нибудь А3
19:07
+1
О, знакомые мысли. Но я решил все-таки добить сначала черновик, а потому пройтись заново по всему тексту.
У меня уже четыре черновика огромных написаны других романов, один два раза аж переписан, так что надо уже попробовать по-другому)
19:26
+1
Это понимаю. :) Я пока таким опытом не похвастаюсь. Но… мне помогает соавтор-редактор. Может и Вам скинуть редактуру на другого?
Не на кого, к сожалению, у меня нет друзей, обладающих достаточным временем и прекрасным знанием русского. И дело не в грамматике или мелких стилистических ошибках. У меня есть фундаментальные косяки, из-за которых мои произведения получаются максимум в четверть от задуманного
19:07
+1
Впервые читал произведение о средневековом зомбиапокалипсисе. Мне понравилась оригинальная идея. Никогда бы в жизни в такую тему не полез, т.к. слишком огромное количество исторических мелочей, за которые знатоки порвут в клочья. Снимаю шляпу.

Автор серьезный и придираться к нему почти не за что! :) Но я попробую.

Как и следовало ожидать — книга выдержана в мрачных и глубоких тонах. Начинается всё битвой. Картина нарисована вкусно, мощно и тяжеловестно. Настроение накатывает пасмурное.

Баталка написана хорошо, с огромным количеством деталей и сцен. Словно кино смотришь. Это мне понравилось.

Персонажи подстать тексту — с тяжелой поступью, фанатичной жертвенностью и отсутствие жалости, даже к своим. Смерть, кровь и зомби!

В первой главе появился персонаж — семнадцатилетний идиот-дворянин с двумя преданными слугами. Их имена — хорошая находка, вкусная фишка.

Что-то мне кажется, что в этой книге вряд ли будут положительные герои. :)

Немного, но все же мелькают иногда сложные языковые конструкции: "… Кассий приказал найти еще, все камни в округе. И еще больше должны будут привезти..." Не сразу понимаешь о чем речь.

Автор пропускает иногда повторы слов и звуковые тавтологии, типа «Хотя хотел». Я бы еще повычитывал материал.

А это противоречие: «рыкнул тонким голосом»

Сам я, к сожалению, дальше читать не буду — я не очень люблю тёмные романы. Хотя, кто его знает, может дальше всё хорошо? :)
Благодарю за отзыв, все по делу, вот только серьезность автора преувеличена)
В целом у меня не будет положительных или отрицательных персонажей, будет нечто усредненное.
А так да, мрак и безысходность, у меня все романы этим пронизаны.
19:25
Завидую даже где-то. Я слишком эмоционально неустойчив, потому стараюсь избегать совсем уж мракоту. :) А когда самому надо писать тяжелые сцены, то долго к ним готовлюсь морально. Потом приходится себя отпаивать кофе и откармливать мороженым. :)))))))))
у вас зато эмоциональный подход работает бесперебойно, я пишу одной логикой. И у вас текст не просто создает видимость жизни, а действительно живой. У меня же сухо, и больше как хроника, как не приукрашивай
20:39
Ну так хорошо, что мы все разные, а то было бы скучно! :) НО вот сейчас прочитал рассказ Мстислава Когана — он Вас по мрачности переплевывает. Вам есть куда расти! :)) Жуть просто.
у него мрачность бытовая, а у меня тщетность бытия всеобщая. К примеру, в конце первого романа герой не просто не героем оказывается, а вообще, по сути, остался эгоистичной, злобной марионеткой на ниточках в чужих руках и не взывал к голосу разума. По сути герой-революционер оказался всего лишь убийцей и ренегатом, не более того.
21:23
Я это понимаю. Я немного иронизировал. :) Да, тут все разные авторы.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
это ж кто там такой, что прокусывает доспех?

челюсть человека — самая сильная мышца. Доспехи древних времен есть шанс прокусить (тонкие листы, а не тяжелые латы все-таки). Но я думаю над этим моментом, поскольку величину давления челюстей я знаю, а выдержит ли, к примеру, бронза это, вопрос. Пока что не более чем предположение
солдаты дрались в плащах? нет, я конечно понимаю, что это пафос, эпик и всё такое — но это сильно снижает их боевые качества так что зачем? Оо

надо приписать, что плащ короткий, больше как опознавательным служит
Это не требушет у которого навесная траектория. Это даже не то, что показывали в варкрафте. Это блин торсионный стреломёт у которого настильная а не навесная траектория)

у меня в голове было это
siegetample.blogspot.ru/p/blog-page_03.html
то мешало поставить за строем копейщиков строй лучников, которые бы просто вычистили бы всю эту шушеру)А так только дополнительные потери.

после подробной беседы на другом форе я окончательно укрепился в своем мнении, что стрелы не могут нанести такого урона, чтобы гарантированно убить врага при попадании. А раны им не страшны. А огненные стрелы переоценены. От них не вспыхнет враг, только если его маслом не облить с ног до головы
а с кем вообще сражался легион? И да, как-бы если в пещере обитали разумные существа то из нее просто обязан был быть запасной выход.

в принципе, и не было задачей говорить о том, с кем именно они сражаются. И существа не особо разумные
а череп был расколотый чтоль? Просто у персонажа тоже как-бы череп и вряд-ли менее прочный…

да, расколотый. И если падать затылком, особенно нижней его частью, вполне можно помереть.
так то были зомбаки? Или некое подобие драугров как я понял?

в целом зомби обыкновенные
Пока текст оставляет одни сплошные вопросы.

знаю
потом продолжу чтение и быть может найду ответы на вопросы.

на эти, боюсь, нет.

В остальном благодарю за отзыв)

которая больше на баллисту похожа?

может, в силу большего распространения в те времена
01:26
+1
Здравствуйте) Добралась и до Вас)
Не жалели даже раненых и тех, кто упал без сил. Не было времени разбираться…

Вот иногда читаешь, и не нравится как построено предложение, конкретно, мне кажется зря вы разбили его точкой. И слово даже не очень вписалось.
Надеюсь Вы не будете против если я озвучу свое мнение на эти моменты в Вашем произведении)
" Не жалели ни раненых, ни упавших без сил. Времени разбираться не было."
Заодно вскоре подоспели и отставшие катапульты.

К чему здесь слово заодно? Без него предложение выглядит гораздо лучше.
Республиканцам тяжело было целиться в ночи, но слишком многое было поставлено на карту. И здесь, и в первых рядах это понимал каждый. Первые снаряды угодили как раз в центр окружения. Враги вспыхивали один за другим. Но следующий снаряд поджег пятерых солдат на правом фланге.

Повторы мешают восприятию, а лишние слова сбивают картинку.
Стоило Кассию услышать, что толпа в окружении сильно поредела, он приказал стрелять камнями по скале прямо над входом в пещеру. По следующему приказу кольцо вокруг пещеры расширилось, катапультам требовалось пространство. Врагов, что прорывались изпещеры, солдаты быстро убивали.

Это ведь не инструкция по эксплуатации катапульт. Хочется больше художественности.
«По следующему приказу кольцо расширилось, давая катапультам возможность для атаки. Противники пытались покинуть ставшие опасными пещеры, но их сразу же убивали.»
Это не эталон, просто первые мысли по исправлению)
Ваш текст звучит примерно так: «Он пришёл, сел, взял книгу в руки». А теперь сравните с вот этим: " Усталость после рабочего дня словно бы держала в плену его тело. Мужчина был счастлив наконец присесть на мягкий, такой уютный диван. Теперь сможет наконец отдохнуть.
Книга лежащая на столе будто бы звала его окунуться в мир фантазии, убежать от реальности, в которой была одна лишь только рутина". — Есть разница, верно? Подумайте об этом. Потренируйтесь. Добавьте красок.
Марк Антоний задумчиво кивнул и отдалился от своего окружения. Усталый взгляд скользил по пепелищу.  Столько трупов… запах горящей плоти был просто невыносим. Двое сенаторов даже потеряли сознание, и их поспешили увести отсюда.

Вот! То что я искала! Замечательная картинка. И художественность и передача ощущений. Все на месте. Но почему в момент боя Вы об этом забываете. Ведь там читатель тоже должен видеть не отчет, а живые эмоции!
Досада и гнев Рафаэля сменились страхом. Кто-то надвигался на них. Орсини… только не Орсини… В следующее мгновение, впрочем, Рафаэль согласился бы хоть на сотню Орсини.

Если первый повтор Орсини оправдан усилением, то последний явно лишний.
Л умер почти сразу, у него всегда было слабое сердце. М защищал хозяина до последнего, но в его ногу впилась острая косточка на полу, и он с криком упал на спину… и головой на один из черепов. Острые края пронзили затылок, смерть пришла мгновенно.

Снова пошел отчет(
Хочу заметить, что почему-то хуже всего Вы вычитали пролог. И это странно. Так как с него все и начинается.Потом текст становится гораздо лучше, живее. Диалоги радуют и повторы почти исчезают.
С художественностью, как я говорила выше еще стоит поработать) Сама тема очень интересная и незаезженая. Тем более если брать ее вкупе с реальными историческими лицами)
Согласен почти по всем пунктам. Пролог вычитывал больше всех остальных отрывков, просто он написан по-другому. Я не могу похвастаться ровностью стиля, если таковой у меня вообще есть.
А так это первый роман у меня без привязки к реальной истории или нашему миру (таких романов у меня и так четыре).

Благодарю за отзыв)
Отредактировал пролог, учел большинство замечаний. Но он все-таки нравится мне ненамного больше, буду думать дальше
Прочитал пролог. Все нравится — видно, что автор потратил время на корректуру и редактуру, читается легко и быстро (лично мне сложно с именами и званиями, но это объяснимо если учесть, что мы совсем не близко от Рима и наше ухо редко слышит подобные сочетания букв). Освобожусь, сразу же приступлю к следующим главам!
Благодарю) однако еще править и править)
По именам и названием стараюсь давать достаточно общеизвестных аналогий, если получается
Отредактировал все имеющиеся отрывки. Буду выкладывать по частям, ибо деления на главы не будет. Каждая часть будет POVом за четыре-пять персонажей.
Пролог уже прочитала и осталась очень довольна Вашей работой над ошибками)
Что, прям вообще придраться нк к чему?)
Я пока только прочитала, а не вычитала) Но в глаза особых ошибок не бросилось, а это уже круто)
01:12
+1
Но сегодня Рафаэль, один внуков принца клана Вентури,

Из пропустили.
. Вернее, он бы никогда не догадался, что среди каменных холмов с редкими деревьями вокруг, где когда-то возвышалась скала, вообще есть серебро. Но он не признался в этом никому, в том числе своим преданным слугам.


Повтор ликвидируем

Два забитых простолюдина любили своего господина странной любовью, несмотря на все грубые слова и побои. Только над ними и возвышался младший из Вентури, вымещавший всю злобу.

Может стоить хоть как-то объяснить их странную любовь к своему господину?
И не мог изменить себя. Хотя хотел. Каждое утро обещал, что перевернет все с ног на голову. Но любые начинания далеко не заходили, и поэтому слуги не знали об истинной сути своего хозяина.

Мне показалась очень странной такая разбивка предложений. Точки, где хочется поставить запятую.
Под ногами сапог что-то постоянно хрустело, а простолюдины ныли, что им колет ноги. И неудивительно, по всему полу пещеры были разбросаны мелкие косточки. Нашлась еще и пара черепов без нижней челюсти.


Нет атмосферы пещеры. Есть факты: Колет ноги — косточки — черепа
Это должно быть жутко, но нет.
Это как протокол. Я видела место убийства с мозгами и кишками разлетевшимися по прихожей. Там мне было страшно и противно, но читая протокол увидела только отдельные картинки не связанные друг с другом. Так и здесь.
мужественно сдерживался, в то время как Л уже давно вырвало скудным ужином.

Отмахиваясь факелом, забыв про короткий меч на поясе, Рафаэль вскоре понял, что его зажали(лучше — зажат) у стены. И тут полуразложившиеся зубы разорвали плечо…

1. Почему Вы так любите начинать новое предложение с И?
2. Снова нет экшена там, где он обязан быть. Как зубы рвали плечо, что чувствовал изнеженный Рафаэль? Дайте же читателю эмоций. Только не переборщите)
Слова паразиты никуда не делись:
Однако, вскоре, благо и многие другие. Они все допустимы, но… не когда начинается экшен. Они отвлекают внимание и превращают все неторопливый рассказ дедушки о молодости.
Потом еще и третий раз прочитаю, и еще поругаюсь) Вредность — наше все)))
Со всем согласен. Когда именно исправлю — не знаю. У меня мозговой штурм не прекращается
23:28
+1
Здравствуйте. Прочитал ваш рассказ. Я так понял это часть из целой истории. мне понравилось. Скажу честно, подобного жанра обычно не читаю, но тут всё выглядело очень живо. Я представлял себе эти драки, этот прыжок на арену и недовольство учителя. Так как я историю не люблю, ошибок явных не заметил, но очень хорошо показано настроение, эмоции и фразы. Особенно мне понравилось, как Элейна «отшила» мужа, когда у неё не было желания. Я буквально увидел её, сидящей перед зеркалом. Не знаю, преимущество или недостаток, но рассказ вызвал у меня ассоциацию с «Игрой Престолов». Но в общем мне понравилось. Довольно неплохо. Желаю дальнейших успехов.
Благодарю за отзыв, проясню лишь некоторые спорные моменты)

Сверху указано, что это роман, и начинается он вполне сначала. В остальном стараюсь как можно сильнее дистанцироваться от Игры престолов, надеюсь, в конце концов выйдет
16:33
+1
Добрый день, я по обмену))
Кстати, у вас два раза одно и то же выложено.
В целом понравилось, необычная идея, интересное воплощение. только не очень понятно, мир — альтернативка Земли, или собственный? Зомбаков в первой главе нет (кроме пролога), что сразу «нацеливает» на дальнейшее чтение )) С языком надо бы поработать. Грамотность ок, а вот стилистика и, временами, словоупотребление, хорошо бы прочесать. Предлагаю вашему вниманию некоторые правки — не по всему тексту, ибо большой, но если есть интерес, могу вычитать и дальше, ибо история интригует, хочется оказать посильную помощь, чтобы текст стал ещё лучше)))
А пока — вот.

>>Но натиск не ослабевал, ведь с последним самоубийственным маневром конницы основной кулак республиканцев не имел права отступать.
Сразу ощущение, что республиканцы и конница — две враждующие армии. И только потом – сильно потом – оказывается, что они на одной стороне, а враг совсем другой. Плюс лично у меня при слове республиканцы стойкие «англо-саксонские» ассоциации (гражданские войны в Англии и в США). А Рим, скорее, «армия Республики».
>>кольцу окружения вокруг
Масло масляное
>>облегчение вылилось в задор
Облегчение не может вылиться, тем более в задор
>> людей едва хватало для плотного окружения, даже с лучниками
При первом прочтении подумала, что это лучников окружили О_о
>>сузилось до просторной площади вокруг пещеры под скалой.
Как-то думается, что площадь это нечто рукотворное, либо геометрическое, а перед пещерой – площадка. Но в любом случае её нельзя ОКРУЖИТЬ, не перекрыв вхож в пещеру.
>>И как бы не было
Ни было
>>целиться в ночи
Начинается всё с факелов, да. На чем они держатся, если все сражаются? Лично мне сложно представить именно ночной бой.
>> кольцо вокруг расширилось, давая онаграм необходимое пространство.
Вокруг чего? Пространство для чего?
>>Тварей, что прорывались из пещеры
Получается, что они в ней сидели, а не их загнали?
>>только начали строиться при виде человека в церемониальной броне с эскортом из нескольких сенаторов, но тот велел им
Как только, так сразу. Противопоставительное «но» не смотрится.
>> после приветствия выпалил Кассий
Модет, лучше «доложил»?
>>благодаря силе и мужеству Республике удалось спастись.
ЧЬИМ силе и мужеству? Про награду за дезертиров тоже странно.
>>Марк Антоний, Кассий
Вы говорите, что роман не привязан к реальным личностям, но используете времена и коннотации реальных событий. Как так?
>>кланы, окружавшие земли богатого дома
Как-то странно звучит. Вроде кланы это люди, а тут про землю…
>>один внуков принца
Из внуков
>>разработанный пару лет назад рудник
Разработанный – значит, он новый, и добыча велась
>>каменных холмов с редкими деревьями вокруг, где когда-то возвышалась скала
Интересные в этом мире эрозионные процессы))) каменные холмы отдельно порадовали
>>Только над ними и возвышался младший из Вентури, вымещавший всю злобу.
Общий смысл понятен, но фраза какая-то кривоватая.
>>начинания далеко не заходили
Начинания не заходятю Лучше «ни одно из своих начинаний он не доводил до конца»
>>Если у них и были имена, сам Рафаэль этого не знал, предпочитая называть каждого по первой букве, как привык
Первая буква имени, всё-таки? Значит, не «не знал», а «не помнил»
>>Под ногами сапог
У сапог есть ноги?
>>колет ноги… мелкие косточки
Сами косточки не колятся, иначе как бы мы жили?.. Колоться могут обломки костей.
>>заблудишься во множестве ответвлений
Внизапна! Про ответвления не было ни слова.
>>Досада и гнев Рафаэля сменились страхом. Кто-то надвигался на них.
На кого надвигался? На досаду и страх?
>>до того, как факел смог осветить
А что мешает факелу светить?
>>Руки сами схватились за слабое сердце, прежде чем он упал замертво с остекленевшим взглядом.
Опять. Смысл понятен, выражение странное. Моет, разбить на несколько? «Л. Схватился за сердце, (откуда, кстати, известно, что оно слабое?) взгляд остекленел. Слуга упал заметво.
>>впилась острая косточка на полу
На полу – лишнее
>>М пытался смягчить падение, но упал затылком
Откуда «но»?
>>край вошел глубоко, но парализованный слуга умирал
Опять лишенее «но». Лучше точка, и две фразы))
>> Отмахиваясь факелом
Я запуталась в количестве факелов (( вроде, только что М. отмахивался?
>>упертый в грудь твари факел сделал свое дело и помог оттолкнуть противника назад. Рафаэль смог вырваться и начал молотить его спину, пока пламя не охватило отвратительное тело с ног до головы,
О_о ммм… оттолкнул факелом в грудь – понятно. Ф. при этом не погас – на ок. А потом зомбак повернулся спиной, чтобы Р. было удобней? А быстро возгорелся почему? После веков пребывания в пещере шмотки не отсырели? И, кстати, процессы распада плоти тоже неясны. Зубы разложились, а мясцо – нет? Или это фант.доп такой?
>>выхода из лесной просеки
Выходят из леса/зарослей/кустов, а просека – открытое пространство.
>>настиг высокого берега
Достиг. Настигает охотник и обязательно УБЕГАЮЩУЮ жертву. Настигнуть неподвижной стоящий предмет нельзя.
Бы предложила переделать так: «Улепетывая в панике, Р. заблудился. Выскочив вместо просеки на высокий берег, юноша не успел остановиться.»
>>новые Цезари часто берут старых к себе на службу
Получается, что цезари берут на службу цезарей О_О
>>был худшим из них
Из них – лишнее уточнение
>>ржавеет быстрее, чем его оружие и доспехи
Не замечание, просто мысль: где-то читала такое выражение… или глюк?
>>жеманные черты лица
« жеманный» относится к поведению, но не физиологии
>>Пытаясь скрыть бородой … цезарион был самым фанатичным из …. телохранителей.
Связь между отращиванием бороды и верностью? О_О
>>Стоящим за троном запрещено разговаривать
Фраза норм, но почему она сразу следует за предыдущей, с чертами лица? Абзац бы поставить, как минимум.
>>Если семья не могла предоставить достойного кандидата, ее место занимала другая.
Лучше переформулируйте, что-то вроде «тогда это почетное место занимал юноша из другой семьи»
>>появлялись чаще многих
Чаще всех (всего)
>>Век Праведности, что закончился неделю назад.
ВА почему такие названия и такой откуда такой точный календарь?
>>Пацци же были бессменны
То-есть в каждом отряде был кто-то из этой семьи?
>>на подушке, потому что в отхожее место он сам никогда не отлучался
Не поняла (( что трон с дыркой бывал, знаю. А про подушку не въехала…
>>Пьер Пацци же, считай, стал цезарионом, когда впервые взял в руки деревянный меч в годовалом возрасте. И всю жизнь готовился, ждал смерти своего старого отца. И дождался… ради Октавиана,…
Опять не понятно. Юноша ждал смерти отца, чтобы стать гвардейцем? О_о
>>Разрисовав ее мечом на твоей спине…
Нарисовав, тогда уж
>>нашего драгоценного леса
Лес из драгкамней/д.металлов? если нет, то звучит, как сарказм.
альтернативка Земли, или собственный?

Никаких исторических личностей или событий из реального мира в книге нет
(кроме пролога), что сразу «нацеливает» на дальнейшее чтение )

в каком смысле? Отбивает желание или наоборот привлекает?
языком надо бы поработать. Грамотность ок, а вот стилистика и, временами, словоупотребление, хорошо бы прочесать.

я нового и не пишу, сижу, думаю и горюю над собственной тупостью, что не могу два слова правильно связать. Пролог бью уже третью неделю
Сразу ощущение, что республиканцы и конница — две враждующие армии. И только потом – сильно потом – оказывается, что они на одной стороне, а враг совсем другой. Плюс лично у меня при слове республиканцы стойкие «англо-саксонские» ассоциации (гражданские войны в Англии и в США). А Рим, скорее, «армия Республики».

сейчас я переработал слегка, обрисовывая всю картину битвы. Когда сочту удобоваримым текст, выложу
Про награду за дезертиров тоже странно.

почему?
Вы говорите, что роман не привязан к реальным личностям, но используете времена и коннотации реальных событий. Как так?

Как-то странно звучит. Вроде кланы это люди, а тут про землю…

клан в контексте «дом тех-то».
Улепетывая в панике,

штамп, а я их стараюсь избегать
ВА почему такие названия и такой откуда такой точный календарь?

а что такого в этих названиях? Есть век — сто лет. По его прошествию летописцы дали ему название. Или прямо по время житья в этом веке.
Не поняла (( что трон с дыркой бывал, знаю. А про подушку не въехала…

лучше уж так, чем прям на трон.
Опять не понятно. Юноша ждал смерти отца, чтобы стать гвардейцем? О_о

да. Он был следующим претендентом на место. А учитывая какими фанатиками их готовят (это не всегда, но предполагается), то почему нет? Это не значило, что он не мог другими делами временно заниматься.
Лес из драгкамней/д.металлов? если нет, то звучит, как сарказм.

возможно, стоит прекрасного… но драгоценный диссонанса до сих пор не вызывает.

В остальном полностью согласен. Править надо все. У меня большие проблемы с формулированием предложений, вслух читаю, мозг не противится. Оно и неудивительно, если в жизни так разговариваю.
Благодарю за отзыв, очень много почерпнул)
12:28
+1
Во избежание дискуссий, хочу сразу оговориться, что все замечания сделаны с учетом моего мнения, то есть обычного читателя, не совсем обычного, а въедливого и привередливого, но все же читателя и если мне не ясны некоторые моменты, то я бы хотел, чтобы автор эти моменты раскрыл так, как сам их видит, но забывает добавить в текст.

Тэкс. Стрельба из катапульт в ночи. Первый выстрел сделан «вслепую», но последующие могут уже ориентироваться по вспыхнувшим врагам.

Стоило Кассию услышать, что толпа в окружении сильно поредела, он приказал стрелять камнями по скале прямо над входом в пещеру.

А вот это вообще непонятно. Смысл терять боеприпасы на восполняемый ресурс противника? Первым делом отсекается приток новых, затем идет чистка уже имеющихся. А так, получилось, что потратили снаряды, сожгли толпу зомби, которая восполнилась из пещеры, сожгли своих солдат, которых и так мало, затем подошли к скале, начали обстрел камнями (а посколько меткость катапульты совсем не блистают, то опять же своим достанется).
А если приток ресурсов противника иссяк и уже не валил валом, был ли смысл заваливать шахту? Костер у шахты с вахтой из нескольких солдат, пока другие отдыхают, отсыпаются и внутрь — зачищать по полной. Гнойник вычищается полностью, а не только снаружи… Или это командиры не понимают? Не вижу причин для завала, который можно разобрать или найти/прокопать обходной путь.

Только благодаря силе и мужеству Республике удалось спастись.

Расшифруйте пожалуйста фразу для простого обывателя-читателя.

Всю жизнь Марк Антоний будет искать решение, даже когда враги воткнут в его тело двадцать три кинжала.

То есть, он думает, думает, ищет решение… в него воткнули один кинжал, другой, а он ходит, ищет, ищет… только на 23 успокоился и перестал искать, решив попить чай?

Век Праведности.

То есть прошло ровно 100 лет с момента смерти Марка Антония и настал этот век? Сколько времени прошло? Одно или несколько тысячелетий?

Рафаэль — один «из» внуков?

За столетие, если есть доступ воды к дереву, от дерева ничего не останется. Да и заваливали вроде камнями, про доски и бревна ничего не упоминалось ранее.

и головой на один из черепов. Острые края пронзили затылок, смерть пришла мгновенно.

Если бы на острый камень — поверил бы, а то, что полуистлевшие кости смогли пробить крепкую кость — нет.

Противник один, значит Рафаэль понял, что зажат у стены, а не что его зажали. Или противников несколько?

Век Падения.


Век Праведности, что закончился неделю назад

Исчисление идет по векам? Типа год дракона, лошади, быка, а у них Век Гнева, Век Голода...? В таком случае, что дало название текущему веку, начавшемуся всего неделю назад? Начали падать яблоки/листья/снежинки/камни? Красиво конечно звучит, но должна же быть и обоснованность того или иного поступка (названия).

Да еще на подушке, потому что в отхожее место он сам никогда не отлучался, только если заботливые слуги его не отведут. А после покормят…

То есть Цезарь был вообще недееспособен? И что за подушка? Может утка?

— Но это не все, Вентури, — Пацци продолжил наступление. – Франц перешел границу. Он купил четверть нашего драгоценного леса. Не знаю, как он это провернул…

То есть Пацци не хотели продавать лес (кстати, почему драгоценный?), но как-то неожиданно для себя продали? Причем сразу четверть! И теперь спрашивают — как это получилось, что Франц (даже если не он, а кто-то другой) купил! четверть леса.
Если они продавали лес, то какая разница кому он продан?

Некоторые наглые крестьяне даже кидались камнями, наплевав на статус принца и его большой эскорт.

Никогда такого быть не могло. Принц — прежде всего статус, как и крестьянин.

Капли с потолка то и дело мочили седые волосы и короткую бороду.

Вы носили бороду? Да даже если не носили… Выйдите под дождь без ветра, постойте немного. Затем проверьте, замочен ли у Вас подбородок? Слово «мочили» лучше заменить на «падали на».

О, нет, нет… — Гюстав поднял ладонь с грубой загорелой кожей.

При каком условии ладонь обзаводится загорелой кожей?

Тем более, слишком уж с ней расходились грубые крестьянские ладони и спутанные сальные волосы.

Крестьяне тоже показывали свои ладони? Или имелись в виду кисти рук? К тому же, даже хорошая одежда склонна пачкаться, засаливаться, если хозяин неряшлив, а не только волосы.

Я так понял, что дальше идет следующая глава… Но на всякий оставлю:

Гай почувствовал за это благодарность в нежном поцелуе.

Фраза не понятна.

ненавящего

ненавязчиво

Епископ нежно сжал ее руку, а потом собрался уходить. Но где-то в подвале башни раздался громкий хлопот, и высокая старая конструкция начала складываться, как карточный домик.

Хлопок — взрывчатка?

Ярость, медведь — гладиаторы. До момента с бросанием яблока непонятно кто есть кто, да и алебарду нужно не только отводить в сторону, но и сближаться с противником, клинчевать его.
>Во избежание дискуссий, хочу сразу оговориться, что все замечания сделаны с учетом моего мнения, то есть обычного читателя, не совсем обычного, а въедливого и привередливого
Собственно, так и нужно)

>Тэкс. Стрельба из катапульт в ночи. Первый выстрел сделан «вслепую», но последующие могут уже ориентироваться по вспыхнувшим врагам.
Верно, но точность катапульт не прямо чтобы хороша.
> Гнойник вычищается полностью, а не только снаружи… Или это командиры не понимают? Не вижу причин для завала, который можно разобрать или найти/прокопать обходной путь.
Прокопать не смогут. И вычистить гнойник не выйдет без респираторов, которых нет. И он не является инкубатором для тварей. Тут либо рассказывать всю подноготную, либо все-таки считать, что командиры или не дураки, и не знают всего, но принимают лучшее и имеющихся решений.
>То есть прошло ровно 100 лет с момента смерти Марка Антония и настал этот век? Сколько времени прошло? Одно или несколько тысячелетий?
Не знаю даже как еще жирнее намек сделать, что прошли тысячи лет. Походу придется делать привязки к датам…
>За столетие, если есть доступ воды к дереву, от дерева ничего не останется. Да и заваливали вроде камнями, про доски и бревна ничего не упоминалось ранее.
Зато упоминалось, что они шли на рудник, который является закрытым официально. Если пещеру и раскопали, то нет смысла ее заваливать камнями, когда вход в шахту сделан с опорами. Проще забить наглухо, чем возиться с камнями.
>Если бы на острый камень — поверил бы, а то, что полуистлевшие кости смогли пробить крепкую кость — нет.
Момент спорный, но в районе ствола кость не прям твердая.
>В таком случае, что дало название текущему веку, начавшемуся всего неделю назад?
Его дадут в будущем, по мере развития событий. Если воспринимать повествования с точки зрения как летописи, то вопрос отпадает сам собой.
>То есть Цезарь был вообще недееспособен? И что за подушка? Может утка?
у меня есть сомнения, что они существовали, плюс за ним ведется уход так-то. Подушка для непредвиденных обстоятельств.
>То есть Пацци не хотели продавать лес (кстати, почему драгоценный?), но как-то неожиданно для себя продали?
Суть в том, что их облопошили на сделке, плюс с Вентури они особо не торгуют. Но я поясню этот момент.
>Никогда такого быть не могло. Принц — прежде всего статус, как и крестьянин.
Из неуважаемого рода, да на чужой земле? Солдаты могут ринуться, поймать кого-нибудь, но наказать не смогут, будут иметь проблемы с хозяином. Другого обращения на откровенно враждебной территории, когда не являешься завоевателем, быть не может.

Так-то все замечания к месту, будем править, спасибо)

08:50
+1
Даже на чужой земле, презираемый всеми — он прежде всего принц! Почитайте историю, никогда крестьяне, простолюдины, смерды, рабы (как только не обзывали рабочих) не могли поднять руку, а иной раз и взгляд на тех, кто выше рангом (работодатели, правительство). Исключение — пленники, преступники, да и то, многое зависело от обстоятельств.
В нижней части меньше ошибок чем в верхней…
Почему не могут раз и навсегда покончить с заразой — нужно указать в виде размышлений, я так думаю, иначе одни вопросы и никаких ответов. Пусть размышления этих легатов не соответствуют тому, что есть на самом деле, но читатель будет знать, что не смогли по такой-то причине, а не из-за глупости командующих.
20:51
+1
Мое вам алаверды! Итак, поехали:

Первое на чем буксует мозг — название. Три слова, похожие на латынь, возможно, какая-то поговорка. С разгону непонятно о чем книга. Латынь, нынче, мало кто понимает

Гремела битва.
Чем гремела? Римляне, вроде, просто теснили зомби щитами.

Но натиск не ослабевал, ведь с последним самоубийственным маневром конницы основной кулак республиканцев не имел права отступать.

кривенькое предложение. Совершенно не поняла чей натиск и чья конница. И почему натиск объясняется отступлением?
Пот, грязь и кровь покрывали кожу плотной броней.
может быть, коркой? Бронь из этой смеси вряд ли выйдет.
К несчастью, людей едва хватало для плотного окружения, даже с лучниками, что давно потратили огненные стрелы и присоединились к обычным пехотинцам.
сложно воспринимаемое предложение, не сразу понятно, что лучники тоже кого-то окружали.
— Сюда! Он ранен! – крикнул солдат в пластинчатом доспехе с коротким красным плащом поверх.
Бывший лучник с прокушенным предплечьем, стоявший справа, пытался возразить, но его безжалостно вытолкнули вперед на верную гибель.
ничего себе, способ лечения раненых!!!

>>Трибун и консул в средневековье?! Больше похоже на Древний Рим

толпу безмозглых уродливых тварей
как узнали, что они безмозглые? Возможно, есть еще какой-нибудь способ описать их хаотичное поведение.

Любое тело на пути обезглавливали и сжигали.
Перебор. Еще бы осиновым колом в сердце ткнули, чтоб наверняка… Или они живых обезглавливали, ну, чтоб не мучились?

Ну у вас в Прологе и треш!!!

А Кассисий еще тот стратег: сначала допустил самоубийственный маневр конницы, потом бросил в бой неподготовленных лучников, потом приказал перебить раненых и усталых(?!). У него там кто-нибудь остался? Дезертиров, должно быть, тысячи…
К тому же, Кассий, явно, разбрасывался суперменами. Не уверена, что даже если поджечь спецназ, их заставишь бежать обнимать врагов.
ПС: Это такая боль, что человек уже не соображает, совсем.

Повествованию, на мой взгляд, не хватает цельности и глубины. «Взгляд» рассказчика временами скачет. Часть важной, для понимания происходящего, информации остается за кадром. Бесчувственность и отстраненность сделала бы честь любому хирургу во время операции: вот тут парочку «упавших без сил» вырежем… и все у вас будет в порядке…
Эмоционально сложно зацепиться, тем более, при таком зверском цинизме. Возникает только недоумение: зачем нужны такие страшные жертвы?

В целом, Битва выглядит бессмысленной и беспощадной. Очень странно воспринимается повышение Кассия за силу и мужество, если кроме жестокости ничего не видно.

ПС: еще две деревни со всем населением сожгли, чертовы римляне!

Из плюсов: у вас, определенно есть потенциал. Местами хороший слог, особенно дальше, в главах. Начала чуть-чуть. Там читается намного легче, чем в прологе.

Как и мне, ИМХО, вам нужно переписывать начало, поглубже и пологичней.
>Первое на чем буксует мозг — название. Три слова, похожие на латынь, возможно, какая-то поговорка. С разгону непонятно о чем книга. Латынь, нынче, мало кто понимает
Поэтому есть пояснение курсивом чуть ниже
Поэтому рядом есть пояснение курсивом справа) и пояснение к пояснению)
>как узнали, что они безмозглые? Возможно, есть еще какой-нибудь способ описать их хаотичное поведение.
никак. Это подается как факт со стороны рассказчика, который в курсе. А если нужны «свидетели», то солдаты на поле боя тоже более чем в курсе.
>Перебор. Еще бы осиновым колом в сердце ткнули, чтоб наверняка… Или они живых обезглавливали, ну, чтоб не мучились?
А если нет другого способа, чтобы остановить эпидемию?
>А Кассисий еще тот стратег: сначала допустил самоубийственный маневр конницы, потом бросил в бой неподготовленных лучников, потом приказал перебить раненых и усталых(?!)
Я сейчас подправил немного, но еще не выложил. Дело в том, что предыдущий легат оплошал, и это был теперь единственный способ. Лучники нужны были, чтобы хоть как-то восстановить численность пехоты. Конница могла уйти, но не успела. Раненых и усталых убивают, потому что они остались вне основного действа, а в темноте осматривать, кто из них как ранен не представляется возможным, когда вокруг огромное плато, усеянное телами, и не ровен час, кто-то из них либо встанет из мертвых, либо превратится.
>Не уверена, что даже если поджечь спецназ, их заставишь бежать обнимать врагов.
это был акт самопожертвования
>ПС: Это такая боль, что человек уже не соображает, совсем.
В целом да, но вполне обоснованные действия в этой ситуации были задокументированы во время войн.
>Эмоционально сложно зацепиться, тем более, при таком зверском цинизме. Возникает только недоумение: зачем нужны такие страшные жертвы?
Ну так зверский цинизм тоже по своему обращает внимание. В данном случае и была эта цель, показать, на какие жертвы готовы пойти все, чтобы уничтожить врага.
>В целом, Битва выглядит бессмысленной и беспощадной. Очень странно воспринимается повышение Кассия за силу и мужество, если кроме жестокости ничего не видно.
по вашей логике маршала Жукова за оборону Москвы нужно расстрелять)
>ПС: еще две деревни со всем населением сожгли, чертовы римляне!
лучше перебдеть. И не совсем римляне, раз уж на то пошло. Да и в целом в те времена подобная дичь была сплошь и рядом. Римляне были просто наиболее цивилизованными, не более того.
>Как и мне, ИМХО, вам нужно переписывать начало, поглубже и пологичней.
Вот сижу уже третью неделю и мучаюсь) в остальном с претензиями согласен.
Благодарю за отзыв)
Пожалуйста! Просто примите во внимание, возможно, чем-то поможет. Особенно, косяк «два пишем, три в уме». Это и моя большая беда тоже Успехов и вдохновения!
20:45
+1
Пот, грязь и кровь покрывали кожу плотной броней.


Немного странное сравнение. В принципе докопаться к нему сложно но складывается такое ощущение что пот грязь и кровь и были этой самой бронёй, а для нормальной армии это как-то слабовато…

Но все изменилось, стоило плотно замкнуться кольцу окружения вокруг гор

Там либо горы карликовые либо армии миллионные (и даже наверное больше)

Всю жизнь Марк Антоний будет искать решение, даже когда враги воткнут в его тело двадцать три кинжала. — отсылочка к Цезарю?

Только над ними и возвышался младший из Вентури,вымещавший всю злобу. — вымещавший на них.

Если у них и были имена, сам Рафаэль этого не знал, предпочитая называть каждого по первой букве, как привык с далекого детства. — «то сам»

Орсини никогда не заваливали рудники камнями — там же в самом начале были камни?

Он чувствовал, что ржавеет быстрее, чем его оружие и доспехи. МБ стареет. Он же всё-таки не робот.

— О чем ты, Пацци? – Жан никогда не называл по именам своих братьев по оружию.

Да и это никогда не было проблемой. Восемью телохранителями становились


А зачем тут новый абзац, если мысль продолжается?
Так ну косяков и ляпусов стало на порядок меньше. В батальной сцене уже почти не до чего докопаться, хотя я и очень хотел. ИМХО, автор большой молодец, что провёл столь огромную работу над своим текстом (эх, мне бы так XD )
Немного странное сравнение. В принципе докопаться к нему сложно но складывается такое ощущение что пот грязь и кровь и были этой самой бронёй, а для нормальной армии это как-то слабовато…

я уже поправил в новой версии, сделав более шаблонно, но логично.
отсылочка к Цезарю?

в некотором роде
Там либо горы карликовые либо армии миллионные (и даже наверное больше)

до сих пор думаю, как правильнее написать. Пора схему рисовать
там же в самом начале были камни?

я думаю как указать, что прошли века
МБ стареет. Он же всё-таки не робот.

Фразу «я заржавел» люди говорят, если потеряли форму или их работа столь нудна и тягомотна, что их истинные навыки теряются или же их сущности превращаются в ту же унылость, сливаясь с ней. Ну, по крайней мере, я так это вижу
А зачем тут новый абзац, если мысль продолжается?

я всегда начинаю с новой строки после предложения, относящегося к прямой речи.
ИМХО, автор большой молодец, что провёл столь огромную работу над своим текстом (эх, мне бы так XD )

это всего два часа редакции, и новая версия все равно не выдерживает никакой критики. Теперь работаю, применяя научный подход.

Благодарю за отзыв)
22:33
+1
Настоящее мужское чтиво! В целом сюжет интересный.Я не «увидела», не прочувствовала образов героев, может быть потому, что они плохо прописаны. Мне не хватило описания внутренних переживаний. В некоторых местах нет связки между отрывками, поэтому текст выглядит рваным. Это сугубо мой взгляд, как читателя и женщины. И еще, очень бросается в глаза обилие знака препинания — «многоточие». Желаю Вам успехов.
Собственно, в данном случае мы не имеем дело с трехмерными персонажами, они нужны лишь для экспозиции. Дальше герои более прописаны.
00:21
+1
Ух ты! Вы прямо объединили две мои любимые темы, зомбарей и средневековье) Признаюсь честно и у самого возникала идея совместить эти два явления. Такого еще нигде не встречал. Я прочитал пока немного, но мне было вкусно. Думаю, даже возьму распробовать более тщательно. У вас чувствуется довольно выработанный стиль. Текст в целом ровный. Интересно читается. Опечаток и прочих скабрезностей вроде не заметил. Единственное чего не хватило атмосферности. Описаний мест, героев, их чувств. А так в целом очень даже очень. Как и сказал возьму ваше творение для более детального рассмотрения) Спасибо за внимание. Удачи и творческих успехов!
Благодарю за отзыв)
Собственно, герои в прологе и первой сцене не являются трехмерными персонажами (по крайней мере, не до конца). Они нужны для экспозиции, а дальше пойдут главные герои, более детальные.
Если будет желание, я выслушаю любые отзывы)
23:30
Доброй ночи! Я снова к вам) Долго думал какую же из предложенных работ выбрать и решил пойти сложным путем, пройтись по обоимЯ так понимаю, вы его постоянно редактируете, поэтому ошибок, которых я и без того не заметил, становится все меньше. По сюжету лично мне не хватает экшена. Конечно, понимаю, это начало, знакомство с персонажами, миром и все такое. Начальное сражение классное. В романе про зомбарей, хочется видеть больше таких батальных сцен. Тактические маневры войск. Героев, которые сотнями косят врагов. Вот сказывается влияние восточной культуры на мой воспаленный разум) Если бы у вас главными героями были самураи, произведение могло стать одним из моих любимых)
В целом читается интересно и легко. Нелогичнойстей вроде не заметил. Вполне годное произведение.
Спасибо за внимание! Желаю творческих успехов! Днем загляну в вашу вторую работу)
Что ж, это приятно)
Дело в том, что и романы про зомби бывают разные. К примеру, в Мировой войне Z, скорее, хроника, нежели постоянное действо, да и там я помню описание лишь двух больших батальных сцен. Или можно взять книги по игре Resident Evil, там больше триллер, нежели боевка аля тупые фильмы Пола Андерсона.
Собственно, мой акцент делается не на зомби. Они лишь олицетворение всех бед, свалившихся на человечество по его же вине. То есть это могут быть и не зомби, а стихийное бедствие. Это могут быть демоны, другие монстры, банальная болезнь, аля чума, но суть одна.
И здесь влияние не восточной, а именно западной культуры (не особо отяжеленный ничем экшен). В восточной такого не найдете, разве что в аниме, и то там в большинстве своем идет развитие персонажей.
Самураи могли бы быть вариантом, но без замков, слабое использование конницы, да и в целом слабые доспехи сводят привлекательность этого варианта на нет.
«Консул Марк Антоний, друг и соперник Гнея Марция, не был воодушевлен победами и предпочитал осторожность любому удобному случаю в любой битве.»
Как можно предпочесть что-то удобному случаю?
Два абзаца под одним номером «X.»
«В агонии люди бросались на друзей и врагов. Но строй чудом устоял, несмотря на то, что дезертиры подняли панику. О»
Немного корявая фраза. В сражении нет друзей и врагов, есть свои и враги. Друг, это из другой оперы. И описываемый накал страстей никак не способствует дезертирству. Да, паника возникнуть очень могла, но к дезертирству она отношения не имеет, это скорее потеря ориентации.
«Огненный дождь не прекращался до самого последнего снаряда.”.»
Зачем слово «самого»?
«- Меня покусала собака! Собака! – в отчаянии кричал нечастный солдат, закрывая рукой грязную рану, которую пытался спрятать под слоем грязи.»
Повтор «Грязная — грязь»
«за отличием от своих солдат,» Наверно лучше «в отличии от своих солдат»
«Пещеры были первым источником Мора. Еретики, поклоняющиеся Богам Смерти, помогли разнести чуму по всей Республике. После уничтожения еретиков приказ каждого из полководцев заключался в поиске пещер, откуда ни один муж не вернулся живым.»
Непонятен конец фразы. Какие мужи или мужья и почему не вернулись.
«Марк Антоний приказ завалить пещеру и скрыть место, где произошла Битва у Белой реки.»
Наверно «приказал»?

Прочитал предисловие. Видно, что автор хочет показать и значимость битвы и накал страстей в ней, но с самого начала очень увлекается длинными предложениями – Длиннотами. Попытаюсь объяснить, почему в начале повествования этого делать нельзя. Начиная читать произведение, читатель, в отличии от автора, не имеет в голове картины происходящего и ему, для правильного и хорошего восприятия действия, её ещё надо создать. Длинноты плохи тем, что дочитав предложение до конца, забываешь, что было в начале, и приходится перечитывать снова, чтобы понять логику повествования. Это никак не способствует созданию в голове читателя чёткой картинки. Мне пришлось до половины вступления читать абзацы по несколько раз. Потом, когда картинка уже есть, восприятие уже легче. Тут ещё очень важно чётко представлять для какой аудитории пишется произведение. Если это молодёжь до 30 лет, то в этом возрасте логическая память значительно лучше и длинноты вполне приемлемы. Если старше, то сначала надо читателя готовить.
Я совершенный профан в стилистике Древнего Рима и Средневековья, возможно, это оправдывает дробление действа на мелкие эпизоды, как бы взгляд с разных сторон, но это, опять же, усложняет восприятие и совсем не помогает показать накал битвы.

Продолжим по 1 главе.

В принципе действо понятно. К концу главы представление о Цезаре Цицероне вполне сложившееся. Симпатия к главному герою – Жану появляется и спор с Пьером тоже понятен. Заложено начало для пояснения схемы семейственности и так далее. Не могу сказать, что подано всё это скучно, но меня, на продолжение чтения, не подвигло. Возможно, я значительно старше, чем аудитория, на которую рассчитано это произведение.
Благодарю за отзыв, многие вещи по делу. Пролог — это стилизация под книги римских историков.
В остальном я не рассчитываю на какую-то возрастную категорию. Для меня важен жанр, в первую очередь, в остальном я не рассчитывают чисто на молодежь или чисто на людей постарше.
Загрузка...