Истории "Безбашенного лиса". Выпуск 10 (ЮБИЛЕЙНЫЙ): "Начало конца"

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Истории "Безбашенного лиса". Выпуск 10 (ЮБИЛЕЙНЫЙ): "Начало конца"
Автор:
Артем
Связаться с автором:
Аннотация:
Время до зарождения Млечного пути. Две величайшие цивилизации в истории - Кроноансестеры и Педанторцы - процветают и с уверенностью смотрят в будущее. Миллиарды лет прогресса не прошли даром: в их руках - сама энергия вечности, способная создавать целые галактики. Но что если всё может выйти из под контроля? И к каким последствиям это приведёт? Ссылка на произведение: https://www.proza.ru/2017/02/27/101 Ссылка на группу: https://vk.com/club127005765
Текст произведения:

«В начале была тьма. Всеобъемлющая, вязкая, незримая тьма, что царила в бытии. И было царствование её спокойным, ибо не было тогда ничего, что могло противостоять ей. Но тьма не могла существовать в одиночестве, ибо лишь пустота была её вечным спутником. И отравляла пустота её душу. И тогда решила тьма создать свет, что освещал бы ей путь в самой себе, что помог бы мрак её сущности развеять. И создан был свет. И стал тот свет всеобъемлющим, и слился он со тьмой. И стала тьма твёрдой, как Арканат, а свет текуч, как Малис. И создали они своих сыновей, чей дух был крепче камня, а совесть чиста, как свет. И подарили они сыновьям свой мир, что был ярок и прекрасен. И сказали они сыновьям своим – педанторцам…»

– Корат-Анрит, друг мой! – заслышав знакомый голос, эхом раздавшийся по куполообразному залу, каменный гигант посмотрел на свою руку, по которой струились тонкие ручейки белоснежной магмы. Обернувшись на голос, он увидел великана. Великана, чьи руки и ноги были гладкие, словно зеркала. Голова более не напоминала ничего педанторского – вместо кометоорбразной формы на тонкой каменной шее ютился большой тетраэдр, на боковых гранях которого сверкали ярко-синие глаза. В руке у него был длинных посох, на обоих концах которого мерцали ярким бежевым светом остроконечные кристаллы. — Почему же ты не разделяешь радость со всеми?

– Здравствуй, Аер Ариш, – гигант радушно поприветствовал своего кровного брата и отошёл в сторону от летописной стены. – Как же ты изменился с тех пор, как мы впервые появились из песчинок Вселенной. И говоря об этом, я не имею в виду внешность. Ты стал более сдержанным и мудрым. В тебе появился стержень верховного мра’ала.

– Твоя похвала так же ласкает мою душу, как свет звёзд Гантримельта, – учтиво ответил Аер Ариш. – Спустя столько лет мы наконец обуздали Кальону. А ведь ещё несколько сотен миллиардов лет назад наш народ только появился из первой плоти Вселенной и обрёл первые очаги сознания. А теперь… Теперь в наших руках – необузданная сила Арахнорумов, что когда-то были столь непокорны, а сейчас несут в себе самую ценную энергию Вселенной. Трудно поверить, что мы смогли достичь столь небывалых высот.

– Да, брат мой, – согласился Корат-Анрит. – Однако с каждой минутой в моё сознание закрадывается сомнение. И страх терзает мой разум.

– Что же гложет тебя? – удивился Аер Ариш, положив руку на плечо своему товарищу. – Прошу, не таи секреты.

– Обуздание Кальоны и Арахнорумов – по истине величайшее достижение. Я до сих пор не могу понять, как вам удалось приручить существ, терроризировавших эти края на протяжении нашего конкубината. Но… – Корат-Анрит на мгновение задумался. – Что если создания обратятся против своих создателей?

– О чём ты говоришь? – с недоумением спросил Аер Ариш.

– Два моих верных советника – Трудор и Карствар – вот уже несколько лет ведут полемику между собой, – пояснил Корат-Анрит. – Один говорит, что Арахнорумы – зло, что они приведут наши цивилизации к коллапсу, что мы не сможем их контролировать. Трудор считает, что контролировать вечность не под силу никому и что мы должны избавиться от них раз и навсегда.

– А что же Карствар? – поинтересовался Аер Ариш.

– Карствар буквально без ума от их величия, – засмеялся Корат-Анрит. – Он говорит о безграничных способностях этих существ. Твердит, что их преобразователи смогут создавать целые миры, галактики и даже Вселенные. Восстанавливать утраченное, соединять несоединимое.

– Хм… Да. Каждый из них прав по-своему, – согласился Аер Ариш. – Но им не стоит волноваться: Арахнорумы в надёжных руках. Пока у нас есть Контериун, мы сможем управлять ими вечно. Узри же апогей вселенской силы!

      В этот момент кроноансестер поднял свой посох, и на горизонте ослепляющим пламенем засветились миллионы ярко-красных огоньков-глаз огромных паукообразных существ, и лицезрел Корат-Анрит, как ввысь, словно пытаясь дотянуться до манящего ковра яркого звёздного неба, потянулись длинные стволы мощных орудий-преобразователей. Настала короткая пауза. На улицах Кронариса застыли педанторцы и кроноансестеры, наблюдая за величайшим триумфом разума. Крошечная доля сомнения закралась в душу Корат-Анрита, но лишь на мгновение, чтобы полностью открыться величайшему чуду всех времен: в мгновение ока застланное разноцветными туманностями небо озарили яркие потоки синего света, устремившиеся далеко-далеко ввысь, пронзая холодное безразличие космоса. Свет уносился всё дальше и дальше, кружась в многочисленных завихрениях и потоках, огибая звёзды и червоточины. И вот, когда свет превратился в крошечное пятнышко на необъятном ковре Вселенной, где-то вдалеке тусклая вспышка ознаменовала зарождение новой галактики. Аер Ариш, заслышав вдалеке громкие возгласы восторга, посмотрел в небо и, преисполненный гордостью, ответил:

– Смотри, Корат-Анрит, смотри и радуйся! Миллиарды лет упорного труда и скрупулезного  познания мира наконец оправдали себя! Теперь мы – настоящие властелины Вселенной! И ни одна тайна мироздания теперь не скроется от нашего взора!

       Корат-Анрит промолчал. Не проронив ни слова, он бросил взгляд на Арахнорумов. Холодный взор ярко-красных каплевидных глаз таил в себе нечто пугающее, загадочное и необъяснимое, возбуждая в душе педанторца потаенные страхи. Но даже в тот момент, наблюдая, как бесформенное вещество постепенно закручивается в небольшую светящуюся спираль, Корат-Анрит не подозревал, что на следующий день все его кошмары станут явью.

 

***

      Аер Ариш чувствовал себя, пожалуй, самым счастливым существом во Вселенной. Постукивая Контериуном по металлическому полу своего дворца, кроноансестер никак не мог выкинуть из головы то самое маленькое пятнышко, созданное выстрелом металлических восьминогих колоссов. Лучшие умы цивилизации упорно твердили, что вероятность зарождения разумной жизни в этой галактике довольно высока, но неизвестно, сколько времени потребуется на её окончательное формирование. Аер Ариш был готов ждать тысячи, миллионы, а то и миллиарды лет – впереди была целая вечность. Он намеревался научить своих детей, своих творений всему, что знал, всему, что их раса достигла на протяжении нескольких десятков тысяч веков. И ничто не посмело бы остановить этот прогресс.

      Мысли кроноансестера прервало неожиданное прибытие старшего советника Корат-Анрита – Кортак-Арола. Пройдя мимо стражников, он учтиво поклонился и обратился к Аер Аришу:

– Верховный мра’ал, моё почтение. Прошу простить мою дерзость. Я пришёл от Корат-Анрита. Он просил передать важное донесение.

– Говори без страха, Кортак-Арол, – лидер кроноансестеров был настроен дружелюбно. – Что же думает мой верный соратник?

– Он просит Вас отозвать Арахнорумов из городов, – испуганно ответил Кортак-Арол. – Они начинают скапливаться в наиболее крупных районах. Корат-Анрит предлагает эвакуировать жителей и отвести их подальше от других населенных областей. На случай, если что-то пойдёт не так.

       Аер Ариш оцепенел. Через мгновение он испуганным голосом пробормотал:

– Я не отдавал никаких приказов. Это вздор!

       С этими словами он выбежал на небольшой остроугольный балкон и растерянно посмотрел по сторонам. Ужас сковал его тело: по городу вальяжно расхаживали колоссальные металлические паукообразные существа, сопровождаемые эскортами из металлических скорпионов. Их ярко-красные глаза освещали ошеломленные группы педанторцев и кроноансестеров, удивленных неожиданному появлению огромных восьмилапых творений. Не мешкая ни секунды, Аер Ариш сконцентрировал все свои телепатические силы и, подняв обоюдоострый посох Контериун, громогласно приказал:

– Я, Аер Ариш, третий потомок из династии Аришей, властью данной мне Вселенной приказываю вам остановится!

         В ту же секунду марш металлических колоссов прекратился – Арахнорумы застыли на месте, как статуи, не смея пошевелиться. На Кронарис опустилась мёртвая тишина. На улицах началось оживленное движение. Толпа потянулась в сторону дворца, желая узнать причину такой внезапной передислокации. Аер Ариш опустил Контериун и обратился к Кортак-Аролу:

– Всё в порядке. Произошло мелкое недоразумение. Они не должны были самостоятельно войти в город. Передай своему господину, что…

– Арахнорумы поднимают преобразователи… – еле слышно пробормотал Кортак-Арол, уставившись на металлических гигантов.

– Не может быть! – Аер Ариш оттолкнул советника Корат-Анрита, чтобы посмотреть направление стрельбы орудий. Сознание сковал жгучий космический холод: пушки Арахнорумов были нацелены на Аронтар – вторую планету из системы Сортея. Когда взгляд Аер Ариша вновь упал на Арахнорумов, их орудия принялись быстро наливаться ярко-красным светом, обливая холодные очертания города малиновой тенью. 

– Что они делают?! – растерянно спросил Кортак-Арол, наблюдая, как столпившийся внизу народ начинает отходить от мест скопления металлических гигантов. – Аер Ариш, остановите их!

– Поздно… – кроноансестер выронил Контериун. – Скажи всем, чтобы готовились…

– К чему? – только и успел спросить Кортак-Арол, как вдруг окрестности города озарили ярко-красные вспышки огромных орудий Арахнорумов. Красный свет затмил звёздное небо, и ослепил тот свет всех вокруг. И увидели оба, как понеслись тысячи залпов к Аронтару, разрезая усыпанный звёздами-блёстками небосвод. Пролетели лишь мгновения перед тем, как оба узрели страшную картину: когда заряды достигли цели, небосвод поразила яркая вспышка, и страшный грохот разразил атмосферу Корбитара. Когда свет рассеялся, Кортак-Арол, Аер Ариш и вся галактика Гантримельт узрели, как на месте некогда процветающей планеты остались огромные обугленные осколки, стремительно разлетающиеся от ярко-красного, словно крабовидная туманность, огненного полотна.

– К началу конца, – холодно ответил Аер Ариш. – Иди к мра’алу. Позови его на совет в Матриан. Нужно проводить мобилизацию.

– А что потом? – с тревогой спросил Кортак-Арол, слыша оглушительные грохоты орудий и беспорядочные крики педанторцев и кроноансестеров, пытающихся отбиваться от разрушительного натиска страшных существ. Аер Ариш, задумавшись, ответил:

– Не знаю. Что-нибудь придумаем. 

        С этими словами кроноансестер направился к главному подземному штабу. Кортак-Арол, в последний раз взглянув на охваченный огнём войны город, потупил взгляд в пол и ринулся к Корат-Анриту собирать оставшихся в живых советников.

 

***

– Есть же хоть какой-то способ их остановить! – воскликнул Кортак-Арол, посмотрев прямо в глаза Аер Ариша, наблюдавшего, как очередная планета галактики Гантримельт

растворилась в небытии.

– Их нужно уничтожить! – воскликнул Трудор. – Любой ценой! Иначе нам попросту не выжить!

– Все наши попытки уничтожить Арахнорумов закончились полным провалом! – возразил Карствар. – Лучшие образцы вооружения бессильны против них! Мы пробовали расщеплять их на мельчайшие частицы, но они всё равно раз за разом возрождаются. Нужно попытаться направить их энергию на созидание. Контериун всё ещё у нас, а значит и надежда на контроль есть!

       Аер Ариш молча слушал ораторов. Это был уже пятисот тысячный совет, который снова грозил закончиться ничем. Каждый раз стены Матриана разражались резкими возгласами и замечаниями; дух безысходности и отчаяния, зависший над могущественными цивилизациями галактики, качался над нашими героями, словно дамоклов меч.

– Сохраняйте спокойствие! – Корат-Анрит прекратил бессмысленную истерику своих советников, ударив каменной рукой по схеме сражения. – Трудор, ты забыл, к чему привела твоя самоубийственная атака на Кортар? На первом совете нас было больше сотни, а сейчас – всего пятеро! И многие из них погибли по твоей вине!

       Трудор отвернулся и ответил на резкое замечание своего господина молчанием. Остальные более не рискнули высказать своё мнение. Дождавшись полной тишины, Корат-Анрит обратился к Аер Аришу:

– Время на исходе. Неужели больше не осталось никаких способов остановить Арахнорумов?

– Есть один вариант, – возразил кроноансестер. – Но, боюсь, он вам не понравится.

– Так поведай же его нам, – предложил Корат-Анрит. Все остальные молча уставились на кроноансестера в ожидании развернутого плана действий. Аер Ариш, не долго думая, ответил:

– Арахнорумов нельзя уничтожить. Но их можно усыпить. На Корбитаре есть мощнейший преобразователь энергии, который до появления Арахнорумов мы использовали для экспериментального создания звёзд. Если мы направим его на Коратран, то мы сможем собрать достаточное количество энергии, чтобы погрузить этих тварей в вечный сон.

– Только не говори, что…

– Да, Корат-Анрит, – подтвердил опасения своего брата Аер Ариш. – Коратран – не просто звезда. Это огромная звезда, которая в считанные мгновения станет сверхновой, а после – огромной чёрной дырой, которая поглотит нашу галактику.

        На зал переговоров опустилась гробовая тишина. Рой мыслей терзал сознание каждого из присутствующих, нервы были на пределе, и лишь Аер Ариш был твёрд и спокоен, словно сама Вселенная. Первым опротестовал решение кроноансестера Трудор. Педанторец подошёл к верховному мра’алу и воскликнул:

Это самоубийство! Безумие! Мы все погибнем!

– Это альтруистическое самоубийство, – поправил советника Аер Ариш. – Погибнет только наша цивилизация. Вы отправитесь в новую галактику и будете охранять вечный сон Арахнорумов.

Ты не в праве решать за них! – упрекнул кроноансестера Корат-Анрит.

– Вы правы, верховный мра’ал, – эхом раздался голос позади предводителя педанторцев. От неожиданности все тут же обернулись. У входа в зал молча толпилась группа кроноансестеров, во главе которой стоял мра’ал обороны – Эрон-Арат. Почтительно поклонившись перед участниками совета, кроноансестер продолжил: – Достопочтенные сенаторы, срочные новости с фронта.

Докладывайте, – кивнул Аер Ариш.

– Арахнорумы уничтожили ещё десять планет в дальнем конце галактики, – сказал Эрон-Арат. – Мы отступаем и несем катастрофические потери. Хороших новостей немного – на счету армии только скорпионы. Ни одного Арахнорума уничтожить пока не удалось. Не знаю, сколько нам удасться продержаться…

– Эрон-Арат, Ваши люди готовы пожертвовать собой ради будущего Вселенной? – Корат-Анрит обратился к мра’алу обороны. Тот, не долго думая, ответил:

– Верховный мра’ал рассказал мне обо всём. Наш народ единогласно поддержал его, зная о возможных последствиях, и активно помогал ему. Мы сознательно шли на риск. Теперь мы готовы расплатиться за свои ошибки. Если наша гибель спасёт будущее Вселенной, то мы будем рады отдать жизнь за него.

      Аер Ариш повернулся к Корат-Анриту и спросил:

– У Вас всё ещё есть сомнения по поводу плана?

– Нет, – отрицательно замотал головой Корат-Анрит. – Когда отдать приказ?

– Чем раньше, тем лучше, – ответил Аер Ариш. – До новой галактики путь не близкий. Главное проскочить червоточину, а там уже и наш галактический детеныш недалеко. Всё, что требуется от вас – создать саркофаг вокруг Арахнорумов и помочь новым цивилизациям в достижении вершины развития. Надеюсь, они окажутся гораздо мудрее нас…

– Да будет так, – согласился Корат-Анрит. – Кортак-Арол, Трудор, Карствар. Собирайте всех и ведите к кораблям как можно скорее. Поторопите их: времени не так уж много.

– Слушаемся, верховный мра’ал, – педанторецы учтиво поклонились и один за другим направились к выходу из зала. Предводитель педанторцев, дождавшись, когда его приближенные скроются за дверями зала, посмотрел на Аер Ариша, молча подошёл к стене и, уткнувшись в неё своей кометообразной головой, тихо спросил:

– Почему ты так этого хочешь? Эта жертва бессмысленна. Вы все можете улететь вместе с нами.

       Аер Ариш усмехнулся:

– Если мы не останемся здесь, то Арахнорумы последуют за нами. Творения всегда ищут своих создателей. Даже, если они – огромные восьминогие чудовища, разрушающие всё на своем пути.

       Корат-Анрит засмеялся.

– О, брат!  – воскликнул педанторец, положив руку на плечо кроноансестеру. – Ты всегда был мудрейшим из нас. И теперь ты покидаешь этот мир…

– Да, – ответил Аер Ариш. – Я должен расплатиться за свои ошибки. А ты – не дать случиться этому кошмару вновь, – с этими словами кроноансестер отвернулся и пошёл в сторону огромного барельефа. Проведя остроконечной рукой по волнообразным линиям, переплетавшихся в причудливые узоры, Аер Ариш, к удивлению Кората-Анрита, открыл небольшое хранилище и достал из него длинный предмет, похожий на посох. Сомнений не было – Аер Ариш держал в своих руках Контериун. Не долго думая, он протянул посох Корат-Анриту и сказал: – Контериун не должен достаться никому. Спрячь этот артефакт там, где никто его не достанет. Никто и никогда. Охраняй его, как зеницу ока. Я надеюсь на твою мудрость, брат. А теперь иди. Времени мало. Живите мирно и беззаботно. Прощай.

        Корат-Анрит кивнул головой и бережно взял из рук Аер Ариша Контериун. В последний раз взглянув в ярко-синие глаза кроноансестера, педанторец молча отвернулся и быстро направился к выходу из зала, чтобы поскорее достичь кораблей. Аер Ариш же, свернув карту ожесточенного галактического боя, не в силах больше смотреть на то, как его цивилизация доживает последние годы, не спеша направился в сторону разрушенного главного выхода. Путь не занял много времени – верховный мра’ал, пройдя сквозь баррикады из обломков стен, усеянных безжизненными тёмными телами педанторцев и кроноансестеров, достиг главного входа некогда величественного главного дворца всего за несколько минут. Но эти несколько минут были самыми тяжёлыми в его долгой жизни: за время столь короткого пути он вспомнил все самые яркие и запоминающиеся моменты его вечной жизни, которой с минуту на минуту должен был прийти конец.

        Вскоре Аер Ариш достиг колоссальной бреши в стене одного из самых поразительных архитектурных сооружений всей галактики Гантримельт. Некогда роскошный, помпезный дворец теперь напоминал лишь груду уродливых булыжников, разбросанных по искорёженным улицам. Поразительной красоты барельефы были усеяны страшными рубцами, оставленными раскалёнными плазмой осколками. В проходах тенью неподвижно лежали тела убитых педанторцев и кроноансестеров, тщетно надеявшихся спастись от страшных клешней скорпионов и пушек Арахнорумов.

        Верховный мра’ал не мог себя простить за те страдания, что он принёс своему народу и народу самого верного союзника, преследуя корыстные цели встать выше самих законов Вселенной. Его разум терзали тысячи образов сгинувших в огне войны друзей, союзников и верных последователей, чьи души навеки стали ниточками в необъятном ковре Вселенной. Но ещё куда более страшная мысль не давала ему покоя – ему предстояло стать палачом собственного народа, который изъявил желание отправиться в бесконечное путешествие по каналам вселенской материи. Мрак окутал душу Аер Ариша. И лишь яркие вспышки на орбите Корбитара освещали её беспроглядную пустоту…

 

***

        Кантомирский Пустырь никогда не был особо примечательным местом для жителей планеты Корбитар. Его острые чёрные скалы, недружелюбные тёмные каньоны, поглощавшие свет звёзд, словно крошечные чёрные дыры, возбуждали отторжение, неприязнь и пряли тонкие нити тревоги в душах случайных проходимцев. Но в этот день посетителей этого места было гораздо больше, чем обычно. Ведь именно здесь была точка сбора для всех педанторцев, населявших ввергнутую в пучину межзвёздного хаоса планету галактики Гантримельт и желавших покинуть умирающий мир.

        Аер Ариш и Корат-Анрит молча стояли на вершине небольшой скалистой возвышенности и подавленно наблюдали за тем, как с каждой секундой на их глазах навсегда разлучаются родные братья, что когда-то вместе шли к вершине вселенского прогресса.

– Последняя группа… – сказал Корат-Анрит, увидев, как огромный космический корабль, напоминавший скорее вытянутый исполинский астероид, нежели средство передвижения по космическому небосводу, принимает последних педанторских беженцев. – Нам пора.

– Да уж… – с горечью выдавил Аер Ариш. – Похоже, наша последняя беседа была не столь многословной.

– Зачастую для того, чтобы сказать много, не нужно слов, – сказал Корат-Анрит, повернувшись к кроноансестеру. – Я помню, как именно в этом месте я смотрел, как твой народ принимает обряд Очищения. Тогда вы стали другими. Но для меня ты остался тем же педанторцем, что всегда бесстрашно продвигал нашу расу к новым высотам. И останешься им навсегда…

  Аер Ариш ответил непродолжительным молчанием. Слова верного друга возбудили в его душе нотки радости и неописуемого восторга. В тот момент кроноансестер понял, что  Корат-Анрит безукоризненно выполнит его последнюю просьбу. Аер Ариш медленно повернулся к педанторцу и крепко обнял его.

– Лети, брат, сквозь туманности и звёзды, – сказал верховный мра’ал. – И пусть священная Кальона освещает тебе путь. У меня есть ещё одна просьба к тебе…

– Я слушаю, брат, – ответил Корат-Анрит.

– На третьей планете двести пятьдесят шестой звезды на нижнем хвосте есть остатки Кальоны. Она не должна попасть в алчные руки. Придёт время, когда её сила понадобится для установления баланса между хаосом и порядком. Только достойный должен принять её…

– Я сделаю всё, что в моих силах, – обнадежил Аер Ариша Корат-Анрит. – Не беспокойся.

– Хорошо, – закивал Аер Ариш. – И прошу тебя – береги Контериун. Он более никогда не должен быть использован никем из вас. Лишь носителю Кальоны под силу обуздать его мощь…

– Но как я узнаю его? – поинтересовался предводитель педанторцев.

– На нём должен быть знак, – Аер Ариш указал на высокие остроконечные металлические горы на горизонте. – Отметина в виде трех Амритерских столбов – символ величия нашего духа, стойкости и мужества. А теперь иди. Пусть звёзды освещают твой путь.

Корат-Анрит кивнул и, выдержав небольшую паузу, молча направился к кораблям, готовым вот-вот отправиться искать новый дом в далёкую галактику, только что вышедшую из под пера галактических скульпторов. Взойдя на борт флагмана, мра’ал миновал просторные отсеки, где уже ждали отправления его подданные, и через несколько минут оказался в командирской рубке. Там его уже ждали Кортак-Арол, Карствар и Трудор, вычерчивая маршрут в новую галактику. Заметив своего правителя, все присутствующие отвлеклись от карты и посмотрели на Корат-Анрита в ожидании приказа. Последний, не мешкая ни секунды, холодно сказал:

– Отдать приказ ко взлёту. Мы покидаем Гантримельт.

– Слушаюсь, верховный мра’ал! – отчеканил Кортак-Арол. В ту же секунду приближенный Корат-Анрита протянул руку к карте и слился белыми путами магмы с огромным шаром в центре карты. Раздался монотонный гул заводящихся двигателей – пилоты, приняв телепатический приказ Кортак-Арола, стали медленно поднимать огромную метеоритообразную махину в воздух.

– Трудор, привести защитные турели в боевую готовность, – приказал низкорослому педанторцу Корат-Анрит. Советник кивнул и что есть мочи ринулся к оборонной рубке. – Карствар, – высокий педанторец с загнутым назад каменным кометообразным хвостом на голове, выпрямился в ожидании приказа. – Свяжись с кораблями эскорта и прикажи охранять ковчеги. Они слабо вооружены – им нужна огневая поддержка.

– Будет исполнено, – почтительно кивнул педанторец и скрылся в широком тоннеле. Корат-Анрит, оставшись наедине со своими мыслями, с отчаянием наблюдал, как сквозь небольшие зазоры в обшивке проблёскивается яркий свет от взрыва очередной планеты звёздной системы. Множество мыслей роилось в его рассудке, и бурный водоворот чувств сковывал его растерянную душу. Он, Трудор, Карствар, Кортак-Арол становились изгоями собственного мира. Мира, который вот-вот должен был исчезнуть в пламени гигантского квазара.

       Вскоре огромный флот был окончательно готов ко взлёту, и атмосфера Корбитара тут же наполнилась огромными светлячками-крейсерами, устремившихся в холодный, безжизненный космос. Колоссы-ковчеги стали медленно подниматься в воздух, будто грузные жуки-носороги, разрывая окружающее пространство рёвом мощных двигателей. Гигантская флотилия взяла курс на самую безопасную точку галактики Гантримельт, – пояс Аркотара – чтобы совершить гиперпространственный прыжок в далёкую галактику. Исход педанторского народа начался.

 

***

    

  Убедившись, что последний корабль педанторцев в мгновение ока исчез с космического полотна, растворившись в яркой вспышке гиперпространственного тоннеля, Аер Ариш взглянул на трещащие по швам скалистые окрестности Корбитара. Планета доживала считанные дни: шельф, не выдерживая частого напора мощных ударов Арахнорумов, разламывался на тысячи кусков, выплёскивая из чрева планетарного шара белоснежную кровь-магму. И лишь огромная тетраэдровидная конструкция, возвышавшаяся над всеми скалами Кантомирского пустыря, ещё сопротивлялась грядущему армагеддону. Аер Ариша не покидала одна трагическая, но то же время забавлявшая рассудок мысль: существа, созданные для того, чтобы возвысить его народ над Вселенной, вот-вот готовились положить конец их существованию. Кроноансестер стоял на одинокой скале и молча ждал короткого путешествия в вечность. Смерть ни капельки не страшила его: верховный мра’ал был готов отдать свою жизнь за беспечное будущее других – только так предводитель величайшего народа в истории Вселенной мог искупить свою вину.

       Аер Ариш посмотрел на горизонт. Арахнорумы всё ещё продолжали выкашивать последние очаги сопротивления Кроноансестеров, возрождаясь из облаков невесомых молекул, словно огнепёрый феникс.

– Верховный мра’ал, позвольте нарушить Ваше спокойствие, – позади Аер Ариша раздался знакомый голос. Это был Эрон-Арат. Вид у мра’ала обороны был ужасен: из обрубка правой руки сочилась белоснежная магма, тяжёлыми каплями оседавшая на потрескавшейся скалистой земле; тело было изрешечено осколками и рубцами от клешней скорпионов, безуспешно пытавшихся отправить душу кроноансестера в вечное скитание по Вселенной. Выпрямившись во весь рост, Эрон-Арат продолжил: – Наши силы тают. Мы больше не можем сдерживать натиск. Какие будут приказания?

– Пора, друг мой, – Аер Ариш подошёл к своему верному соратнику и положил ему руку на плечо. – Нужно действовать, пока не стало слишком поздно. Запускай преобразователь.

– Слушаюсь, – ответил Эрон-Арат и повернулся в сторону гигантского тетраэдра в низине. Что есть силы замахнувшись острой конечностью, кроноансестер резко обрушил удар остроконечной руки на землю и проткнул планетарный шельф. В ту же секунду по его телу начали расходиться причудливые ярко-синие узоры, переплетаясь во всевозможных завихрениях и узлах. Спустя мгновение от места удара в сторону низины быстро, с оглушительным треском поползла ярко-синяя светящаяся расщелина, взламывая вековые железные породы, словно хрупкие замки из песка. Достигнув пирамиды в мгновение ока, поток энергии взмыл в небо, озарив безжизненные просторы умирающей планеты.

– Вот и всё, – сказал Аер Ариш, наблюдая за тем, как мощнейший поток энергии поднимается вверх, озаряя тёмное небо над Корбитаром. Вскоре оба кроноансестера стали свидетелем того, как луч в считанные секунды высосал всю энергию колоссальной звезды. Поток ярко-синей энергии осветил неприметную вершину пирамидообразного строения, затмив свет ярчайшего звездного объекта. Через мгновение из ярко-синего шара понеслись тысячи лучей, цепной реакцией охватывавших каждую планету, каждую систему, каждый галактический квадрант, где  Арахнорумы проводили свой опустошительный поход. И узрели на мгновение кроноансестеры, как застыли гиганты, словно скалы вековые, и узрели они, как потух в их каплевидых глазах огонь хаоса, как исчез ослепляющий багрянец в огромных орудиях, и как рухнули они на истерзанные земли планет. Так безжалостные творения Кроноансестеров погрузились в вечный сон, чтобы больше никогда энергия вечности не смогла навредить разумным существам Вселенной.

         Но не долго длилось ликование творцов. Огромная звезда, израсходовав весь запас водорода, начала стремительно расширяться, опаляя поверхности планет синим пламенем армагеддона. Это происходило настолько быстро, что оставшиеся на планетах кроноансестеры не успевали осознать, что произошло: расширяющаяся сверхновая растворяла в огне своей гибели всё новые и новые планеты, уничтожая всё, что когда-то напоминало о великой расе: дворцы, обсерватории, высокие дома, памятники – всё сгорало в её ненасытном чреве. Корбитар был уничтожен одним из первых. На глазах Аер Ариша взметнулись вверх осколки вековых пород, и целые куски планет откалывались и растворялись в чреве галактического апокалипсиса. В последние секунды своей жизни, до того, как пламя сверхновой поглотило его могучее тело, верховный мра’ал посмотрел в небо, где мерцало крошечное белоснежное пятнышко взрослеющей галактики.

– Не подведи, Корат-Анрит, не подведи… – только и успел промолвить верховный мра’ал, как каскад синего пламени в считанные секунды растворил его тело в небытьи. А вместе с ним ушла и целая эпоха существования величайшей расы, которую когда-либо знало мироздание, погибшей от своего собственного прогресса.                                                

А тем временем звезда всё расширялась и расширялась, выжигая систему за системой, пока в один момент она не стала настолько огромной, что ослепила своим сиянием планеты из ближайших систем. И вот, когда сверхновая полностью поглотила систему Аринрат, пространство более не смогло удержать её: колоссальная звезда протаранила пространство и, продолжая поглощать всё на своём пути, утонула в черной бездне небытия. Оставшиеся в живых Кроноансестеры наблюдали, как с уничтожаемых планет далеко-далеко в космос устремляются навеки остолбеневшие Арахнорумы, отправляясь в вечное скитание по Вселенной. На месте огромной сверхновой появилась сверхмассивная чёрная дыра.

Но на этом кошмар галактики не закончился. Чудом уцелевшие кроноансестеры, наблюдая как тысячи планет и звёзд исчезают, растворяясь в непроглядном, мрачном жерле пожирателя миров, узрели страшное зрелище: пёстрое вещество звёзд, попутно сметая уцелевшие миры, начало закручиваться в исполинский акреционный диск, свет которого был ярче миллионов звёзд. Последнее, что видели выжившие перед гибелью – огромный, ярко-рыжий столб всевыжигающего вещества, пронзившего гнетущее чёрное безмолвие. Всё, что когда-то напоминало о могущественнейшей расы во вселенной кануло в лету, и лишь огромный квазар, оставшийся на месте некогда процветающей галактики, словно надгробный камень, сиял над её руинами. Так пала великая цивилизация Кроноансестеров, навсегда исчезнувшая с лица истории.

 

***

 

  Корат-Анрит одиноко стоял на небольшой возвышенности тускло-кирпичного цвета, наблюдая, как его подданные утрамбовывают обездвиженные тела Арахнорумов в твердь никому неизвестной, отчуждённой планеты. Выжженная поверхность напоминала колоссальный участок археологических раскопок: огромные инженерные конструкции перетаскивали туши гигантских пауков и скорпионов и бросали их в широкие, просторные склепы, затем засыпая их тоннами осколков раздробленного шельфа.

  В душе педанторца всё ещё теплилось желание воскресить Арахнорумов: надежда на возрождения его расы из пепла, на счастливое будущее зарождающихся на хвосте Млечного Пути новых молодых рас багрянилась в разуме верховного мра’ала. «Аер Ариш ошибся, допустил просчёт! Должен быть способ использовать их во благо! Может быть нам стоит воскресить их?» – дилемма терзала разум педанторца. Но в то же время он понимал, к каким последствиям может привести эта опасная авантюра. Погружённый в свои мысли, Корат-Анрит не заметил, как рядом с ним встал Кортак-Арол. Оба одновременно посмотрели друг на друга.

– Верховный мра’ал, скоро всё будет закончено – не успеет тёмная сторона этого забытого места озариться светом, как Арахнорумы скроются под толщей выжженных камней, – доложил Кортак-Арол. – Правда есть вещь, которая волнует меня.

– Противоречия между Трудором и Карстваром? – спросил Корат-Анрит. – Я понимаю тебя. Их идеи пугают меня. Они безумны. И самое страшное, что с каждым разом они находят всё больше и больше последователей, – наступила непродолжительная пауза. – Ты сделал всё, как я велел?

– Да, верховный мра’ал, – ответил Кортак-Арол. – Я спрятал части портала во всех уголках галактики. Три части - три планеты. Там, где в ближайшее время их не сможет найти никто. Но скажите, верховный мра’ал, почему именно там?

– Пройдут миллионы лет, и в этой галактике рано или поздно появятся разумные существа. Им предстоит долгий и тернистый путь к вершине развития – той, которой достигли мы. И если Арахнорумы вновь пробудятся от сна, и хаос завладеет восьмилапыми металлическими телами, у этих существ должен быть шанс вновь остановить их. Но не ценой собственной жизни…

– А что насчёт Кальоны? – задал вопрос Кортак-Арол. – Неужели её больше не осталось?

       Корат-Анрит ответил непродолжительным молчанием.

– Нельзя допустить, чтобы хаос восторжестовал, – наконец объяснил педанторец. – Если хаос избавляется от ненужного и выявляет ошибки, порядок должен их исправлять. Только по-настоящему чистый душой, чьи поступки достойны величия Вселенной, должен принять дар Кальоны. Но я не знаю, когда появится достойный столь великого дара и способный понести столь ответственное бремя на своих плечах. Знаю лишь, что источник Кальоны затерян меж звёзд, в квадранте о котором знаем только мы с тобой. Сейчас – это лишь песчинки энергии, которым предстоит долгий путь, чтобы стать полноценной системой.

– И как скоро мы встретим достойного? – спросил Кортак-Арол.

– Это знает лишь Вселенная, мой друг, – ответил верховный мра’ал. – У меня есть к тебе ещё одна просьба, Кортак-Арол.

– Всё, что угодно, верховный мра’ал, – Кортак-Арол был готов исполнить любой приказ своего вождя.

– Если со мной что-то случится, не дай никому забрать Контериун, – сказал Корат-Анрит. – Если он окажется не в тех руках, всё может повториться.

– Я сделаю всё, что в моих силах, – пообещал педанторец.

– Я верю тебе, Кортак-Арол, – сказал Корат-Анрит. – А теперь ступай. Как только мы закончим работу здесь, нам нужно искать себе новый дом.

– Слушаюсь, верховный мра’ал! – ответил Кортак-Арол и начал быстро спускаться с возвышенности, чтобы завершить работы по построению саркофага для Арахнорумов. Корат-Анрит остался стоять на скале. Он стоял и смотрел, как яркая звезда освещает неприветливые скалистые окрестности планеты. Внезапно, вспомнив о чём-то важном, педанторец окликнул Кортак-Арола:

– Постой! Кортак-Арол, как бы ты назвал наш новый дом?

– Я бы назвал его «Педантор». В честь Вашего третьего брата, что спас Вам жизнь во время Эпохи Раздора, – ответил советник.   

– Во истину – это будет славным памятником его доблести, – согласился Корат-Анрит. – Да будет так!

Кортак-Арол молча кивнул и продолжил свой путь. Корат-Анрит же, проводив взглядом своего советника, снова направил свой взор на отчужденные пейзажи нового мира. Он наблюдал, как из-за тёмных вершин остроконечных возвышенностей проблёскивается тусклый свет звезды безымянной системы – старейшей из всех звёзд, что наводнили Млечный путь. Тогда он ещё не знал, что через миллиард лет из песчинок на нижнем хвосте Млечного Пути появится крошечная звезда, вокруг которой начнет вертеться хаотичный хоровод бесформенного вещества, который в конце концов превратиться в девять прекрасных жемчужин-планет. Не знал, что третий ярко-красный шарик от этой звезды станет пристанищем Кальоны. Не знал, что её источник будет залит магмой от движения пород и литосферных плит, а затем возродится на отчуждённом клочке суши, когда эта, на первый взгляд, ничем не примечательная планета станет прекрасной зелёной жемчужиной с кристально-чистыми лазурными океанами. Не знал, что Кальона всё же найдёт избранного, и тот станет порядком во плоти. Карат-Анрит не знал, что его долгое правление прервется неизвестным мятежником, который убьёт его прямо у входа во дворец. Не знал, что с его смертью Трудор и Карствар начнут жестокую гражданскую войну, которая поставит под угрозу гибели всю педанторскую расу. Не знал, что через миллиарды лет Арахнорумы вновь пробудятся ото сна и начнут свой кровавый крестовый поход против народов Млечного Пути.

    Тогда он просто стоял и наблюдал за началом. Началом конца.

+2
416
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!