Смысл

Форма произведения:
Повесть
Закончено
Автор:
aleksey.delukov
Связаться с автором:
Текст произведения:

Смысл

 

Послушайте! Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно? Значит - кто-то хочет, чтобы они были? Значит - кто-то называет эти плевочки жемчужиной? (Антуан де Сент Экзюпери «Маленький принц»)

 

 

1

 

Олег лежал на кровати, подключенный к аппарату искусственного поддержания жизни. Прожив довольно-таки долгую и, можно даже сказать, счастливую жизнь, на него снизошло озарение. Нет, не о том, что надо было когда-то поступить иначе и даже не о том, как продлить и так продлеваемую различными средствами жизнь. Нечто такое, что многие назовут бредом умирающего, а остальные посчитают последствием страха перед смертью. Хотя, разве можно назвать воспоминание «озарением»? Он вспомнил вовсе не одну из минут своей нынешней, подходящей к концу жизни, не моменты горя или счастья, ОН ВСПОМНИЛ ВСЁ. Из последних сил Олег рассмеялся, от всей души, как посмеялся бы человек над проделками Чарли Чаплина на черно-белом немом экране.

Аппарат издавал  периодический писк, в такт ударам старого сердца, словно безжалостный механический композитор создавал мелодию без нот. Разум, который всё это время жил, как обычный человек, которого все называли Олегом, спешил вернуться, чтобы начать все сначала. Но в этот раз он САМ будет сценаристом своей жизни, ОН решит что ему необходимо ПОМНИТЬ. А в памяти он сохранит все до единой минуты из миллиардов своих воплощений в тысячах тысяч разных миров. Да, это будет непросто, некоторые бы даже сказали, невозможно, но ОН уверен в своих силах.

Последние ноты однотонной мелодии замедлялись, но словно нехотя, так, будто человеческое тело не хочет расставаться с тем, что делало его ЧЕЛОВЕКОМ. Но в этот раз РАЗУМ не солидарен с ТЕЛОМ, он хочет уйти, ему необходимо это сделать, чтобы найти наконец смысл всех перерождений. Точечные гудки переросли в непрерывный звук, оповещая всех вокруг что мелодия завершена, еще одна жизнь на этой планете прервалась, как говорят, «скоропостижно», сколько бы эта жизнь не длилась. На зов бездушной машины сбежались врачи из соседней комнаты, но лишь напрасно, все кончено, изменить ничего нельзя, сердце больше не будет стучать прогоняя живительный красный «бульон» по человеческому телу. Путешествие началось...

 

 

Темнота вокруг не была просто темнотой, она была апогеем темноты, всепоглощающей, непроницаемой ТЬМОЙ. Но было в этой темноте еще что-то, настолько же масштабное, но при этом затрагивающее другие сегменты восприятия информации нематериальным существом. Звук, похожий на гудение высоковольтных линий электропередач, только в десятки тысяч раз усиленный, заставляющий дрожать все вокруг, как первые толчки, которые заставляют непоколебимые железобетонные гиганты пасть ниц. Ко всему этому примешивалось чувство полета, но не свободного, не обремененного ничем парения, а резкого подъема, настолько быстрого, что находись Разум до сих пор в материальном теле, от него не осталось бы и костей. Никакого света в конце туннеля не было, как утверждали многие, пережившие так называемую «клиническую» смерть, те кто побывал недалеко за пределами привычного им материального мира.

Прошло еще неизмеримое количество времени, прежде чем окружение сменилось своим полным антиподом: всепоглощающим светом, полной тишиной и отсутствием ощущения движения. Это происходило уже миллиарды раз, Разум проходил этот путь и был готов ко всем его последствиям. Он знал, что дальше к нему должно вернуться то, что обыкновенный человек назвал бы зрением и слухом. Но и это будет еще не конец перехода, пройдет бессчетное количество времени, но здесь это уже не важно, времени здесь не существует, в нем нет необходимости, если ты вечен. Разум в который уже раз «увидит»  помещение, в которое возвращаются однажды все, да и помещением это место крайне сложно назвать... Пространство переливающегося перламутрового свечения, не имеющее границ ни в одном направлении, границы удел смертных. Но есть здесь, кое-что, что позволяет назвать это место аналогом материального помещения – проход, место где свет переливается в против течения, закручиваясь к центру. Это вход, даже правильнее сказать выход, который действует лишь единожды – для одного существа, прошедшего одно перевоплощение в материальном теле.

Собравшись с мыслями (привычка, оставшаяся от тела в котором проживал Разум), он двинулся в сторону выхода, чтобы наконец сделать всё то, к чему он пришел, ожидая перехода. Мысли заполняющие весь этот Разум были заняты лишь одним: желанием ПОМНИТЬ ВСЁ в следующем своем воплощении, помнить опыт всех своих миллиардов перерождений в тысячах тысяч разных, порой отстоящих друг от друга на немыслимых расстояниях, миров. Именно этому он посвятит подготовительный период, который, к счастью, временем не ограничен.

 

2

Обывателю сложно будет представить себе промежуток времени, прошедший с момента перехода, времени которого хватило бы на рождение и смерть десятков галактик, в пространстве, в котором ВРЕМЯ отсутствует, как понятие. Здесь обитают существа которым чужд отсчет любых отрезков времени, ведь они бессмертны, но до всемогущества им еще далеко. Их память, огромная, всеобъемлющая, является при этом настолько неорганизованной, что сопоставить воспоминание о каком-либо событии с одним определенным воплощением не представляется возможным. Хотя, скажем так, не представлялось (простите мне использование прошедшего времени при описании пространства, в котором время отсутствует) возможным до событий описываемых сейчас.

Все РАЗУМЫ существующие в этом пространстве являются ни чем иным, как исследовательской группой. Исследования их ведутся только среди материальных форм жизни, а объяснить этот выбор не может ни один из НИХ, да и сказать какую цель преследуют все эти опыты не сможет никто. Цель исследований скрыта от них более могущественными существами и, выходит, исследования ведутся, как бы это ни было прискорбно, ради одних исследований, ради знаний, который могут вовсе оказаться бесполезными. Одним из таких исследователей является тот, который вернулся, прожив жизнь Олега с Земли XXI века (по летоисчислению землян), Разум имя которого превышает по длине Млечный путь, если его растянуть в линию одиночных звезд. Ради его нынешней цели придется вновь пройти столь болезненный путь перерождения в материальном теле, ведь только мозг материального тела имеет строго организованную структуру, не позволяющую окружающему хаосу сбить существо с намеченного пути. Вот только то, ЧТО он будет помнить решает теперь ОН и только он. Все его исследования нацелены на сохранение и переработку информации для создания централизованного архива, анализируя который, появится, наконец, хоть какой-то ответ о ЦЕЛИ его блужданий по материальным телам, о ЦЕЛИ страданий перенесенных им миллиарды раз.

Но перед этим предстоит долгая и кропотливая работа. Чтобы отличать интересующий нас разум от окружающих его, придется прибегнуть к открытию его имени обывателю. Конечно же придется сократить его (да будет прощено мне столь невежественное отношение), к примеру, до семи первых букв его имени – АРАТКАР. Араткар начал с изучения различных существ, но импонировали ему именно человеческие существа. Причину этого выбора нам, возможно, так и не удастся узнать, будь это простой симпатией к последнему воплощению или же интуиция. Араткар нашел способ поместить память целого воплощения в клеточную структуру ДНК, не давая ей открытого, беспрепятственного выхода к мозгу, чтобы не повредить его.  За время опытов, Араткар смог построить модель клетки человека и понять, что можно с ней сделать, чтобы и вред не принести и информацию туда поместить.

Когда и вопрос переноса памяти в клетки был решён возник другой, не менее важный вопрос – как ее перенести по необходимости в мозг. Первые опыты по внедрению и извлечению информации приводили лишь к тому, что память клетки разрушалась, а с этим и распадалась ее структура. Пришлось искать связи между разбросанными по всей клетке данными и выискивать алгоритм этой связи. Именно этот алгоритм, мог помочь с анализом информации. Когда и эти опыты были завершены, было принято решение испытать технологию на себе. Для того Араткар распределил все воплощения в клетки своего будущего сосуда. Не менее важным был момент, выбираемый из крайне малого промежутка времени – 9 земных месяцев между зачатием и рождением. Араткаром был выбран момент перед самым рождением. И вот, не давая себе времени на размышления и страхи, Араткар окунулся в свое очередное перевоплощение.

 

_____________________________________________________________________________

 

И вот вновь вокруг темнота и звук похожий на гудение электропередач.  Ко всему этому примешивалось чувство падения, с большой высоты на большой скорости. Вот впереди появилась светящаяся точка которая постепенно росла, обретая все более ясные черты. Это зрелище что-то напомнило Араткару, но он не мог вспомнить что именно, пока не оказался в материальном теле, где, в самый первый момент жизни нового сосуда промелькнула мысль – а вот и пресловутый свет в конце туннеля, не смерть это вовсе, это воспоминание о рождении. Но доказывать что-либо не входило в цели Араткара.  Вот он и в материальном теле, все помнит, неужели все его исследования в этой области были бессмысленны, неужели произошла ошибка. Араткар скорее почувствовал, чем увидел барьер, смыкающий вокруг него свои крепкие объятия, и начал быстро переносить все воспоминания в клетки тела, сохраняя и блокируя в мозгу самые важные воспоминания – воспоминания обо все его опытах с организацией памяти. Барьер неумолимо надвигался и вот, из последних сил Араткар закричал, что есть мочи в этом, еще не окрепшем, человеческом организме. Закричал от бессилия задержать барьер, что привело его к еще более ошеломляющей мысли, которая пронеслась в маленьком мозгу прежде чем барьер захлопнулся: «Так вот почему они все кричат...»

 

3

 

В родильном отделении больницы сегодня праздник, еще один ребенок был рожден несмотря на все трудности при родах. Врачи, присутствовавшие на этих родах были созваны в экстренном порядке, некоторых разбудили вызовом, а другие еще не успели лечь спать.

- Поздравляю, у вас родился мальчик – утомленным голосом возвестил врач-акушер.

Роды действительно выдались тяжелыми, как для матери, так и для врачей, несколько раз они чуть не потеряли ребенка. Временами ребенок судорожно хватал ртом воздух и зрачки его закатывались, но понять причину столь странного поведения врачам так и не удалось. Но вот первый крик оповестил врачей о том, что легкие ребенка наконец раскрылись и дышит он самостоятельно. Ребенка дали подержать матери, чтобы она поняла, что все ее мучения были не зря, что новая жизнь была привнесена в этот мир, привнесена ею. Но вот пришло время матери ненадолго расстаться с ребенком, его унесли в колыбель, чтобы дать роженице отдохнуть, как морально, так и физически.

Через некоторое время, как и во всех тяжелых случаях, было решено провести обследование на наличие врожденных патологий. Было приглашено семь специалистов, профессионалов, счет спасенных жизней у которых давно уже перешел за 100. Это даже и обследованием, как таковым не было, лишь осмотр, на наличие дефектов тела, которые могли бы рассказать многое о здоровье ребенка. Но первое, на что обратили внимание врачи, были глаза малыша, точнее сказать зрачок левого глаза.

 - Коллеги – отвлек от осмотра остальных врачей окулист – посмотрите-ка на это. Или у этого ребенка действительно красный зрачок, или мне самому пора обратиться к окулисту.

Все приглашенные специалисты сразу же переключились на этот феномен, так как ничего другого обнаружить им не удалось, и как бы ни было хорошо, что ребенок внешне здоров, это означало, что прибыли они зря. Без спорных мнений было не обойтись и врачи начали очень активно предлагать свою точку зрения на случившееся. Они передавали ребенка друг другу в руки, но понять так ничего и не смогли.

- Поверните его к свету другой стороной – сказал терапевт, крупный мужчина средних лет, на шее у которого всегда неизменно висел стетоскоп, словно приросший к нему – это явно что-то, связанное со светом, оптическая иллюзия, не иначе.

- Да нет же – возразил эндокринолог – хоть я и не специалист в таких делах, но знаю, что если из-за преломления света цвет глаза видится по-другому, то при изменении положения к источнику света, что-нибудь да изменится. Это беспрецедентный случай, я бы даже сказал патология.

- Патология или же нет, - вмешалась в дискуссию врач-физиолог – но выглядит ребенок совершенно здоровым, не вижу никаких отклонений от нормы. А цвет зрачка не показатель болезни, насколько мне известно.

- Остановитесь коллеги, - прервал, наконец, дискуссию окулист – давайте все-таки проведем глубокое обследование, и лишь потом будет решать, что же нам пришлось наблюдать сегодня.

На этом осмотр завершился, мальчика оставили в покое хоть и ненадолго. Через неделю начались утомительные анализы и обследования, целью которых было выяснить причину столь странного явления. Анализы не выявили никаких отклонений от нормы, мать с ребенком, наконец, смогли вернуться домой. В медицинской карте ребенка стояла печать «Здоров. Генетических отклонений не выявлено.», и лишь в графе «Отличительные особенности, родимые пятна и др.» значилось: «зрачок левого глаза ярко-красного цвета».

Мальчика назвали Олегом (бывают же совпадения!) и рос он, как и его сверстники, не отставая от них ни физически, ни умственно. Прошло 6 лет и пришло время отправлять Олега в школу, где он с легкостью находил общий язык со сверстниками, обзаводился новыми друзьями и показывал отличные результаты в освоении школьных предметов. Но когда Олегу исполнилось 7 лет, произошел случай, который изменил навсегда его жизнь, изменил настолько, что никто себе и представить не мог.

Среди детей в то время особой популярностью пользовалась безобидная, но при неправильном использовании опасная для зрения игрушка. Лазерные указки, к которым в комплекте поставлялись специальные линзы, с помощью которых можно было проецировать различные изображения на поверхности. Мальчишки светили ими повсюду, подавали знаки девочкам, которые им нравились, зовя их на улицу, светя в их окна, играли с кошками, которые с охотничьим азартом гонялись за красной точкой и очень удивляясь исчезновению своей «жертвы».

В тот день мальчишки, как это обычно бывало по вечерам играли в «ловчего». Суть игры была проста – «ловчий», с помощью лазерной указки должен был «засветить» свою жертву, мальчишки же бегали по всему двору, одни ища укрытие, другие дразня «ловчего», отчего в том появлялось еще большее желание «засветить» соперника. Олег спрятался за деревом, выжидая момент, когда можно было бы сменить укрытие, вместе с тем успев вдоволь подразнить «ловчего». Он спрятался за большой ивой, но не ему одному пришла эта идея. Сосед Олега по лестничной площадке, Егор, решил подшутить над ним, вытолкнув из укрытия, чтобы посмотреть, как Олег выкрутиться в этот раз. Мальчишка оказался на открытом пространстве как раз в тот момент когда «ловчий» смотрел в ту сторону. «Ловчий» посветил на Олега и попал прямо в зрачок левого глаза, отчего он потерял сознание. Мальчишки сбежались к нему, но он не приходил в себя, поэтому приняли решение позвать его родителей, который вызвали скорую помощь. Олега отвезли в больницу.

 

4

Араткар очнулся в больничной палате ночью, это он понял потому, что в палате было темно, и даже одинокий фонарь, светивший в палату через занавешенное окно не давал достаточно света, чтобы можно было хорошо разглядеть палату. Было видно не так много деталей интерьера, палата была обставлена довольно просто, без излишеств: тумбочка, стул, столик журнальный, да койка на которой лежал Араткар. Это были все удобства которые находились в палате. Справа от Араткара стояло диагностическое оборудование которое издавало потрескивание и писк, а назначение оборудования  было пока не ясно ему, ведь память еще не оправилась от столь серьезной блокировки. Не ощущая никакой опасности для себя, Араткар решил дать телу отдохнуть, чтобы память быстрее восстановилась. Он закрыл глаза, расслабился и погрузился в долгий, глубокий сон.

Проснулся Араткар поздним утром, палата была освещена солнечным светом, ранее занавешенное окно было открыто для обзора и распахнуто настежь, впуская в палату свежий летний воздух. На тумбочке Араткар обнаружил вазу с цветами и пакет с фруктами, которых ночью там не было. По этим переменам в окружающей обстановке Араткар понял, что утром, пока он еще спал кто-то его посещал. Первой сложностью на этот момент оказалось незнание языка, на котором общались люди в данное время в данном месте. К сожалению воспользоваться сознанием Олега сейчас не представлялось возможным, так как его сознание из соображений безопасности было усыплено.

Парадоксом всех перерождений являлось то, что, как оказалось, каждая сущность была частью, осколком целого, и лишь по окончании опыта возвращалась к исходному состоянию – неделимой сущности. Так получилось и на этот раз, но из-за того, что Араткар сделал все, чтобы помнить весь пройденный опыт, и прожить эту жизнь смотря на мир «собственными газами», пришлось соседствовать с сущностью, которая отделилась от целого. В итоге в теле Олега обитали две сущности: Араткар, знающий все обо всем и маленький мальчик Олег, который в данный момент не управлял своим телом. Позже, возможно, наступит необходимость «разбудить» Олега, но сейчас это делать нежелательно.

Пока Араткар был занят своими мыслями, он не заметил как в палату вошла медсестра – на вид девушка 25-ти лет, красивая, стройная со светло-русыми волосами, форма, аккуратно выглаженная, идеально подходило к ее фигуре, а движения уверенные и без лишней суеты наводили на мысль о ее профессионализме. На груди у девушки висел бейджик на котором значились имя, фамилия и должность. Этих нескольких слов хватило Араткару, чтобы, сопоставив их с информацией из «отправных» перерождений восстановить знания языка, на котором общаются люди в данный период истории в данном месте. Все свои наблюдения Араткар произвел практически не открывая глаз и не привлекая к своему пробуждению ненужного внимания; когда он будет уверен, что готов продолжать свою «игру», он обязательно привлечет к себе внимание.

Девушка в течение дня заходила еще несколько раз: первый раз она проверяла показания оборудования, второй – когда была необходимость сменить капельницы. Кроме нее в палату никто не заходил, что было даже к лучшему, ведь чем меньше отвлекающих факторов, тем быстрее происходит восстановление. На следующий день восстановительный процесс был завершен и можно было без опаски снимать блокировку с сознания Олега, находясь при этом, как бы на фоне, управляя всем изнутри. Первой пробуждение Олега заметила именно медсестра, которая задала несколько стандартных вопросов о самочувствии пациента, после чего она ушла за врачом, который пришел меньше чем через пять минут.

Врач был высоким, ненамного старше медсестры, подтянутым высоким мужчиной, в руке он держал папку, в которой, скорее всего, находилась история болезни. Он носил очки с затененными до половины линзами и неизменный у всех врачей стетоскоп на шее. От него исходила энергетика профессионализма. Но не это больше всего удивило Араткара – посмотрев в саму сущность, которая населяла тело врача, он понял, что это одно из его более ранних перерождений. Пока Араткар не знал, как использовать полученную информацию себе в пользу – каждое живущее параллельно с ним воплощение могло помочь ему с выполнением его предназначения.

Он снял блокировку с сознания Олега, что было необходимо для сокрытия истинной сущности управлявшей теперь этим телом. Врач спросил Олега о том, что последнее он помнит, перед тем как оказался здесь. Мальчик рассказал, как они играли, как он потерял сознание. Еще он рассказал, что во сне видел себя в двух лицах, словно в зеркале, только отражение его, будучи маленьким мальчиком выглядело так, будто ему вовсе не 7 лет, словно прожил этот человек намного дольше, познал неизмеримо больше. Врач не придал этим словам особого значения: мало ли что может присниться. Наблюдая за этим диалогом, Араткар решил взять дело в свои руки и вновь заблокировал сознание Олега, чтобы он каким-нибудь неосторожным откровением не разрушил все планы.

 

5

 Прошло уже 17 лет с того момента, как истинная сущность Араткара пробудилась. 17 долгих лет для человека, но лишь микроскопическая крупица в существовании энергии, имя которой столь великое, что на произношение его ушла бы не одна человеческая жизнь, имя длинной во всю галактику развернутую в одну непрерывную линию звезд и планет. За это время, скрывая и тщательно маскируя свою истинную сущность, Араткар продвигался вперед в своих исследованиях. Счет уже шел не на единицы и не на десятки перерождений. Каждый земной месяц более 10 миллионов перерождений находили свое место в Великой Библиотеке(как её называл сам Араткар). При этом память каждого перерождения отфильтровывалась, оставляя лишь тот объем информации, необходимый для достижения цели. Араткар не задумывался над тем, каким образом человеческий мозг решает, что именно необходимо, он полностью доверился тем силам, которые заставили его использовать именно человеческое воплощение для достижения цели.

За это время Араткар встретил больше тысячи своих более ранних перерождений, проживавших в данный момент истории этого мира. Тысячи людей, которые были близки для него, но с которыми он не мог завести разговор, чтобы не нарушить временной поток. Как и полагается человеческому организму, тело Араткара взрослело и изменялось, менялось и отношение некоторых людей к нему. Красивый юноша с телом атлета просто не мог быть пропущен вниманием девушек. Да и сущность человека, которая хоть и была заблокирована, но развивалась вместе с ним давала знать о себе, передавая ему часть своих инстинктов и потребностей. Было крайне сложно не обращать внимание на девушек, которые явно хотели бы забрать его к себе и ни с кем его не делить. Но его безразличие к ним могло помешать продвижению исследований, поэтому было принято решение, о котором ему еще придется пожалеть. Араткар решил разделить свою жизнь с человеком, но просто с человеком, а с одним из своих прошлых воплощений. Вернувшись с ежедневной прогулки по городу, которая уже стала чуть ли не традицией (хотя в ней был строго практический смысл – поиск других воплощений с целью сократить возможность пересечения причинных линий) он принялся за поиски.

Поиски затянулись, так как, чтобы избежать излишнего к себе внимания со стороны, необходимо было подобрать подходящую по всем параметрам будущую спутницу. Наконец, после напряженных поисков, он нашел подходящую кандидатуру. Ею оказалась дочь той самой медсестры, которая первой обнаружила его пробудившимся от долгого сна. В тот момент подсознание Араткара подкидывало ему такие опасные, но при этом безукоризненно сложенные мысли о судьбе и предопределении, в которые он не верил, да и верить не собирался. Далее следовало подправить причинные линии так, чтобы два человека, в которых обитала одна и та же сущность, находящаяся на разных уровнях осознания себя, могли встретиться, не повредив при этом всем остальным происходящим событиям. И вот после недолгих манипуляций их встреча произошла, как сказали бы многие по мановению незримой руки судьбы. События не заставили себя долго ждать и Араткар, будучи мастером в направлении происшествий в необходимое ему русло, стал мужем красивой, безупречно сложенной и при этом влюбившейся в него без памяти девушки.

Прошло 10 лет «совместной жизни», которые все-таки дали свои плоды, немаловажные для исследований Араткара. Он обнаружил возможность помещать в мозг жены часть информации, блокируя ее так, чтобы воспользоваться ею мог лишь он. Это облегчило его задачу в тысячи раз. Сейчас каждый земной день Араткар обрабатывал более 100 миллионов своих перерождений, но цель по прежнему оставалась такой далекой. Все его исследования делились на три этапа: обработка памяти перерождений, анализ получившегося массива данных и лишь потом выведения окончательного результата исследований. Первые два этапа необходимо было закончить в течение его земной жизни. Еще одно удивительное открытие стало для Араткара чем-то необъяснимым. Мозг, после фильтрации и сортировки информации, сохранял оставшийся «мусор» в клетках, сжимая его для компактности. Но Араткар решил не вдаваться в подробности данной особенности, чтобы не задерживать исследования.

Для окружающих Араткар был лишь Олегом – порядочным семьянином и просто хорошим человеком. Для семьи – заботливым мужем и любящим отцом. К сожалению все больше пороков просачивалось через барьер поставленный Араткаром на сознание Олега. Одним из таких пороков был страх перед смертью, присущий каждому человеку, который не осознавал истинной сути этого события. Во избежание дальнейших осложнений было принято решение полностью убрать из этого тела сущность Олега. 13 лет кропотливой работы дали свои плоды – Араткар навсегда уединился в этом теле. Больше не будет ни человеческих пороков, ни человеческих страданий будет только он. И он будет двигаться дальше, неумолимо приближаясь к цели всего своего существования.

 

6

В течение 5 земных лет Араткар продолжал свои исследования, слепо полагая, что полностью избавился от своего несовершенного соседа. Как он поймет позже, мозг отложил память его нынешнего перерождения в одну из клеток и оно, хоть и не так интенсивно все же продолжало влиять на него. Сейчас же он продолжал жить не расставаясь со своей женой и детьми, он думал, что находится рядом с ними лишь по причине их практической пользы для дела. Внутри Араткара постепенно созревал страх утраты, страх перед тем что люди называют смертью. Но боялся он лишь смерти этих людей, которые стали для него частью всего его существования, своей смерти он не боялся, ведь знал, что его ждет (по крайней мере думал, что знал).

Первый этап исследований подходил к концу, но по причине того, что мозг был уже практически загружен, обработка данных замедлилась. Пришло время задуматься об осуществлении второго этапа исследований. Араткар знал, что ему необходимо будет уединиться на очень долгое время, стать отшельником. Но как же быть с семьей он не знал, Араткар не хотел их бросать. Ему необходимо было во что бы то ни стало найти способ сократить время второго этапа на как можно больший срок. С данным объемом информации ему необходимо будет провести в одиночестве больше 30 лет. Тогда, в самом начале исследований для него это было само собой разумеющееся, но сейчас он не мог представить себе, что сможет покинуть дорогих ему людей на столь долгий срок. Лишь сейчас он понял, что в нем появилось нечто новое, неизведанное вечными существами, обитающими вне времени и пространства. То, что люди называют любовью. Араткар безумно полюбил ту, которая, несмотря на все его странности, оставалась рядом с ним, которая родила для него сына, благодаря которой он почувствовал себя, чуть ли не Создателем.

Он принялся за поиски решения вставшей перед ним проблемы, он искал всевозможные варианты, которые помогут сократить время пребывания в одиночестве по максимуму. 2 земных года не прекращались его поиски, первый этап к этому моменту подходил к завершению. И вот в момент отчаяния, когда он уже и не надеялся на успех, человеческий мозг услужливо преподнес ему информацию, которую до этого так бережно сохранял в клетках, те самые «ошметки» воспоминаний. В них он нашел упоминания о некоем тайном обществе, которое по легендам, может управлять временем. Еще более углубившись в исследования деятельности этого общества, он обнаружил, что и у них есть свои внутренние легенды, в которые они сами поверить не в состоянии.

Одной из таких легенд оказалась история о монахе, который утверждал, что медитировал тысячу лет, потратив на это в реальном мире всего лишь мгновения. Он говорил, что даже лист не успел упасть, как он пропутешествовал по всей вселенной. Монахи не поверили ему, потребовали повторить опыт, но, к сожалению им был забыт весь процесс проведения ритуала. Он не смог вновь вернуться в то состояние, о котором он рассказывал. И по сей день эта история передается от дедов к отцам, от отцов к сыновьям, и лишь одна семья не видит в этой истории ни грамма шутки. Это были потомки того самого монаха, которые знали гораздо больше, чем рассказывали окружающим.

Чтобы найти то место, где долгие века обитает это тайное общество, Араткар принялся искать след оставляемый любой древней историей, передаваемой из уст в уста. Энергия таких историй с каждым разом все увеличивается и увеличивается, пока не станет видимой для существ подобных Араткару. Перескакивая от одного своего, ныне живущего перерождения к другому, он искал тот самый след. Результат не заставил себя долго ждать и он нашел двух братьев-близнецов потомков монаха.

Оставалось не более 2 земных месяцев до окончания исследований, это все время, которое он мог предоставить решению проблемы. Если ему не удастся найти решение, он должен будет покинуть свою семью, к которой он уже вряд ли сможет вновь вернуться. Убедить родных, что он уходит от них ненадолго проблемы не составляло, а вот их возможная реакция на это может навредить всему делу. Араткар уже не сомневался в том, что он может чувствовать, что в нем выросли новые, неизведанные ранее существами, ему подобными, ощущения. Ради этих людей он теперь был готов на все, лишь бы они оставались с ним рядом до самого конца.

Араткар выделил себе срок – не более 3 земных месяцев, после этого срока удерживать процесс не будет возможно без угрозы всей Цели. Он отправился в путь, долгий и неизведанный, к тому, что никто ранее не познавал. Но он был готов пройти через все, его стремление к преодолению этого препятствия могло свергнуть любые препятствия на его пути.

 

7

Отлучиться на 2 земных месяца из дома Араткару не составляло труда, ведь семья воспринимала его отъезд, как нечто крайне необходимое. Позже, уже будучи в пути, он решил себя развлечь поиском причины, почему его жена, не задавая лишних вопросов и не составляя ему никаких препонов, столь легко отпустила его в это длинное путешествие одного. Несколько дней он провел в блужданиях по воспоминаниям из более ранних перевоплощений, попутно восхищаясь человеческим мозгом, сумевшим создать столь удобно организованную систему из воспоминаний. Итогом поисков было то, что его приятно удивило. Эта женщина настолько сильно и беззаветно любила и понимала его, что одного взгляда ей хватило, чтобы понять насколько это путешествие важно не только для него, но и для их дальнейшей счастливой жизни. Это открытие лишь усилило в нем рвение к поиску способов уменьшить время, которое ему необходимо будет провести вдали от семьи.

В таком приподнятом настроении Араткар добрался до Тибета, где ему предстоял еще долгий пеший путь туда, куда не ходит ни один транспорт, в поисках заветного монастыря, нашедшего свое пристанище высоко в горах, вдали от любопытных глаз. И лишь тонкая нить, связывавшая его с предыдущими воплощениями, которые находились в этом монастыре, не давала ему сбиться с пути. Неделю он блуждал среди гор в поисках, попутно проверяя свою цель, убеждаясь, что братья-монахи так и не покидали пределов монастыря. Добравшись до монастыря, он поведал встретившим его монахам, что ищет просветления, которое не дано получить ему среди мирян. Взамен он предлагал золото, которое монахи отвергли, но все же приняли его в лоно монастыря.

Прожив в монастыре 2 недели, он заметил одну странность – все монахи почему-то сторонились потомков монаха, который покорил время, а к их рассказам относились весьма скептически. Араткар же напротив старался заработать их доверие, чтобы выведать у них тайну их знаменитого предка. Через неделю, когда Араткар уже отчаялся подвести их к откровенному разговору, они сами пригласили его в свое скромное жилище, напоили чаем, вкуснее которого он в жизни не пробовал и рассказали историю, которая уже десятки тысяч раз рассказывалась их предками всем, кто желал ее услышать. Только по окончании рассказа Араткар понял, что все будет не так просто, как он ожидал. Братья не знали секрета своего предка, ведь он забыл, как ему удалось обуздать время, как только выбрался из ловушки построенной им самим. Они отчаянно желали понять, как ему удалось такое проделать, как и всем их предкам однажды услышавшим эту историю.

Эти слова братьев вновь дали надежду Араткару на успешное исполнение его целей, ведь он мог, пусть и не без труда, выудить из их генетической памяти все необходимые для ритуала действия. Он сказал братьям, что может заглянуть через них в память их предка, но только при одном условии – в случае удачи он первым исполнит ритуал. Братья согласились на условия, поставленные Араткаром, и он приступил к действию. Несмотря на то, что он был выше всех человеческих пороков, что-то человеческое в нем присутствовало и побудило Араткара подшутить над братьями. Он сказал им принять позу лотоса, взяться за руки так, чтобы правые руки держались за правые, а левые за левые. При этом он сказал им издавать звук «ОМММ» закрытым ртом, что было единственным действительно необходимым условием, чтобы их разум не отвлекался на окружающие раздражители.

Постояв еще несколько минут, наблюдая получившуюся картину, Араткар, посмеявшись про себя, принялся за дело. Дело немного осложнялось тем что два разума как бы смотрели на разные исторические эпизоды по-разному, но в дальнейшем это даже помогло выделить из всех событий единственно необходимые. Араткар все больше погружался в пучину поколений, пока не добрался, собственно, до самого монаха. Последний рывок и он окажется уже непосредственно в воспоминаниях самого монаха. Задержав дыхание, как перед длительным погружение он погрузился в пучину воспоминаний старика.

 

8

Одинокий монастырь стоял высоко в горах, опершись о ее склоны, словно путник, уставший с дороги. Где-то, далеко внизу, словно россыпь бусинок виднелись крыши домов, расположившейся у подножья горы деревни. Жители деревни, занятые своим хозяйством, своими семьями, устройством своего благополучия даже не задумывались, насколько глубокие тайны окружающей их природы постигаются монахами в стенах этого, древнего как мир, сооружения, построенного высоко в горах, настолько высоко, что из деревни едва-едва можно было разглядеть лишь очертания строений составляющих эту сокровищницу знаний. Лишь единицы набирались смелости добраться до него, преодолевая холод и голод, острые скалы и непогоду, но иного выбора у этих смельчаков не было. Это были люди, чья жизнь была разрушена, мечты уничтожены, а надежды развеяны по ветру. Им нечего было уже терять и они стремились к монастырю, как к последней надежде на покой, движимые, кто видениями и снами, а кто и вовсе без подсказок.

Одним из таких страждущих был Арад из маленькой деревушки, которая к несчастью находилась на пути двух армий ведущих постоянные кровопролитные сражения. И уже никому не известно, за что они так яростно сражались, оставляя за собой пепелища разграбленных и разрушенных деревень, которым не посчастливилось оказаться у них на пути. И так же неизвестно была ли конечная цель этих сражений реальной, или же сражения велись просто из развлечения. Деревушка, в которой долгие годы жил Арад, жил счастливо с красавицей женой и двумя не менее красивыми дочерями, которых он мечтал отдать за порядочных и, желательно, богатых женихов, была разграблена и сожжена, жена его была убита, а дочери силой увезены. У него не осталось ничего, ради чего стоило жить. 9 долгих дней он оплакивал своё горе, не осмеливаясь покинуть пепелище, которое раньше было его домом. На 9 день своего траура он увидел то, что поначалу принял за мираж: караван длиною в несколько десяток повозок, во главе которого женщина, необычайной красоты верхом на муле, которая красотой своей увлекла Арада за собой.

Когда Арад, вслед за призрачным караваном дошел до горы, тот как по волшебству растворился в воздухе, не оставив после себя даже ветерка. В поисках хоть какого-то ответа на свои вопросы Арад встал на колени и обратил свой взгляд в небо, но в этот раз молитве не суждено было сорваться с его уст, ведь он увидел то, к чему его все это время вела призрачная женщина. Он увидел высоко в горах монастырь, и не было к тому монастырю прямой тропы, лишь острые скалы, да безжизненные камни. И он решил любой ценой добраться до него, чтобы хоть что-нибудь узнать о призрачной красавице приведшей его к этой горе. Подъем занял долгих 4 дня, за которые он пережил столько мучений, что добравшись до ворот монастыря рухнул без сознания, не имея сил даже постучать в эти ворота. Во сне ему виделись все пережитые им страдания умноженные во много раз, и сон этот был не спокойным, вскоре Арад проснулся и понял, что он уже не за воротами, а внутри.

Первым, что он почувствовал при пробуждении, был аромат, разносимый по всему помещению дымящими благовониями. Арад сел на то, что служило ему местом для сна, и оглядел место, куда его принесли. Обстановка не отличалась богатством убранства, все было обставлено настолько, насколько было необходимо, чтобы не подвергаться капризам природы. Перед ним стоял невысокий столик с двумя подносами, на одном из которых лежали несколько обыкновенных рисовых лепешек, от которых исходил пар, на втором подносе стоял глиняный чайник и 2 пиалы, что навело Арада на мысль о том, что его ожидает визит. Лишь это остановило его от того, чтобы наброситься на пищу, как дикий зверь, дабы не показать свою невоспитанность, хотя голод, внезапно пробудившийся в нем при виде первой за последние три дня пищи давал о себе знать.

Гость не заставил себя долго ждать и буквально через несколько минут после пробуждения, Арад увидел вошедшего в комнату монаха, облаченного в зеленое одеяние, которое с первого взгляда походило на мантию. Лицо незнакомца не было скрыто под капюшоном, что создавало впечатление, что ему нечего скрывать. Арад встал, поприветствовал незнакомца и жестом пригласил его разделить с ним трапезу, ведя себя как гостеприимный хозяин. Незнакомец занял место напротив Арада и, не ожидая вопросов, сказал ему:

- Отведай эту скромную пищу, путник. Расспросы подождут – он разлил чай по пиалам и придвинул одну к Араду.

Арад съел все предложенные ему лепешки, в этот момент они показались ему вкусней всех яств, которые ему довелось попробовать в жизни. Насытившись и испив несколько глотков чая из пиалы, который был не менее вкусным чем предоставленная ему пища, решил сразу задать главный из вопросов, мечущихся в его голове словно стая саранчи под стеклянным куполом.

- Кто та женщина, что привела меня сюда? – спросил Арад и сразу же добавил – И почему она исчезла, стоило мне добраться до горы? Призрак она, иль видение услужливо предоставленное помутненным рассудком?

- Та женщина, чей образ привел тебя к горе, несколько сотен лет назад основала нашу обитель. Ее давно нет в живых, но путники все еще приходят к нам ведомые ею. Она не призрак, но и не видение. Камни долгие века сохраняют память о любом великом свершении, каким стало ее прибытие сюда, и теперь они словно рассказывают об этом всем живущим. Но только люди, потерявшие все, могут услышать глас камней, ведь мысли их свободны для чего-то нового, они свободны от старых привязанностей, сколь ни была бы горька их утрата.

- Но что привело ее сюда, что могло заставить ее скрыться в столь недоступных местах? – удивился Арад услышанному.

- Более 500 лет назад она бежала из своего города, регулярно подвергавшегося разорительным набегам. Она скиталась по пустыне с теми, кто согласился покинуть город вместе с ней. Однажды ночью, когда все спали она увидела в воздухе маленькую светящуюся сферу, которая начала кружиться вокруг нее и, как бы показывая, куда ей необходимо идти. В тот же момент она разбудила всех людей в лагере и велела им собираться в дорогу. После скорых сборов караван двинулся в путь, ведомый ею. Ни один из людей, идущих с караваном, не видел того, что указывало путь женщине, которая дала им надежду на новый дом, но они подчинились ее воле и продолжили путь. Так они добрались сюда, где все мы нашли для себя второй дом.

- Я потерял все, я не знаю ради чего мне жить. – сказал Арад, едва сдерживая слезы – Помогите мне найти смысл моей дальнейшей жизни.

Монах лишь молча кивнул головой, и они продолжили наслаждаться чаем уже в тишине.

 

9

Арада приняли в ученики, и для него открылся мир неведомых ранее законов природы времени и пространства. Ученики в монастыре разделялись по цвету мантии. Те, кто был рожден в стенах монастыря, были облачены в синие мантии, это были люди, которых мастера выбирали в ученики с самого рождения. Пришедшим же извне приходилось упорным трудом добиваться расположения одного из мастеров, их мантии были оранжевого цвета. Такую же мантию носил и Арад. Он пробирался сквозь тернии знаний предоставленных ему в виде книг.

Однажды Арад забрел в одну из запрещенных, для одетых в оранжевые мантии учеников, секций библиотеки. В ней хранились учения об управлении временем, что конечно же побудило Арада на величайшее преступление. Он взял одну из книг наугад, спрятал ее в полы своей мантии и спешно вышел из библиотеки. Ему невероятно повезло, что на пути у него не оказалось ни одного из мастеров, носителей зеленых мантий, ведь среди учеников ходили слухи, что они способны, в буквальном смысле слова, видеть человека насквозь.

Книга, взятая им, рассказывала о способах ускорения и замедления времени. Арад надеялся найти в ней способ обернуть время вспять, дабы вернуть свою семью. Но вскоре его постигло разочарование, в книге описывалась жизнь многих монахов, которые совершали попытки вернуться во времени, но их тела при этом обратились в прах. Арад не решился повторить их судьбу и поэтому стал, втайне от всех, практиковаться в управлении временем, настоящим и грядущим, которые были беспрепятственно открыты для человека. Он решил не останавливаться на тех приемах, которые были описаны в книге и начал комбинировать их между собой, чтобы создать что-то совершенно новое, что ранее не было доступно монахам. Своими действиями он хотел добиться признания со стороны мастеров.

Целую неделю он не покидал своего тайного убежища, изучая книгу и периодически выходя на улицу, чтобы совершить очередную попытку создать что-то новое. И вот в один его выходов, когда Арад уже отчаялся создать что-нибудь своё, в приступе бессильной злобы он вычертил в воздухе знак, произнося при этом комбинацию слов, на древнем как мир языке. Он оказался в странном месте, словно вися в пространстве, окруженном мерцающим перламутровым светом. К сожалению, все попытки выбраться оттуда не принесли никаких плодов, ведь он не мог вспомнить своих последних действий, совершенных им, которые заточили его в этом месте.

Пробыв здесь, по ощущениям, 3 дня, при этом не чувствуя ни голода, ни усталости, Арад решил воспользоваться главным правилом, которому его научили в первые дни: «Не знаешь, как поступить – медитируй». Ранее ему никогда не приходилось практиковать медитацию в одиночку, ведь это требовало непременного присмотра со стороны мастера, чтобы энергетическая составляющая человека не была полностью отделена от своей материальной оболочки. Но, так как другого выхода он не видел, Арад принял позу лотоса, закрыл глаза и максимально отчистил своё сознание от лишних мыслей. Через некоторое время он ощутил легкость, свойственную состоянию полной медитации, когда энергия, лишь слегка поддерживающая связь с телом устремлялась в просторы вселенной.

Араду открылся бескрайний космос, великий и прекрасный. Путешествуя от звезды к звезде, Арад потерял чувство времени, его не заботило даже то, что он застрял в построенной им же самим тюрьме. Он летал от планеты к планете, наслаждаясь видами разнообразных планет, безжизненных и покрытых растениями, закрытых плотным слоем облаков и планет, похожих на Землю. На одной из таких планет Арад увидел картину, до боли знакомую, но долгое время не мог вспомнить, что же она ему напоминала. Он увидел путника в оборванной одежде, измученного жаждой и голодом, который шел как очарованный к одинокой горе. Арад вспомнил свой путь к монастырю и в тот же миг вернулся к своему телу. Он не мог знать, сколько пробыл в состоянии медитации, но точно знал, что не одну сотню лет.

Арад вспомнил о своем положении невольного узника собственной тюрьмы, и в этот раз медитация была направлена на одну цель – вспомнить способ, каким он заточил себя в этой тюрьме. Переход в состояние медитации занял намного меньше времени, чем в прошлый раз. Покопавшись в своих воспоминаниях, он нашел момент, когда он начертил в воздухе необходимый знак и сказал правильное сочетание слов. Арад вышел из состояния медитации и повторил все, что было им сделано для того, чтобы попасть сюда, но это не повлекло за собой ожидаемого результата. Но в этот раз, насколько он понял, времени было в достатке, здесь он не старел, даже просуществовав более тысячи лет. Следующей его попыткой был способ, который он вычитал в той же книге, согласно которому любое произведенное действие можно обернуть вспять, для этого нужно было все действия совершить в обратном порядке, в том числе и произнесение слов. Очередная попытка ничего не дала, прочитав текст задом-наперед и начертив в воздухе знак бесконечности с тремя петлями, он не увидел никаких изменений. Несколько долгих дней провел он в раздумьях перед тем, как его осенило. Арад снова произнес слова в обратном направлении, но в этот раз начертил знак, направив его вершину вниз. В этот момент часть окружающего его пространства изменилась, свет переливался в отличном, от остального пространства, направлении. Он коснулся этого места и в тот же миг оказался снаружи.

Оглянувшись, он увидел большую сферу, которая была похожа на камень. Все попытки отрыть ее вновь не увенчались успехом, ведь из его памяти пропали все следы того ритуала, что он совершил. После, Арад рассказывал монахам о своем приключении, на что они лишь кивали головами, показывая явное недоверие словам человека, который не может повторить то, что ему уже однажды удалось. Арад спрятал сферу далеко в пещерах и до самой своей смерти не оставлял попыток открыть ее вновь. Историю своего невольного заключения он велел передавать из поколения в поколения, ведь однажды ему было ведение о человеке, который сможет повторить его опыт.

 

Араткар убрал руки с голов братьев, теперь он знал практически все, что ему было нужно, осталось лишь найти сферу, скрытую где-то в стенах монастыря. Несомненно, братья-монахи знали о местонахождении сферы, ведь это был их семейный секрет. Араткар велел братьям открыть глаза и начал свой рассказ, опуская некоторые значительные детали, которые им было не положено знать.

 

10

Закончив свой рассказ, Араткар многозначительно посмотрел на братьев. Они же, пораженные услышанным сидели, словно погруженные в собственные мысли, откуда их было очень тяжело вытянуть. Ведь именно это им рассказывали родители, все эти подробности, которые, в свою очередь, они упускали при пересказе этой легенды пришедшим извне монахам. Откуда этот человек смог узнать так много подробностей, можно ли действительно ему довериться или же он очень искусный шарлатан? Все эти вопросы, словно стая мотыльков у света фонаря кружились в головах у братьев. Наконец они решили все-таки рискнуть и доверились незнакомцу.

 - Хорошо, мы покажем тебе комнату со сферой – сказал наконец один из братьев – но что мы получим взамен?

 - То, о чем вы давно мечтали, многие поколения ваших предков мечтали об этом – ответил Араткар, который был готов к такому повороту – я покажу вам, как попасть внутрь сферы.

 - И каким же образом ты нам покажешь то, что нам нужно? – спросил второй брат – Как ты вообще можешь быть уверен в том, что у тебя что-либо получиться?

 - А я и не уверен в том, что у меня все получится – спокойно ответил Араткар – но ведь другого выхода у вас нет. Вы готовы и дальше кружиться вокруг да около, так и не попробовав пробиться внутрь сферы?

 - Твоя взяла, незнакомец – согласился один из братьев – все равно покинуть стены этого монастыря незамеченным тебе не удастся.

Следующие полчаса все трое провели в пути по бесконечным переплетениям коридоров монастыря, пока, наконец, не добрались до цели. Перед ними было помещение, вход в которое был забаррикадирован большим круглым плоским камнем. Братья подошли к камню с двух сторон, один из них взялся за выемку в камне со своей стороны, второй же брат вытянул с другой стороны блок, удерживающий камень на своем месте. Когда брат, освободивший камень от блока отошел на безопасное расстояние, тот, который удерживал камень за выемку, отпустил его и отошел в сторону. На удивление камень медленно, словно нехотя, пришел в движение, открывая перед пришедшими темный просторный зал. Первыми туда зашли братья, которые своими факелами зажгли факелы, установленные на стенах этого помещения. Со стороны их движения больше походили на синхронный танец по окончании которого, они одновременно опустились на колени перед статуей своего великого предка.

Араткар осмотрел зал, в который ему предстояло войти, но ничего кроме факелов на стенах и молитвенника со статуей он не обнаружил. Сферы здесь он также не обнаружил. Братья уловили его молчаливый вопрос и взялись руками за статую, развернув ее лицом к задней стене. Перед Араткаром появилась вожделенная сфера, которая помогла бы ему достичь цели, не расставаясь при этом со своей семьей. Когда восхищение от лицезрения величайшего из открытий человечества отступило, Араткар наконец смог произнести первые за это долгое время слова, которых вполне хватило.

 - Сейчас вы будете с предельным вниманием наблюдать за моими действиями – сказал братьям Араткар – один из вас пусть запоминает слова, второй пусть запоминает символ который я постараюсь изобразить.

 - Но почему ты не сможешь нам поведать об этом после опыта? – вопросил один из братьев

 - Видимо вы так и не поняли, почему ваш предок все позабыл. – ответил Араткар – Все очень просто – сфера просто не позволит ни одному вошедшему запомнить те действия, что он совершил, чтобы попасть внутрь. Выйдя оттуда, я забуду все об этом ритуале.

В этот раз вопросов более не последовало, и братья внимательно следили за действиями незнакомца. Араткар специально все делал медленно, чтобы каждое его действие было понято братьями. Наконец ритуал был завершен и Араткар, сам не замечая как, оказался внутри сферы. Она выглядела точно так, как ее описывал старый монах. Но не это больше всего поразило Араткара, то, что он в ней разглядел, давало ему гораздо больше ответов. Теперь было понятно, почему выйдя из сферы, монах не помнил своих последних действий. Эта сфера была очень примитивной копией пространства, в котором Араткар обитал между своими материальными воплощениями.

Араткар вдруг заметил, что его мысли начали ускользать от него. Он сосредоточился и вспомнил главную причину, по которой он находился здесь. Ради своей семьи он должен был пройти долгий многолетний путь анализа собранных данных за секунды, именно поэтому он здесь. Араткар закрыл глаза и запустил процесс анализа, теперь его сущность могла быть свободна на все время анализа, и он решил повторить опыт старика. Араткар погрузился в состояние медитации и начал свое путешествие по обитаемым и мертвым мирам вселенной, осматривая всю красоту космоса.

Так продолжалось больше 400 лет по меркам земного человека. Он бороздил просторы вселенной без использования каких-либо летательных средств, только сила мысли несла его вперед. Но вдруг, на одной из обитаемых планет, Араткар увидел до боли знакомую картину – жена с ребенком провожают мужа, женщина едва сдерживает слезы, но все-таки не показывает всю ту боль, которую она испытывает от расставания с любимым человеком. Араткар вспомнил, зачем он оказался здесь, вспомнил, что его ждут дома. Там ждет его семья, ждут те, которые за этот короткий промежуток времени стали ему дороже всего на свете. В это же мгновение он вернулся в свое материальное тело, все еще находящееся внутри сферы. Сколько он пробыл внутри, Араткару известно не было, но он точно знал, что там за пределами сферы не прошло и секунды с момента его исчезновения.

 

11

Теперь ему предстоял самый сложный период его миссии, необходимо было вспомнить, как выбраться из этой сферы. Араткар знал, что выйдя наружу, он явно более не вспомнит, как он попал внутрь, но это нисколько его не огорчало, ведь все, что было необходимо, он сделал. Он сосредоточился на своих воспоминаниях, выделяя из них единственно верный фрагмент, в котором был ритуал необходимый для выхода из сферы. Пробираясь по бесконечным лабиринтам памяти, словно вслепую, он наконец набрел на необходимое воспоминание. Он увидел весь ритуал от начала и до конца и повторил его, не упуская ни одной даже мельчайшей детали. Когда ритуал был завершен, Араткар открыл глаза и обнаружил себя развернутым спиной к сфере, лицом к братьям, которые все это время, сами того не понимая наблюдали несколько сотен лет истории существования Араткара в ином измерении.

Он спросил братьев, запомнили ли они ритуал, проведенный им, и, убедившись в том, что его обещание выполнено, отправился домой. Араткар не желал более задерживаться в стенах монастыря, тем более что путь к выходу был свободен для всех, никто не пытался его остановить. Обратный путь был для Араткара более долгим, чем путь в монастырь, ведь теперь каждое мгновение он вспоминал о своей семье. Они, несомненно, ожидали встречи с ним не менее. Когда, наконец, его ноги коснулись перрона в городе, где его ожидала семья, его одолели сомнения. Араткар не знал, как поступить, ведь последним шагом для достижения Цели, был выход из материальной оболочки, что означало для него потерю всего, что он так полюбил, находясь на этой планете. И он, сам того не понимая заблокировал участок памяти с результатом исследований до смерти материального тела. Теперь он мог вернуться домой, не опасаясь, что вновь потеряет тех, кто ему дорог.

Подойдя к дому, он некоторое время в нерешительности несколько минут стоял у входной двери, но только он захотел постучать, как дверь открылась, и на пороге он увидел свою жену. Она была так же красива, как и в тот день, когда он был вынужден покинуть их, ради выполнения Цели. Недолго думая она обняла его и тихо заплакала, скорее от радости, чем от горя одиночества пережитого ею за эти месяцы расставания. Араткар не останавливал ее, только тихо повторял ее имя, теперь оно для него звучало приятнее чего-либо на этой планете. В этот момент он еще более твердо уверился в своем решении – как можно дольше прожить с ней.

Еще 40 земных лет Араткар прожил в своем материальном воплощении и вот настал день, когда более не было возможности задерживать переход. Он, как и в тот знаменательный день предыдущего воплощения лежал на кровати, подключенный к аппарату искусственного поддержания жизни. Равномерные гудки отсчитывали последние удары умирающего сердца.

 - Мы еще будем счастливы. – прошептал Араткар – Непременно…

Электрокардиограф возвестил об остановке сердца, но изменить что-либо было не в силах человека. Еще одна жизнь была завершена, еще один опыт был пережит. Араткар возвращался домой.

 

12

Темнота уже не была для него столь непроницаемой, как прежде, теперь впереди его ожидал свет, надежда которую он подарил себе, совершив этот немыслимый опыт. Все произошло быстро или же он не заметил времени проведенного в небытие. Он вновь оказался в том пространстве без стен и пола, состоящем из чистой энергии. И лишь один ее участок перемещался в направлении ином, нежели вся остальная энергия. Араткару не было необходимо сразу же выйти из «комнаты перехода», завершить свою миссию он мог и здесь, для этого ему необходимо было лишь посмотреть то, что ему подготовил человеческий мозг, проанализировав всю имевшуюся информацию.

Араткар очистил свой разум от посторонних мыслей, чтобы наполнить его одним единственным знанием. Теперь его не пугало, что знание может оказаться ложным, что вся работа, проведенная им, была впустую. Тьма постепенно застилала все вокруг и наконец, перед ним началось величайшее представление во вселенной.

 

 

Тьма, всепоглощающая тьма и ни одного проблеска чего-либо иного. Вдруг посреди этой тьмы появилась крошечная сфера, испускающая свет. Со временем сфера начала расти, у света появилось то, что мы назвали бы разумом. А вместе с разумом пришло одиночество. Это чувство, зародившееся в нем, было настолько сильным, что заставило зародиться вокруг первоначальной сферы несколько сфер поменьше. Но у этих сфер не было разума, они лишь безмолвно светили в темноту. И сколько бы ни пыталась Сфера общаться с ними, они оставались безмолвны. И одиночество вернулось. И сила этого одиночества была еще более высокой, настолько, что породила планеты, которые были вынуждены кружить вокруг звезд, согреваемые их теплом. Но с каждым создаваемым предметом, Свет терял часть себя, словно тая. На планетах зародилась жизнь, самая примитивная, которой было суждено развиться в нечто более сложное, нечто такое, что могло бы в себе содержать разум. На это ушли практически все оставшиеся частички света. Сфера угасала, но в последний момент она разделилась на несколько сотен маленьких сфер и поместила их туда, где они будут неподвластны течению времени. И поселила Сфера в них цель, настолько простую, но при этом сложную для понимания – перестать быть одинокими.

 

Разум Араткара, наблюдавший за всем этим, как бы со стороны, наконец, понял, что ему одному удалось выполнить предназначение. Именно он перестал быть одиноким, будучи при этом самим собой. Но один вопрос все-таки успел зародиться в его сознании: «Что же делать далее?». Занятый этой мыслью он и не заметил, как наваждение отступило, только вокруг него теперь не существовало пространства, защищавшего его от неумолимого течения времени. Он был один в темноте, как Сфера, родившаяся в одиночестве. Араткар вдруг вспомнил, что Сфере удалось создать нечто, отдавая часть себя. Он сфокусировался на мысли, что он одинок. Вдруг он почувствовал, что теперь он не бестелесное существо, хотя никакого перехода он не ощущал. Он стоял на планете, очень напоминающей Землю, на которой он провел свое последнее перерождение. Увидев настолько знакомые пейзажи, он вспомнил её, ту, которая научила его любить. В тот же миг он обернулся и заметил вдали силуэт человека, девушки в сером платье. Араткар сразу же понял кого он там увидит и побежал к этому силуэту. Она стояла и смотрела на него, так же как в тот день, когда он вернулся из путешествия в одиночестве. Это несомненно была она, и она вспомнила его.

 

 

 

0
47
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!