Пламя

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Пламя
Автор:
GrLebedev
Автор приглашает:
Да
Аннотация:
Предыстория к рассказу "Трибунал".
Текст произведения:

Осенним утром 2082 года я сижу в шезлонге на берегу Кубы. Здесь влажно, регулярно идёт дождь, но благодаря течениям, погода тёплая, а солнечных дней в году около трёхсот. Когда погружаешься в воду, сперва ощущаешь лёгкое покалывание и дрожь из-за некоторой разницы температур воды и воздуха, а потом тебя окутывает тёплота, в прозрачной воде видишь ракушки, растения и песок на дне. Словом, чудесно.

Я здесь недавно, поселился в городишке Санта-Крус-дель-Сур в бунгало. От домика до пляжа 10 минут неспешной ходьбы. У меня немного соседей, никто из них не говорит по-русски, но я не огорчаюсь. И бывший вице-президент компании "Shell", и владелица крупной торговой сети в Европе "Stockmann", и американский олимпийский чемпион по виндсерфингу[1]знают, что я – бывший русский военный, уволившийся со службы по состоянию здоровья. Они знают, почему я поселился на Кубе, знают, в каком аду я оказался в 2075 году, но не знают, как мне удалось спастись, не знают, что я потратил 5 лет с хвостиком на психотерапию и лечение в трёх клиниках родной страны.

Да, Российская Федерация не распалась вопреки многочисленным злым предсказаниям ряда политиков, бизнесменов и журналистов. Когда-то эта страна победила фашизм, доказав свою силу. Со временем заинтересованные стороны сломали систему изнутри, так и появилась Российская Федерация. Ей пришлось преодолеть разруху, экономические кризисы, финансовые падения и резкое сокращение численности населения. И, тем не менее, нашлись люди, способные вывести страну из мрака на свет. В 2019 году страны-участницы Содружества независимых государств перешли на единую валюту – российский рубль, был принят ряд документов, упрощающих экономическое взаимодействие компаний в зоне СНГ, за счёт нефти и газа весь промышленный комплекс и сельское хозяйство встали на новые рельсы к 2027 году. Безусловно, ВПК[2] также стал развиваться, теперь Россия почти не продавала свои новейшие танки, самолёты и корабли, а служба в армии вновь стала почётной.

А что же остальные страны? Европа приняла новую Россию как стратегического партнёра в экономике против США, наши компании совместно разрабатывают месторождения полезного сырья на арктическом шельфе, наши учёные вместе работают в рамках экспедиций, изучения планеты и космоса.

В Азии мы смогли наладить взаимоотношения с Китаем, его люди больше не селятся нелегально на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, мы построили военные базы в Индии, Вьетнаме и КНДР. С Японией всё же был разрешён спор о Курильских островах в пользу России, сразу после этого в 2017 году на Шикотане была построена наша военная база, что вызвало недовольство у правительства Японии. И, несмотря на холод в дипломатии и торговле, японцы ни разу не давали повода для беспокойства как военным, так и политикам.

Россия, по возможности, помогала развивающимся странам Африки, активно сотрудничала с учёными из Южной Америки в области энергетики и топливной промышленности. Хотя бензин по-прежнему оставался востребованным на рынке, автомобили, потребляющие в качестве топлива сжиженный природный газ, набирали популярность у представителей среднего класса.

На сегодняшний день на орбите Земли находятся свыше сорока русских спутников различного назначения, в том числе использующихся в рамках системы связи ГЛОНАСС.

Я потягиваюсь, встаю с шезлонга и шагаю к воде. Вперёд, в среду возникновения жизни! Вот ноги накрывает волна, я чувствую мягкий песок и захожу по пояс в воду. Прыгаю и плыву. Как же хорошо! Депрессия осталась в прошлом, здоровье восстановилось, только иногда даёт знать о себе гипотензия.

Что же со мной приключилось летом 2075 года? Война Севера и Юга. Некоторые из вас вспомнят из уроков школьной истории войну за независимость в США XIX века. Некоторые задумаются и назовут войну в Корее 1950-1953 годов, в результате которой на карте мира возникли два государства – КНДР и республика Корея.

Я же имею в виду войну между Северной и Южной Кореями 2072-2075 годов, именно тогда в последний год той войны я оказался в эпицентре страшных событий. Надо сказать, что этому предшествовали регулярные конфликты между корейцами и не только. К примеру, 4 июня 2010 года пограничники КНДР обстреляли китайское гражданское судно на реке Ялуцзан, занимавшееся приграничной торговлей. Тогда всё разрешилось благополучно.

Или 23 ноября 2010 года вооружённые силы КНДР обстреляли остров Ёнпхёндо в ответ на предыдущие учения республики Кореи (стороны долгое время оспаривали право на этот остров, лежавший неподалёку от Северной разграничительной линии – СРВ, морского участка демаркационной линии, разделявшей Корейский полуостров). Южнокорейское командование предупреждало, что стрельба будет вестись в более 10 км от СРВ, но Пхеньян заявлял, что такие учения будут для Сеула "самоубийственной провокацией".

КНДР оставалась единственной страной в Юго-Восточной Азии, обладающей мощным ядерным оружием, что, безусловно, негативно сказывалось на мнении международной общественности. Так уж повелось в мире, что иметь ядерное оружие считается хорошим тоном только для некоторых стран. Среди них была и остаётся Россия.

Для обеспечения стабильности в регионе американский корпус НАТО разместил на территории республики Кореи ограниченный контингент своих войск.

В 2067 году японские военные учёные на международной выставке представили вниманию общественности уникальное оружие – "Мех-1". Роботы и раньше использовались в военных операциях, например, заменяли сапёров, помогали разведчикам и обеспечивали связь, но японский проект стал настоящим прорывом. Неважно, что первые образцы имели простое вооружение и медленно передвигались. Неважно, что они были дорогими игрушками для командования. Генералы многих стран всерьёз заинтересовались этими мехами, правительства выделили средства на дальнейшее развитие, а США, Великобритания, Германия и Франция поспешили создать у себя аналогичные исследовательские и проектно-конструкторские центры. Так и началась гонка нового оружия. Оружия, становящегося с годами всё более сложным и опасным для самого человека. Это говорю вам я, лейтенант Лебедев.

 

В сентябре 2072 года я прилетел в Индию, закончив Академию в родном Санкт-Петербурге, и на автобусе добрался до военной базы "Южная-4" на побережье океана. За неделю мне удалось наладить общение с солдатами моего взвода и подружиться с командиром базы. Пару раз я гонял подчинённых на кросс, в том числе устраивал ночные пробежки и марш-броски под дождём.

Служба на территории другой страны протекала спокойно, ни разу не возникало конфликтов с населением или местными военными. Я изучил в теории и на практике несколько образцов техники, в частности БМП[3]-8, оборудованной 100 мм пушкой – установкой ПТУР[4], спаренной с ней 30 мм пушкой и тремя пулемётами. Наведение ракеты осуществляется по лазерному лучу, система управления огнём включает баллистический вычислитель и лазерный дальномер, а при необходимости командир машины может переключить систему в ручной режим. БМП хорошо бронирована, башня выполнена из сверхпрочного сплава стали. С индивидуальной гидропневноматической подвеской и возможностью двигаться на плаву с помощью водомётного движителя эта БМП успешно прошла испытания в различных условиях рельефа и погоды.

Мои подчинённые с удовольствием восприняли моё желание посмотреть на эту машину на полигоне. Я остался очень доволен, и на следующий день решил, что должен также на практике изучить возможности БТР[5]-100, принятого на вооружение в 2060 году, оснащённого пулемётами и дымовым гранатомётом, угол подъёма позволяет вести огонь по воздушным силам. В отличие от предыдущих моделей, на корпусе расположены боковые люки, устройство которых позволяет мотострелкам покидать машину на ходу, выходя из десантного отделения между колёсами, не появляясь на крыше.

Дни шли за днями, пока в первых числах декабря 2072 года командир базы не собрал всех солдат и офицеров в конференц-зале, и мы не узнали о начале войны между КНДР и республикой Кореей. Поводом для активных боевых действий, для наступления на территорию КНДР, послужили проходящие в приграничной области учения, в результате которых одна из деревень Южной Кореи была полностью уничтожена. Пхеньян, разумеется, всё отрицал, лидер страны утверждал, что это гнусная провокация, позволившая соседям вторгнуться на землю КНДР. В его искренности мне не повезло убедиться на собственной шкуре.

Уже в январе 2073 года расположившиеся на территории войска американского корпуса НАТО перешли границу и при поддержке основных сил армии республики Кореи начали продвижение вглубь северных соседей.

Мировая общественность проигнорировала развязавшийся вооружённый конфликт в Азиатском регионе, посчитав, что всё разрешится само собой. Но постепенно конфликт перерос в открытую войну, участие в которой приняли и присланные в помощь республике Корее японские подразделения. Китай не вмешивался в происходящее, предпочитая наблюдать.

И вот к началу 2075 года большая часть КНДР была оккупирована вражескими силами. Россия не нашла поддержки у Европы и США, предлагая скорейшее вмешательство, о чём либералы вскоре пожалели – Северная Корея, оказавшись предоставленной сама себе, использовала против захватчиков ядерное оружие. Этот аргумент заставил противников отступить от Пхеньяна, оставить несколько подконтрольных городов и совершить манёвры для перегруппировки.

 

Место действия: Жёлтое море. Время действия: 4 июня 2075 года, 10:06 местного времени.

В один прекрасный день я и мои подчинённые были поставлены в известность, что мы отправимся в северокорейский город Нампхо, доставить медикаменты и провизию, разведать обстановку, а затем начать эвакуацию гражданских. Командир нашей базы, майор Семашин, сообщил, что российское командование намерено высадить в порту этого города ограниченный контингент войск для оказания помощи КНДР, он же отправляется на военную базу "Дальняя-7" во Вьетнаме. По прибытии в Нампхо, мы должны произвести разведку, закрепиться на оккупированной территории и связаться с ним по защищённому каналу связи.

И спустя 8 суток я стоял на мостике БДК[6]"Контр-адмирал Яковлев", построенного по проекту 952. В танковом трюме ждали высадки солдаты, БМП-8 и два БТР-100.

На протяжении плавания я с удовольствием гулял по палубам, общался с экипажем на предмет вооружения и оборудования корабля. Летним днём впереди показался берег, и я покинул мостик, спустился в трюм и проверил связь на бронетехнике. Как ни крути, а оказаться на чужой территории без поддержки и возможности связаться с командованием – хуже некуда.

Вот я услышал крики моряков на палубах, вот корабль замедлил ход и спустя некоторое время к нам спустился матрос, подбежал к пульту управления шлюзом и улыбнулся мне.

- Отделения! По машинам!- крикнул я, забираясь на башню БМП и сняв шлем.

Носовые ворота с механическим лязгом опустились, затем о причал ударила сходня, и матрос махнул рукой.

- Командир, мы готовы,- раздался в гарнитуре связи голос сержанта Костылёва.

Когда мы служили на базе, именно ему я доверял проводить утреннюю зарядку у солдат, ведь этот жилистый парень всегда держал себя в форме, знал уровень физической подготовки каждого человека во взводе и никогда не издевался над подчинёнными. У него были выраженные скулы, курносый нос и густые светлые брови, из-под которых на окружающий мир жизнерадостно смотрели карие глаза.

- Хорошо, Вадим, выезжайте за мной,- сказал я, посмотрев на дисплеи приборов, и обратился к водителю БМП.- Сержант Щитов, ты уснул?! Поехали-поехали!

- Солнце в глаза бьёт даже через полутёмное стекло. Я пытался найти, где в этой машине включаются защитные фильтры,- откликнулся механик-водитель.

Спустя минуту БМП тронулась с места, аккуратно взобралась на сходню и по ровной поверхности съехала на бетонный пирс в грузовом секторе порта города Нампхо. Проехав до полуразрушенного склада, мы остановились. Следом за нами подтянулись два БТР.

- Вот же гады!- воскликнул механик.- Остановились впритык к нам.

Я улыбнулся, услышав недовольство Михаила Щитова. Этот коренастый 30-летний техник всегда мог найти повод для недовольства. Часто во время службы на базе я отправлял одного-двух солдат на дежурство в ангар, где стояла наша техника. За сутки пребывания вместе со Щитовым люди менялись в лучшую сторону – переставали задавать дурацкие вопросы сослуживцам, трогать без спроса оборудование до и во время занятий. Будучи уроженцем Челябинска из семьи рабочего танкового завода, Михаил унаследовал талант отца и прекрасно разбирался в технике. После службы он любил прогуляться по окрестностям базы, покуривая сигарету, иногда я составлял ему компанию. Крепко сложенный, мускулистый (ещё бы, столько работать с бронетехникой), он сурово смотрел на солдат, ставя себя выше их, и признаюсь - в области техники ему не было равных в моём взводе.

- Удачи вам, лейтенант. Мы готовы будем вернуться в порт за беженцами по вашему требованию, - сказал капитан корабля, и мы услышали прощальный сигнал ревуна.

Я выбрался на поверхность башни и посмотрел как «Контр-адмирал Яковлев» отошёл от пирса, развернулся и поплыл к горизонту.

- Разрешаю покинуть машины на 15 минут,- сказал я по внутренней связи с командирами отделений.- Стоит бегло осмотреться.

Я спрыгнул на землю и вместе с экипажем БМП подошёл к складу. Вероятно, раньше здесь хранили какие-то грузы, но сейчас часть стены была полностью разрушена, крыша обвалилась и среди обломков мы заметили покорёженный рефрижератор.

В небе светило Солнце, изредка скрываясь за белым облаками. Солдаты уже почувствовали разницу во влажности воздуха и некоторые расстегнули лёгкие куртки. Около 25 градусов по Цельсию по-разному переносятся в разных частях света. Я тоже почувствовал, как со лба капает пот и расстегнул куртку.

Справа и слева виднелись ещё пирсы, часть из которых пострадала во время воздушных атак, несколько зданий лежали в руинах.

- По машинам,- сказал я.

Мы оставили позади пристань и грузовой сектор, оказавшись среди обломков административных зданий, а невдалеке я заметил электростанцию.

- Командир, обнаружен местный аварийный канал связи,- сообщил радист.

- Подключай на все машины, мы должны найти гражданских,- сказал я.

Сквозь треск помех, шипение и странный рокот, мы услышали английскую речь, говорила женщина:

- Помогите! Если нас кто-нибудь слышит, пожалуйста, помогите!

Судя по акценту, она была кореянкой.

- Говорит командир взвода, Григорий Лебедев,- произнёс я в микрофон.- Мы прибыли обеспечить эвакуацию местного населения. Назовите себя, где вы находитесь?

Когда я услышал первое сообщение, мне показалось, что это просто запись, но спустя минуту женщина отозвалась:

- Доктор Ли Да-Хё. Больница "Кусай", город Нампхо.

- Мы выезжаем из порта, укажите примерное направление. Дорога идёт по перевалу невысокой гряды, скоро будем на удобной точке обзора.

- Северо-северо-восток. Наши люди попробуют выйти на крышу и подать вам знак. По технике около здания недавно вели обстрел из миномётов, люди ранены.

- Понял вас,- сказал я и отключил канал, обратился к подчинённым.- Нужно быстро добраться туда. Враг может начать штурм.

 

Место действия: пригород Нампхо, КНДР. Время действия: 4 июня 2075 года, 11:15 местного времени.

Вскоре по разбитому шоссе мы въехали на перевал. Я взглянул в дальномер и, отрегулировав фокусировку, принялся тщательно рассматривать город. Вдоль шоссе было несколько сгоревших танков, пылала заправочная станция, и из руин зданий шёл плотный дым.

- Григорий, это следы авианалёта,- сказал сержант Удальцов.- Сперва враги разрушили несколько объектов, затем уничтожили технику и теперь, скорее всего, покажутся их танки.

- Может и так,- кивнул я.- Вот что, Сергей. Поезжай-ка ты вперёд и попробуй высмотреть какую-нибудь антенну. Нам нужна связь со спутниками.

- Да, командир,- отозвался Удальцов, и его БТР, объехав справа БМП, помчался по шоссе.

Если Щитов – дока в военной технике, то Удальцов прекрасно разбирался в системах связи, компьютерах и разведке. Худой, ростом повыше меня, он сидел в БТР согнувшись. Много читал, хорошо играл в шахматы – в этом я убедился лично, носил очки. Форма была великовата ему, в ней он выглядел курсантом с военной кафедры, присланным на месячные сборы.

Вдруг я заметил на крыше четырёхэтажного здания развевающееся красное полотнище и отдал приказ выдвигаться. БТР Костылёва поравнялась с моей БМП и ехала рядом.

Когда мы миновали заправку и свернули на пустырь, чтобы сократить расстояние до больницы, раздался голос Удальцова:

- Командир, я в километре от больницы у разрушенного телецентра. Здание полностью уничтожено, но моим ребятам удалось найти подбитую вражескую машину со спутниковой установкой. Угадайте, чья она?

- Разумеется, американский корпус НАТО. По сводкам, они ведут бои в западной части КНДР.

- Ага. Мы сейчас снимем эту штуку и поедем к вам.

Я уставился на зелёный дисплей, где отображалась карта местности в пределах 10 км. Найдя за рядами зданий БТР, произнёс:

- Хорошо. Через 5 минут мы будем у больницы. Подъезжайте.

 

Проезжая мимо развалин, наш водитель ругался: асфальтовое покрытие улицы было повреждено, тут и там зияли воронки. Куски стен, битое стекло, рамы и непонятные оплавившиеся конструкции – всё это осталось после атаки врага.

БМП мягко остановилась у крыльца больницы.

- В машинах остаются механики-водители,- сообщил я по внутренней связи, выбравшись наружу и надев шлем.- Когенян, Брусникин, Свердлов, вы дежурите у нашей машины. Костылёв, назначь из своих наблюдателей. Остальные за мной.

Я повесил АК-105 через левое плечо и взбежал по ступенькам, оглянулся. Оставшиеся у техники солдаты принялись изучать окружающее, один подошёл к оставшейся невредимой пальме и погладил шершавый ствол. Около неё стоял целёхонький американский бронетранспортёр М-213А2 салатного цвета. Солдат осмотрел машину и позвал дежурных сослуживцев.

- Отгоните его за стену здания, чтобы не бросался в глаза,- сказал я солдатам по гарнитуре связи.- И если есть что-нибудь интересное внутри, принесите.

- Так точно, командир,- отозвался довольным голосом рядовой.

Тем временем двое рядовых расселись на крыше БТР и, опустив объективы, закреплённые на шлеме, рассматривали перспективу улицы, по которой мы приехали.

Ближайшие к нам строения были частично разрушены. По краям пробоин в стенах виднелись тёмно-серые следы снарядов, на асфальте и газоне лежали тела убитых солдат, в некоторых по форме я опознал американских миротворцев. Невдалеке дымился сбитый танк с нарисованным на борту китайским флагом, а в 30 м от него стоял, перевёрнутый на бок, военный джип. Учитывая, что больница находилась на круглой площади, как раз напротив улицы, а соседние дома были разрушены, здание представляло собой лакомую цель для артиллерии.

Мы вошли через главный вход в вестибюль, я махнул рукой, приказывая рассредоточиться, и взяв автомат двумя руками, осторожно пошёл вперёд. Осколки стекла, лампы и листы бумаги, мягкий диван со следами гари, сломанные кресла и следы крови повсюду. Несколько комнатных растений лежали вне горшков на полу, один за другим упавшие стеллажи с какими-то папками. Слева от входа была гардеробная, оттуда пахло разлагающейся плотью, а справа стол дежурного санитара, рядом с ним лежал человек. Я подбежал к нему, проверил зрачки и пощупал пульс и вздохнул. Ему было не больше 40, азиат плотного телосложения, коротко подстриженные волосы и глубокие морщины на лбу.

- В гардеробной три трупа персонала,- раздался в гарнитуре голос солдата.

- Здесь продольный коридор и два лифта, один в рабочем состоянии,- сообщил другой.

- Слева по коридору запертое помещение, вероятно склад или лаборатория.

- Справа лестница наверх, дальше столовая для сотрудников, пять трупов, двое гражданских и трое военных местных войск.

- Вадим, пять человек с тобой, поднимайтесь по лестнице,- приказал я сержанту.- Четверо поедут со мной на лифте. Будем осматривать каждый этаж, благо их тут немного.

- Принято, командир,- отозвался Костылёв из коридора.- Давайте, ребята, за мной.

Мы поднялись на лифте на второй этаж и вышли, оказавшись в просторном помещении, от которого в стороны расходился рукавами коридор. Окна здесь были целы, зато несколько дверей валялись на полу. Когда я с солдатами осмотрел кабинеты, обнаружив три трупа детей, шприцы, склянки и порванный белый халат на полу, в гарнитуре раздался голос Удальцова:

- Вижу, вы уже внутри. Что прикажете, лейтенант?

- Сергей, бери своих солдат и заходи внутрь. Справа от холла есть лестница, поднимайтесь на второй этаж. Да, оставь водителя и связиста, и пусть БТРы отгонят к руинам, ближайшим к улице, слева от больницы, и замаскируют,- сказал я, махнув рукой идущим ко мне подчинённым.

- Хорошо, Григорий.

- Часть кабинетов нетронута, в двух мёртвый персонал,- доложил Костылёв, подойдя ко мне и указывая в сторону лестницы.- Один мужчина, трое женщин.

- Пойдём дальше,- решил я.- Это сделали американцы… Я нашёл убитых детей. Вероятно, они уже пытались захватить здание, заставив людей укрыться на верхних этажах.

- Командир! Здесь ещё дети…- сообщил солдат, первым направившийся дальше.- Это изверги, а не миротворцы.

Вскоре мы обнаружили трупы двух американских солдат и врача, судя по внешности, поляка или чеха. На лицах умерших детей застыли предсмертные маски ужаса.

В одном из кабинетов стоял работающий большой холодильник, я с удовольствием постоял около него, открыв дверь камеры и вдыхая прохладный воздух, и глядя на склянки с непонятными надписями на ярлыках. От размышлений меня оторвал сержант, вошедший в помещение с двумя солдатами, держащими в руках спутниковую тарелку и специальный приёмник.

- Удальцов, ты взял с собой оборудование?- удивился я, повернувшись к нему.

- Ага. И ноутбук ваш захватил,- сообщил сержант, улыбаясь и демонстрируя мне мой "HP".

- Зараза! Я тебе разрешал его брать?!- ругнулся я и с силой захлопнул дверцу холодильника. Вышел в коридор и махнул рукой.- Чего встали? Пошли. За это, умник, поднимайся со своими солдатами на крышу и подключай антенну.

Сержант что-то пробурчал под нос, недовольный моим решением, я взглянул на него строго, и этого оказалось достаточно. "Ладно-ладно, больше я не буду брать ваш ноутбук без спроса" бормотал командир отделения, шагая по лестнице.

Тем временем я вместе с солдатами поднялся на третий этаж. Повсюду следы недавнего боя: сломанная мебель, земля и комнатные растения, кровь и тела гражданских; я подумал, что американцы сперва уничтожили танк у здания больницы, а затем ворвались в здание, убивая персонал и мирных жителей, загнав выживших на верхние этажи. Но зачем они это сделали? Пусть остались в живых несколько северокорейских солдат, какой прок уничтожать местное население? Или эти люди знают что-то важное, или миротворцы что-то искали в этой больнице. Эти размышления совершенно отвлекли меня от происходящего вокруг, я на автоматизме шёл по неосвещённому коридору, слыша хруст стекла под ногами, обходя трупы людей.

- Командир!- окликнул меня один из солдат отделения Костылёва, идущий впереди меня, и помахал рукой.- Включите тепловизор, увидите кое-что интересное.

Левой рукой я опустил специальные очки, закреплённые на передней части шлема, и нажал на маленький выступ у правого окуляра. На мгновенье зажмурился – за годы службы я так и не привык к резкой смене гаммы. Пространство впереди окрасилось в тёмно-синий цвет, при этом сохранились границы и очертания помещения, а силуэты солдат замерцали оранжевым светом. Я подбежал к подчинённому, обратившемуся ко мне. Он молча указал на дверь лаборатории. Я махнул рукой остальным, призывая подойти к нам. За дверью чётко пульсировал красным силуэт женщины, она лежала на полу.

Костылёв попробовал открыть дверь, но она оказалась заперта. Тогда он расстрелял замок очередью из автомата и плечом ударил по двери. Со скрипом она рухнула на пол. Я вошёл следом за ним и поспешно выключил очки, в помещении горела галогеновая лампа.

На столе неподалёку стояла портативная радиостанция, вероятно по ней женщина и связалась с нами, но сейчас она лежала без сознания. Двое солдат осторожно подняли её с пола и, держа на руках, вынесли в коридор. Я успел рассмотреть её чудесное лицо и на мгновенье задумался о красоте восточных женщин.

- Она не ранена,- сообщил Костылёв, подойдя ко мне.- Просто без сознания. Наверно заперлась изнутри во время нападения.

- Ну так приведите её в чувство,- сказал я, рассматривая непонятные приборы и разбросанные на полу таблетки, затем взял радиостанцию и вышел из кабинета.

 

Место действия: больница "Кусай" в Нампхо. Время действия: 4 июня 2075 года, 12:48 местного времени.

Мои подчинённые уложили врача на диване неподалёку от лифта. Я стоял у открытого окна, сняв шлем и положив с оружием и радиостанцией на подоконник. Расстегнув куртку, вынул футболку из брюк и жадно вдыхал воздух с улицы.

Влажность в сочетании с 25 градусами тепла напомнили мне о жарком лете в родной Северной Пальмире. В наушнике раздался весёлый голос сержанта:

- Командир, мы выбрались на крышу. Есть подходящее место для нашей антенны, сейчас подключим… Нам нужен кабель, провести соединение на этаж.

- Вместо того чтобы брать мой ноутбук, лучше б захватил из своего БТРа всё, что нужно,- сказал я с усмешкой.- Развлекайся.

- Уже. Эй, Рески, ты идёшь за кабелем. Ага, быстро. Григорий, я оставлю здесь пару ребят, а сам спускаюсь на четвёртый, надо найти подходящее помещение.

- Правильно. Одного ко мне пришли, пусть заберёт портативную радиостанцию.

- Принято, командир!

Женщина очнулась и с недоверием оглядела солдат, стоящих около дивана. Но заметив на плечах нашивки русского флага, вздохнула и посмотрела на меня.

- Спасибо вам,- сказала она на английском.

- Как вы себя чувствуете? С вами всё в порядке?- спросил я, подойдя к ней и взяв за руку.- Мисс Ли Да-Хё… Можно я буду звать вас Лидой?

- Я заперлась в кабинете, опасаясь штурма. Пыталась связаться с войсками КНДР, а вышла на вас. Наверно из-за света галогеновой лампы я… Да, я в порядке,- ответила доктор, встав с дивана.- Конечно, вам непривычен наш язык, с английским у вас всё окей. О, вы взяли радиостанцию! Нужно связаться с командованием в столице, здесь есть раненые солдаты. Они защищали нас, но враги уничтожили танк и обстреляли здание из гранатомётов, потом их небольшой отряд ворвался внутрь…

- Мы обнаружили тела персонала, военных и гражданских,- кивнул Костылёв.- Американцы… А где остальные люди?

- На четвёртом этаже, заперлись в конференц-зале.

- О! У вас есть конференц-зал, это чудесно!- обрадовался я и, всучив свой шлем одному из солдат и повесив автомат через плечо, взял под руку женщину и пошёл к лифту.- Мэм, ведите нас. Ребята, берите радиостанцию.

Кореянка сперва растерялась, но мой добродушный взгляд рассеял все её сомнения.

 

Поднявшись на лифте, мы встретили Удальцова с тремя солдатами. Он ругал их за медлительность и вместе с ними протягивал кабель из вентиляционной шахты, ведущей на крышу.

- Черепахи! Командир уже здесь, а мы не закончили,- пробурчал он, увидев нас.- Прошу прощения, мисс. Сержант Удальцов к вашим услугам.

- Оставим церемонии, Сергей,- сказал я и обратился к Лиде.- Скоро у нас будет связь со спутником.

- Вы хорошо подготовились,- улыбнулась она и пошла по коридору налево.- Идёмте.

 

Место действия: больница "Кусай" в Нампхо. Время действия: 4 июня 2075 года, 14:18 местного времени.

Солдаты из отделения Удальцова протянули кабель в конференц-зал, сержант подключил портативную радиостанцию, поставив её рядом со столом в комнате для персонала, где стояло различное оборудование.

Когда я зашёл к нему, он уже подключил кабель антенны к одному из компьютеров и, переключив язык операционной системы с корейского на английский, проверил каналы связи и переписывал с моего ноутбука программы для спутникового наблюдения.

Один из его солдат молча наблюдал за бормотанием сержанта, попытался вникнуть в операции, производимые с компьютером, и мигающие на 22 дюймовом дисплее окна. Я махнул ему рукой, и парень пошёл к товарищам в зал.

- Что хорошего?- спросил я, встав позади подчинённого.

- Скоро посмотрим на город и его окрестности, командир,- ответил Удальцов, сняв очки.- Если повезёт, подсоединимся к нашему ГЛОНАССу. А так прямо сейчас можем связаться с союзниками, я проверил все частоты.

- Закончишь, позови меня,- попросил я и после паузы добавил.- И пожалуйста, Сергей, не копайся почём зря в моём ноутбуке.

Сержант кивнул и вернулся к клавиатуре.

Я вышел из комнаты и направился к рядам мягких кресел, на которых сидели гражданские и два выживших корейских солдата. Печальное зрелище: напуганная женщина 43 лет, трупы её детей мы видели внизу. Она не плакала, у неё не было истерики. По словам выжившего терапевта она не проявляла эмоций, когда увидела как американцы расстреляли её сына и дочку. Я посмотрел на её лицо, заглянул в её серые глаза, прочтя в них злость, обратился на английском:

- Мэм, мне очень жаль. Поверьте, я ненавижу войну, ненавижу всем сердцем, ведь в любой войне, чаще всего, умирают невинные люди. И, тем не менее, мы здесь. И мы вытащим вас отсюда.

Я сделал пару шагов к креслу, в котором сидел раненый пожилой окулист, когда услышал её голос:

- Никто не хотел нам помочь. Почему Китай и Вьетнам остались в стороне от этой войны?! Почему японцы поставляют технику в Южную Корею?!

- Погодите, вы видели здесь японскую технику?!- удивился я.

- Республика[7]использует в этой войне японские танки и миномёты.

- Хм... Костылёв, ты это слышал?- обратился я к сержанту.

- Так точно,- отозвался он.

- Я хочу, чтобы четыре человека из твоего отделения немедленно спустились к БТРам и установили пару лазерных дальномеров. Нужно вести наблюдение, а то наша бронетехника может пострадать от внезапной атаки.

- Я сам спущусь вниз, проверю технику и прослежу за выполнением этого приказа,- кивнул Вадим и позвал своих подчинённых.

Я же решил повременить с разговором с гражданскими и направился к медику из моего отделения. Родом из Армении, города Мегри, Размик Есаян 22 лет отроду был лучшим санитаром на базе "Южная-4" и я не раз видел, как его золотые руки спасали жизни раненым. Смугловатый, ростом 156 см, он был худым, носил усы и редко улыбался.

- Он потерял много крови?- спросил я, глядя на лежащего на подстеленных куртках корейского солдата. Парень получил две пули в грудную клетку, но остался жив.

- Крови немного, ведёт себя плохо,- ответил рядовой Есаян, сидя на полу рядом с раненым.- Считает, что скоро умрёт.

- Что ты будешь делать?

- Мне нужна помощь местных врачей, взять хоть терапевта. Надо извлечь пули, промыть раны, а после я могу обработать их нашим гелем.

- В твоём распоряжении терапевт и окулист. Они не ранены. Хочешь, могу вызвать санитаров из отделений Костылёва и Удальцова.

- Пусть они за своими следят. Если американцы нападут, им хватит работы.

- Как скажешь,- кивнул я и подошёл к сидящему неподалёку корейцу Кану Ден Деку – командиру взвода северокорейской армии.

Он улыбнулся мне и встал с кресла. Мы прошли к открытому окну, и я посмотрел на шоссе, по которому мы приехали к больнице.

- Кан, расскажи, что тут творится,- попросил я.- Мне казалось, что это война между Кореями. А гражданские говорят о японских танках, да и тела убитых американцев мы видели.

- Эта война перестала быть корейской спустя неделю со дня начала,- усмехнулся кореец.- Сперва японцы под предлогом продовольствия и медикаментов завезли кораблями в южнокорейские порты бронетехнику и оружие. А американский корпус НАТО активно участвует в боях в этом регионе. Мой взвод был послан в Нампхо для эвакуации гражданских трое суток назад, но как видишь наш танк уничтожен в ходе артобстрела, а джип уже никуда не поедет. Из всего взвода выжил только я, да рядовой Лю Мин, переехавший с семьёй в детстве из Китая. Нас атаковали из гранатомётов.

- Всё это мне не нравится,- сказал я, нахмурившись, и посмотрел на лежащие на кресле мои автомат и шлем.

- И я понимаю почему, дружище,- сказал Костылёв, подойдя к нам.- Ты думаешь, зачем нас отправили на территорию, где идут полномасштабные боевые действия. Думаешь, что Семашин не сообщил нам всего. Корабли уже далеко, а на помощь в ближайшее время можно не рассчитывать.

- Вообще-то нет, Вадим,- покачал головой я.- Я думаю, что нам делать дальше. В городе кроме южнокорейских войск есть американская группа неизвестного контингента. Мы не сможем начать эвакуацию сегодня, а завтра, возможно, придётся столкнуться с противником, ведь парни дяди Сэма захотят выяснить, что сталось с группой зачистки. Кстати, возьми пару своих ребят, и обыщите тела американцев. Нас интересуют рации, мобильные телефоны и жетоны.

Сержант кивнул и побежал к выходу из конференц-зала, на ходу окликнув двух задремавших на креслах рядовых.

 

Место действия: американская база НАТО, аэропорт Нампхо-дон. Время действия: 4 июня 2075 года, 14:30 местного времени.

Полковник Лутер молча стоял у окна кабинета, глядя на ровную полосу взлёта. Из динамиков компьютера раздавались смешанные с треском и шумом голоса солдат, переговаривающихся между собой.

В этом году ему исполнилось 44 года, возраст более чем достаточный, чтоб уйти на покой. Но свой день рождения он встретил не дома с женой и сыном, а в стране, оккупированной войсками США. Максимилиан Лутер не понимал, зачем Америка снова полезла со своей демократией, хотя её об этом никто не просил.

Двухметрового роста, он не был широк в плечах, не обладал мускулатурой культуриста или боксёра, правильней всего его следовало назвать жилистым. Светлую кожу покрывал слой свежего загара, лоб прорезали несколько глубоких морщин. Серыми глазами, не моргая, он смотрел перед собой, опершись руками на оконную раму.

Офицер подошёл к компьютеру, бегло взглянул на изображения на двух мониторах, и сказал в наушник внутренней связи:

- Каспер, слышишь меня?

- Так точно, сэр,- отозвался лейтенант, наведя объектив веб-камеры на себя.

- Что с отрядом "Браво"? Они выходили на связь?

- Никак нет, сэр.

Военный вытер платком выступивший на лбу пот и вздохнул. «Пустить беспилотник только для того, чтоб убедиться в гибели отряда, отправленного вчера к больнице, глупо. Их либо перебили солдаты КНДР вкупе с гражданскими, либо…» думал полковник.

- Сэр, на связи командир Фан Ван Чу,- бесстрастным голосом сообщил сержант Рейнольдс.

- Выводи на монитор,- кивнул полковник.

Через минуту на левом дисплее появилось недовольное лицо южнокорейского офицера, командующего тяжёлым подразделением «Эхо». У него были чёрные усики, едва помещающиеся между носом картошкой и пухлыми губами, за тёмными очками скрывались узкие глаза. Максимилиан смотрел на союзника и не мог найти места, где заканчивалось широкое лицо, заплывшее жиром, и начиналась шея.

- Лутер! Почему вы медлите?!- воскликнул кореец.- Я же 3 дня назад попросил отправить часть ваших войск в порт. Вы знаете, что сегодня там высадились русские?! И сейчас они где-то в городе.

- Русские, говорите?- удивился полковник.- Интересно, что они здесь забыли?

- Да какая разница! Их министр обороны и президент снова выступили на Совете Европы и осудили действия вашей страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Они приняли решение официально поддержать КНДР. Скоро здесь может стать очень жарко, Лутер.

- В таком случае, вы должны предпринять серьёзные шаги в городе и секторе. И вам следует направить свою бронетехнику в порт. А я обещаю пехотный конвой.

- Договорились, полковник. Завтра в 9:00 три моих танка будут у вас, обеспечьте им наблюдение и сопровождение. Я не хочу неприятностей.

- Окей,- сказал Максимилиан, и изображение корейца исчезло.

"Русские… Наши политики, похоже, разбудили медведя" подумал Лутер и покинул кабинет. Он решил сообщить подчинённым о сложившейся ситуации.

 

Место действия: улица в городе Нампхо, 3 км от больницы «Кусай». Время действия: 4 июня 2075 года, 18:25 местного времени.

- Григорий, мы нашли восемнадцать гражданских в обстрелянном торговом центре, среди них трое охранников,- сообщил по гарнитуре сержант Костылёв, глядя на руины бизнес-центра неподалёку.

- Хорошо,- сказал я, стоя позади Удальцова и глядя на спутниковое изображение на мониторе.- Вижу вас.

Я приказал Вадиму Костылёву отправиться на осмотр окрестностей на поиски выживших. Его взвод на БТР продвигался по улицам города, сержант по внутренней связи докладывал мне о разрушениях.

К примеру, в 1,5 км от больницы в жилые дома были сильно разрушены, около руин осталась повреждённая бронетехника. Там был бой между войсками КНДР и США – Костылёв и его парни опознали в трёх сгоревших танках "Абрамсы" и китайский "87". Невдалеке от танков стоял покорёженный джип "Шеньянь" с телами погибших корейцев.

- Продолжайте движение на север-восток по этой улице,- сказал я.

- Хорошо, до связи,- откликнулся Вадим.

Часть гражданских посадили в БТР, остальные шли следом. Конечно, это был не комфортабельный туристический автобус, но напуганные и уставшие люди были рады любому транспорту.

Машина тронулась по улице, справа и слева шагали солдаты из отделения Костылёва, на бортах БТР сидели рядовые Смирнов и Валуев, за местностью следил пулемётчик Енотов.

Достигнув очередного перекрёстка, БТР остановилась. Сержант подозвал снайперов и велел им подняться на крышу жилого дома, не пострадавшего в ходе боевых действий. Когда солдаты ушли, Костылёва окликнул выживший паренёк лет 16. Всё это время он, худой, с синяками и ушибами, с кровоподтёками в порванной одежде стойко шагал позади машины, отказавшись садиться внутрь, уступив место беременной кореянке.

- Чего тебе?- спросил на английском сержант, разглядывая парня.- Как тебя зовут? Ты откуда?

- Незадолго до начала войны я прилетел в Нампхо с отцом, у него здесь были деловые переговоры,- ответил парень.- Кристофер Уильямс, из Ливерпуля. Послушайте, сэр...

В этот момент в небе над улицей пронёсся самолёт.

- Какого чёрта?!- воскликнул водитель БТР.- Ребята, вы успели разглядеть эту пташку?

- Неа,- лениво протянул сидевший на борту машины рядовой, проверявший обойму автомата.

Костылёв успел только заметить силуэт, но и этого оказалось достаточно, чтобы догадаться, что за самолёт они видели.

- Внимание! Снайперы, немедленно возвращайтесь!- крикнул сержант в микрофон и схватил Кристофера, одним движением усадил его на борт машины.

- Непосредственной угрозы не обнаружено в радиусе 1 км,- отозвался один из наблюдателей.- В чём дело, Вадим?

В это время над улицей пронёсся ещё один самолёт. Ленивый рядовой ойкнул от неожиданности и заорал:

- Что за чёрт! Это американский бомбардировщик Northrop B-8 Ghost! Командир, верно?

- Молодец, опознал,- кивнул сержант и замахал руками.- Внимание всем гражданским! Немедленно поднимайтесь на борта БТР. Мы сейчас же уходим.

Пока люди взбирались на машину, подгоняемые солдатами, вернулись запыхавшиеся снайперы. Внутри БТР поместились восемь человек, плюс механик-водитель и сержант. Оставшиеся десять мирных жителей разместились на бортах и крыше машины, БТР развернулась и помчалась по улице на юг. Вдоль разрушенных зданий группами по четыре человека бегом передвигались солдаты отделения Костылёва.

 

Место действия: воздушное пространство над городом Нампхо. Время действия: 4 июня 2075 года, 19:04 местного времени.

Скотт Айронс служил в ВВС США восьмой год. Он стал пилотом, по стопам отца и старшего брата. Вот только повезло ему или нет, он пока не понял. В то время как отец уже как 5 лет загорал у Сатаны, а братец Билл просиживал штаны на военной базе в Грузии, Скотт оказался в Корее. И за прошедшие полгода он не раз жалел об этом.

Безусловно, полковник Лутер – хороший человек и военный с опытом, разумеется, он понимает как вести боевые действия в городских условиях. Да только для авиации здесь практически не было дел. Ну, пролетел с патрулём один раз в сутки, отметил цели для корейской артиллерии, сбросил одну, ну максимум пару бомб на какой-нибудь квартал. И всё.

И вот вечером 4 июня Скотт, как обычно, вылетел на обзор, получив приказ обнаружить местоположение отряда "Браво", отправленного в больницу "Кусай". Его напарник, Руперт Маккли, следовал за ним, тактично держа расстояние.

И если солдаты отделения Костылёва были удивлены видеть в небе американские бомбардировщики, то когда Скотт случайно заметил на земле русский БТР, он даже не снизил скорость.

- Руперт, ты видел?- поинтересовался Айронс, пролетая над промышленным кварталом.

- Ага, русский БТР и корейцы,- отозвался напарник.- Сообщим Лутеру?

Скотт задумался. "Мы не противники им. Если русские успели высадить в городе свою технику, жди проблем".

- Нет,- покачал головой пилот.- Полетели к больнице. Посмотрим, что там стряслось с "Браво".

Они не могли не заметить русскую технику около здания больницы, и по возвращению на базу Айронс доложил о трупах американских и корейских солдат, о сгоревшем китайском танке и джипе, и о неизвестном подразделении армии РФ.

"Что-то мне подсказывает, что завтра их там не будет" подумал про себя Скотт, когда вместе с Маккли вышел на взлётное поле.

- Знаешь, друг, мне кажется, Лутеру здесь осточертело не меньше, чем нам,- сказал Руперт, закурив сигарету.

- И, тем не менее, завтра наша пехота отправится с танками республики в порт,- произнёс Айронс и сплюнул.- Может, русские остановят эту войну?

 

Место действия: больница "Кусай" в Нампхо. Время действия: 4 июня 2075 года, 20:13 местного времени.

Я стоял перед мониторами в комнатке, где расположился Удальцов. Сержант слегка нервничал, подгоняя частоты соединения со спутником дистанционно.

- Мать вашу! Рески, я же приказал тебе откалибровать канал,- выругался на подчинённого сержант и, сплюнув в мусорное ведро, взглянул на меня и извинился.

- Так я всё сделал,- виноватым голосом ответил солдат.- Но вы ж видели, над нами пролетели американские бомбардировщики. У них оборудование, помехи…

- Ладно, Рески,- сказал я.- Отдыхай там на крыше. И передай своим товарищам, чтоб не расслаблялись.

Тем временем сержант довольно хмыкнул и, щёлкнув пальцами, сказал:

- Всё готово, шеф. Майор Семашин в прямом эфире, извини за качество изображения.

- Помолчи, Сергей,- строгим голосом сказал я, взглянув на подчинённого.

Парень взмахнул руками и, встав с кресла, отошёл к серверу. Я уселся на его место и уставился в правый монитор. На меня смотрел командир, едва он увидел меня, усмехнулся и произнёс:

- Сколько лет, сколько зим, Гриша. Я так понимаю, обустроились в городе? Докладывай.

Я рассказал обо всём по порядку: о выборе больницы в качестве опорного пункта, о раненых гражданских и сержанте северокорейской армии, о боевых действиях и наблюдениях моих подчинённых на улицах города.

- Значит, американцы ведут активные боевые действия,- сказал майор сквозь шипение и покачал головой.- А помощь японцев республике в данном конфликте ухудшает положение. Завтра утром в порт прибудет десантный корабль за техникой и гражданскими.

- Согласно данным спутников, мы подключились к сети, американские силы находятся на территории аэропорта Нампхо-дон,- добавил сержант, стоя за мной.- Силы Южной Кореи ведут бои в 50 км к северо-западу от нашего нынешнего местоположения. Определить их численность и состав на данный момент не представляется возможность.

- У тебя хороший командир отделения, Григорий,- сказал Семашин.- Я уже принял решение. Операция будет скорректирована в связи со сложившейся ситуацией. Вы не можете вести боевые действия в городе при наличии раненых гражданских.

- Товарищ командир, разрешите узнать, что нас ждёт,- возразил я.

- Вот завтра и узнаешь. Да, всю аппаратуру связи со спутниками оставь на месте включённой,- сказал майор, и связь прервалась.

Удальцов переминался с ноги на ногу, молча смотрел на монитор, затем как бы невзначай спросил:

- Восстановить соединение?

- Конечно нет, Сергей!- сердито крикнул я, встал с кресла и вышел из комнаты.

Решение об эвакуации гражданских обрадовало меня, но с другой стороны я не любил сюрпризы. А поскольку я знал майора Семашина, то уже прокручивал в голове варианты его планов.

Я сообщил о плане людям. Разумеется, они были рады. Разумеется, раненый сержант Ден Дек подошёл и поблагодарил меня. Он вернётся к своей семье.

Стоя у открытого окна, я размышлял. Ко мне подошла Ли Да Хё, коснулась ладонью моего плеча.

- Вас что-то тревожит?- спросила она грустным голосом.

- Всё нормально, Лида,- ответил я как можно более радостным голосом.- Завтра ваш кошмар закончится.

 

Сейчас, когда я плыву к берегу, лёжа на спине и жмурясь от солнечного света, когда лёгкий ветер гонит волны, подхватывающие меня и качающие, дарящие спокойствие и душевную гармонию, я знаю, что в той войне в Корее с обеих сторон (российской и американской) были те, кто не хотел сражаться за геополитические интересы своих держав, кто хотел прекращения огня, и именно они приблизили развязку затянувшегося противостояния.

Я бесконечно благодарен этим людям.

 

Место действия: улицы Нампхо. Время действия: 5 июня 2075 года, 9:35 местного времени.

"Этот кореец держит слово" подумал Максимилиан Лутер, когда около здания, где располагался штаб ограниченного контингента миротворческих сил, остановились три танка типа "92".

Эти машины сменили танки, сконструированные "Крайслером" ещё в XX веке. Обладающие большей манёвренностью, снабжённые системами спутниковой связи и новейшими стабилизаторами орудий, имеющие в башне 115 мм пушку с эжектором, на наверху зенитные пулемёты, эти танки имели всего один недостаток. Они не могли маневрировать по сложной местности так же быстро, как хотя бы американские "Абрамсы", и не могли плавать.

Тем не менее, для ведения боевых действий в городе эти танки вполне подошли. В самом начале войны республика Корея с помощью танковых подразделений при поддержке разведывательной авиации быстро продвинулась вглубь территории противника.

И теперь три южнокорейских танка в сопровождении американского бронетранспортёра М-150, с взводом пехоты внутри, ехали по улицам города. Справа и слева от колонны перебежками двигался ещё один пехотный взвод.

Во время утреннего разговора с южнокорейским военноначальником Максимилиан принял решение о быстром продвижении к порту Нампхо, дабы обнаружить силы русских войск и предотвратить их несанкционированное вмешательство.

 

Место действия: порт Нампхо. Время действия: 5 июня 2075 года, 9:44 местного времени.

На причале столпились выжившие гражданские. На подъезде к порту остались БТРы, экипажи которых держали постоянное наблюдение за пригородом. Я стоял около БМП, наведя на глаза окуляры шлема.

Заметив в море российский БДК "Адмирал Черепанов", я улыбнулся и убрал окуляры.

- Всё в порядке,- обратился я к людям на английском.- Скоро вы покинете зону боевых действий и окажетесь в безопасности.

Ко мне подошла доктор Ли Да Хё, взяла за руку и посмотрела в глаза.

- Я перевела им,- сказала она.- Мне всё ещё не верится… Вы появились тогда, когда у людей не осталось надежды.

- Вы продолжите операцию в городе?- спросил сержант Ден Дек, глядя на воду.

- Я получу инструкции по прибытии корабля,- ответил я.- Меня ждёт сюрприз.

Кореец рассмеялся и подозвал выжившего рядового северокорейского взвода.

- Григорий, мы решили, что должны остаться,- сказал Лю Мин уверенным голосом.- Мы хотим отблагодарить вас за спасение.

- Что скажете, лейтенант?- поинтересовался Ден Дек.

- Нет возражений,- ответил я.- Это ваше право, Кан. Сражаться за свою страну.

Мужчины переглянулись и отошли к гражданским. Лида так и стояла рядом, держа меня за руку. Я посмотрел на неё. Какая же она красивая… Жаль, что мы никогда не увидимся. Нас познакомила война и она же разлучает нас.

В ухе завибрировала гарнитура.

- Говорит капитан первого ранга Виталий Берёзин,- услышал я сквозь шипение.- Небольшие радиопомехи на линии, вероятно спутник далеко. Приём!

- Рад вам, капитан,- отозвался я, не отводя взгляда от кореянки.- Командир операции Григорий Лебедев на связи. Готовы к эвакуации.

- Расчётное время до швартовки 15 минут.

- Принято,- кивнул я и коснулся наушника.

Вдруг я почувствовал тепло женских рук на плечах. Кореянка обняла меня за шею со спины и положила голову мне на плечо.

- Эмм…- пробормотал я.

- Григорий, ответь мне, почему вы помогли нам? Почему Россия решилась на открытую поддержку КНДР? У вашей страны и так хватает проблем на международной политической арене. Зачем вам это?

Я снял шлем, ощутил ритм дыхания кореянки и, вздохнув, заговорил:

- Мы – русские. Лида, на протяжении всей истории мы не оставались в стороне. Мы часто приходили на помощь тем, кто не просил нас о помощи. Я не могу отвечать за политиков и начальство, но я… Я поступаю так, потому что это мой долг… И я буду исполнять его, пока смерть не заберёт меня.

Врач-кореянка вздохнула, когда я умолк и поцеловала меня в щёку.

- Ты – самый загадочный человек из всех, кого я встретила в жизни,- прошептала она и отошла к гражданским.

Я моргал с минуту, затем посмотрел под ноги и надел шлем. Услышал хлопки в ладоши, взглянул на стоящих неподалёку солдат.

- Хорошие слова, командир,- сказал рядовой.- Я не сомневаюсь в вашей искренности.

- Разговорчики!- с наигранной сердитостью воскликнул я.- А ну живо на места. Скоро всё закончится.

 

Я выхожу на берег из воды, встряхиваю волосами. Прыгаю на левой ноге, наклонив голову. Из уха на песок вытекает вода. Я иду к шезлонгу, сажусь в него и закрываю глаза.

Сейчас я отчётливо вижу случившееся в тот летний день на пристани. Сейчас я понимаю, что ничего странного в произошедшем нет. Но тогда я думал иначе…

Я никогда не был силён в описании боевых действий, наверно потому что я всегда составлял рапорты сухим официальным языком. Тем не менее, события утра 5 июня 2075 года очень важны для понимания дальнейшего, и я постараюсь рассказать о них объективно.

 

БДК "Адмирал Черепанов" замедлил ход, выравнивая курс. До причала ему оставалось меньше 50 м. И в это время над головами безмятежных гражданских со стороны города в направлении моря пронеслись три беспилотника.

- Командир, ты видел это?- услышал я в наушнике удивлённый голос Удальцова.- Что, чёрт побери, происходит?

- Сергей! Немедленно отводи свой БТР ко мне!- крикнул я, помахав рукой сержанту Ден Деку.

Кореец подбежал ко мне вместе с Лю Мином.

Я на минуту отодвинул микрофон ото рта и обратился к союзникам на английском:

- Требуется ваша помощь, друзья. Кан, у тебя бинокль исправен?

- В порядке, расстояние больше 2 км, только аккумуляторы старые,- сказал сержант.

- Поднимитесь на склад,- сказал я, указав рукой на здание между погрузочными площадками и контейнерами, которое мы осмотрели при высадке.- Я хочу знать численность войск противника.

Кореец кивнул и следом за рядовым побежал к складу.

И в этот момент слева от меня раздался грохот. Я не удержался на ногах, повалился на спину, успев перехватить автомат. На меня посыпались обломки камня, бетона и пыль. Благо, каждый шлем солдата российской армии снабжён акустическими датчиками, блокирующими слишком громкие звуки, так бы я оглох.

Я услышал крики людей и солдат, повернул голову и увидел, что части причала больше нет, увидел тело мужчины корейца средних лет. Поднявшись на ноги, я переключился на канал связи с кораблём и крикнул:

- Капитан Берёзин! Подтвердите факт атаки по нашей позиции!

- Лейтенант, мы не можем определить точное местоположение противника. По вам открыли огонь со стороны города,- отозвался Виталий.

- Причаливайте к пирсу! Эвакуация всё равно состоится.

Оглядевшись по сторонам, я замахал руками рядовым, и, едва они подбежали, приказал им увести всех гражданских на нос пирса. Заметил тревожный взгляд Лиды, я улыбнулся ей и побежал к складу.

- Вадим! Ответь,- позвал я на внутреннем канале связи.

- Да, командир,- отозвался сержант Костылёв.- Мы отступаем к тебе. По твоей позиции открыли огонь, следующий выстрел пришёлся по БТР Серёги.

- Он цел?!

- Безусловно, щит сработал отменно, повреждена только броня. Время прибытия менее 5 минут.

- Вы знаете, кто по нам стреляет?!

- Я опознал три танка на перевале.

- Мда,- пробормотал я, карабкаясь по обломкам стены наверх, к союзникам. Рядовой Мин подал мне руку и помог забраться на ровную площадку некогда офисного помещения.

- Докладывайте,- выпалил я, восстанавливая дыхание.

- Григорий, обнаружена бронетехника противника. В настоящее время три танка движутся к нам, они приближаются к административным зданиям. Справа от них следует бронетранспортёр,- сообщил кореец.

- Принадлежность?

- Танки корейские, модель "92", американский бронетранспортёр М-150.

- Значит, значит, значит…- задумался я, глядя на БМП.- Слушайте меня внимательно. Я доберусь до БМП, вы укажете мне расстояние, угол стрельбы, поправки я сам прикину.

- Вы считаете, что справитесь с тремя танками?!- удивился Лю Мин.

- Если русский лейтенант так решил, мы не должны сомневаться,- сказал кореец и строго взглянул на рядового.

- Правильно!- обрадовался я и спустился на землю так же, как и забрался. Что было сил рванул к БМП, издававшему рычащие звуки. Очевидно, Михаил ждал меня. Но когда мне оставалось каких-то 5 м, позади ухнуло, и волной меня подбросило в воздух.

- Срань Господня!- заорал я, не заботясь о том, что кто-то услышит моё ругательство.

Я ударился о корпус машины локтями согнутых рук, зато больше ничего не повредил. Спустя пару минут я, изрыгая проклятья, забрался в кресло командира и снял шлем. Проверил оборудование и услышал голос техника:

- Вы в порядке, командир?

- Нормально, Михаил,- ответил я.

Справа показались БТРы, первым ехал повреждённый Удальцова. Как выяснилось после сражения, из отделения Сергея погибли четверо, Костылёв недосчитался пятерых.

- Сейчас начнём веселье,- сказал я подчинённым и вызвал корейского сержанта.- Кан, расстояние, скорость движения ближайшего танка?

- В настоящее время танки противника замерли на расстоянии 1,3 км, от нашей позиции. Это на полосе между административными корпусами и складами. Вероятно, противник решил скоординировать свои действия, заметив корабль у пирса.

- Хорошо,- довольным голосом произнёс я и вызвал капитана корабля.- Приём! Слышите меня?

- Прекрасно слышу,- отозвался Виталий.

- Капитан Берёзин! Как командующий эвакуацией я прошу вас, а не приказываю.

- Я весь внимание, лейтенант.

- Сейчас я сделаю выстрел по позиции врага. Вы отследите его и откроете огонь по площади из корабельных орудий.

- Подтверждаю.

 

Место действия: порт Нампхо. Время действия: 5 июня 2075 года, 10:36 местного времени.

Бронетранспортёр М-150 дал задний ход, сгруппировавшиеся рядом с машиной американские солдаты переговаривались, смеялись. Коренастый лейтенант Филипп Рейнольдс сидел на крыше БТРа и с довольной улыбкой смотрел в бинокль на район порта, где находилась русская техника.

Улыбка покинула его лицо, когда он обратил внимание на причаливший десантный корабль.

- Слушать меня! Солдаты, отступаем на 300 м назад!- крикнул он подчинённым, но вспомнив, что шлемы снабжены защитными фильтрами внешних звуков, повторил приказ по внутренней связи.

- В чём дело, сэр?- удивился водитель БТРа.

- Заводи двигатель, идиот!- рявкнул лейтенант, встав на крыше, помахал руками солдатам.- Отступаем немедленно.

Ничего не понимающие американцы выполнили приказ командира, за пешими солдатами медленно развернулся М-150 и поехал в направлении города.

Филипп был невысокого роста, плотного телосложения, в этом году ему исполнилось 27. Этим взводом он командовал всего-ничего, оказавшись на военной базе НАТО в республике, он получил этих ребят в подчинение. Отслужив до перевода в юго-восточную Азию 4 года в Афганистане, где до сих пор то и дело вспыхивали сполохи конкурирующих наркоструктур, Филипп хорошо выучил формулу, спасшую ему жизнь не раз: можно быть патриотом, можно любить войну, но не замечать очевидной угрозы – величайшая блажь на поле боя.

Сняв шлем и протирая лоб платком, он криво усмехнулся и обратился к командиру танковой группы корейцев:

- Чжао Баотун! Мы получили приказ от полковника Максимилиана Лутера срочно вернуться на базу.

- Поступай, как считаешь нужным, трус,- ответил кореец и рассмеялся.- А мы сейчас уничтожим русскую бронетехнику и…

В этот момент на расстоянии 30 м от крайнего слева танка "92" разорвался снаряд. Полетели осколки камней, дёрн и земля.

- Что происходит?!- удивился кореец, высунувшись из башни танка и глядя на соседний танк.- Они собираются расстрелять нас из одного орудия?! Ха-ха!

- Командир!- раздался крик по внутренней связи.- Командир! Корабль!..

- Что, корабль? Десантный корабль, всё верно. Они собирались эвакуировать беженцев,- пробормотал Чжао и спустился на своё место, включил визор и навёл объектив на судно.

Он заметил движение корабельных орудий, сглотнул подступивший к горлу ком и хотел закричать, но страх опутал его своими липкими щупальцами, и военный растерялся.

И когда десантный корабль русских открыл огонь из всех орудий, когда справа и слева от танка стали разрываться снаряды, когда танк пришёл в движение, когда водитель попытался задним ходом покинуть зону обстрела, когда по внутренней связи кричали подчинённые, в панике не соображавшие как такое могло произойти, тогда Чжао Баотун понял, отчего лейтенант Рейнольдс приказал своим солдатам отступать.

Кореец подавил страх, отдал приказ двигаться вперёд, по направлению к врагу. Его люди сперва отказались выполнить этот приказ, тогда Чжао обозвал их слабаками и сказал, что смерть нужно встретить, не опозорившись и не убегая с поля боя.

И три танка "92" проехали около 50 м в сторону причалов прежде, чем снаряды из корабельных орудий уничтожили одну за другой машины армии республики Кореи.

 

Место действия: американская база НАТО, аэропорт Нампхо-дон. Время действия: 5 июня 2075 года, 11:48 местного времени.

Полковник Лутер встретил у гаража подчинённых. Он вышел на улицу, расстегнув рубаху цвета хаки с коротким рукавом, в кроссовках прели ноги. Вокруг было душно, но в небе виднелись серые тучи, подгоняемые ветром в направлении базы.

Он строго посмотрел в глаза лейтенанту Рейнольдсу, затем оглядел рядовых. Кто-то испачкал форму и оружие, пока на бегу спотыкался, падал и поднимался с земли. Несколько человек хмурились и перешёптывались, положив автоматы на плечи. Трое были ранены осколками снарядов, выпущенных из орудий русского корабля, но эти парни не стонали и не жаловались, молча ждали.

- Вальтер, Зииган, Инскипп, сейчас же в санчасть,- приказал раненым полковник и подождал, пока солдаты покинут строй. Затем вздохнул и обратился к Рейнольдсу.- Лейтенант, объясни мне, не тараторя и разборчиво, что случилось в порту?

- Сэр…- начал Филипп, кашлянув и шагнув вперёд.- В общем…

- Командир наблюдал район обстрела в порту, он первым обратил внимание на причаливший десантный корабль русских,- сказал за лейтенанта чернокожий рядовой Сандерс.

- И ты подумал, что русские откроют огонь по вашей позиции?- спросил Максимилиан и вздохнул.- Правильно подумал. Ты, Филипп, принял решение отступать, чтобы спасти подчинённых. Молодец! А ты сообщил нашим союзникам об угрозе?

- Сэр, я решил, что они не слепые и сами догадаются,- с виноватой улыбкой ответил лейтенант и, потупив взгляд, пробормотал.- Но их командир назвал меня трусом. Вероятно, они собирались двигаться к позициям русских, как…

- Было уже поздно, полковник,- заметил рядовой Нэшвилл.- Даже если бы танки корейцев начали отступление, время истекло. Командир русских сделал всего один пристрелочный выстрел из пушки на БМП, а дальше за дело взялись орудия корабля.

- К тому же, полковник, во время отступления мы потеряли пять человек, бегущих справа и слева от нашей М-150,- добавил лейтенант.- Можете наказать меня, но я поступил так, как считал нужным.

Лутер хотел было выругаться матом, но закрыл глаза и махнул рукой.

- Все свободны, - на выдохе сказал он.- Рейнольдс, за мной в кабинет.

 

Спустя 20 минут лейтенант стоял в кабинете командира. Полковник сидел в кресле за столом, молча глядя на вентилятор под потолком, так прошла пара минут, но лейтенанту показалось куда больше.

Максимилиан вздохнул, встал из-за стола, подошёл к холодильной камере, достал бутылку початую бутылку виски, плеснул в стакан на столе и сказал:

- Выпей, Филипп.

Лейтенант удивлённо взглянул на командира, но взял стакан и сделал небольшой глоток. Виски оказался весьма кстати. Лутер сделал глоток из горла и, поставив бутылку на подоконник, произнёс:

- Я не сержусь на тебя, лейтенант.

- Сэр?- недоумённо обратился к командиру Рейнольдс.

- Послушай, Филипп. Я знаю, многие парни не в восторге от этой "командировки". Я сам предпочёл бы сейчас быть дома, но… Понимаешь, это политика. Я не могу ослушаться командования, мы будем помогать армии республики, нравится нам это или нет.

- Я понял, сэр.

- Не перебивай. Помогать – не означает жертвовать своими людьми и техникой. За сегодняшний случай тебя никто пальцем не тронет, я обещаю. Но это не значит, что впредь ты не будешь участвовать в боевых действиях против русских. Ясно?

- Да, полковник Лутер,- кивнул лейтенант и допил виски.- Спасибо, сэр.

- Свободен,- сказал Максимилиан, сев за стол.

 

Место действия: порт Нампхо. Время действия: 5 июня 2075 года, 11:53 местного времени.

Я шагал позади солдат и гражданских к кораблю, "Адмирал Черепанов" завершил манёвр и остановился носом к причалу. Плавно опустились ворота, ударилась о бетон сходня.

- Внимание! Всем мирным жителям придётся немного подождать,- раздался голос из громкоговорителя, установленного внутри трюма.- Военным просьба приготовить машины к транспортировке.

- Всё давно готово!- со смехом крикнул Удальцов, сидя на БТР.

- Тогда встречайте помощь,- сообщил командир корабля.

Из полумрака трюма показалась махина, это… Это был лучший танк в мире, завоевавший несколько наград на международных военных учениях и выставках. Это была гордость российских конструкторов. Усовершенствованный танк, орудие калибром 152 мм расположено в небольшой башенке без экипажа, экипаж же размещается в специальной бронированной капсуле. Система управления и координации огня включает тепловизор, радар и панель GPS/ГЛОНАСС, лазерный дальномер. Информация о цели поступает по оптическим, тепловизионным, инфракрасным каналам. В качестве вспомогательного орудия на танке имеется 30 мм автоматическая пушка в дистанционно управляемой турели, линией огня около 10 м. Танк оснащён комплексом «свой-чужой» и системами "Штора-4" и КАЗ[8]"Дрозд".

Где один, там и три. Следом за первым на причал выехали ещё две машины, проехали мимо моих БТР и остановились. Раздался приветственный аудио-сигнал.

- Григорий… Товарищ командир…- пробормотал удивлённый Удальцов, подбежав ко мне.

- Не щёлкай клювом, Серёга,- рассмеялся слева от меня Костылёв.- Первый раз видишь "сотку"?

- Ага,- признался сержант, выдохнув.

Из танков показались солдаты. Они улыбались, поздоровались с моими подчинёнными. От группы отделился рослый сержант плотной комплекции, подойдя к нам, он снял шлем и приложил ладонь к виску.

- Сержант Иван Цаплин,- представился он.- Григорий Владимирович?

- Так точно,- кивнул я, отряхивая куртку и взяв автомат в левую руку.- Командир этой операции.

- Вас ожидают на мостике.

В подтверждение его слов раздался голос капитана корабля:

- Экипажам БТР приступить к погрузке. Но сперва на борт поднимаются гражданские. Лейтенанта Лебедева ждём на мостике для совещания.

Я отыскал среди людей лицо Лиды, улыбнулся ей. Она улыбнулась в ответ и вместе с другими людьми направилась внутрь корабля. Спустя 20 минут два БТР и мой БМП начали движение к трюму, мы проводили их печальными взглядами – наверно, каждый из нас в те минуты думал о возвращении на базу и сожалел об эвакуации.

Последними на борт БДК поднялись я, сержанты и корейцы, вызвавшиеся помогать нам в ходе дальнейших боевых действий.

На мостике нас встретили люди в аккуратной и чистой форме моряков, ко мне подошёл мужчина лет 30, сухого телосложения в чёрном кителе, белой рубашке при галстуке, выглаженных брюках и потускневших ботинках. Он снял фуражку, явив всем собравшимся коротко подстриженные рыжие волосы. Я пригляделся к его лицу: зелёные глаза, курносый нос и… Веснушки. Как это раньше говорили? "Рыжий, рыжий, конопатый! Убил дедушку лопатой…" Хе-хе.

- Виталий Берёзин,- представился он, протянув руку.

- Очень приятно, капитан,- сказал я, пожав его руку.- Я – Григорий. Благодарю вас от имени всех солдат и сержантов за артиллерийскую поддержку. Это было так своевременно.

- Признаюсь, я не догадался предложить вам обстрел вражеской позиции. Пройдёмте в кают-компанию.

Мы спустились на одну из нижних палуб, прошли по узким коридорам, про которые Удальцов успел заметить ещё во время плавания в Корею, что "разойтись здесь вряд ли удастся". Оказавшись в хорошо освещённом помещении, я и сержанты уселись на кожаный диван, корейцы сели в кресла рядом. Сергей состроил хитрую рожу и взял со стола стакан, наполнил его соком из стоящего рядом графина, и сделал глоток. Довольно крякнул и скрестил руки на груди.

- Кофе?- спросил капитан.

- Да, мне и Вадиму с молоком. Моим корейским коллегам зелёного чаю,- ответил я.

Капитан кивнул и передал мою просьбу матросу, тот покинул кают-компанию, и спустя 10 минут я пил сладкий кофе с молоком, расстегнув пуговицы на куртке и ощущая приятную прохладу из кондиционера.

- Слушаю вас, Виталий. Майор Семашин сказал, что инструкции о продолжении операции я получу при эвакуации гражданских,- сказал я.

- По решению командования ваше подразделение покидает территорию КНДР вместе с пострадавшими людьми,- начал капитан.

- Вот так всегда!- воскликнул Удальцов, всплеснув руками.- Только подворачивается что-нибудь интересное, нас отзывают! Нет, это нечестно.

- Угомонись, Сергей,- строгим голосом произнёс Вадим.

- Назовите причину, по которой мы не можем продолжить операцию,- попросил я.

Корейцы услышали перевод слов Берёзина и недовольно заворчали.

- В настоящее время неподалёку от города Нампхо находится временная американская база НАТО, действующего в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Да, сейчас у них нет своей бронетехники, но зато силы Южной Кореи стремительно продвигаются к городу. Как вы сами все сегодня убедились, им есть чем ответить вам. Авиация не может обеспечить вас постоянной поддержкой, сейчас наши самолёты есть только на аэродроме города Чанджу. Проблема в том, что силы республики вместе с бронекорпусом НАТО ведут бои к северу от Нампхо против объединённой китайской и северокорейской армии. К сожалению, авиация сейчас нужней там.

- То есть, Нампхо, и остальные города южнее Пхеньяна фактически под контролем врага?- спросил Вадим.

- Совершенно верно, сержант,- кивнул Виталий.

- Можно дурацкий вопрос?- усмехнулся Сергей.

- Валяй, Удальцов,- сказал я и вздохнул.

- Зачем нас отправили в Нампхо? Какого чёрта мы тут забыли?! Или у России теперь особая роль – спасать раненых гражданских во всех горячих точках КНДР?!

- Об этом вам расскажет гм… Она,- сказал капитан и произнёс в гарнитуру связи.- Мы ждём вас, агент Талипова.

Дверь в помещение открылась, в кают-компанию вошла девушка лет 28, ростом пониже меня, стройная, в камуфляжных брюках, армейских ботинках и тканевом жилете без рукавов поверх футболки. Она сняла тёмные очки и улыбнулась мне.

Ещё когда я услышал её фамилию, я заподозрил неладное в хорошем смысле этого слова. С Альбиной я был знаком ещё до отбытия на службу в Индию, она работала в специальном подразделении Интерпола, о чьей деятельности я не смог узнать ничего конкретного. Якобы они занимались внедрением новых технологий связи на бронетехнике.

- Вы знакомы, да?- спросил меня Сергей, разглядывая гостью.

Я молча кивнул.

- Добрый день,- поздоровалась Альбина и села в кресло.

- Собственно, вот приказ от майора Семашина,- сказал капитан корабля и включил голографический проектор, установленный на столе.

Он тихо зашумел, и мы увидели изображение моего командира.

- Григорий! Пока ты и твои солдаты занимались эвакуацией гражданских, нам удалось установить, что на территории научного центра "Фьючерс" в Нампхо находится экспериментальная модель нового меха, что от нас скрыли власти КНДР. Мы полагаем, что наши "друзья" также знают о новом оружии, и американцы, дождавшись бронетехники союзников, постараются захватить объект. Для нас чрезвычайно важно, чтобы мех не достался им. Твои солдаты отправляются для объединения с подразделениями северокорейской армии в Синыйджу, а ты вместе с агентом Талиповой должен проникнуть во "Фьючерс" и эвакуировать объект. Поэтому в Нампхо и появились "сотки"[9]. Приступай. Выйдешь на связь, когда мех будет под вашим контролем.

Изображение исчезло. Я вздохнул, посмотрел на корейских товарищей.

- Мы пойдём с вами, лейтенант Лебедев,- сказал сержант Ден Дек.

- Они могут пригодиться, когда мы окажемся на территории центра,- мягким голосом произнесла Альбина и взглянула на меня.- Когда отправимся?

- Э-э-э! Это… Это несправедливо!- воскликнул Удальцов и вскочил с дивана и взмахнув руками.- Почему это вам интересное задание, а нам передислокация?!

- Он всегда так себя ведёт?- усмехнулся капитан.

- Я разделяю твоё недовольство, Сергей,- сказал я, встав с дивана и взяв шлем и оружие.- Но приказ есть приказ. Вадим, ты заменишь меня в качестве командира взвода.

Костылёв подошёл ко мне и пожал руку.

- Удачи, командир,- сказал он.

- Мы ещё встретимся, парни,- рассмеялся я, и махнул рукой корейцам.- Пойдёмте! Время не ждёт. Пока мы здесь разговариваем, враги действуют.

 

Спустя полчаса я сидел на борту танка рядом с Альбиной. Мы ехали по дороге в город.

- Ты не рад меня видеть?- спросила она.

Я покачал головой.

- А в чём дело? С той минуты, как мы покинули порт, ты молчишь. Что стряслось?- продолжила она.

- Всё нормально,- ровным голосом ответил я, глядя на деревья вдоль дороги. Мы въехали в город, впереди показалось здание больницы "Кусай".

- Гриш, я не могла тебе сказать всего… У нас очень строго, ещё строже, чем в армии.

Я понимающе кивнул.

- Для тебя так важно знать о человеке все детали?!- воскликнула девушка и хлопнула меня по плечу.- И смотри на меня, мы разговариваем.

- Это вопрос доверия,- ответил я, повернувшись к ней, затем уставился на разрушенный жилой дом.- Я никогда не требовал от тебя больше правды, чем рассказал о себе.

На этом диалог оборвался.

 

Место действия: северо-восток Нампхо. Время действия: 6 июня 2075 года, 02:13 местного времени.

Наши танки продвигались по городу, не встречая сил противника. Мы остановились на отдых в небольшом парке, солдаты накрыли машины специальными сетками-хаки, хотя в такое время суток это было совсем не обязательно.

Я приказал отключить всю электронику на танках, дабы оставаться невидимыми для американских спутников и беспилотников. В том, что после столкновения в порту, враг будет тщательно просматривать районы города с воздуха, я не сомневался.

Оставив автомат и шлем в кабине танка, я сидел на траве около пруда и смотрел на воду. Услышав шаги, я обернулся.

- Вам не спится, Григорий?- поинтересовался сержант Ден Дек.

- Мне чертовски не нравится это задание, Кан,- пробурчал я.

- Почему?- удивился кореец.

- Конечно, это нормально, что нас сюда отправили за гражданскими. А как только мы установили оборудование, позволяющее отслеживать ситуацию в районе, приказывают уходить. Теперь мне надо захватить новое оружие, причём не потому, что оно поможет КНДР в войне, а потому что этот мех нужен Интерполу и российскому командованию. И где справедливость?

- Все войны бессмысленны. На войне моя жизнь, ваша жизнь не имеют значения для командования. Меня и Лю Мина уже наверняка записали в погибших.

- Я прекрасно это понимаю,- кивнул я и встал с травы, отряхнул брюки и потянулся.- Сейчас техника ценится выше человеческой жизни. Надеюсь, мы доживём до дня, когда эта ситуация станет обратной.

И когда я зашагал к танку, услышал треск ломающегося камня, обернулся на звук и схватился за голову. К парку по улице выехал танк с включённым освещением. По силуэту я опознал корейский "92".

- Подъём!- заорал я в гарнитуру на бегу, запрыгнул на борт танка и спустился в башню.- Всем подъём! Вражеский танк, расстояние примерно 1,5 км, направление северо-запад.

Спустя пару минут я услышал рокот двигателя, рядом со мной загорелись экраны оборудования, по каналам связи посыпались команды наводчикам.

- Гриш, что происходит?- спросила по гарнитуре Альбина, зевая.

- Здесь южнокорейский танк!- резким голосом ответил я.- Ты в машине?

- Ннеетт… Я стою в 10 м от нашего танка…

- Беги сюда!

Я взглянул на экран, показывающий обстановку вокруг и услышал взрыв. Танк пришёл в движение, мы поехали к выходу из парка.

- Наша машина незначительно повреждена,- доложил Кан, сидящий в другом танке.- Продолжаем маневрирование.

- Ещё два "92", вижу пехоту врага, двигаются группами к нам,- сообщил солдат.- Внимание! У них противотанковые ружья.

- Что вы спите?!- закричал я.- Огонь!

- Гриш… Я бегу к вам,- сказала Альбина.- Вы слишком быстро отступаете…

- Матерь богов!- взвыл я и, надев шлем, вылез из башни, спрыгнул на землю.- Продолжать движение, вести огонь.

Раздались ещё выстрелы, я заметил, как вспыхнул танк армии республики Корея и усмехнулся. Вдруг слева и справа от меня послышался свист пуль. Я надвинул окуляры очков ночного видения и увидел впереди, за прудом, группу американских пехотинцев. Они стреляли по мне.

- Сержант Ден Дек!- крикнул я.- Открыть огонь по пехоте, расстояние от моей позиции 150 м, направление северо-запад-запад.

- Видим их,- отозвался Кан.

Через 3,5 минуты на том месте, откуда по мне стреляли, остались куски тел американских солдат, смешанные с землёй и травой.

Довольно хмыкнув, я, пригибаясь, побежал к видневшейся неподалёку ограде и увидел Альбину. Девушка бежала ко мне, я обнял её за плечо, и мы постояли минуту на месте.

- Выровняй дыхание,- сказал я, глядя по сторонам.

- Жуть какая,- сказала она, сделав несколько глубоких вдохов.- Я уже подумала, что пропала. Что вы уедете без меня.

- Я тебя не брошу, - сказал я с металлом в голосе.- Побежали!

Мы рванули к танкам, позади слышались звуки разрывающихся снарядов, вспыхивали вспышки яркого света и взрывов. Когда мы оказались внутри танка, выяснилось, что два корейских "92" уничтожены, один повреждён, и он с остатками пехоты отступил. У наших машин пострадала броня, у одного танка были выведены из строя системы наведения и спутниковой связи. Наши танки развернулись и продолжили движение по улице к научному центру.

 

Место действия: город Нампхо, административный центр. Время действия: 6 июня 2075 года, 08:21 местного времени.

Мы остановились на завтрак на улице, ведущей к площади, на которой находилось здание городской администрации. Справа и слева от нас виднелись следы недавних боевых действий: жилые дома, торговый центр, здание школы лежали в руинах. На дороге валялись обломки строений, асфальт был покрыт слоем мусора и пыли.

Я подошёл к покорёженному светофору, сделал глоток чая из фляги и покачал головой. Дымящаяся техника армии КНДР, трупы солдат и гражданских, на лицах последних читался ужас. Мёртвые мужчины, женщины, дети и старики, застывшие в разных позах на земле, с оторванными конечностями, лежащие в лужах собственной крови.

Заметив тела американских солдат, я подошёл к ним и присел рядом. Взял у одного жетон и сплюнул.

Сзади гулом отозвались шаги. Я обернулся и увидел рядового Лю Мина. Увидел выступившие капли пота у него на лбу, он сжимал в руках автомат и скрипел зубами.

- Можно считать, город потерян,- тихим голосом произнёс он.

- Не делай преждевременных выводов,- сказал я и встал, хлопнул его по плечу и добавил.- Ты же видел по пути сюда остовы японских и южнокорейских танков. Враги умоются кровью, чтобы контролировать город.

- Пора двигаться дальше,- сообщил по гарнитуре сержант Ден Дек.- Да, Григорий… Поговорите с агентом Талиповой, она ничего не ела.

Я обнадёживающе посмотрел в глаза Лю Мина и побежал к танку, забрался на борт. Через 8 минут мы продолжили движение.

 

Я насвистывал какую-то песенку, смотрел по сторонам и изображал из себя жизнерадостного и уверенного человека. А на душе скребли кошки.

Я взял сидящую рядом девушку за руку и мягким голосом произнёс:

- Помнится, кто-то недавно упрекал меня в молчаливости.

Она улыбнулась и посмотрела мне в глаза.

- Мне было страшно ночью, когда мы столкнулись с врагом,- сказала она.- Я ведь первый раз на боевом задании, Гриш. Я увидела трупы убитых, и страх усилился. Чем ближе к цели, тем хуже. Сейчас мне кажется, что нас ждёт смерть. И…

- Погоди,- прервал её я и спустился в башню. Вернулся с бутербродом и протянул его ей.

Она молча съела, вынула из кармана жилета шоколадку и с удовольствием откусила кусок батончика. Я протянул ей флягу с чаем, она выпила, и я заметил, как её лицо порозовело.

- Вот теперь можно продолжить разговор,- с напускной серьёзностью разрешил я и спросил.- Что ты говорила?

- Ну, ты и жук!- воскликнул подруга.- Я подумала, что мы погибнем.

- Не говори ерунды,- возразил я и махнул рукой.

Тем временем мы выехали на площадь, на которой находилось здание городской администрации. Я ничуть не удивился, увидев брустверы, наблюдательные посты, солдат северокорейской армии, три миномёта, установленных на крыльце здания, и два китайских танка "87".

На встречу нам подошли два человека в выцветшей военной форме. Один из них вытянулся по струнке и произнёс на английском:

- Лейтенант Ким Ди Сан, командую остатками двух пехотных и танкового взводов.

- Лейтенант Григорий Лебедев,- представился я, затем взглянул на подругу и продолжил.- Агент Талипова. Мы выполняем специальное задание в Нампхо. Нам необходимо продолжить движение к научному центру "Фьючерс".

- Вы – часть русского подкрепления, да?- не выдержал второй кореец.

- Никакого подкрепления нет,- покачал головой я.- Простите.

- Нноо… Но как же?!- удивился лейтенант и взмахнул руками.- Нам передали по радио о русских подразделениях, высадившихся в порту и эвакуировавших гражданских.

- Это были мы,- кивнул я.

- И всё?! Ваше командование не собирается помочь нам отстоять город?

- Увы, мои подчинённые отправились в Синыйджу для объединения с частями вашей армии.

В этот момент в моём ухе раздался вопль одного из солдат:

- Воздух! Воздух!

Наши танки проехали к союзникам, развернулись и замерли. Расчёты ожидали приказов.

Я спустился в башню и уставился на дисплей. Спустя минуту я увидел контуры вражеских самолётов.

- Это американские бомбардировщики!- услышал я крик Кима.

- Внимание! Расстояние до объектов менее 1 км,- сообщил мне сержант Ден Дек.

- Кан, мы не сможем вести бой с авиацией,- пробормотал я.

Рядом со мной сидела Альбина и молча смотрела на меня.

- Командир! Мы ждём вашего приказа,- напомнил о себе водитель танка.

"Попались, чтоб их! Мы сейчас как на ладони, нас сравняют с землёй" подумал я и потёр виски.

- Сколько осталось до "Фьючерса"?- спросил я.

- 834 м без учёта маневрирования по улицам,- ответил водитель.

- Внимание экипажам всех танков!- закричал я.- Рассчитать маршрут и продолжить движение к цели!

 

Я не успел… Мы проехали на танке меньше 500 м, после чего наблюдательная система зафиксировала вражеских пять самолётов, определённых как Northrop B-8 Ghost, стремительно снижающихся к земле. Спустя пару минут я увидел на дисплее восклицательный знак и услышал сигнал тревоги, на крыльях силуэтах самолётов красным светом обозначились ракеты.

"Наверняка, противотанковые. Значит, у нас есть немного времени" подумал я и закричал в гарнитуру, надевая шлем и хватая оружие:

- Покинуть танки!

Альбина первой выбралась из кабины и, спрыгнув на асфальт, пробежала к заброшенному торговому центру. За ней танк покинул наводчик, снаружи раздался звук захлопнувшегося люка водителя. Я выбрался следом, держа в левой руке автомат Калашникова, прихватив рожки.

Когда я бежал к входу, когда поднимался по ступеням, сзади раздались взрывы, меня подбросило в воздух и я с криком "Матерь богов!" шмякнулся в стеклянные двери здания, сломал тонкий материал, осколки оставили порезы на руках, пролетел в холл и, наконец, коснулся пола.

Захотел подняться, но голова кружилась, в ушах стоял звон, а изображение перед глазами помутнело. Кто-то подхватил меня, потащил на руках.

От резкого запаха спирта я потряс головой и спустя пару минут, почувствовал себя гораздо лучше. Рядом со мной стоял сержант северокорейской армии Ден Дек и растерянно что-то бормотал в микрофон гарнитуры связи. Его шлем, вероятно, остался где-то среди уничтоженных машин, а куртка была порвана, и на краях ткани виднелась кровь.

Убрав от носа спиртовую салфетку, я встал, отряхнул брюки и подобрал лежащее неподалёку оружие. Ощутив острую резь, я чертыхнулся и перевёл дыхание, огляделся по сторонам.

Мы разместились на первом этаже крупного торгового центра, кое-где виднелись пробоины в здании, эскалаторы остались на местах, в лифтовых шахтах виднелись неповреждённые кабины. Тут и там среди пыли, обломков скамеек, погнутых частей металлических конструкций неизвестного назначения, валялись увядшие цветы, комья земли и никому не нужные товары.

- Какова ситуация?- спросил я, пнув ногой часть фена.

- Лейтенант… Похоже, больше никто не выжил,- грустным голосом сообщил кореец.

- А агент Талипова?!- воскликнул я. Мышцы лица напряглись, по коже пробежала волна холода.- Где она?

- Со мной всё хорошо,- отозвалась подруга, выйдя из-за колонны в 3 м от меня. Подошла ко мне и посмотрела в глаза.- Очухался, герой.

- Я попросил бы,- шутливым тоном сказал я.- Мы должны выполнить задание. Есть предложения как добраться до "Фьючерса"?

- Можно спуститься в канализацию,- произнёс Кан.- По улицам пробираться теперь невозможно.

Я подошёл к дверям, взглянул наружу. Авиаудар уничтожил танки, кое-где раскрошил асфальт, наполнив улицу едким дымом и жаром.

Ухмыльнувшись, я кивнул. Сделал несколько шагов и зашипел от боли. Друзья подошли ко мне, я разделся по пояс и позволил осмотреть себя. Оказалось, что у меня сломаны два ребра.

Кореец оставил оружие и отправился на поиски ткани в магазинах, и вернулся спустя минут 20. С помощью Альбины я замотал льняную простыню на себе, подтянул брюки с ремнём и надел куртку. Стало гораздо теплей, зато теперь я мог идти и даже мог заставить себя прыгать или пробежать.

Мы спустились в канализацию под торговым комплексом.

 

Место действия: американская база НАТО, аэропорт Нампхо-дон. Время действия: 6 июня 2075 года, 13:15 местного времени.

Полковник Лутер и командир тяжёлого подразделения армии республики Кореи Фан Ван Чу стояли в кабинете около мониторов, позади них за двумя компьютерами возились солдаты, вводя какие-то данные и эмоционально реагируя на звуковые сигналы, исходящие из установленных по углам помещения колонок.

- Полковник, докладывает Айронс,- раздался из динамиков голос пилота.

- Слушаю тебя, Скотт,- произнёс Максимилиан, протерев лоб платком.

- Русская бронетехника полностью уничтожена. Танки наших союзников продолжили движение к "Фьючерсу", расчётное время прибытия: 30-40 минут.

- Хорошо,- кивнул полковник.- Возвращайтесь на базу.

- Да, сэр,- эхом отозвался пилот.

Кореец засмеялся и взял со стола стакан с минералкой, выпил до дна и ехидным голосом сказал:

- Видите, полковник, как полезно нам обоим это сотрудничество. Скоро секретная разработка врага окажется у нас!

- Радуйтесь, радуйтесь,- задумчивым голосом произнёс Максимилиан и, отдав приказ подготовить вертолёт, добавил.- Пойдёмте, Фан. Мы отправляемся за мехом.

 

Место действия: научный центр "Фьючерс" в Нампхо. Время действия: 6 июня 2075 года, 13:49 местного времени.

Нам удалось пройти по городской канализации до научного центра, мы выбрались на поверхность из люка на тротуаре в 26 м от здания. Разумеется, в форму впитался едкий запах сточных вод, а ботинки промокли насквозь.

У входа в здание нас встретила охрана – трое корейцев в бронежилетах, вооружённые винтовками и электрошокерами.

- Кто вы такие?- сердито спросил рослый мужчина средних лет, выступив вперёд.- Это закрытый объект государственного значения.

"Маловато у них охраны, если здесь упрятан современный боевой робот" подумал я. "Может, есть ещё люди в здании?" предположил внутренний голос.

- Отвечайте немедленно!- крикнул охранник, направив на меня дуло винтовки.

Я собрался проявить чудеса импровизации, как вдруг мой товарищ, Кан Ден Дек, вынул из нагрудного кармана куртки пластиковую карточку с фотографией и, показав её охраннику, представился:

- Спецагент Ден Дек, 35-я комната[10]. Мне поручено обеспечить эвакуацию объекта "Грэйтпауэр" из Нампхо. Доложите ситуацию.

- В настоящее время весь научный персонал вывезен, здание охраняется нами и автоматическими турелями. Мы ожидаем прибытия транспорта. Вы появились как нельзя вовремя, мы не знаем, как запустить эту машину,- услышал я в наушнике перевод речи охранника.

- Робот не будет использоваться,- резким голосом возразил Кан и направился к входу.- Занять наблюдательные позиции. Приготовиться к обороне.

Охранник хотел что-то сказать, но лишь тихо выругался и поплёлся следом за нами.

Когда мы вошли внутрь здания, нас встретили ещё пятеро человек в бронежилетах с оружием и нашивками армии КНДР. Форма цвета хаки, шлемы с оптикой, в руках автоматы.

Они молча пропустили нас в холле.

- Разведывательная группа,- пояснил Кан.- Сообщили о сохранности меха и теперь ждут транспорт.

Я ничего не сказал, шагал за корейцем по коридору к лифту. У лифта мы увидели ещё четверых солдат в униформе, они преградили нам путь, но увидев удостоверение Ден Дека, отдали честь и расступились.

- У всех свои скелеты в шкафах,- ехидно прошептала мне на ухо Альбина.

Я хмыкнул и снял шлем, когда мы вошли в кабину лифта. Через минуту двери лифта открылись, я увидел просторное помещение, подсвечиваемое несколькими большими лампами под потолком.

Выйдя из кабины лифта, кореец свернул направо и, нащупав на стене переключатели, щёлкнул тумблерами. Зажглись основные лампы, освещая пространство и объекты.

У меня закружилась голова, я выронил шлем и часто задышал.

- Что с ним?- с металлом в голосе спросил Ден Дек.

- Ему нужна медицинская помощь. Шутка ли, столько пройти со сломанными рёбрами,- ответила подруга и положила мою правую руку себе на плечо.- Держись, Гриш. Ещё не время отдыхать.

- Собственно, ты можешь позаботиться о нём,- сказал Кан и указал рукой на дверь слева.- Медпункт для персонала комплекса.

Восстановив дыхание, я медленно пошёл с Альбиной к заветной двери.

- Талипова,- усталым голосом произнёс я, сев на кушетку.- Мне нужен кофе. С сахаром.

- Будет тебе и кофе, и какао с чаем,- рассмеялась подруга, и сделала мне укол.

Я ойкнул и отключился.

 

- Ден Дек, вы слышите меня!- кричал охранник, спрятавшись за диваном в холле научного центра.

- Говорите,- сердито отозвался Кан.

- Здесь вражеские танки. Они уничтожили турели и направляются прямиком к зданию! Ведут огонь по входу!

- Вы же вызвали транспорт?!

- Мы не можем связаться с ними, пункт связи на первом этаже уничтожен. Поблизости американский вертолёт…

- Не пускайте врага внутрь любой ценой! Мех не должен достаться американцам или солдатам республики! Слышите меня? Проклятье!

У Кана на лбу выступили крупные капли пота. Он растерялся. В 20 м от него стояло оружие, готовое к применению. "Один мех бесполезен против танкового подразделения, каким бы новым он не был" подумал кореец, ошалело глядя по сторонам, заметил терминал спутниковой связи с двумя дисплеями и вздохнул.

 

- Очнись, Григорий!- услышал я крик и открыл глаза.

Кан тряс меня за куртку, в его глазах сверкали искры страха.

- Ему нужен покой!- кричала на Ден Дека моя подруга, колотя его кулаками по спине.- Оставь его!

- Что происходит?- удивился я, придя в себя. С силой оттолкнул от себя корейца и встал с кушетки, потряс головой.

Кан повалился на пол, вскочил на ноги и уставился на меня. Альбина подошла ко мне и, взяв за руку, сказала:

- Вижу, лекарство подействовало быстро.

- Спасибо,- кивнул я.

- Григорий, помоги!- воскликнул Кан.- Надо связаться по спутнику с союзниками. Около комплекса вражеская бронетехника, я заблокировал лифт и двери, это даёт нам немного времени.

- Ага, щазз,- сказал я по-русски и рассмеялся. Автоматический переводчик не справился с этой фразой.- Ты просишь меня о помощи, агент Ден Дек?! С какой стати мы должны помочь тебе, а?! Ты был честен с нами? Нет. Ты использовал нас, чтобы добраться сюда.

Кореец выругался и замахал руками. Вышел из комнаты и побежал к стоящему неподалёку меху. Начал читать надписи на панели запуска и взвыл.

Мы вышли следом за ним, подошли к терминалу связи. Альбина уселась за панель, я порылся на карманах куртки и вытащил мятую бумажку, на которой были записаны каналы связи с российскими спутниками и штаба на "Южной-4".

Я продиктовал коды подруге и слушал шум оборудования, дыхание девушки и выкрики корейца.

- Назовите себя,- раздался голос связиста из динамиков.

Я наклонился к микрофону и произнёс:

- Говорит лейтенант Григорий Лебедев. Мы находимся в лаборатории научного комплекса "Фьючерс". Мех в безопасности. Здание атаковано превосходящими силами противника. Здесь танки. Нам срочно нужна поддержка.

- Григорий, рад слышать тебя,- сказал майор Семашин.- Понял тебя. Сейчас вышлем подмогу, в порту Нампхо стоит авианесущий крейсер "Вице-адмирал Голосов".

- Только поаккуратней, пожалуйста,- с наигранной жалостью в голосе попросил я.- Нас не заденьте.

- Конец связи,- со смехом в голосе отозвался майор.

Я посмотрел на подругу. Она улыбнулась, встала с кресла, и мы подошли к возмущающемуся корейцу.

- Всё в порядке, агент Ден Дек,- сказал я.- Скоро всё закончится.

- Так или иначе, это закончится,- надтреснутым голосом произнёс он и вынул из кобуры на поясе пистолет, направил на Талипову и крикнул мне.- Я хочу, чтобы эта жестянка ожила!

Я пожал плечами, подошёл к панели, бегло осмотрел надписи иероглифами и задумался.

Сверху раздались взрывы, с потолка посыпалась крошка. Ден Дек прыгнул к Альбине, не убирая пистолета, и собрался захватить её зажимом вокруг горла, но девушка не растерялась и ударила его ногой по руке. Кореец от неожиданности вскрикнул, выронил оружие. Альбина ударила его кулаком в солнечное сплетение, противник повалился на колени и часто задышал.

Я обернулся и довольно хмыкнул.

- Молодец, подруга,- сказал я.- Видимо, с пользой проводишь свободное время.

Вернувшись к панели, я нахмурился. "Как же запустить этого робота?" думал я. "Ты, что, идиот, лейтенант?!" услышал я недовольный внутренний голос. "Я вообще-то не учил корейский" попробовал оправдаться я. "Надо быть слепым или больным наголову, чтобы не заметить очевидного" ехидно заметил голос. "Между прочим, я сломал рёбра" возразил я и снова посмотрел на панель.

- Ну конечно!- воскликнул от радости я и, сняв прозрачную пластиковую крышку, нажал круглую красную кнопку.

Спустя минуту раздалось шипение, исходящее от робота. Я увидел пар, вырвавшийся из отвалившихся шлангов. Увидел, как по рельсу отъезжает блок оборудования с кабелями, подсоединявшимися к разъёмам около кабины робота.

Я шагнул вперёд к меху. Ростом около 15 м, он возвышался надо мной словно Ехидна над Гераклом. Величавый и могучий, вооружённый пулемётом, прикреплённым к левой руке, и острейшим клинком, выходящим из правой. Закованный в броню стального цвета, он опустился на ногах, кабина открылась, внутри загорелся мягкий свет.

Альбина подбежала ко мне и, хлопнув по плечу, радостно сказала:

- Теперь нам сам чёрт не страшен, Гриша.

Я кивнул и забрался на место пилота, пристегнул ремень. Прозрачная броня закрыла кабину, я увидел перед собой на экране изображения основных элементов управления мехом и усмехнулся.

К гарнитуре на правом ухе подсоединился кабель, раздался голос:

- Выполняется первичная настройка автоматической программы управления мехом.

- Ручное управление,- уверенным голосом сказал я на русском.

- Настройка отменена пилотом. Пилот идентифицирован как русский мужчина.

- Верно!

- Я буду информировать вас обо всём необходимом,- сообщил металлический голос.

Я посмотрел вниз и заметил стоящего около панели Кана, сжимающего пистолет в левой руке.

- У тебя был шанс, - рассмеялся я.

- Проклятье! Ты опередил меня, я проиграл, но я добавлю к вкусу твоего триумфа горечи,- сказал Кан и направил дуло пистолета на Альбину.- Попрощайся с подружкой, русский!

Удивительно, но в моменты непосредственной опасности человеческий мозг принимает верные решения, не оставляя нам сомнений.

- В сторону, Талипова!- крикнул я.

Девушка кувырнулась влево, раздались три выстрела, одна пуля попала ей в правое бедро. В это же время здоровенная рука меха ринулась вперёд, и спустя меньше минуты тело Ден Дека оказалось на лезвии клинка робота.

Он закатил глаза и на выдохе произнёс:

- Робот будет слушаться только тебя, Григорий. Этот мех рассчитан только на одного пилота. Если пилот погибает, меняют программное обеспечение.

Это были последние слова агента 35-й комнаты, он умер. Мех опустил руку, тело упало на пол.

- Ты можешь добраться до пульта управления роботом?- спросил я подругу.- Надо открыть шахту. Пора выбираться.

Она кивнула, стоя и глядя на лужу крови около упавшего тела. Хромая подошла к панели, нажала несколько кнопок, и мы услышали шум механизмов под потолком.

- Садись,- сказал я, мех протянул руку, и Альбина уселась в ладонь.

Я посмотрел вверх и, увидев вдалеке небо, крикнул:

- "Грэйтпауэр", поехали!

Шум двигателей, дрожь под ногами, смех Талиповой, и мех оторвался от пола, полетел по шахте вверх, постепенно набирая скорость.

 

Место действия: научный центр "Фьючерс" в Нампхо. Время действия: 6 июня 2075 года, 15:53 местного времени.

Около здания научного центра стояли три танка, ещё два остались в 200 м позади, на улице. В здании уже вовсю суетились американские солдаты, докладывая об обнаружении различных приборов и трупах охраны. Наконец, одна из групп доложила о заблокированном лифте, на котором можно было спуститься на нижние уровни. Несколько инженеров поспешили туда, имея при себе необходимое оборудование.

Спустя 20 минут мытарств они доложили об успехе, и командующий Фан Ван Чу довольно потёр руки.

- Мех почти у нас в руках, полковник,- сказал он, улыбаясь.

- А вы не думаете, что лифт был заблокирован теми, кто находится в секретном секторе "Фьючерса"? Теми, кто защищает робота от нас?- спросил Максимилиан, стоя на крыше жилого дома рядом с корейцем. Позади них в 5 м ожидал вертолёт.

Ван Чу лишь отмахнулся, продолжая пребывать в иллюзиях о новом оружии.

И тут над крышей научного центра в воздухе показался некий объект. Полковник Лутер подбежал к вертолёту, схватил с сидения свой шлем, надел и надвинул на глаза визоры.

- Четырёхкратное увеличение,- сказал он в гарнитуру, к которой подключил кабель от шлема.

Он увидел робота, вооружённого пулемётом и клинком, парящего над научным центром. Увидел на плечах орудия калибра 100 мм, многочисленные датчики, провода от рук к корпусу, увидел девушку в левой руке меха и удивился.

- Вон ваш мех, Ван Чу,- сказал полковник и указал рукой на робота.- Что будем делать теперь?

Кореец уставился на робота, сглотнул ком в горле и закричал в гарнитуру:

- Внимание экипажам танков! Открыть огонь по новой цели. Цель – мех в воздухе, над крышей "Фьючерса". Немедленно!

Максимилиан молча покачал головой и предпочёл посмотреть, что будет дальше.

Два танка, находящиеся на значительном расстоянии, выстрелили по меху. Когда снаряды, казалось, должны повредить робота, вокруг него возникло какое-то статическое поле, заставившее снаряды упасть на землю и взорваться.

Пока остальные танки маневрировали, чтобы занять удобную позицию для ведения огня, робот сорвался с места, полил очередью из пулемёта вход в научный центр, убив не ожидавшую атаки пехоту, затем приземлился у дверей. Девушка спрыгнула с механической руки и укрылась за сгоревшей автоматической турелью неподалёку.

Мех подпрыгнул, под ним разорвались снаряды, взмахнул рукой с клинком, устремился вперёд и пронзил башню ближайшего танка, снова подпрыгнул, обогнул следующий танк, схватил руками машину за дуло орудия и швырнул в сторону.

- Таким образом, мы только что лишились трёх танков,- сухим голосом заметил Максимилиан.

- Помолчите, полковник!- воскликнул кореец.

Танки выстрелили в робота, он не успел увернуться или отскочить, и рука с пулемётом безвольно повисла на плечевом креплении. Ещё два выстрела, и мех грохнулся на колени. Серьёзные повреждения брони корпуса, пожар в нижней части туловища.

- Видите!- обрадовался Фан.- Пара попаданий, и он будет уничтожен… Совершенное оружие, хм.

Робот поднялся, его ноги согнулись в коленях, правой рукой он взялся за орудие на плече. И ответил. Сделал четыре выстрела из двух орудий, уничтожив вражескую бронетехнику.

Из здания выбежали американские солдаты, несколько человек были вооружены противотанковыми ружьями, они заняли позиции и собрались выстрелить в меха, как вдруг в небе показались пять русских стратегических бомбардировщиков Ту-200. Они пролетели над научным центром, зашли на вираж, снижаясь, и пролетели дальше.

- Что… Что происходит?- изумлённо спросил кореец.

Лутер усмехнулся и сказал в гарнитуру:

- Приказываю не открывать огонь по меху! Оставаться на своих местах. Группам внутри здания немедленно вернуться на улицу. Понятно?

- Так точно, полковник,- отозвался командир пехотного взвода, стоящий около дверей научного центра, и оглядел своих подчинённых.

Выжившие члены экипажей корейских танков, успевшие покинуть машины, подняв руки над головой, собрались в группу около уничтоженной автоматической турели. Спустя 7 минут из здания показались американские инженеры и солдаты, они бросали оружие и становились рядом с остальными пехотинцами.

- Вы – трус, Лутер!- воскликнул Фан. Его глаза пылали злостью, на лбу выступили крупные капли пота.

- Мы уже потеряли ваши танки,- ровным голосом произнёс Максимилиан и направился к вертолёту.- Что вы предлагаете?

- Уничтожить этого меха!- кричал кореец, следуя за американским полковником.- Поднимите ваши самолёты! Русские не должны заполучить его!

- Вы же видели их бомбардировщики. Ни один американский самолёт не успеет подняться в воздух. Признайте, Фан. Эта идиотская война между Кореями может закончиться в ближайшие дни. Вы развязали войну из-за оружия, разрабатываемого вашими соседями. Этот мех не единственный, у КНДР полно секретных научных комплексов на севере страны, куда ни НАТО, ни вы не сможете попасть. Вы читали сводки? Армия КНДР при поддержке Китая и России уже уничтожила все наступавшие группы севернее Анджу.

Кореец молча сел в вертолёт. Машина поднялась в воздух и устремилась к научному центру, приземлилась около входа в здание. Полковник Лутер выскочил из кабины, подошёл к своим солдатам и встал рядом с ними. Командир Ван Чу нехотя вышел из вертолёта и, осмотревшись по сторонам, окликнул американца:

- И чего мы ждём, Лутер?!

 

Мех подошёл к сгоревшей автоматической турели, стоящие около раненой девушки солдаты расступились. Робот осторожно поднял её и поднёс на уровень кабины.

- Альбина, ты меня слышишь?- спросил я.

Девушка устало улыбнулась, вздрогнула от боли в ноге и сказала:

- Ты справился, Гриша. Я… Я…

Не договорив, она закрыла глаза и вздохнула.

В небе показался вертолёт Як-93, предназначенный для перевозки бронетехники. Он приземлился между уничтоженными вражескими танками, открылся люк, оттуда выбежали два десятка солдат, следом за ними показался и майор Семашин.

Мех направился к вертолёту, я остановил машину около люка.

- Я же обещал транспорт, Григорий,- сказал майор, разглядывая робота.- Какой красавец! И как лихо в одиночку расправился с танками…

- Командир, Талиповой срочно нужен врач,- сказал я, забыв о формальности доклада.- Она может умереть от потери крови.

- Поднимайся на борт, живо,- кивнул майор и отдал приказ солдатам возвращаться.

Едва мех занял место в погрузочном блоке, я выбрался из кабины и передал Альбину подоспевшим медикам. Ко мне подошёл командир и, улыбнувшись, произнёс:

- Ты – молодец, лейтенант. Скоро всё закончится.

Я хотел ответить, что чертовски рад этому, но у меня потемнело в глазах, дыхание участилось, и я повалился на пол.

- Санитары! Быстро сюда! Лебедев потерял сознание,- сказал в гарнитуру майор.

Я почувствовал, как меня подняли с пола и понесли.

- Что с ним?- эхом раздался голос командира.

 

Место действия: Военная база "Ветер перемен", 34 км от Сунчхона, КНДР. Время действия: 9 июня 2075 года, 09:36 местного времени.

Я открыл глаза, зевнул. Потянулся, огляделся по сторонам. Меня поместили в отдельную палату в санчасти. Справа от кровати на тумбочке в стеклянной вазе стоял букет полевых цветов, рядом с ним лежала записка.

Я взял листок бумаги, увидел неровный почерк подруги и улыбнулся.

"Я рада, что была с тобой в Нампхо. Это захватывающее приключение, я оказалась в эпицентре боевых действий, увидела сражения, и теперь я понимаю, почему ты служишь. Своим примером ты показал, на что способен человек, который хочет мира. Будь спокоен, тебе удалось остановить войну. Когда ты проснёшься, я буду уже в Париже, писать доклад для начальства. Прости, что не дождалась твоего пробуждения, но мне стало не по себе, когда я увидела тебя без сознания… Ты спас меня, спас, хотя я не была искренней с тобой. Врачи сказали, что ты скоро придёшь в себя, а мне всё равно было жутковато, и я улетела. Позвони мне, Гриша. +79934762148" прочёл я.

- Приключение, матерь богов!- воскликнул я и встал с кровати, подошёл к зеркалу, осмотрел себя. Как будто всё в порядке.- Повезло нам.

Я нашёл чистую форму моего размера на стуле у окна. Оделся, сунул записку и электронную карту-паспорт в нагрудный карман куртки, надел часы и вышел из комнаты.

Проходя по коридору, я встретил врача, наблюдавшего меня, поблагодарил его и пожал на прощание руку. Вышел на улицу, улыбнулся утреннему Солнцу и направился к ангарам, видневшимся неподалёку.

Увидевшие меня техники и солдаты улыбались и здоровались, я кивал им. Там я и нашёл меха, включил автоматику робота. Он присел передо мной, кабина открылась.

- Приветствую вас, пилот Лебедев,- произнёс металлический голос.- Рад, что вы живы.

-А я то как рад, Грэйтпауэр,- сказал я, усевшись на место и, запустив диагностику.

- Лейтенант Лебедев!- услышал я резкий голос.- Только из санчасти и сразу к меху! Ну-ка, вылезай сюда.

Я рассмеялся и, пообещав роботу сегодня потренироваться в управлении им, выпрыгнул наружу. Подошёл к командиру и, отдав честь, сказал:

- Виноват, товарищ майор.

- Пойдём завтракать,- с улыбкой сказал командир, хлопнув меня по плечу.

 

После еды мы прогулялись около базы. Я рассказал Семашину подробности событий в Нампхо. Когда я заговорил о поступке корейца Ден Дека, майор усмехнулся и, покачав головой, сказал:

- Странно, что ты не подозревал его. С чего вдруг сержанту северокорейской армии идти с тобой через город, в котором ведутся боевые действия? Ты поверил ему, я не осуждаю тебя. Сейчас я не скажу, как поступил бы, оказавшись на твоём месте.

- Командир…- начал я.

Семашин взмахнул руками и со смехом сказал:

- Тебе не терпится узнать, что произошло после сражения? Полковник Максимилиан Лутер, командовавший группой в Нампхо подал в отставку. Видать, ты его впечатлил своими танцами с танками, хе-хе. Командующий Фан Ван Чу заявил о выводе подконтрольных ему подразделений с территории КНДР.

Я удивлённо хмыкнул.

- А ты думал, только ты с врагами сражался?- со смехом спросил командир.- Пока ты пробирался во "Фьючерс" и использовал меха, наши войска вместе с китайцами и солдатами КНДР оттеснили наступавших врагов южнее Анджу. Как драпали америкашки после бомбардировки пригородов, ты бы видел!

- И что теперь?- не выдержал я.

- Как что?!- возмутился Семашин.- У тебя отпуск до 1 сентября. А после ты возглавишь первое российское подразделение боевых мехов. А ты как думал? Всё, дружище. Теперь ты крепко влип. К тому же врачи говорят, что у тебя гипотензия и ещё какая-то хроническая дрянь… Так что отдыхай, а осенью займёшься делом.

- Это всё понятно, меня интересует…

- Ах да, конечно! 23 июня в Пхеньяне состоится подписание перемирия между КНДР и республикой Кореей. Тебя, кстати, пригласили… А меня почему-то нет. В общем, ты должен там показаться обязательно, будут президенты, наш и американский.

Я остановился и, серьёзно посмотрев на командира, спросил:

- Значит, войне конец?

- Конечно,- кивнул майор.- В США президент, само собой кретин, но даже он понял, во что это может вылиться. Война могла распространиться за пределы Корей. Ты понимаешь, этого никто не захотел. Ну и китайцы подсуетились вовремя, танки у них так себе, но бомбардировщики… Мм… Конструкторы из ОКБ Сухого уже подписали контракт с их проектировщиками, будем сотрудничать.

Я улыбнулся. Мы стояли на холме, я любовался ясным небом и видел только небо.

- Да, я тебя хочу предупредить,- заметил командир.- Покажешься в Пхеньяне, начнут приставать журналюги. Они уже интересовались тобой. Хотят интервью взять.

- Так что, не давать?- поинтересовался я.

- Наоборот!- воскликнул Семашин.- Григорий, ты что! Это ж такая возможность. Ты им расскажи всё в деталях, пусть знают русских. Ну и про нас не забудь.

- Разумеется, товарищ майор,- пообещал я с улыбкой.

 

Я присутствовал на подписании мирного договора между Кореями, пару раз попал в объективы телекамер, шагая среди чиновников МИДа России, сидя за круглым столом совещания с участием президентов РФ и США. Майор Семашин как в воду глядел – лидеру КНДР сообщили о моих действиях в Нампхо, он сказал несколько приятных слов в адрес русского командования и меня в частности.

После длительных публичных процедур я собирался втихую покинуть Пхеньян, у меня уже был билет на самолёт и я вызвал такси, когда ко мне подошёл полковник Лутер. Мы пожали друг другу руки и вышли на балкон, взяв по бокалу шампанского.

Он стоял рядом, немного выше меня, но уже в плечах. За время, проведённое в Северной Корее, его лицо загорело, седина коснулась его волос.

- Я хотел с вами познакомиться, Григорий,- нарушил молчание американец.

- Зачем? Мы же были гм... Врагами там, в Нампхо,- удивился я.

- Мы с вами похожи. Не смейтесь, я серьёзно. Вы так же, как и я, не любите войну, и в то же время служите в армии. Вы хотите, чтобы Корея стала единой, как когда-то, так?

Я кивнул и, пристально посмотрев собеседнику в глаза, понял, что он искренен. Я читал его резюме, этот человек, в самом деле, отдал время армии вместо того, чтобы жить в своей стране с семьёй и не думать о политике, конфликтах и войнах.

- Максимилиан, порой для того, чтобы понять, что война – зло, и что мы не должны вмешиваться в дела других стран, порой для этого должны умереть мирные жители, должны быть разрушены города и сожжены деревни,- сказал я, сделав глоток шампанского.- Скажите честно, вы знаете истинную причину войны между Кореями?

- Разумеется,- кивнул со вздохом полковник.- Мы знали, что КНДР уже несколько лет совместно с Китаем разрабатывает нового меха. Мы также узнали через агентов, что этот робот может превзойти существующие сегодня модели, наши и европейские. Командование блока решило, что если Северная Корея начнёт массовое производство новых мехов, то они в сочетании с ядерным оружием дадут неоспоримое лидерство в силе перед всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

- И тогда ваши большие шишки зажгли зелёный свет на боевые действия в союзе с армией республики,- продолжил я.- Мне повезло, Максимилиан.

- В каком смысле?

- Что я столкнулся с вами и вашими подчинёнными в Нампхо. Сомневаюсь, что другие командующие группами НАТО в этом регионе столь же...

- Столь же умны, как я?- спросил со смехом американец.- Пожалуй, вы правы, Григорий.

- Я желаю вам как можно скорее вернуться домой, полковник,- сказал я и протянул американцу руку.- Война закончилась, наши лидеры приложат все усилия, чтобы подобное не повторилось. Счастливо.

Максимилиан Лутер пожал мою руку, поблагодарил за беседу, и я покинул резиденцию лидера КНДР, которая совершенно не пострадала в ходе боевых действий. Спустя час я летел на борту пассажирского самолёта домой, просматривая визитки от журналистов, желавших взять у меня интервью.

 

Место действия: Санкт-Петербург, Летний сад. Время действия: 25 декабря 2087 года, 13:27 местного времени.

Я иду по расчищенной дорожке сада, смотрю по сторонам на укрытые снегом клумбы и газоны, на статуи и фонтан впереди. Мелкими хлопьями падает снег, тает на моём чёрном пальто и шапке. При 15 градусах мороза и безветрии приятно гулять в городе.

Рядом со мной шагает худощавый мужчина, в кожаном плаще с меховой подкладкой. На вороте блестит значок сотрудника Интерпола, шея укрыта вязаным шарфом, а на голове спортивная шапка. Выглаженные по стрелкам брюки заправлены в сапоги.

- Я не помню в прессе статей о тебе,- задумчиво произносит он.- У тебя взяли интервью?

- Согласился на одно,- киваю я.- Его напечатали в "Русском Newsweek'е" на трёх страницах. Я рассказал им о событиях в Нампхо, высказал свои соображения о политике в регионе. Не забыл и о командовании.

- А ты виделся с Лутером после Пхеньяна?

- Да, он прилетал на Кубу в 2082. Мы случайно встретились в Гаване и пообщались с час. Его сын тогда учился в седьмом классе, а дочка только пошла в первый.

Собеседник замолкает, остановившись около фонтана, снимает перчатку и вытаскивает из кармана плаща металлическую монету.

- Такая редкость сейчас,- говорит он и бросает её в неработающий фонтан, она проваливается в снег.- На счастье.

Я смеюсь и направляюсь к выходу. Он нагоняет меня и пристально смотрит мне в глаза.

- А Талипова?- не выдерживает он.

- Альбина? Она сейчас возглавляет отдел чего-то в Интерполе. Тебе наверняка известно, чем они занимаются,- говорю я.

- Отдел разведки "Стелстех", занимается исследованием перспективных военных технологий, используемых и внедряемых различными странами. Это неважно, Григорий!

- Ммм... После того, как меня освободили из "Chunk ice" и я вернулся домой, она прилетела на выходные в Санкт-Петербург. Я рассказал о нашей с тобой операции в Карелии, мы вспоминали приключение в КНДР. Когда закончу книгу, отправлю ей, пусть прочтёт.

- И всё?! Вы давно знаете друг друга...

Я улыбаюсь и, глядя на падающий снег, на проезжающие мимо по дороге автомобили, на спешащих куда-то прохожих, говорю:

- Она – надёжная подруга. С ней я готов оказаться в любом переплёте и уверен, что мы выберемся. А это, Дэниэл, чертовски приятно.

С минуту собеседник смотрит на меня, затем кивает головой. Мы идём вдоль ограды Летнего сада в сторону Михайловского замка.

 

Я благодарен Альбине Талиповой за разрешение использовать её образ в этом рассказе. Спасибо подругам Свете и Тоне, благодаря вниманию которых этот рассказ не был заброшен и в результате долгой работы у "Трибунала" появилась обещанная предыстория.

Февраль – ноябрь 2011 года                                                                        Санкт-Петербург.

                                                            Григорий Лебедев.



[1] В 2015 году Международный олимпийский комитет включил виндсерфинг в программу летних соревнований.

[2] ВПК – военно-промышленный комплекс.

[3] БМП – боевая машина пехоты.

[4] ПТУР – противотанковая управляемая ракета.

[5] БТР – бронетранспортёр.

[6] БДК – большой десантный корабль.

[7] Республика – Республика Корея (здесь и далее).

[8] КАЗ – комплекс активной защиты.

[9] "Сотки" - танки Т-100.

[10] 35-я комната – одна из главных спецслужб КНДР.


+1
242
RSS
Приветствую, прочитал, но не буду разбирать текст подробно. Если искать, то косяки всегда отрыть можно, и ваше дело оставлять их там или нет. Может при редактировании все кардинально поменяется, кто знает.
На мой личный взгляд, произведение слегка убивает не язык (он вполне нормальный), не обилие боевки ради боевки (рассказ такого жанра, не вижу смысла придираться), не постоянные объяснения политических перепетий (хотя я до сих пор не могу найти смысл большинства ремарок, поясняющих мир, но эти пояснения не шибко-то сказываются на сюжете, а в тексте, где и так полно информации, это достаточно лишняя нагрузка), а общая однозначность произведения и мыслей в нем.
В результате чего ну никак не проникаешься войной и тем, что с обеих сторон воюют люди. Американцы все плохие, детей вон расстреливают, русские все как один хорошие. Я не говорю ударяться в срывы покровов и прочее, и не говорю, что патриотизм и патриотическая направленность — это плохо.
Но обычно в таком жанре пишется про людей, а с людьми все намного сложнее. Смотря какой целью вы задавались тогда и задаетесь сейчас в своем произведении, разумеется.
Но драмы здесь нет, война здесь выглядит аттракционом. Даже письмо главной героини в конце подтверждает, что это для нее аттракцион был. Никаких серьезных последствий для нее и главного героя. И мораль, которую они вынесли… не знаю, здесь уже совсем мое мнение, но в свете уже написанного, это выглядит абсолютно несущественно. Убрать и ее просто исчезнет претензия на мораль, а произведение особо не поменяется.
20:35
Спасибо за отзыв, Артём Дмитриевич.
Приятно, что вы нашли время и прочли этот рассказ. Я надеялся с помощью приглашения в правой части страницы сайта завлечь ещё кого-то, но не судьба.
Возможно, я перегнул палку с окрасом в хороших и плохих. На войне, по-моему, их не может быть в принципе. Правым может быть только победитель.
У американцев своё отношение к местному населению, у нас другое. Как вы помните, американцы с удовольствием убивали людей в Корее и Вьетнаме. Они свято верили, что несут демократию. И верят, кстати до сих пор.
Я не знаю, что в вашем представлении военная драма. Я и не хотел написать рассказ в этом жанре.
Мне не понятно, почему обычные боевые действия в городе вам кажутся аттракционом. Не понятно, почему вы сделали вывод, что для Талиповой эта операция аттракцион. Обычное письмо, ну не захотела она смотреть на раненого знакомого, что такого? Она же всё-таки женщина.
Что вы имеете в виду под «серьёзными последствиями»? На мой взгляд, уход со службы это серьёзно.
Ну а мораль… Я не ставил задачи перед собой, чтобы она была в этом рассказе. Здесь столкновение, конфликт интересов. Столкновение людей с разных стран, с разным пониманием мировой политики. И умение человека вовремя остановиться. Вот и всё.
Загрузка...