Нас было 5 (Все персонажи и история вымысел. (Любое сходство просто совпадение)).

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Автор:
Locksmith
Аннотация:
Это глубокая переделка рассказа прочитанного мной еще в далеком 2006 году тут: https://www.timezero.ru/cgi-bin/forum.pl?a=O&c=8394841 Но из-за моей лени она долго откладывалась, а потом еще дольше писалась. Рассказ был написан пару лет назад, но так и лежал мертвым грузом. опять из-за лени. Я публикую его чтоб узнать мнение местной общественности - можно ли его читать, интересно ли хоть чуть-чуть? Все действующие лица и места событий, как и завязка, взяты из оригинала.
Текст произведения:
Спец отряд «3 ветер» был основан в 2045 г. В честь столетия победы над фашистами. В задачу отряда входило остановка террора и освобождения заложников. В «3 ветер» входи по одному человеку от пяти сильнейших стран: США, Канады, Англия, Белоруссия и России.

Спец отряд «3 ветер»:

1. Ульс Дарк – мужчина, месторождения США, холост, возраст 23 года, специальность – подрывник. Лейтенант
2. Мет Джей Фингер – мужчина, месторождения Канада, замужем имеет 1 ребёнка мальчик, возраст 29 лет, специальность – снайпер. Лейтенант
3. Чакс Сарет – мужчина, холост, месторождения Англия, возраст 24 года, специальность – разведчик. Лейтенант
4. Анна Фомосова – месторождения Белоруссия, не замужем, возраст 21 год, специальность – второй коммандос. Старший Лейтенант
5. Дмитрий Яковлев - мужчина месторождения Россия, холост, возраст 22 года, специальность - первый  коммандос. Капитан отряда «3 ветер». (Я)

Город: Лекс-бург.
Время 11.42
Дата 10 июля 2145 г.

… Бой длился  уже 3 день силы были слишком равны. В 11.50 враг применил авиацию. Ракеты попали в энерго щиты,  и связь была потеряна, а свет погас…

Военное подразделение «Гвардия света»
Время 15.36 
Дата 14 июля 2145 г.

После последнего сеанса связи с отрядом солдат отправленных в Лекс-бург прошло 4 дня. От отряда под кодовым именем «серебряный штык», не было ни каких известий. Начальство было обеспокоен столь длительно паузой между эфиром. 









Штаб  «Гвардии света»
Время 17.50
В тот же день.

Я шел по коридору ускоренным шагом, стараясь произвести впечатление занятого офицера спешащего по делам, а не опоздавшего курсанта.  Вызов застал меня в увольнении, довольно далеко от базы, пара минут потраченных тут, пара минут там, час в пробке…  «Опоздания уже ничем не исправишь» - уговаривал я сам себя – «Нет никакой разницы, опоздаю я на три минуты больше или на три меньше». «Я уже не курсант, свои нашивки получил».  Слабые оправдания, но тут особо и не побегаешь: везде посты охраны, пропуска, пароли, может один из охранников пристрелил бы меня, вздумай я бегать, да и поздно уже, осталось только спуститься в лифте и пройти последний коридор. 
Подойдя к лифту, я протянул пропуск одному из охранников, он вставил его в сканер сетчатки, а сам сканер поднес к моему глазу,  через секунду я услышал, как сканер пискнул, подтверждая мою личность. Второй охранник тоже это слышал, но не сделал ни одного движения, и только когда сержант со сканером повернулся к нему и кивнул, он нажал кнопку вызова лифта. «Нет, точно бы пристрелили».
Двери лифта беззвучно открылись, там стоял «лифтер» с расстегнутой кобурой, правая рука его «случайно» лежала на поясе рядом с ней. Я слышал, что штаб подвергался нападению и шахидов, и внедренных агентов и, Бог знает, кого еще, но насколько высок здесь градус паранойи – почувствовал только сейчас.
- Этаж? – спросил «лифтер».
- Минус десять. – я зашел в лифт.
- Капитан Яковлев? – «лифтер» обращался не ко мне, а к сержанту. Сержант кивнул и ему.
- Команда. Минус десять. – слова эти казалось ни к кому конкретно не обращались, но двери тут же закрылись и лифт поехал. Похоже, он был настроен на голос этого человека.
- Опаздываете. – «лифтер», наконец-то,  снизошел до меня.
Услышав это, нервное напряжение и так крутившееся у меня в животе, сплелось  в единый тугой комок. Этот человек, одним словом, разрушил всю сеть моего самоуспокоения, которую я так долго плел. Отличнику учебы оказали доверие, внеочередное звание, командир группы, а он опоздал на первый же боевой вызов. Какое же впечатление я произвожу? Но я не собирался оправдываться перед  охранником, скорее убил бы его, меня останавливало только то, что при моем движении в его сторону он достанет пистолет, не задумываясь, и будет прав, т.к. человек с ружьем всегда прав, так нас учили. Я послал ему самый тяжелы и полный ненависти взгляд, на который только был способен, который, впрочем, судя по лицу охранника, не достиг цели, и стал ждать свой этаж.
Двери лифта опять бесшумно скользнули в стороны.
- Минус десять. – сказал, возможно, мне «лифтер» - Капитан Яковлев. – это уже двум молодцам, что, абсолютно не скрываясь,  держали меня на мушке.
Рекомендаций «лифтера» не хватило, и очередной сержант требовательно тянул ко мне руку. После того как мой пропуск перекочевал в нее, а потом в сканер, я, уже привычно, поднес к сканеру свой глаз. Приборчик пикнул, сержант кивнул ребятам, они опустили оружие.
- Можете проходить. – сержант вернул мне пропуск. – Мы ждали вас 35 минут назад. Здесь строго со временем, если собираетесь здесь служить, вам лучше это запомнить. Сэр. – издевательски добавил он.
«Наверное, стоит побежать до кабинета? Хуже то уже не будет».

Тук,тук,тук. – звонко отозвалась дверь.
- Войдете. Послышалось из-за нее.
- Капитан Яковлев по вашему приказанию прибыл! – я зашел в кабинет и вытянулся по стойке смирно.
Генерал был невысокого роста, с белой шевелюрой и такими же белыми бровями. Рассмотреть лучше я не мог, т.к. приподнял подбородок и вперил взгляд в одну точку, боясь пошевелиться.
- Вы опоздали. – голос генерала был безэмоционален, он просто констатировал факт. И это раздражало.
«Да ну?! Генерал очевидность». Я не собирался, уже, оправдываться и перед генералом. Все мои внутренние терзания, замечания охраны, пренебрежение генерала – все это наслоилось одно на другое и взаимоуничтожило друг друга. Теперь я чувствовал только нарастающее раздражение, безразличие к своей будущей судьбе, «Уволят, так уволят», и, какую то, пустоту в животе.
Генерал МакДаун сверлил меня, действительно, тяжелым взглядом из-под белых бровей.
«Ну давай, скажи, что это не достойно офицера, бла-бла-бла, выстави меня вон и покончим с этим!», пустота в животе превратилась в черную дыру, засосав все чувства, кроме раздражения и, возможно… Страха?
Генерал тяжело втянул и выпустил воздух. Взгляд его все так же упирался в меня.
- Садитесь, капитан, мы и так потеряли много времени, пора уже начать брифинг.
Эмоции обрушились на меня, все сразу, но самой сильной было облегчение. 
Я сел за стол и бегло осмотрелся. Кроме генерала тут сидели еще 4 члена отряда «Третий ветер». Хотя мы уже выполнили вместе четыре тренировочные миссии, но лучше всех я знал Дарка и Сарета, с которыми учился на одном потоке. Фомосова была на курс младше, как и я, она закончила с отличием и получила внеочередное, но не капитана. Фингер хоть и был самым возрастным, но в разведку пришел недавно, переучивался из пехтуры, там, насколько я знаю, он тоже не имел боевых выходов.
- Семь дней назад – начал генерал – армейцы сильно обделались. Сильнее, чем даже обычно они это делают. Примерно полмесяца назад стала поступать информация, что лидер ЮАХ будет в Лекс-бурге 7го июля. Информация стала поступать так широко, что об этом узнали все, и кому надо, и кому не надо. Это было подозрительно, и мы начали проверять, откуда она появляется, а эти пентюхи заглотили наживку так глубоко, что крючок в кишках увяз.
 - Не посоветовавшись с нами, они разработали гениальный план – монотонно вещал МакДаун – «Серебряный штык». На бумаге все выглядело быстро и гладко: 576 аэромобильный батальон перебрасывается на коптерах в Лекс-бург , зачищает его и берет или уничтожает главаря ЮАХовцев Хаджу Наследила. Все необходимое снабжение предполагалось доставлять на коптерах, а ударная авиация должна была подавлять очаги сопротивления указанные пехотой и уничтожать все машины выезжающие из города, для исключения побега Наследила.
- Этих армейских дуболомов – голос генерала не изменился,  но на лице ясно читалось презрение – не заставило задуматься даже то, что Лекс-бург  находится более чем на 600 км вглубь территории контролируемой Южно Африканским Халифатом. Проблемы начались сразу же: замаскированное ПВО слегка проредило 576ой, а сопротивление в городе оказалось гораздо сильнее, чем ожидалось. Это было не самой большой проблемой, пока авиация расчищала дорогу, но четыре дня назад боевики применили неустановленное нами ЭМИ оружие. Три самолета и восемь коптеров просто рухнули на землю со сжарившейся электроникой. Еще два самолета и четыре грузовых коптера были потеряны  на следующий день.
 Генерал включил экран брифинга.
- По характеристикам устройство противника походит на наш ГСЭИ28 – МакДаун помолчал и как бы нехотя добавил – Возможно, это он и есть, где то украденный или как то купленный. Этой линией уже занимаются проверенные люди.
- Прибор создает ЭМ импульс с гарантированным уничтожением электроники в 20км радиусе от себя. Как только наша техника входит в 40км зону работы прибора, они создают импульс и армия – подчеркнул генерал – Теряет еще одну пташку.
- И вот, 4 дня спустя, армейцы прибежали к нам с полными штанами и просят – тень улыбки посетила генеральское лицо -  Помощи.
- Ситуация такая – карта Лекс-бурга с окрестностями появилась на экране – Вот примерная зона работы прибора – прозрачный желтоватый круг лег на карту, надежно закрыв город и часть прилежащей территории . 
- Здесь – новый ярко красный круг закрыл пару кварталов – по последним поступившим данным, находился 576й. Точное его местоположение неизвестно, количество выживших, на данный момент, неизвестно. Пропавшую 4 дня назад связь – восстановить не удалось. Предполагается, что батальон занял оборону и ожидает помощи.
- Ваша же задача: высадится вне района действия генератора ЭМИ, пешком просочиться в город и обеспечить связь остатков батальона с командованием, средствами специально защищенной рации, которую вы понесете с собой. Город три раза переходил из рук в руки, да и бомбардировщики им раньше не брезговали, так что там, в основном развалины. Местные жители, кто остался, наверняка на службе у ЮАХ, больше там еду брать неоткуда, так что все встречные по умолчанию считаются враждебными. Можете открывать свободный ого по любому, кто не носит нашей формы. Но постарайтесь не шуметь, целее будете. Предполагается, что восстановив связь, батальон сможет указать свое точное местоположение и получить снабжение, корректируя свободнопадающие грузы и планеры, которые будут запускать самолеты с безопасного расстояния.  Восстановив боеспособность 576й должен найти и уничтожить генератор ЭМИ. Вы остаетесь с ними и обеспечиваете связь.
- Из-за вражеского прибора использование экзоскелетов, а следовательно и тяжелой брони – невозможно. Боевые визоры можно использовать только в начале задания, до вхождения в зону работы прибора. Пойдете в легкой броне, оружие будет с механическим спуском, вас учили с ним обращаться. Вылет в девятнадцать ноль ноль с площадки 324Б, снаряжение получите на складе, карта с маршрутом и вся необходимая информация будет загружена в выданные планшеты, прочитаете в полете, спецрацию получите при погрузке на борт. Вопросы?
- Почему нельзя использовать тяжелую броню? – Дарк любил брать с собой тяжелые «игрушки», как он их называл, и устраивать мощные взрывы, даже там где это было явно лишним, а отсутствие экзоскелета предполагало прогулку налегке – Если самолеты армейцев не будут залетать в зону, терры  не будут включать генератор, и мы в дамках – последние слова он произнес улыбаясь.
- Не надо считать врагов идиотами – лицо генерала неуловимо поскучнело – Увидев самолет, они не будут считать, что он прилетел просто горючее израсходовать и, даже если у них нет визоров в которые можно разглядеть отстрел капсул, первое же боестолкновение с вами и они включат генератор пару раз, для профилактики. После чего вы даже броню сами снять не сможете, будете стоять, как статуи, и ждать пока вас тепленькими возьмут.
 Мне показалось, что температура в комнате упала на пару градусов. Ульс почувствовал, что сел в лужу со своим вопросом и явно приуныл, остальные тоже не горели желанием задавать вопросы, но у меня возникло сразу несколько, часть из которых я даже не мог сформировать, а часть казалась мне глупыми, но этот план не давал мне покоя.
 - Сэр – пересилил я себя и прервал затянувшуюся паузу – Насколько выполним этот план? Я хочу сказать, Вы говорили, что аэромобильники с самого начала с трудом преодолевали сопротивление, с помощью авиации, а теперь: после потерь, без авиаподдержки, даже восполнив припасы, смогут ли они пробиться к генератору? Не разумней ли развернуть на безопасном расстоянии еще пару батальонов и задавить город, или получив снабжение пробиваться на равнину за городом, где их можно эвакуировать? – и еще несколько подобных вопросов, по всему этому «плану», вертелась у меня в голове. Но генерал пристально смотрел на меня, уголки его рта подергивались, создавалось впечатление, что он пытается побороть приступ брезгливости. Я почувствовал, что сморозил такую же глупость, как и Ульс, стушевался и скомкано закончил – Или как то так…
Я старался не показывать этого внешне, но, под уничижительным генеральским взглядом, желание провалиться на месте стало всеобъемлющем.
- Когда получите такие же звезды – МакДаун показал на свои – Тогда и начнете составлять свои собственные планы, а пока, будьте любезны, оставить составление высоких планов, высокому начальству. Вопросы?
Все, даже те, кто не задавал вопросов, пристыжено молчали, мы же с Ульсом чувствовали себя так, будь то срезались на самом простом вопросе экзамена.
- Можете быть свободны. Получите снаряжение на складе, прочтите вводные, изучите и запомните маршруты. В 18:50 всем быть на взлетной площадке 324Б, в полной боевой готовности.
Мы встали и  направились к выходу.
- А Вас, капитан, я попрошу остаться – голос МакДауна застал меня у двери. 
«Ну все, сейчас придется держать ответ и за опоздание, и за дурацкие вопросы на брифинге». Расстроено подумал я.



Площадка 324Б.
Время 18.50.
В тот же день.
Когда я подошел к ждавшему нас самолету, все уже были там: Мет с сомнение рассматривал свою «новую» снайперскую винтовку, Анна о чем то спорила с одним из летунов, Чакс проверял хорошо ли подогнана экипировка, Улсь обиженно разглядывал небольшой набор гранат, взрывать на миссии ничего не предполагалось и поэтому никаких «игрушек» ему не дали. «То-то он обрадуется в конце» невесело подумал я. Разговор с МакДауном  получился чертовски тяжелым, он не выходил у меня из головы и я, стоял в сторонке, не замечая ничего вокруг. 
- Хлоп – звучно разлетелось вокруг, и все обернулись на источник звука, но я обернулся потому, что почувствовал увесистый удар по спине. Я все еще держал выданное снаряжение в руках и на плече, Анна воспользовалась этим и «похлопала» меня по спине, гораздо сильнее, чем кому бы то ни было стоило это делать.
 - Командир – это слово она произнесла, как могла более иронично. Она считала, что ее специально, из-за пола, завалили при выпуске и не дали капитана и свою группу. Являясь моим замком, она всегда показывала, что не прочь стать и полным командиром – Пять минут до вылета, а ты еще «голый» и наверняка даже в планшет не заглядывал. Как же ты поведешь нас? – сарказм сквозил в каждом слове.
Сказать по правде, после разговора тет-а-тет в генеральском кабинете, читать вводные и маршрут мне было абсолютно не нужно, а командование группой я был готов отдать ей хоть сейчас, нет, отдавать надо было там, во время брифинга. Сейчас поздно.
Шутить настроения у меня не было, а удар по спине сработал как триггер для глухого раздражения, что клокотало у меня внутри последние 35 минут.
 - Старший лейтенант Фомосова, проверьте все спускаемые капсулы, на которых нас будут сбрасывать – я не сумел сдержать эмоции, и сказанное получилось излишне злым.
 - Я уже поговорила с бортинженером, все нормально – ворчливо огрызнулась она, пытаясь понять, что так меня разозлило, и не перегнула ли она палку с этим хлопком.
 - Так проверьте лично! – уже зашипел я, мне нужен был просто повод, чтоб накричать на кого то – Исполнять! – еще чуть-чуть мой голос сорвался бы на фальцет. «Сраный МакДаун и его сраные высокие планы»!
Получить такую прилюдную оплеуху Анна не ожидала, она явно получила от меня свой заряд «глухой ярости».
 - Так точно! – ее лицо приняло насуплено обиженное выражение.
Она подчеркнуто резко развернулась и пошла в самолет быстрым шагом.
- Хых – хмыкнул Сарет отворачиваясь и демонстративно качая головой. Фингер в недоумении кривил рот, Ульс так и не оторвался от скорбного созерцания скудных запасов гранат.
 «Отлично, авторитетом моим и так не сильно пахло, а теперь они еще думают, что я припадочный, а Анна обязательно отыграется. Насрать».
- «Третий Ветер»? – лейтенант интендантской службы обратился к стоящему ближе всех к нему Сарету.
Сарет кивнул – Чего вам? – за лейтенантом маячили еще трое, двое вооруженных, а третий с «подарком».
- Где командир? 
- Я здесь – опережая Чакса, готового ткнуть в мою сторону, я сделал шаг к лейтенанту.
- Капитан? – это было явно не обращение, а вопрос.
Я вздохнул и достал пропуск.  Лейтенант засунл его в сканер, который поднес к моему лицу. Пип.
- Забирайте рацию, капитан – он призывно помахал человеку с подарком.
 «Спецрация» представляла собой большой металлический прямоугольник, только небольшая крышечка, прикрывавшая устройство механического набора, выделялась на монолитном корпусе. С одной из сторон были приделаны две лямки для ношения его за плечами.
Я вздохнул, брать ее не было никакого желания, но и никакого выбора тоже не было.
На сходнях самолета появился летун – Все на борт, взлет через минуту!

Грузовой борт 2573
Время 20.24.
Тот же день.
Полет продолжался уже больше часа. Сначала Ульс и Чакс перешучивались между собой, пытались втянуть остальных в это дело, как это бывало на учебных миссиях, но никто больше их не поддержал, они сдались и почти весь полет проходил в атмосфере гнетущей тишины. Анна показательно дулась в одиночестве у противоположного борта, не забывая следить за каждым моим действием в ожидании прокола, за который она могла уцепиться и начать мстить. Поэтому мне пришлось уткнуться в планшет и изображать усиленное изучение информации в нем. Хотя я и не пытался прочитать ни одной буквы, но в целом  надеялся, что это убережет меня от попыток других членов команды заговорить со мной. Парочка моих одногруппников, после провальной попытки развеселиться, тоже начали рассеянно изучать свои планшеты. Мет же, похоже, изучал информацию не показательно, а целеустремленно, запоминая маршруты и привязку к местности.  
 - 10 минут до зоны сброса – голос одного из пилотов в моем наушнике вывел меня из тягостных раздумий.
Активировав свой передатчик, я начал автоматически отдавать приказы и только через секунду понял, что делаю.
- Готовность номер один. Проверка своего снаряжения. Связь по протоколу  СПЧРС, не более 20 дБм. Занять свои места в капсулах. – Начав выполнять знакомые действия, я вернул себе часть душевного спокойствия.
Подойдя к своей капсуле, я открыл ее дверцу. Фактически капсула представляет собой металлический цилиндр со сложенными, сейчас, стабилизаторами, центр тяжести находится под ногами спускаемого, в не очень большом, но специально утяжеленном двигателе, который обеспечит замедление перед встречей с землей. Основной защитой человека служит специальная амортизационная пена. Пощелкав по сенсорному экрану, я запустил процедуру самодиагностики, по нему побежали рядки слов и цифр. Пять зеленых  «в порядке» - это все, что мне было нужно. Устроившись «поудобней» в капсуле, я включил канал связи с отрядом. 
- Группа, по номерам доложиться.
- Второй готов. – Голос Фомосовой все еще  звучал обиженно.
- Третий готов. – Забасил Дарк.
- Четвертый готов. 
- Пятый готов. – Сарет звучал слегка напряженно.
- Отлично. – Я нажал кнопку готовности своей капсулы и перешел на канал связи с пилотами, - Отряд готов к сбросу. Как поняли?
- Вас поняли. Нас уже ведут радаром, постараемся дойти до точки, но ожидайте сброса в любой момент. Конец связи.
 Все. Теперь осталось только ждать, с момента нажатия кнопки «готовность», капсула «откроется» только штатно после приземления, либо аварийно сигналом с пилотского пульта.
 Ожидание в полной тишине угнетало. Секунды томительно тянулись, в голову лезли всякие глупости. Я начал вспоминать сбросы своих тренировочных миссий. Там все было не так, ожидание было наполнено… наполнено… ммм? Нетерпением? Хм. Да, нетерпением, сладостным предвкушением очередного «задания», возможности показать себя с лучшей стороны. Набрать побольше очков! Сейчас все было не так. Неизвестность. Предстоящие пугало. Да, страх перед неизвестностью, он съедал изнутри. «Жаль, что так быстро прилетели, возможно, еще пара-тройка часов, и я бы сумел успокоиться, унять мандраж, расставить все по полочкам и выработать четкий план. Или нет. Лучше побыстрее начать, просто делать то чему меня учили, это успокоит?» 
 Резкая перегрузка вдавила меня в стенку капсулы, а следующая попыталась отшвырнуть к противоположной, чему помешали пристяжные ремни. Похоже, самолет начал совершать резкие маневры, это не добавляло спокойствия. Самолет резко тряхнуло, затем еще раз, и наушник ожил:
- Похоже район насыщен средствами ПВО. Не можем зайти на точку. Сброс... – На заднем фоне слышалось подвывание аварийной сигнализации и чьи-то крики, возможно бортинженер докладывал о повреждениях. – Повторяю, сброс 18 км северо-северо-запад от точки. Конец связи.
 Помп. Капсулу отстрелили, освещение стало красным, и появилось знакомое чувство свободного падения. Пена быстро начала заполнять свободное пространство.
- Отряд, доложиться.
- Третий ветер, не засоряйте эфир!
Черт! Я забыл переключиться на канал отряда! Да за такую глупость сразу очков десять снимут! «Дурак! Нет никаких очков! Просто делай, что должен.» 
- Отряд, доложиться. 
- Второй отстрелян!
- Третий отстрелян!
- Четвертый отстрелян!
- Пятый отстрелян!
Отлично. Хоть что-то идет по плану.
В правом нижнем углу визора бежали десятые доли, за ними степенно следовали секунды, они отсчитывали расчетное время приземления. Секунд было слишком много, и шли они до жути медленно. «Быстрее, быстрее! Чем дольше находишься в воздухе – тем дольше находишься под прицелом. На уроках это звучало гораздо менее угрожающе!»
 Пум-пум-пум-пум-пум-пум. Пум-пум-пум-пум-пум-пум.  Вдох застрел в горле. Похоже, начался отстрел ложных целей! Меня уже ведут и ракета, скорее всего, запущена! Пум-пум-пум-пум-пум-пум. Пум-пум-пум-пум-пум-пум.  Секунда, две, три – тихо! Больше не слышно «пум-пум». «Почему не отстреливает?! Закончились?! Спокойно! Стандартная капсула имеет 42 ложные цели. Могло ли уже все отстрелить?! Я не считал… не считал! Дурак! Спокойно! Уже ничего не сделать, капсула автономна. Проверь других. Покажи, что спокоен, это даст пару очков. Какие очки?!»
- Отряд, – голос был чужим, хриплым и тихим – гхыммм - я попытался проглотить комок в горле – по номерам доложить.
- Второй, продолжаю спуск.
- Третий, продолжаю спуск, слышал отстрел ловушек. 
- Четвертый, продолжаю спуск. И я слышал ловушки. – Может мне и показалось, но, по моему, Фингер тоже «сипел», может не только я один испугался?
- Пятый, продолжаю спуск.
Бииип-бииип. «Что это?! Ракета уже на подлете?! О чем сообщает это звук?! Не могу вспомнит! Фуууухх!» Таймер  углу стал красным и пару раз помигал, пытаясь привлечь мое внимание, что получилось у него не сразу. Зуммер просто сигналил, что начались двадцать секунд до расчетного приземления. Двадцать секунд – целая вечность!
Посадочный двигатель взревел, перекрыв, на пару секунд, все остальные звуки. Сильнейший удар сотряс капсулу, чуть-чуть покачнув меня в пене, после чего весь мир повалился направо. 
 Как можно быстрее освободившись из останков капсулы, я осмотрелся:  на севере и востоке темнели «холодные» деревья, видимо вдоль дороги идут, ни лесов, ни серьезных рощиц я на карте не видел, запад терялся в темноте до горизонта, на юге, в солидном отдалении, белели более «теплые» дома.
Две капсулы и людей, копошащихся рядом, я видел отчетливо, еще одно движение угадывалось на фоне восточных деревьев, еще одной нигде не было видно. Возможно она за дорогой, спрятана деревьями?  «Не суть, хватит время терять!»
 - Отряд, доложиться, сбор на мне.
- Второй, совершил приземление, иду на пеленг.
- Третий, совершил приземление, иду на пеленг.
- Четвертый, совершил приземление, иду на пеленг.
- Пятый, совершил приземление, иду на пеленг.
Пока они шли сюда, я выломал «рацию» из застывшей пены и взгромоздил ее на свою спину. Отлично, теперь я не только командир, но и носитель груза, дважды важная персона. Но надо поскорее убираться отсюда, нас точно засекли, и скоро это место будет кишеть «любопытствующими», встречаться с которыми нет никакой необходимости.
- Ха, пора сматываться, скоро сюда прибудет комитет по встречам. – плоская шутка Сарета не показалось мне смешной, как это бывало раньше. Наверно это из-за той паники, что приключилась со мной в капсуле, даже перед собой стыдно, а вдруг еще кто-то поймет это?! Не дай Бог Анна!
- Чего ждем? – голос Анны вывел меня из оцепенения.
«Хорош, хотел не подавать виду, а сам в ступоре застыл. Командир! Нечего сказать.»
- Так. Азимут 100, пойдем «крестом», я центр, Чакс двести метров впереди, Амосова двести метров справа, Мет слева, Ульс двести метров сзади меня. Двигаемся в ускоренном темпе.  Увидев врага остановиться и доложить, первыми в огневой контакт не вступать. Выступаем.
- Почему 100? – вопрос Мета застал меня на полушаге, остальные, успевшие отбежать на пару метров, тоже остановились и оглянулись на нас.
«Что? Как? Почему он спрашивает?» Я уставился на него, лихорадочно ища ответ.
- Потому, что я так сказал. – вырвалось у меня, то, что мои метающиеся мысли пытались облечь в более весомые слова.
- Просто, так мы с каждым шагом будем еще больше отдаляться от своей цели, а люди там ждут, каждая минута может стоит жизней. – продолжал настаивать Фингер.
«Что вообще происходит? Нас учили, что командир всегда прав, и его  авторитет незыблем. Надо срочно утвердить свое главенство, иначе операция провалиться, даже не начавшись!»
- Я капитан, я командир этой группы. Нашу высадку засекли, первая цель, которая приходит в голову это добраться до окруженных солдат, кротчайший маршрут это самое очевидное место для организации засад. Это все. И больше я не собираюсь  объяснять свои приказы. Лейтенант. – к концу мой голос стал жестким от гнева, этим надо воспользоваться – Всех касается! Выдвинулись! –получилось эффектно рявкнуть у меня.
Привычная темно-светло серая гамма боевого визора успокаивала, но разговор с Метом уже десять минут не шел у меня из головы, все мысли крутились вокруг него, с каждым мгновением становясь все мрачнее и мрачнее. «Похоже, для него жизнь этих солдат может стоять выше выполнения задания. Это обещает стать серьезной проблемой! Черт! Надо подготовиться, продумать возможности. Если, если он взбунтуется?! Нет, так далеко зайти не может, ведь не может же? А если откажется пойти по маршруту? У меня есть инструкция 79! А другие?! Учебные выходы меня к этому не готовили. В приказах все ясно и понятно, но сказать в кабинете 79, это одно, а хватит ли мне духу выстрелить в него здесь и сейчас?!»
Тррр-тррр-тррр, тррррррр. Трршш-трршшшшш.
Я бросился на землю, судорожно оглядываясь по фронту и, непослушными руками, хватая автомат поудобнее. Звуки, так бесцеремонно прервавшие мои тягостные раздумья, были явно от механического автоматического оружия. Но и эти обрывки мыслей тут же прервал голос в наушниках.
- Третий, докладываю, несколько… Ох! Черт! Несколько огневых контактов… тррршшшшшш… в секторе 280-20 от меня!
«Дарк. Но он же сзади?! Он же сзади!!»
- Это второй, смещаюсь по азимуту 260, попытаюсь обойти во фланг атакующей группе.
- Да… да Анна. – в голове творился какой то сумбур, мысли прыгали с одного на другое. «Что же я должен делать?! Соберись же! Все просто, сдерживать в центре обходить по флангам! Приказы! Приказы, отдавай приказы!»  - Четвертый, если можешь, работай со своей позиции или займи более удобную.
- Я работаю, кэп. – голос Фингера был ледяным.
- Чакс, ты на месте, сейчас весь тыл на тебе. Я смещаюсь на 330.
- Хы-хы-хыы… Разумно ли…  Ах… трр-трррррр… рацией рисковать, разумно ли? 
«Она права, носителю груза надо беречься до последнего момента! Но теперь уже поздно отступать.» .
- Я смещаюсь на 330. Мет, прикрой.
- Они начали усердней прятаться, поняли, что тут снайпер работает. Делаю, что могу.
Топ-топ-топ-топ. Ху-ху-ху-ху. Бежать пригнувшись с «рацией» гораздо тяжелее, бросить бы, но права не имею. «Не должен был я сюда лезть! Не так, все делаю не так!» Фиу-фиу-фиу.  Просвистело где то выше. Плечи дернулись вперед перевешивая все тело, ладони заскользили по сухой каменистой почве, я плюхнулся на брюхо и яростно отталкиваясь ногами пополз к ближайшим камням. 
Осторожно высунувшись над ними, осматриваюсь. Вот оно. 78 метров впереди белеет «теплое» тело помечено зеленым контуром, это Ульс. Дальше, 263 метра, из-за камней выглядывают светлые пятна обведенные красным – враги. Фиу-фиу-фиу-фиу. Цок-цок-цок. Пули застучали по моим камням. «Они меня тоже видят!». 
- У них тоже есть визоры! 
- Хыы-хыыы… Да я уже поняла. Хыыыы… Раз ты уже там отвлеки их на себя! Трр-тррррр, трр-трр-трррр.
«Отвлечь?! Она с ума сошла?! Они же меня видят! Надо. Надо не в том же месте где уже высовывался.»
Трршш-трршш-трршшш-трршшшшшшшшшшшшшшшшш. Автомат с не упертым прикладом скачет в руках, разбрызгивая пули куда придется, последние уходят в воздух, так как я уже валюсь обратно за камни. Цок-цок-цок-цок-цок. Фиу-фиу-фиу. Град ответных пуль осыпает мои камни. «Надо сменить позицию!».
Ху-ху-ху. Топ-топ-топ-топ. Сначала под прикрытием «своих» камней чуть назад. «Теперь надо совершить рывок на север. Надо быстрее обходить, это затягивается, скоро к ним подойдут подкрепления. Это будет конец!».
Хуу-хуу-хуу. Топ-топ-топ. Фиу-фиу-фиу, фиу-фиу-фиу. Снова растягиваюсь за камнями. «Нет времени валяться!».  Трррршшшшшшшшшшшшшшшшш. Заходится болтающийся автомат, разбрасывая свинец как получиться. Цок-цок-цок. Стучит ответка. «Сменить магазин и бежать дальше. Ульс держит фронт, Анна обходит с юга, Мет выбьет кого сможет, а мне надо двигаться на север. Быстрее!». 
Хууу-хууу-хууу-хууу. Топ-топ-топ-топ. Метров десять до камней. Хааа-хааа-хааа. «Сраная «рация» двадцать килограмм лишнего груза!». Хаааа-хуууу-хаааа. «Камни! Тут можно полежать. Ну хоть немного!».
- Похоже, это был последний. Точно не уверен, но больше движения не наблюдаю. Все виденные метки мертвы.
-Фуу-фуууу… Анна, что наблюдаешь?
-Хы-хы… Это второй, с моей… хы… с моей позиции тоже не видно движения.
«Проклятье! Вечно она поддевает! Никакую оплошность не упустит.».
- Третий, доложись. - … - Ульс, третий, доложи наблюдаемую обстановку.
- Кэп, он больше не выходил на связь, лежит не двигаясь и – было слышно как Мет явственно сглотнул – температура тела падает. Уже градусов на пять.
«Черт! Как такое может быть!»
- Второй, зачисти там все, аккуратно. Четвертый, прикрой ее. Я к Ульсу пойду.
- Так точно.
- Так точно.
- Что там у вас, может мне выдвинуться?
- Нет, Чакс, держи чертову позицию!
Да, Фингер прав, Улсь остыл, и быстро. Раненые так быстро не остывают. У него нет экзокостюма с которого я бы мог быстро узнать его показатели, но у меня есть медицинский ПФП, он тоже должен справится.
Судя по часам визора столкновение длилось около семи минут, хотя я был уверен, что не меньше получаса. «Так когда же, Ульс, ты успел умереть? Вот он докладывает и мы сдвигаемся, вот я бегаю, вот Мет докладывает, что последний видимый противник убит. Когда? Я потерял контроль над ситуацией и не следил за своими людьми! Двадцать минут после высадки, а мы уже потеряли одного! Ч то же дальше? Я не могу не справиться с миссией! У разведки неудачных миссий не бывает! Разве не так нас учили. Не могу же я стать первым неудачником!».
- Это второй, докладываю, тут семь трупов, экипированы весьма прилично и у трех есть визоры. Скоро сюда слетятся их друзья. Прием.
- Эй, командир, я повторяю, нам пора рвать когти. Ты слышишь?
- Засну…
- Второй, не засоряй эфир.
- Новые приказы, всем принять первитин,  азимут 20, идем «треугольником», я в центре, пятый двести метров впереди, второй двести метров сзади сто метров левее, четвертый двести метров сзади сто метров правее. Бегом. Начали.
- Эй, первый, что там с Ульсом? – в голосе Сарета слышалась неподдельное беспокойство по поводу друга.
- Дар… Третий мертв, тело мы забирать не будем. Все! Побежали! Живее, живее!



Дата 15 июля 2145 г.
Окрестности Лекс-бурга.
Время 5.38.

Первоначально планировалось, что мы войдем в город в девять десять часов вечера 14 июля и, пользуясь прикрытием темноты, ночью просочимся до места задания, но после неудачной стычки в самом начале я принял решение сделать крюк, заметая следы. И вот, на рассвете следующего дня, осторожно пройдя мимо секретов охраняющих ПВО противника, мы, наконец, наблюдаем разрушенные дома на окраине города, на восток-севера-восток от него. 
«Возможно это даже лучше, с этой точки ближе к месту реального задания и не придется объяснять, почему идем не тем маршрутом. Только свет все портит.».
- До первых домов пять километров триста метров, пойдем колонной интервал пятьдесят метров, первым идет пятый, потом второй, я и четвертый замыкающим. Темп ускоренный. Будьте готовы, что через километр, или около того, визоры и переговорные устройства станут бесполезны. Как это произойдет, немедленно избавиться от них. В домах останавливаемся, закрепляемся и ждем всех. – это было произнесено скороговоркой, первитин все еще взбадривал мою нервную систему, хотелась бегать, прыгать, растрачивать «лишнюю» энергию, а через полтора суток апатия и паранойя накроют с головой, надо успеть все сделать!
-А может все останется работать, не будут же они гонять генератор ради пары человек? – Фингер тоже частил слова.
- Отставить разговоры. Двинулись. И, пятый, если обнаружишь движение, надо лечь, доложится, замереть и ждать приказов, а не просить разрешение открыть огонь! Все. Вышли.
 Чакс ничего не ответил, после смерти Ульса он заговорил только раз, когда начал ныть, что надо убить замеченных им ублюдков. Хорошо, что послушался приказа не открывать огонь, но что будет дальше? «Все идет не так, совсем не так!»
 Пять минут трусцой, «рация» уже совсем не чувствуется, всю ночь бежал с ней. «Ха мог бы еще пять таких нагрузить! Отличные таблетки, если бы не побочка, цены бы не было!». Вдруг на весь экран визора вылетела красная надпись: «Повышенное внешнее воздействие, возможна поломка аппаратуры, немедленно покиньте район!». «Да, не будут гонять генератор, конечно. Ха! Этот, видимо, был еще слишком далеко, но долго ли ждать следующего импульса?».
Экран моргнул и превратился в абсолютно черный.  Я стащил бесполезную штуку с головы и, сбиваясь с шага, кинул в сторону. Да, привычная картина мира поменялась, появились лишние краски и яркость, еще минуту или две это будет дезориентировать.  Ну вот, теперь любое техническое преимущество потеряно, полагаться можно только на свои чувства.
 До домов добрались без происшествий. Хотя домами это можно было назвать лишь с натяжкой. В основном уцелели лишь первый и второй этажи, стены которых зияли дырами, над ними возвышались отдельные железобетонные каркасы, пространство между «зданиями» устилала бетонная крошка с торчащей из ее груд арматурой. «Да, генерал был прав, после трех штурмов тут не должно быть мирных жителей.»
Когда я подбежал, Анна и Чакс уже заняли позиции у первого дома, поводя дулами автоматов в разные стороны. Я достал новенькую бумажную карту, абсолютно без пометок на ней, и начал прикидывать, где конкретно мы вошли в город.
- Есть какие-либо таблички с названиями улиц, ориентиры?
- Нет, я ничего не видела.
Сарет помотал головой.
- Скорее всего, это квартал Аюль-Тан, или Илзорат – Фингер легко дернул плечами, показывая свою неуверенность – Там, на холмике возвышались остатки большой ретрансляторной вышки, таких две на город, но одна юго-западе, а раз это северо-восток, то тут, на восток от нее должен быть один из этих двух районов.
«Черт. Похоже он пристально изучал не только маршрут, но всю карту города. Что следовало делать мне, а не витать в облаках! Это плохо. Нет, сейчас хорошо конечно, но вообще – плохо.»
Приняв мое молчание за внимание он продолжил.
- Нам надо продвинутся на запад-северо-запад кварталов двадцать, и выйдем к предполагаемому месту дислокации батальона. Дальше конечно чем с севера бы заходили, но часов за пять справимся.
«Очень, очень плохо.»
- Хорошо. Делаем так, колонна, порядок тот же, расстояние пятнадцать метров, идем осторожно, нам не нужны неприятности здесь. … Азимут… 230 – правая бровь мета дернулась, а глаза сузились – Пошли.

Город: Лекс-бург 
Время 10.23
День тот же.
Пятый час мы пробирались по грудам щебня, два раза меняли направление движения, забирая еще больше на юг. «Глазницы» пустых окон создавали гнетущее впечатление, любое движение здесь видно издалека, а в любом из окон может быть неприметный наблюдатель. Но больше всего меня нервировал то, что  я чувствовал спиной, иногда взгляд  Фингера становился почти осязаемым.
Полностью заглушить звуки движения на крошеве что покрывало улицу невозможно, поэтому я услышал, что Фингер сокращает дистанцию, но надеялся, что если не обернусь, то ничего не случиться – глупо.  «Черт! Началось! Будь твердым!».
Рука легла мне на правое плечо и с силой развернула меня. Я сделал удивленное лицо, отскочил назад и, как бы реагируя на угрозу, взял оружие наизготовку. 
- Четвертый, почему вы покинули строй? – я, пытаясь вложить в голос возмущение и суровость, но получилось фальшиво.
-Капитан, что за херня здесь происходит, КУДА ты нас ведешь?
-Лей-те-нант, займите свое место в строю. – с нажимом проговорил я.
Фингер стоял, набычившись, и тяжело таращился на меня исподлобья. Хотя взгляд его был зол, но оружие смотрело вниз. «Это хорошо, я свое уже вскинул, он не успеет! Но как начать?!».  Судя по звукам доносящимся сзади двое впередиидущих не только остановились, но и начали возвращаться к нам. «Наверняка они все видят! Черт! Тут кто-нибудь выполняет приказы?!». «Сейчас или никогда! Но как начать?!»
- Капитан, это не игрушки. Там люди. Они ждут помощи. Каждая минута на счету. – каждую фразу он произносил негромких холодным тоном, делая четкие паузы – Куда, твою в гробину мать, мы идем?! – последнее предложение он зло прокричал.
«Я глупо смотрюсь с поднятым оружием, раз не могу выстрелить, надо опускать пока они ничего не поняли. Или уже поняли?! Нет, нет, опускай, опускай.»
- Лейтенант, я уже говорил… - комок в горле мешал произносить слова и искажал их звуки. «Нет, у меня нет авторитета, над ним точно нет, не продавить.» - … по разведданным наибольшая концентрация боевиков предполагается в центре города, мы обойдем южнее, а потом повернем на север. Да, так дольше, но надежнее.
- Капитан мы…
- Движение на двадцать, конец улицы! – крик Анны прервал его, а конец ее крика потонул в автоматной очереди.
Я пригнулся и кинулся в дверной проем здания, у которого стоял. Пули засвистели и защелкали о стены зданий.
«Опять! Ох, нет! На этот раз гораздо хуже, тесная улица и связи нет! Если их тут хотя бы десять, нам всем конец! Нет, нет, не может такого быть! Не может же!».
- Сдерживай вдоль улицы! – крикнул я на бегу, надеясь, что Мет, заскочивший в это же здание, примет это на свой счет и поймет.
Я бежал по коридору, надеясь найти выход на соседнюю улицу, стреляться в лоб бесперспективно, даже если бы их было не больше чем нас. Надо обходить там, где не ждут.
Покосившаяся дверь, в соседнее помещение, от удара ноги распахнулась и, ударившись в стенку, отпрыгнула назад. Я снова открыл ее. Отлично! Окна выходят на соседнюю улицу.
Какофония перестрелки за спиной то снижалась, то набирала силу. Я различал винтовку Фингера и один автомат нашей группы, им отвечали три-четыре нестройных очереди.
Я осторожно выглянул в окно. Кажется, улица пуста. Нет! Движений впереди! Почти нажал на крючок, остановившись в последнюю минуту.
- Анна. – тихо позвал я.
Остановившись, она обернулась и, найдя меня глазами, ворчливо бросив - Чего ты там копаешься, командир, второго пришествия ждешь? – побежала дальше.

«Черт! Всегда лезет на рожон. Никакой осторожности. А если противник тоже сместился на эту улицу? А если ждет за окнами, а она бежит мимо них, даже не заглядывая. Топочет как слон!».
 У здания, в конце улицы, стрельба была слышна очень громко и еще взволнованные крики двух-трех человек, похоже, кто-то был и наверху. Тут Анна знаками начала показывать, что будем входить в здание, я пойду наверх, она даст три минуты, потом откроет огонь по найденным целям. «Тоже мне командир». Но знаками не попререкаешься, а устраивать тут спор глупо. Оставалось только кивнуть. 
Я неуклюже перелез через окно, «рация» стесняла движения. «Опять я не там, где должен был быть…». И начал тихонько искать, где подняться наверх. Лестница нашлась в середине Г-образного коридора. «Отлчно, теперь аккуратнее.». Остороно начал подниматься боком, держа в прицеле более высокий пролет. Третий марш лестницы устремлялся в небо, хотя у здания и сохранились более высокие этажи, но тут к ним не поднятся. Скорее всего, они тут, на втором. «Отлично, отлично. Аккуратнее».
Бросив взгляд по коридору. Пусто. Стрельба раздается справа. «Надо тихонько подойти и бросить гранату. Сколько там из трех минут осталось? Хм, интересно, а как Анна определяет время?». Звук взрыва гранаты прокатился по зданию. «Черт! Похоже, она его уже определила!». Крики и стрельба раздались на первом этаже. Через несколько комнат от меня тоже что-то яростно заверещали. Вдруг, из дверного проема вереди, выскочил человек. Я не успел ничего осознать, автомат в моих руках задергался и начал давить на плечо. Очередь получилась слишком длинная, может на треть магазина. «Неэкономно амуницию расходуешь. Забудь!». Человеческое тело еще пролетело по инерции вперед и врезавшись в противоположную, от проема откуда выскочило, стенку коридора, сползло на пол. Из комнаты раздались какие то крики, но больше никто не вышел. «Опасно вот так, без прикрытия!». Но выбора не было, заходить в комнату я не собирался, ждать пока оттуда что-нибудь вылетит тоже. Отпустив автомат, я схватил гранату, выдернул чеку и, отсчитав три томительные секунды, бросил в эту комнату. Взрыв в этот раз был гораздо ближе ко мне, в ушах сильно зазвенело. Ствол автомата вскочил в комнату опережая меня, я яростно водил им из стороны в сторону. Человек лежал у дальней стены, окровавленная левая рука безвольно двигалась за телом, правую он прижимал к месиву на месте горла, ноги в агонии бесцельно сучили по полу. Больше никакого движения. 
Бах-бах. Автомат дернулся, выпуская два патрона в голову недобитка. Бах. Голова того, что в коридоре тоже получила свое. «Надо быть уверенными, так нас учили».
- Я вхожу, тут чисто? – крик Анна напугал меня, я не заметил, когда закончилась перестрелка внизу.
- Да. Я больше ничего не видел и не слышу.
- Так, тут два, да там трое. – Фомосова по-хозяйски осматривала комнату. – Какие то оборванцы, не похожи на матерых боевиков. Может это то, что осталось от местного населения?
- Какая разница? – удивился я.
- Надо бы здание зачистить, может тут еще есть. Все равно потом весь город чистить с пехтурой.
«Она, что, больная на голову?!».
- Лейтенант, мы здесь закончили, уходим пока других не набежало. У нас есть еще дела.
- И какие?
- Много будешь знать – плохо будешь спать. – «Как глупо!»
Анна заморгала, удивленно уставившись на меня.
В раздражении, что она свела на это разговор, а я не нашел ничего лучше, чем сморозить детскую глупость, я быстро зашагал к лестнице.
- Что за… Эй! Подожди! Что мы тут делаем?
- Выполняем приказы командования. Тебе мало? – «Вот, так лучше.»
- Нет, но…
- Тогда мы закончили с этим, лейтенант.
- Старший. – недовольно буркнула она – Старший лейтенант. – и насупившись поплелась следом.
Добежав к тому зданию, где несколько минут назад все началось, мы не обнаружили ничего кроме стреляных гильз.
- Сарет, Фингер, где вы? – я старался не кричать, но обычный голос показался мне слишком громким на пустынной улице.
- Здесь. – раздалось из окна здания напротив. И показавшийся Мет махнул рукой.
- Что здесь… - начал я, подойдя к окну, но слова застряли в горле.
Фингер накладывал жгут на бедро Чакса, чья штанина была пропитана кровью.
- Я хотел сменить позицию, но когда перебегал, зацепило. Черт! Очень неудачно. – Чакс явно оправдывался, как будь-то чувствовал себя виноватым – Сейчас, обезболивающие подействует и я пойду.
Но торчащие из раны на голени обломки кости кричали, что в ближайшие несколько месяцев хозяин этой ноги не сможет самостоятельно ходить.
«Как же так, Чакс, почему именно нога? Господи! Почему именно нога?! Как же я теперь?!»
- Сейчас, сейчас Мет забинтует и мы пойдем, я не задержу. – продолжал говорить Чакс. Он снял свой шлам на начал теребить в руках, подгоняя что-то, но скорее просто чтоб занять их.
«Да замолчи ты уже! Он не сможет идти! Сейчас удачный момент, в самом деле, не просить же его потом снять шлем. Ха, это было бы забавно: 
-Чакс сними шлем, он мне мешает. 
-Что, чему мешает?
- Сейчас покажу. Ха, ха-ха-ха. Бред же! Что вообще у тебя в голове происходит?!»
Голова сделалась пустая как воздушный шарик, тело двигалось рывками, как чужое, неконтролируемое. Я стоял сзади Чакса, он продолжал что-то говорить, но смысл слов ускользал от меня. Мет отвернулся и рылся в аптечке. «Сейчас!».
Бах!
Фингер отпрыгнул в сторону пытаясь сдернуть винтовку со спины, Анна удивленно уставилась на меня, открыв рот, и направив свое оружие. 
Войдя в затылочную кость, на выходе пуля снесла все лицо Чакса, серо-бело-красная масса окончательно испачкала его штаны и щитки на них. Тело дернулось чуть вперед, а потом безвольно повалилось назад. Каска, вывалившаяся из мертвых рук, немного проскользив, медленно завертелась на месте, поглощая все мое внимание.
Фингер поднялся на ноги и расширенными глазами взирал на представившуюся ему картину, его рот открывался и закрывался, но никаких звуков не было. Или я их не слышал, или не мог понять? Пустота в голове начала звенеть.
- КАКОГО?! – этот возглас Анны я услышал – Что за?! Как.. какого?! – пыталась прийти в себя она.
- Здесь закончено, пора выдвигаться, слишком много шума. – сказал чей то спокойный голос. «И он прав, черт возьми, но кто это сказал?» логика подсказывала, что кроме меня это сказать было некому, но я вообще не собирался ничего говорить и не уверен, что сумел бы сказать, даже если бы и хотел. «Может это голос только у меня в голове? Я просто сошел с ума и слышу голоса?». Было такое чувство, что я просто наблюдаю за всем происходящим, а тело делает само, что захочет «И я не отвечаю ни за какие его действия! Не я, НЕ Я!». Но это оцепенение начало сходить, оставляя меня с тем, что случилось.
- ВЫДВИГАТЬСЯ?! БОЛЬНОЙ УБЛЮДОК! ТЫ СКАЖЕШЬ МНЕ, ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ, ПЕРЕД ТЕМ КАК Я ТЕБЯ ПРИСТРЕЛЮ! – Фингер орал на пределе легких, тыча в меня своей винтовкой.
«Собраться, пора собраться! Я не успею поднять пистолет. Надо было сразу же стрелять в Фингера. Я же знал, что он не примет этого». Но то, что надо было сделать выбило меня из колеи, я знал Чакса с первого курса академии, четыре последних года мы провели более менее вместе. «А тут мне нужно стрелять в него!». Похоже и я до сих пор не полностью понимал, что произошло. «Анна! Мне нужно привлечь Анну на свою сторону!».
- Я получил инструкцию семьдесят девять: члены группы, которые не могут продолжать движение по маршруту, должны быть ликвидированы. – опусташонность придала моему голосу пустоту и спокойствие. – Мы должны выдвигаться. Задание должно быть выполнено. Такова разведка.
- Я не слышал, чтоб давалась такая инструкция, в планшете ничего такого не было! ТЫ ВРЕШЬ! 
- Ты оставался в кабинете генерала? – «Господи, как бы я хотел, чтоб это он там остался, кто угодно! НЕ Я!!» -  Ты слышал наш разговор? Я получил все необходимые инструкции, в том числе и семьдесят девятую. Командир всегда прав. Задание любой ценой. Такой девиз, разве ты не помнишь? А, я забыл, ты же пехтура, вас хоть учи, хоть не учи, все равно деревянные по пояс.
- Да пошел ты!! Пошел ты! Снимай рацию и говори, как ей пользоваться! Я сам доставлю ее батальону!!
- Старший лейтенант? – я вопросительно поднял бровь и стал выжидающе смотреть на Анну. «Сейчас все решится!».
- Гм... Мет… Лейтенант, это бунт… - дуло ее автомата повернулось в его сторону.
- Что?! – Мет удивленно повернулся к ней – Ты с этим козлом?! Он же Чакса убил!!
- … Гм… Семьдесят девятая инструкция его обязывала…
- ДА ОН НЕ ПОЛУЧАЛ ЕЕ!! ВРЕТ!
- Ты не можешь знать. Подай рапорт по прибытии. ЭТО бунт.
- Да пошли вы! Пошли вы оба!! Давай рацию! – Фингер повернул голову обратно ко мне.
- Ничего ты не получишь. – пока он вертел головой я успел поднять пистолет, но заставить палец  нажать на крючок не смог. «Разве во второй раз не должно быть легче?».
Оценив ситуацию Фингер начал бросать быстрые взгляды на мой пистолет и автомат Анны. Вдруг он дернулся, пригнулся и опрометью бросился к ближайшему окну, перевалил через него и захрустел разбитым бетоном по улице. Я не собирался стрелять в него, Анна хоть и проводила его стволом, но огня тоже не открыла. 
- Может, надо было его убить? Семьдесят девятая. – ее голос впервые звучал неуверенно.
- Пусть бежит, может отвлечет их на себя. Целей он не знает. – в самом деле, не говорить же ей, что я просто не смог?
- А Чакс?
- Ты хотела бы оставить его здесь не могущего двигаться? – «Достойное ли оправдание?».
- Выдвигаемся, слишком долго тут возимся. Я первый, ты за мной пятнадцать метров.
-Да, еще одно. Запомни числа: 8435-3782-7460-3178-4412-6389. Теперь, если со мной что-либо случится, ты должна последовательно ввести их на кнопочной клавиатуре, если потухнет зеленая лампочка - код принят, загорится красная – ты ошиблась, начинай сначала. После этого продвигайся на высоту четыреста тридцать два. Там будет эвакуация.
 - И что будет когда «рация» примет код?
- Начнется двух часовой отчет.
- И большая бомба? – глупая ухмылка Анны казалась совершенно неуместной, на фоне того, что только что произошло.
- Пятьдесят килотонн.
- Гхм… Что сказал генерал в кабинете?
- Ты точно хочешь это знать?
- ДА!



Кабинет начальства «Гвардии света»
Время 18.10
Дата 14 июля 2145 г.
Дверь закрылась, и я остался один на один с генералом. «Ну, сейчас пропесочит, еще и выговор за опоздание влепит! Эх, прощай увольнительные минимум на месяц».
МакДаун пристально смотрел на меня. Молчание затягивалось. «Во нагнетает, гад.»
- Почему Вы так быстро отступились, капитан? – генерал склонил голову рассматривая меня под другим углом.
- Что?! Простите, я не понял вопроса.
- На брифинге, почему вы так быстро отступились от своего вопроса?
- Но Вы же сказали…
- Я не спрашиваю, что я сказал. – генерал повысил голос – Если план показался Вам абсурдным и не имеет смысл его выполнять, почему Вы отступились? Ведь через два часа Вам вести там людей, живых людей, Вашу группу. Почему Вы ее поведете?
- Но… но, ведь приказы… - я совершенно растерялся – Высокого начальства… приказы же…
- Ясно. У Вас нет стержня капитан. Это понятно, откуда ему взяться, не многие рождаются с ним, его надо закалять, а когда бы Вы успели? – голос генерала приобрел некоторый оттенок печали.
- Простите, я не понимаю.
- Куда уж тут. Я в твои годы еще в учебке потом исходил. А потом восемь лет лейтенантом в группе у толковых людей побегал, и еще пять замком, пока свою группу не получил.- МакДаун грустно хмыкнул – «Академия» - язвительно бросил он – Четыре года и отличников учебы выпускают «капитанами», «командирами» групп, «замками», а что у вас в голове то кроме устава? Выпускают вас много, а толку мало. Иногда мне кажется, что ее надо назвать «академия одноразовых разведчиков»… У тебя вроде и мозг есть, погонять бы тебя в хорошей группе. Мог бы стать неплохим полевиком, может и командиром, со временем. Эх, эти чинуши портят все до чего дотягиваются, лезут куда не понимают! Да чего уж там… - генерал махнул рукой.
«Что он несет, он пьян? Я же уже капитан.»
- Ладно, это так, не обращай внимания. Лирическое отступление. – его голос опять стал безэмоциональным – Ладно, ка-пи-тан, дела такие. Вы должны понимать, что все сказанное мной сейчас абсолютно секретно. – МакДайн смотрел мне в глаза.
- Да, я понимаю.
- Хорошо. Конечно вся эта спасательная операция бред. Четыре дня. Ха, да их на исходе первого всех уже обработали, кому не повезло в зиндан, кому повезло – погибли. Армия просто пытается прикрыться нами, считают, что если сами идиоты, то и мы такие же. Мы отправим вас с рацией, а так как доставлять ее там кроме боевиков некому, то и доставить вы ее не сможете и просто там сгинете, а они потом это на нас свалят, мол: «у нас все шло хорошо, но разведка не смогла доставить рацию это ее прокол, а мы все в белом». Дурачки. Вы пойдете. Но цели будут несколько иными. Вот – он достал планшет и протянул мне – изучите здесь и сейчас, маршрут, инструкции, коды. Планшет не покинет этого кабинета. Вкратце это звучит так, вы берете с собой бомбу в пятьдесят килотонн, под видом рации, доставляете до указанной точки, активируете, идете в место эвакуации, в момент активации бомба пошлет сигнал, мы будем знать, что через полтора часа вас пора подбирать на точке. Если возникнет риск провала операции, гибели группы и тому подобное - вы активируете бомбу в любой точке и отходите к месту эвакуации, если можете. Бомбы должно хватить для уничтожения генератора если ее разместить указанном месте. Но в случае провала лучше хоть что то. Вопросы.
- А почему нельзя нанести удар МБР, если все равно предполагается там все уничтожить?
- Хм, ну, во-первых, армейцы, а во-вторых и главных, боеголовка напичкана электроникой, которая сгорит как и любая другая, и боеголовка просто рухнет бесполезной дубиной на пару домов.
- А почему нельзя запустить ракету с экранированной боеголовкой? – я не собирался так просто отступать, раз ему это так не нравиться.
- Пфф, умный стал? Потому, что у нас нет тех месяцев, которые понадобятся на ее создание. Хотя в будущем у нас видимо такие точно появятся.
- А экранированная бомба у вас случайно оказалась, для чего?
- А вот это уже не твоего ума дело, солдат. – голос генерала стал предельно жестким, было ясно, что сейчас он больше не потерпит никаких пререканий - Читай планшет и спрашивай по операции.


Город: Лекс-бург 
Время 18.47
День тот же.
Сумерки уже начали скрывать очертания объектов в дали. 
Пробираться по грудам захламившим улицы было довольно утомительно и гораздо дольше чем я предполагал, три раза приходилась затаиваться и пережидать патруль но вот мы приближались к предполагаемому месту на юго-западной окраине города. Ориентирами служили остатки большой мечети на холме, от нее в азимуте 160 должна быть белая многоэтажка у которой уцелело семь восемь этажей. Радом с ней и следует заложить «рацию». 
 «Рация» давила все сильнее, первитин, видимо, перестал действовать. «Очень уж быстро, вроде он должен подольше?»
- Эй, командир, не расслабляйся, нам еще двадцати километровый кросс бежать, до места эвакуации. А ты уже раскис. 
«Черт, неужели так заметно?»
- Вон здание, у него и активируем. А насчет кросса не переживай, если будет нужно, я еще первитина приму.
- А его можно так часто применять, не опасно? – задумчиво спросила она.
- Раз выдали по две, значит можно. «Лучше в вертолете помирать, чем тут от взрыва. Да наверняка можно!»
Сумерки усилились, скоро станет совсем темно.
До здания дошли через пять минут и я, с облегчением, сбросил «рацию». В лиловом сумраке ее темно-зеленый корпус казался угрожающе черным. 
«Из-за этой штуки я потерял почти весь свой отряд, двух друзей, а человек которого, как я думал, хорошо знал, хотел меня застрелить. А я застрелил своего друга, я думал, что и себя знал. Неужели это наконец конец?»
- Эй, что застыл, код забыл? – зашипела Анна – Давай я введу.
Я не стал отвечать, опустился на колени и откинул крышу наборного устройства. Тусклый свет зеленой лампочки залил клавиши с цифрами, превратив их из белых в мертвенно-зеленые.
8. 4. 3. 5.
«Интересно, зачем нужна задержка?»
2. 7. 8. 2.
«Что? То есть как зачем? Что за глупости мне в голову лезут?»
7. 4. 6. 0.
«Но если подумать, задержка это больший шанс провала операции. Бомбу могут найти и обезвредить, шанс небольшой, но без него лучше.»
3. 1. 7. 8.
«А если бы нас взяли, даже успей я активировать бомбу, за два часа из меня бы точно выбили, что это и обезвредили!»
4. 4. 1. 2.
«Ну а наша эвакуация? Нами можно пожертвовать. Как сказал генерал? «Академия одноразовый разведчиков», «выпускают вас много, а толку мало»!!»
Мысли вяло текущие в моей голове, пока я вводил код, вдруг заметались быстрее.
«Генерал готов пожертвовать всеми гипотетическими вышившими пехотинцами! Я получил все возможные инструкции позволяющие мне по моему усмотрению ликвидировать членов группы, если я считаю, что они ставят миссию под угрозу! Разве его или кого то из выше стоящих волнуют жизнь кого-либо из отряда, включая меня, если миссия выполнена?!!! Но как же они узнают, что выполнена? Дурак! А атомного взрыва в городе мало для подтверждения?!! Зачем нужна задержка?!?! ЗАДЕРЖКА НЕ НУЖНА!»
Эта мысль поразила меня как молния.
««Вас много», «одноразовые разведчики», «Мог бы стать неплохим полевиком», «мог бы стать», мог бы! МОГ БЫ!! Но не стану! Генерал знал - нет задержки!!»
Желудок туго скрутило, осознание, что этот прямоугольник моя смерть билось в моей голове, оно искало выход, выход наружу, выход отсюда!
- Буээээ – желчь из пустого желудка текла по камням – тфу, тфу - стоя на коленях и опершись руками о усеянную бетоном землю, я механически сплевывал остатки желчи, совершенно не чувствуя горечи во рту.
Рука легла на левое плечо, крепко его сжав, я поверну голову и встретился глазами с присевшей рядом Анной.
- Все в порядке? – голос звучал неподдельно встревоженным – Если это из-за первитина, может тебе посидеть, отдохнуть? Пять минут роли не играют, я потом сама введу код?
- Нет! – резко ответил я – Нет. – уже гораздо спокойнее – это так… я уже почти закончил, сейчас введу.
Она посмотрела мне в глаза, поджала губы, кивнула и потрепав плечо встала, и отошла.
 «Красивая девушка, почему я раньше ее такой не замечал?» Подумать только, меня тут рвет, а она не подкалывает и даже переживает. Возможно, это бы обрадовало меня, если бы не истина толь что открывшаяся мне. «Какой теперь в этом смысл?»
6.
«Это смерть, когда я все введу, эта штука взорвется мне в лицо!! В лицо? Ха, когда она взорвется от меня и крупинки пепла не останется!»
 3.
«Остановись! Это смерть! Но задание?! А как же провал миссии?! А как же жизнь?! Но эвакуации то все равно не будет, я отсюда могу уйти только двумя путями, пленником ЮАХ или облаком молекул!»
8.
« А так ли плоха жизнь пленника?! Это жизнь!! Введи другую цифру! Анна не увидит, вы уйдете, а там как получится! ТУТ ВЕРНАЯ СМЕРТЬ, А ТАМ МОЖЕТ БЫТ ВСЕ, ЧТО УГОДНО! ЖИЗНЬ! НЕ СМЕРТЬ!! ЖИЗНЬ!!! Но это провал миссии…»
Палец скользнул по кнопке с цифрой девять, неуверенно ее погладил. И с силой вдавил.




0
144
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!