Обелиск

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Обелиск
Автор:
Роберт Уайт
Связаться с автором:
Хочу критики!:
Да
Аннотация:
Тому, кто вечно ищет и найти не может.
Текст произведения:

Белое солнце смотрело на землю с голубого безоблачного неба. Спокойствие природы благоговело свежестью. На холме возвышалось здание причудливого вида, формы кристалла у основания, кверху его острые углы перетекали в плавные извилистые линии. На большой веранде стояли хрустальные столы. Мужчина и женщина пили чай, негромко, словно скрывая, беседовали о чём-то.

Веранда нависала над зелёным простором. Равнина, покрытая нефритовой травой, доходила до самого горизонта. Редкие деревья с извилистыми, как змеи, стволами украшали степь своей бирюзовой листвой.

Приземистые шатры «дикарей» были разбросаны по всей равнине. Человекоподобные существа, гуманоиды с серой чешуйчатой кожей и головой угрюмого варана пасли своих питомцев, белошёрстных оленей, мордой походивших на муравьеда.

С веранды раздался смех.

— И не говори! Хотя, что былое вспоминать?..

— Ну как же Сетра? Хорошее вспоминать приятно.

— Дело не в этом. Понимаешь, Марко, каким бы прошлое ни было, я хочу устремить свой взгляд на то, что впереди, что будет завтра, через десять или даже миллион лет.

— Но ошибки прошлого могут помочь в настоящем.

— Никто не учится на своих ошибках, вновь и вновь совершая их.

— А как же...

— Я говорю о более масштабных вещах. Что есть два мудреца в сравнении с миллиардами глупцов?

— Ничто.

— Именно об этом я говорю.

Впервые за весь разговор глаза Сетры и Марко встретились, оба они не желая этого, отвели взгляд в сторону.

Вдруг всё пространство окутал мрак, будто бы небо застлали чёрные тучи, и земля погрузилась в мёртвую тишину. На равнине, в нескольких метрах над землёй появилась маленькая точка переливающегося света и через несколько мгновений взорвалась яркими лучами жёлтого блеска. Разразившись оглушительным громом, из места, где только что сиял свет, на землю молнией упал странный, с металлическим блеском, овал неправильной формы.

Сетра и Марко безразлично посмотрели на чёрную воронку посреди зелёной травы. Переглянувшись, они одновременно встали и синхронно подошли к металлическому забору веранды. Они взялись за руки и в следующий миг оказались внизу.

Трава доходила им до колен. Спокойным шагом они подошли к месту крушения. Сетра остановилась в полуметре от воронки. Марко приблизился к чёрному металлическому овалу и надев шёлковые перчатки, дотронулся до него, но тут же отдёрнул руку. «Горячий?» «Нет... Он холодный». Монолитная структура стала переливаться, шевелясь, будто живая. Потоки металла устремлялись к центру, образуя непонятные формы. И словно из глины, появилась человеческая фигура, чёрная, как каменное изваяние, но живая, двигающаяся. Одноцветный образ превратился в обычного человека, нагой и истощённый, он скрючился в форме эмбриона, тихо подвывая.

«Вызови службу безопасности».

Глаза трудно было открыть, тяжёлые веки слипались. Неприятная сухость во рту выжигало нёбо и язык. Онемевшее тело болело, а кости ныли. Очнувшись, незнакомец осознал себя в лечебной капсуле. По всему телу закреплено множество датчиков, неприятно коловших кожу. Сквозь стекло серыми глазами на него смотрел мужчина в белом медицинском костюме.

Из динамика раздался голос: «Я доктор Килир. Так как ваше обследование ещё не завершено, герметичная крышка капсулы не может быть открыта. Сейчас я подключу сканер, и буду читать ваши мысли, по крайней мере те, что вы захотите мне открыть. Так мы будем с вами общаться. И, пожалуйста, для вашей же безопасности не делайте резких движений. Мне бы не хотелось вводить вас в кому. Впрочем, ваши мышцы вряд ли сейчас способны на хоть какие-нибудь движения».

Голову обхватил холодный металлический обруч с резиновыми вставками. Сладкая волна неизвестности прокатилась по мозгу. Незнакомца передёрнуло. «Так хорошо. Есть контакт. Первый вопрос: ваше имя?» Едва уловимое удивление блеснуло в глазах доктора. Совершенная пустота. «Хм. Мало тех, кто может так хорошо контролировать свои мысли. Я повторяю: как вас зовут?» Доктор скривил лицо, даже не пытаясь скрыть своих эмоций. На мониторе высветились слова: «Не твоего ума дело». «Пойми, я хочу помочь. Если мы решим, что ты представляешь угрозу, то незамедлительно избавимся от тебя. Что стоит сказать своё имя? Сомневаюсь, чтобы оно было так известно, что вызвало бы у нас бурную реакцию. Играй ты хоть мало-мальски важную роль во Вселенной, мы бы уже знали о тебе всё». Незнакомец смотрел по сторонам, ища поддержки, но не находил её ни в одном предмете, ничто в этом месте не было ему знакомо. Он снова поймал взгляд серых глаз и, нахмурив брови подумал: «Мартин». «Уже хорошо», — улыбнулся доктор, — «Видишь, ничего страшного ведь так?» Ни одна мышца на лице Мартина не дрогнула. «Ты у нас не очень разговорчивый, правильно я понимаю?» «Я хочу пообщаться вне этой капсулы и тогда, быть может, скажу больше».

Доктор ушёл, оставив Мартина наедине со своими мыслями. Отсутствие людей рядом напрягало. Чувство неудобства становилось всё сильнее. Было неуютно.

Краткий щелчок и шипение механизма. Стекло задвинулось в стенку. Все датчики, закреплённые на теле, отсоединились. Воздух, настолько чистый, что казалось лёгкие наполнила пустота, но нос почувствовал запах озона и тот странно приятный аромат природы, какой бывает после дождя.

— Ты можешь говорить?..

Мартин изменился в лице, показав что не понимает.

— Это вопрос, — доктор косо посмотрел на Мартина, — на который надо ответить.

— Да. Могу.

— Хорошо. Ты готов ответить на остальные мои вопросы?

— У меня проблемы с памятью.

— Ты назвал своё имя, если оно, конечно, настоящее — уже хорошо.

— Это моё имя. В смысле меня так называли окружающие люди.

— Ты не знаешь имени данного тебе при рождении?

— Может знал, но сейчас я его не помню.

— Откуда ты?

— Не знаю.

— Кто ты? В биологическом смысле.

— Последний раз я помню себя человеком.

— Ты знаешь, что появился здесь из камня?

— Я смутно помню своё... своё приземление.

— Этот камень, кусок металла, твой космический корабль? Особая технология?

— Можно и так сказать.

— Подробнее.

— Не помню.

— С какой целью ты летел?

—Цель! — неожиданно для самого себя выкрикнул Мартин, — Моя цель — чёрный камень, Обелиск.

— Обелиск?

— Да. Обелиск памяти Вселенной, если быть точнее.

— Впервые слышу.

— Он хранит информацию обо всём.

— Зачем он тебе?

— Для... Хм... — Мартин задумался, — Я не помню.

— Жаль. Пока что это всё. Я и так нарушил протокол, выпустив тебя из капсулы раньше времени. Тебе придётся вернуться.

— Снова спать...

— Да, я погружу тебя в спокойный отдых. Ты не почувствуешь прошедшего времени.

— Ладно.

Вновь сон. Глубокий, непроглядный. Сон без сновидений. Абсолютное отсутствие мыслей.

Через неопределённое для Мартина время, его вновь пробудили и стали каждый день допрашивать.

Он просыпался, ему давали коктейли из «жизнеподдерживающей» смеси, у него было пятнадцать минут, чтобы выпить их. Потом в течение нескольких часов выпытывали всё, что он знает о себе. Когда он уставал настолько, что речь становилась бессвязной, то его погружали в сон. И так по кругу. Тридцать один день. Сказать точнее: тридцать один раз. Длительность своего сна Мартин всё ещё не ощущал.

— Откуда ты родом?

— Я не помню.

— Ты знаешь откуда ты родом?

— Возможно.

— Почему ты не помнишь столько из своей жизни?

— Не знаю. Наверное, что-то случилось с мозгом.

— Ты понимаешь, что появился из камня, из земного праха! — усмехнулся доктор, — А камень и вовсе появился из воздуха.

— Вы говорили о светящийся точке.

— Ладно. Будем честны: из энергии. Откуда ей взяться? Ты должен рассказать нам о своих технологиях.

— Я не знаю.

— Но как? Как... Такой сложный вопрос и без ответа. А ведь мы считали себя гениями, знающими всё во Вселенной. Может твой Обелиск знает больше?

— Да. Гораздо.

— Конечно, как разрушить веру человека во что-то невероятное? Это почти невозможно. Он будет сопротивляться и отказываться от всех аргументов «против», находя оправдания.

— В этом суть веры.

— Ты веришь в то, что ты человек?

— Не знаю, если вы мне скажете...

— Если я тебе скажу? Пожалуйста: ты появился из куска металла, по своим свойствам полностью совпадающим с обыкновенным железом, за одним исключением: из него появилась жизнь! Причём ни в чём не отличающаяся от любой другой, ты идентичен любому человеку. И, соответственно, возвращаемся к вопросу: как?

— Я идентичен тебе?

— Вам. Обращайся ко мне на «вы». Да, наши тела, в видовом смысле идентичны.

— Как андроид может быть идентичен человеку?

— Никак.

— Ты совершенный андроид, но не настолько, чтобы провести меня. Изначально капсула не была герметична?

— Она...

— А комната?

— Я должен удалиться.

— Я сломал тебе программу?

— Искусственный интеллект нельзя сломать.

— Искусственный интеллект?

— Я — нет.

— Простая программа. Ты даже не можешь адаптироваться под новую обстановку?

— Меня срочно вызывают, — доктор быстро вышел из помещения, «герметичные» створки тихо задвинулись за ним.

— Конечно. Туда тебе и дорога.

Мартин лёг спать в капсулу.

-Почему вы легли спать? — вопрос от пожилого мужчины прозвучал с искренним интересом.

-Я хотел показать, что не враг вам. Проявил благоразумие, надеюсь на взаимность с вашей стороны, мистер Альдеран.

Они шли по коридору без конца и начала. Белый свет, как облако, плыл рядом с ними.

— Возможно мы сможем договориться.

— Возможно. Попытка не пытка. Особенно, если она десять тысяч сто пятая по счёту.

— Что?

— Круг замкнут.

— Это спираль.

— Знак бесконечности? Банально.

— Не тебе судить.

— Судить нет. Сравнивать да.

— С чем ты можешь сравнивать?

— Пока ни с чем. Мне нужен Обелиск и я начинаю догадываться, почему оказался на вашей планете.

Стены круглого коридора растворились и Мартин увидел под своими ногами зелёные просторы необычайной планеты. Облака оставляли мелкие капельки воды на волосах. От разряженного воздуха голова пошла кругом, но Мартин быстро пришёл в себя.

— Для чего?

— Мартин, ты задаешь много вопросов в которых мало конкретики.

— И это говорите мне вы.

Ноги двоих мужчин по колено погрузились в снега высоких гор. Ветер разбивал снежинки о красные лица.

— Снег?

— Ты должен отыскать путь к Обелиску сам. Мы тебе не сможем помочь.

— Хватит.

Темнота. Мартин проснулся. Были ли у него сны?

В прямоугольном, вытянутом зале располагались длинные столы. Здесь было только два прохода: один вход, другой выход. Мартин потянул носом. Пареная репа. Взяв вилку, Мартин кусочек за кусочком опустошил тарелку. Сладкий вкус таявшего во рту овоща наполнил чувства Мартина. «Прелесть в простоте».

Взгляд Мартина упал на девушку с каштановыми волосами и янтарными глазами. Он вспомнил.

«Вставай, пора идти», — Мартин послушно выполнил указания своего «надзирателя», — «На кой чёрт ты мне сдался. Нет, чтобы нормальную работу поручили, так за психами присматривать приходится».

В «камере» было привычно. Первый раз проснулся в комнате, так и остался жить. Кровать уже почти что родная. Розовое пятно не левой передней ножке белого деревянного стула и трещина в форме буквы «Z» над дверью навевали домашнее спокойствие.

Мартин нажал кнопку связи.

— Что такое? Сейчас не время для разговоров. В семь вечера. Ты забыл?

— Нужно поговорить сейчас и срочно.

— Это невозможно.

— Прошу, доктор Альдеран.

Доктор выдохнул, показывая своё недовольство.

— Подожди пятнадцать минут.

— Спасибо.

За пятнадцать минут Мартин сделал то, что не смог сделать за последние три месяца: убрался в комнате.

— Здравствуй, Мартин.

— Здравствуйте, доктор Альдеран. Я хочу поговорить об Обелиске.

— Конечно. Прошу.

— Хотя... Это может показаться не связанным...

— Я уверен ты сможешь мне объяснить связь, тебе только нужно дать время, я не буду тебя перебивать.

— Хорошо. Мне нужно увидеться с девушкой, которая видела моё прибытие. С ней тогда ещё был мужчина.

— Её зовут Сетра.

— Значит Сетра.

— А связь?

— Я думал о той вспышке и камне. Это должно быть связано с Обелиском, но я не помню как. Если бы я услышал историю из первых уст, возможно это помогло бы мне разобраться в случившемся.

— Я не думаю, что они одобрят вашу встречу.

— А вы не сможете организовать её тайно?

— Боюсь что...

— Это действительно может мне помочь. Я уверен.

— Я подумаю и дам ответ завтра.

— Хорошо.

Уход доктора опустошил комнату и вдруг стало одиноко. Страх неизвестности сотрясал Мартина.

— Сколько тебе лет?

— Я не знаю.

— Ты можешь связать какое-нибудь событие со своим возрастом?

— Появление Вселенной.

— Ты родился одновременно со Вселенной?

— Нет. Я спал до появления Вселенной.

Мартин волновался перед встречей. Ладони потели, а сердце колотилось и так громко било в рёбра, что чувствовалось, как табун диких лошадей, пытавшихся вырваться из груди. Сегодня на ужин было вкусное, но жесткое мясо. Приходилось сильно надавливать ножом, чтобы разрезать его на маленькие кусочки.

— Мартин, — шепнул доктор, — иди за мной.

Старые облезлые стены нагоняли тоску. Волосы, свисавшие с потолка, мерзко щекотали голову. Пустые зеркала, висевшие напротив друг друга, отражали бесконечность. У коридора конец был. Красная дверь, которую хочется покрасить в чёрный цвет, отворилась.

«Только недолго». Доктор остался за дверью.

Напротив Мартина стояла девушка с каштановыми волосами и янтарными глазами.

— Ты хотел видеть меня?

— Что тебе сказали? — Мартин стал по кругу обходить комнату.

— Ничего.

— Ты не боишься меня?

— С чего бы?

— Просто я ненавижу тебя, — Мартин остановился за спиной Сетры.

Она не повернулась. Смотреть в глаза больнее, но он не трус. Не трус. Накинувшись сзади, Мартин неумело располосовал шею. Сетра закричала и упала на колени. Он уронил её на спину и стал бить ножом в живот. Доктор Альдеран с охраной не успели. Текла кровь. Алая роза расцвела на белой лилии. Мертва. Мартин убил.

— Зачем?

— Опять этот вопрос.

— Не говори со мной таким тоном! Ты не хозяин положения! Твои руки в оковах. Ты в заключении. Если понадобиться, мы можем промыть тебе мозги!

— Не сделаешь этого, ты не сможешь.

— Ты решил, что вся Вселенная у твоих ног, а ты Царь и Бог? Так?

— Нет.

— Неужели?

— Я могу ответить на твой вопрос, если ты так этого желаешь.

— Пожалуйста, но подумай над своим ответом! Я могу задушить тебя вот этими руками, — доктор оскалился, сжав ладони в кулаках.

— Шутка.

Руки доктора обхватили хилое горло. Тихий кашель и сопение сотрясали влажный воздух подземелья. Тьма близко...

— Аахх! — Альдеран отбросил Мартина в сторону и тяжело задышал.

— Какой ты всё-таки ранимый, — прохрипел Мартин и проглотил клочок влаги.

— Ты... Ты чудовище.

—Успокойся и я смогу нормально говорить.

— Я спокоен, — безэмоциональным голосом ответил доктор.

— Она последняя из того рода. Двадцать три поколения назад, Дьярд дала клятву смерти и не выполнила её. Она оставила незавидное наследство своим потомкам.

— Как ты узнал что она...

— Сетра вылитая Дьярд.

— Ты видел её двадцать три поколения назад?

— Видел.

Зелёные просторы окружали давно засыпанный кратер. На нём росли две чёрные лилии.

— Ты сокрушаешься от сотворённых тобою дел?

— Я печалюсь от того, что не смог найти Обелиск, — ответил священнику старик.

— Ты глуп.

— Лжёшь.

— Посмотри в зеркало.

Чёрная статуя отразилась в серебряном зеркале.

Нужно всего лишь броситься на нож. Это не сложно. Кровь за кровь.

На планете, покрытой пустынями, где нет жизни, и ходят лишь песчаные бури, над горячей землёй возвышается чёрный обелиск. Никто не знает как он здесь оказался и какой цели служил.

Лишь одинокий ветер говорит с Обелиском о Вселенной.

0
51
qwe
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!