Джек Лондон

Джек Лондон
Человек, в чьих книгах мы то прокладываем тропу сквозь суровые снега, то несемся вперёд, возвышаясь над миром среди бескрайнего океана. Его истории пропитаны морской солью и духом золотой лихорадки; его герои покоряли и далёкие острова, и собственное сознание; теряли себя на дне пивного бокала и возносились к звёздам...
Так кто же он?
 
Джек Лондон!
 
Произведения, с которых началось моё знакомство с его творчеством - истории, переданные через восприятие животных. Образы, нарисованные в "Белом клыке" и "Зове предков", казались в какой-то степени отражением друг друга, но рассказанным немного в обратном порядке. Волчонка вырвали из суровой лесной обители и бросили в ещё более суровый мир людей. Эти многочисленные двуногие ожесточили его до такой степени, что становилось страшно. И сколько потребовалось сил тому Человеку, который смог справиться с ледяной коркой волчьей души...

"Зов предков" начиналась абсолютно с противоположной стороны (хотя и с теми же мыслями). Привыкшего к сытой жизни домашнего пса похищают и продают. Всё просто: теперь его жизнь - череда хозяев, выживание и суровая реальность, подкидывающая раз за разом новые и новые препятствия. С каждым днём среди снегов Аляски, в домашнем псе пробуждается древняя память его диких предков. И когда оборвалась последняя светлая нить, связывающая пса с его Человеком - оставалось лишь бежать вперёд, вглубь чащи, окончательно возвращаясь к корням.

Да, эти две книги произвели на меня сильное впечатление в своё время. Дороги могут повернуть абсолютно в любом направлении, но всегда приведут к какой-то точке, откуда можно начать идти дальше. "Джерри-островитянин" и "Майкл, брат Джерри" - с ними я познакомилась намного позже. Вновь история рассказана глазами собак, теперь уже в более тёплом климате, чем Аляска, сменив снежные просторы на морскую гладь. Путешествия Джерри происходят среди аборигенов, раскрывая их образ жизни и мировозрения во всей красе. Майклу повезло не больше - здесь автор особенно чётко прописал свои мысли и о жестком обращении с животными, особенно в цирках.
 
 
Много вы знаете вселенных постаппокалипсиса? Уверена, что большинству на ум тут же пришло несколько давно заезженных названий, достаточно популярных и раскрученных. А ведь у Джека Лондона тоже есть своя история падения человечества - "Алая чума".

Рассказ ведётся от лица старика. Он пытается поведать своим внукам о напасти, перевернувшей его привычной мир - Алой чуме. 

Она убивала слишком быстро, ярко, беспощадно. Сеяла панику и пробуждала древние инстинкты, задача которых - выжить. Человечество почти полностью погибло, оставив после себя разрушенные города и разрозненную кучку людей, которым по одиночке пришлось несколько лет искать друг друга.

Старик рассказывает своим внукам об Алой чуме. Но их раздражает его вечная привычка говорить длинными фразами и непонятными словами. Невероятные вещи он пытается до них донести - микробы, числа, воздушные суда... Это звучит даже не фантастично - бредово. Их интересует только Алая чума ("Красная! Что значит "алая" Нет такого слова!"), а не философия и мораль. Между интеллигентным преподавателем университета и этими детьми в грязных шкурах - пропасть в целое поколение. И сам он теперь - их отражение.

"– Когда я вырасту, я отдам Косоглазому всех коз, и мясо, и шкуры, которые я добуду, чтобы он научил меня, как стать доктором! – заявил Хоу-Хоу. – И тогда все будут уважать меня и слушаться. Люди будут кланяться мне. 
Старик грустно кивнул головой и пробормотал: 
– Странно слышать остатки сложных форм арийской речи из уст грязного маленького дикаря, одетого в звериные шкуры! Мир опрокинулся вверх дном. И причиной всему чума. 
– А я не стану тебя слушаться, – гордо сказал Заячья Губа будущему знахарю. – Если я заплачу тебе, чтобы ты послал кому-нибудь черную палку, а он не умрет, я убью тебя; запомни это, Хоу-Хоу! 
– А я сделаю так, чтобы дед вспомнил вещества, из которых приготовляется порох, – сказал Эдвин негромко. – И тогда подчиню себе всех вас. Ты, Заячья Губа, будешь сражаться за меня и добывать мясо, а ты, Хоу-Хоу, по моему приказанию станешь посылать черную палку, чтобы меня боялись. Если Заячья Губа попробует убить меня, я прикончу его этим порохом. Нет, дед не такой глупец, как вы думаете, и я буду слушать его рассказы и когда-нибудь стану главным над вами! 

Старик печально покачал головой. 
– Снова изобретут порох. Это неизбежно: история повторяется. Люди будут плодиться и воевать. С помощью пороха они начнут убивать миллионы себе подобных, и только так, из огня и крови, когда-нибудь в далеком будущем, возникнет новая цивилизация. Но что толку? Как погибла прежняя цивилизация, так погибнет и будущая. Потребуется, может быть, пятьсот тысяч лет, чтобы построить ее, но так или иначе она погибнет. Все погибает и проходит. Не исчезнут только космическая сила и материя – они вечно движутся, взаимодействуют и создают три непреходящих типа: священника, солдата и правителя. Устами младенцев глаголет истина веков. Одни будут сражаться, другие – молиться, третьи – править, а остальные – большинство – трудиться в поте лица и страдать, и на их кровоточащих трупах снова и снова будут воздвигать то необыкновенное, чудесной красоты здание, которое называется цивилизованным государством. Оно будет расти, несмотря ни на что; даже если не сохранятся спрятанные в пещере книги, люди все равно откроют старые истины и начнут поклоняться старой лжи и учить тому же своих детей. Что толку?.." (с)
 
 

А вот эти две книги в своё время были для меня неожиданностью. В голове сложился стереотип, что если Джек Лондон - то либо Аляска, либо море; люди в образе зверей, и звери, иногда более понятные и человечные, чем окружающие двуногие. А здесь...

Здесь мы попадаем совершенно в иные миры.
"До Адама" - пересказ одного сна, длиною в жизнь. Мальчику с раннего детства снится кошмар - никак иначе он его воспринимать не может. Чем старше мальчик, тем взрослее становился и его сон - слишком реальный, чтобы, проснувшись, забыть. Герою истории каждую ночь видится жизнь его далёкого предка - генетическая память ещё тех времён, когда жизнь начиналась с ощущения пропасти под собственной "колыбелью"; где страх был неотъемлемой частью существования.

Его предок - первобытный человек.

"Смирительная рубашка" (в других вариантах "Межзвёздный скиталец") - история о тюрьме, камере-одиночке и непоколебимой свободе Духа, которого не удержать никакими стенами. Даже среди темноты и равнодушных стен связанный "смирительной рубашкой", человек нашёл путь наружу - пройдя меж звёзд и открыв дверь в свои прошлые жизни. 

Если первая книга настаивает на эволюции, определяя странные сны героя как всего лишь проявление генетической памяти, то "Межзвёздный скиталец" раскрывает перед нами идеи переселения душ и их взаимосвязи друг с другом. Несколько разносторонние теории, которые многие люди считают чуть ли не взаимоисключающими. Но почему бы им не сосуществовать в нашем мире вместе?
 

+2
23:32
73
RSS
Прекрасный писатель и замечательная статья!
12:37
Хороший отзыв на произведения, которыми зачитывалась в шестом классе. Самое удивительное, что именно указанные в отзыве тексты оставили не то что след, а просто колею в моём сознании. Пожалуй, кроме «Алой чумы». Не включены разве что «Сердца трёх» да «Маленькая хозяйка большого дома». Критики считают их большой ошибкой прославленного писателя. Но читались-то как! Взахлёб! На уроках, дома, вместо посещения факультативов. «Смирительная рубашка» была включена в многотомник под названием «Странник по звёздам». Увы, шестиклассникам было не даны такие манипуляции с сознанием laugh Но советские пионеры ознакомились со своего рода эзотерическим опытом laugh
Вот интересная статья: samlib.ru/m/minasjan_t_s/london.shtml
Спасибо!
Загрузка...