"Ночь перед Рождеством" и Николай Васильевич Гоголь

"Ночь перед Рождеством" и Николай Васильевич Гоголь
Когда-то давным-давно, когда деревья были большими, а я маленькой, наткнулась у бабушки на книгу "Миргород". Старый сборник повестей в черной обложке. Так у меня восьмилетней случилась любовь на всю жизнь с Гоголевскими произведениями. Нет, разумеется сюда не входила "Ночь перед Рождеством", зато я прочитала "Вия". Бедный мой младший брат... Вместо сказок ему пришлось слушать пересказ в моем исполнении мистического ужастика. Уже после прочитала и "Ночь перед Рождеством", да и мультфильм, и фильм пересматривала неоднократно.

Николай Васильевич рос в богобоязненной религиозной семье, и его мать с малых лет постоянно водила в церковь и наставляла, что необходимо соблюдать нравственную чистоту во имя спасения. С другой стороны, он был окружен украинской культурой, богатой на легенды, поверья о потусторонних демонических силах. Конечно же, все это не могло не сказаться на формировании личности будущего писателя. В своих произведениях он как бы предоставляет нам результат того, что случится, если сойти с верного пути, поэтому очень часто прибегает к мистическим сюжетам. Повесть «Ночь перед Рождеством» одна из самых веселых и сказочных повестей цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки». А еще это одно из самых новогодних произведений, какие только себе можно вообразить. Наверное, вряд ли кому то из нас в жизни "посчастливилось" встретить настоящего черта, который в рождественскую ночь гуляет по улицам города, или ведьму, рассекающую вечернее небо верхом на метле. А может Вам доводилось видеть, как колдуну в рот сами собой залетаю вареники? Скорее всего, нет. Каждый из Вас прекрасно знаком с этой удивительной историей, заставляющей переживать и от души смеяться. Но самое главное - то, что этот сюжет никогда не надоедает, и произведение можно перечитывать множество раз. Повесть отличается особым сказочным двоемирием. Например, сам черт в некоторых сценах напоминает вполне обычного губернского стряпчего, который даже может любезничать с Солохой, являющейся не только матерью кузнеца Вакулы и привлекательной женщиной, но и ведьмой. В ходе развития действия, как ни странно, одно другому не мешает. Реальные события переплетаются со сказочными настолько тесно, что тонкая грань между ними вовсе теряется – это еще одна особенность писательского гения Гоголя, которая пронизывает все его творчество и придает ему характерные черты. Жители Диканьки предстают смешными обывателями, любителями поесть и охотниками до земных удовольствий. Подчас они наивные до глупости, ленивые, вздорные, готовые к скандалам, лживые и лицемерные, даже трусливые, прячущие свои истинные действия и желания за словами. Однако автор пишет об этом с юмором — не возмущаясь, не негодуя, а улыбаясь, посмеиваясь, как над вполне обычными и вечными человеческими недостатками. Но, как в любой сказке, в конце добро побеждает зло.

Как почитаемого классика русской литературы, Гоголя в СССР экранизировали часто и охотно (по-моему, только «Заколдованное место» не обрело своего киновоплощения). Но самыми известными экранизациями, безусловно, стали три — «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1961), «Вий» (1967) и «Пропавшая грамота» (1972). Что касается "Вечеров на хуторе близ Диканьки" (или "Ночь перед Рождеством"), мне бы особо хотелось отметить два наиболее удачных варианта: фильм Александра Роу 1961-го года и мультипликационный фильм 1951-го года.

В СССР даже само слово «Рождество» не только писалось с маленькой буквы, но и как бы не одобрялось для употребления. Поэтому забавно, что именно в разгар хрущевской антирелигиозной кампании начала 60-х годов при экранизации «Ночи перед Рождеством» режиссёром-сказочником Александром Роу было выбрано общее заглавие ранних гоголевских повестей. В уверенных руках Александра Роу словно оживают персонажи бессмертного произведения, обретают еще больший колорит, еще более яркие черты характера. Вспомним востроносого мышеподобного дьячка, сильного и смелого богатыря Вакулу, эгоистичную красавицу Оксану. И все это припорошено снегом, "сдобрено" украинскими песнями. Забавно, что «роль» украинской Диканьки (которая и сейчас находится в Полтавской области) у Роу «играла» русская деревня Гигирёво под Звенигородом. Она вообще была любимым местом съемок режиссёра — её мы можем увидеть в его фильмах «Варвара-краса, длинная коса», «Морозко», «Финист — Ясный Сокол». Недаром в киносреде её прозвали ГиГиРоу. Правда, во время съёмок «Вечеров» в Подмосковье выпало мало снега, поэтому пейзаж с заснеженными горами пришлось снимать аж на Кольском полуострове. В фильме было задействовано немало именитых артистов, но особенно выделялись двое. Во-первых, «божественная» Солоха в исполнении Людмилы Хитяевой. Правда, для литературной Солохи актриса была слишком хороша, молода и худа. Поэтому для усиления «аппетитности» на Людмилу Ивановну надевали несколько юбок, а она старалась во время съемок пониже наклонять голову, чтобы получился второй подбородок. Не мог не запомнится и любимый актёр Роу — Георгий Милляр. Роль чёрта не была для него в новинку — он частенько играл всякую нечисть — от Бабы Яги до Кощея Бессмертного. На съемках «Вечеров» ему пришлось тяжелее всего, потому что мороз на улице стоял хороший (да ещё и метель специальными ветродуями создавали), а на актёре было надето лишь тонкое трико с наклеенными волосами. Хитяева вспоминала, что, надевая костюм чёрта, Милляр постоянно крестился, говоря: «Господи, прости меня за это хулиганство!». 

" ...на стене сбоку, как войдешь в церковь, намалевал Вакула черта в аду, такого гадкого, что все плевали, когда проходили мимо; а бабы, как только расплакивалось у них на руках дитя подносили его к картине и говорили: «Он бачь, яка кака намалёвана!» — и дитя, удерживая слезенки, косилось на картину и жалось к груди своей матери"

Н.В. Гоголь
+1
19:29
190
RSS
19:45
+1
Мне нравятся произведения Николая Васильевича Гоголя. Догадываюсь, отчего он сжёг второй том «Мёртвых душ». И советские фильмы по мотивам его произведений мне нравятся, в отличии от современной бессмыслицы, наполненной спецэффектами и бездарными актёришками.