Рецензия на роман «Аркан» Майи Филатовой.

Рецензия на роман «Аркан» Майи Филатовой.


Технические ошибки:

1. Пунктуация – в некоторых местах изредка нет запятых или есть лишние

2. злоупотребление спецификаторами


Я рассмотрю разного рода ошибки на примере предисловия и первой главы, ибо по тексту дальше все те же грабли. В остальном будет разбор всего остального романа по трем главный пунктам.


Итак:


Если с прологом все хорошо и даже замечательно, то дальше начинаются проблемы.


Вместо предисловия

«что работу механизма смог бы услышать даже простой человек.» - можно сказать проще

«Песок завернулся кулёчком, зашелестел. Не глядя, я перевернула часы» - не сразу ясно, о каком песке идет речь

«мир виделся чуть искаженно» - «виделся» звучит не слишком художественно

«Окружающее пространство мгновенно повело.» - «окружающее пространство» - звучит канцеляритно в данном контексте. И таких вещей еще много встречается по тексту.

« другой ситуации я бы отдала светильник ему, но после полученного только что письма от широких жестов решила воздержаться. А теперь ещё и гонец посреди ночи.» - речь вроде идет о гонце, а потом снова о гонце, но с нарушением временной логики.

Про взрывоопасную ящерицу мной было много чего рассказано при комментообмене, но читая дальше, я так и не смог найти смысла в этой сцене, более того, это сильно отвлекало от важного сообщения, что передали героини, от ее эмоций. Все наше внимание сосредоточено на этой злосчастной ящерице.


1 глава.

«Я вскочила. Натыкаясь на стены, кинулась прочь» - да, экшен сцена и динамичный текст, но это не значит, что такие сцены должны быть лишены изящества.

«Колотящаяся в висках усталость притупила страх.» - человек во время контузии в последнюю очередь чувствует себя усталым

«Ну, догонят, ну, убьют. Хотя я от погони сдохну раньше…» - я долго силился понять, как сочетаются эти два предложения.

«что происходило в других частях здания» - в данном случае уместнее «происходит», ибо это мысли героини в данный момент, а не ее осмысление. Первым глаголом в прошедшем времени было достаточно подчеркнуто, что это рассказ, но глагол «происходит» идет как прямое продолжение «не думать про то».

«Стекло отсутствовало» - тот же канцелярит

« куда бы эта сволота усатая ни учапала. Я нервно усмехнулась. Повезло пацанёнку.» - в двух предложениях с этими двумя жаргонизмами рушится вся фэнтезийная атмосфера, которая до этого строилась вполне себе ровно.

«Сказав так, она вынула откуда-то засаленный мешочек и протянула его мальчишке. Тот моментально набил рот сушеными плодами, чавкая и облизывая пальцы.» - только мальчик-аутист после того, что пережил, да все еще находясь в непосредственной опасности, может так реагировать, на мой взгляд.

«Мощный пинок взрыва» - тут без комментариев

«Я заозиралась» - оправданий для ввода такого слова, далекого от правил русского языка, должно быть оправданным. И рваное предложение с подлежащим и сказуемым, на мой взгляд, не оправдывает.

«Раненая нога слушалась плохо. Точнее, совсем не слушалась.» - в этих уточнения нет художественности, он лишь грузят текст

«Когда потухли круги перед глазами и стих звон в ушах» - о которых мы ничего не знали, и непонятно, отчего те взялись. От страха? От больной ноги? От пережитого?

Описание физических реакций персонажа таким образом не дает узнать ничего о самом персонаже.

«Драться одним кинжалом, да на раненой ноге? Без шансов. Ну, разве что в рай для воинов попасть потом.» - это информация нам, так или иначе, уже подавалась, мы уже все поняли. Повторения по тексту идут достаточно часто.

«Но клинка и след простыл. Приехали. Последняя память об отце… Эх.» - отрывисто, будто автор хочет поскорее сделать ремарку и перейти к чему-то более интересному. Не работает на образ, не создает эмоциональной привязки. Быстро, отрывисто, читатель забудет об этом факте уже через два абзаца.

«. Более острые, менее разборчивые» - подобного рода спецификаторы не красят текст, это чаще всего отвлекающий мусор, их нужно уметь правильно «готовить».

«крики – сегодняшние и не только» - вроде как «крики» должны готовить читателя к сильным эмоциям, но подача рубит на корню, особенно слово «сегодняшние».

Подача, собственно, большая проблема. Когда мы ничего не ощущаем, например, от смерти младенца, где-то вдалеке, то это проблема. Одно дело, когда мы действительно ничего не знаем о нем, и нам нет, по сути до него дело, ведь мы следим за главной героиней. Но в то же время, этот эпизод присутствует, и только подачей можно обратить на него внимание.




1. Персонажи.

Так как произведение пишется от первого лица, то, соответственно, образ, через который говорит автор, решает. Внутренние миры других персонажей для нас загадка, мы можем лишь оценивать их через жесты, слова и прочее, а также их взаимодействие с главным героем.

И в данном случае имеются проблемы. Главная героиня Кет имеет весьма нечеткий и противоречивый образ. Очень часто неясно, где автор, а где героиня, порой они сливаются воедино, но чаще говорит именно сам автор, но саму Кет практически неслышно. У персонажа практически нет собственного голоса, а тот, что есть… я поясню подробнее в разборе художественности.

Нам же предлагается видеть Кет аристократкой и воином, прошедшей долгие испытания, закаленную в боях. Но ничего из этого в героине данного произведения нет, на всем протяжении романа. Она не притворяется кем-то другим при этом. Из-за этого сложно почувствовать весь вес ее страданий, тяжело прочувствовать ее конфликт… а есть ли у нее конфликт?

Героиня большую часть романа плывет по течению, ее поступки во многом импульсивны или продиктованы «удобными» обстоятельствами, но это проблема сюжет, будет рассказано больше в пункте 2.

И главное, что героиня нисколько не изменилась за 331 страницу роману. Ни рабство, ни сложные отношения, ни неожиданный выкидыш (если это был он, текст очень сумбурен подчас, но об этом подробнее в пункте 3) – все это никак не меняет героиню, ее персонаж не развивается ни в какую сторону.

С персонажами второго плана ситуация разная. Есть персонажи однодневки, которые не запоминаются, и которые существуют только для экспозиции. Есть более постоянные действие герои, и многие хорошо прописаны. Феррек, Дарн, Халнер, Эвелин и прочие – к ним вопросов нет. К ним самим. Но так как мы не может влезть в их мысли при такой подаче, прочувствовать их душу через такую подачу, и текст нисколько не помогает в этом, их образами и всеми связанными с ними поворотами сюжета и эмоциями. Что мы должны испытывать, потенциал оказывается не раскрыт. В результате чего даже последние откровения Халнера не вызывают ничего, они просто есть, нет взаимосвязи.

Сама взаимосвязь между персонажами слабая и достаточно противоречивая. Конфликты начинаются быстро и заканчиваются практически ни на чем. Любовная история дает не так много основному сюжету, у них могла бы быть и дружба, мало бы что изменилось.

Так или иначе, персонажи размазаны по тексту, в них нет цельности. Они тонут в самобытности мира, не являясь его яркими представителями, а больше некими статистами, благодаря которым есть внешние раздражители, на которые реагирует героиня (об этом больше в пункте 3).


2. Сюжет.

Мне сложно понять, закончен ли роман. Если он закончен, то такая точка… что она дает? Чего добились герои? Что вынесли? Что читатель должен вынести из их приключений?

Сюжет страдает от того, что не обладает цельностью. Он разбит на куски, которые представляют из себя камерные зарисовки, которые вроде как должны раскрывать сюжет или персонажей, но вместо этого во многом идет топтание на месте. При подробных описаниях мира и предыстории не ощущается цельность этого мира, обилие деталей создает лишь атмосферу, но читателю слабо видно влияние тех или иных действий героев на мир или же самого мира на героев. Последние замкнуты в неком собственном мире, и все происходит для них в те моменты, когда этого требует сюжет.

Разумеется, это не везде так. И не все так плохо. Мир атмосферен, в самих камерных эпизодах он живее всех живых, его можно прочувствовать. Но герои в нем не живут, он существует где-то отдельно, они не видятся его частью. И если для Кет это более чем понятно и логично, но и остальные герои слабо вписаны в него, скорее они просто идут по тщательно прописанным декорациям, но их взаимодействие не чувствуется столь хорошо.

Что же по структуре? Начальную главу с побегом можно смело выкинуть. Смерть семьи, приютившей героиню, не вызывают никаких эмоций и не несут большой смысловой нагрузки. Можно начать прямо с момента, когда героиня попала в новый мир, и ничего не потеряется.

Сам же сюжет с театром, протянутый через весь роман… как бы выразиться получше… создает сюжет внутри сюжета. Делая то, что не внутри, практически бесполезным. Что я имею ввиду? То, что вся предыстория героини, весь ее опыт, все, что она пережила до этого момента, имеет мало смысла, и играет мало роли в дальнейших событиях. Можно было просто обрисовать ее происхождение без особой предыстории, и ничего бы история не потеряла.

Подсюжеты с инквизицией имеют значение только в контексте столкновения с театром и тем, что один из персонажей тайный инквизитор. Но последнее выглядит притянутым за уши твистом. Равно как и вся история с театром в контексте того, что все, что касается инквизиции, кажется более важным в связи с заявленной вначале эпичностью. Очень спорный ход, могла бы спасти подача.

Главный конфликт должен быть в том, что у героини есть высший долг, высшая мечта, ее борьба, на которую она положила свою жизнь, даже уничтожила свою возможность иметь детей ради этого. Но где этот конфликт? После нескольких слабых попыток выбраться из рабства героиня просто плывет по течению до самого конца романа. К чему тогда была вся эта заявка?

Если роман на этом окончен, и нас ожидает продолжение, то весь этот роман можно будет пересказать всего в двух предложений в контексте более важной борьбы. Что нивелирует ценность от чтения именно этого романа. Локальная история при такой заявке – это очень рискованный ход, и его нужно правильно подать.


3. Художественность.

Я поставил канцелярит, жаргонизмы и подачу в стиле «пацанки 13 лет» (прошу прощения, но другого определения такой подачи, что разворачивается на полную после первых глав, язык не поворачивается) как недостаток текста, который следует искоренить. Однако, есть одно но. Чем дальше продвигалось чтение, тем больше создавался мир, в котором такая подача не просто приемлема. Она вписывается.

Да, это не будет высокой художественностью, но сама описательная часть текста и построение атмосферы обеспечивают этому причудливому механизму работу.

Но некоторые шестерни в нем не крутятся, и я объясню почему.

Когда мы думаем о воине-аристократе, слушаем о его деяниях и высших целях, а после слышим такую речь… дело не в мате, словах «насрать» или чем-то другом, это добавляет своего колорита тексту. Нет, дело в том, что героиня ощущается именно тринадцатилетней пацанкой. Такой голос дал ей автор, и автор говорит через нее так, что мы видим именно автора, потому что сложно представить героиню с такой заявкой, да еще с таким голосом.

Но хуже всего то, что этим голосом говорят все персонажи, героиня лишь слегка выделяется. Практически никаких отличий, буквально слышишь, как мужчины говорят женским голосом и в похожей манере.

В этом мире заявлено деление на Высокую и Простую речь, но эта разница не прописана, не ощущается интуитивно, все говорят так, будто сошли с кафедры плохого ПТУ.

Это не дает проникнуться персонажами, не дает в полной мере развернуться сюжету через героев, не создает нужного уровня сопереживания.

Равно как и не помогает скачущие мысли в тексте. Автор голосом героини делает лишние ремарки, то и дело происходят скачки туда-обратно. И если текст написан грамотно в общем и целом, на подобное нужна вычитка всего текста, которому крайне недостает художественности в мелочах.

Как я говорил, все канцеляриты и жаргонизмы создают свою, особую атмосферу, но кроме этого за сюжетом и текстом не прослеживается ничего высокого, не прослеживается изначального замысла, что хотелось написать именно так, потому что на это есть та или иная причина, а не то, что автору просто так удобно.


Вывод: на мой взгляд, это роман, который запутался сам в себе. Он сам не знает, чем он был, чем будет, и чем он хочет в дальнейшем стать. Проблема не в самом исполнении, проблема в фундаментальных вопросах, которые решаются еще до написания первой главы. О чем произведение? Что будет говорить? Как оно будет говорить? Как только будут даны ответы на эти вопросы, роман перестанет колобродить и качаться из стороны в сторону, обретет цельность и связность, которой ему порой не хватает.


С уважением. 

0
00:28
235
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!