Красная девица лимитед-4. Борьба за нравственность

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Красная девица лимитед-4. Борьба за нравственность
Автор:
Андрей Авдей
Связаться с автором:
Аннотация:
Домовые Кузьма и Епифан продолжают бороться с несправедливостью, но попадают в липкие сети виртуального секса. Приходится выбираться.
Текст произведения:
Директор «Красная девица лимитед» Мур Сметаныч Ученый задумчиво постукивал коготками по столу, напевая: 
- Во поле береза стонала, 
- Во поле кудрявая стонала, 
- А с какого стонала? 
- А с такого стонала. 

Еще раз посмотрев на счёт, Кот вздохнул и наложил резолюцию: 
«Начальнику финансового отдела Бессмертному Кощею Поликарповичу. Над златом не чахнуть, оплатить в установленные сроки». 

Поставив печать, он нажал кнопку селектора: 
- Аскорбинушка! 
- Да, шеф. 
- Эти, … борцы за нравственность на месте? 
- Кузьма Ильич и Епифан Виссарионыч? - уточнила секретарь. 
- У нас еще подобные оригиналы на складе завалялись? – фыркнул Мур Сметаныч. 
- Простите, - в трубке смущенно хихикнуло, - звать? 
- Конечно. 

В кабинет робко вошли Домовые. 
Кот не успел ничего сказать, как друзья рухнули на колени: 
- Не вели казнить, отец родной. 
- Велю миловать, - хмыкнул Мур Сметаныч, - давайте без театральщины. Коротко, ясно и по существу. Кто? 
Лапка хлопнула по счету. 
- Я спрашиваю, кто? 

Домовые переглянулись. 
- Молчите? – Кот вздыбил шерсть и резко махнул хвостом, - я к ним со всей душой, после работы в мэрии выделил за счет компании двухкомнатный номер-люкс, чтобы отдохнули, развеялись. 
- Так мы и…, - робко встрял Кузьма. 
- Наговорили на сумму, равную половине дохода компании за месяц! – рявкнул Сметаныч и схватил бумагу, - за один вечер умудрились воспользоваться интим - услугами по телефону… 

- Эвон как оно называется, - задумчиво протянул Епифан, - а я-то думал… 
- Цыц! – Кот, забывшись, вскочил на стол, - мало того, ложный вызов МЧС, разгромленная квартира плюс сломанная челюсть у клиента. 
Домовые смущенно ковыряли лаптями пол. 
- А теперь рассказывайте. Повторюсь – без театра, - Кот вернулся в кресло и в изнеможении вытер вспотевший лоб. 
- Нету в тебе искры творческой, Сметаныч, - Кузьма толкнул друга, - начинай. 

Епифан чинно поклонился: 
- Ой да, мебель офисная и ламинат начальственный, ой да, кресло кожаное и директор, на нем сидящий. А не послушаете ли вы песнь жалостливую о Домовом горюющем… 

- Ай люли, - не выдержал Мур Сметаныч, - короче! 
- У таракана, - подскочил от неожиданности Кузьма, и, повернувшись к другу, шепнул, - Виссарионыч, не тяни кота за гордость, ближе к делу. 
- Ну дык я и говорю, - смущенно продолжил Епифан, - мы как расположились, Ильич в другую комнату ушел… 
- В мире животных посмотреть, - уточнил Кузьма. 

- … и я телевизер включил. Дай, думаю, картинками завлекательными полюбуюся. Ой и чудеса показывали, видать, режиссеры плотно на самогонке мухоморовой сидят. Где ж это видано, чтобы мужик помои в чашке размешивал, а его за это художником, баристой сиречь, называли. Али вон еще, хмырь заморский, белый весь, бабушку свою жалел. Как же ей, бедной, тяжко разводы на полу отмывать. И сует под нос старушке бутылку. Дескать, на, старая, поможет. Нет бы, самому взять швабру да отмыть все. Ниче, ниче, придет время и настигнет его справедливая кара с подагрой, простатитом и остеохондрозом с приступами фобического синдрома, умеренно выраженного.. 
- Просил же, - вздохнул Кот. 
- Отвлекся я на шум, - не останавливаясь, продолжал Домовой, - как слышу из телевизера «… одиноко… скучно». 

- Глядь, а на экране молодица горемычная. Видно, что не ела давно – палец сосет, да и холодно ей. Мерзнет в простынке, уж до того застиранной, что естество девичье выскакивает. И говорит дитятко бедное: 
- Хочешь … с горячей девушкой? Окунись … 
- Знамо дело, дабы на хлебушек заработать, подрядилась красавица в баньке истопницей подрабатывать. Оно и правильно – и в тепле, и копеечка на пропитание, опять же, появится. Эх, бедняжка, как помочь горю твоему? 

Тут она и отвечает: 
- Позвони мне. 
- И циферки на экране. Я-то хоть и за печью рос, но грамоте и наукам разным обучен. Потому взял телефон и номер набрал. Слышу голос чарующий, аки у сирен, птиц заморских. 
- Здравствуй, милый. 
- Будь здрава, девица. Расскажи о беде своей, глядишь, всем миром и справимся. 
- Садись удобнее. 
- Дык сижу я. 
- Вначале сними брюки. 
- А тулупчик тож сымать? 

Чую, поперхнулась маленько, видать, в истопной крошка угольная летает. Но молодец, прокашлялась и шепчет далее: 
- Конечно, сладкий, снимай тулупчик, ведь я стою перед тобой почти обнаженной, на мне только… 
- Погодь, ты босая что ль? 
- Да, мой хороший. 
- Обувай чуни, дура. Пол холодный, застудишь все, а тебе, небось, еще рожать по осени. 

Слышу, смеется. 
- А ты заботливый, меня это возбуждает. 
- Видишь, Котик, бабы-то ценят, а ты кричишь только. 

Девка-то молвит далее: 
- Ты чувствуешь мое горячее дыхание. Чувствуешь, как тепло разливается... 
- Уразумел я, что хворая она, лихорадка началась. Знамо дело, в одной простынке по морозу шастать. Эй, кричу, молодица, поставь скоренько чайник, да завари зверобою с чабрецом, ромашки добавь опять же. 
- Не торопись, - отвечает, - я опускаюсь на колени и … 
- Точно хворая, ужо и стоять невмоготу. Потерпи, кричу, милая, я лекаря вызову. 
- Хочешь втроем, - смеется, - от этой мысли мое тело покрылось мурашками. 
- Ах ты ж, лапка кроличья, бредит никак, мурашей увидала. 
И тут она говорит: 
- Я вся горю. 
- Подскочил я, трубку бросил, да как закричу: «Кузьма, девка помирает, пожар там». 

Покамест вызвали МЧС да собрались, минут пять прошло. Добрались до места нужного, а там уже отроки удалые, парни бравые, шланги сматывают. Эх, и быстрые ребята, залили квартиру пеною, а баб на руках вынесли. Только не разглядел я среди них девицы знакомой, что в телевизере жалилась. Видать, опоздали мы, сгорела она. 
Делать нечего, погоревал да и занялся уборкой, дабы подружки в чистоте могли помянуть безвременно усопшую. Когда их пожарные отпустят. 

- Ну а я, - вступил Кузьма, - решил осмотреться, что и как. А тут телефон затрезвонил. Снимаю трубку и слышу: 
- Хочу получить услугу. Кто со мной поговорит? 
- И сам дышит часто-счасто. Я связался с Домовым тамошним, так и есть: отрок, лет тринадцати. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось… 
- Лишь бы родители не застукали, - перебил Кот, - не отвлекайся. 
- Отвечаю ему, - кивнул Кузьма, - есть у нас баба Яга, уж очень эротично из ступы выпрыгивает, Кикимора Болотная – носом хлюпает так, что у Водяного глаз дергается. А еще – выхухоль и два головастика. 

Задумался хлопчик: 
- А головастики зачем? 
- Да не тушуйся, они просто так – позырить. 
Видно, не угодил, потому как отрок потребовал: 
- Хочу поговорить с блондинкой в красном халате. 
И тут я не выдержал: 
- С твоими тройками по математике будешь говорить только с Кощеем в шортиках. Но мы ценим своих клиентов, переключаю. Щелкнул я тумблером, дождался соединения и трубку положил. Вот уж Марь Иванна удивилась, поди, звонку позднему. Ниче, зато остолоп в науках преуспеет, когда задница, отцом поротая, заживет. 

И опять звонок. 
- Але, говорю. 
Сильно мужик на том конце удивился: 
- А где девушка? 
- Я за нее. 
- И как тебя зовут? 
- Варфоломей. 
- А попроще? 
- Игорь. 
Замолчал. Думал, трубку положит, но нет. Настырный клиент попался: 
- Сойдет. Расскажи мне что-нибудь сексуальное. 
Кузьма задумался, что-то рассматривая на стене. 
- Ну, - не выдержал Кот. 
- Что ну, рассказал ему о процессе спаривания у щетинистых червей, да во всех подробностях и с выражением. Чую – зубами скрипит, слова ругательные сдерживает. И пока он с духом собирался, я его на тещу переключил. Негоже маму вторую забывать, два года от зятя ни слуху, ни духу. И в сломанной челюсти моей вины нет. Кто ж знал, что там женщина крупная да с кулаками пудовыми. А еще раз позвонит – расскажу, как Горыныч бикини сымает, и соединю с литейным цехом. 

- Мужики, - Сметаныч пригладил поднявшуюся дыбом шерстку, - возвращайтесь в номер. 
- Что с нами будет – то, - робко пискнул Епифан, - без наказания останемся? 
- Не останетесь, - буркнул Кот, - получаете строгий выговор, устный. 
- Так, может, - оживился Кузьма, - еще куда позвонить надо, или сбегать по быстрому? Нам это только давай. 
- Лишь бы была красивая девица, - поддержал Епифан. 
- Отдыхайте, - в изнеможении махнул лапкой Мур Сметаныч, - и набирайтесь сил. 
Как только Домовые покинули кабинет, Кот нажал кнопку селектора: 
- Аскорбинушка. 
- Да, шеф. 
- Проследи, чтобы в люксе отключили телефон и, - он на секунду задумался, - телетрансляцию тоже. Поставь мультфильмы, про блудного попугая, например. 
- Кешу? Вы уверены? – удивилась секретарь, - а хуже не будет? 
- Не будет, - мяукнул Кот, - во всяком случае, я на это надеюсь. 

- Кстати, на проводе чиновник из администрации, ругается, послушать приятно. 
Мур Сметаныч улыбнулся: 
- Дай угадаю, это ему принадлежала служба, которую разогнали Домовые? 
- Точно, - хихикнула Аскорбинушка. 
- Соединяй. 
Дождавшись, когда в трубке щелкнет, Кот мурлыкнул: 
- Здравствуй, дружок. Тебе плохо и одиноко? Присаживайся поудобнее... 
+1
187
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!