Приключения идиотов. Фильм II. Наши в космосе!!

Форма произведения:
Повесть
Закончено
Приключения идиотов. Фильм II. Наши в космосе!!
Автор:
帝闇 (Микаями)
Связаться с автором:
Рекомендуемое:
Да
Предложить почитать:
Да
Автор приглашает:
Да
Хочу критики!:
Да
Аннотация:
Наконец-то, Япония смогла договориться с Китаем о совместной космической программе. Когда астероид «AID-12» был уничтожен неким дагестанцем, земляне решили отправить к Меркурию ракетоноситель «Мираи-2.2». После удачных испытаний «Мираи 1.2» и «Мираи 1.3» объединённая японо-китайская космическая программа готовиться к полномасштабному запуску. Вот незадача только: наши ребята, как всегда, суют свой красный нос куда попало. И снова Егору Александровичу суждена дорога (ну, или Млечный Путь!) приключений.
Текст произведения:

Полное название: «Восходящее Солнце: Невероятные жизнь и приключения наших в Японии!! Фильм II: Идиоты в Космосе!!»

Жанр: драма, комедия, повседневность, полу-ситком, вакханалия, сюрреализм, боевик, космоопера, нонсенс

Студия: CitadelFILM, Rainbow True, НОВАК-РУС 

Страна: Япония, Республика Корея, Россия

Режиссёр: Микаями Горо, Микаями Сора, Абдул Абрамович

В ролях: Парушкин Егор, Евгений Масликов, Шелегов Виктор, Тимофеев Владимир, Алексей Гаргарошкин, Ризе Акацуки, Сакура Аоиянэ, Макото Расано, Питер Никкерз, Джордж Мако, Джонатан Хартс, Каору Ямада и др.    

Дата выхода в Японии: 3 сентября 2018 года

Дата выхода в России: 12 апреля 2019 года

Дата выхода в мире: 12 апреля 2019 года

Возрастное ограничение: 16+

Продолжительность: 2:56:45

Слоган: «Фильм, который заслужили земляне!!»

Аннотация: Наконец-то, Япония смогла договориться с Китаем о совместной космической программе. Когда  астероид «AID-12» был уничтожен неким дагестанцем, земляне решили отправить к Меркурию ракетоноситель «Мираи-2.2». После удачных испытаний «Мираи 1.2» и «Мираи 1.3» объединённая японо-китайская космическая программа готовиться к полномасштабному запуску. Вот незадача только: наши ребята, как всегда, суют свой красный нос куда попало. И снова Егору Александровичу суждена дорога (ну, или Млечный Путь!) приключений.

 

 

 Японское агентство аэрокосмических исследований — японское государственное агентство, отвечающее за космическую и авиационную программу Японии. Образовано 1 октября 2003 года в результате слияния трёх ранее независимых организаций. JAXA обладает возможностью запуска искусственных спутников Земли, межпланетных станций; в планах реализация более сложных космических миссий, таких как изучение астероидов и освоение Луны.

  Честно сказать, я никогда не посмел бы сомневаться в том, что японцам под силу освоить космос, но после новости о том, что они заключили сделку с Китаем об общей космической программе по пуску, я буквально взорвался от радости. Но это было ненадолго, однако. Спустя десять лет после объявления о нём все забыли. И я в том числе. НО! После того, как мы вернулись из Европы после спасения Данилки из рабства, мы уселись смотреть чемпионат мира по футболу и буквально охренели от полуночного выпуска новостей как раз после матча. Мухаммед – дагестанец, с которым нам пришлось сражаться в Париже, оказался хорошим парнем. Он понял, что терроризм – это не его дело и подпрыгнул от Луны к летящему астероиду. Астероид, угрожающий Земле, был им героически уничтожен, но сам Мухаммед, к нашему общему сожалению, погиб. Мы все вместе отдаём ему уважение и один большой респект. Собственно, как раз после уничтожения астероида, названного новостями «AID-12» японцы заявили о запуске к Меркурию ракеты-носителя «Мираи 2.2», созданного на базе Спейс Шаттл, но с китайскими технологиями. Поднебесный коммунистический рай ещё как помог японцам выйти в лидеры космоса. Да вот только незадача: вопросик. Вопросик: «А на кой чёрт японцам вообще запускать миссию на Меркурий?». И даже японские СМИ занялись этим вопросом. Китайцы своих, конечно, прижали. Мол, нефиг вам разнюхивать! А японскому правительству пришлось несладко так постараться, чтобы скрыть хоть что-нибудь. Но у них это вышло и вышло не плохо так. Короче, неделю мы сидели без дела. Кто куда. А затем собрались всей компашкой у меня, в лесах, близ Осаки. И решили мы отметить день рождения Данилки.

 Как это обычно бывает, мои дети накрыли стол, а только жопу чесал и ржал над японскими шоу. «Ахахаха!» Как «смешно» то было! И вот первый звонок в дверь. Бегу открывать и встречаю одетого в клетчатую рубаху и джинсовые шорты Евгения.

- Здорова, Егор Александрович! – сказал он громко и радостно. – Давно не виделись, да?

- Ага, - принял я его сарказм. – Целая неделя прошла, прикинь? Куда уж там годами не видеться.

- Ладно, - сказал он, ставя ярко-красочный пакет на маленький столик у софы. – Собственно, две недели назад Даниле Андреевичу пришлось испытать огромное удовольствие о собственного спасения, хе-хе!

- Огромное?! – удивился я, усмехаясь. – А не сомнительное ли, а?

- Это у Вована было сомнительное удовольствие, Егор Александрович.

- Эх! – вздохнул я, садясь на софу. – Даниле уже за сорок пять.

- Ага! Как и нам с тобой.

- Что ты собираешься подарить ему на юбилей, а?

- Вот что, - он вытащил из пакета какую-то розовую коробку.

- Это что за хрень ещё? – я был шокирован расцветкой подарка для старичка.

- Это… Это, Егор Александрович, вибра…

- Тихо! – заткнул я его и посмотрел на вас, друзья. Затем я снова бросил взгляд на Евгения и шепнул. – Ты, что, совсем с дуба рухнул? У нас же аудитория не совсем взрослая. Школота спермотоксикозная одна! А ты шумихи разводишь. Это что за дешёвая игра на гормонах школьников, а? Тебе не стыдно?

- Блин, Егор! Какая ещё аудитория? Что за фетиш у тебя такой – ломать стену. Мы же не в сериале, чтобы ломать стену. И вообще, ты не дослушал меня. Это не то, что ты подумал. Это виброподушечка. Ложись под спинку, под головку, под шейку, под жопку и… наслаждаешься вибрированием. Мы, конечно, ещё не старички, но думаю, Даниле Андреевичу это понравится.

- Ладно-ладно, - сказал я, вставая в деловую стойку. – Может, и понравится.

- Слышь! А сам-то что дарить собрался, Егор Александрович?

- Я-то? Сейчас удивишься!

  Я сбегал на второй этаж (удивились? Я живу в собственном доме, у подножия грёбанного вулкана!) и прибежал в гостиную с тремя пакетами.

- Смотри, Евгений Витальевич, - я сунул руку в один пакет и вытащил из него коробочку. – Это палочки из слоновой кости. Прикинь? Приобрёл у одной африканской компании, которая просила у нашего банка кредит. Я сказал, что дам его только за палочки из слоновой кости.

- Эх, Егор-Егор! Там, в Африке, погибают сотни слонов, а ты у африканцев палочки сделать просишь.

- Да ладно тебе. Один из них даже помолился духам за моё бесконечно проклятое здоровье. Естественно, они таки остались без кредита, но под зад я дал им хорошенько. Я африканцев просто не переношу. На душу! Но это неважно. Собственно. Вот второй подарок, - во втором пакете был один-единственный номер телефона.

- А это что?

- По иронии судьбы эти африканцы дали мне номерок своей компании. Короче, бесплатные африканские рабыни в нашем распоряжении. Хе-хе-хе!

- Ну ты и козёл, Егор. Хм! То есть ты другу на юбилей хочешь подарить негритянок?

- А хрен его знает! Африканский Бильбо, вроде как, и о белых красавишнах говорил. Но это уже другая история. Они бесплатные. Халява, понимаешь?

-  И ты после этого не дал африканцам кредит?

- Да. Ты удивлён?

- Ты после смерти жены вообще каким-то ублюдком сделался. Что случилось?

- Да я это… кризис среднего возраста, наверное. Неважно, Евгений Витальевич. Важен третий подарок…

- Что это?

  Я достал из третьего пакета конверт с письмом. На лицевой стороне было красиво по-японски написано: «С днём рождения, Данила! Приглашение!». Адресатом были Харука и Кен Нагисари. Да, эта бессмертная девица всё же осталась жива после того, как её пронзили катаной. Признаюсь, я был этому несказанно рад.

- Кен в последнее время вообще стал чуть ли не лицом всей японской науки. Он принимал участие в разработке миссии на Юпитер.

- Погоди-ка! Это которая по новостям, да?

- Ага-сь!

- Но это была миссия на Меркурий.

- А! Точно! Забыл. В общем, это приглашения для всех нас, на старт ракеты-носителя «Мираи 2.2».  

- Что, серьёзно?

- Из первых рядов, - ухмыльнулся я и положил все подарки обратно.

   Затем приехал Витёк. Виктор Андреевич припас для нашего друга пригласительную на концерт какой-то рок-группы. Да уж! Пришлось нам потратиться. А Вовану в особенности.

  После гейских приключений в Европе, мы заставили Вована заказать лимузин с личным водителем, чтобы тот забрал Данилку, пока тот будет прогуливаться по осакским переездам. Но тот возмутился:

- Вы охренели совсем, что ли?

- Что? Ну, потрать ты деньги. В Силах Самообороны получаешь немало.

- Да я лучше сам за руль сяду, чем на какого-то барана деньги тратить.

  Хм! Вы же поняли шутку, верно? Баран. Баран и баранка. Нет, не поняли? Ну, ладненько. Идём дальше.

- Надеюсь, Вован не забудет подобрать Данилу Андреевича.

- Это да. Только вот он его еле-как найдёт, - подметил я.

- Почему? – спросил Евгений.

- Мы же не знаем, по каким именно скверам гуляет Данила вечером? И Вован, дубалом, тоже не знает.

- Ну, а суши-то умирают потихоньку, - сказал Евгений и накрыл их полиэтиленовой тканью. 

- О! Машина подъехала!

 Я радостно подбежал к окну и, раздвинув ширмочку, охренел. К дому подъехал умирающий драндулет, а не лимузин. Я разинул рот до колен и долбанул ногой по стене.

- Ай, мля! – крикнул я, прыгая на одной ноге, держа при этом вторую, которой я по стене долбанул.

- Кто там? – спросил Евгений, уже во всю пытаясь открыть шампанское.

  Драндулет продавил под собой шины и упал наземь. Двери наполовину открылись, но не до конца. Водитель начал долбить по ним ногой. Затем они вообще отлетели, и Вован гордо прошёл к задним дверям, с легонца отрывая их от машины. Оттуда вышел Данила Андреевич, весь зашатанный и убитый. Я мог представить, какую поездку от Осаки до моего дома по трассе, в четырёх милях от города, ему пришлось пережить. Вован отметнул дверь за спину и, взяв Данилу Андреевича под руку, подвёл к двери.

 Я резко открыл её и хотел уже было поздороваться с гостями, как вдруг Евгений, наконец-то, «открыл» шампанское. Пробка дёрнула мне в затылок и я издал громкий рык старым добрым матом, а бутылка шампанского вырвалась из рук Евгения и, словно ракета, начала летать по кругу, поливая нас чем-то очень виноградным.

- Нееееет! – заорал Виктор, падая на колени. – Оно так дорого стоило. Ааааа! Хнык-хнык!

- Прости, Витёк! – сказал Евгений, перепрыгивая через него и подпрыгивая к потолку.

 Евгений героически хотел схватить бутылку, но она резво ушла от него и полетела в меня. Я резко отошёл, и бутылка своим открытым концом попала в рот Даниле Андреевичу. Тот отлетел к драндулету и вместе с ним поехал вниз с горы.

- Нет! – зарыдал Вован. – Эта машина стоила дороже твоей жалкой жизни. Нееет!

- Вован! Ты что? Ты дурачок, что ли? – запаниковал я, прыгая вниз по склону. – Спасай именинника.

- Ты придурок, Егор! – крикнул он мне сверху. – Я не собираюсь марать свой смокинг. Хоть убей!

- Я убью! Я те убью! – заорал я, хватаясь за дерево.

  Вместе с ним я отпружинился подальше от земли и метнул дерево вверх. Оно сбило Вована с ног и раскололось на две половинки. Сам же я оставил себе корку ствола и приземлился, продолжая катиться по склону вниз, но уже как настоящий сёрфер.

- Юхуууу! Россия, на **й!

  Под ускоренный инструментал песни «Europe - The Final Countdown» я догонял катящийся вниз драндулет. Я выдвинул правую ногу резко вперёд и начал тормозить, вытягивая руку Даниле.

- Данилка! Хватайся!

- Чего? – выплюнул он бутылку изо рта.

- Хватайся!

- Чего? Я не слышу! Пыль в ушах!

- Хватайся за руку!

- Чего? Купить мяч физруку? Зачем?

- ВОЗЬМИ РУКУ, ПАДЛА! 

- А! – осенило его и он взял мою руку, отпрыгивая от машины. Он оказался на моих руках и улыбнулся, поправляя мою волосы. – Приветулька, Егорчик!

- Тебе… Ай-я!

  Я тоже хотел сказать что-то вроде «Привет, именинник!», но внезапно осознал, что мы с Данилкой летим по воздуху, обгоняя даже летящую вниз машину.

- Блин! О камень споткнулся, - посетовал я спокойно и упал на жопу, крича от невыносимой боли прямо под ухо Даниле. – Ааааааа!

- Что? – спросил он.

- Камень в задницу впился, «что»!

- А, извини. Для тебя, наверное, это тяжёлая психологическая травма. 

- Да иди ты… Ай!

- Что?

- Дерево между ног пронеслось, «что»!

- А, может быть. Прости, что спросил.

- Да... ничего… блин…

- С тобой всё в порядке?

- Коне… чно…

- Точно?

- Да.

- Ты уверен в этом?

- Да…

- Да неее! Тебе же, очевидно, хреново.

- Да ты меня уже… ААААЙ!

- Что? Что опять-то?!

- А ты не видишь, Данилка?

- Нет.

- Ты, блин, серьёзно?

- Да. Что я должен увидеть.

- Я сел на оленьи рога. Разве не очевидно?

- Блин! – проблистал он взглядом и приобнял мою шею, играя бровями. – Знаешь, мы похожи на Санта-Клауса.  Ты Санта, а я… подарочек на Рождество. А это твой олень, верный рождественский скакун.

  Какое рождество в августе? Данила, у тебя совсем крыша поехала, что ли? А в это время трое идиотов уже вовсю жрали.

- Эх! А жаль, что нет бухлишка! – сказал радостный Вован, пожирая кукурузу.

 Внезапно со второго этажа вышла Кико.

- Вы можете потише? Я понимаю, что в полночь праздновать день рождения – это приятнее, но мне завтра в школу вообще-то.

- Кико-чан, - обратился к ней Евгений. – Извини, а нет ли у тебя чего бухнуть?

- Это Вы у меня спрашиваете, Евгений-сан?

- Ну, у отца твоего?

- Сейчас принесу.

- Вот и отличненько! – потёр рука об руку Вован.

- Что-то Егор Александрович с Данилой не торопятся.

- Успокойся, Витёк. Нормально с ними всё будет.

 

 Грёбанный олень (нет, это я не о себе!) нёс нас через леса, через холмы, через города. А затем он прибежал на какой-то утёс и скинул нас с себя. Мы с Данилой обняли друг друга, находясь высоко в небе. И, охреневая от японского пейзажа, мы пролетели стратосферу и ринулись вниз, громко-громко крича.    

- Данилка! Если мы умрём, я должен тебе сказать: я… Ай, мля!

   Только я хотел признаться в нечто ужасном, как вдруг мою черепушку пробила бутылка водки. Я посмотрел вниз. Мой орлиный взор уловил у моего дома Вована и ребят, которые, угорая, запустили в нас из рогатки бутылкой подарочного комплекта водки из России. Эти ржали. А я:

 - Вот уроды! Разграбили мою заначку. На чёрный день, блин! Ну, всё, ублюдки, я вас всех сейчас уничтожу!

- Егоооор! – заорал мне под ухо Данила так, что у меня глаза выпрыгнули из глазниц и улетели далеко вдаль.

  Не смотря на сложность ситуации, земное притяжении потянуло нас вниз ещё быстрее. И мы упали в жерло какого-то долбаного вулкана. Он, в свою очередь, начал извержение и выплюнул нас вместе с камнями, пеплом и лавой. И мы снова начали орать. Судя по всему, это был вулкан Сакурадзима, что на Кюсю. Он выбросил нас далеко к острову Танегасима.

  Мы с Данилкой, вдруг открыли глаза и быстро же отпрыгнули друг от друга.

- Данила! Вот скажи мне: ты идиот? – сказал я на нервах и заметил одну вещь… Мы – блин! – оказались в лесу. В лесу, полном зверей. На острове Танегасима. Дичайшая паника.

  Сидя у костра, я вдруг сунул руку в задницу и вытащил оттуда бутылку.

- Благо, хоть это есть.

- Это да, - улыбнулся Данилка.

- Будешь? – сказал я, когда хлебнул чутка.

- Давай.

 Давайте на чистоту. Пить мы с Данилкой не умели. Как, собственно, и все, кроме Виктора, на которого не действовали ни хмель, ни спайс. Выпив всё до дна, опустошив бутылку полностью, слизав последние капли фирменной водки от магазина «Белое и чёрное» из России, мы улеглись под открытым небом и начали смотреть на звёзды.

- Смотри! А та на тюленя похожа,- сказал Данила, показывая на созвездие креста.

- Да, Данилка. Это очень знаменитое созвездие. «Тюлень». Так и называется.

- Офигееееть! Смотри! О, смотри!

- Куда.

- А в эта похожа на тебя, - сказал он, тыкая прямо мне в нос.

- Да. Очень похожа. Но это созвездие, и называется оно «Созвездие Лося».

- Вау! А лось, что, на тя похож?

- Похож! – кивнул я и икнул.

- Слышь! А ты меня… с днюхой поздравил?

- А, забыл, извини!

- Ну ты, Егор, конечно, и тварь. ТВАРЬ! Ык! У друга с-с-сорок… ПЯТЬ… Лет сорок пять, говорю! А ты даже… не поздравил!

- Да ладно те, Данилка! – сказал я, обнимая того за плечи. – Щас исправлю положение. Прикинь? А мы же с тобой на Танегас*ме.

- Хде?

- На Танегаси… Ык!

- Где?

- НА ТЕНЕГАСИМЕ, БЛИН!

- И что?

- А то… Ык!.. что на этом острове находится космодром, прикинь?

- Прикинь.

- Вот и прикинь, дружище! Хочешь я тебе… эти… звёзды подарю?

- Да на хер они мне… сдались? Ык!

- А что? Ты представь только: на твою юбилей звёзды! Охренеть?

- Ну… охренеть.

- Вот и пойдём. Найдём космодром и… Ык! Я покажу тебе звёзды, друг. Ты же мне… Ык! Друг?

- Ну, друг.

- Вот и пошли!

 

- Слушай, Макото. А ты батю здесь не видишь? – спросила Кико, оглядывая гостиную, в котором в столе и в жраке лежали уже Витёк, Вован и Жека.

- Нет, Кико. Не вижу. Совсем.

  Да уж! День рожденья друга отпраздновали, называется. Как-то сюжет притянут за уши. Не заметили? Ну, бюджет такой говнястый. Что вы хотели? А, стоп! Я же опять ломаю четвёртую стену. Забыли!

  Мы вышли из хрени под названием «дебри» на трассу и двинулись вдоль неё.

Космический центр Танегасима или TNSC — второй и самый крупный космодром Японии. Был основан в 1969 году, управляется JAXA. Расположен на юго-восточном побережье острова Танегасима, на юге префектуры Кагосима, в 115 км южнее острова Кюсю. С космодрома производятся запуски самых тяжёлых японских ракет-носителей H-IIA и H-IIB, которые сейчас являются основными ракетами, стартующими с этого космодрома, а также небольших ракет, предназначенных для суборбитальных научных запусков. Запуски космических аппаратов возможны с наклонением орбиты до 99° к плоскости экватора. По мнению JAXA, этот космодром является самой красивой и живописной стартовой площадкой в мире.

 И вот мы вышли на него.

- О! – прохрипел я и показал пальцем на громадную ракету.

  Стартовый комплекс Ёсинобу (стартовая площадка для больших ракет) включает в себя две пусковые площадки с башнями обслуживания, предназначен для запуска ракет H-IIA, которые транспортируются и устанавливаются на площадки в полностью собранном виде. Только в тот раз там находилась ракета-носитель немного иного плана. И вы ведь не удивитесь, если узнаете, что именно этот космодром сюжетно важен. Я же говорил, что у нас совсем дешёвое кино. Я б даже сказал «порнография какая-то», так что можете валить со своих мест к себе домой и смотреть «Дом 5». Не хотите? Тогда взяли себя в руки и решительно всмотрелись в экран! Это вам не Димон!

  Короче… (У кого короче, тот дома сидит!). Короче (я ж сказал, что…)…

В общем, охранник сидел, да кофейку попивал. 

- Блин. Я просто не понимаю, зачем всю ночь сторожить ракету? Ну, ракету же! Кто что сделает ракете? Меня это ТАК злит!

- Ямада, успокойся. Лучше зайди в личку. Я тебе написал.

- Понял, Сато, - сказал с серьёзным лицом охранник и пролистал что-то в своём… АЙФОНЕ?!! А затем улыбнулся, как милый. – О! Ты отправил мне стикер?

- Да. Он стоил недорого. И такой кавайный, правда?

- Ага. А я тебе сейчас отправлю интимные фото своей жены.

- Ты правда пойдёшь на такое?

- Ну, конечно. Ведь ты мой коллега. А ещё у тебя сегодня день рождения.

- О-о-о! Ямада! – они обнялись. - Ты не забыл!

- Естественно. Как я мог забыть про день рождения друга, который выпал на его ночную смену? Это надо быть полным идиотом, чтобы учудить такое!

- Ха-ха-ха! Спасибо. Буду ждать фото твоей жены.

 Спустя какое-то время Сато уже сидел за мониторами и внезапно разул глаза шире. Он фыркнул спящему коллеге:

- Ямада. Пс! Ямада.

- А, что?

- Кажется, я осознал, что забыть про день рождения друга – это не самое чудное.

- Правда? Ты уверен?

- Да. Взгляни на… это.

 Сонный Ямада подошёл к мониторам и вдруг закашлялся. Сато громко засмеялся.

- Эти идиоты выломали дверь в командный центр, прикинь? Я в шоке. Кто это? Европейцы?

- Туристы какие-то. Решили глянуть на космодром.

- Хе! В четыре часа ночи?

- Ну, ты сам сказал: «Забыть про день рождения друга – не самое чудное». Ты прямо указал на их тупизм.

- Так и есть, Ямада.

- Что будем делать, Сато?

- Сходи, - мужик умилительно и умалительно посмотрел на своего коллегу.

  Тот тяжко вздохнул и, схватив с полки фонарик, вышел из комнаты.

- Слышь. Егор!

- Чё тебе?

- А ты точно знаешь, как эту хрень запустить?

- А хрен его знает, дружище. Ха! Ха-ха! Ха-ха-ха!

- Я с тобой за компашку поржу. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

  Пока мы ржали, я тыкал кнопки. А затем на нас навели пистолет.

- Чёрт! – произнёс он, прокрутив глаза. – Как знал, что пьяные.

- Пьяные? Не! – покачал головой я. – Если я могу начать запуск ракеты – значит, никак не бухой.       

- Ваш японский хорош, господин. Но голос всё равно хмельной. И вы не запустите ракету без персонала. Не видно разве, сколько компьютеров?

- А ведь верно, Егор. Здесь так много компов!

- Не волнуйся, Данилка. Моя «гениальность» легко справиться с данными компами.

- ТВОЯ гениальность?

- А чё бы нет?

- Так, поднимайте руки и идите за мной.

- Не хотим, - сказал я, смотря в экран.

- Чего? Обернитесь, пожалуйста, и взгляните на то, чем я вооружён.

- А правда, Егор. У чувака так-то пушка имеется.

- И что с того? Я же сказал, что в день твоего рождения тебе будут подарены звёзды.

- Эм… а, может, не надо?

- Надо, Вася, надо.

- Вы начинаете меня бесить, - сказал брезгливо охранник и сделал пять шагов вперёд, но шаг Данилки заставил его содрогнуться. – Прошу В-в-вас… пройти со мной.

- Слушай, дружище, а, может, ты уже заткнёшь своё хлебало и пойдёшь работать. Тебе как бы надо следить за тем, чтобы никто не своровал ракету.

- А Я ЧТО ДЕЛАЮ?

- Возишься с нами, быть может. Чёрт! Не могу. Здесь и вправду нужна работа восьми и больше человек. Прости меня, дружище.

- Да ничего, - Данилка даже улыбнулся со всем спокойствием, но внезапно свет во всём зале был включён. И все компы тоже.

- Что это? – удивился охранник. – Что Вы сделали, господин?

- Я? Я абсолютно ни хрена не сделал. Я даже выключил этот комп, а потом…

- Запущено 40% всех систем ракеты-носителя «Мираи 2.2» - произнёс милый женский голос.

- ЧЧЧЧЧЧЧЧЧЧ!!!! – охраннику так башку снесло, что он ухватился за сердце и не смог вымолвить даже банальное «Чего-сь?».

- 50%.

- Аху*…

- Тихо, Данилка! – я подставил свой палец к его губам и улыбнулся. – Это точно Бог услышал мои внутредушевные мольбы. Этот запуск – Его подарок тебе, Данилка. Ибо Господь нас любит.

- 70%.

- Ты… уверен… Егор?

- Что-то я не слышу в твоём голосе ноток радости.  Ты, что же, не рад…

- 80%.

- … тому, что Бог дал нам шанс?

- 90%.

- Ам… Ну, что ты, дружище! Конечно же, я рад. Хе… Хе… Хе…

- Притворный смех не остановит твою радость, Данилка. Бежим!

- Ракета-носитель «Мираи-2.2» готова к запуску. Введите ключ подтверждения.

- Ах! – только я ринулся к выходу, а Данилка за мной, я остановился и резко повернулся, выставляя вперёд кулак. Данилку отбросило, а я был раздосадован. – Жаль, нет у нас ключа.

- Спасибо за то, что работаете вместе с  JAXA, - произнесла компьютерная тёлка. – Просьба всем сотрудникам: ни в коем случае не находится в это время на стартовой площадке Ёсинобу. Спасибо. Запуск через десять минут.

- Пошли, - я помог своему другу вылезти из-под пробитого его же башкой кнопочного места и рванул, тяня его за собой, к выходу.

- Постойте! – крикнул нам вслед охранник. – Это беспилотная… ракета. Чёрт! Приём, Сато!  САТО! Не отвечает. Надо бежать.

  Когда Ямада прибежал в комнату, то увидел своего коллегу лежащим на клавиатуре с пробитой головой.

- Что за?..

 

Чтобы забраться на вершину ракеты, нужен был рукав. А тот надо было присоединять. И как, скажите, это было делать нам, незнающим в космонавтике людям? Правильно!  До ракеты-носителя было примерно полтора километра, она находилась в подвешенном состоянии на стартовом столе, зажатая стойками. И по этим красавицам можно было вскарабкаться повыше. Что мы и сделали. Что смешно (и это мне стало понятно чуть позже!) сам летательный аппарат был внутри полым и, по сути, для обычного спутника к орбите Меркурия внутри было довольно просторно. То есть, как вы сами могли догадаться, на хрен никаких спутников. Серьёзно. Вся ракета, высотой 600 метров, 50 из которых точно были чем-то вроде салона. Ещё 200 метров – это какие-то зажигательные капсулы, а остальное – топливная хрень и ступени.

- Слышь! Он же сказал, это беспилотная ракета.

- Ну да. И что, Егор?

- А ни чё так, что у ракеты-носителя с беспилотным летательным аппаратом не обязательно должен быть люк. Ну-у, вход, короче.

 

- Алло! Алло, Урахара-сан! Урахара-сан! У нас проблемы.

- Что случилось, Ямада-сан. Я же спал. Утром важный запуск.

- НЕ УТРОМ! НЕ УТРОМ, ГОСПОДИН!

- Ты уверен в этом?

- У НАС УГОН!

- Чего-сь?

- УГОН!

- Ты, что, праздновал день рождения Сато прямо на работе?

- Поверьте мне, Урахара-сан! Ракету-носитель «Мираи 2.2» угоняют два пьяных туриста из Европы! Ааааа!

- Аааааааааа!

- АААААААААААААА!

- ААААААХХХХАХАХАХАААААА!

- АААААААААААААА!

- Поднимай тревогу, идиот!

- Так точно!

 

 Тень, сидящая с маленьким портативным ноутбуком на крыше здания космического центра, засмеялась.

- Идиоты! Ахахахаха!

 

- Приём, господин Сунь!  Кажется,  о н и  уже среди нас. Да. «Мираи 2.2» был запущен без нашего ведома.  О н и   провели диверсию в нашем же тылу. Предупреди своё руководство, но не допускай установления военного режима. Никто не должен знать о наших планах на  н и х.

- Первым делом, опускаются главные стойки, остаётся небольшая опора, прикреплённая к носовой части ракеты-носителя, - произнесла сидящая на крыше тень и продолжала что-то тыкать в своём ноутбуке.

 Я закрутил башкой именинника люк и залёг. Да, просто залёг. И Данилка, кстати, тоже.

 - Зажигание! Отошла последняя опора! – снова тень, которая начала поигрывать своими ногами.

  Чёрный мерседес подъехал к зданию комплекса. Урахара вышел из машины и пробежал внутрь.

- По… ехали! – тень быстро нажала на пробел, и произошёл пуск.

  Урахара забежал в центр управления и через огромное стекло узрел своими глазами пуск его проекта.

- Урахара! – спустя секунду после взлёта (скажу так: успешного!) к центру съехались уже кучи учёных, инженеров и военных. – Как мы допустили такое? Откуда у взломщика был мой ключ.

- Мне не за чем это знать, Сакэдзи-сан. Важно то, что уже ничего не вернёшь.

- Важно то, что «Мираи 2.2» хотя бы взлетел и теперь держит путь к орбите Меркурия.

- Нет! – воскликнул один инженер, посмотрев в один из мониторов. – Заданы другие координаты.

- Какие, чёрт возьми!

- Венерианская эллиптическая орбита. Наклонение 170 градусов, семь минут. В минус одной астрономической единице от зонда проекта PLANET-C.

- Хм?

- Стойте! Мы же восемь лет назад запустили по тем же координатам «Акатсуки».  

- Да, Урахара. Они и вправду были готовы  к нашему шагу. Решили уничтожить нашим оружием «Акатсуки».

- Ублюдки.

 

- Мне пора, - тень поднялась на ноги и изменилась в профиле.

  Двенадцать светящихся неоном щупалец повисли над непропорциональной головой.

- Миссия выполнена.

 

- Ракета прошла через облака.

- Первая ступень, Урахара-сан.

- Я вижу, - сказал холодно Урахара, косо глядя на небо, где было прям видно отделение первой степени.

 

- Макото, смотри! – Кико спрыгнула с кровати и показала на очертания взлетающей ракеты.

- Офигеть. Прямо в четыре утра.

- Да. Хотя… у меня какое-то нехорошее чувство в связи с таким запуском.

 

- Вау! – проблистал глазами Вован, ходивший отливать в кусты.

- Что там у тебя? – крикнул из туалета (нормального туалета) Евгений.

- Ракета летит, прикинь?

- Чего? – Евгений протёр рот от рвоты и выбежал на улицу. – Уже?!!

- Почему, мужики, у меня такое чувство, будто мне из той белой точки, оставляющей след в небе, машет Егор?

- Хороший вопрос, Витёк, - сказал Вован, застёгивая ширинку. – Может, потому что он там. Нет?

  Молчание. А затем долгий угар.

- Ахахаха!

- Ха-хахаха!

- Ты, блин, это серьёзно, Витёк? Ой! Снова рвать лезет! Я щас приду.

- Блин, а вдруг Егор и вправду учудил такое, - сказал Вован, а затем пукнул и засмеялся.  

- Может быть, ты и прав.

 

Технические работы на стартовом комплексе после запуска. Урахара сидит в центре и пьёт из стакана.

- Что это?

- Виски.

- Фу! И ты это пьёшь?

- Я не понимаю. Как  о н и  пробрались? Они не могли. Мы бы заметили.

- Успокойся, Урахара. Всё будет хорошо.

- Я уже так не думаю. «Мираи 2.2» - лучшая баллистическая ракета, способная уничтожить даже астероид, который лишь в семь раз меньше Цереры. И мы потеряли своё единственное оружие, способное противостоять и м.

-  Фурута уже связался с НАСА. Там разочаровались в нашем проекте. США предложили нашему агентству доставить в Японию составные части шаттла «Винсент».

- Зачем? Вы ещё лелеете надежду?

- Не я. Мир лелеет. Но не я.  

- Понятно.

- Слушай, а дай выпить.

- Найдите где-нибудь стакан. Тогда дам.

- Хорошо. Вас понял.

 «А главный инженер Сакэдзи всё такой же несерьёзный. Блин! Какого хрена здесь вообще происходит?» - подумал про себя Урахара и закрыл лицо ладонью, вертя головой.

- Нагисари-сама! Нагисари-сама, мы определили лица забравшихся в «Мираи 2.2» людей.

- Дайте-ка взглянуть, ребята. «…» Етить-колотить!

- Что? В чём дело?

- Эти ребята… Ха! Они точно выживут в открытом космосе.

- С чего Вы взяли, Нагисари-сан?

- Сакэдзи-сан, они… русские. И они, к Вашему сведению, не убиваемы. Не было такой вещи в мире, которая была бы способна их уничтожить. Чем хороша, в таком случае, Вселенная?

- В вакууме нет вообще никаких средств жизнеобеспечения.  Даже для этих русских космос – это невозможность, абсолют кромешной тьмы и ада.

- О, нееет! – улыбнулся Кен и повертел головой, ложа наши с Данилкой рожи на компьютер. – Эти русские способны даже на большее, чем это может быть возможно.

- Я не понимаю Вас, Нагисари-сан.

- Если бы могли изменить направление «Мираи 2.2», мы бы принесли в тыл к нашим врагам мощнейшее оружие.

- Не может быть, - улыбнулся с наигранной уверенностью Сакэдзи.

- Да, так оно и есть. Всегда было так.

- При повторном выходе Леонова на околоземную орбиту погиб в открытом космосе его товарищ. При первом выходе в открытый космос чуть не погиб сам Леонов. В авиакатастрофе, выполняя тренировочный полёт, погиб Юрий Алексеевич Гагарин. Волков Владислав Николаевич, Комаров Владимир Михайлович, Пацаев Виктор Иванович – все эти русские погибли в космосе. Стоит учесть, что истории гибели некоторых космонавтов мы никогда не узнаем, потому что это информация является секретной. Это доказывает Вашу неправоту, Нагисари-сан?

- Нет. Ведь мы говорим лишь о пятерых русских. Именно эти пятеро являются неуничтожаемыми машинами для убийств.

- Пятеро?

- Да. Именно поэтому нам следует сохранять полнейшее спокойствие в связи с выигрышным положением нашего врага. Шаттл, едущий к нам из США, не будет оружием. Но я надеюсь он донесёт до противника истинное оружие.

- Стойте, Нагисари-сан. У нас были несколько иные планы.

- Не беспокойтесь, Сакэдзи-сан. Я обговорю свой план с Кейдзи Асакавой-сан.

- Генеральным директором?

- Да. Я хочу, чтобы оставшихся русских привезли в управление Тёфу. На том спасибо, я поехал. Следите за передвижением «Мираи 2.2» и попытайтесь установить связь с двумя идиотами, забравшимися в полый отсек.

- Вас понял, Нагисари-сан. А что нам делать с китайским бюро? Нам доложить о Вашей стратегии?

- Пока в главном управлении Агентства Аэрокосмических Исследований не признают мою стратегию действенной, не докладывайте. Объясните ситуацию со взломом и предположите, что наш враг оказался на Земле.

- Так точно.

 

 Утром над Землёй встало такое яркое солнце, что мне пришлось получить достаточную дозу радиации, чтобы хорошенько прогуляться к вратам рая, но… Я просто открыл глаза и понял, что влепился в условиях невесомости в какой-то узел с проводами.

 Как бы противно это не звучало, но наша с Данилкой рвота уже вовсю летала по полому отсеку, где ни хрена вообще не было, кроме пола. Ну, я  спросонья открыл люк и дал рвоте и запаху алкоголя выветриться в открытый космос. Данилка полетел туда же, но я ухватил его за воротник и зевнул. Затем я закрыл люк и вздохнул свежего… эм… ничего. А затем охренел.

- Твою дивизию! – прокричал я, оглядываясь по сторонам. – Где мы, чёрт возьми?

- А, что? Где мы, Егор Александрович? – проснулся и Данилка.

- Ну, судя по не совсем очевидным факторам, мы с тобой в… ну, не знаю. Может быть, мы на острове Пасхи?

- Нет, дурачок, - усмехнулся Данила, посчитав мой сарказм правдой. – Мы же внутри космического корабля. Странно, что ты не догадался.

- Да, я тоже шокирован. СТОЙ! Не открывай! – выкрикнул я, когда Данилка начал крутить люк.

- Что? Мы же, очевидно, ещё на Земле, - после этих слов с Данилкой столкнулся мой башмак. Но не я его кинул, он сам слетел с ноги и полетел. – Ой! Что это? Вещи летают? Да мы ж, блин, рили в космосе!

- Я рад, что ты догадался, мой друг. И что же теперь?

- Го глянем «Стартрек» и узнаем, что нужно делать.

- Не совсем уместная шутеечка, Данилка, но… Хе! Почему бы, собственно и нет? Давай диск.

- Так-с, у меня его нет.

- Правда? Жалко. В любом случае, делать нечего. В этом отсеке нет ничего, чтобы указывало на возможность управлять ситуацией. Зачем вообще делать такой отсек?

 

- Мы сделали над непосредственно ракетой полый «нос» для того, чтобы была возможность более безопасного прохода через гравитацию Венеры, - сказал китаец в белом халате, держа под рукой жёлтую папку. Он выступал перед Центральным комитетом Китайской коммунистической партии. – Если бы не большая масса объекта, мы бы могли провести ручной гравитационный манёвр с Земли, однако вместо этого мы сделали четыре ступени. Первые три отделились от «Мираи 2.2», когда тот проходил гравитационное поле Земли. После обнаружения непосредственного альбедо Меркурия вблизи Венеры, аппарат автоматически отделит четвёртую ступень, используя огромное количество взрывчатого вещества. Затем оставшиеся 80 метров баллистической ракеты доберутся до объекта противника, что находится в подобии атмосферы Меркурия.

- Но ваши планы пошли под откос.

- Да, господин генеральный секретарь Си. Противник взломал нашу систему и изменил координаты без возможности восстановления доступа. Японский комитет по проекту «Мираи» запрашивает у генерального секретаря Си лучших хакеров Китайской Народной республики. Чем быстрее удастся вернуть к исходным планам, тем лучше.

- Пускай господин Сунь доложит японцам о том, что КНР предоставят JAXA все ресурсы, которые только могут помочь в распутывании клубка. Но пускай японцы знают, что мы рассчитываем на их автономную работу, удачно сработанную с нашими специалистами.

- Вас понял, господин Си.

 

- Если взлом осуществился с орбиты Меркурия, значит,   о н и  хороши в техническом прогрессе. Но если они сделали это прямо с Земли, то… здесь совсем ничего не понятно.

- Это верно, Нагисари-сан. Они использовали телепорт или их объекты уже на орбите?

- Если так, то ни один спутник не засёк их. Да и их объекты очень огромны. Мы бы почувствовали на себе некоторое изменение гравитационного поля Земли.

- Точно. Но это уже неважно. Что насчёт моего плана?

- Нам надо ещё подумать. Отправлять гражданских нам нельзя.

- Они не гражданские. Полгода назад эти ребята спасли Японию от революционной власти Иссэя Нагисари. Я бы не назвал их гражданскими. Они… машины. Машины для убийства. Если мы отправим их навстречу объектам противника, то… Земля сможет спокойно уснуть.

- А что насчёт времени? О н и  дали нам знать, что жатва начнётся через год после заявления.

- Верно. Значит, уже завтра или послезавтра. Господин Нагисари, что скажете на это?

- Пускай «Мираи 2.2» совершит гравитационный манёвр через Венеру. Так мы сэкономим время.

- Даже если у «Мираи 2.2» получится совершить прыжок и не взорваться мощностью миллиард баллистических ракет «Сатана», то… Изменить координаты уже всё равно никак не выйдет. Ракета может промахнуться.

- Нет. Если мы свяжемся с находящимися там лицами, они сделают всё за нас.

- Они уже давно мертвы, Кен Нагисари-сан.

- Они всё ещё живы, Танака Хёде-сан.

- Ваша стратегия несколько нереальна к выполнению, Нагисари-сан.

- Доверьтесь этим ребятам, и просто наблюдайте за «Звёздными войнами» в реальности. Вы увидите, что пятеро русских способны уничтожить все сто восемь объектов врага.

- Что ж. В шаттле «Винсент» достаточно место для шестерых. Мы отправим с ними японца Горо Мацуяму и ещё троих. Решение примет комитет НАСА.  Лично я признаю Вашу стратегию выполнимой.

 Кен безумно ухмыльнулся.

- Спасибо.

 

  Харука Нагисари поставила зажжённую курительную  палочку на могилу Иссэя Нагисари и поклонилась.

- Он никогда не сдавался, - произнёс Кен, остановив свой велосипед за её спиной. – Никогда.

  Поставив велосипед на подножку, он снял очки, глядя реальным взглядом на живописную картину могилы своего отца. 

- Во что он верил, Харука? Ты же знаешь, верно?

 Харука лишь покачала головой и произнесла:

- Нет. Я не знаю. Мне не дано знать. Никому не дано.

- Это да. Но я горжусь тем, что Иссэй Нагисари – мой отец. Всё, что он делал, он делал не ради себя, а ради страны. Он желал привести Японию к высшей ступени развития и даже перешагнуть эту ступень.

- У него это почти получилось. Пожертвовав мною и ещё многими жизнями, папа пришёл к власти. И что в итоге?

- Он здесь, перед нами, - улыбнулся Кен и, подойдя к Харуке сзади, обнял её. – Не грусти о нём, сестра. Это не стоит того.

- Почему ты так считаешь?

- Ну, может быть, потому что тебе нельзя волноваться?

- Да, моя рана ещё не достаточно зажила. Но что остаётся дочери, стоящей у могилы своего отца? Радоваться, что ли?

- Наш отец был великой личностью, Харука. Жестокой, но очень великой. Он не хотел бы, чтобы мы плакали о нём. Я уверен. Я знаю это.

  Харука смолчала. Внезапно ветер унёс за собой дымок курительных палочек, и Кен задал резонный вопрос:

- Ты веришь мне, Харука?

- Да. Я верю. По крайней мере, мне бы хотелось верить твоим словам.

 

- Приём, «Мираи 2.2». Приём.

- Блин! Не выходит.

- Сигнал не доходит. Попросту длинное сообщение.

- Попробуйте азбукой Морзе.

- Но… разве эти болваны поймут?

- Я не знаю, но сейчас мы должны попробовать абсолютно всё. Отправьте им сообщение азбукой Морзе.

- Но…

- Хоть мы и не добавили радиолокацию в «Мираи 2.2», в нём есть прибор, который был предназначен для ручного введения изменений в программу навигационного зонда.  Эта штука постоянно пиликала. Вы сможете с её помощью написать сообщение?

- Вполне можем, Урахара-сан.

- Тогда удачи.

- Мы установили связь. Сообщение дойдёт за 5 минут. Что писать?

 Урахара упёрся о стол и тяжело вздохнул:

 -Пишите…

 

«···· · ·–·· ·–·· ––– ·–·–·– –···– ··–· ·–· ·· · –· –·· ··· ······ –···– ·–– · –···– ·– ·–· · –···– ·––– ·– ·––· ·– –· · ··· · –···– –·–· ––– ··· –– ·· –·–· –···– ·– ––· · –· – ··· ······ –···– –·–– ––– ··– –···– –– ··– ··· – –···– ·–·· ·· ··· – · –· –···– – ––– –···– –– · ······ ––– –···– –·–– ––– ··– –···– –·– –· ––– ·–– –···– ·– –· –·–– – ···· ·· –· ––· –···– ·– –··· ––– ··– – –···– – ···· · –···– ––· ·–· ·– ···– ·· – ·– – ·· ––– –· ·– ·–·· –···– –– ·– –· · ··– ···– · ·–· ··––··  ––– ··– –···– –– ··– ··· – –···– ··· ––– –– · ···· ––– ·–– –···– –– ·– –·– · –···– – ···· ·· ··· –···– –– ·– –· · ··– ···– · ·–· –···– ·· –· –···– – ···· · –···– ·– – –– ––– ··· ·––· ···· · ·–· · –···– ––– ··–· –···–  · –· ··– ··· ······  ––– ·· –· – –···– – ···· · –···– ·–· ––– –·–· –·– · – –···– – ––– –···– – ···· · –···– ––– ·–· –··· ·· – –···– ––– ··–· –···–  · ·–· –·–· ··– ·–· –·–– ······»

 Это сообщение пиликало в ракете каждые 30 минут. И так было два дня, пока мы занимались хренью. Например, наперегонки летали от одной стены к другой. Счёт оказался 38:55 в мою пользу, так как зачастую  просто пользовался своей длиной и быстрее Данилки касался стены. А затем, когда мы просто разлетелись по отсеку, я заметил нечто подозрительное в уже надоевшем пиликаньи. Я прислушался. Потом ещё через 5 минут прислушался снова. А потом…

- Ёптить! – крикнул я и заткнул насвистывание Данилы.

  Снова это сообщение, и я:

- Hello, friends. We are Japanese cosmic agents. You must listen to us.

- Что ты делаешь?

- Это грёбанное пиликанье… код Морзе. С нами хотят связаться. Do you know anything about the gravitational maneuver? You must somehow make this maneuver in the atmosphere of Venus. Point the rocket to the orbit of Mercury.

- Что? Чего они хотят?

- Азбука Морзе — код Морзе. Ещё он называется «Морзянка». Это способ кодирования букв алфавита, цифр, знаков препинания и других символов при помощи длинных и коротких сигналов, так называемых «тире» и «точек» (а также пауз, разделяющих буквы). За единицу времени принимается длительность одной точки. Длительность тире равна трём точкам. Пауза между знаками в букве — одна точка, между буквами в слове — 3 точки, между словами — 7 точек. В этом сообщение они просят нас совершить гравитационный манёвр.

- Стой! Для начала: откуда ты знаешь азбуку Морзе?

- Эм… В свои 30 мне наскучили все языки мира, и я решил увлечься изучением языков шифрования и кодирования. К сожалению, смог дойти лишь до Паскаля и до Морзе. Зато как дошёл! В такой момент помогло.

- Ну ты даёшь вообще! Ладно. Давай к делу.

- Я же сказал, ребята из агентства просят нас совершить гравитационный манёвр, когда эта ракета выйдет на орбиту Венеры.

- Какой манёвр?

- Сейчас… Дай мне подумать. Манёвр, да? А как мы узнаем, что вышли на орбиту Венеры? Из этого отсека вообще ни черта не видно. Даже маленького иллюминатора нет. И ещё… как вообще эта штука сможет совершить такой манёвр? Если мы войдём в гравитационное поле Венеры… Чёрт! Я не разбираюсь в этом.

 Целый час я находился в одной позе и думал. Думал и думал. А тоже сообщение всё приходило и приходило. А затем вдруг всё затихло. Через десять минут слышится:

«·––––· –– –···–  ·– ·–· ··– –·– ·– –···–  ·– ––· ·· ··· ·– ·–· ·· ······ –···–  –· –·· –···–  –···– –··· · ·–·· ·· · ···– · –···– ·· –· –···– –·–– ––– ··– ······ –···–  ––– –···– –·–– ––– ··– ·–· –···– –··· · ··· – ––··––».

 Я вздрогнул.

- Что? Ты что-то придумал?

- Тихо. Я слушаю.

- А, понятно. Новое сообщение.

 - Тихо!

- Нет, я, конечно, понимаю, что это важно, но…

- Тише!

- Но странный у них способ передачи сообщений, конечно.

- Заткнись, блин!

  И тут сообщение прошло. Я ударил ногой стену и заорал:

- Я же сказал молчать, Данилка! Это было сообщение от имени Харуки. Чёрт! Она хотела что-то сказать.

 

- Что ж, я отправил сообщение «I'm Haruka Nagisari. And I believe in you. Do your best!». Если Вы говорите правду, и один из  «зайцев» умеет расшифровывать код Морзе, то тогда надежда есть.

- Я уверена ещё и в том, что он различит это ваше пиликанье.

- Правда? Вы уверены?

- Он это может.

- Харука, пошли.

- Да, Кен.

 

- Итак. Прошло уже два дня, а ребят всё нет, - произнёс Вован, одетый в МОЙ халат, сидящий на МОЁМ диване и смотрящий телевизор, купленный МНОЮ.

- Это да, - Евгений покрасовался моими труселями и одел шорты.

- А эти тапки не жмут? – спросил Вован у Виктора, поедая бананчик.

- Нет. Егор выбрал отличный размерчик для себя, - посмеялся Виктор в МОИХ тапках.

- Уже второй день у нас живёте, а ничего не делаете.

- Кико-чан, чего ты возмущаешься? Мы хотя бы г*вно за собой смываем. Уже хорошо. Ха-ха-ха!

- Не смешно, Владимир-сан, - произнесла холодно Кико и ударила Владимира между ног. – Я вызвала полицию.

- Мусоров? – оправился Вован.

- Они скоро приедут и выселят вас из нашего дома.

- Как тебе не стыдно, - опять Вован.

- Это вам должно быть стыдно. Папы нет уже два дня, а вы всё сидите и пользуетесь этим.

- Девчонка права, Вован, - произнёс Евгений, поедая яичницу. – Ни Егора Александровича, ни Данилы Андреевича.

 Внезапно в дом ворвались спецназовцы и уложили и Вована, и Евгения и Виктора. Кико ухмыльнулась, когда их выводили из дома.

- Я уж думала, эти ребятки не приедут. Ха-ха-ха! Удачи в участке, идиоты.

- Кико! Я тебя…

- А ну тихо.

- Простите. Вован заткнись.

- Ладно-ладно. Всё законно.

 

 Свет резко зажегся, и троица уже стояла перед ложей представителей китайской и японской дипломатической миссий, перед премьер-министром, перед бывшим премьер-министром, перед Кеном Нагисари и четырьмя представителями JAXA.

- Какого хрена? – Вован был прав. «Какого хрена!»

 - Эй, идиоты! – в зал за ними вошла Харука. – Кажется, у кого-то проблемы.

- У кого? – спросил Евгений.

- Неужели опять у нас? – Вован просто жёг.

- Нет, идиоты, не у вас, - Харука взошла в ложу и села рядом с экс премьер-министром. – А у нас.

- Год с половиной назад мы заметили у Солнца сто восемь внеземных объекта, размером чуть меньше Меркурия. Меркурий всегда было очень тяжело изучать астрономам. В первую очередь из-за того, что планету заслоняют яркие лучи главного светила системы. Но на этот раз мы были удивлены. Затем через месяц с одного из объектов нам пришло сообщение, записанное языком ацтеков. Они не назвали себя. Они лишь сказали, что через год начнут так называемую «Жатву». Дальнейшие попытки установить контакт пресекались нашими «условными» врагами. В НАСА посчитали «Жатву» за операцию по уничтожению, либо захвату Земли. Они поручили нам построить баллистическую ракету, способную уничтожить хотя бы один из объектов внеземной цивилизации.

- Всё это время, пока мы в договорённости с Китаем строили «Мираи», объекты активно работали с Солнцем, поглощая его солнечный ветер, который постоянно двигался в сторону Меркурия.

- И вот, когда «Мираи» был закончен и готов к атаке, мы получили шанс показать силу людей. Но всё было несколько подпорчено вмешательством Егора и его друга.

 Когда Харука сказала это, ребята быстро перегляделись и все как один вскричали:

- ДАНИЛКА!

- Взломать ключ пьяные придурки не были бы способны, но, насколько нам известно, им помогли. И помогли отменно.

- Что мы можем сделать?

- Сейчас «Мираи 2.2» где-то между Землёй и Венерой, в полнейшей тьме космоса. Пассажиры могут быть ещё живы. Даже без, - один из учёных посмотрел на улыбающегося Кена, - кислорода.

- Ну, это да, - покачали головами ребята.

- В общем, мы организуем миссию. Вы спасёте своих друзей или… не спасёте. А также вы вступите в контакт с объектами.

- Да уж. Лёгкую задачку хотите вы нам подсунуть.

- Подожди, Вован. Мы несём частичную ответственность за то, что Егор и Данилка оказались там. И с другой стороны кто, если не мы? С нашей-то силой!

- Да, Жека. Возможность спасти мир у нас есть, но откуда мы можем знать: выживем или не выживем.

- Виктор-кун, - Кен усмехнулся, - «Мираи 2.2» является аппаратом беспилотным, то есть, по сути, ракетой-бомбой. Там нет условий жизнеобеспечения, но в предоставленном НАСА компактном шаттле «Винсент» есть всё возможное, чтобы экипаж не только жил, но и… выживал во время космической баталии.

- В смысле?

- Он бронированный.

  Мужики переглянулись, подзадумались, а затем… все трое поклонились. Евгений воскликнул за всех:

- Мы осознаём весь груз ответственности за своих друзей и окружающих нас людей. Мы понимаем, что над миллионами невинных жизней нависла угроза уничтожения.  Мы понимаем, что в космосе нельзя будет приготовить дошик, но… Мы примем свою миссию, как герои. И мы не будем, - Евгений протёр сопли, - сожалеть о том, что в космосе нет дошика. Абсолютно, - он зарыдал, - не будем. Мы можем и без дошика с… говядиной… солёного… Мы вообще герои… и… всё такое…

- Не плачь, Жека, - рыдал Вован. – Дошик, он и в Африке дошик.

- Но не в космосе же, блин! Хнык-хнык! Витёк! Выключи грустную музыку, козёл!

- Извините. Просто я тоже хотел бы поплакать, но не знаю причины для этого.

- Какой же ты…

- ИЗВЕРГ, МЛЯ! – заорал Вован. – Мы с Жекой расстроены по дошику, а этому… совсем плевать. Какой же ты бессердечный, Витёк.

- КОРОЧЕ, МЫ СОГЛАСНЫ, - пока те двое качков рыдали, Витёк прошёл вперёд и обратился с таким заявлением к высшим чинам.

- Вот и хорошо, - Кен снова безумно ухмыльнулся и прошёл вперёд.

 

- Какой же ты бессердечный, Витёк, - произнёс я, всё ещё думая над гравитационным манёвром.

- Чего?

- Харука передала, чтобы мы выложились по полной. Но зачем они отправили нас к Меркурию? Там же нас ждёт ещё большая опасность.  В чём прикол тогда?

- Егор, я жрать хочу.

- Я тоже. Но сейчас не до этого.

- Ладно.

  Я ещё немного подумал и не выдержал.

- Короче!  Рассмотрим траекторию космического аппарата, пролетающего вблизи какого-нибудь большого небесного тела, например, Юпитера. В начальном приближении мы можем пренебречь действием на космический аппарат гравитационных сил от других небесных тел. В системе отсчёта, связанной с Юпитером, космический аппарат разгоняется, проходит точку с минимальным расстоянием до планеты, а потом замедляется. Общая траектория космического аппарата представляет собой гиперболу, причём скорости до и после манёвра совпадают — с точки зрения наблюдателя, находящегося на Юпитере, никакого приращения скорости аппарата не происходит, только изменение направления его движения. Теперь посмотрим на ту же ситуацию в системе отсчёта, связанной с Солнцем. В этой системе отсчёта планета движется по орбите (в случае Юпитера со скоростью более 13 км/с), поэтому скорость космического аппарата относительно Солнца может измениться. Юпитер увлекает КА за собой в своём движении по орбите, добавляя ему часть скорости своего орбитального движения. Чем больше масса планеты, тем большая часть скорости орбитального движения может быть передана КА. Именно поэтому гравитационные манёвры у Юпитера гораздо выгоднее, чем таковые у Марса, хотя скорость орбитального движения Марса почти вдвое выше, чем у Юпитера. Поскольку при этом происходит также и изменение направления движения КА, то модуль вектора приращения скорости может значительно превосходить орбитальную скорость движения планеты. У Венеры, если я правильно помню, это семь миллионов км/с. Таким образом, без затрат топлива можно изменить кинетическую энергию космического аппарата. Фактически, следует говорить о перераспределении кинетической энергии движения планеты и космического аппарата. Насколько возрастает (убывает) кинетическая энергия аппарата, настолько же падает (возрастает) кинетическая энергия движения планеты по её орбите. Поскольку масса искусственного космического аппарата исчезающе мала в сравнении с массой планеты (даже Луны), то изменения параметров орбиты планеты при этом оказываются исчезающе малыми, и ими можно полностью пренебречь. Например, если аппарат массой 1000 кг получает в поле тяготения Луны изменение скорости своего движения на 1 км/с, то скорость движения Луны по орбите вокруг Земли изменится лишь на несколько миллиардных долей ангстрема в секунду (то есть несколько миллиардных долей поперечника атома водорода). Другие тела Солнечной системы на движение Луны влияют на несколько порядков сильнее. Таким образом, я ни хрена не понял.

- Я тоже, прикинь.

- Данилка, тише!

- Что если мы не будем пренебрегать массой нашей ракеты и… не воспользуемся эффектом Оберта.

- Эффект Оберта? Откуда тебе?..

- Эффект, проявляющийся в том, что ракетный двигатель, движущийся с высокой скоростью, совершает больше полезной работы, чем такой же двигатель, движущийся медленно. Под гравитационным манёвром иногда понимается комбинированный способ ускорения космических аппаратов с использованием «эффекта Оберта». Суть данного способа заключается в том, что при выполнении гравитационного манёвра аппарат включает двигатель в окрестностях перицентра огибающей планету траектории, чтобы с максимальной эффективностью использовать энергию топлива для повышения кинетической энергии аппарата.

- Да, но ведь у нас может случиться ещё и «пролётная аномалия» —  неожиданное увеличение энергии во время гравитационных манёвров космических аппаратов около Земли. Эта аномалия наблюдалась как доплеровский уход частоты в S-диапазоне и X-диапазоне и дальней телеметрии. Всё это вместе вызывает значительное нерасчётное увеличение скорости до 13 мм/с во время облётов.

- Так мы можем воспользоваться этим!

- Да капец! Ты кто такой вообще? Где мой Данилка, который на хрен был ни на что не годен?

- Обижаешь, Егор Александрович. Я всегда был здесь. Просто резко в башку залезла старая добрая школьная физика.

- Чего? Мы же не проходили в школе эффект Оберта.

- Да, но я читал дополнительную литературу, - он подмигнул мне. - Думал, пригодится. И ведь пригодилась.

- Подожди. Мы рассматриваем все варианты ускорения от орбиты Венеры. Но это не значит, что мы сможем заставить эту штуку совершить их.

- На очень больших скоростях механическая мощность, передаваемая ракете, может превысить общую мощность, образуемую при сгорании топливной смеси, опять же, с кажущимся нарушением закона сохранения энергии. Однако топливо быстро движущейся ракеты несёт не только химическую, но и собственную кинетическую энергию, которая на скоростях выше нескольких километров в секунду становится больше химической потенциальной энергии. При сгорании такого топлива часть его кинетической энергии возвращается к ракете вместе с энергией, полученной от сгорания. Это объясняет и чрезвычайно низкую эффективность начальных стадий полёта ракеты, когда она движется медленно. Большая часть работы на этой стадии вкладывается в кинетическую энергию ещё не использованного топлива. Часть этой энергии вернётся позже, при сгорании на высокой скорости полёта аппарата.

- Но наша ракета сейчас движется без использования двигателей. Мы – блин! – сейчас являемся зондом в форме ракеты.

- Но ведь ты тоже чуешь взрывчатку, верно?

- Э?

- Остальная составляющая этой ракеты – это сплошная взрывчатка. Если нам удастся взорвать хотя бы её часть, нас выбросит.

- Если выбросит быстро, мы можем пропустить момент гравитационного прыжка, Данила. Да и может разорвать всю ракету, понимаешь?

- Но если этого момента вообще не будет, Егор? Что тогда? Чтобы совершить прыжок, нам нужна хотя бы вторая космическая скорость. Чтобы ещё этот прыжок удался на славу…

- Чтобы он удался на славу, не обязательно переключать космическую скорость объекта. Нам нужно просто прорваться.

- Вторая скорость нужна для преодоления гравитационного притяжения, Егор.

- Но мы же даже не попадёт в гравитационное поле Венеры, Данилка. Мы лишь оттолкнёмся от него.

- Да, но она ведь может забрать нас в своё поле.

- Она не заберёт. Нужно самому оказаться в пределах гравитационного поля Венеры, чтобы она не выпустила нас. Нам не нужна космическая скорость, нам нужен просто гравитационный манёвр. Даже учёные сказали это.

- Подожди-ка, Егор. Есть ещё кое-что важное, что мы не учли в своей… э… э…

- Дискуссии.

- ДА, дискуссии. Н-у-у-у… так вот! Существует двухимпульсный вариант манёвра Оберта, в котором перед сближением с телом космический аппарат сначала делает тормозной импульс, чтобы достичь меньшей высоты, а затем делает разгоняющий импульс. В частности, такой манёвр изучался участниками проекта Икар. Орбитальный манёвр перехода между двумя орбитами — биэллиптическая переходная орбита — можно рассматривать как применение эффекта Оберта. В некоторых случаях этот трёхимпульсный манёвр немного более экономичен, чем двухимпульсный с использованием гомановской траектории, за счёт того, что большее изменение скорости производится на меньшей высоте. Однако практически достигается экономия не более 1 или 2 % топлива, при многократном росте длительности манёвра.

- Ты говоришь это совсем не в тему. Как мы замедлим эту штуку?

- Легко и просто. Когда мы будем проходить орбиту Венеры… - и он перешёл на шёпот.

 

 Вовчик, шатаясь, слез с центрифуги.

- Млин, это жёсткая хрень вообще!

- Следующий!

- Я следующий, - произнёс Евгений и пошёл на центрифугу.

 

- Нагисари-сан, я не уверен, что те двое ещё живы.

- Не болтайте об этом, Кейдзи-сан. Нет ничего невозможного. Они могли как умереть, так и выжить. Продолжайте следить за «Мираи 2.2». Если он покажет хотя бы один признак жизни внутри, это будет очень даже хорошо. Очень даже!

 

 Наш «летательный аппарат» уже подлетал к Венере. Если бы у нас был хотя бы один иллюминатор, мы бы могли заметить оранжевый полукруг в кромешной тьме. Парниковщина прям-таки бы почувствовалась в наших глазах, а мы бы охренели от всей красоты этой парниковщины. 

 Я резко проснулся. Данилка спал. Я уже чувствовал на себе гравитационное воздействие. Некоторое подрагивание нижней части тела (да, той самой!).

- Чёрт! Сказал же в случае чего затормозить её. На хрен мы тогда на смены делились через суефа?

- А! Что? – проснулся Данилка.

  Я ударил ногой заднюю стену, и наша ракета, откинувшись чуть назад, притормозила (на минуточку!!!) прямо возле аппарата «Акатсуки», в метре от него. Но мы ещё не подозревали этого. Нас спасла удача. Ещё бы метр или ещё бы одна секунда и… мы бы взлетели на вакуум.

 

- Господин Тошимицу! «Мираи 2.2» снизил скорость и двинул назад на десять метров от орбиты Венеры.

- Правда?

- О боги! Он затормозил в метре от орбитального аппарата «Акатсуки».

- Ужас! Почти невозможный манёвр за такое короткое время.

- Выходит, эти ребята живы и они смогли даже…

- Затормозить многотонную хрень, забитую взрывчаткой?  - в командный центр вошли Евгений, Вован и Виктор. – Да, это мы умеем. А Егор-то уж подавно.

- Что вы здесь делаете? Вы должны быть на тренировочной площадке.

- Конструирование и соединение всех составляющих шаттла «Винсент» займёт месяц или меньше. За это время мы не можем не посмотреть на командный комплекс Танегасима.

- А ни чё так!

- Это точно, Вован.

- Что такое «Акатсуки»? – спросил Виктор, уже стоя рядом с монитором, где был радарно показано сближение «Мираи 2.2» с Венерой.

- «Акатсуки» - «Рассвет». Известен официально как проект PLANET-C. Это автоматическая межпланетная станция, построенная Японским агентством аэрокосмических исследований для изучения Венеры и её климатических условий в атмосфере. Мы предполагали, что на орбите Венеры космический аппарат проведёт не менее 2 лет, однако манёвр выхода на орбиту планеты окончился неудачей. С запозданием в пять лет зонд всё-таки вышел на орбиту и начал научную деятельность в декабре 20**-го. На ноябрь 20**-го года Акацуки является действующим аппаратом, однако он испытывает технические трудности. Ожидается, что он сможет продолжить работу до 20**-го года.

- Урахара-сан, - произнёс возмутившийся учёный, когда тот рассказывал об «Акатсуки» мужикам, а не занимался анализом ситуации.

- Каковы технические характеристики межпланетной станции «Акатсуки»? – спросил Евгений.

 За их спинами оказался пьющий кофе Кен Нагисари:

- 500-килаграмовый аппарат размерами от 1,04 × 1,45 × 1,4 м, мощностью 500 Вт, 3-хосной ориентацией и сроком активного существования предположительно 4 года. Тебе нужно больше, Евгений-сан?

- Эм… уже нет. Пожалуй нет.

- При большем сближении «Мираи 2.2» может столкнуться с «Акатсуки». Произойдёт взрыв. Если бы не вакуум, звук бы этого взрыва донёсся бы до локаторов МКС. Но мы же говорим о расстояниях в космосе.

- Гравитация Венеры не столь сильная, чтобы захватить «Мираи 2.2», но… мы не можем контролировать ситуацию. «Мираи» может попросту попасть под действие гравитационного поля Венеры и… произойдёт вполне ожидаемая реакция вещества внутри аппарата.

- Излучение способно оказать воздействие на взрывчатое вещество «Мираи 2.2»?  - спросил Сакэдзи, стоя уже рядом с Кеном.

  Урахара покачал головой:

- Нет. Оптическое, ультрафиолетовое, инфракрасное… Ни одно из этих излучений не придаст дополнительного воздействия, так как корпус ракеты сделан специально под это. В особенности, даже солнечная активность не способно будет спровоцировать взрыв, а вот импульс в корпус аппарата заставит того содрогнуться. Звуковое воздействие может привести к взрывной реакции в четвёртой ступени «Мираи 2.2». А при касании на любой космической скорости с объектом, раздражительность ракеты будет абсолютна.

- То есть любой раздражитель может привести к взрыву?

- Да.

- Тогда мужикам пипец, - произнёс Вован и притворно улыбнулся.

 

 - Ты разве не чувствуешь, что из вне на нас оказывается воздействие? – поругал я Данилу и снова принялся думать.

- Теперь нам нужно провести манёвр.

- Да, но как?

- Нужно выйти наружу?

- НАРУЖУ?!!!

- Да, я понимаю, что это тяжело, но… мы должны попробовать. Почему бы и нет?

- Я помню, как сражался с тем мужиком. Мы вели схватку на поверхности Луны.

- Да, я помню. Значит, вакуум нам не страшен. Исходя из этого, мы можем попробовать стать… двигателем для ракеты.

- Двигателем?

- Да. Для этого нам понадобится гороховая каша и сильная выхлопная реакция из заднего прохода.

- Чего? Что ты несёшь, Егор?

- Я те говорю, что нужно хорошенько пукнуть, чтобы привести ракету в движение. Мы её остановили. Теперь надо привести её в движение с более высокой скорости. Один твой пук может быть равен по мощности с первой ступенью ракеты. Если мы приведём её в движение, равное хотя бы половине первой космической скорости, то сумеем провести даже гравитационный манёвр.

- Да! – обрадовался Данилка. – Сначала затормозим, а затем рванём. Гравитация ускорит нашу ракету, и мы просто полетим по космическому пространству, как парусник энергией ветра по волнам.

- Стой, Данилка. Стоит ли нам учитывать гравитационную постоянную?

- Гравитационную постоянную? А её зачем?

- Я не знаю. Я стараюсь мысленно предугадать момент для манёвра. Согласно Ньютоновскому закону всемирного тяготения, сила гравитационного притяжения между двумя материальными точками с массами, находящимися на расстоянии радиуса, равна…

- Погоди. Зачем эти расчёты? Ты знаешь, какая постоянная у Венеры?

- Нет.

- Тогда какой смысл? Давай доверимся своей интуиции и сами выберем момент для манёвра.

 Если мы не сможем, Венера захватит нас своей гравитацией. И мы упадём на её поверхность. А если затормозим в её поле, то уже не сможем развить достаточную космическую скорость для преодоления гравитационного действия планеты.

- Точность измерений гравитационной постоянной на несколько порядков ниже точности измерений других физических величин. Не будем тратить время и просто начнём уже.

- Ты разве готов?

- Да.

- А как же гороховая каша?

- Мне она не нужна. У меня от голода и от прошлого раза ещё осталось достаточно энергии для пука.

- Что ж, тогда удачи.

- Спасибо, - Данила подошёл к люку и коснулся его.

- Стой! – сказал я на полном серьёзе. – Это… из-за меня мы оказались в таком положении. Я знаю, извинений будет недостаточно, но я хотел бы всё же… попросить прощения.

- Не надо.

- Нет, я хочу…

- Не стоит! – Данила обернулся ко мне. – Ты хотел сделать подарок для меня. Это здорово. Это офигенно. Ради того, чтобы подарить на мой день рождения звёзды, ты угнал грёбанную ракету. И я очень рад, что у меня есть такие друзья, как ты, Вован, Жека и… как его там?

- Не помню.

- Вот и я тоже.

- А, Витёк звали того чела вроде.

 Он кивнул, а потом мы вдвоём заржали, как кони.

- Я рад, что прожил половину жизни в общении с вами. Благодаря вам я не чувствовал себя одиноким. Но чувствовал особенным. Вместе мы прожили так много, что… я просто ДОЛЖЕН выйти туда и помочь если не нам с тобой, то лично тебе точно.

- Данилка, - я опустил голову и чуть ли не расплакался. – Ты… ваще норм пацан был.

- Вот именно, что был. Мы уже взрослые мужики, а такой хернёй занимаемся, как пуканье в космосе.

- Это да. Дебилизма на нас мало. Ха-ха-ха!

- Ха-ха-ха! Ладно. Я пошёл.

- Держись за ракету крепче. Улетишь и не вернёшься.

- Да норм всё будет. Не ссы, Егор Александрович.

- А я и не ссу. Просто мне будет тогда не доставать твоей тупости.

- Смешно, - сказал он и крутанул люк.

  Я закрыл за ним, помолившись, произнёс:

- Боже! Не дай ему подохнуть! Ему-то уж точно!

 

- Центр! Центр, приём! Замечено тепло у «Мираи 2.2».

- Тепло?

- Да, вполне.

- Кто-то из этих придурков решил лезть в открытый космос без скафандра?

- Как видите? Объект, держащийся за ракету, излучает теплом.

- Значит, живой. Находится в полнейшем вакууме и даже не чешется. Да, это точно про русских.

 

Данила дополз до четвёртой ступени ракеты и попытался встать. И только он встал, как вдруг его понесло в пространство. И, не успев зацепиться, он оказался далеко-далеко от нашей ракеты.

- Неееет! – вскричал он, но его голос не был слышен даже ему самому, ведь в космосе звуки не передаются.

 Данила снял с себя штаны и… ну, вы поняли. Он использовал энергию выхлопных газов для рывка и вновь вцепился в ракету.

- Я должен. Я должен это сделать! Просто должен! – он сделал один шаг, потом ещё. – За друзей! – ещё шаг. – За родных! – шаг. – За врагов и за себя. Кто ж, если не я сам сделаю это для себя?

 Он собрал всю свою мощь в одном (заднем!) месте и… взорвал своим самым сильным пуком всё пространство. Взрыв откинул ракету в сторону, и та начала увеличивать свою скорость. Данилка же… Данилка был отброшен и уже никак не мог использовать пук для движения в вакууме. С улыбкой и слезами его уносило гравитацией Венеры.

 Я знал это. Я чувствовал, что всё кончено. И мне стало от этого… больно.

- Я… сделал… это, - произнёс Данила и покрылся инеем, чем-то вроде инея. Он поледенел и посинел. И он замолк. Будто бы умер.

  Я ударил по переду ракеты с ноги, чем вызвал некоторый диссонанс между четвёртой ступенью и… мать её! Между взрывчаткой и четвёртой ступенью.

  Ракета рванула на куски. Большой-большой взрыв произошёл на орбите, и меня отбросило прямо в парниковую атмосферу Венеры.

 

- «Мираи 2.2»… Он был… уничтожен.

- ЧЕГО?!!!!!!! – закричали учёные, сидящие в центре.

 Урахара с волнением подбежал к монитору.

- Видите. Он пропал с радаров. Мы думаем, что это взрыв, так как потеряли связь с «Акатсуки». Межпланетную станцию тоже задело.

- Если только взрыв.

- Да, Урахара-сан. Мы уловили колебания вблизи орбиты по координатам «Акатсуки». Это очень мощный взрыв. Ударная волна почти на семь миль в радиусе.

- Так, в радиусе? А в диаметре?

- Ну, проведём от точки взрыва шестнадцать лучей, длиною семь миль. Считайте.

- Это ужасно! – Урахара положил ладонь на потный лоб и сел за стул. – Они были в пути почти неделю и выжили. Неужели их?..

- Не дождётесь! – Харука стоящая у входа в центр. В её глазах была мощь, сила, мужество, а свет играл с её тенями и блеском её лица. – Те двое идиотов слишком хороши, чтобы космос забрал их жизни таким путём.

- Нагисари-сан, Вы просто не можете понять? Мощность баллистической ракеты «Мираи 2.2» относительно равна мощности ста тысяч атомных бомб типа «Толстяк».

- Да. Только схема не построена на распаде плутония.

- Но плутоний присутствует.

- Это верно, Урахара-сан.

- Если вкратце, такая мощь способна не оставить ровной половины Цереры, карликовой планеты в поясе астероидов.

- Для тех двоих идиотов Ваши слова, Урахара-сан, являются бредом, ибо взрыв хоть миллиарда атомных бомб не нанесёт им даже царапины.

- Да Вы не понимаете даже, о чём говорите, глупая женщина! – разгневался Урахара. – При взрывной реакции относительная атомная масса всех атомов, составляющих клетки, составляющие организм человека, начинает изменяться. Колебательное неравномерное распределение массы ядер атомов заставляет их делиться. Делятся атомы – делятся клетки. Делятся клетки – разрушается первоначальное строение человеческого организма. На этом принципе построено взрывчатое вещество «Пандорий-А», заложенное в схему баллистической ракеты «Мираи 2.2». Даже если бы у пришельцев была какая-нибудь защита кораблей, «Пандорий-А» заставил бы её сняться саму, либо просто бы стал причиной диффузионного бума в этой же защите. Вы, что, не понимаете реальной угрозы «Мираи 2.2» для Ваших друзей. Какими бы бессмертными они не были, их поделили на атомы. Всё. Конец!

- Урахара-сан.

- ЧЕГО ЕЩЁ?

- Атмосфера Венеры…

- Что с ней?

- Венера-16 и другие искусственные объекты на орбите планеты засекли изменение парникового эффекта.

- Мог ли взрыв повлиять на поле планеты?

- На какое ещё поле? Вы о магнитном поле Венеры?

 - Да.

- У Венеры и Земли близки размеры, средняя плотность и даже внутреннее строение, тем не менее, Земля имеет достаточно сильное магнитное поле, а Венера — нет (магнитный момент Венеры не превышает 5—10 % магнитного поля Земли). По одной из современных теорий напряжённость дипольного магнитного поля зависит от прецессии полярной оси и угловой скорости вращения. Именно эти параметры на Венере ничтожно малы, но измерения указывают на ещё более низкую напряжённость, чем предсказывает теория. Современные предположения по поводу слабого магнитного поля Венеры состоят в том, что в предположительно железном ядре Венеры отсутствуют конвективные потоки.

- Магнитное поле Венеры усилилось в направлении точки взрыва.

- Чего? Как такое может быть?

- Отсутствие конвективных потоков на Венере может объясняться отсутствием тектоники плит, причина которого также пока не ясна. Но дело в том, что они пришли в движение.

- Невозможно! Не мог взрыв «Мираи 2.2» оказать столь мощное воздействие на планету. Сравнить хотя бы их гравитационные постоянные. У «Мираи 2.2» массы в миллион раз меньше, чем у Венеры.

- Зато у Венеры отменный парниковый эффект. Энергия взрыва могла быть поглощена облаками Венеры.

- Гравитация планеты, её тектоническое действо, плотная атмосфера – всё начало изменяться.

- Магнитное поле уплотняется от точки взрыва «Мираи 2.2».

- П-п… Почему?

- Я, кажется, знаю, - произнесла Харука, всё ещё стоя у входа и смотря на суету.

- Умолкните, Нагисари-сан. Идите. Не мешайте работать.

- Что ж, желаю удачи, - Харука удалилась, а мимо неё как раз прошёл Сакэдзи.

 Он вошёл в центр управления и был несколько удивлён царившей там шумихой.

- Что за шум, а драки нет, коллеги? Что случилось, Урахара-сан?

- «Мираи 2.2» взорвался на орбите Венеры и… начал необратимую реакцию расширения магнитного поля планеты и рассеивания её парникового эффекта в точке координат межпланетной станции «Акатсуки».

- ЕЩЁ!

- Чего орёшь, Такидзава? Что там у тебя, горе-картограф?

- Ещё один объект появился к миле градусной меры орбиты. Если взглянуть на альбедо, то появилось теневая составляющая.

- В смысле?

- Объект крайне огромных размеров сейчас в миле от точки смещения координат «Мираи 2.2» и «Акатсуки». Тепловая активность отсутствует. Но идут радиоактивные выбросы. Также объект излучает ультрафиолетом.

- Диполь Венеры усиливается и расширяется вдоль орбиты планеты.

- Активность парникового эффекта резко снижается.

 

  Я видел сквозь выплески материи гигантское тело. Оно было вроде бы так далеко, но отчётливо видны были его очертания, его мощь, его божественность! Не понятно, из чего было сделано то тело, но его бирюзовый блеск поражал меня своей красотой.

«Какой-то космический корабль. По внешнему виду он напоминает мне кальмара с длинным круглым корпусом и несколькими оружейными системами в каждом из своих щупалец. Видно, что он оснащён оружием, способным взорвать любой корабль любой страны нашего мира за один выстрел. А, быть может, и весь наш мир. Это одновременно так страшно и одновременно прекрасно!»

 

- Объект. Был просканирован лучшим телескопом Земли. Сейчас просканированное изображение придёт факсом.

 Все узрели мощное строение создания.

- Оно живое. Оно точно живое, господин.

- И эта штука, одна из пяти таких штук, что вместе с ещё сотнями мелкими объектами находились у Солнца, желает покорить или уничтожить нас?

- Следует учесть, что данная форма плохо подходит для захвата планет, для чего нужны наземные силы. Хотя для данных целей могли быть использованы индоктринированные существа. Вполне возможно, что некоторые такие штуки имеют пригодные для данных целей формы в виде наземных сил и небольших кораблей, либо они имеют дистанционно управляемые аппараты данных типов.

- Внутри этой штуки тепло. Что-то живое.

- Пятеро из 108 объектов, которых мы обнаружили у Меркурия, похожи на головоногих. Судя по всему, это только внешний корпус; панцирь, если угодно. Непосредственно само существо — как бы ядро этого корпуса, и внешний вид его в общих чертах нам неизвестен. Но это точно что-то одно и точно что-то большое.

- Вокруг этой… «штуки» замечена активность кинетического поля.

- Используют кинетическую защиту? Создать такие технологии в принципе возможно?

- Неизвестно, Урахара-сан.

- Да. У нас не достаточно информации, Урахара-сан, Сакэдзи-сан. Видимо, их технологии опережают наши на миллионы лет.

- Да уж! Людям до таких форм ещё много.

- Доложите немедленно правительству. Мы должны готовиться к войне.

- Сообщение из Чили, Урахара-сан: «Мы продолжаем наблюдать за объектом. Он приближается к орбите Венеры. Медленно приближается к месту взрыва баллистической ракеты».

- Пусть продолжают. Чем больше мы узнаем прямо в этот момент, тем проще будет в дальнейшем.

 

 Я парил в вакууме и уже начал застывать, но мой взор всё ещё был направлен на величественную скульптуру, ЧТО ВИТАЛА ПРЯМО ПЕРЕДО МНОЙ. Я боялся. Да, боялся. Но в то же время был просто впечатлён этой махиной. Она приблизилась ко мне так близко, как только могла. В семистах метрах от меня она, освещённая множеством бирюзовых огней, протянула ко мне четыре тонких (по сравнению с первоначальными!) щупальца, которые вылезли почти из ниоткуда. Они опутали меня и потянули к ней. Я, ломая тонкий слой холодного пота на шее, обратил свою голову вправо. Данилку тоже тянуло тремя щупальцами к этой махине. И всё это проходило в почти мёртвой тишине. Представляю, если бы такая махина появилась на земле. Такой громовой раскат был бы от каждого её движения почти железным щупальцем. Но я повторюсь: это было не железо. Нет, не оно! В принципе, мягкий материал. Что-то вроде синтетического существа, живого, «БИОМЕХАНИЧЕСКОГО».

 Замерев, я так и продолжил смотреть на мощь этого существа. Если бы это была смерть… я бы принял её. Потому что это была бы одна из самых необычных и прекрасных смертей. Что-то тянуло меня к этой махине. Её свет, её вибрация, её поле, аура. И, хоть я ничего не слышал, в ушах всё равно что-то пиликало, жужжало и тому подобное. Я словно был дома. За компом. В кругу родных. И я даже уже хотел поверить этому: будто я дома, на Земле, а не в холодном космосе. Днюха Данилки прошла отменно, мы неплохо бухнули. Прощаемся друг с другом и расходимся. А я сижу в тишине и покое, наслаждаясь японской природой, горной и лесной одновременно. Тихо. Спокойно. Атмосферно.

 Как вдруг я дрогнул. Щупальца унесли меня подальше от «пасти» этого создания. Они несли меня в объект, размером с нашу ракету, «Мираи 2.2». И этот объект, на деле, был значительно меньше того существа.

 

- Урахара-сан, Сакэдзи-сан. Мы рассчитали длину объекта.  

- И какова же она?

- В сравнении с МКС огромна. Почти 500 000 футов.

- 500 тысяч футов? Это 152 километра! Неужели во Вселенной может быть столь огромное существо?

- Само существо, излучающее тепло, находится в сердце этого… Я не знаю, как это назвать. Этого механоида. И размеры «ядра» соответствуют стам с чем-то метров. Трудно рассчитать.  

- То есть остальное – всё же панцирь?

- Что-то около того, господин Горо.

- Что с теми двумя?

- Не замечено. Отклонено.

- Понятно.

- Господин Урахара! Смотрите. Эта штука вцепилась двумя механическими щупальцами в поверхность планеты.

- Она вообще использует нижние конечности?

- Не смотря на то, что сама по себе она похожа на кальмара, подголовные конечности нельзя назвать щупальцами. Это скорее остроконечные ноги. В основном использует шланговые щупальца из задней полости головы или с боков.

- Продолжаем изучать её. Я сейчас вернусь.

- Урахара! Куда ты?

-  Сейчас, Сакэдзи-сан. Я должен сделать кое-что.

- Ладно. «…» Чего стоим? Работаем! Работаем, все!

 

  - Ты в порядке? – услышал я звенящий голос в ушах.

- Ч-то? – сказал невнятно я и таки не смог разомкнуть глаза.

- Ты дышишь. Это уже хорошо.

- Кто ты такой вообще?

- Я-то? Судя по тому, что мне удалось раскопать в твоём мозгу, я для тебя могу слыть лишь… «гомосеком».

- Кем? – я резко поднялся и понял, что нахожусь на операционном столе.

- Ой! Прости. Перепутал значения терминов. Кажется, ты бы назвал меня…

- Пришелец! – вскрикнул я и ударился башкой об операционный светильник.

- Нет. Я думал, что подхожу под описание биологического вида «эльф». Но и «пришелец» тоже подходит под моё описание.

 Эльф? Да, самоирония этого пришельца сталась мне в один момент по нраву. Он и вправду был похож на эльфа. Он был не столько высок, сколько красив и строен. Тощий мужчина с длинными тёмными волосами, большими серыми глазами с расширенными зрачками, одетый в латексную мантию, ниспадающую на пол. Он был бледнокож, а уши, как, собственно и должно быть, были остры на манер древесного листа. Ну, красавчик, что? Аж возбудил!

- Кто ты и откуда знаешь мой язык?

- Мне пришлось выбирать между пятью языками, что были в твоей голове. Но я заметил, что больше знаний у тебя в аспектах именно того языка, на котором говорю в данный момент с тобой я.

- Ага. Практически даже лучше, чем говорю на нём я сам.

- Изучая твой мозг и его нейронную активность, мы сделали выводы, что мозг твоего народа крайне ничтожен и мал. Ничтожно мал!

- Мы?

  Он улыбнулся и отошёл в сторону. В этой хирургической комнате было ещё шестеро таких же остроухих. Только у одного из них волосы были не тёмные, а серебряные.

- Один из Юнис поступил благородно и оставил тебя в живых, смертный, - произнёс он надменно. – Тебе стоит быть благодарным.

- Юнис?

- Наши боги, чьи имена мы не смеем произносить ни в радости, ни в страхе. Наш народ был поставлен на колени пред их великой мощью. Пять великих Юнис объединили под своей властью десять миров, некогда процветающих и сейчас разрушенных до самого основания. А теперь пошли. Ваджу ждёт тебя в своей каюте. 

 

 Уютненько. И еда не так себе. И даже подобия вилки есть. А капитан-то вообще красавчик - четырёхрукий эльф. Чем-то Шиву напоминал. А ещё он лысый был. Круть, не правда ли?

- Я не понимаю. Если эти – кхе-кхе! - «боги» уничтожили ваши родные планеты, почему вы идёте за ними? – сказал я, пытаясь взять кривой вилкой подобие пельмешка.

- Это сложно… объяснить. Очень сложно. Один из них явился из ниоткуда. Явился нежданно-негаданно. Бессмысленно пропарил в небе нашей планеты несколько дней, а затем… попросту вспыхнул. Мы были ослеплены ярчайшей бирюзовой вспышкой, а затем потеряли бдительность. Не успели моргнуть и… оказались в гуще огня. Наш мир начал превращаться в руины. Страх навис в нашем небе. Страх быть уничтоженным этим созданием. И этот страх породил в нас страннейшее чувство. Мы одновременно боялись, и одновременно были восхищены могуществом этой сущности. Средь мёртвых тел, духов павших товарищей, средь огня и руин, стоявшие в поту и крови, мы преклонили колено. Месяц это создание не трогало нас, но всё ещё ослепляло своим бирюзовым светом. И днём, и ночью мы строили свои корабли, чтобы улететь. Оно дало нам энергетические ресурсы для этого, а затем, когда мы взлетели, начало поглощать энергию ядра нашего мира. После двух лет… от него ничего не осталось. Все ресурсы, всё тепло ядра были исчерпаны. Мы не знаем, кто эти существа. Они общались с нами посредством простых математических формул и уравнений. Они сами придумали такую систему общения. Мы назвали их Юнис – «объединяющие». Мы не понимаем, почему не сбежали в тот миг, когда был шанс улететь подальше от Юнис, но уже поздно. Он взял наш флот в свою ауру. И так случилось с остальными девятью мирами, где побывали оставшиеся четверо Юнис.

- А, понятно, - покивал я. – Кстати, пельмени вкусные.

- Что?

- Ну, эта хрень, которую я сейчас ем.

- Хрень?

- Да пофиг.

- Пофиг?  Что за язык у вас такой, люди?

- Какой-какой? Человеческий, блин! Ты мне лучше скажи, как уничтожить этих ваших «богов»?

- Никак.

- Чего? – я даже подавился.

- Юнис невозможно уничтожить ничем. Если бы можно было, мы бы смогли сокрушить хотя одного. А вместо этого этот один поставил на колени всю нашу расу.

 

- Да уж, поставили нас, мягко говоря, раком, - произнёс Вован, мирно лежащий в онсэне, на горячих источниках.

- Ты в чём-то прав, Вован, - согласился Евгений, который только что закончил рассказывать переданную центром информацию.

-  И что? Нам теперь «строить дома из кирпичей» от нависшей угрозы?

- Не сказал бы, Вован. Может, надежда ещё будет.

- Да хрен с ним. Будто я обосрусь от вида этого вашего «объекта».

- Ты ещё просто не видел его изображений.

- А ты видел типа.

- Не. Да мне и по хрен как-то. Ну, нападёт он на Землю, и что? Я, блин, просто хорошенько вдарю ему.

- И я о том же, Жека. Где, кстати, Витёк?

- А, он-то? Виктор Андреевич сейчас в женской сауне.

- Гонишь!

- Нет. Правду говорю.

- Зуб даёшь?

- Какой тебе? Могу зуб мудрости отдать.

- Слышь! А пошли-ка к Виктору Андреевичу, Жека. Чёт я тоже хочу в женскую сауну.

- Ну, ты иди, а я в одиночестве хоть побуду.

- Ладненько, - сказал Вован и, замотав таз полотенцем, пошёл куда-то. А затем вернулся с отпечатками ладоней на лице и снова лёг в онсэн, покачав головой. – Нет. Нет, не так.

 

 Данила плыл в толще океана.

- Твою мать, мать! Зачем ты снова включила свет, когда я в ванной?

  Затем он вдруг очнулся. Оглядел пустую камеру и взглянул на голографический барьер, закрывающий вход в коридор.

- Етить! Какой минимализм, - сказал Данила спокойно и сел на колени. – Красиво. Нечего сказать. Космоопера какая-то. Бред.

  Когда лучи солнца начали пронзать квадратный иллюминатор, что был чуть ли не у потолка, Данила вдруг был вынужден обернуться и подпрыгнуть. Он хотел взглянуть на Солнце, но гравитации заставила его тут же приземлиться.

- Искусственная гравитация? Интересненько. Если искусственная сила тяжести — это изменение ощущаемой силы тяжести с помощью искусственных способов, то каким способом это делают чуваки из других миров. В научной фантастике это заезженная тема, часто сопрягается с космосом, однако есть много причин для регулирования силы тяжести и на Земле и других планетах. Практически, иллюзия гравитации может создаваться различными физическими силами. Может, центробежной, по инерции… Создание искусственной силы тяжести считается желательным для долгосрочных космических путешествий с целью создания физиологически естественных условий для обитания людей на борту космических судов и, в том числе, для избежания неблагоприятного воздействия на организм человека длительной невесомости. В принципе, силу тяжести можно создать искусственно, если увеличить вращение аппарата. Но данное судно совсем не вращается. По крайней мере, относительно меня и самого себя. Быть может, оно вращается по орбите Венеры, которая в свою очередь вращается вокруг своей оси и вокруг Солнца, но сам этот корабль не вращается вокруг себя. Тогда как создаётся искусственная сила тяжести?

 - Легко и просто. У Четвёртого Юнис, как, быть может, у всех остальных, имеется своё магнитное воздействие на приближённые объекты. Мы сейчас в поле Юнис, в котором невесомости не должно существовать в принципе.  

 Услышав красивый женский голос, Данила обернулся и, улыбнувшись, застенчиво помахал ручкой:

- Ой, пивет, красавица. Я Данилка, рад познакомиться. Рассчитываю на твою благосклонность, а теперь, - он стал резко серьёзным и ударил кулаком голографический щит, отделяющий его от неё, - Где я?

  Девушка (на вид вполне молоденькая!) с пепельным цветом кожи и угольными глазами стояла перед Данилой и невинно улыбалась. Она была среднего роста, с чёрными волосами, серой кожей и красными, словно огонь, глазами. Она была одета в серый комбинезон с чёрными скрещёнными друг с другом полосками. И, помахав ручкой, она произнесла:

- Ты на «Данфарсисе». Седьмой модуль, отсек «C4» («Си 4» ), тюремный блок. Тебе повезло не умереть в вакууме.

- Э? Почему мы сейчас говорим с тобой какими-то клацающими звуками?

- Когда Четвёртое Божество передало тебя нам, мы прооперировали твой мозг и вставили где-то между гиппопотамом и гитарой чип, позволяющий тебе понимать наш язык и говорить на нём.

- Ты хотела сказать, между гипоталамусом и гландой?

- Да.

- Хеее! Какая у тебя милая улыбка. Как тебя зовут, девишна-красавишна?

- Меня зовут Даника. Если хочешь, зови меня просто «эглус». Именно таково наименование моего народа.

- Мне неважен твой народ, мне важна… твоя фигурка, - Данила поиграл бровями, смотря где-то чуть ниже головы.

- У меня их три, - вдруг сказала Даника и улыбнулась, покраснев.

 Данила тоже слегка покраснел и офигел.

- Да, - покачал он головой. – Я так и понял. Целых три. Охрененно!

- Ты хочешь выйти отсюда?

- Кх! Конечно! – улыбнулся Данилка и показал лайк в странной позе.

- Тогда я просто нажму на кнопочку.

- Да. Нажимай.

- Она там, у входа в коридор.

- Я так и понял.

- Меня папа считает немного поехавшей.

- Да, я уже понял. Понял. Открой мне дверку, красавица. Пожалуйста.

- Если тебя заметят свободный, расстреляют.

- Да-да-да! Я тебе верю.

- Тогда я уже иду открывать.

- Да, иди.

- Иду-иду!

- Иди-иди!

- Иду-иду-иду!

- Иди-иди-иди!

- Иду-иду-иду-иду-иду-иду-иду!

- Да-да-да-да-да-да-да-да! ИДИ УЖЕ, ДУРА!

  Она уже сделала пять шагов к кнопке, как вдруг остановилась и…

- Ой! Извини меня! Даника?

 Он услышал, как она заплакала и убежала.

 - Блин! Извини! Даника, прости! Я… я сказал это мухе.

  Сначала пятиминутная тишина и разочарование для Данилке, а затем резкое:

- Правда?

  Данила подпрыгнул от испуга и быстро начал кивать.

- Тогда… покажи мне её.

- Эм… Не могу. Она улетела через окошко.

- Жаль. Я так хотела увидеть земную муху.

- Освободи меня. Я найду здесь Wi-Fi и скажу такое заклинание: «Окей, Fufel! Обыкновенная муха!».

- Хорошо. Тогда уже бегу открывать! – провосклицала она и ринулась нажимать на кнопку.

 Голографический щит пропал, и Данила вышел в коридор.

- Эй! Он сбежал! – с другого конца коридора показались двое охранников.

- Мужики! Мужики, успокойтесь. Я просто мимо проходил.

 Данила станцевал лезгинку на лазерных лучах и прыгнул к тем двоим, разбивая их лица друг от друга. 

 

  По бетонному коридору бункера шли семь генералов и трое учёных. Решётчатая дверца была открыта семью ключами, и эта небольшая группка увидела лежащего в камере роботизированного осьминога.

- Это он? -  спросил один из генералов.

- Да, - послышалось от стоящего в углу камеры Кена Нагисари. – Именно эта тварь взломала целую сеть компьютеров Агентства Аэрокосмических Исследований. Он хотел проникнуть на базу в Исэ, префектуры Миэ.  Но военные схватили его. И привезли сюда. Этот гад умён и опасен. Может принимать любую форму. Мало того, что именно он запустил «Мираи 2.2», так он ещё и проник в штаб JAXA в Тёфу. Он слил своим «богам» столько информации о земных орбитальных системах, что эти ублюдки теперь способны взять нас в кольцо. Он доложил им о земных точках, где расположены столицы, штабы НАСА и других космических агентств. 

- А как он сам проник сюда?

- Вы знаете такую штуку, как «ретранслятор»?

 Учёные и генералы покачали головой.

- Цивилизация неких Юнис, коими их назвал этот гад, является самой развитой в нашей галактике, а, может, даже во Вселенной. Они пришли из самых недр туманности Андромеда. До этого они пришли в ближайшие к Андромеде галактики. И… сожрали их.  

- Сожрали?

- Этот гад сказал, что жил в галактике Тележное Колесо, энергия половины звёзд которой была поглощена этими махинами.

- Тележное Колесо?

- Галактика ESO 350-40, также известная как Тележное Колесо. Имеет неправильную форму. В галактике обнаружены нетермические источники радиоизлучения, которые расположены подобно спицам колеса. Их расположение не совпадает с расположением подобных «спиц», видимых в оптическом диапазоне.

- Галактика Колесо Телеги когда-то была обычной спиральной галактикой, прежде чем она, по-видимому, подверглась лобовому столкновению со своей меньшей галактикой-спутником около 200 миллионов лет назад. Когда соседняя галактика прошла сквозь галактику Колесо Телеги, сила столкновения вызвала мощную ударную волну по всей галактике, как камень, брошенный о песчаное дно. Двигаясь на высокой скорости, ударная волна подняла вверх газ и пыль, создавая новые области звёздообразования вокруг центральной части галактики, которая была невредима. Этот процесс объясняет появление синеватого кольца вокруг центральной яркой части. Кольцо содержит как минимум несколько миллиардов новых звёзд, которые не могли бы быть созданы обычным способом за столь короткое время.

- До того, как Тележное Колесо столкнулось с другой галактикой, там уже были эти Юнис. И этот гад является предком расы, населяющий планету, уничтоженную Юнис. То есть её уничтожили ещё до рождения Человечества.

- Это неважно. Как он оказался на Земле?

- Как я уже заявил, Юнис являются в нашей галактике самыми высшими формами жизни. Их технологии настолько идеальны, что они способны создавать коридор в ткани материи, образуя при этом антиматериальную точку соприкосновения двух искривлённых временных координат.

- Нагисари-сан, Вы хотите сказать, что… эти штуки способны путешествовать во времени?

- В пространстве и времени. Скорость их передвижения с помощью так называемых на наш язык «ретрансляторов» они могут перемещаться между двумя координатами со скоростью, превышающей скорость света.

- Что это за скорость, способная превысить даже скорость света?

- Это сверхскоростное движение – скорость времени.

- Времени?

- Чтобы живое создание сумело достичь временной скорости, ему нужно стать нематериальным, либо сбросить свою физическую оболочку. Люди ещё не способны на создание таких технологий, но эти Юнис… Им это запросто.

- То есть для стягивания пространства в одну точку Юнис используют «ретрансляторы»? В чём их работа? Эта тварь не сказала?

- Сказал. Но на человеческий язык это можно перевести с трудом. Ретрансляторы массы — огромные сооружения, созданные Юнис, размещённые по всей Вселенной от самого её центра, которые могут создавать нечто наподобие коридоров, где тела не имеют массы, что позволяет осуществлять мгновенные перемещения на расстояния, для преодоления которых с использованием даже теоретических сверхсветовых двигателей ушли бы годы или даже века.  Расстояние, которое должен преодолеть зонд «Новые горизонты» Юнис прошли за две секунды. Мне бы хотелось получить доступ к этим технологиям. Тогда у землян появится возможность путешествовать сквозь время.

- Сейчас не до этого, Нагисари-сан! Нам нужно знать лишь о слабых местах этих объектов. Так как один из них уже у Венеры, а остальные движутся от Меркурия со скоростью «Мираи 2.2». При том все земные зонды Меркурия были уничтожены, ядро планеты охлаждено. Нам нужно знать, как их победить!

- НЕТ! – послышалось от осьминога, истекающего фиолетовой жидкостью.

- Чего? – генерал оскалил зубы.

- Их нельзя победить. Нет! Мои отцы и отцы их отцов из уст в уста передавала информационную составляющую уничтожения нашего мира. Юнис нельзя уничтожить. Никак. Ничем. Они – абсолютные божества. БОЖЕСТВА!

 

По коридору в штабе JAXA, в Тёфу, шли Кейдзи и Сакэдзи.

- У каждого из пяти Юнис имеется свой флот. Мы назвали это «магнитным флотом», так как в пределах электромагнитного поля Юнис держится от 20 космических кораблей каждой из рас, уже познавших мощь Юнис, - сказал Сакэдзи.

- С нами будет такая же беда, Сакэдзи-сан?

- Я не знаю. У нас всё ещё недостаточно информации.

- Да. И шаттл «Винсент» ещё не готов. Нам бы ещё неделю, чтобы закончить его конструкцию, но времени уже нет. «Мираи 2.2» не помог нам.

- В НАСА заговорили о всемирном кризисе. Они хотят, чтобы все ядерные державы готовили своё оружие.

- Попытаются сбить эти штуки уже на земной орбите? Их длина сотни километров, а вес, как у хорошенького астероида. Если одна сбитая штука упадёт на Землю, это приведёт к катастрофе в определённых частях планеты.

- Верно. Учитывая ещё и количество таких «астероидов».

- Пять. А мы боялись ОДНОГО астероида, длиной в шестнадцатиэтажный дом. А к нам прилетело пять в сотни километров каждый.

- Не будем пока паниковать. Это не столь важно на данный момент. Моих секретарей уже в мешках уносят. Их заваливает важными бумагами и шокирующими новостями. Они вынуждены умирать.

- С инженерами «Винсента» то же самое. Мы давим на них, торопим, говорим о важности момента. Но мы лишь ухудшаем положение! Они работают медленно.

- Именно поэтому нам нельзя паниковать. Поспешишь – людей насмешишь. Будем работать в обычном режиме.

 

Взрыв. Ба-бах! Данила с Даникой на руках бежал сквозь толпы охранников.

- Слушай. А где мне здесь можно найти Wi-Fi?

- А что это?

- Ну-у-у… Такая штука с кнопочками.

- А, беги вперёд, потом налево.

- А покороче пути нет, а то этот коридор кажется мне бесконечным.

- Ну-у-у-у… Это… ты можешь попробовать проломить пол.

- Где? В каком месте?

- Через пять метров, наверное.

 

   Главный «угольный» чувак наблюдал за тем, как Юнис пристыковался к Венере и начал поглощать её энергию, с мостика. Там у него было особе кресло. Ну, мы же все знаем эти космооперы, да? Куда без кресла капитана на мостике? Это я тебя спрашиваю, Шепард, тварь! ШЕПАРД!

 «Угольный» Наполеон слегка улыбнулся, наблюдая за тем, как медленно умирает планета, а затем буквально наложил в штаны. Данила пробил семь этажей почти непробиваемых полов.

- Какого хрена?!!!! – заорал камбуз и гарнизон.

- Дочка! Что ты делаешь?

- Дочка?! Ну, конечно же! Куда без сюжетных поворотов, верно? – улыбнулся осенившийся Данилка и поставил Данику на ноги. – Рад познакомится, батя Даники. Можно мне жениться на Вашей дочери? Главный чувак, «угольный» Наполеон» охренел.

- Чего?

- Ну, поскольку наше кино пошло по сценарию, автор которого имел совсем голое темечко, в котором не было ни грамма оригинальности, нам, персонажам, надо сделать сюжетку хоть чуточку необычной.

- Сценарий? Автор? Сюжет? Что ты несёшь, землянин?

 Данилка посмотрел на зрителей и произнёс:

- «Современное кино отрицает свою абсолютную неоригинальность и извращённость!» - какой-то умный философ.

- Эй, красавчик! Не ломай 4-ую стену, пожалуйста.

- Ах, Даника! Разве ты знаешь, что такое 4-ая стена?

- Ну, конечно же, знаю. Ведь я персонаж, высосанный из пальца.

- Хватит! – вскричал отец Даники. – У нас тут вообще-то высокобюджетный триллер заделан. Прекратить обсерать ещё даже незаконченный фильм! Имейте совесть.

- А у фильма-то совесть есть? – скосил взгляд Данила. – Простой обыватель любит «Идиотов», покупает дорогостоящие билеты, старается пропустить работу или уроки. А мы… Бюджет этого фильма столько, сколько Леонардо ДиКаприо за всю свою жалкую жизнь не заработает. А мы кормим зрителя какой-то очередной дичью про вторжение пришельцев, капитана Шепарда, Глюка Сковородкина, Дарта Шредера и черепашек-самураев в космосе. Что за «Стартрек» пытается скопировать наш фильм? Неужели мы считаем, что сможем замимикрироваться под такие шедевральные и классические фильмы, как: «Звёздные воины», «Звёздные врата», «Звёздный путь», «Альф», «Геи говорят «Нет» 2», «Интерсталлар», «Скайлайн», «Война миров» и «Эффект Массы»? Да мы и под самих себя-то пытаемся подвязаться. Но наш сериал ведь – это сюрреализм и полный долбоёбизм.  Зачем нам эти совсем не каноничные пришельцы, звёздные баталии и романтика? Мы же «Идиоты из Страны Восходящего Солнца»! Как мы можем впутываться во что-то серьёзное?

- Ага! Вы во «втором сезоне» уже вляпались не по-детски. Во! Даже рейтинги повысили. 18+ на хрен! Меня аж самого вштырило от просмотра. Я такого криминала и драмы в жизни не видел.

- Да! И в этом виноваты мы сами! Мы сами хотели показать зрителю его жизу. Но разве это наш конёк? Нет! Конёк нашего сериала и одной полнометражки – это полнейший идиотизм. В этом наша фишка, в этом наша оригинальность и отличие от другой яойной манги. Все говорят, что «Идиоты» уже не те. Но мы сами выбрали такой путь. А зачем? Чтобы стать более реалистичными? А за хуй? Зачем зрителю смотреть на то, что он видит каждый день? Разве люди не вынуждены жить в жизе? Разве этих боевиков, драмы и криминала не достаточно в жизни каждого из зрителей? Слёзы, кровь, законы физики и рутинный труд – это канон жизни, и каждый из людей переживал это. Зачем им садиться смотреть на то, что они видят каждый грёбанный день? Именно поэтому существует фэнтези и мы, «Идиоты». Наш жанр – сюрреалистическая комедия с элементами драмы. Зачем нам лезть в дебри звёздных баталий и «Эффекта Массы»? Даже наш бюджет не поможет сделать из этого фильма классику космооперы. Нет! Мы «Идиоты», и мы не подчиняемся канону жанров. Мы… САМИ СТРОИМ СВОЙ ЖАНР!

 Данила отдышался после столько утомительной речи, а затем, нахмурившись, подошёл к «угольному» чуваку.

- По хер на сценарий! Я буду играть так, как захочу. Потому что нам нужна вакханалия и наркота. Пусть зрители хавают. Пусть отвлекутся от реалий своего мира! Аааааааа!

  Я чутка подобосрался, когда увидел в иллюминаторном окошке взрыв гигантского корабля.

- Там же… был Данилка, - у меня аж глаза побелели.

  Данила вылетел из расколотого им судна и ринулся на Юнис, который всё ещё поглощал энергию Венеры.

- Сдохни! Сдохни! Сдохни! Сдохни! Сдохни! – после серий ударов, Данила отпрыгнул на милю назад от Юнис, которому после таких мощных ударов было как-то пофиг.

 

 Я испугался, когда на моё плечо кто-то положил руку. Это был главный на корабле этих «эльфов». Он с грустью начал наблюдать за попытками Данилы и ХОЛОДНО ГОВОРИТЬ:

- Бесполезно. Они уже миллиарды лет живут, и никто не может их ликвидировать. Юнис неубиваемы.

- Ха! Мы тоже. Мы тоже совершенный абсолют слов «нельзя убить».

 

  Данила пробил кулаком материал корпуса Юнис, и того отбросило далеко за орбиту Венеры.

- Ты… не лорный персонаж! – заорал Данилка и со скоростью света полетел на оглушённого Юнис.

 Из задней части головы Юнис полетели самонаводящиеся ракеты, которые не нанесли абсолютно никакого урона Даниле. И Данилка продолжил атаковать кулаками кинетических щит Юнис.

 

 - Что ж, ребята. Наконец-то, прошла неделя. И мы можем отправить вас в открытый космос.

- Да. Наш противник уже на подходе к Луне. И вы просто не можете проиграть.

-А кто сказал, что мы проиграем? – спросил Евгений, одетый в скафандр.

Эти болваны уже находились в шаттле «Винсент».

- Да. Мы же те ещё астробои! Когда мы порвём этих тварей и вернёмся на Землю, я хочу, чтобы все тёлочки планеты собрались рядом со мной, лучшим из астромальчиков.

- Да-да, Вован. Ты будешь лучшим. А мы так… просто сделали всё за тебя.

- Ха-ха-ха! И не говори, Жека.

 

- Запускайте шаттл. Нам нельзя терять времени.

- Десять… девять… восемь…

 

- Нам сказали, что эти штуки непробиваемы и способны поглощать тепло планет. Вдруг мы их не сможем победить.

- Заткнись, Витёк. Лучше уж заткнись.

- Океюшки.

 

- … семь… шесть… пять… четыре… три… два…

 

- Ну, удачи, мужики!

- Спасибо, Вован.

- Да, благодарствую, добро молодец.

 

- Один… ПУСК!

- Постарайтесь, идиоты!

 

- Конечно, Кен. Куда мы денемся.

 

 И шаттл с гордым именем «Винсент» ринулся вверх, покорять просторы космоса.

- Они будут лететь два дня. Затем топливо в шаттле закончится. И им придётся вести бой прямо в открытом космосе, - произнёс Урахара, посмотрев на Кена, наблюдавшего за полётом шаттла в атмосферных кругах.

- Они для этого и призваны были лететь, - улыбнулся Кен и хлебнул кофейку. – Они же русские. Непробиваемые болваны, которым суждено будет спасти наши жалкие и грешные жизни. Ха-ха-ха-ха! «…» А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

 

 Данила со всей силы, что есть мочи, ударил о кинетическое поле Юнис, и то, наконец-то, исчезло.

 

- Неужели! – воскликнул «угольный» капитан, находясь на маленькой «шлюпке» вместе со своей дочерью и другими придурками в костюмах.

- Он пробил защиту Юнис! – прокричал удивлённо, просверкав большими глазами, главный «эльф», чем заставил меня смеяться.

- Я же говорил. Ха-ха-ха! Будто бы это головоногое смогло бы остановить моего друга.

 

 Данила в жестоком оскале схватил Юнис за одно из остроконечных «ног-щупалец» и, раскрутившись в вакууме, отбросил махину к Венере. Юнис, названный до этого Четвёртым, упал на поверхность планеты и провалился под землю, однако столь же быстро вырвался из-под огня и вновь взлетел на орбиту. Но он получил удар в лоб двумя кораблями «угольных людей». Данила буквально рвал на куски вражеский флот и метал его останки в Юнис, которому это было как-то не падлу терпеть.  

 

 Двое Юнис и их флотилии подлетели к Луне и уже проходили её тёмную сторону, однако столкнулись со скримером: летящей на всех скоростях штуковиной. Шаттл «Винсент» «разбил лицо» одному из Юнис, и оттуда выпрыгнули под хорошую музыку пятеро красавчиков.

- Астро-Жека!  Самый яркий и самый смешной чувак в Космосе!

- Астро-Виктор! Самый тусклый, но самый быстрый свет в Пространстве  и Времени!

- Астро-Вовчик! Самый звёздный и самый горячий пельмешек во Вселенной!

- А я просто японец. Так, чтобы был. А то фильм-то называется «Восходящее Солнце: Приключения русских в ЯПОНИИ». А ещё создателям просто было нужно в кадре на одного японца больше. Хеее!

- А я тупо китаец.

- И… И я.

- Мы здесь, чтобы показать наглядно сотрудничество между Китаем и Японией.

- СЛАВА КОММУНИЗМУ!

- Слава Китайской Коммунистической партии, конечно же! Куда без этого?

- Да. Это была шутка для тех дебилов, что ещё думают, как мы, китайцы, это делаем.

- Слушайте, придурки! Мы, китайцы, не орём «Слава коммунизму!». Поняли, болваны?

- Но… мы же это сказали только что.

- Это была шутка.

- А. С первым апреля?

- Ну, сегодня ещё сентябрь. Но зритель понял фишку.

- Надеюсь.

- Вы долго ещё? – спросила яркая троица, уже минуту замеревшая в странных позах.

- Уже можно, - кивнул китаец.

- АСТРО-ИДИОТЫ ИЗ СТРАНЫ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА! ПОЛНАЯ МОЩЬ!

- Звезда писи!

- Волшебное солнышко из одноимённого мультфильма.

- Глюк, я твой фазер! Уааа!

- Астро-идиоты! В БОЙ!

 

- Бой! – крикнул Данилка и ударил Юнис по светодиоду, излучающему бирюзовый свет, гипнотизирующий живые организмы.

 

- Писец! – послышалось от меня шокированного. – Мы весь долбанный фильм занимались какой-то подозрительной астрофизикой, пытались показаться наиболее реалистичными, драматичными. А потом Данила, любитель движухи, БЕРЁТ И ПОРТИТ ВЕСЬ СЦЕНАРИЙ, КОТОРЫЙ ПИСАЛСЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ ДВУХ ЧАСОВ! СЦЕНАРИСТЫ ЖЕ СТАРАЛИСЬ! Бессердечная ты гнида, Данилка! Цык!

 

- Ты надоел мне! – прорычал Данилка и схватил Юнис за щупальце. В один рывок он добрался до Солнца и, подгорая сам, попытался бросить существо в нашу звезду. – Выдержишь ли ты лето на солнце, урод?

  Юнис прошёл через слой солнечной мантии и… исчез. Кажется, навсегда. А Данилка, немного позагорав на поверхности Меркурия, свернул свой шезлонг и в один рывок добрался до нашего флота.

- ПОБЕЕЕЕДАААА! – заорал он, и остатки флота Четвёртого Юнис вспыхнули радостью.

- Он сделал это! Да, он сделал это! МОЛОТОК!

- Молоток, Данилка! – кричал я вместе со всеми.

 

 Когда Евгений в очередной раз сманеврировал, и ракеты Юнис, летящие в него, попали по последним кораблям флота вторжения, остальные четыре Юнис аккуратно отлетели назад и, переглядевшись, полетели к орбите Юпитера, где находился их ретранслятор. Уиии!

- Отступили, трусы! – произнёс Вован, полностью голый.

- Вован! Что с тобой случилось?

- Я случайно попал под действие солнышка.

- И у тебя сгорел скафандр?

- Нет. Я сам его снял, чтобы жарко не было.

- Люди! – прокричали два китайца и японец. – У нас кислород заканчивается.

- Да не ссыте, мужики. Сейчас мы вам поможем.

 

 Ну, как-то так всё это и закончилось. Днюху Данилки отпраздновали вроде. Вычеркнул ещё один пункт в календаре. Кстати, праздник был хорош. Только у именинника подгорело чуть-чуть. Но не страшно. Зато мир спасли. В очередной раз. Да. С грустью и слезами сообщу, что… В ОЧЕРЕДНОЙ, блин, РАЗ мы спасли грёбанный мир! И, естественно, собрали с вас, дорогие зрители, охрененное количество бабок. Сборы кассовые вышли хорошие.  А если мы ещё и Оскар получим, то ждите сиквела. А-ха-ха-ха-ха-ха-ха! (зловещий смех).

 Из тени выходит Кен.

- Время пришло, - сказал он и безумно-безумно ухмыльнулся.

29.07.2018

ТИТРЫ, МАЗА ФАКА!

Над бредом шедевром работали (не без поддержки наркотических средств «Лайс с картофелем и укропом»):  

Naii Sakura

Kareshi Tekeo

Ben Georg

Rasano Makoto

Kira Roda

Tokiori Tari

Maximilian Rokovski

Leonardo Brings

Lao Mi Ta

Liang Bo

Makoro Inagiri-san

Sukushi Kotomine

Bakawa Sakura

Mizuori Yukionna

Jonathan Harts

Georg Mako

Pitter Nikers

Aleksandr Toporov

Anatolii Mutakov

Jean Kiyo

Jimmy Paers

Kaori Yamada

Sayaka Mada

Yarakawa Ue

San Mei

Gakari Miki

Raisiyo Matakuri

Kasane Satsu

Zetsu Niji

Raidara Keisame

Nagai Hiro

Zeroko Kamiko

Sei Koeko

Nekoko Saikawa

Suikawa Rijin

Riyuu Saikawa

Sukari Deatta

Honko Deitawa

Yagara Yaku

Niku Sayaka

Minamoto Karundei

Asutotoraru300

Bitomo Kokoro

Sayaka Sijirarara

Tooku Kudakete

Homura  Izanau

Donna Sakebi

Umarete Ochita

Kagayaku Sora

Mari Michiya

Wakana Atare

Hiraku Darou

Hijita Fuete

Gakusei Miyato

Ikiwa Darou

Mato Sazimu

Haruka Yuka

Matta Sajira

Raido Arukawa

Wakatta Ai

Aitakatta Naide

Yamida Sorako

Bai Naomi

Gakkusei Koro

Sakai Hajime

Bai-BaiA5

Gikari Nande

Soyaku Ri

Mirai Fueto

Kanashi Ii

Ai Wakaro

Naide Anara

Bajiko Miki

Shitara Nakara

Aruka Haji

Sugaroku Sai

Meitaku Naika

Matida Kagare

Nagato Ruko

Saikawa Nagisa

Ritida Karasuko

Naide Makoko

Mai Deto

Aleksei Nabokov

Sanka Miyato

Harakiri Seijira

Naii Sakura

Haruna Minato

Aruka Kage

Suki Kanagawa

Sanji Singirai

Kobare Sayaka

Sukebe Dewa

Heya Anata

Nagisari Haruka

Sato Kazumi

Kasumi Mirai

Yamanaka Issei

DEVATKA

BAKA-MAN

Georg

Rentaro Hanji

Yabai Nagara

 

 

+6
1082
RSS
18:51
Что ж, как обычно: сюрреализм, непонятные фантомные и рандомные вещи, бред полнейший (но это не точно!), а ещё конец вас сильно удивит(но это не точно!). Приятного чтения просмотра, дорогие читатели зрители!
18:52
+1
И да. Все имена в «титрах» — реальные люди. Именно с ними мы (как бы!) и придумывали этот шедевр.
Я старался передать в этом произведении всю атмосферность космоса, весь его реализм. Поэтому довольно много физических понятий. Надеюсь, мой замысел (а тот требует совсем немногого!) удался. Но реалистов всё равно подбомбит) Можете глянут на жанровую характеристику и отменную речь ГГ в конце (почти что в самом!). А так… жду комментариев. Только без матов, плиз и без критики, высасонной из пальца. Если понравилось — стрелочка вверх, если нет — вниз. Меньше слов — больше работы. Я старался.

Моему другану (у которого 4 августа днюха!) посвящается. Данилка! Услышь меня! Я здесь.
22:03
+1
Я готов перечислить денежные средства на съёмки этого фильма))
Микаями, пиши реквизиты!
15:29
+1
Рад, что этот бред (вещи должны иметь свои имена) Вам понравился. Я старался. Хоть получил негативный отзыв даже от самого именинника. Потратил довольно много буквингов на эдак пиар. Хе-хе-хе! Получил ничего. Даже наслаждения от работой над произведением. Пускай это будет ещё одним примером того, что работа, делаемая в кратчайшие сроки (а я торопился её написать и написал за 2 дня!) совершенно непродуктивна. А ещё я вынес урок, что пиар, основанный на ненастоящих деньгах — полнейшее дерьмо.

Но спасибо.
...
17:33
+1
Пошли их, как в фильме «Армагеддон», спасать землю от астероида. Не, лучше пошли «подвинуть» Землю, чтобы предоставить беспрепятственный проезд заглянувшей в Солнечную систему Радже Солнцу.
20:50
Они ещё и не то смогут, Томино! 😅☺
20:50
+1
Но с космосом тему я закончил. Даже сами персы уже ни хрена не хотят. Лишь бы дома посидеть, да о хрени поразговаривать. Они это умеют. «Идиоты»…
...
21:01
+1
Они это умеют. «Идиоты»…

Я не спорю, что для них нет ничего невозможного.
11:18
+1
А кого называли идиотом в Древней Греции, между прочим?
17:49
А ведь правда! Кого называли-то «идиотом» в Древней Греции? Интересно стало)
15:49
+1
Забавная повесть!

Посмеялся.
16:28
Спасибо, Лев. Я не слишком перебрал с пошлым и туалетным юмором?
20:30
Терпимо.

Я тут намедни читал «Молот ведьм» Образцова и «Убежище» Саробинец. там такого юмора гораздо больше!