Писака

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Писака
Автор:
Интгарт Сойрин
Аннотация:
Количество домашних животных во многих странах мира ежегодно растет. Люди более тщательно заботятся о здоровье своих питомцев и в целом более осознанно относятся к их содержанию. Это очень-очень большая аудитория читателей, среди которых есть: мэры, губернаторы и просто баснословно богатые зверушки (это, кстати, не шутка). Пришло время писать для них... Рассказ участвует в литературном конкурсе рассказов "Непутевые заметки" Ссылка: https://litmarket.ru/co
Текст произведения:
Редактор журнала оценивающе окинул меня взглядом.
— Писатель, значит?
— Писатель, — говорю.
— В каком жанре пишите?
— В любом могу, — отвечаю. — Всё от аудитории зависит.
Соображая, редактор задумчиво поскреб свой волевой подбородок.
— Хорошо — показывайте что принесли!..
Я достал увесистую, на четыреста листов, рукопись.
— Стоп! Это зачем? Мы тут небольшие рассказы публикуем.
Я пожал плечами, спрятал рукопись в рюкзак и достал подборку рассказов, на семистах листах.
— Господи, что это?
— Можно выбрать для любого питомца.
— Питомца?
— Первая часть состоит из рассказов для собак, вторая — для кошек. У вас, кстати, какой питомец?
Плохо понимая, что происходит, редактор растерянно произнёс:
— Есть попугайчик у внучки, но какое это имеет…
— Маленький, зелёненький?
— Ну… да…
— Вот, — я быстро нашёл нужную страницу. — Про пиратов и сокровища.
Пробежавшись по тексту, редактор растерянно спросил:
— Это для попугая?
— Конечно, не смотрите что пафосно, сами знаете: плох тот попугай, который не хочет стать орлом. На сноски можете не смотреть, там отзывы.
— Вы издеваетесь? Тут же сплошные карканья и курлыканье?
— Естественно, это же отзывы воронов и голубей.
— Вы все таки издеваетесь?
— Отнюдь, — ответил я и тут же продолжил, видя, что редактора мои слова не впечатлили. — Вороны хитры и сообразительны. Кстати, их интеллект, гораздо более развит, чем люди могут себе представить. Чтобы вы знали, новокаледонские вороны в поисках еды повседневно используют орудия в виде крючков, сделанные из веток. У врановых в процессе эволюции развились плотные группы нейронов, позволяющие воронам обладать высокими умственными способностями.
— Они вам на новокаледонском это накаркали, — ухмыльнулся редактор.
— Ворон — естественно, — ответил я. — А его подружка, признаюсь, на местном наречии, но я всё перевёл, даже специалист не отличит.
Редактор загадочно улыбнулся. «Мужик проникся в тему», — решил я.
— А курлы-курлы — это говор голубей?
— Да, они, кстати, с Петровки, 38.
— Что, простите? — икнул редактор и как-то сразу перестал улыбаться.
— Почтовые, — говорю, — чушь, нести не будут, на государство всё же работают.
Редактор встал, подошел вплотную и серьёзно спросил:
— Вы здоровы?
— А вы как думаете?
— Я сейчас зама приглашу и мы продолжим.
Редактор, вернулся на своё место, по селекторной связи пригласил к себе Илью Кумача, а когда, через минуту тот влетел в кабинет, произнёс:
— Господин Зверев, передайте, пожалуйста, Илье, ваш рассказ и повторите ещё раз про сноски.
Я выполнил просьбу редактора и ещё раз рассказал про отзывы воронов и голубей. Кумач, закончив чтение, с любопытством уставился на меня.
— Кумач, неплохо, как считаешь?
— А кто, простите, собаке это читать будет? — робко поинтересовался Илья.
Я не раздумывая ответил:
— Питомцы.
— Кто? — растерянно спросил редактор и его зам.
— Дети, — уточнил я. — Это наш основной электорат, плюс процент с рекламы за питание.
При упоминании о питании редактор подпрыгнул и, заметался по кабинету. Кумач, схватил со стола босса калькулятор и начал что-то считать.
Увидев такое, я возликовал.
Тем временем директор подошел к сейфу, открыл его и, вытащив пачку купюр, кинул его мне, со словами: «Это гонорар!»
Я ловко поймал и мертвой хваткой вцепился в пачку денег.
Кумач, запутавшись в расчётах, вызвал себе в помощь экономиста. Редактор пригласил к себе в кабинет маркетолога. Я снова повторил всё ранее сказанное, потом достал очередной шедевр и со словами: «Рассказ для аквариумных рыбок», прочитал его вслух.
Редактор и все присутствующие, не удержавшись, восторженно захлопали в ладоши.
— С завтрашнего дня можешь приступать к работе. И главное — сейчас подпишем договор на эксклюзивные права.
— Думаете это необходимо? — спросил я, не веря своему счастью.
Директор погрозил мне пальцем и пояснил:
— Просто необходимо и, кстати, там же оговорим комиссионные.
Я кивнул.
Реклама с моими книгами разошлась, как свежие пирожки в привокзальном буфете. Прибыль от рекламы потекла на счет, словно из рога изобилия. Такого в редакции ещё не видывали. Говорят, что аппетит приходит во время еды. Я писал для черепах, морских свинок, муравьёв, ставших недавно модными.
Мне ввели дополнительную плату за перевод моих произведений на другие языки. В моей жизни начался самый настоящий ажиотаж. Книги для питомцев расходились многотысячными тиражами. Интерес ко мне был потрясающий. Меня постоянно преследовали репортеры и зоологи, последние норовили предложить соавторство.
И я не дремал. Писал про рыбок, кроликов, отдельными тиражами выпускал сборники для определенных пород собак и кошек. Их эффект был сногсшибательным. Я стал богат, но главное — читаем.
— Простите, не расслышал, в каком жанре вы пишите?
— В любом могу, — отвечаю. — А где все?
Мужчина напротив меня задумчиво посмотрел в мою сторону и поинтересовался.
— Простите, кто все?
— Ваш заместитель — Кумач, экономист — Сергей Петрович и Леночка — менеджер.
— Зачем мне заместитель, экономист и тем более менеджер?
И тут у меня случился шок.
— Вы вообще-то кто? — отчаянно закричал я, стеклянными от ужаса глазами всматриваясь в мужика в синем, мятом халате, который на моих глазах начал превращаться в огромного кота.
В ответ мужик-кот несильно ударил меня лапой.
— Да тише ты! Чего орешь?.. Я Бегемот, кот-оборотень и любимый шут Воланда.
0
35
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!