Рассказы о кошках...

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Рассказы о кошках...
Автор:
Gohheed
Аннотация:
Текст произведения:

                                  Рассказы о кошках

 

                                             Белка.

 

                  Всё, о чём я пишу – абсолютная, правда. Кошки не перестают меня удивлять.  Но иногда бывают ситуации, когда то, что они делают выше моего понимания. Вот вам интересная история о кошке Белке. В конце 90-ых годов в Москве, впрочем, как и повсеместно, на всём огромном постсоветском пространстве, было достаточно сложно найти стоящую работу. Вот и я со своим высшим техническим образованием по воли случая оказался простым рабочим на заводе резиновых изделий. Огромное предприятие в Печатниках, в Москве занималось изготовлением ковриков для машин. Работа, прямо скажу, отвратительная. Душно, дымно. И работали только по ночам. Этакая секретность (коврики эти с логотипами иномарок,  понятно, делались нелегально). И вот во время одной из смен обнаружил я под своим станком котёнка, беспомощного, грязного и ещё слепого, неделя от роду, не больше. Как мог я оставить его в этом аду, тем более, что мамашка котёнка к перспективе воспитания дитя относилась явно скептически. Привёз я крошку-девочку домой и торжественно вручил своей драгоценной супруге. Надо сказать, что торжественно только для меня. Жена моя нисколько подарку не обрадовалась и даже изрядно «побубнила». Но, с другой стороны, как, же могла многодетная мать выкинуть на улицу слепое и несчастное дитя. И стала выкармливать с пипетки и выкормила.  Хочу отметить активное участие, жившей уже на то время у нас сиамки Марты, в процессе воспитания котёнка. Уж намывала она котёнка с необыкновенным усердием. И вот выросла наша кошечка и из «гадкого утёнка» превратилась в красивую, пушистую, белую мадам. Не сразу, а скорее случайно, мы обнаружили, что Белка, как я назвал кошку, абсолютно глухая и плюс к этому подслеповата. Ну, вроде, как-то и не страшно. Белка не позволяла себе вольности с нечистоплотностью,  ходила по делам своим только в лоток, никого не тревожила. Путешествовала целыми днями по улице, приходила, как правило, к вечеру и орала под дверью. А тембр такой же в точности, как у глухих, но кошек. Подойдёт к двери и кричит: " МАО, МАО!". Как будто китайцев вызывала. Вообще всё было с Белкой здорово, но две вещи она делала систематически. Воровала свежие огурцы и с удовольствием грызла карамель. От вида карамелек Белка тряслась. Особенно хорошо шли "Раковая шейка" и "Гусиные лапки". А кто бы сомневался! И вторая странность Белки - это постоянные визиты в соседский курятник. Никаких непозволительных выходок по отношению к хозяйкам курятника. Просто усаживалась напротив насеста и наблюдала за курицами.

            Первоначально птицы настораживались, а потом, видимо поняв, что опасности никакой нет, без всякого стеснения кудахтали и несли яйца, что, собственно, от них и требовалось. После этих сеансов куриной терапии Белка ходила вся не своя и, что удивительно с соломинкой в зубах. Погуляет так немного, поразмышляет о чём-то своём,  женском и исчезает. Вечером объявлялась в задумчивости дома, а с утра после завтрака - в курятник. Но, как, это часто бывает с мечтательными натурами, стала Белочка округляться. Всё ясно. Неблагодарная! Нагуляла! Ну, что ещё в таких ситуациях говорят. Ждали прибавления семейства. Но стала наша кошка исчезать чаще обычного по ночам. И вот однажды пришла с утра без животика. Значит где-то котята. Я давай Белку ругать, дескать, ты такая же, как и твоя мамаша, бросила потомство, мы тебя этому не учили.  А Белка попила водички, прихватила немного на зубок и на улицу. Я за ней. Белка к яблоне, ветви которой нависли над  домом и по этим ветвям на чердак. Быстро и грациозно так, несмотря на подслеповатость. Я приставил лестницу и без всякого, в отличие от моей кошки, изящества взобрался следом. На чердаке, в самом углу, под балками я обнаружил самое настоящее  птичье гнездо, где спали, прижавшись,  друг к дружке шесть белых новорожденных котят. Рядом моя Белка с вопросом в глазах: "Ну, как тебе мои цыплята?". Всё встало на свои места. Белка в курятнике посещала курсы молодых мамаш, правда с куриным акцентом. Думаю, что куры "изрядно попотели", прежде чем доказать этой "белой мохнатой дуре», что у всех, уважающих себя будущих мамаш сперва появляются яйца, которые высиживают в гнёздах, а потом цыплятки, и не слушай свою Марту, та ещё наседка!" Котят я в футболке принёс домой и определил  в коробку.

          Что странно, Белка их тут же покинула. Я подумал, что где-то я уже это видел, обозвал Белку «никчёмной мамашей» и подсунул к котятам Марту. Та с  удовольствием их вылизывала, и котята даже пытались сосать у Марты молочко, которого, к сожалению, не было. Меня стала беспокоить ситуация с кормёжкой, тем более, что Белка продолжила свои  совещания с курицами. И, тем не менее, всё закончилось довольно-таки смешно. Видимо кошка моя отправилась к рябам за консультацией, чем кормить цыплят. Курицы, конечно, были, не мало, удивлены, что цыплята появились  сразу, а не вылупились из яиц, как это положено, но совет дали. В результате Белка притащила к вечеру огромную землеройку (такое жуткое насекомое), её  ещё называют, медведкой и предложила котятам к ужину. Те к тому времени истошно орали, ну, в точности, как их мамаша, только тоньше: " мао, мао!". Как ни голодны были котята, а землеройку есть не стали, к удивлению их мамы. Пришлось завалить Белку набок и направить котят к соскам. Котята затрещали одновременно с их мамой. С той поры Белка к курицам не ходила. Не доверяла больше. 

 

 

 

                                        Марта.

                 Было время, когда мы всей моей огромной семейной компанией снимали в нашем городе частный дом.  Я, жена, трое наших детей и две бесподобные кошки, Марта и Белка. Не буду говорить, как нам славно жилось в частном владении, но как здорово было кошкам. Это ведь они целыми днями шлялись по двору, лишь периодически заглядывая домой полакомиться и, как ни странно, посетить свой лоточек. То же ведь интимный процесс, а тут улица, всё открыто. Ну, так вот. Всё было бы хорошо, только вот здорово мы опасались за Белку. Ибо была наша кошка мало того, что глуха, как пробка от рождения и подслеповата, но и видно из-за этого, как это сейчас принято говорить, безбашенной. Всё опасались мы, что заглянет наша Белка по простоте своей к соседям. А у них, в качестве сторожа обитал огромный скалозуб - чёрный ризеншнауцер. Ненавидел он кошек, коих потрепал за свой собачий век не мало. И ни разу за своё воинственное поведение не ответил. И однажды случилось-таки то, чего мы и опасались. Белка пересекла границы владения Пса. И, что самое страшное, стала копать ямку, не видя и не слыша обезумевшего от этакой наглости кобеля. И было собрался уже сомкнуть свои челюсти на нежной кошачьей шейке пёс, когда, как молния выскочила Марта и нещадно стала избивать негодяя. Всё больше по носу. Вы не поверите, но пёс поединок проиграл. Белка закопала ямку, и подруги спокойно удалились. История закончилась одновременно и комично, и грустно. Марта стала систематически теперь выкапывать ямки на территории ризеншнауцера, с грустью наблюдавшего за всем этим поодаль. Вскоре, уж не знаю, связано ли это, пёс заболел, зачах совсем и умер.  А Марта перестала посещать чужой огород. Да и зачем. Ведь нет никого.

 

                                        Мои кошки.

                Так уж повелось, что в моей семье всегда были кошки. Кошки! Определённо звучное слово. И произносится не  как у американцев - «Кэт», с их дурацким обращением «кири – кири». Попробуйте сказать, слегка задержавшись на шипящей «Ш». «Кошшшки»! Магическое звучание! А если мы обращаемся к ним, скажем на улице, произносим уважительное «кис-кис». Это обусловлено почтительным отношением, как равным. Хотя люди во многом хуже. Я больше, чем уверен, что такое обращение к кошкам абсолютно допустимо в любой стране мира. Более того, если приехать, к примеру, в Лондон или в Париж, и произнести  «кис-кис», тот час вокруг вас соберутся местные четвероногие разных мастей с радостными кошачьими воплями: «Ну, наконец-то, наши приехали!»

                Жить с кошкой и наблюдать за её, порой таинственным, а чаще забавным поведением всегда приятно. И здесь я не оговорился. Не держать кошку дома, а жить с ней, считая её полноценным членом семьи. Кстати, очень часто сталкиваешься с тем, что это не кошка живёт у вас, а вы у неё. Хотите поспорить? Ну, тогда вспомните, кто и за кем убирает в лоточке. Вот уже несколько лет у нас живут, как минимум три представителя этих прекрасных созданий. Три, абсолютно разных по поведению, а уж тем более по поступкам,  часто терпящих наше присутствие, кошки. Сейчас - это Фиска, Фая и Семён. Ещё не так давно был Яша. Но обо всём по порядку.

                 Фиска – белая, короткошёрстная кошка. Спокойная, без каких-либо всплесков активности и явно склонная без обиды относится к прозвищу «блондинка». Да, и вообще, Фиса снисходительно относится ко всем выходкам двуногих соседей. Она, хоть и голубоглазая, обладает  хорошим слухом, особенно, когда в блюдце насыпаешь сухой корм. Мы не отпускаем кошек на улицу, откровенно боясь за них, поэтому, приходится терпеть периоды их весеннего обострения. В результате, можно сказать, что Фиска невинна, аки монашка. И в трудные для себя периоды гормонального всплеска скулит через зубы, понимая тщетность своих завываний и  поисков котов, да, и возопить во всю свою кошачью глотку ей мешают мои грозные окрики. За что, кстати говоря, Фиска метит периодически обувь, но, совсем, не много. Тогда понимаешь, хорошо, что Фиска – кошка, а не скунс.  Как правило, это длится не долго. Одна странность наблюдается у нашей блондинки каждое утро. Она с не скрываемым любопытством осматривает квартиру и нас, явно не понимая, где находится.  Своего рода кошачья амнезия. «Спустится с небес» ей помогают другие наши питомцы.

               Серая кошара – Фаина, она же Фиона, она же Файка (легко отзывается на все имена) – помесь сиамского кота с британской леди. Доминантная самка, не смотря на то, что стерилизована. Вынуждены были пойти на крайнюю меру вмешательства в личную жизнь нашей любимицы, поскольку в периоды сексуальной озабоченности, она могла порвать любого кобеля. Пытались мы как-то подружить нашу Фаю с матёрым "британцем". Ничего путного не вышло. При виде нашей прелестницы у кота ушёл мгновенно весь его боевой настрой, он забился под диван, под который с трудом пролез бы котёнок, напустил, с испуга соплей и вскоре с негодованием был выдворен. Позора этого кот перенести не смог, и, растеряв внешность дворового ловеласа, стал жить исключительно у себя дома, не реагируя ни на какие призывные жесты многочисленных подружек, прогуливающихся у него под окнами. Кстати, после стерилизации, Файка не на много в лучшую сторону изменила свой характер, терпя всякий раз наши ласки. Впрочем, этого было достаточно. Но, тем не менее, гладить можно только холку, поскольку пузцо своё наша Фая охраняет с агрессивной воинственностью. Ни при каких обстоятельствах гладить животик нельзя! Очень своенравная кошечка. Интересно, что авторитет Фаины проявляется не только в агрессии. Бывает так, что она подаёт какой-то сигнал своим соплеменникам во время еды. Кормёжка тут же прекращается. Все расходятся, но сама Фая ещё немного поев, начинает усердно закапывать остатки корма. Фая любит играть с мячиком, обожает, когда ей кидают мячик со словом «апорт». Я часто беру мою кошку на руки и подношу к окну. И когда внизу проходят люди, я говорю «чужой». На что Фая начинает злобно завывать, всем своим видом соглашаясь со мной.

                 Не так давно жил у нас кот Яша.  Честно скажу, мне не надо было приобретать этого кота. Мы, действительно, несём ответственность за своих питомцев. Яша в нашей семье чувствовал себя, мягко говоря, не уютно.  Когда я его покупал, не знал, что персы столь требовательны к собственной персоне. Он должен быть центром внимания. А в этой семейке, какой там. Фая его поставила на место с первого дня и не давала прохода, ни при каких обстоятельствах. Забавно, что робкие попытки Яши обозначить себя как самца потерпели полное фиаско, хотя на тот момент, глава кошачьего семейства была ещё в полной силе. Естественно, это его здорово угнетало. Плюс к этому Яша подхватил, какую - то ушную неприятность. Раздирал себе уши в кровь. (Может быть, это был своего рода  протест). Я пытался лечить. Для этого усаживал Яшу на столик и обрабатывал ушки, чему кот усиленно сопротивлялся. А однажды во время такой процедуры Яша, я так понимаю, назло мне, стал писать на стол. Я был в шоке.  Смотрит так язвительно  и писает. Мои сыновья, Котька с Давидкой, то и дело бегали за бумажными полотенцами. А Яша, как верблюд, прудит и прудит. А в глазах выражение ненависти и испуга одновременно. Нельзя было мучить ни кота, ни себя. Нашли нашему Яшке новых хозяев, хоть и не хотелось расставаться. Но зато теперь он обитает в собственном доме. Персидский султан и хозяин дома! А у нас ему было тоскливо. Вёл себя Яша не подобающим своей породе образом. Ещё когда Яша обитал у нас, произошла такая вот интересная история.

            Как-то  к нам в гости зашёл  мой приятель, да, не один, а с английским бульмастифом. В подъезде он не решился оставить своего верного друга, а вот у меня в прихожей, видимо, было в самый раз. Собака, кстати говоря спокойная. И мы не переживали за кошек. Но при этом  не догадались спросить пожелания собаки сидеть в окружении  своих врагов.  И вот реакция всех моих питомцев на бульмастифа. Яша, со скоростью гепарда, трусливо скрылся за ближайший диван, что точно его характеризовало,   чем, не мало, порадовал окрылённого возможно быстрой кошачьей капитуляцией мастиффа. Но, не тут, то было. Удивительно быстро белая Фиска запрыгнула на вешалку, находящуюся прямиком над головой собаки и стала издавать жуткие предупреждающие завывания. Собаке явно стало не по себе. Она понимала, что где-то там, в комнате находится мохнатый чёрный кот, и ещё не известно на что он способен. Сверху шлёт угрожающие приветствия не совсем адекватная блондинка. Это ещё можно было бы  пережить, но в этот момент из зала вальяжно вышла совершенно спокойная Фая и уселась в метре от, заметно погрустневшего и тихо скулящего пса. Дальше всё было довольно-таки дипломатично. Никто  не шелохнулся до того момента пока собаку, с заметной дрожью и  нервным слюноотделением не увели.  После всего произошедшего, Фиска осталась спокойно сидеть на вешалке, охраняя своё жилище от возможного агрессора. Яша целый день предусмотрительно просидел в укрытии, а вот Файка, распушив, этакий ирокез на спине, видимо  действовал адреналин,  ходила воинственно некоторое время по комнатам, всем своим видом говоря нам: «Предупреждаю в первый и последний раз!». 

             А через некоторое время в нашей семье появился Семён Семёнович или просто Сёма. Кот породы шотландский вислоухий, лилового окраса.  Я помню, как привёз его крошечным котёнком, ещё не зная, как к моей затее завести нового питомца отнесётся жена. Вхожу я в квартиру, а меня встречает моя благоверная, и, видя, что у меня за пазухой что-то есть заявляет: «Если ты притащил очередного кота, можешь сразу отправлять его на улицу!». Я хотел было, начать разговор о необходимости скрасить тоскливую без мужского присутствия, жизнь Фаины и Фиски, когда, видно понимая, что решается его судьба, котёнок показал свою лиловую мордашку. Тут же воинственность моей жены улетучилась, и она, взяв малыша на руки, радостно заверещала: «Какая прелесть!». Котик мгновенно стал любимцем семьи. Пожалуй, за исключением Фиски, злобно шипевшей: «Зачем принесли! Вспомните Яшу! Какой от него был толк!». Стали думать, как назвать. Подсказал мой внук Тимоня. Он, будучи в ту пору ещё совсем маленьким, только начал говорить, и всех кошек, вследствие небольшого словарного запаса, называл от имени Фиона - «Сиона». Ну, не Сиона, так Сёма. Довольно скоро Сёма вырос в шотландского красавца, проявлявшего ежеминутный интерес к особам женского пола. Надо сказать, что ни Фиону, ни Фиску такое положение дел не устраивало. Всё же они видели его ещё малышом и относились к нему соответствующим образом. Итог один. Чтобы не портить породу и не получать раз в полгода вислоухих на одно ухо белых котят, вызвали на дом ветеринара, чтобы навсегда урезать Сёмины возможности. Интересно, что сразу после операции по удалению двух лишних сегментов, Сёма повёл себя так, как - будто ничего не произошло. Очнувшись от наркоза, новоявленный евнух отправился прямиком к Фиске. А та, как знала, что бояться больше нечего, даже не шелохнулась. Сёма, некоторое время, постояв подле избранницы, развернулся и отправился на кухню, где с удовольствием стал утолять голод  другого рода.

               Теперь Семён не думает ни о чём серьёзном. Ну, если только совсем немного. Он вырос в большого, добродушного и всегда весёлого увальня. Вы видели, как кошки улыбаются? Мы это видим каждый день. И каждый раз, когда мы просыпаемся с утра, видим ждущих нас на кухне строгую аристократку Фаю, удивлённо задающую вопрос «Где я?» Фиску и так и не познавшего радостей мужского бытия весёлого и беззаботного Сёму.

 

 

                                            Сёмка.

 

        Вчера умер мой кот. Пошёл в туалет, закричал и умер. Я думал, что ничто не предвещало беду. Но теперь я так ругаю себя, это ведь я виноват. Всё уговаривал себя, что Сёмка не болеет, а он постоянно показывал мне обратное. Часто ходил в свой лоток, явно с признаками мочекаменной болезни. Но я эгоистично откладывал вопрос лечения, оправдывая свои действия отсутствием свободного времени. Я приехал  с работы, всю дорогу крепился, ведь мужчины не плачут. Сёмка, накрытый  полотенцем, лежал на балконе,  дожидаясь меня. Я аккуратно открыл его и не выдержал. Я плакал и гладил моего кота, а он так и не отозвался. Я всё надеялся, может быть это кома, может какая-то ошибка. Я думал, Сёмка повернётся ко мне, как всегда со своей очаровательной улыбкой. Но всё напрасно. Дети расстроены, но этот кот был моим любимцем. Все меня успокаивали. Мои родные, как я вам благодарен за это.

      На улице мороз, земля промёрзлая, как хоронить. Унёс Сёмку на пустырь, уложил на холодную землю. Я гладил моего кота и плакал, так тяжело на душе. Всё не мог отойти от него. Но потом накрыл его полотенцем, припорошил снегом. Там его никто не найдёт, спи спокойно, Сёмочка. Потом я набрался сил и ушёл. Думал, не обернусь, но не смог. Обернулся с надеждой, может всё-таки побежит. Нет, это невозможно. Так не бывает.

      Я вернулся к Сёме через два дня. Мне всё казалось, что, не похоронив моего кота правильно, я поступаю не по-человечески. Ломом продолбил мёрзлую землю и сделал могилку. Положил ему его любимую игрушку и немного корма. Это долгий путь. Так хочется верить, что всё это ему пригодиться. Теперь всё.

       Говорят, что  у животных души исчезают, когда  они умирают. Получается, что животные даются нам свыше для утех, для того, чтобы нам лучше жилось. Но как же так! Это так не справедливо! Сёмка не был игрушкой для меня, он был настоящим членом семьи, за которого я нес ответственность. Но так плохо, так не внимательно. Это правда, мы в ответе за тех, кого приручили. И, если всё-таки наши питомцы не уходят в «никуда», пусть  мой Сёмка обязательно попадёт в кошачий рай, где у него будет много корма и не будет боли.

       Если люди не равнодушны к животным, если они плачут, потеряв своих питомцев, это значит, что чёрствость и безразличие, жестокость и человеческий эгоизм не смогли победить доброту, нежность и любовь. Это значит, что совсем не для развлечений, совсем не для удовлетворения собственных амбиций должны мы не заводить, а брать в семью новых членов. Это очень важно и это урок для меня.

        Берегите тех, кто любит вас, но не может сказать вам об этом, тех, кто, казалось бы, только кушает и ходит в лоток. Мы в ответе за наших четвероногих любимцев. Помните об этом, за всё с нас спросится и за равнодушие тоже.

       Я закрываю глаза и чувствую его мокрый нос, его шершавый язык, которым он так старательно всем вылизывал руки, искренне выражая свою любовь и преданность. А я в ответ глажу его и целую. Я знаю, он рядом. Обязательно найду тебя вновь, Сёмка. Возьму маленьким, каким ты уже был, воспитаю, буду любить и никогда больше не проявлю равнодушие. Обещаю!

 

 

 

                             Как я принимал роды.

 

          Вот и свершилось!  Мои Сёма и Марта стали мамой и папой. Небольшое отступление. Сёма и Марта – шотландцы. Сёма, названный в честь своего предшественника, был его полной копией. Вислоухий кот лилового окраса. Его верная супруга, напротив, прямоухая кошка с прекрасным голубым оттенком шерсти. Теперь о том, что должно было произойти у всяких любящих супругов. А именно, продолжение рода. Всё началось в ночь с 20 на 21 января и благополучно разрешилось в годовщину смерти Ленина.  В силу чего эту дату мы позже символично отметили. Вообще-то, завести кошек было моей идеей, поэтому, заниматься акушерскими делами пришлось мне. Но я предварительно проконсультировался и, похвалюсь сейчас, принял роды удачно. 20 января без каких-либо проблем родились четыре котёнка. Если позволите, теперь в деталях. Первый выбрался сам, оповестив мир громким писком. Крупный мальчик лилового окраса. Сижу рядом с роженицей и жду появления следующих котят, но, к моему удивлению, Марта демонстративно улеглась, всецело отказавшись делать что-либо самостоятельно. В результате, следующих трёх девочек, мне пришлось доставать самому, пардон за подробности, но что было делать, когда торчит половина существа, Марта, что удивительно, мурлычет и преданно смотрит в глаза с выражением: "продолжайте, доктор, продолжайте!". В общем, принял роды. Лиловая кошачья команда! Явным предводителем стала девочка голубого окраса.  Но одно меня всё же серьёзно заботило,  четвёртый "послед" не вышел. Всю эту анатомическую жуть я выкидывал, и посчитал, что один раз просто не успел. А вот утром Марта стала волноваться, и мне пришлось вызвать врача. Ветеринар «обрадовал». И сказал, либо "послед" слишком крупный, либо остался ещё один котёнок, который, скорее всего, уже задохнулся. Было велено колоть окситоцин каждые три часа, пока Марта не придёт в полный порядок. Через три часа я с облегчением вздохнул, и было собрался  идти на работу, когда обнаружил, что роды продолжились.

         Родился пятый котёнок. Причём с оторванной пуповиной. Маленький, хилый и не живой. Жалко, конечно, но, что поделаешь. И ведь надо как-то его забрать, а бедная Марта пытается реанимировать бездыханное дитя и с необыкновенным рвением вылизывает котёнка. Смотрю я на эту душещипательную сцену и не верю, девочка дёрнула лапкой, всхлипнула и заорала. Звоню ветеринару, та в недоумении, говорит - редкость. Приезжает вновь, осматривает роженицу и говорит, дескать, теперь получается, что "послед" всё же не вышел. Вот он, прощупывается, мягкий такой! Колите, говорит, дальше. Что я и сделал и стал ждать. В общем, Марта всё же, к моему удовольствию, сделала, что и ожидалось. Но после этого от усталости лежала, не шелохнувшись. Периодически, правда, напрягалась, видимо ещё от действия препарата. Я сидел рядом и вспоминал, что ожидал шестерых котят, уж очень большим был живот. И надо же такому случиться, Марта продолжила роды.

         Родила просто крошечного котёнка, понятно, что не живого, во-первых, опять с оторванной пуповиной, а во-вторых, время для возможного оживания, если так можно выразиться, давно вышло. Обессилевшая мамаша - на котёнка, ноль эмоций! Собрался уже выкидывать и вспомнил, что ведь годовщина смерти вождя, а этот последний, как мумия, да, и вышел бы пятым, жил! А не вышло! Вот и назвал я пятого котёнка Фани Каплан. Но вспомнил при этом, что эта историческая личность, всё же Ленина не убила, хотя и пыталась. А вот у нас вождь сразу вышел маленькой мумией. Подумал я об этом и дальше с ужасом стал наблюдать, как мумия задёргалась. Я был в шоке! Ну, не возможно это! Но Ленин живее всех живых! Кстати, так и назвали, хотя и девочка. Ленина. А котёнок, буквально вцепился в сиську и не отпускал даже тогда, когда Марта встала. Так и висел, как бульдог. В итоге! Пять девочек и один мальчик! И, кстати, "послед", так и не вышел. Ветеринар, как ни щупала, так ничего не обнаружила, что позволило мне подумать, что последние котята были в одном пузыре с одной плацентой. Врач сказала, что так не бывает. Но и с последними рождёнными и ожившими котятами можно сказать то же, так не бывает. Я думал, что всё завершилось, но на следующий день произошло радостное событие (вот уж точно, "радостное", подумает кто-нибудь со стороны). Марта всё же избавилась от последнего "детского места". А ведь, сколько дней прошло. Хотя кошка и не мучилась, по рекомендации ветеринара, я проколол окситоцин, результат положительный. Но интересно, что перед тем, как освободиться от тяжкого бремени, Марта легла на пол, на спину, а Сёма стал усиленно массировать её нижнюю часть живота. Вот как это понимать? То ли, Сёма, будучи озабоченным мачо преследовал цели с сугубо сексуальным подтекстом, или, всё же, пытался помочь Мартуле, но опять с далеко идущими планами. Сплю теперь чутко, ночью просыпаюсь от писка котят и от их причмокивания, когда приходит время ночного кормления. Вставал ночью и обнаружил, что трёх котят нет. То есть Марта кормила трёх, а остальные "отправились погулять". Обнаружил их на подстилке у балконной двери, спящими с их папашей. Разделили! Вот такая семейка. Придумали им имена. Первый и единственный мальчик, самый крупный, я бы даже сказал, мощный - это Додик. Две девочки, похожие друг на друга, как близнецы и без конца дерущиеся из-за соска (можно подумать он единственный) - это Зита и Гита. Самая вредная девочка, готовая всех "перебаламутить" по любому поводу, хотя фифа ещё та, была названа в честь, не много не мало, Эллы Памфиловой, но на кошачий манер, Эля. Но, а последние котята, появившиеся на свет, как я уже писал - это Фаня и Ленина. Это моя лилово-голубая банда!

       Уже прошло десять дней, пуповины отвалились, глазки открылись, котята крепнут. Скоро начнутся ночные бега. Но это меня не тревожит. Я обожаю кошек.

 

 

                                         Кира.

 

       Кира – это маленькая девочка, точнее говоря, кошечка. Ну, можно подумать, мне только кошек не хватает. Как Кира оказалась у меня, сейчас расскажу, но прежде о тех, кто уже есть. У меня четыре кошки и кот. Причём, кот Семён и две его жены Марта и Ева – кошачьи представители туманного Альбиона. Я думал, что существует предел возможности, всех надо кормить, плюс к этому наполнитель и утренняя очередь в туалет. Ко всему прочему, надо учитывать множество характеров, Семён терпеть не может пожилую кошку Фиску. Но всегда нередкие стычки с ней заканчиваются тем, что лучшая подруга Фиски, Фиона, проявляя женскую солидарность, непременно заступается за неё. И неважно: прав Семён или нет, Фиона стерилизованная дама и относится к нему как некому придатку, ненужному и непонятному. И при случае такие аппендиксы безжалостно удаляются. Сёма однажды, находясь под воздействием сексуальной необузданности его первой жены Марты, кстати, со спины очень похожей на Фиону, нисколько не сомневаясь в правильности выбора, собрался уже, было, взгромоздиться на объект своих грёз. Но поздно понял, что совершил фатальную ошибку, и дальнейшие извинения, что-то вроде «Тётя Фиона, прости, бес попутал, у тебя попа, как у Мартули!» не спасли его от жестокой, но справедливой кары. Далее Фиона с криками «Бей маньяка!» гоняла Семёна, пока у него не появилась недельная импотенция. Потом уже Марта, не выдержав старческих маразмов Фиски и Фионы, а может и из-за временной слабости супруга, устроила «взбучку», пообещав сдать старушек, при удобном случае, в геронтологическое отделение. В общем, приключения ежедневны, но терпимы. Но я никак не ожидал, что жизнь внесёт свои коррективы в весьма бурную кошачью жизнь. И два дня назад Семён, встречая меня у входной двери и видя выглядывающую у меня из-за пазухи довольную мордочку  новой жительницы, повернулся к  своим ошалевшим женщинам и заявил: «Нашему прайду прибыло!». Но, правда, Фиона быстро осадила «доминантного самца» и ответила ему» «Ты бы уж помолчал, лев вислоухий!». А далее стала тщательно вылизывать дитя. А перед этим я возвращался домой от родителей. И по дороге увидел невероятную картину, как маленькая, совершенно озябшая кошечка, бежала за прохожими с просьбами забрать её, потому что холодно, кругом мокрый снег, из дома её выгнали и, вообще, очень хочется есть. Я подумал, что ничего плохого не будет в том, что ребёнок пару дней поживёт в тепле, пока кто-нибудь ни откликнется на объявление. Но, как оказалось, трёхцветные кошки приносят счастье, а особенно, если это цвет «черепаха», а удача нынче в большом дефиците. В общем, так у нас появилась Кира. Я думаю ей не более двух месяцев, но при этом дитя весьма смышленое. И в ответ на наше согласие сделать членом семьи, Кира сразу же догадалась, где туалет, чем порадовала мою жену, и кто будет её будущим супругом. Пока кошки, кроме Фионы, шипят, как змеи, но Сёма ехидно посматривает на них и уже заигрывает с Кирой. И я думаю, что у него есть на то причины. Кстати, есть и для нас плюсы во всём этом. Вот уже три ночи подряд все кошки отказываются спать с нами, поскольку между мной и женой лежит только маленькая мурлычущая «черепашка». Как знать, может действительно, счастья будет больше. Поживём – увидим.

 

 

                                       Плюшка.

 

        Я очень люблю кошек. Сколько я себя помню, эти великолепные создания всегда были рядом со мной. И как же это здорово, когда в твоём доме живёт представитель этого благородного семейства. И вы его всячески балуете, кормите деликатесами, покупаете разнообразные игрушки. Непременно фотографируете и публикуете фотографии любимого питомца где-нибудь в одноклассниках. И умилённо, со слезой во взоре, смотрите на монитор компьютера, когда на вашей странице появляется всё больше «классов» за удачный кадр. И наоборот возмущаетесь, когда нет оценок.  Или не, не дай Бог, какой-нибудь любитель собак съязвил на счёт вашей искренней любви к кошкам. Вот одного многие любители пушистых и короткошёрстных, вислоухих и длинноногих мурлычущих созданий не знают. Это не у вас живут ваши питомцы, а вы у них, находясь в плену собственных иллюзий. Ну, посудите сами. Кто кого кормит, расчёсывает, несётся в магазин, если неожиданно закончились деликатесы. Вы прощаете порванные обои, ободранный диван и шерсть повсюду.  Но самое главное, это не коты и кошки убирают за вами, а вы, как добросовестная прислуга, систематически убираете какашки и всё что рядом.               Причём, молча, уже совершенно не брезгуя, как подобает хорошо обученному обслуживающему персоналу. А ваши питомцы тем временем тихо дремлют в укромном и тёплом уголке, обязательно в кошачьем домике, купленном вами же, или на плюшевом одеяльце, которое вы по случаю купили для любимца. Так кто здесь хозяин, а кто прислуга? Если честно, я такой же. Делаю всё возможное для удовлетворения всех потребностей  и пожеланий, систематически выкладываю фотографии и жду похвалы. Только нужно учитывать, что у меня сейчас пять кошек и кот. Две старые, с неизвестными породными данными Фиска и Фая. Живут себе тихо и мирно, как две пенсионерки, периодически по-старчески взбрыкивая, но не более. Есть шикарный доминантный самец, вислоухий и лиловый шотландец Семён и три его жены. Шотландские леди Марта и Ева. Марта – голубого окраса, а Ева – потрясающая «шоколадка». Но кроме всего прочего есть у Семёна и третья жена Кира. Нашёл на улице зимой плачущее кошачье дитя. Хотел отдать, но прижилась. Немного времени ушло на то, как Кирьяна выросла и из «гадкого утёнка» в прекрасную принцессу-лебедь, только не белую, как полагается, а черепашьего окраса. И уж совсем немного надо было Сёме, чтобы сообразить, что его гарему прибыло. Вообще говоря, настоящие заводчики кошек не приветствуют подобные эксперименты, но я не настоящий и любопытный. Как вы сами понимаете, Кира стала мамой. Родила пятерых очаровательных котят, двух мальчиков и трёх девочек. Будучи «весьма подкованным»  в вопросах кошачьей анатомии я легко определил «кто есть кто», где мальчики, а где девочки. Что интересно четыре котёнка были короткошёрстными, а одна девочка длинношёрстная. При этом три котёнка были удивительно голубого окраса, а два чёрного. Любимицей сразу же стала длинношёрстная, вислоухая девочка. Почему то приглянулось имя «Плюшка». Совершенно очаровательная мордашка. Кошечка быстро росла, появлялись восхитительные манеры и настал момент, когда нужно было расставаться. Но очень хотелось найти новый дом с любящими сердцами и абы кому отдавать не хотелось. И тут с просьбой о кошке обратились знакомые, и им, очень кстати, нужна была кошка, будущая охотница за мышами. Правда, я слабо представлял себе, как Плюшка с её грациозными и изысканными манерами станет гоняться за серыми врагами. Но отдали, что делать. И громом среди ясного неба стало известие, что Плюшка совершенно не Плюшка, а Плюх. Потому что каким-то непостижимым образом, уж извините за откровенность, яички не появились сразу. А во время визита к ветеринару Плюх явил взору специалиста свои причиндалы в полной, как говорится, красе и комплектации. Надо отдать должное хозяйке новоявленного котика, ругаться по этому поводу не стала, всё же хотела кошку, но не до того было. Она стала сильно опасаться скорых походов котика на улицу, ибо во дворе её дома, как оказалось, разгуливали два свирепых служебных пса, которые отнюдь не были приучены к уважительному отношению к кошачьему племени и при случае охотно гонялись за  «наглыми рыжими и не совсем мордами». Таким образом, псы совершенно не разделяли с хозяйкой её искреннюю любовь к кошкам.   В общем, опасения были обоснованны, но как часто природа приносит нам неожиданные сюрпризы. Прошло некоторое время с того момента, как Плюшка покинула отчий дом, обернувшись Плюхом. Встречаю я как-то хозяйку свирепых псов и Плюха. И боюсь спросить, как обстоят дела с ловцом мышей. А та довольная, смеясь, рассказывает: « Не ловит ваша Плюшка мышей, но я и не беспокоюсь теперь. Захожу я как-то недавно на веранду, окна которой выходят на  двор, и вижу сцену. По всему длинному подоконнику из конца в конец бегает Плюх, что-то озабоченно бормоча и глядя на улицу. Даже издалека было видно, что он руководил каким-то важным мероприятием. Подошла я к окну и вижу, как два моих свирепых, служебных дармоеда носятся около сарая, и что вы думаете, ловят мышей. И что интересно, получается. А пойманную серую добычу с удовольствием показывали новоявленному охотоведу Плюху. Я смеялась от души». В общем, не царское это дело мышей ловить, кому дано - прикажет, а кому велено - отловит. Но, как и следовало ожидать,  этим руководящие способности замечательного кота не ограничились. Всякий раз, когда хозяйка выносила во двор две огромные миски с обедом для своих новоявленных мышеловов, тут же появлялся Плюх и неизменно принимался дегустировать, медленно и тщательно пережёвывая пищу, пробуя из одной, а потом из другой миски. В это время псы стояли немного поодаль, радостно скуля и довольно размахивая своими короткими хвостами. И пока кот не отходил на приличное расстояние, ни за что не притрагивались к еде. Всякий раз, когда мне рассказывают подобные истории, я задумываюсь, что человеку есть чему поучиться у животных. Ну, а пока у Киры подрастает очередное потомство, и снова есть Плюшка и лучше прежней. Но я теперь внимательно приглядываюсь, а может это всё-таки Плюх.

 

 

 

                                      Я мама.

                         
          У каждого человека есть свои слабости, убеждения, увлечения, то, что окружает его и делает личностью. Но есть любовь человека к чему-либо или к кому-то. Искренняя любовь всегда вне зависимости от убеждений. Любишь, но порой не понимаешь почему. Вот я люблю кошек. Тоже не знаю, почему, но вот люблю и всё. У меня пять кошек и кот. Фая и Фиска – старые и верные подруги, абсолютно свободные личности, разные во всём, и объединённые одним качеством. У них никогда не было детей.  Фаина стерилизована, а Фиска просто старая дева, не познавшая радости общения с котом. От чего и ведёт себя странно и непредсказуемо. Всё это не значит,  что Файка и Фиса лишены материнского чувства. Об этом чуть позже, а сейчас о других моих питомцах. Поющая и безродная кошка Кира черепашьего окраса и горбинкой на носу. Что придаёт особый шарм её внешности.  Дважды она становилась матерью и вполне удачно, но из-за того, что её котят сложно отдавать, было принято решение кошку стерилизовать, от чего её пение стало ещё более грустным и мелодичным, но сама кошка теперь спокойная и ласковая. Да, кстати, почему поющая. Кира не очень любит различные процедуры, как то: принять ванну, почистить уши, в общем, всё, что касается гигиены. И всякий раз, когда я пытаюсь проделать то, что не входит в планы Киры, она начинает издавать своеобразные звуки протеста. Такие, очень мелодичные  подвывания,  различной тональности. Кажется, что моя кошка поёт грустную балладу о своей тяжёлой жизни. Теперь о главных домочадцах. Их трое. Мой любимец вислоухий, лиловый шотландец Семён и две его законные жены. Голубых кровей шотландская леди Марта, кстати, главная жена в гареме Сёмы, и хулиганка Ева. Тоже шотландка, но не голубого окраса, как Марта, а шоколадного. И две эти замечательные соперницы периодически дарят нам счастье любоваться их детками. Славные котята приносят в мой дом столько радости. И вот здесь уместно напомнить, что бездетные Фая и Фиса с удовольствием принимают участие в воспитании подрастающего поколения. Понятно, что я всегда жду прибавления с нетерпением и радостью. В очередной раз мамой должна была стать Марта. Нормальная беременность,  но в конце что-то пошло не так. Тяжёлые роды, где-то я не досмотрел, и в дом кошек пришла беда. Деток спасти не удалось. Марта тяжело переживала, всё искала их, но, увы. Двух мальчиков голубого окраса не стало. Обычно были, не менее четырёх здоровых деток, а тут такая беда.  Ведь и кошка трёхлетка, не старая. Было очень грустно.


         Но вот бывают же такие совпадения. Как знак свыше. В доме неподалёку, неделей раньше, белая длинношёрстная кошка родила котят и к несчастью попала под колёса автомобиля. Котята совершенно беспомощные лежали в ящике у подъезда дома. Было принято решение, незамедлительно котят забрать, отмыть, откормить и подросших отдать в исключительно добрые руки.  Когда я забирал котят из ящика, это были два грязных трясущихся от холода и голода комочка не понятного цвета.  Только смотрят на тебя из этого клубка грязи и шерсти недавно открывшиеся глазки, как чёрные бусинки. Но какое преображение ждало меня после того, как я отмыл котят. Две белоснежные, чудные девочки. Снежинка и Пятнышко. Почему Пятнышко? Дело в том, что у этой крошки прямо на макушке был лёгкий серый мазок, как отпечаток от пыльного пальца. И самое главное! Что было с Мартой, когда я мыл девочек, а они периодически мяукали. С момента, как моя кошка потеряла детей, прошло меньше недели, найти своих мальчиков Марта не смогла, а тут детские крики о помощи. Марта суетилась, бегала вокруг, пока котят мыли, пыталась залезть в ванну, но, сколько было радости у кошки, когда ей, наконец, отдали деток. Без промедления она их приняла, вылизала, прижала к себе и стала кормить. Молока, правда, было уже мало. Но не было сомнений, что оно обязательно появится в нужном количестве. Марта лежала счастливая, громко мурлыкала и смотрела на деток слезящимися глазами. И было хорошо видно, как она о чём-то думает…..

          Я Марта. Вообще не понимаю, почему меня так назвали. На сколько, я знаю, у нас в Шотландии это совершенно не распространённое имя.  Я шотландская кошка, и этим всё сказано. Во-первых, моя родословная не позволяет мне носить имена, не соответствующие моему социальному статусу и происхождению. А во-вторых! Есть же, в конце концов, простое и весьма элегантное имя Елизавета. Звучит куда эффектнее, да, и подходит мне больше, чем это саксонское Марта! Я, естественно, возмущалась по началу, простите за откровенность, оставляла пахучие лужицы в углу, но мой двуногий угрюмый белый раб, назову его сервентом, с упрямством, достойного англичан, хотя он ещё худшего происхождения, всё, молча, вытирал, потом отмывал угол какой-то гадостью, а меня относил в общий туалет. Господи, мой добрый кошачий Бог, какой там запах! А что мне оставалось. Я вынуждена была согласиться. Тем более,  что на меня весьма недвусмысленно стали ворчать две безобразного вида старухи. Пришлось согласиться и с их доводами. Я знала, что когда-нибудь подрасту и смогу указать этим невоспитанным доходягам на их место в моём доме. Но их жуткие имена! Меня просто передёргивало от этих неблагозвучных кличек, а иначе и не скажешь, Фая и Фиска. И кстати, я оказалась права в своих предположениях. Стоило мне немного подрасти и лишь однажды показать характер, как трон стал моим! Теперь всё по-другому. Я ем первой, меня слушают все, включая сервента, ну, или почти все. Мой драгоценный супруг Symon, периодически уходит на сторону и забавляется с поданной шотландского королевства Евой. Eva Brown - вторая жена моего вислоухого Дона Жуана.                                                                                              
        Я закрываю на это глаза. Сильно устаю от его неуёмной энергии и различного рода фантазий, да, и честно говоря, Eva хороша.  Чертовски  хороша! Это так, а я всё же лучше. Но пусть и она порадует Symona детьми, хотя, как мне кажется, его это мало интересует. И всё, на что хватает моего благоверного, это обнюхать деток, когда они появляются на свет Божий и пару раз позволить им порезвиться около себя любимого. Тогда мой супруг изображает порядочного отца. Symon возлежит, словно сфинкс. А детки играют подле него, или скатываются с папаши кубарем, как с горки. И, кстати, я мама, настоящая мама, у меня много детей,  уверена, что уже стала бабушкой, но как же мне горько, что я не вижу всех своих любимых деток и, тем более, внучат. Что поделать. Такова наша кошачья участь.  А в данный момент я спокойна, потому что чувствую, как во мне периодически шевелятся мои новые и уже любимые сыновья. Я так думаю, точнее, знаю, что будут сыновья. Судя по самочувствию их двое и скорее всего, это близнецы. О, мой кошачий Бог! Какая это радость. Одно меня немного смущает, со вчерашнего дня один мой ребёнок ленится двигаться и это настораживает. А уже завтра, крайний срок через два дня роды, и мне предстоит допустить до этого, весьма интимного процесса, моего двуного слугу. Ну, что поделаешь. В конце концов, он неплохо  помогает. Но сейчас как-то тревожно.….
      Всё кончено! Я не могла думать в течение пяти дней ни о чём, кроме моих детей. И точно знаю, что роды были тяжёлые. Несколько раз в мою ногу вонзали иглу с какой-то жидкостью. Сервент сильно кряхтел при этом, почему то ругался, а потом я обессиленная уснула. Очнувшись, я поняла, что детей нет! Мои бедные мальчики, где вы, и что с вами стало! Сервент ходил угрюмый и постоянно твердил: «Как жалко, как жалко! Сердце болит от этого!» Это у него болит сердце! Что он вообще в этом понимает. Моё материнское чутьё подсказывало мне, что детки где-то рядом. А сейчас я совершенно одна. Все кошки спят, Symon бессовестным образом поднял заднюю лапу и моет при мне то, что он часто называет своей гордостью. Ну,  вот какой-то шум у двери и, кажется, я услышала детский плач. Мой сервент вернулся с улицы.  Быстрой походкой прошёл в ту комнату, где льётся много воды. Как я ненавижу эту комнату. Меня периодически относят туда и моют дурно пахнущими жидкостями. Можно подумать, я на столько, не самостоятельна и не способна ухаживать за собой и блюсти чистоту. А сейчас меня вновь заинтересовал детский крик. Я ясно услышала: «Мама помоги!» и ринулась на помощь. Я видела их! Но это девочки, и почему-то абсолютно белые.  К слову сказать, они действительно не очень хорошо пахли. Запах улицы, грязи и чужой кошки. Думаю, что это была попытка избавить меня от детей, но мой  сервент вовремя одумался и вернул мне мои сокровища. Боже мой, что делает с детьми улица. Они совершенно потеряли свой благородный голубой окрас и, что удивительнее всего, действительно стали девочками. А может я что-то перепутала. В моём состоянии это вполне возможно. Ну, скорее, мой милый сервент, клади их ко мне, они так голодны. Очаровательные создания, они были так бессильны от голода, что даже не сопротивлялись, когда на них направляли эту адскую машину, из которой мощным потоком с шумом вырывается горячий воздух. Кажется, мой двуногий слуга называет её феном. Теперь мои девочки со мной.  И, если честно, я подозреваю, что Symon, не чистокровный шотландец. Похоже на то, что его прадед был каким-нибудь белошёрстным бродячим скандинавом, либо прабабка нагуляла потомство от придворных котов. Что очень похоже на правду. Ведь и мой муж только и делает, что гуляет. Да, Бог с ним, сейчас я уже накормила деток  и от счастья всплакнула. Жалко только, что слёзы не удалось скрыть. Ах, да! Я назову их Mary и Diana. Так и будет. Ну, вот, опять это сервент! Склонился надо мной, гладит меня и девочек. Придётся помурлыкать. Он что-то говорит в ответ! Но позвольте! Какие, Снежинка и Пятнышко? И это благодарность за моё прощение. Мне явно придётся напомнить моему нерадивому слуге о том, кто здесь главный лужицей в углу.  
          Счастливая Марта ходит важной походкой  по комнате. И периодически,  подзывает деток к себе. А два белоснежных клубка с довольными мордочками и задранными вверх хвостиками с удовольствием подбегают к ней. И что-то говорят своей маме, а она непременно отвечает: «Тише, девочки, не так быстро. Вы ведь будущие леди, настоящие шотландские леди!»
        А из прихожей доносится недовольный крик слуги: «Марта, ты опять? Ну, сколько можно, есть же лоток!»
         

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

+3
24
RSS
14:57
Замечательные заметки.Кто любит кошек поймет.
15:20
Забавно вышло. +сик в карму автор заслужил.
Хорошо написано. С любовью.
23:57
Спасибо всем за комментарии. О кошках можно писать бесконечно и без повторений.
12:36
Это точно. Пора отдельный жанр открывать или клуб писателей- кошатников организовывать).
Загрузка...