Председатель колхоза "Россия" - Человек из СCCР!

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Председатель колхоза "Россия" - Человек из СCCР!
Автор:
В Гуляев
Текст произведения:
  Председатель или человек из СССР
  (из эссе о председателе колхоза 'Россия')
  
  
  Жизнь одного человека в истории человечества - это элементарная частица; в истории государства - песчинка; в истории края или области - может быть камешком придорожным или увесистым камнем.
   В истории села - жизнь каждого человека видна как на ладони, и хорошего человека долгие годы будут помнить односельчане, особенно если она, его жизнь, была монолитом, и он был тем локомотивом, который вёл своё село, своих односельчан к достойной человеческой жизни.
   Это звучит пафосно, но это так.
  
   1985г. - В СССР началась перестройка.
   1987г. - Ушел на пенсию 'по собственному желанию' Гуляев Фёдор Леонтьевич, проработав председателем колхоза-миллионера 'Россия' Каменского района Алтайского края 33 года, подняв его с 'нуля' за 21 год бессменного руководства на высокий уровень, сделав передовым, как в социальном статусе, так и производственном: высокотехнологичным и экономически эффективным, по тем временам. А на 'земле', к тому времени, его общий стаж составил 55 лет из прожитых им 61 года (имеется в виду, что деревенские ребятишки начинали помогать своим родителям, при посадке и копке картошки на огороде и в поле на уборке урожая, уже с 4-6 лет).
   1991г. - Распался СССР.
  
   Много воды утекло с того времени.
  В колхоз 'Россия', состоящий из четырёх деревень, приходили, меняя друг друга, через короткие промежутки времени, новые 'эффективные менеджеры'. И 'откусив' свой кусок от доброго каравая, отлаженного годами производства, уходили.
  'Менеджеры' приходили и уходили, а Председателей, настоящих хозяйственников, у колхоза 'Россия' больше не было.
   Ни одного!!!
  
   Так со временем, после развала СССР, 'благодаря эффективности новых менеджеров', исчезли с лица земли Новоярковской (колхоз 'Россия'):
   - Дом быта, в котором работали своя швейная, сапожная и рембытмастерская, парикмахерская, фотосалон и пимокатный цех;
   - солидная звероферма по выращиванию песцов и соболя;
  - животноводческий комплекс с фермами КРС, свиноводства и овцеводства;
   - мощный кирпичный завод, позволяющий ежегодно строить для работников колхоза и молодых специалистов по 8-10 двухквартирных жилых домов со всеми удобствами, а излишки кирпича продавать в другие хозяйства;
  - столярный цех с пилорамой,
   - общественная колхозная баня и прачечная;
   - лучший в районе культурный стан ученической производственной бригады;
   - прекрасный плодово-ягодный сад.
   Всё это теперь ушло в далёкую историю - 'успешно поработали новоявленные молодые менеджеры'...
  
   2016г. - Умер Председатель Гуляев Фёдор Леонтьевич, не дожив до 90 лет четыре с половиной месяца. Похоронен в родном колхозе, в селе Новоярки.
   И Память о нём у сельчан ещё живёт.
   И асфальтированные улицы, сделанные при Ф.Л.Гуляеве, ещё держатся (качественно были сделаны в Советское время), и Дом Культуры с библиотекой и актовым залом стоит, слегка потрёпанный от времени, но ещё живой, и двухквартирные кирпичные дома светят окнами вечерами, и железобетонный мост через речку стоит!
  Это Всё, как памятник Доброму хозяину, который думал о людях и работал для людей.
  
  И эта публицистическая проза о таком Человеке. При написании данной книги мною были использованы личные воспоминания Фёдора Леонтьевича, уже в возрасте 89 лет, и воспоминания тех, кто был с ним знаком, а так же статьи из районной и краевой газет.
  И главной моей целью было показать частичку жизни человека Труда, крепкого руководителя-хозяйственника из СССР.
  (Высказывания Ф.Л.Гуляева в монологах и диалогах сохранены полностью без редактирования с использованием стенограммы беседы из видеозаписи, сделанной мной в июле 2016 года.)
  
   Дорога в председатели
  
   Фёдор Леонтьевич Гуляев (21.12.1926-12.08.2016гг.)
  
   Уроженец села Новообинцево Шелаболихинского района Алтайского края. Он с малых лет познал тяжёлый крестьянский труд. Четырнадцатилетним он начал работу плугарём, штурвальным, потом комбайнёром.
   В 1942г. пятнадцатилетний Фёдор был награждён медалью 'За Трудовое отличие', которая в военное время приравнивалась к боевой медали 'За боевые заслуги'.
  После войны он поступил в Каменскую агрошколу. Окончание учебы совпало с началом целинной эпопеи и 28-летний молодой специалист в феврале 1954 года избирается председателем колхоза в посёлке Павловский Каменского района. Возглавляемый им колхоз, а затем и Павловское отделение совхоза "Октябрь", созданный в апреле 1957г., заметно выделялись по производственным показателям среди хозяйств района.
   В 39 лет, руководитель одного из крупнейших на Алтае колхозов с почти тринадцатилетним стажем работы в сельском хозяйстве, он успешно защитил диплом ученого-агронома заочного отделения АСХИ.
   Двадцать один год Гуляев был бессменным руководителем колхоза "Россия", в который входили четыре населённых пунктах, расположенных в 15-20 километрах друг от друга.
   Особой заботой председателя и правления колхоза было развитие социальной сферы и строительство жилья. При Гуляеве в Новоярках появились новые улицы замечательных домов: строил колхоз много и не только на центральной усадьбе, но и в посёлках Зелёная Дубрава, Филипповский. Были построены Дом Культуры и школа, детский сад и столовая, водопровод, дом Быта и магазины, общественная баня и пимокатный цех, звероферма и животноводческий комплекс, мощный кирпичный завод и столярный цех с пилорамой, лучший в районе культстан ученической производственной бригады, дороги и заложен прекрасный плодово-ягодный сад.
   При Фёдоре Леонтьевиче в колхозе готовились свои специалисты массовых профессий и руководящие кадры: специалистов всех звеньев активно готовили в вузах и техникумах, как на заочных отделениях, так и очных, выплачивая им колхозную стипендию. В результате чего к руководству производственными участками колхоза пришли грамотные люди, выращенные в родном селе, в родном коллективе.
   Фёдор Леонтьевич - заслуженный работник сельского хозяйства СССР, награждён орденами 'Трудового Красного знамени', 'Знак Почёта' и многими медалями и Почётными грамотами СССР.
  
   Иван Лоор (депутат ГД РФ с 2016 года) сказал о своём учителе
   Фёдоре Леонтьевиче Гуляеве во время своего посещения с. Яровое 2 июля 2011г.:
  
   'Председатель Алтайского краевого Законодательного Собрания (до 2016г.)Иван Лоор посетил г. Яровое с рабочим визитом.
   После встречи с активом отделения Всероссийской политической партии 'Единая Россия' в г. Яровое Иван Лоор побывал в школе ?12. Это особо значимый социальный объект, участник губернаторской программы '75х75', реконструкция которого должна быть завершена в 2012 году, к 75-летию образования Алтайского края.
   Еще одна важная встреча спикера - с Федором Леонтьевичем Гуляевым, своим учителем.
   - Я имею некоторую слабость - излишне придирчиво подхожу к руководителям в вопросе внимательного отношения к кадрам. Особенно к людям старшего поколения, внесшим значительный вклад в развитие какой-то области, какой-то территории. Федор Леонтьевич Гуляев - бывший председатель колхоза 'Россия' Каменского района, один из опытнейших руководителей Алтайского края в области АПК. Мои корни сельские, вы знаете, я девять с половиной лет работал директором совхоза и многому у него научился - мудрости, крестьянской основательности.
   Надо сказать, что Федор Леонтьевич сумел выстроить в колхозе социальную базу. Подход к этому у него был не жесткий, государственный. Он понимал: крестьянин должен иметь собственную усадьбу, дом надворные постройки, огород. И все это ему удавалось сделать. Он никогда не принимал шаблонных решений, поэтому этот колхоз был одним из лучших в Каменском районе.
  Сегодня Федор Леонтьевич вынужден сменить место жительства и поселиться в Яровом, живет у сына. Быть в Яровом и не посетить своего учителя, гордость сельскохозяйственного производства края, было бы не совсем правильно.
   Я очень доволен, что Федор Леонтьевич в добром здравии, интересуется делами края и города. И из его уст услышать оценку, что Яровое - красивый, чистый город - это дорогого стоит, - сказал Иван Иванович.
   На прощание И.И. Лоор подарил своему учителю 'Зеленую книгу здоровья' и пожелал долгих лет жизни'.
   04/07/2011 http://www.akzs.ru/news/main/2011/07/04/6178
  
   В апреле 2016г. И.И. Лоор на одном из совещаний по вопросам сельского хозяйства на алтае:
  'Федор Леонтьевич Гуляев живет в Яровом и 21 декабря отметит свое 90-летие.
   В конце 80-х годов вышло постановление о запрете на содержание в хозяйствах плотоядных животных - песцов, лис и т. д. Он, в ту пору председатель колхоза 'Россия' Каменского района, спорить не стал, но и звероферму не закрыл. Пушнина, самая твердая валюта, давала колхозу лес, стройматериалы.
   И строили там не дома - настоящие усадьбы.''
  (газета Алтайская Правда от 22 апреля 2016г.) http://barnaul.bezformata.ru/listnews/ivan-loor-deputatam-ne-nado/46198702/
  
   1. Из архива
  
   В архивных материалах наше с.Новообинцево значилось по разному: Обвинцово, Хомутово, Егора Обвинцова и Шадра.
   В ревизии, проведённой в России в 1745 году записано: 'Деревня Обвинцова. Иван Пантелеев Карпов, он же Хомутов. Итого в деревне Обвинцовой проживает разночинцев 1 душа'. В те далёкие годы поселение вне зависимости от числа проживающих в нём детей и женщин записывалось в количестве душ, соответствующих старшим рода или семьи.
   В 1748 году читаем: 'Деревня Обвинцева. Иван Пантелеев Хомутов', на карте 1750 года нанесена деревня Хомутова на месте нынешнего села Новообинцево.
   В 1759 году записано: " Деревня Егора Обвинцева. А в ней проживают семьи Егора Федотова Панова, Фёдора и Степана Пановых, Тимофея Григорьева - всего 4 хозяйства, 33 человека- 19 мужского и 14 женского пола."
   После проведения 4 ревизии 1782 года в деревне жили семьи Федора, Кирилла и Степана Пановых, Фёдора Слабожанника и Фёдора иванова Петухова. Всего 35 человек - 17 мужского и 18 женского пола. Семья же Егора Федотова Панова по этой же переписи обосновалась в деревне Пановой, ныне Ребрихинского района.
   В 1816 году после проведённой ревизии душ России в деревне Новообвинцево проживали 17 семей (169 человек) - 78 мужского и 91 женского пола. В 6 семьях Пановых было 77 человек, в 3-х семьях Пушкарёвых - 32 человека, в 3-х семьях Серебренниковых - 21 человек, по 2 семьи Устиновых, Пестеревых, Петуховых, Гуляевых.
   В 1834 году в селе числилось 125 ревизных (мужских) душ, а в 1854 году - 181.
   В 1911 году в деревне проживало 1769 человек - 880 мужского и 889 женского пола. В деревне действовали маслодельный завод, школа грамоты, две молочные и одна мануфактурная лавки, хлебозапасной магазин, лавка фруктовых вод.
   В 1917 году население деревни насчитывало 2084 человека, из них - 329 человек (52 семьи) Пановых, 101 человек (16 семей) Гуляевых, 74 человека (14 семей) Пушкарёвых и 58 человек (10 семей) Устиновых.
   По Всесоюзной переписи населения 1926 года в селе проживало 1492 человека, на 1 января 1936 года- 1240 человек, на 1 января 1948 года- 873 человека, в 1959году- 989 человек, в 1970 году- 915 человек, в 1989 году- 1015 человек. На 1 января 1998 года - 1080 человек.
   На 1 января 2015 года - 935 человек.
  
   2. Деревня Новообинцево - родовое гнездо Гуляевых
  
   'Село Новообинцево состояло из двух поселений: большое 'Нагорное' и поменьше - 'Подгора', как её прозвали в народе.
  'Подгора' расселилась по подгорью - косогору, переходящему в широкую набережную левого берега Оби. Подгорская часть деревни рассекалась безымянной мелководной речкой на две части: верхняя по течению реки называлась - 'Харёвой'. Через речушку был перекинут деревянный мостик, который в период бурного весеннего таяния снегов часто сносило в Обь, и в этот период прерывалось нормальное сообщение между обеими частями подгоры, после окончания половодья мостик восстанавливали вновь, и так продолжалось почти ежегодно.
   Застроена 'Подгора' была по всем косогорам и низу берега Оби короткими улочками и переуками, домами различной формы и вида, были там и добротные круглые, даже двухэтажные дома, крытые крящом, но были среди них и очень ветхие, в одной из этих ветхих 'хибар' проживали мои родители, где я и родился. Здесь же родились и мои младшие два брата - Фёдор и Геннадий (Георгий), и сестра Мария. Позднее я узнал, что такая бедность родительской жизни объяснялась тем, что свой первый дом отец продал, чтобы купить двух лошадей, так необходимых крестьянину - единоличнику, а на оставшиеся деньги он и купил древнюю хату, крытую земляным пластом.
   Я хорошо помню, когда моих родителей агитировали вступить в коммуну, которая создавалась одной из первой в нашем районе в 1929 году. Тогда был не один заход сельских и районных активистов в наш дом, особенно мне запомнился их последний приход к нам. В нашу тесную, маленькую избу пришло пять человек-активистов во главе со Степаном Старчиковым, который всю свою жизнь прожил в батраках, очень бедно. Он жил по соседству с моим дедом Сергеем Гуляевым. И когда я прибегал в гости к деду Сергею, то мне часто приходилось слышать, как Степан Старчиков, будучи по натуре человеком говорливым, шумно кого-то распекал за плохое ведение хозяйства, хотя сам никакого хозяйства не имел, и даже скотного подворья у него никогда не было, а уже не говоря о домашнем скоте, а была у него лишь одинокая ветхая хатка с небольшими двориком и огородом.
   Сейчас я уже не помню содержания бесед сельских активистов с моими родителями, но то, что они были каждый раз долгими и порой переходили в громкий спор, я понимал, что родителей уговаривали вступить в коммуну. Но отец упорно не соглашался, хотя по своей натуре он был больше оптимистом, чем консерватором и, забегая вперед, скажу, что немногим более года спустя, т.е. в 1929 году, ему самому пришлось завершать эту коллективизацию в нашем селе, так как он был избран председателем Сельсовета села. И проработал в этой должности до 1933 года. А тогда после ухода сельских агитаторов, агитировавших отца вступить в коммуну, наш дед, Сергей Алексеевич Гуляев, сказал:
   - Надо сынок, наверное, входить в эту коммуну: пришло время не только брать нам землю в общине, но и жить общиной.
   Сам же он тоже вступил, но только уже в колхоз 'Советская Сибирь', и работал в нем, по старости лет, ночным сторожем на колхозном дворе.
  Вступление в коммуну было трудным, ведь каждому крестьянину при вступлении необходимо было расстаться практически со всем своим хозяйством: лошадьми, коровами, птицей, упряжью, всем сельскохозяйственным инвентарём, со своей независимостью и самостоятельностью в своей крестьянской жизни. И как бы то ни было, но в подгорной части деревни была создана коммуна в том году. Она была названа громким именем 'им. Карла Маркса'. Первым её председателем был избран Семён Колганов. Правда та коммуна просуществовала всего несколько зимних месяцев 1929 года. Я же запомнил ту коммуну ещё со своих ранних, дошкольных лет потому, что мать поручала мне бегать на коммунарские склад и ферму получать молоко и яйца, которые давали на семью ежедневно: молока по 0.5 литра на едока и по несколько яиц. За яйцами пришлось сходить, как мне помнится, не более 2-3 раз за зиму, так как вся птица, размещённая в каком-то большом сарае, в зимние морозы перемёрзла. На этом и закончилась жизнь коммунарской птицефермы, да и сама коммуна им. 'Карла Маркса' после статьи И.В. Сталина в центральной партийной газете 'Правда' 'Головокружение от успехов' - была распущена и реорганизована в колхоз, который создавался единым на всю нашу большую деревню и опять же с громким названием: колхоз 'Советская Сибирь'.
   После начала Великой Отечественной войны по постановлению партии и правительства по всей стране в тылу был создан и постоянно действовал Всеобуч резервистов по 110-тичасовой программе. Первым командиром резервистов села (в 1941-1942 годах в нашем селе отряд резервистов насчитывал 120 человек) был наш односельчанин Вякин Дмитрий уже успевший побывать на фронте и после ранения и госпиталя находившийся в деревне на долечивании. Два дня в неделю, субботу и воскресенье, в течение нескольких месяцев мы усиленно занимались по программе Всеобуча - готовились на фронт. После того как Вякин вновь ушёл на фронт, занятия по Всеобучу было поручено вести мне, а когда и меня призвали на фронт 15 августа 1942 года, то командиром Всеобуча был назначен мой младший брат Фёдор...
   В личном плане все мы: я, Фёдор, Геннадий и сестра Мария очень благодарны судьбе, что родились в Советское время, да и росли вместе с молодой Советской республикой, которая дала нам всем соответствующее образование (в отличие от своих безграмотных родителей) и возможность трудиться на благо отчизны. Мне довелось более 40 лет работать в органах Советской власти своего родного Павловского района, Федору - более 20 лет руководить крупным колхозом 'Россия' в Каменском районе. Младшему брату, Геннадию, многие годы быть секретарём комитета ВЛКСМ и возглавлять МТМ Шелаболихинской МТС, а позднее в г. Норильске работать секретарём парторганизации ЦАТК - крупной автоколонны города.
   Родина наградила нас за наш добросовестный труд орденами и многими медалями''. (Из воспоминаний Н.Л.Гуляева)
  
   3. Новообинцево
  
   Новообинцево - Алтайская деревня
   Любимый сердцем край святой!
   Там Обь, а рядом с ней деревья.
   Там первый вздох я сделал свой.
  
   Здесь мать моя вросла годами,
   Старушка милая, кудесница моя.
   Я счастлив был твоими бы глазами
   Увидеть Вас, родимые края.
  
   Здесь дом сестры моей - сельчанки,
   Пшеница золотит поля.
   Какие здесь берёзки-россиянки,
   Какие здесь обские тополя!
  
   А рядом пашня - злаковое море,
   Теплом сельчан расправлены поля,
   А за рекой, в лесном просторе,
   Приют желанный глухаря.
  
   В селе сибирском первозданном,
   Где бурной юности остался след,
   Где был крещёный шарлатаном
   Я не был ровно восемь лет.
  
   Уехал я, когда терзали раны,
   Рука измятая висела на ремне,
   Когда ещё кровавые тираны
   Страну коверкали в войне.
  
   Суровых лет гремела канонада,
   Погром войны осадками давил,
   Когда 'светлейший бог Микадо'
   Японским волком злобно выл.
  
   Ушёл, когда деревня коченела,
   Шла, спотыкаясь, но тянула плуг;
   Когда грудь в муках индевела,
   В слезах тонул заобский луг.
  
   Ушёл, когда плелись колхозы
   С котомкой нищего по съёженным полям,
   Избёнки хилые сочили слёзы
   Сжимались граммы трудодням.
  
   Не трусость страхом обуяла,
   Когда бежал я из села,
   Лесная даль атаковала,
   В простор таёжный увела.
  
   Свинцом ещё ломило раны,
   В висках стучал гранатный ад,
   Но я вгрызался в толщу планов,
   Как бронебойный артснаряд.
  
   И медноструйный лес-дружище,
   Руками хвойными обнял.
   Он не доступен духом нищих
   И не вручит им свой штурвал.
  
   О край лесной - магнит стремлений!
   Берёзки - девушки! Балет!
   Какой силищей вдохновенья
   Во все концы стремится свет!
  
   Люблю тебя, мой друг крылатый,
   Безмерно, радостно, до слёз...
   Пусть будет вечно самой святой -
   Чета белеющих берёз.
  
   - Скажи, товарищ, где здесь дом
   Марии Плошкиной, крестьянки?
   - Вон поворот... За тем углом
   Изба из брёвен на полянке.
  
   В ответ мн говорит прохожий?
   - Я довожусь ей зятем много лет,
   А ты , я вижу, на неё похожий!
   Ты, Виктор, что ли? Ну, привет!
  
   - А ты, сестренки муж, Бориска!
   Да ты ли этой, мой земляк?
   В приветствии раскланиваюсь низко,
   Как настоящий сибиряк!
  
   Знакомый клён ветвями машет,
   Земля тепло дыханьем льёт,
   И старый пеёс в присядку пляшет
   И 'честь' по форме отдаёт.
  
   Шадра моя - деревня дорогая,
   Рождённый вновь приют родной,
   Ожившая, как лето, в цветах мая,
   Стоишь красивой над рекой.
  
   И школа, новый клуб и мастерская,
   Цеха-коровники из кирпича...
   В селе от края и до края
   В накале лампы Ильича.
  
   Поля в сполохах златоглавых,
   Моторный лай село бодрит.
   И садик граждан самых малых
   Заботой Родины хранит.
  
   Как календарь годов умело
   Расправил плечи у села,
   Каким приливом поле спело,
   Какой силищей жизнь вела!
  
   Я по селу шёл как впервые,
   И думу думал лишь одну:
   А были, были дни былые -
   Село хилело и стыло в войну!
  
   Тяжёлую повозку все тянули,
   Без принужденья, не за страх
   И спины надрывали, гнули,
   Работая в поле в лаптях...
  
   Сибирь - долина золотая,
   Плёс обской и серебро озёр!
   И никакая родина другая
   Нам не соткёт былинами узор.
  
   О, отчий край - простор безбрежный,
   Простор лугов и даль полей!
   Люблю тебя я пламенно и нежно,
   Душой сибирской, плугарей!
  
   Люблю горластые частушки,
   Сибирских буйных петухов,
   Морёный квас в большой кадушке,
   Огонь в глазах у женихов.
  
   Люблю угар навозной кучи,
   Туман, клубящийся озёр;
   И холодок в тени от кручи,
   и бледный утренний костёр.
  
   Какая здесь добротная рыбалка,
   Торпеды-щуки начеку.
   И ты в плену чутья-смекалки
   Затих в кустах на берегу.
  
   Люблю Сибирь за труд 'железный',
   За хлеб, что пряностью пленит,
   За ум сельчан большой и трезвый,
  
   За дух людей, за твёрдость как гранит.
  
   И снова путь. Далёкая дорога
   Меня вперёд идти зовёт.
   До новых встреч, приют истока!
   Целую маму у ворот!
  
   В.Плошкин 1971г.
   г.Фрунзе
  
   4. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью)
  
   - Да, скоту надо было пастбища, корма.
   - А помнишь, раньше в Шадре за Обью заливные луга были?
   - Да, раньше там травы-то были, ого-го, чуть не в рост человека! Одно время там арбузы сеяли. О-о-о-о! Вот были арбузы! Баржами возили в Барнаул...
   - А, материного отца, моего деда - Кечина, помнишь?
   - Семёна Дмитриевича я помню. Здоро-о-вый был! Я его видел в последний раз, когда Витя утонул (Виктор Кечин (1929- 1938гг.) - утонул в р.Оби в возрасте 9 лет, во время купания деревенских мальчишек)... А Витька прямо на моих глазах утонул, Мальгин Мишка виноват. Ты знал же Мальгина?
   - Знал. Баба Аганя тоже говорила, что он виноват.
   - Там была вымоина, вода бурлила и крутила, там расстояние-то было, господи, нырнуть и вынырнуть, я даже один раз сам попробовал нырнуть туда, там ширина была метров 15-20, не больше. Я еле выбрался тогда... Чуть не захлебнулся. Из сил выбился выбираясь. Думаю: нет, хватит пробовать. А когда Витя утонул, я тогда рыбачил в этой заводи, штанишки засучил и по колено стоял. А пескаря тогда было навалом, жирный такой пескарь, большой. Клевал один за одним, червя не успевал менять. А они как бежали с горы: Мальгин, потом Толька Исаков ещё был и Виктор... Вот они сразу на берегу разделись, и пошёл..., а Виктор, правда, где-то вторым шёл, первым шёл Мальгин, сразу булькнулся и стал барахтаться, ему по носу вода была, а Виктор, видимо, подумал, что там нормальная глубина и пошёл туда, а плавать, наверное, всё-таки не особо умел. А там так крутило здорово, омут. А место-то не особо широкое.
   - А говорят его, дядь Витю, дед Леонтий вытащил?
   - Вытащил-то? Нет! Моего отца совсем тогда рядом не было. Там же рядом была мастерская, кузница. Там ещё работал Платонов..., ты его не знаешь, Платон, Платон Волганов, я как сейчас помню, он прямо как был в одежде, так и в воду пошёл, вот он его и вытащил. Можно было его спасти, конечно, но кто тогда что знал, что надо делать, вытащили, положили на спину его, на берегу и стояли, смотрели. Меры надо было принимать, а кто? Мы, пацаны, рот поразинули и стояли, тряслись. Никто не знал что делать. Мишка Мальгин, тот сразу удрал, испугался, Толька Исаков - тот вообще...
   - Ну, вы маленькие все были, понятно - испугались.
   - Ну да, а погиб-то он глупо (вздыхает). Тонул-то на моих глазах. Я ведь там рыбачил, засучил штанишки и рыбачил... Быстро всё произошло. Да... жалко Витю!
   - А вот интересно: почему моего деда, а твоего отца все звали Леонтием, а по документам военкомата он - Леонид?
   - Вот это не знаю. Никогда не слышал, чтобы его Леонидом звали. Помню ещё дедушка мой, его отец, Сергей Алексеевич говорил как-то отцу: "Ты, Леша, сегодня никуда не уезжай. Я помирать буду". Так вот сказал дедушка, и бабушка тоже так же сказала, позже, это я помню. Снежок, помню, уже полетел - это осенью было.
   - А как звали бабушку твою, мать Леонтия Сергеевича? Мария?
   - Нет, Матрёна! Матрёна её звали. Фамилия её - Туева была в девичестве, а вот отчество не помню.
   - А Мария Туева, эьто та, что на фотографии с дядей Колей? Там рядом две дамы сидят - подписано, что одна Мария Туева, - это и есть дочь деда Туева?
   - Да, она дочь деда Туева, Фёдором его звали. Усы у него были такие ... будь здоров! Разговаривал басом - басистый был! Помню в 1947 году я ехал на краевую комсомольскую конференцию, был избран делегатом. Ага, и попал в бурю. И пришлось у него, у деда Туева, остановиться бурю переждать и заночевать. А он ещё такой был.., не сильно уважал Советскую власть. Это ему было как кость в горле. Я помню: отец купил картины с Калининым, Куйбышевым, Сталиным. Еще Орджоникидзе. Это я помню, картины такие хорошие были. Портреты. А он, дед Фёдор, отцу сказал: "Что ты этих "антихристов" привёз, зачем ты на них деньги тратишь?" Не любил он это дело, так с этим и умер. Ему Советская власть поперек в горле была почему? Потому что он имел свою баржу и возил грузы, стройматериалы и разное, из Шадры и из Шелаболихи в Барнаул, в Камень и аж в Бийск. Теплоход у него был свой и баржа. А почему его не раскулачили, потому, что он своей семьёй обслуживал, без наёмной силы. У него было два сына, вот они там и вкалывали - рабочих и батраков не было. А так бы он сыграл, конечно, в лагеря. Но была у него закалка. Вот я тогда, в 47 заехал к нему, свои же мы, достучался, он открыл. Постелили на полу. И он мне: 'Ну, рассказывай, чё приехал - заехал?' Я ему, мол, так и так. А он: 'Чёрт вас носит, антихристов. Ещё на какую-то конференцию, зачем она тебе нужна-то?' - говорит, а сам тянет пальцами усы в разные стороны. Они у него как у Будённого были, богатые усы! Мне так неловко было: 'Как же так он говорит', - а неловко было перед секретарём райкома комсомола, мы с ним приехали вместе и вот остановились ночевать у деда Фёдора. А утром, когда пошли на конференцию, он, секретарь райкома, мне и говорит: "Ох, у тебя и дедок! Ну, у тебя и родня!" Хе-хе (смеётся). Мне неудобно было, а деду всё по херу! Уж так он не хотел Советскую власть, открыто говорил, не скрывал. В тридцать седьмом его бы "зачистили", но батраков он не держал, вот и обошлось.
   - Ну, а дед Леонтий же, чуть не сел в 37-ом? Месяц отсиживался в Барнауле. У того же деда Туева. Так?
   - Да. Да, было.
   - Не просто так в баньку сходил?
   - Да. Ребята выручили, а так бы его арестовали тогда. За милую душу... Ну, было, боже мой, ничего не скажи, а если что услышал - промолчи. Ага. А если ты не пришёл на работу - это всё, ты загремел.
  
   5. 1937 год (Из книги автора В.Гуляева 'Любань. 1942')
  
   'Вот уже чуть больше месяца Леонтий находился в армии, в Барнауле, получая весточки из дома, что всё нормально, дети в школу пошли, уборочная закончилась, с зерном на зиму будут, грибы, огурцы и капусту засолили, картошки накопали много. Он вспомнил, как, почти в это же время, только в 37-м году, ему тоже не пришлось заниматься уборочной и подготовкой к зиме, а пришлось целый месяц жить в городе у дядьки, материного брата, Туева. Он, красноармеец - кавалерист, почти целый месяц скрывался от второго ареста!..
   Урожайный 1937 год стал тогда для колхозников великим трудовым испытанием. На уборку обильного урожая были брошены все силы. Большую и очень трудоёмкую работу выполняли женщины и девочки-подростки: они вязали снопы, ставили их в кучи для последующего скирдования в клади, после чего, через некоторое время, производили обмолот кладей молотилками. А мужики-колхозники в это время практически сутками находились в полях, на полевых станах, работая и днем и ночью, отдыхая по переменке по два-три часа в сутки.
  Леонтий тогда был бригадиром одной из полеводческих бригад. С техникой было сложно, всего один трактор 'Фордзон', и поэтому косовица выполнялась в основном конными жатками-лобогрейками и крылатками (жнейками самоскидками). Пыль над полем стояла постоянно, не успевая оседать на землю. Привозной воды хватало на приготовление пищи и немного промыть глаза, поэтому все были черно-серые от пыли и загара. Леонтий, понимая, что люди сильно устают, на свой страх и риск, периодически отпускал домой по одному человеку на пару-другую часов, на 'помывку', а сам исполнял работу временно отсутствующего.
   В один субботний день во время обеда мужики решили отпустить своего бригадира в баню:
   - Иди, Сергеич, домой. В бане помоешься, отдохнешь нормально хоть разок. А утром завтра и вернешься. Мы справимся, не подведем.
   - Точно справитесь?
   - Да не сумлевайся иди, смотри, как вымотался за неделю! А мы тут ускорим жатку-то! Не подведём!
   Ближе к ночи Леонтий направился домой. 'Вёдро' стоит устойчивое без облачка, стало быть, успеем убрать пшеничку'. - Думал по дороге Леонтий.
   Часа через три он уже сидел за столом, отмытый и разгоряченный. Картошка в мундире, соленые грибы и огурцы стояли в ряд, аромат наваристой аппетитной ухи, зеленого лука и укропа расслаблял:
   - Ну, вот, Паша, теперь и чайку можно, да и стопаря под ушицу! Да грибочков с огурчиком! Хороший нынче урожай, Паша! Очень хороший. На трудодни будут зерно выдавать, с хлебом да с кашей будем, значит. Надо будет сусек подделать.
   Вся семья сидела за столом, сыновья с серьезным видом хлебали уху, годовалая Маша не смотря на позднее время, тоже не спала, а вертелась у матери на коленях.
   Рано утром, до рассвета по прохладе, Леонтий пошел на бригадный стан. Над полем стелился сплошной утренний туман. Вдруг из тумана, как из воды, вынырнул прицепщик Ваня:
   - Дядя Леня, не ходите туда, там эти в фуражках приехали, Вас спрашивают.
   - Чего ты мелешь? Кто приехал, кто спрашивает?
   - Один из них ругается, говорит, куда он ушел, про Вас, как он посмел бросить работу, а ещё говорит, что Вас посадят. Дядя Леня, мужики меня послали, предупредить!
   То, что могут посадить, это Леонтий знал, тоже точно: 'Только вот - за что?' Правда, могут и не посадить, но это вряд ли! Время тяжелое, вон Егора Поногушина, кузнеца сельского, как забрали непонятно за что, рано утром, так уже, скоро, третий месяц ничего о нем не слыхать. Да и сам-то тогда, в тридцатых годах, семь месяцев ни за что отмотал!
  Мысль сработала сразу: 'Нужно рвануть в Барнаул, к родственникам матери, там отсидеться и поглядеть, куда эта чёртова кривая выведет! Город-то большой, поди, и искать не будут'.
   Пробираться до Барнаула решил вдоль берега Оби, подальше от дорог, да там и деревьев вдоль берега много, есть где затеряться.
   К утру следующего дня он был уже в городе. Пока шел в город, Леонтий все время думал о том, кто же мог донести на него, да так быстро: 'Ушел-то я домой поздненько вечером, домой пришел уже затемно, вроде ни с кем не встречался! Но, кто-то же донес!' Так и до сих пор он не узнал, кто же это был. Догадка, конечно, была! Но это - догад, а он не бывает богат! 'Что ж, видимо так и не узнаю, кто?'.
   Родственники приняли беглеца, что ж делать, сами в свое время вынуждены были уехать из Барнаула, скрыться от расстрела всей семьей, правда, это было в 18-м или 19-м году! Но было. Так что знакомая ситуация, а свой своему поневоле друг.
   На третий день Леонтий неожиданно попал в больницу: поднялся сильный жар, ломота по всему телу, аж кости выворачивало. Лечили недели три, а там и в деревне и в районе постепенно все улеглось, Леонтия, по прошествии почти месяца, никто не разыскивал. А выписавшись из больницы, он с больничной справкой, похудевший вернулся домой. Получилось, что его никто и не искал, с работы он не сбегал, а лечился в больнице. Так вот вышло, что судьба не дала его в обиду, а то пилить бы ему лес где-нибудь на Севере. 'Как интересно жизнь распоряжается судьбами человеческими' - думал Леонтий. - 'Вот у брата матери, Фёдора Туева, тоже судьба поработала с выдумкой, судя по его рассказам'.
   В 1890-1996гг. он (Туев) проходил службу на Дальнем Востоке, жребием судьбы в конце службы выпало ему около года проходить службу, по - хозяйству, у тамошнего флотского чиновника высокого ранга, уже довольно пожилого, обрюзгшего и вредного старикашки, лет около семидесяти. Работа была разная: уборка двора, конюшни, уход за 4-мя добрыми рысаками, попутно дрова порубить и прочее. А вот жена у него была молодая и статная дама тридцати одного года. И вот матрос Туев, стал замечать заинтересованные взгляды молодой хозяйки. Потом начались расспросы: 'Откуда он? Как служба идет? Скоро ли домой? Матрос, помогите это, принесите то...'
   Одним словом, однажды произошло то, что и должно было произойти между двумя молодыми мужчиной и женщиной. Через пять месяцев, в течение которых молодые люди продолжали тайком встречаться, у Алексея Туева, закончился срок службы, и он уехал домой в Томскую губернию, село Павловск, что под Барнаулом.
   Прошло с того времени много лет, Алексей переехал в Барнаул, женился, занялся небольшим бизнесом при пароходстве: поставлял некоторые продукты питания для буфетов пароходства, мало-помалу скопил капиталец, выбился так сказать в люди. Приобрел хорошую квартиру на первом этаже в районе речного порта, баржу с катерком... А тут война, потом революция, после которой начались смутные времена в городе Барнауле: власть почти два года постоянно менялась, переходя от большевиков к белогвардейцам, шла Гражданская война.
   В один из периодов очередной смены власти в конце 1918 года, когда Красные вновь вошли в город, в квартиру Туевых в сопровождении нескольких красноармейцев вошел молодой комиссар. Пройдя в большую комнату, он сел на стул, осмотрелся по сторонам. Потом некоторое время рассматривал стоящих перед ним членов семьи и спросил:
   - Как Ваша фамилия?
   - Туевы мы.
   - А вы служили в 90-х годах прошлого века на Дальнем Востоке? - Спросил он у Фёдора Туева, смотря ему прямо в глаза.
   - Да, служил.
  Молодой командир внимательно посмотрел на Фёдора, на его семейство, стоявшее прижавшись друг к другу. Потом он повернул голову к красноармейцам и резко сказал:
   - Всем выйти.
   И после продолжительного молчания, ещё раз посмотрел на семейство Фёдора, произнёс устало:
   - Значит, вы мой отец! Знаете, а я представлял Вас немного другим. Мать очень хорошо отзывалась о Вас и долгое время думала, когда стала вдовой, что Вы вернетесь. Только благодаря тому, что она Вас любила, я посоветую Вам забрать свою семью, самое необходимое и сейчас же, немедленно покинуть город. Иначе Вы будете расстреляны, как мироед и классовый враг. Ваша фамилия в расстрельном списке. Поспешите. Это всё, что я могу для Вас сделать. Если будет нужно, я Вас позже найду... Прощайте!
   - А... Ваша мать? Она...?
   - Она умерла пять лет назад. У Вас мало времени! И через два часа, мы будем здесь снова, так что у вас есть всего час - полтора. Я хотел вас найти и увидеть! Мама этого хотела. Видимо она вас и вправду любила!
   На этом они расстались, и больше их дороги не пересеклись. Скорее всего, он, его неожиданно появившийся сын, погиб в том революционном огне. Всё произошло так быстро, что Туев, даже, не успел узнать ни его фамилии, ни имени их семейного спасителя, оказавшегося его сыном.
   Почему-то именно эти воспоминания неожиданно всплыли из памяти Леонтия Гуляева, с такой ясностью, как будто это было вчера и они придали ему уверенность в том, что и на этот раз, его судьба сделает правильный ход и подскажет ему верный путь'.
  
   6. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью)
  
   - Сестрёнка Мария в 1936 году родилась. Я в школу опоздал из-за неё. Учитель. Мужчина был преподаватель, спрашивает: 'Федя, ты почему опоздал?' А я ему говорю: 'Маруся родилась!' А ко мне заходил друг мой, Обухов. Мы всю жизнь с ним с детства дружим. Но сейчас как-то потерялся он где-то. Мария говорила мне, что он умер. А я сведений таких не имею. В общем, потерялся он где-то, давно не пишет. Ну, вот он часто заходил за мной домой перед школой. А мать у нас завтракать никогда не торопилась, тихонечко так, это готовит, расставит не торопясь. Из-за этого я частенько опаздывал. И он в тот раз тоже со мной опоздал. А учитель его тоже спросил: 'А ты, Обухов, почему опоздал?' А он ему в ответ: 'Так Маруся родилась!' (смеётся). Потом мы долго это вспоминали, когда уже с ним повзрослели. Он был такой эрудированный. И пел здорово. Хорошо пел. Голос у него поставлен был, как надо. Ему бы быть артистом, а он попал в председатели колхоза. Но на всех районных смотрах художественной самодеятельности он постоянно сам выступал. Очень способный был. Стихи писал, рисовал здорово! В общем, потерялся он где-то. Жалко.
   - А вот дядя Коля?
   - Да, Николай, он хватил. Ему досталось! Старший был. С забоки, я помню, дрова таскали. Я из школы пришёл, а он мне: "Сейчас валенок починишь и в забоку, за дровами сбегай". Я залатал, тихонечко затянул. А потом, за рекой такой воз набрали, ты не поверишь, еле дотянули с Генкой на санках, на себе таскали... А тут вскоре война! Да!.. Досталось, ой досталось! А летом я комбайнёром был, и была у меня мечта: хлеба поесть! Комбайнёры хлеб убирали, а хлеб в зиму оставляли. Бывало, принесут на поле тыкву пареную, на поле - тыкву, и едим... Единственная радость была - молоко в крынке. К тыкве и картошке и той не всегда бывало. А работы-то давай, давай. Уполномоченых было до чёрта, и каждый свои права имел и требования предъявлял. Мог "пришлёпнуть" так, что будь здоров... Да!.. Не дай бог к старому вернуться. Как перед войной или в войну... Это потом, когда я уже учился в Камне, так получишь хорошие оценки, так хлеба и картошки давали... и всё-таки хлеб... Всё сытнее. Специально справки давали. Отовариться. А я был секретарём комсомольской организации техникума, так, мне и учиться плохо было нельзя. А ещё имел койку с панцирной сеткой (смеётся), не каждому такую койку давали. А у меня была. Туго было, но закончил техникум. Потом со временем, позже уже и институт закончил. Уже заочно...
  - А с Геннадием, отцом моим, вы дружили или дрались?
   - С Геннадием мы дружны были. Николай, бывало, чего-нибудь на нас нажмёт, а Геннадий мне и говорит: "Не хера, Федька, сейчас мы ему дадим!" Ха-ха-ха!(Смеётся) Как начнём в него, Николая, картошкой бросать, он уже и не рад, что с нами связался. Замолчит. Он здоровый был, рослый, а мы - мелочь перед ним! Насуёт нам тычков, и мы с Геннадием копаем и копаем огород, а огороды-то раньше не пахали, перекапывали. В колхозе посевная была, не до огородов было. Вот мы пацаны и перекапывали вручную эти огороды, а они большие были. И у нас всё было. Хорошо росло, обработанное-то. Вот Прохорычи, братья наши двоюродные, всё над нами смеялись: "Вот, мол, вкалывают и вкалывают!" А мы навкалываемся вдостоль, но вот потом у нас дома и всё было что поесть... А потом война началась. Отец на фронт ушел. А мы, молодёжь, за мужиков остались. Работали и учились. На трактористов учились.
  
   7. В деревне. 1941г. (Из книги автора В.Гуляева 'Любань. 1942')
  
   'С уходом мужиков на фронт, некогда людное и шумное село, как-то сразу осунулось, погрустнело. На улицах стало безлюдно. Будто жизнь замерла, приостановилась. Не было прежнего привычного людского гомона и разухабистых песен молодёжи на вечеринках, казалось, что всё окунулось в пустоту и мрак, паники и растерянности не было, но в души людей поселилась боль и тревога за жизнь близких, ушедших на фронт, за судьбу Родины. Каждый независимо от возраста понимал, что настало трудное, тяжкое время.
  
  'К началу войны в Новообинцевском сельсовете было 5 колхозов: "Комсомолец", "Красноармеец", "Красный Путиловец", "Заречный Трудовик", Степной Трудовик". Почти с первых дней войны председатели всех колхозов были призваны в действующую армию. Их заменили женщины. А ранней осенью 1941 года, после окончания полевых работ, от всех этих колхозов была сформирована большая группа молодых, пятнадцати - семнадцатилетних, ребят и девчат и послана на учёбу на курсы трактористов, в МТС, в соседнюю деревню, чтобы за зиму подготовить механизаторов, готовых выполнять работу ушедших на фронт трактористов и комбайнёров. Все были молоды, полны решимости и энергии.' (из воспоминаний Ветерана ВОВ Н.Л. Гуляева, р.п. Павловск, 1988г)
  
   Прасковья, рано утром, приготовив завтрак, будила старших сыновей Николая и Фёдора:
   - Вставайте, ребятки, уж петухи скоро закукарекают, на работу пора, да и на учебу поспеть, на курсы - то.
   Старший Николай семнадцати лет, рослый и крепкий парень, на целую голову был выше отца, два раза ездил в райвоенкомат, просился на фронт - с отцом воевать рядом.
   - Молод, парень, вижу что большой, но возрастом пока не подходишь. Подожди, на следующий год призовём, успеешь ещё, навоюешься, учись пока на тракториста, может в танкисты пойдёшь, а может 'бронь' получишь! - говорил военком.
   'Бронь - бронь, нужна мне эта ваша бронь? На фронт идти надо' - думал Николай.
   Средний Фёдор, ростом был мал для своих пятнадцати лет, полтора метра всего, но крепенького телосложения, часто подтрунивал над Николаем.
  Вот и сейчас за завтраком:
   - Коль, вот мне бы от тебя сантиметров пятнадцать росту забрать, мы б с тобой одного роста были, тогда бы и мне и тебе в тракторе удобно было бы сидеть. А так с твоим ростом тебя в танкисты не возьмут - голова из башни будет торчать и в кавалерию, как отца, тоже не возьмут, ноги длинные. Только в пулеметчики, сила есть, пулемет носить. А может, и командиром будешь! Да, Коль?
   - Ладно, болтать - то. Поели, ну и пошли коров кормить, а то еще в Шелаболиху на занятия опоздать не хватало.
   Серьёзный был Николай, ответственный. Встав из-за стола, Николай вышел из дома, Фёдор догнал его уже возле калитки. По дороге к ним присоединился старший сын дяди Архипа, двоюродный брат Иван, одногодок Фёдора. Немногословный и всегда немного угрюмый, Иван был заядлым рыбаком. В рыбалке равных ему было не много, даже взрослые деревенские мужики, лучшие рыбаки села, признавали в нем себе ровню, по умению и удачливости в рыбной ловле. Отец Архип, работавший кузнецом, тоже был настоящий рыбак, но Иван, которого он начал приучать к рыбацкому делу почти 'с пелёнок', обогнал его в этом деле уже к годам четырнадцати. Это была его страсть, его призвание. Братья первыми поздоровались с Иваном:
   - Привет, Иван, чё такой хмурной - то? Не выспался, что ли? - Не выспался, не выспался. Выспался! Вчера с Генкой перемёты ставили, да мордушки в затоне установили. Щас батя с Петькой и Генкой будут рыбу вынимать, ещё перемет утопят! А я коровам хвоста крутить буду! Тьфу! - ответил Иван, смотря куда-то в сторону.
   - Ничего, они не утопят, не в первой.
   - Утопят, как пить дать, утопят.
   - Давай шагу, братья, прибавим, вон и девчонки уже впереди нас.
   - Тебе бы только рыбачить! А на тракторе тоже нужно научиться, девки, что ли будут за тебя пахать?
   - Рыбу-то мы тоже в колхоз сдаём. Это тоже для колхоза, не только домой. Да и душа у меня к технике этой не лежит так, как у вас.
   Ребята догнали девушек, тоже идущих на ферму:
   - А вот и женихи наши, а мы-то думали, вы уже сено кидаете!
   Фёдор подскочил к ним, ловко подхватил двоих под руки:
   - Сено-солома! А мы с вами знакомы? Меня Фёдором зовут!
   - Ух-ты, ухажёр, какой! Небольшой, а шустренький!
   - Мал золотник, да дорог!
   Все 'курсанты-трактористы' утрами, часов в пять, встречались либо по дороге, либо на скотных дворах, девчата доили коров, парни убирали загоны и приносили сено на корма. После они всей компанией направлялись в соседнюю деревню, которая находилась в трех километрах от их села, на учебу. Нужно было успеть к 9 часам. Ребята и девчата в первую половину дня изучали теорию, а после обеда разбирали и собирали двигатель и ходовую часть гусеничного трактора 'Сталинец-60'. Изучалось все до мелких частей и деталей.
  Николай автоматически разбирал и собирал узлы трактора, не вникая в самую суть, в основу работы двигателя и трансмиссии, системы передач, понимая что 'Фёдор, видимо, прав - не быть ему танкистом, вон в фильмах танкисты, как и лётчики, все небольшого роста, значит либо артиллерия, либо Морфлот. В мае ему будет восемнадцать, значит, после посевной могут забрать на фронт, а это значит в июле-августе, а может и после уборочной, как отца. Как он там? То, что отец попадёт в кавалерию, сомнений не было, в военкомате знали, что он был в конной армии. Увидеться, в ближайшее время, не придётся, до Барнаула далековато, из колхоза не уйдёшь, не отпустят. Может на фронте, потом, увидимся? Хотя вряд ли!'
   Домой возвращались поздно.
   - Скоро дожди начнутся, а там и зима не за горами. Надо бы нам лошадь с телегой в правлении выпросить. Поди, дадут?
   - Ты у нас, Коля, самый представительный, поговори в сельском Совете, выделят...''
  
   8. село Яровое. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью)
  
   Смотрим видеофильм, посвящённый родственникам - участникам Великой Отечественной войны.
   - Да, я бы тоже на фронт пошёл, в 1945 году, где-нибудь в январе-феврале, мне 18-ть стукнуло 21 декабря 1944, но получается что меня комбайн от фронта спас. Я уже комбайнёром работал тогда. А комбайнёрам "бронь" давали от фронта.
  А одна женщина пришла к военкому со слезами: "Вот как так понять? Мои два сына на фронте, а сосед, вот есть такой, Гуляев - нет. У него что, защита какая-то есть? Почему его на фронт не берут?"
  Меня на второй день - раз и в военкомат вызывают. Вот, подлюка! Она, видимо, из-за самолюбия или ещё из-за чего в военкомат-то пошла. Я с её дочерью дружил до этого. А потом как-то так, взял да и бросил дружить. Вот она и решила, наверное, мне так за дочь свою... отыграть. Ну, военком мне и говорит:
  - "Вот так, товарищ Гуляев, собирай свою сумку и поедешь в Барнаул, на пересыльный пункт. Понял?"
  Я говорю: "Понял".
  Вернулся в деревню. Мать сухари начала сушить мне с собой... А через дорогу от нас жил главный агроном МТС. Он, видимо, директору и сказал, что меня в армию берут. Вот он посылает женщину, техничку, к нам домой, чтобы она передала мне срочно прийти в правление к директору.
  Я ещё тогда подумал:
  - "Что он сдурел что ли, уже поздно вечер".
  А она мне говорит:
  - Он сказал, чтобы я без тебя не приходила. Пойдём".
  Я пришёл. И он мне говорит:
  - "Знаешь что, Фёдор, есть такое положение, что на механизаторов "наложить" временную отсрочку".
  Он не говорит, что "бронь", а временную отсрочку. Я у него спрашиваю:
  - "Так в чём дело-то?"
  - "Дело в том, что я не хочу отпускать тебя в армию, на фронт".
  - "Дело ваше"- говорю. - А что я-то ему мог сказать?'
   А он мне:
  - "Я думал ты мне спасибо скажешь, а ты мне - дело ваше!"
  Я ему:
  - "Как же, это дело такое. Сегодня вы меня отстоите, а завтра меня обвинят, что я скрываюсь от фронта".
  Он мне в ответ:
  - "Нет, этого не будет!"
  Ну не будет, значит не будет.
   - А как его фамилия, директора того?
   - Пащенко Александр Васильевич. Хороший был мужик. Рассудительный. А до него был директором Соколов. Этот Соколов такой был... идиот. Меня всё время "хФёдор" звал. Чуть что кричит: "хФёдор". Грамота у него такая была. Напирать умел - вот и был директором, а знаний не было, сам был "не в зуб ногой" ни в технике, ни в чём, а все что-то командовал.
  Меня так это забирало. Да и не меня одного. Потом заменили его. Ну, и работать стало легче, знающий дело человек пришел. Вот так и работали. Война шла, а мы в поле работали. Потом награждать стали механизаторов. И меня тоже представили к награде осенью 1941года. К медали. А мне ещё и пятнадцати лет не было. Я "до смерти" рад был, что наградили. А медаль была "За Трудовое отличие". Особо-то она не высокая была, не орден, но важно то, что правительственная была награда. И то, что мне-то и пятнадцати лет не было. Гордость была у меня большая за ту медаль.
  
  Справка: '27 декабря 1938 года Указом Президиума Верховного Совета СССР (одновременно с медалью 'За трудовую доблесть') была учреждена медаль 'За трудовое отличие'. По старшинству она была младше медали 'За трудовую доблесть'. Автор проекта медали - главный художник Гознака Иван Иванович Дубасов. Медалью 'За трудовое отличие' награждались рабочие, колхозники, служащие, инженерно-технические и хозяйственные работники, работники транспорта, строительств, торговых и кооперативных организаций, культурных и научных учреждений за выдающуюся ударную работу, высокие производственные показатели и заслуги в развитии науки, техники и культуры. Медали 'За трудовую доблесть' и медаль 'За трудовое отличие'приравнивались соответственно к боевым медалям 'За отвагу' и 'За боевые заслуги'. Первый Указ о награждении был подписан 15 января 1939 года. Этой медалью награждались 19 работников Орудийного завода имени Калинина за создание и освоение новых образцов артиллерийских систем'.
  
   - Так вот, в то время директор МТС имел большой вес, это конечно было решение правительства, но МТС тогда сильно уважали. Механизаторов-то тогда было мало, а хлеб-то надо было убирать. Вот тогда, такие, как я, восемнадцатилетние и работали на комбайнах. Я считался не на плохом счету, потому что вкалывал "будь здоров" - не считался ни со временем, ни с трудностями. Вот и дали мне отсрочку от фронта.
  
   На следующий день. д. Федя начал читать подаренную ему мной накануне книгу коммуниста с. Шелаболиха Алтайского края Валерия Гостеева "Село моё над Обью - Новообинцево" (Новообинцево - малая Родина семьи Гуляевых):
   - Да, интересная книга, читаю и много фамилий знакомых нахожу, и председатели какие избирались в нашем колхозе.
   - Я пацаном был, помню в Шадре у нас, недалёко от бабы Агани жил пимокат, фамилию его не помню. Как-то заходил, посмотрел на их работу. Запахи кислоты, угар...
   - А в Шадре пимокатом был - Гулимов Иван Яковлевич. Он жил не рядом с тетей Аганей, а на другой стороне подгоры, за речкой. Ту часть, кажется, Хорёвой называли. Это где дядя Архип и Иван Архипыч с семьёй жили. Мы ведь тоже там жили до войны. А сейчас там уже ничего не осталось... Вот как время всё стирает...
   - Ну, на горе-то живут люди. Что-то работают, что-то делают!
   - Ну, это правительство виновато, что у людей работы нет в той мере как должно быть. В наше время только "отпетые лаботрясы" не работали, а это были единицы. А сейчас... Да... У меня директор Моторного завода был знакомый. Так он мне говорил: "Не работаем, а ползём!" Это было где-то лет двадцать назад (получается, что в 1995-96гг.).
   - А сейчас, дядь Федя, там ничего не осталось от моторного завода. Какие-то автосервисы, зеркала режут, торгуют оптом для мебельщиков. Руины в основном от бывших зданий заводов или торговые центры.
  - Да-а-а! Слышал. И ведь такое безобразие везде, по всей стране! Вот, что обидно-то.
  
   9. Дорога в председатели -2. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью)
  
   - Я-то пацаном ещё уехал из деревни в Камень учиться в сельхозтехникум. Сразу там не приняли, опоздали мы с другом моим Обуховым месяца на три. Но настырные были, да и директор техникума нормальный мужик оказался.
  - Вольными слушанниками побудете, а там поглядим. Оправдали. Хе-хе (смеётся). После нового года приняли на постоянно. Там избрали секретарём комитета комсомола. Фотокружок вёл. С девчонками танцы хороводили. Там и Тоню свою встретил. Сначала думал просто, а потом оказалось, что навсегда. Потом в райкоме немного поработал. А после райком преобразовали в горком. И вот приглашает меня первый секретарь горкома, толковый был такой мужик, и говорит: "Ну, что Фёдор?" Он меня первый назвал - Фёдор, в основном все звали - Гуляев или по имени отчеству. А тут - Фёдор.
   - Ну, что Фёдор, будем от души толковать?
   - Было бы о чём!
   - Найдём о чём! Садись.
   Ну, я сел на стул, а он у него был такой - крутящийся. На подшипниках, наверное. Чуть ногой толкнёшься - он и крутится. А я тогда молодой ещё был, опыта не имел на таком стуле сидеть, взял ногой оттолкнулся и прокрутился по кругу. А первый секретарь мне: "Ты чё, это как б...ь, крутишься?" Ха-ха-ха (смеётся). Мне так неловко стало, думаю, ничего себе первый секретарь выразился так. и мне дали колхоз. А я тогда молодо выглядел. Вот привезли меня в колхоз, второй секретарь привёз, привёз меня водружать в председатели. А женщина одна ему и говорит: "Что вы его привезли, пацана! Мы же его угробим! (смеётся). А я так не хотел на колхоз. Деревня была такая захудалая, да ты, помоему, был в ней - Павловск Толстовский. Все дома были завалюхи, и в основном все - саманные. Ну, в общем, когда мне предложили слово в заключение этого собрания; а я в процессе слушал выступления и записывал разные жалобы и пожелания, и одна женщина сказала, что если читок председателю не поставишь, то он и лошадь не даст в больницу в район съездить: я им сразу сказал: "Как вот вы все тут говорили и выступали, и про читки тоже, скажу сразу, что теперь этого не будет! Тем паче ни читков, ни бутылок. А для отправки в больницу выделим отдельно транспорт. А в этом колхозе машина-то была всего одна - полуторка!' Сказал, а так мне самому не хотелось идти председателем: всё развалено, беднота, саманухи, грязь, настроение у людей паршивое, недоверие чувствую. Ну, не хотелось это ярмо на шею одевать. Думаю, скажу как думаю, авось не изберут - молод ещё в добавок! А они взяли да и избрали меня!.. Ну, что делать? Избрали люди - работать надо!
   Ну, вот пришёл на работу в первый день, а там, в конторе - дымина! Накурено, хоть топор вешай! Кто как сидит - семечки щелкает, то шелуху на пол сбрасывает, у женщин на подбородках, а у мужиков некоторых на бородах эта шелуха висит... Хе-хе (смеётся) Я как начал их шерстить за это сразу с порога: 'Будете с этой бородой в шелухе идти по деревне! Чтоб я больше этого не видел!' А потом слышу, там говорят: 'Смотри-ка какой! Молодой, а строгий!' А по-другому было и нельзя.
   Избрали - сами виноваты.
   Вот так порядок и навёл. Правда, потом ещё пришлось повозиться с некоторыми моментами, но главное было сделано вначале. Но мне как-то всегда везло: урожаи всегда были хорошие, часто, почти всегда самые большие в районе. Исходя из центнеров на один гектар. Земли были очень хорошие, новые, неизношенные. Это меня и выручало. Ну и конечно люди. А потом меня везде в пример стали ставить, на разные совещания приглашать и всё время в президиум совещаний выбирали. Я уже так привык к этому, что один раз - совещание ещё не началось, а я уже сел в президиум и сижу. А потом так думаю: 'Чего это я, уж не того ли?!' Потихоньку, потихоньку и перешел в зал. Сел в зале, а друг моего детства Обухов, он тоже председателем колхоза был, мне и говорит: 'А я уж думал, что ты не додумаешься!' Хе-хе(смеётся). Хороший был мужик, с детства мы с ним дружили. А потом я его потерял из виду. Как уехал куда-то на юг жить, так и потерял его из виду! Я тогда один из первых в районе, да и в крае начал колхозникам деньги платить вместо трудодней!
  
   10. Не ради славы.
  
   Е. Парфёнов. (Ветеран войны и труда, Герой социалистического труда, бывший первый Секретарь РК КПСС Каменского района Алтайского края)
   (К юбилею Ф.Л.Гуляева)
  
   ''Познакомились мы с ним вроде бы недавно, а пролетело уже почти 40 лет. Река жизни течёт своим чередом. Рождаются новые поколения людей. Они обременены нынешними заботами, чаще задумываются о будущем, редко обращаются к прошлому, забывая подчас, что всё что мы имеем сегодня - это база, созданная неимоверными трудами наших отцов и дедов. Это они, отказывая себе во многом, преображали наши города и села, создавали действительно могучую державу. Одним из таких самоотверженных тружеников, безусловно, является Фёдор Леонтьевич Гуляев.
   Уроженец села Ново-Обинцево Шелаболихинского района, он с малых лет познал крестьянский труд. Пожалуй, нет на селе такой работы, которую бы он не выполнял. Но главное его пристрастие- земля и техника. Ещё пацаном он начал работу плугарём, штурвальным, потом комбайнёром и всегда добросовестно и с азартом выполнял свою работу. Но потом он стал понимать, что нужно более грамотно заниматься хлеборобским делом, но знаний, полученных в школе, было маловато и, он поступил в Каменскую агрошколу.
   Окончание учебы совпало с началом целинной эпопеи и 28-летний молодой специалист в феврале 1954 года избирается председателем колхоза в посёлке Павловский нашего района и на всю оставшуюся жизнь связывает себя с Каменской землёй.
   Нелегко было начинать молодому председателю. Не было в районе ещё таких молодых руководителей хозяйств, за исключением его друга детства и однокурсника Обухова Иннокентия Николаевича, председателя колхоза "Красный орден", что в селе Поперечном. Остальные хозяйства возглавляли уже зрелые мужики, прошедшие горнило Великой Отечественной войны - Горбачёв Сергей Фомич, Хрипунов Денис Селивёрстович, Гачмак Захар Сергеевич, Мишенин Иван Акимович, Шуркин Иван Филиппович, Белкин Михаил Трофимович и многие другие.
   Это в 70-80-х годах мы стали смело выдвигать молодых специалистов с высшим образованием 22-25 лет на первые должности в колхозах и совхозах. И эта практика себя оправдала: Орлов А.С.,Трегуб А.М., Ефременко Н.Н., Качалов А.Г., Мамонтова И.И. выросли в неплохих организаторов и внесли большой вклад в развитие сельскохозяйственного производства района.
   Конечно, нелегко пришлось Фёдору Леонтьевичу на первых порах, но он не растерялся, а смело впрягся в этот тяжёлый воз и, обстоятельно, по-крестьянски стал осваивать новую для себя работу, набираясь опыта у старых руководителей, советуясь с умелыми хлеборобами и животноводами своего хозяйства.
   С первых шагов председательской работы он проявил себя вдумчивым руководителем, бережно относился к людям. Стремился внедрить в сельскохозяйственное производство достижения науки и передовой практики. В своей повседневной работе, непростой работе председателя колхоза, постоянно опирался на специалистов и руководителей среднего звена. Поэтому возглавляемые им колхоз, а затем и Павловское отделение совхоза "Октябрь" (созданный в апреле 1957г.), заметно выделялись по производственным показателям среди хозяйств района.
   Фёдор Леонтьевич сумел создать хорошую команду единомышленников - это заместитель председателя колхоза Алексей Андреевич Сорокин, бригадиры Иван Алексеевич Ассорин, Иван Васильевич Никулин, Александр Игнатьевич Муравлёв и другие истинные крестьяне, на своих плечах тянувшие это нелёгкий воз. В тяжёлую уборку 1956 года они сутками не уходили с полей и токов, организовывая и, не побоюсь громкой фразы, вдохновляя людей на самоотверженный труд. И обильный урожай был убран, а зерно отправлено в закрома государства. Трудности в уборке урожая были значительные, и чтобы убрать зерно с минимальными потерями, Гуляев сотоварищи принимал иногда неординарные решения.
   Во время уборочных работ всегда была напряжёнка с автранспортом. У Гуляева эта проблема решалась благодаря введения поощрительных мер, организации дополнительного питания прямо на току. А однажды, когда скопилось много зерна повышенной влажности Алексей Андреевич Сорокин, с ведома Гуляева, выехал на Яровской тракт с ящиком водки в ходке под плащом. В результате к утру ток был зачищен и никаких "ЧП" не произошло.
   Многое сделал Фёдор Леонтьевич для развития животноводства, обращая особое внимание на племенную работу и механизацию трудоёмких процессов. Он был инициатором освоения первой передвижной доильной установки (УДС). Работая секретарём парткома совхоза "Октябрь", я тогда неделю жил в Павловском отделении; вместе с механизаторами и животноводами мы вначале собирали установку, а потом осваивали всю технологию работы на ней. И здесь впервые в крае была создана бригада животноводов во главе с замечательной труженицей Ольгой Андреевной Касиновой. Эта бригада работала на единый наряд, обслуживая в два раза больше коров чем при обычной в то время нагрузке.
   Отдаваясь полностью работе, Фёдор Леонтьевич ощущал недостаток теоретических знаний, поэтому поступил на заочное отделение АСХИ. Отец двоих детей, с почти тринадцатилетним стажем работы в сельском хозяйстве, руководитель одного из крупнейших на Алтае колхозов в 39 лет успешно защитил диплом ученого-агронома. Двадцать один год Гуляев был бессменным руководителем колхоза "Россия", который расположен в четырех населённых пунктах. Вобрав всё лучшее от предшественника Филиппа Романовича Фетищева, он умело повёл коллектив колхоза к новым рубежам, заботясь о производстве и социальном развитии села и посёлков. В этой многотрудной работе он опирался на опытнейших крестьян и руководителей бригад. Фёдор Иванович Капустин, Максим Арсентьевич Баранов, Василий Яковлевич Катаков, Иван Фёдорович Тамбовцев, Семён Павлович Симонов, Аким Клементьевич Куцых, Николай Карлович Унгефухт - вот далеко не полный перечень руководителей среднего звена, надёжной опоры председателя. Он и сегодня с теплотой и благодарностью вспоминает их.
   Заботами бригадиров и специалистов поднялась культура земледелия, повысилась продуктивность полей и ферм, окрепла экономика хозяйства, что позволило развернуть строительство не только крупных механизированных токов с зернохранилищами, животноводческих помещений, но и прудов и водоёмов для внедрения орошаемого земледелия, разведения рыбы.
   Особой заботой Гуляева Ф.Л. и правления колхоза было развитие социальной сферы. Строительство жилья в Новоярках начинал ещё Фетищев Ф.Р. А при Гуляеве появились новые улицы замечательных домов. При чём строил колхоз и много строили жилья сами колхозники и не только на центральной усадьбе, но и в посёлках Зелёная Дубрава, Филипповский. Были построены Дом Культуры и школа, детский сад и столовая, водопровод, дои Быта и магазины, лучший в районе культстан ученической производственной бригады, дороги и заложен прекрасные плодово-ягодный сад. Здесь надо особо отметить С.П. Симонова долгое время работавшего заместителем председателя колхоза. Этот неугомонный человек без лишней суеты умел организовать дело. Здорово помогал строительству главный бухгалтер колхоза Николай Архипович Топчиев. Для полезного дела он никогда не жалел денег. Многое сделали студенческие строительные отряды и шефы - МСО.
   А строить было нелегко. Приходилось использовать разные приёмы. Так долгое время не решался вопрос строительства моста в центре села. ДРСУ не имело таких мощностей и опыта, а трест "Каменьводстрой" не брался за эту работу, считая для себя её "мелочью". Однажды в субботу мы с секретарём парткома В.И.Новиковой и Гуляевым Ф.Л. подъехали к мосту. Обсуждали, как капитальный построить, потому что деревянный мост по нескольку раз в году приходилось ремонтировать, и всегда он был в полуаварийном состоянии. Особенно разбивали мост тяжеловозы треста "Каменьводстроя", возившие груз в Баевский район на строительство канала. И наше решение было таким - разобрать этот старый деревянный мост за воскресенье. Так было и сделано. В понедельник поднялся шум, так как тяжёлые машины в объезд через брод не могли проехать, а грузы-то возить надо. И трест "Каменьводстрой" буквально в течении двух недель построил новый железобетонный мост, который, надеюсь, буде служить не один десяток лет.
   Особой заботой Фёдора Леонтьевича, да и всего правления колхоза, были специалисты массовых профессий и руководящие кадры. Механизаторов и животноводов хорошо готовила средняя школа, где учащиеся постоянно встречались со специалистами и ветеранами колхозного производства. Многие ребята после окончания школы вместе с аттестатом зрелости получали удостоверения тракториста-машиниста широкого профиля. А специалистов всех звеньев активно готовили в вузах и техникумах как на заочных отделениях, так и очно, выплачивая колхозную стипендию. В результате чего к руководству производственными участками колхоза пришли грамотные люди, выращенные в родном селе, в родном коллективе. Примером тому может служить Валентина Ивановна Новикова, бывшая телятница, мать большого семейства. Она успешно закончила заочное отделение АСХИ, плодотворно работала долгие годы зоотехником-селекционером, секретарём парткома колхоза, главным зоотехником.
   Фёдор Леонтьевич Гуляев делами своими оставил глубокий след на земле, который нельзя не зачеркнуть, не забыть. Он не стоял в так называемые "застойные времена", а энергично работал всю жизнь. Заслуги его отмечены многими правительственными и местными наградами. Перефразируя известные строки поэта, можно сказать: бился он не ради Славы, а ради жизни на земле каменской.
   В день Юбилея желаю ему доброго сибирского здоровья, больше радостей в жизни, активного долголетия. С юбилеем тебя, Фёдор Леонтьевич!
   "Народная газета" Каменского района от 30.12.1991г.
  
   11. Колхоз 'Россия'. с.Новоярки
  
   Краткая историческая справка
   Село Новоярки Каменского района образовалось в 1779 году. Это были выселки из села Корнилова, состоявшие из пяти дворов. В 1892 году сюда началось активное переселение людей из Тамбовской, Курской, Рязанской губерний, из Чернигова и Астрахани. Согласно переписи 1926 года, в Ярках было 809 хозяйств с населением 4196 человек. В 2015г. - 1100 человек(!).
   Долгое время колхоз 'Россия' возглавлял Филипп Романович Фетищев - замечательный руководитель. Так же председателем колхоза был Федор Леонтьевич Гуляев, при котором хозяйство крепко встало на ноги, а село зажило новой жизнью. Именно при нем были построены целые улицы новых домов, сельский Дом культуры, столовая, детский сад и другие объекты социального назначения. (http://www.altlib.ru/535 )
   'Люблю тебя, мое село,
   Нет мест прекрасней на Земле.
   Хочу, чтоб вечно ты жило,
   И в пояс кланяюсь тебе.
   Николай Никулкин,
   заслуженный работник культуры РФ, с. Новоярки'
  
   12. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью):
  
   - По Яркам я скучаю как маленький ребёнок, сильно скучаю. Много трудов вложено. Скучаю, но вот сейчас так бывает, что как будто бы и не жил там. Уже всё отошло, отсекло. Я там был член Райсовета, член Каменского горкома партии, член Крайкома. Всё время в работе, дома-то только переночуешь и опять в дела.
  Хозяйство-то было большое, в колхозе четыре деревни, как круг по полям да деревням дашь, так двести километров. Между прочим, хозяйство неплохо выглядело. Постоянно в пример ставили то в районе, то в крае. Одно вот обидно: мне должны были орден Ленина дать, а дали орден "Трудового Красного знамени".
  А всё получилось из-за того: в 1972 году лето было сильно дождливым, а тут "окно" образовалось, прямо такое хорошее "окно", ну, вот я давай по колхозным полям проезжать, смотреть как пшеница, можно ли уборку начать или обождать немного. Осмотрев не один раз и день поля, я принял решение - начать уборку.
  А председатель сельского Совета наметил в это время сессию проводить, а если сессия, то многих работников нужно отрывать от работы. Я начал возражать против проведения сессии и дело у нас до скандала дошло.
  А тут как раз в тот год было постановление партии и правительства о поднятии роли сельских Советов, так сказать поднять их "на щит"! Вроде как сельсовет должен быть на первом месте, как Советская власть.
  Ну и председатель сессию не провёл и на меня всё свалил, мол, сессию проводить Гуляев запретил.
  А урожай мы тогда собрали самый большой в районе, успели между дождями. Но "за срыв проведения сессии сельского Совета" мне и дали не орден Ленина, а только "Трудового Красного знамени".
  Ну, бог с ним, мне конечно обидно было. А девчата в райисполкоме мне тогда по секрету сказали, что приехал председатель райисполкома и мою фамилию вычеркнул из списка на награждения. А полностью вычеркнуть меня он не мог, так как моя фамилия уже была утверждена в списках в Крайисполкоме и Крайкоме. Вот так и наградили орденом пониже рангом.
  Ну, да бог с ним!
  Правда переживал я долго, крепко переживал, а Михаловна (жена) всё мне внушала: "Да не переживай ты Федя! У нас поесть и обуть есть что, не расстраивайся, ни к чему это!" А я правда, здорово тогда расстроился. Урожай-то большущий собрали и все уже знали, что я к ордену Ленина представлен в списках, а тут вот казус такой. Обидно конечно! Сильно было обидно, сильно! Парфёнов (первый секретарь Каменского райкома партии) сначала было за меня заступился, но председатель райисполкома настоял на своём: "Что это какой-то председатель колхоза командовать над нами будет! Не положено!" Ну и Парфёнов согласился. Это мне работницы райкома рассказали, они в курсе разговора были. Знаешь как обидно! Да и бог с ними. А так все думали, что "у Гуляева пройдёт!", даже не сомневались. А оно нет, не получилось. Так получилось, что вскоре председатель райисполкома заболел и помер. Я и на похороны не поехал, хотя и приглашение было. И так вот бывает. Несправедливо было.
   - Долго я скучал по Яркам! Провалиться, как скучал.
   - Конечно, столько лет прожито, сколько трудов вложено!
   - Да, каждая мелочь меня трогала, задевала, переживал. А тут ещё Михайловна умерла, всё к одному!
   - Да, остался без крыла.
   - Она у меня была молодец готовить. Вот у неё три сестры, а она всех их лучше готовила. Бывало, приедешь к ним в гости, так у них поесть так, абы как, почти голодным всегда останешься. А у неё - нет! Она начнёт сестер шуровать, а они из добрых продуктов так сделают, что... нет! Когда я на совещания какие-нибудь поеду, она мне наказывает: "Календарь по питанию там смотри!" Раньше такие настольные календари были, в них много рецептов было. Она их читает и страничку загибает, если загнула, значит этот продукт готовит обязательно. Не пожилось только! Сидели с ней вот так как-то, разговаривали. Она так: "Ой, Федя, что-то мне плохо стало! Если со мной что случится, а случится обязательно, потому что я себя что-то плохо чувствую, я прошу тебя жить с Володей и с Галей." А потом вздохнула так тяжело, как будто устала. И всё!.. Не дай бог. Мирно разговаривали, всё. Одна учительница была, тут в соседях жила, вреднюга такая! Она всё Михайловне завидовала, что дети в школе всё возле неё трутся, липнут к ней, а к той не идут. Вот она её всё допекала, мне даже пришлось поговорить с ней, крепко. И такое бывало.
   - А помнишь, в году 1970(!?) открывали памятники в честь погибших в Великой Отечественной войне? У колхоза "Россия" - это было в трёх деревнях, входящих в колхоз. А я тогда гостил у вас. И мы поехали по этим деревням колхоза на открытия этих мемориалов. И в одном отделении обедали. А там армяне-строители жили. И угостили нас шашлыком. Здоровые куски цельного мяса, каждый не меньше полкилограмма.
   - Да, в наш колхоз эти армяне приезжали лет семь или восемь подряд. Скотные дворы и фермы строить. А мне нужно было, чтобы они жилые дома для колхозников строили. А они не хотели: скотные дворы проще было строить, чем жильё, ответственности меньше.
   Вот тогда я им и поставил задачу-условие: построите качественно 5 домов, а потом всё остальное: и промышленные здания, фермы и прочее, разрешу строить! Вот они и начали строить - деваться-то некуда, заработать охота! Этим я и спасся. Они потом потихоньку строят дома, скрипя душой, но договор есть договор! А мне хотелось всю деревню перестроить - переселить колхозников из лачуг в новые дома с водопроводом, с электричеством... Вот так и удалось (смеётся)... Потом года через два после этого, мы за лето начали строить по двадцать квартир, т.е. по десять двухквартирных домов. Улицами начали строить, всё капитально, вплоть до сарая и бани к каждой квартире. Поставил я себе задачу: все саманные дома убрать, а поставить новые людям. Саманные-то они тёплые дома были, а вида не имели. А хотелось, чтобы деревня красиво выглядела, что жилось в ней людям хорошо и интересно, как в городе. Вот это была моя мечта!
   - А тут, как-то приезжал ко мне сюда, в Яровое, кто за меня остался, когда я ушел из председателей, лет через десять после того. Я у него спрашиваю: что-то хоть в Новоярках нового построили? А он мне: "Где там построили! То, что было сохранить бы!" ... Х-х-х...Вот так.
   - Хрёстный, я как-то лет пять назад проезжал через твой колхоз. Жалко, дядь Федя, тяжело говорить: всё порушено! Люди, конечно, живут. Но ни ферм, ни дома Быта, ни столярного, ни зверофермы... Ничего нет. Всё развалено. Как война прошла... Как Мамай!
   - А тогда, в 70-х, 1965-67гг., я завёл звероферму, пимокатную построили: валенки катали отличные, красивые такие. Ребят подобрал, платил им хорошо - от души, у них работа тяжёлая всё-таки, но и делали они свою работу здорово! А баню какую тогда отстроили для колхозников! О-о-о! Чтобы пенсионеры-колхозники могли дома не топить, а в баньке помыться! Хорошая была баня, настоящая, просторная и тёплая. А пенсионеры могли бесплатно сходить попариться в той бане. Так вот я принял решение такое! Помню, случай такой был. В первые дни работы колхозной бани, я проезжал мимо и думаю: дай-ка узнаю мнение людей. Как им это нравится или нет! Подъехал, а из бани дед вышел с веником и сумкой с бельём сменным, видимо. Так он возле бани так, бух на колени прямо около меня, мне в ноги: "Спасибо, сыночек, спасибо тебе за баню, за воду!" ...Ага... Мне так неловко было... что он на коленях передо мной... А щас ловко, этим всем руководителям хреновым!..А-ха-ха!.. Мать их в душу!.. Б...ь!... При Сталине бы их на хрен расстреляли бы... (он опустил голову, тяжело вздохнул) .... столько труда было во всё вложено... Мне жалко и баню (общественная колхозная баня, построенная силами колхоза). Столько в неё было вложено работы и заботы...
   - Да, и везде всё по ветру пущено.
   - У-у... угу. Много сделано было, много! Стоял тогда уже вопрос: дорогу сделать с Камня до Ярков. Уже подгрейдировали, отсыпали гравий, подушку делали, наверное, километров десять или двенадцать... Асфальт положили, и на этом всё и кончилось. Всё... Я перед этим хорошую дорогу сделал, силами колхоза, между деревнями Корнилова и Ярки. Не асфальт, а так просто грейдированную, но и то уже хорошо было, грейдер достал, щебёнку, прогрейдировали, всё не прыгать на ухабах...
  
   13. Иван Микуров 'Председатель':
  
  'За целинные годы Фёдор Гуляев поставил на ноги два колхоза! 1954 год грянул с молодежными песнями, новой техникой, радостями и тревогами за хлебное поле, запахами свежевспаханной земли, полыни и зерна. А уж если говорить по большому счету, то с великой заботой о весомом куске хлеба для всего народа. Недоставало того куска до целины, чтобы наесться вдоволь. Эта круговерть захватила и нашего героя, успевшего к тому времени испытать, почем фунт хлеборобского лиха.
   Бобы на счастье.
   Ребятня в селе взрослеет рано. Вот и Федор Гуляев все работы прошел, пока выучился на комбайнера. Затем шесть лет молотил хлеб еще на "Коммунаре". Такой машины сейчас, наверное, и для музея не сыщешь.
   - А потом, - рассказывает Федор Леонтьевич, - нам с дружком моим, Сергеем, предложили ехать учиться на агрономов в Каменский техникум. Пока мы в своем Ново-Обинцево - это Шелаболихинский район - раздумывали, пока домолачивали хлеб, в техникуме уже два с половиной месяца учебы минуло. Примут ли? В Камень приехали потемну, где ночлег искать? В одной избе окошко светится - постучали. Немолодая женщина открыла дверь: "Кто такие, откуда?" Объяснили. "Ну, давайте разболокайтесь. " Наутро нам чаю тетя Нина заварила. А когда засобирались, она крупные черные бобы подала: "Возьмите на счастье, на удачу". Век не забуду эту женщину. И действительно - в техникум нас зачислили. А во втором семестре меня уже избрали комсоргом, а Сергея профоргом...
   После выпускных Федора оставили работать в техникуме заместителем директора по производственному обучению. Но не нравилась ему эта работа.
   Велика Россия.
   Наступил 1954 год. И Федор Гуляев стал председателем колхоза имени Ленина. Невелик был колхоз. Пашни в первые годы целины прибавилось на полторы тысячи гектаров. Больше распахивать было нечего... Оценив, как председатель вел дела, решили несколько лет спустя дать ему участок посерьезнее, помощнее. А было так. Два дня шло отчетно-выборное собрание в колхозе "Россия". Нещадно дымя махрой, мужики попрекали тамошнего председателя Филиппа Романовича Фетищева. Обещал в конце года выдать дополнительно по 30 копеек на трудодень - и не выдал. И нечем крыть председателю. В том, 1960 году в стране случился недород - накинули план хлебосдачи колхозу. Попробуй не выполни. Но собранию это - не резон.
   Районные власти, предполагая, что колхозники могут дать отставку Фетищеву, для подстраховки и привезли на то собрание Федора Гуляева. Все шло к тому, что быть ему новым председателем в этом крупном колхозе. И тогда Федор заявил: в ваш колхоз пойду, но для начала только заместителем к Фетищеву и главным агрономом.
   На том и порешили. Так и проработали два руководителя вместе четыре года. Гуляев считает, что многому научился у Фетищева. Не так-то просто работать в укрупненном хозяйстве. Ни хорошей телефонной связи между бригадами, ни легкового транспорта в достатке, а расстояния - дай боже! От Новоярков до Зеленой Дубравы почти два десятка километров. На лошадке туда и обратно - дня нет, ничего не сделал. А в составе колхоза еще поселки Курский, Филипповский.
   Колхозные стипендии.
   Золотая середина всегда лучше, чем крайности. Найти ее Гуляеву удавалось чаще, чем другим. Став председателем столь крупного колхоза, он во всем отличался обязательностью. Если уж что пообещал, то выполнял.
   - Раз пять убеждал колхозников, чтоб нашим студентам платить колхозную стипендию, - рассказывает Федор Леонтьевич. - Сегодня такое решение в любом хозяйстве на ура приняли бы. А тогда: "Наши дети вольны поступать, куда надумают. Не хотим, чтобы они в колхоз возвращались. Хватит, что мы тут свои жизни положили!" Каково это слушать? А сейчас вот гляжу: много наших вчерашних студентов, работают сегодня и в районе, и за его пределами. В общем, заботу о молодых людях по настоянию председателя стали проявлять основательную. Ушел парень в армию - в банке на его имя открывался счет. Вернулся солдат домой, остается в колхозе - получай трактор, комбайн, автомобиль не самый худший. Колхоз первым в районе построил стадион и хороший Дом культуры, который и сегодня работает с большим успехом. Есть в селе отличная музыкальная школа. Из этого колхоза не растекалась молодежь по городам и весям. От добра добра не ищут. За 21 год председательства Гуляева здесь построено около 400 домов. Село обновилось не на шутку.
   Новоселья.
   - Хорошо себя наши культпросветчики проявили, - говорит Гуляев. - Это они затеяли проводить праздники улиц. Готовятся селяне: забор поправят, фронтон покрасят, оторвавшуюся доску приколотят. Да мало ли что еще. Такие мероприятия результативнее любого сельсоветовского распоряжения.
   Меня немало подивил рассказ отставного теперь председателя (в декабре Гуляеву исполнилось 77), как он "воевал" с печами. В сибирских деревенских пятистенках обычны русская печь и грубка. Простору в избе мало. Так вот, начиная еще с колхоза имени Ленина, Гуляев стал "перетряхивать саманухи", строить более приличное жилье. И сразу предупредил: не ставить по две печи. Ворчали поначалу на него женщины, а позже, оценив удобство, спасибо сказали. В "России" это легче прошло, потому что ввели кирпичный завод и жилье строили с размахом. Примерно по два десятка новоселий было в год. А обустроенные люди всегда и работают лучше. Соблюдали агротехнику - и хлеб на колхозных просторах рос что надо. И коровушки молоко давали, потому как не впроголодь жили.
   У председателя на пиджаке к медали за целину и ордену "Знак Почета" прибавились еще пять медалей и орден Трудового Красного Знамени. Имена местных колхозников в районе произносились с большим уважением. Доярки Валентина Новикова, Валентина Харина, Лидия Швайцер, полеводы Николай Унгефухт, Леонтий Вечканов, Федор Миллер - всех не перечислишь. Председателю всегда было на кого опереться. Люди поверили ему, и эту веру он оправдывал.
   Свой двор, свой дом.
   Чем дальше уносит время от тех целинных лет, тем яснее их значимость. Да, были и ошибки, но была и работа над ошибками. А после "перетряхнутых саманух" в селах стали строить нормальное жилье. И целина особенно зримо показала, как много зависит - и будет зависеть впредь - от главного организатора производства, от его понимания происходящего и умения заглянуть в завтрашний день.
   Летом 2002 года Федор Гуляев остался один. Не стало жены. Два сына живут своими семьями в Барнауле и Яровом. Но свой двор и дом хозяин содержит в идеальном порядке. Уточняя кое-что, звоню Федору Леонтьевичу. Не разбудил? Он засмеялся: "Уже давно встал и борщ себе сварил. Приходи - угощу..."
   Каменский район. 12 февраля 2004г.''
  
   14. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью):
  
   - Есть, что вспомнить?
   - Да, когда я начал работать председателем, то ещё были трудодни. Я тогда один из первых в районе, да и в крае начал колхозникам деньги платить вместо трудодней! Колхозники это новшество хорошо восприняли, а в районе дёргались по этому поводу, не нравилось им. Ну, потом всё встало как надо. Вот тут и пошло, как сказать, уважение, что ли, ко мне со стороны колхозников. В 1951 году неурожай был. Я и говорю колхозникам: " Наверное, надо на трудодни переходить!" А они мне как заорали: "Что Вы, что Вы! Какие трудодни!..." Я уж и не рад был, что про трудодни сказал... Трудодни! Они уж и забыли, что такое трудодни!
   - Да, к хорошему быстро привыкают!
   - Действительно люди работали, а им палочки поставят - трудодни! А работал каждый по-разному! А им - трудодни. Ну, такое было определение труда тогда принято. А на деньги тогда мне было трудно переходить. Потому что нужно было всё это пересчитать с того как было и как станет, перевести с трудодней на деньги, чтобы учесть всё. Нормативов-то тогда ещё не было. Всё походу приходилось определять: кто сколько сделал, сколько получить должен! В общем, я целый год тот упирался, здорово! Ну, что же, это надо было сделать! Вот так вот первым и перешёл на денежный расчет с колхозниками. Ну и после этого меня и давай во все совещания и конференции избирать и в районные, и в краевые, И всё в пример ставить, да в президиумы избирать. Мне так этого не хотелось. Статьи в газетах стали писать, кто-то и правильно писал, а кто-то и перебарщивал; лишь бы статью написать. Ну и некоторые зуб "точили". Был в районе прокурор один; понадобилось ему в другой район ехать, он и ко мне обратился. А я ему: "Ну, надо транспорт, дам. Только ты в бухгалтерию колхоза оплати за бензин и прочее, и езжай!" И он на меня обиделся, да сильно! "Я тебе, говорит, устрою - оплати!" Ну а тут вскоре его в другой район перевели. Так он мне оттуда как-то позвонил: "Если бы меня не перевели, я бы тебя застопорил, нашёл бы тебе место!" Он мне так испортил настроение, что приехал к первому секретарю Парфёнову и говорю: "Вот так и так, мол, такое дело!" А он мне: "А ты можешь писменно это подтвердить! Мы его тогда сами зажмём!" А я решил, что не буду с ним связываться, ну его на хрен! А Парфёнов большим авторитетом в крае пользовался, он бы его, прокурора того, в край бы вытащил на пропесочку. Но я не стал писать! Может и зря не написал, дали бы подлецу по загривку!
  Не написал!
  
   15. Тикают ходики... Иван Микуров
  
   ""Недавно напросился в гости к Хариным, что живут в селе Новоярки. Хозяин дома, Александр Николаевич, работал бригадиром животноводства вместе с женой в одной бригаде здешнего колхоза "Россия" (ныне - колхоз "Новоярковский"). Сейчас домовничает, хотя возраст вовсе не пенсионный: вторая группа инвалидности.
   Хозяйка, Валентина Давыдовна, девятнадцать лет доит колхозных коров. Всегда в почете - на колхозном, районном и даже краевом уровнях. В феврале пришла необычная и радостная весть (потому журналист и напросился в гости): доярке присвоено почетное звание заслуженного работника сельского хозяйства.
  Нечасто такое случается в сибирских селах, что, на мой взгляд, очень даже несправедливо. Например, на Кавказе колхоз виноград или чай выращивал, в нем два-три Героя Соцтруда было. А уж Сибирь-то с Кавказом никак не сравнишь. Много труднее здесь жить и работать.
   - Прошлой зимой, в те морозы, - рассказывает В.Харина, -придешь домой, одежда на тебе коробом стоит: ни рук, ни ног не чувствуешь. Кажется, даже сердце застыло. А в избе теплынь, Саша печку истопил, ждет...
   Поскольку у нас речь о доярке и ее работе, то замечу, что фермы в большинстве своем по устройству непригодны для Сибири. Едучая сырость заставляет доярок ходить в резиновых сапогах. Из-за тяжелых и, как правило, плохо закрывающихся ворот сквозняки донимают до косточек. Дать бы людям вместо стекла с бетоном что-нибудь попроще и потеплее для работы. Но о том почему-то никто не думает.
   Но все же не из одних же трудностей соткана жизнь сибирячки. На вопрос моего коллеги из "районки" о самых счастливых днях жизни В.Харина ответила:
   - С Сашей хорошо живем. Четверо сыновей у нас. Бывало, вечером накупаешь их, накормишь, спать уложишь: лежат, посапывают. Смотреть на них - душе радостно, куда и усталость девается. Папа меня очень любил. У них с мамой тоже четверо было. Три сына и я. Наверное, мне, девчонке, больше любви и доставалось. Да вот только не зажился на свете папа. Мне тринадцать лет в тот год стукнуло. Осталась хворая мама с нами. Да и не расписаны они были. Отец -немец, сослан в Сибирь, мама - русская. Боялись они, что отца еще куда-нибудь угонят. Пришлось мне в десятый класс уже не ходить. Помню, в пятнадцать лет обносилась совсем. Что делать? Набралась то ли наглости, то ли храбрости, пошла к председателю колхоза Федору Леонтьевичу Гуляеву: так, мол, и так. В магазине вон висит как раз на меня. Он спросил: "А стоит сколько?" -"Восемьдесят рублей", - отвечаю. Подводит к колхозной кассе: "Выдайте ей восемьдесят рублей". Так до сих пор и не знаю, куда они потом списали эти деньги. С Федором Гуляевым я знаком давно. Ныне он на пенс ии. Он мне напоминает председателя колхоза из фильма "Вечный зов" - по мудрости, терпеливости и доброте к людям. Таков был председатель и в здешней "России" - только не киношный, не выдуманный, а живой.
  Стучат на стене ходики. По словам хозяйки, им лет двадцать пять. Но кукушки в них нет. Смеется: "Улетела! Меньшой, Коля, за ней все охотился, ох и швыдкой же парнишка рос! Тут стол у нас стоял, так он со стола - ну и не пропустил мгновение, изловил птичку."
   Рядом с ходиками изображение Николая Чудотворца, покровителя моряков. Подумалось: в деревенских избах можно всякое увидеть. Оказалось, не случайность - двое сыновей на флоте отслужили, теперь вот и меньшой там же.
   В те нечастые часы, когда по хозяйству вся работа сделана и можно перевести дух, включают хозяева телевизор. "Новости" посмотреть - это, считай, в обязательном порядке. Пристрастились даже для самих себя неожиданно. В 95-м чеченцы разгромили часть, где служил племянник Сергей. Раненым он в плен попал. Дважды жена Надежда ездила в Чечню. В первый раз намоталась в розысках по незнакомым местам, возвратилась ни с чем.
   Потом раздался телефонный звонок. Чеченец звонил: там-то, захвативший солдата в плен продал его другому. Вот и смотрели Харины телевизор, что там, в Чечне? Только через восемь месяцев объявился племянник. Вспоминать эти месяцы и сегодня то ли не хочет, то ли не может.
   - Ладно,- рассуждает со слезами на глазах Валентина Давыдовна, - в Чечне хоть война, правая-неправая - разговор особый. Ну а мне с Русского острова сына привезли. Помните тот случай, когда до дистрофии парней довели? Рассказывал, как приходилось, зажав нос, тухлую капусту есть. А ведь на подводной лодке служил, где, казалось бы, порядок должен быть. Спасся только тем, что свела его судьба с капитаном, земляком из Барнаула. Тот его не в армейскую медсанчасть, а в городскую больницу направил. И ведь что получается: отправляем мы служить сыновей - на них смотреть любо-дорого: крепкие, широкоплечие. А что там? У нас трое уже отслужили - и все трое вернулись с болезнями. Так разве для того мы их растили? Сейчас вот меньшой служит. На Камчатке. Рассказывали ему братья, каково оно сегодня в нашей армии, пытались мы его уговорить, удержать. Куда там! Восемь месяцев как на службе. А нам покоя нет.
   Помолчав, собеседница наша перекинулась мыслью к другим переживаниям:
   - Как хотите судите, а при старой власти нам лучше жилось. Саша дом собственными руками построил, "Москвичок" купили, четырех сыновей на ноги поставили. Трое уже своими семьями живут. А сейчас пойди попробуй машину купить или дом построить. Мало того - накопили мы тогда десять тысяч рублей: думали, что и на проводы в армию меньшого сына, и на свадьбу ему хватит. Но, как говорит юморист Петросян, однажды нулей не хватило. Были денежки, да сплыли. За фук их, что ли, новая власть сгребла...
   Стучат на стене старые ходики с "улетевшей" кукушкой, строго смотрит с той же стены Николай Чудотворец. Вертится колесо жизни. Чего в ней больше: плохого или хорошего? Как учесть? Как взвесить?..
   Каменский район. 02 апреля 2002г.""
  
   16. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью):
  
   - А колхоз наш всегда в пример приводили: надои молока были самыми большими в районе, урожай зерна тоже всегда больше чем в районе, в среднем, выходили. Удачно было, это не потому, что я такой хороший был, а потому, что земли у меня хорошие были, добрые земли, не изработанные, новые. Таких колхозов в Каменском районе да было: мой и колхоз "Чапаева". Он тоже был на новых землях и урожаи хорошие собирали они. Вот мы с ним одинаково собирали урожай.
   - А как клад-то нашли? Ты как-то давно рассказывал про это.
   - А, это мы когда клуб собирались строить, так гроши старинные рабочие откопали и мне сообщили. Сколько смогли собрали и в банк через милицию сдали. Всё по описи. А рабочие ещё долго там копали в разных местах, всё гроши искали, а вдруг. А премию за этот клад тогда выплатили, как полагается. Мы эти деньги на строительство клуба направили, дополнительно. Клуб построили тогда хороший, на четыреста мест. Архитектура, правда, его мне не совсем понравилась: крыша у него такая плоская, вида не имела, а внутри он ничего, просторный получился, будь здоров! Я тогда в Бердске закупил сиденья-кресла, прямо полностью, сразу поставили, все четыреста. А один раз его чуть не сожгли: приехали с соседнего села артисты, пьесу ставили, а там в сцене одной костёр должен был быть, вот они настоящий костёр и развели. Чуть не спалили нам клуб. Я на ферме собрание проводил, а тут мне звонят: "Клуб горит!" Я с фермы бегом в деревню. Вовка уже там был - командовал тушением. Занавес сгорел полностью и балка загорелась, но успели потушить.
  Так вот мои года, моя жизнь и прошла в этой деревне. А теперь и деревни не стало, деревню в бригаду превратили, а бригады рассеялись. А тогда мы строили по двадцать домов за лето. Улица была специально выделена под строительство жилья.
  Потом я первое, что сделал - это электричеством занялся. Сначала в деревне была своя дизельная станция - электричество давала в дома, не во все правда, но в большинство домов, другая на фермы. Работали они до 12 ночи с 6 утра. Неудобно было так.
  И вот я задумал к центральным сетям подключиться, чтобы электричество было всегда, централизованно. Закупил провода в бухтах, столбы заготовил. А что дальше делать, сразу не знал.
  Так мне один директор на совещании подсказал:
  - 'Ты пару плиточек шоколада возьми...Она очень шоколад любит...' И подсказал мне фамилию и имя отчество дамы одной из территориальных электрических сетей. Он, видимо, знал её хорошо, вот и посоветовал мне взять пару шоколадок и ехать к ней. Слабость, видимо, у неё к шоколаду была. А она решала все вопросы с электричеством, энергообеспечения по всей западной зоне края. Угу! Ну, я эти плитки-то взял и поехал.
  Приехал к ней, подсел так к столу и шоколадки на край стола положил. Хе-хе (смеётся)
  А вручить не знаю как! У меня аж уши загорелись... Ну, как ей вручить? Тем паче такому начальнику. Неудобно! Да, и нахально, не могу. Молодой же я ещё был, да и нахальства во мне как-то не было. Сижу, краснею.
  А она посмотрела на меня так с улыбочкой и говорит:
  - 'Вы, наверное, что-то хотите решить? Вопрос какой-то?'
  Меня даже как-то дёрнуло, как-то она мне вот так в такт подсказала, что ли.
  Я ей:
  - 'Да, хотел решить вопрос по электроснабжению нашего колхоза. Меня колхозники направили решить этот вопрос. Что же с 6 утра и до 12 вечера только есть свет, а потом полная тьма в деревне!'
  Она мне тогда и говорит:
  - 'Я могу всё это решить только с одним условием: я бригаду свою пошлю, но чтобы вы кормили их хорошо. А то в одном колхозе, в Тюменцевском районе, мы обожглась, а теперь боюсь бригады посылать! Они же голодные не могут работать! А там подвели меня, почти не кормили ребят'
  Я ей и говорю:
  - 'Даю клятву - голову на отсечение, что буду вот так кормить (проводит рукой возле горла), да ещё и в запас дам!'
  Она посмеялась так от души:
  - 'Ну, уж если вы так серьёзно говорите, можно и поверить!'
  Ну, вот приехала вскоре бригада и давай старые столбы валять, новые ставить. Быстро у них работа шла. Где бы мне своими силами колхозников было так сделать. Сделали бы конечно, но долго бы, да и качество было бы всё равно не то, как государство делало.
  А потом мне же надо было подключиться к Новосибирской ГЭС!
  А это через Обь протянуть провода, перебросить линию. Где бы мне это было колхозом сделать, когда я понятия не имел, как это делать.
  Она мне говорит:
  - 'Вот есть смета на выполнение работ, со всем описанием расстояния, материалов и прочее. Подпишите справку, что работы выполнены колхозом 'Россия''.
   Я подписал.
  И, правда, через несколько дней работы по переброске линии через Обь были выполнены. А там надо было эту линию вертолётами через реку тянуть. А вертолёты выделить - решали только в Новосибирске. Вот эта женщина все эти вопросы и решила.
  Вот так я пару шоколадок ей купил, а она мне для колхоза такое дело провернула. Ха-ха (смеётся). Вот я и голову не ломал, единственное, что сделал, скотским мясом обеспечил бригаду, да и кормили их здорово! Вся бригада была очень довольна. Так решился вопрос. И по сей день этим электричеством пользуются в деревне. А помимо этого эта бригада ещё два небольших колхоза к свету подключила тогда: колхоз 'Корниловский' и 'Попереченский'.
   - Вот так две шоколадки сколько добра сделали! Сразу три колхоза электрофицировали!
   - Ага, две плитки...ха-ха-ха (смеётся). И всё решили...
  
   17. Крепкие всходы.
   (очерк)
  
   "" В том памятном семьдесят седьмом (1977г.) октябрь начинался на редкость ненастным. Несколько дней кряду валил густой мокрый снег. По промокшей земле было ни пройти, ни проехать. Но зерновые в районе (Каменском) были уже убраны, и, мне думалось, что в самый раз теперь встретиться и спокойно поговорить с председателем колхоза 'Россия' Фёдором Леонтьевичем Гуляевым. Осенняя страда позади, сейчас посвободнее.
   Село (Новоярки), колхозная контора встретили меня какой-то напряжённой тишиной. В председательском кабинете было пусто. Его хозяин появился только часа через два в заляпанных сапогах и промокшем насквозь пальто. На ходу он стряхнул с мокрой шапки снег и швырнул её на вешалку.
   - Не время сейчас писать, не время, - говорил мне через минуту Гуляев. - Люди уже на посевную планы составляют, а мы ещё свеклу не убрали...
   Всё что угодно, но это трудно было предположить: одно из лучших хозяйств района, опытный председатель, грамотные специалисты, рабочих рук в общем-то хватает, а вот дотянули, что называется, до белых мух.
   - Всё нормально по началу складывалось, - продолжал председатель, - урожай хороший вырастили, из графика уборки не выбивались, зерновые обмололи, а свеклы ещё 160 гектаров оставалось. Погода добрая стояла. Отправили машины и людей помогать соседям. Да неучли самую малость - возможное ненастье...
   ...Свеклоуборочные комбайны утопали в грязи. Трактора, где на половину, где на две трети таскали по полю нагруженные свеклой машины. Гуляев первым делом подошёл к школьникам, которые тоже вызвались помочь колхозу:
   - По очереди обогревайтесь в кабинах машин или в вагончик бегайте, не шибко же далеко.
   - Не замёрзнем.
   Маленькая шустрая девчушка бойко выкрикнула:
   - Мы как Павка Корчагин. Даже приятно сознавать!
   - Фёдор Леонтьевич, а обед привезут?
   - А шофёр вон той машины только на половину грузит кузов. Рессоры, говорит, сломаны.
   Вопросы, ответы, разбирательство. Поле напоминало растревоженный муравейник. Люди по возможности споро делали своё дело, и во всём чувствовалась властная рука организатора, хотя не было слышно здесь ни окриков, ни суровых команд...
   ...Через два дня я снова приехал в 'Россию'. Погода и не думала исправляться. В кабинете председателя колхоза шел деловой разговор. Но неожиданно дверь распахнулась, и влетела та самая девчонка, которая сравнивала себя с Павкой Корчагиным. Перепачканная донельзя, она с порога прокричала:
   - Фёдор Леонтьевич, убрали! Всё убрали! Я с последней машиной приехала!
   Жизнь входила теперь в привычное русло. А мне думалось: десятки людей работали в эти слякотные дни не только потому, что не хотели потерять какую-то часть урожая, это само собой. Они не уходили с поля также и потому, что уважают своего председателя, верят ему. Верят в то, что эта неувязка случилась отнюдь не из-за председательской неразворотливости. Просто так сложились обстоятельства.
   Эта вера в председателя пришла давно. Может быть, впервые, но очень ярко, проявилась она тогда, семнадцать лет назад, когда, 'забаллотировав' привезенного из города кандидата на пост председателя колхоза, колхозники предложили свою кандидатуру. Они поставили над собой не новичка, а человека уже знающего толк в сельском хозяйстве, поработавшего с ними бок о бок не один год и в должности агронома, и в должности 'зама' колхозной головы.
   Кадры надо готовить самим - это, пожалуй, одна из главных позиций, на которую встал тогдашний молодой председатель, на которой стоит он и сейчас. Сегодня в 'России' все специалисты доморощенные: главный инженер С.П.Павлов, ветеринарный врач В.Н.Брежнев, бывшая доярка, студентка-заочница, а ныне секретарь парткома - В.И.Новикова - всех не назовёшь. Сегодня 22 человека учится в средних специальных и высших учебных заведениях. Все - колхозные стипендиаты.
   Не бедствует 'Россия' и с рабочими. Молодым после окончания школы не боятся давать новую технику, закрепляют за ними шефов-настаников. Торжественно провожают в армию ребят, а потом поддерживают с солдатами постоянную связь. Вернулся домой служивый, а у него на сберегательной книжке определенная сумма. Обзаводись семьёй, пускай корни, работай. Случится трудно - колхоз поможет. Да и выбор профессий здесь большой. А в итоге 90-95 процентов молодёжи остаётся в селе.
   Помню, на одном из краевых совещаний Гуляев рассказывал об этом с трибуны. Из зала раздалась реплика: 'Хорошо говоришь, а свои дети у тебя, интересно, где?'
   - Вопрос по существу, - ответил тогда Гуляев. - Мои оба сына отслужили в армии и учатся сейчас в сельскохозяйственном институте в Барнауле. Закончат, вернутся в село...
   В начале своей председательской карьеры Гуляев больше всего надеялся только на себя самого. Но довольно быстро понял свою ошибку, понял, что в одиночку гор не своротишь. Сегодня верная его опора - бригадиры, непосредственные исполнители всех указаний, добрые советчики. Именно с их помощью решается, как поступить в том или ином случае. Решается гибко и трезво. По-крестьянски. Например, сегодня колхозник В.Анцифиров - один из тех, на кого равняются. Неколько лет назад он в передовиках не был. А вышел в передовики потому, что в него верили, помогали. Здесь это умеют делать: верить и помогать. И твёрдо поправлять, когда необходимо. Был случай, когда один механизатор занял второе место по выработке, а его лишили премии... За нарушение трудовой дисциплины.
   В 'России' любят строить. В год здесь осваивается примерно 800 тысяч рублей. Не каждой ПМК это по силам. Но в колхозе сами построили и детский комбинат на 140 мест, и Дом Культуры, и Дом Быта, детскую спортивную школу, стадион, мельницу, больницу с поликлиникой и сапоговаляльный цех. Колхоз имеет также свою звероферму по выращиванию песцов. Это удобно для колхозников, отсюда и богатый выбор профессий. В нынешней пятилетке будет в селе и асфальт, а шоссе к городу уже асфальтируется. Здесь полностью снят с повестки дня жилищный вопрос, это не значит, что дома не растут. Отнюдь, ведь число семей постоянно увеличивается.
   Медленно, но верно поднимается животноводство, растёт урожайность. Коллектив хозяйства занесён в краевую книгу Трудовой Славы.
   А для кавалера орденов 'Трудового Красного знамени' и 'Знак Почёта' Ф.Л.Гуляева в самом разгаре очередной сельскохозяйственный год.
   Отсеялись вроде хорошо. Перспективными сортами пшеницы засеяны поля. Должны быть крепкие всходы. Думать об этом председателю приятно. Но... Каким-то будет июнь? Хотя бы пару хороших дождей. Ничего не пожалел бы Гуляев за эти дожди. Вот и гложет его забота. И одна ли? Вон к сенокосу надо готовиться. Одним словом, председатель - занятой человек.
   С. Шевляков 'Алтайская правда' от 24.05.1981г.""
  
   18. Из воспоминаний Ф.Л.Гуляева (беседа записана на видео, июль 2016г. Разговорная речь сохранена полностью):
  
   - А потом мне это уже надоело. А надоело - почему? Потому что Парфёнов каждый раз как какая-нибудь делегация приезжает в район, он их сразу ко мне в колхоз везёт! А их ведь встретить надо, потом накормить и напоить! А это же надо и с деньгами развернуться. А эти в делегациях не слишком-то хотели свои деньги тратить. Всё на дармовщинку норовили. Оно и понятно - краевая делегация, вот ты в колхозе их и корми и пои. А пить некоторые - ого-го какие были специалисты. Некоторые ещё норовили с собой прихватить. А мне это, колхозу значит, накладно становилось.
  Ну их, думаю, к чёрту! Залезу с ними по уши. И начал откручиваться! А Парфёнов это уже как за само собой принял, как будто так и надо, как к себе домой их ко мне привозил. А потом я заявление написал, что ухожу. Ну, что же по возражали, но подписали. А что им оставалось делать? Я всё равно бросил бы работать председателем, ну невмоготу уже стало с этими делегациями... Встречать, да провожать... А я ушёл и у него всё это заглохло сразу, потом и он заявление написал сам... По возрасту, по состоянию здоровья... Потом у него почки стали отказывать... Сослался на них и ушёл тоже...
   - Да, тяжёлая это работа. С разных сторон - тяжёлая.
   - Точно, всем вроде должен, всем обязан. Много желающих на дармовщинку по колхозам проехаться появилось в начале 90-х, 84-85гг. Да многие и от сельского хозяйства далеки были, а с умным видом водку попивали...
   - А я вот помню когда Шелаболихинский район организовали, (меня тогда Болдырев В.В. - первый секретарь главным архитектором района назначил) тогда тоже каждый день делегации с края начали наезжать в район. По полям их Болдырев помотает бывало, чтобы определить с ними где очистные сооружения разместить, где водонапорную поставить, где оросителные и т.д. и потом их всех приглашает в Кучук в столовую, отобедать мол надо. А они ему: 'Всё Владимир Васильевич, слово руководителей, поможем тебе район поднять, всё изыщем и поддержим!' А слово-то не воробей! Они-то думали, что бесплатно поедят, а то и выпьют, как раньше бывало, наберут себе еды - разносы ломятся от мясного, и двигаются вдоль раздачи в сторону кассы. А Болдырев первый идёт и у кассы ему кассир все считает и он из своего кармана деньги достаёт и расплачивается. А начальнички краевые видят такое дело, а деваться-то некуда - тоже сами рассчитываются. Так в следующий раз уже их замы стали приезжать, а потом вообще начальники отделов или просто исполнители. Быстро Болдырев тогда охотку с них сбил... А слова свои им пришлось сдержать, в большом уважении Болдырев был у первого секретаря Крайкома и Крайисполкоме... А исполнители из краевых служб приезжали, дело своё делали исправно, знали что их руководство здесь уже было и общие вопросы прорешало. И нам проще было с грамотными исполнителями работать и согласования в разных службах получать проще было - 'зелёный свет' был!
   - Ага. Помню я его. Толковый был мужик, выступал он здорово! Горячий был мужик, вёрткий! Я помню его, когда он ещё директором совхоза был, в Кучуке. Был он у меня, в тот год в Шелаболихе плохо было с кормами, а мы очень хорошо к зиме подготовились, с бо-олбшим запасом. Приехал он ко мне со своим заместителем, который меня знал. Так вот он пронюхал, что у нас есть излишки, тогда же отчитывались по всем заготовкам и по излишкам тоже. А год был засушливый в большинстве мест края, а у меня удачно вышло с кормами. Ну, всё приехал, пельменей привёз (смеётся) домашних. Пришлось заварить пельмени,... в столовой... Покушали и он мне по-товарищески, мне это очень понравилось, хорошо так разговаривал, но хитро подошёл... Ну, говорю, что же давай я тебя прокормлю... А он на другой день понагнал тракторов с прицепами, да большие прицепы были, и погрузчики свои. Так махом силосные траншеи ямы очистил, до чиста. Ну, правда, они всё чисто убрали, после себя даже дорожки из силоса не оставили, грамотно грузили, без потерь. Требовательный был Болдырев, вот люди и привыкли к порядку. Это было когда он ещё в Кучуке директором был. Задолго до того как первым секретарем Шелаболихинского района стал.
   - Он потом, после Кучука в Комсомольском работал, потом председателем райисполкома в Павловске, а в 1985г., когда район Шелаболихинский организовали - его первым секретарем райкома назначили. Организация района еще в стадии подписания постановлений была, а я в Павловском райпо замом по строительству тогда работал, вот он меня вызвал к себе в райисполком и говорит: 'Ты где родился?' В Шелаболихе, говорю. А он мне: 'Ну, тогда тебе сам бог велел на малую Родину возвращаться, поработать на благо её! Район будет вот-вот там организован, Шелаболихинский. Я туда перехожу. Пойдёшь ко мне в район главным архитектором района?' Кто же от такого предложения откажется? Пойду, говорю, с Вами Владимир Васильевич с удовольствием пойду работать! Вот так я и стал тогда первым главным архитектором в Шелаболихе. Интересно то, что в 1963 году район объединили с Павловским, а мы тогда на Север уехали, мне 6 лет было. А через 22 года я вернулся в родную деревню уже как архитектор района. Тоже много пришлось поработать. Болдырев был прирождённый организатор и строительство сильно любил. А тут новый район: огромное поле деятельности для строительства; райцентр нужно отстраивать было, в колхозах новое строить. Я даже генплан райцентра вечерами дома чертил, разрабатывал. Помню, после того как проектировщики из Гражданпроекта побывали в Шелаболихе и уехали в Барнаул варианты генплана разрабатывать, Болдырев вызвал меня и сказал: 'Это они месяца четыре не меньше там чертить будут, а ты - главный архитектор района, проектировщиком тоже работал, вот и давай дерзай, а мне через неделю-полторы представь схему застройки будущего райцентра. Место мы определили - бывший сад совхоза им. Горького. Тебе и карты в руки. Понимаешь, Володя, строить срочно надо жильё, специалистов приглашаем со всего края, а жилья нет! Давай жми! А эти генпланисты пускай там чертят себе'.
   - Да, он дотошный мужик был, у него этого не отберёшь! Находчивый был и решительный, сразу решения принимал, долго не раздумывая. Грамотный, очень грамотный был руководитель! Помню, арка при въезде в его совхоз была уж очень красивая - совхоз 'Красная Звезда'. Я тоже хотел такую арку перед въездом в колхоз поставить, но у меня хуже получилось. А у него - здорово! Жаль, конечно, что такую страну развалили, раскатали по брёвнышку! Горбачёв с Ельциным натворили. Его бы, подлюку, расстрелять надо было, а они ему памятник, музей отгрохали!
  
   - А помнишь, как Вовка Иванович к тебе в колхоз приезжал на машине, в уборке помогать?
   - Это в горкоме, в Камне, встретили водителей, приехавших из разных районов помогать урожай убирать; большой урожай тогда удался, добрый, сами не успевали. Ну, вот и звонят мне из горкома ребята: "Фёдор Леонтьевич, а у тебя брат есть?" А я им говорю: "Есть, да и не один. А в чём дело?" "Да вот он здесь и хочет к тебе попасть. Так мы его к тебе направляем". Я гадал, что за брат? А это оказался Иванов сын - Вовка, племянник. Я в кабинете сидел, слышу машины подъехали, а потом заходит такой, кучерявый, застенчиво как-то и говорит: "Здравствуйте, мы с Новообинцево, в уборке помочь. А я - Гуляев Владимир Иванович". Я бы его не узнал, не назовись он, видел-то его ещё маленького, лет 7-ми или 8-ми. И после того тоже не видел больше. Жаль, конечно его, рановато помер.
   (запись от 03.07.2016г.)
  
   - А у тебя в колхозе и пасека своя была?
   - Пасека больша-ая была! Звероферма, кирпичный завод, пилорама и столярный цех приличный. Кирпичный завод был будь здоров! Кирпичный завод обеспечивал почти весь каменский район кирпичом. Это помимо того, что мы ещё сами строили по десять двухквартирных жилых домов в лето! Вначале у меня не получалось с кирпичом, потом я заменил руководителя кирпичного завода; женщину поставил и дело сразу пошло в гору! Сначала мне все говорили, что ты мол женщину ставишь, чего она сможет сделать? Мужика бы надо. А у этого руководителя, которого я снял с работы, родни в деревне было много, вот они за него и заступались - взъерошились на меня! А потом женщина это показала всем как дело надо делать. А Парфёнов после давай меня звонками одолевать: 'Этому дай кирпич, тому дай кирпича!' Попробуй не дай, припомнил бы потом! Ну и давал кирпич. Не бесплатно конечно, прибыль получал колхоз. Это тоже выручало здорово! А сейчас уже всё, говорят, что не работает больше кирпичный завод. И пилорамы со столяркой нет и зверофермы тоже. Говорят, что даже следов не осталось... Как всё изменилось! Столько трудов было во всё вложено, а теперь этого нет! В голове моей это не укладывается! И работы у людей в колхозе нет, вот ведь беда какая!
   - Тогда налогообложение было щадящее, социалистическое, поэтому и развивалось всё по порядку, по плану, а сейчас налоги капиталистические. Вот и получается, что проще закрыть предприятие, чем его развивать и содержать, налоги да штрафы давят, да плюс вороватые людишки в чинушах.
   - Да, это точно. Знаю я одного фермера в Ярках. Магазины стал одно время открывать в Ярках, да и в других деревнях. А потом, не так давно, стал закрывать их. Я у него спросил, а что ты закрываешь, не выгодно что ли? Налоги, говорит, задавили и транспортные затраты...
   - Я смотрю у тебя книг много, читаешь постоянно?
   - Ага, читаю, вот, правда, глаз один ни с того ни с сего перестал видеть, а второй нормально видит, одним глазом вот и читаю. Без очков читаю. Долго я скучал по Яркам, как маленький ребёнок, ой как скучал. Сейчас привык уже, отвык.
   - Конечно, ты там лет тридцать, наверное, прожил?
   - Да, поболе. Тридцать лет я там только руководил, в замах, потом председателем! Все молодые годы там остались! Строил много по двадцать квартир в год. Студенты наши в институтах и техникумах учились за счёт колхоза: стипендии мы им колхозные платили, раза в два больше чем институтская стипендия была. Там 30-35 рублей, а колхозная была 70 рублей. Мы знали, что это наши студенты, выучатся и приедут обратно в колхоз. А работы всем хватало. У меня в колхозе было 7 бригадиров и все немцы были. Меня даже некоторые упрекали в районе за это: 'Ну, Гуляев, немцев любит!' Понимаешь, они почему-то отдачу лучше делают. Что ни поручишь - всё досконально продумают, обставят и сделают! Что их заставляло, не знаю, то ли трудолюбие ихнее в крови, то ли то, что гонения их было, не знаю до сих пор!
   - А вот дед Леонтий когда с фронта пришёл, ты помнишь? Какой он был по настроению? Что-то рассказывал про войну?
   - Он до фронта был бригадиром тракторной бригады. Оттуда пришёл его назначили председателем сельского Совета в Шелаболихе. Он был в авторитете, уважали его в районе. Даже как-то премию дали - велосипед! Мы это велосипед с Генкой угробили... быстро! Не слазили с него... Вот. Отец работал председателем до 53 года. А потом, что-то получилось не так. Его в конюхи перевели. А он был своенравный, посчитал это за насмешку и ... ушёл из жизни. Тут, конечно, Николай прозевал: надо было устроить его куда-нибудь, но не в конюхи же! Он хоть и малограмотный был, но дело знал хорошо, организатор был добрый, да и уважали его люди! Тут большая вина была секретаря райкома! Отец прямой был, что видел то и говорил, вот такие как секретарь райкома его и боялись. У этого секретаря райкома был на откорме в Ине, в Овинской его личный скот, на хозяйственном содержании, он щупальца там порядком пустил. А отец это дело пронюхал. Да ещё узнал, что в посёлке Плотникова его скот пасся. А фамилия того секретаря была... Кузнецов, да - Кузнецов. А отец прямой был и никого не боялся! Вот и начали против него шпильки вставлять...
   - Ну, а про войну-то он что-нибудь рассказывал?
   - Нет, он мало говорил про войну, больше дядя Федя рассказывал, он сапёром был всю войну. Из братьев отца я больше дядю Архипа уважал. Он откровенный был, хоть и глуховатый был, но в нём человечность была... Всегда к нам приходил: 'Федьша, поброй меня и постриги!' Волос у него кудрявый был, колечками, его стричь было тяжело. Я его возьму постригу, побрею, он посмотрит-посмотрит, покрутится перед зеркалом: 'Ну, спасибо тебе, Федьша!' А я у него спрошу: 'А Иван-то чё не подстригает?' Мы с Иваном же одногодки. 'Не, я ему никогда не доверю это дело!' - отвечает. Вот так всё ко мне и ходил...
   - А в Боровиково чьи Гуляевы живут?
   - Это однофамильцы... Они общались с нами, но не родственники, нет...
   - А в Новообинцево, там много Гуляевых жило раньше-то. Они как? Акимычи, например.
   - Ну, в Новообинцево Гуляевы - это все родственники, практически. Акимычи - нет. Таких у нас не было.
   - Давай я тебе с книги В.А.Гостеева зачитаю, а ты определишь на слух, кто родня, а кто нет? Вот они тут, Гуляевы, которые проживали в 1910 году. Константин Устинович?
   - Не знаю такого.
   - Иван Алексеевич?
   - Этого знаю, Деда Сергея Алексеевича брат.
   - А у него детей не было, здесь не указано о семье на 1910 год.
   - Ефим Леонтьевич, Иван Андреевич, Иван Иванович, Ларион Леонтьевич...
   - Эти на горе жили. Не родня. Может дальняя-дальняя. Не знаю.
   - Иван Артамонович... А сын у него - Тимофей... он с дедом Леонтием с одного года. Родственники?
   - Нет! Тимофей - это Тима - хитренький. Он тогда после войны говорил, что я, мол, пол-земного шарика прошел. А ещё был Максим, тот от трудармии скрывался, так в стогу сена за Обью и замёрз...(пауза)...
   Читаю из книги дальше:
   - Мирон Иванович?
   - Нет.
   - Яков Алексеевич?
   - Тоже нет. Хотя по отчеству, вроде с дедом Сергеем одинаковые отчества...
   - Петр Михайлович? Тоже с дедом Леонтием одногодок, с одного года.
   - Вот этот был родственник.
   - Фёдор Лукич, Аким Маркович?
   - Эти вообще - нет.
   - Григорий Иванович и Григорий маркович?
   - Вот Григорий Иванович, по моему, ближе к родственникам...
  
   На следующий день.
  
   - Зина-то как там?
   Да, вроде бы ничего. Тоже уже 82 года.
   - Да!.. Хозяйка она хорошая. Молодец!.. Тяжело, конечно, самых близких людей потеряла в молодые годы.
   - Отцу 49 было, Славке вообще всего - 38!
   -Да!... Геннадий...А мы с ним, с Геннадием очень дружные были... А, вот Анну Петровну немного "недолюбали"... Нет, она хорошая была, но вот как-то... так было, ага... Они же с Николаем расходились, а потом когда опять сошлись, как-то так, он пришёл домой, а Анна Петровна ему и говорит: "Коля! А я коров подоила!" А у нас две коровы было: одна наша, вторая Николая с Анной Петровной". А Геннадий, он прямый был, на это и говорит: "Во, блядский род, работу, какую она провернула!.." Ругался он так!... Хозяйственник он у нас был! Мы так его и прозвали в семье - хозяйственник! Зерно получал, на мельницу ездил. Его это дело было!
   - Отец, он умный был, рассудительный! Образования ему маленько не хватало.
   - Я его попробовал в Камень в техникум устроить. Всё уже договорился с директором, завучём; с учёбой и с жильём. Он приехал, мы с ним посидели, потом он дня два позанимался и бросил... Я прихожу, а мне говорят, что брат ваш уехал... "Не буду, говорит, учиться!" И молчок уехал. У меня потом и завуч и директор спрашивали, а что я мог им сказать.
   - А ты же знаешь, что отец потом в армии закончил Партшколу полугодичную?
   - Знал... Конечно, знал! Он же потом, из армии когда пришёл, немного погодя и возглавил районную комсомольскую организацию МТС (материально-техническое снабжение хозяйств района). Он тогда такую бурную деятельность развёл, Николай его даже приостанавливал. Потом он на Зине женился! Потом Целина началась... Сыновья у нас народились... У меня Сергей, а осенью, буквально через месяц после смерти отца, у Геннадия с Зиной Слаава родился.
   - А дед Леонтий, он, значит двоих внуков видел? Володю Николаевича и Сергея?
   - Ага! Он, больше Володе был рад, сначала. А Сергей-то у нас родился аккурат на смерть Сталина. Но мы его всё равно день в день записали! А отец, он как-то и полюбить Серёгу не успел, видеть - видел, а через полгода... Да.... А через месяц после отца и Слава родился...
  
   Послесловие
   (Выдержки из статей и другая информация о Ф.Л.Гуляеве)
  
   19. Кредо в наследство
  
   ""Жить, чтобы не было стыдно - это кредо Ларисы Ивановны Анциферовой, директора Новоярковской школы. Этим правилом руководствовались и ее родственники. Все они считали, что жизнь надо строить, чтобы не было стыдно ни перед окружающими, ни перед самим собой.
   Юный комбайнер
   После того, как Генка поступил в Суворовское, в семье Алексеенко остался один мужчина - Славка. В своем возрасте он почувствовал ответственность за мать и сестренку. Однажды Лариса проснулась среди ночи от того, что кто-то громко разговаривал. Вылезла из-под одеяла, босиком потихоньку подошла к двери и стала слушать:
   - Не пойду после новогодних каникул в школу! Я уже взрослый - буду работать, а то тебе одной тяжело нас содержать! - говорил Слава матери.
   - Кем же ты будешь работать? - спросила Мария Михайловна.
   - Трактористом! Не зря же в школе тракторам обучают! (в школьной программе тогда был предмет, который так и назывался - 'Трактора').
   Женщина не стала спорить с шестнадцатилетним сыном, который явно серьезно настроен. Уступила: 'Ну ладно, пойдем завтра к Федору Леонтьевичу Гуляеву (в то время - председателю колхоза 'Россия'), попросим его, чтобы тебя в колхоз взяли'.
   Настало утро. Пошли к председателю. То, что не берет паренька на работу, Федор Леонтьевич аргументировал так: школьный курс по тракторам не окончился, Слава еще не сдавал по нему экзамен. 'Вот приходи летом после того, как экзамены сдашь! Мы тебя на комбайн посадим, как раз место есть!'.
   Парень обрадовался. После новогодних каникул вернулся в школу. Налег на учебу. Экзамен по 'Тракторам' ему нужно было сдать обязательно, чтобы приняли в колхоз. Да еще плюс к этому - самостоятельно изучить комбайн, ведь в школе такой дисциплины не было. Последующие полгода Слава корпел над таблицами и учебниками.
   Свое слово председатель колхоза сдержал: взял старательного парня на комбайн"".
   Материал подготовила Светлана ЧЕРНОТАЛОВА.
  
   20. Мемориал
  
   ""В годы Великой Отечественной войны 500 жителей с. Новоярки ушли на фронт. 196 человек пали на полях сражений за честь и независимость нашей Родине. В центре нашего села в память о воинах-земляках, погибшим в годы Великой Отечественной войны, находится мемориальный комплекс.
   Мемориальный комплекс воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), в с. Новоярки открыт в 1975. в границах улиц Центральной, Мичурина и Советской.
   В ту пору в Новоярки к председателю колхоза 'Россия' Ф.Л. Гуляеву приехал художник К.В. Козырев. Погостив, познакомившись с достопримечательностями села, Козырев предложил построить в Новоярках мемориальный комплекс. Федор Леонтьевич принял предложение. Художник Козырев сам разработал проект мемориала и, вместе с четырьмя новоярковскими колхозниками, его построил. На протяжении своей истории новоярковский мемориальный комплекс дважды реставрировался. А в ноябре 2008г. он был полностью реконструирован на средства . Комплекс размещается на подиуме, выложенном тротуарной плиткой, и включает скульптурную композицию 'Солдату-освободителю' на прямоугольном постаменте, к которой примыкает лестница с парапетом и длинная горизонтальная мемориальная стена Памяти. Стена прорезает прямоугольную стелу с барельефом - солдат в каске, рука, сжатая в кулак. К стене крепятся доски с фамилиями погибших воинов. Постамент, стена и парапет лестницы оформлены плиткой. Установлена звезда для Вечного огня, уложены тротуарная плитка на мемориальной площади, асфальт на дорожках аллеи"".
   Анжела Терешина, учитель истории и обществознания МКОУ"Новоярковская СОШ" Каменского района Алтайского края 6 мая 2015 г.
  
   21. Времена преобразований
  
   ""Время летит столь стремительно, что события мелькают, как в калейдос?копе. С вершины начала третьего тысячелетия более рельефно отображается ог?ромное воздействие целины на развитие народного хозяйства Алтайского края, нашего города и Каменского района, социальной инфраструк?туры.
   После завершения Великой Отечественной войны все силы были брошены на восстановление разрушенных городов и сел. Но уже к началу 50-х годов прошлого века стали сильно ощущаться отсталость аграрного сектора экономики и, как следствие, нехватка продоволь?ствия.
   За годы военного лихолетья во всей стране и у нас на Алтае крестьянство здорово обеднело, отдав все необходимое фронту ради победы. Да и мужиков-работников в деревне заметно поубавилось.
   Целинный урожай 1954 года существенно поправил экономику колхозов и совхозов, стимулировал развитие общественного живот?новодства, позволил развернуть на селе бурное строительство не толь?ко объектов производственного назначения, но и жилья, Домов куль?туры и клубов, школ и детских дошкольных учреждений. На селе зарождалась совершенно другая жизнь. То там, то тут воз?никали, как грибы после дождя, строительные площадки (этому в не?малой степени способствовало открытие на местах кирпичных заво?диков; первоначально они появились в Корнилове, Новоярках, совхозе 'Октябрь'). Целыми улицами справляли новоселье труженики колхоза 'Россия' (председатели Ф.Р. Фетищев, Ф.Л. Гуляев).
   Уместно еще раз вспомнить тех людей, которые вели сельские кол?лективы на этот трудовой подвиг. Страна высоко его оценила. Около двух тысяч каменцев были удостоены государственных наград, в том числе ордена Ленина - 21 человек. Медалью 'За освоение целинных земель' награждены более полутора тысяч человек.
   Потомки никогда не должны забывать таких руководителей, как Конивец Алексей Фе?дорович, Фетищев Филипп Романович, Гуляев Федор Леонтьевич...""
   Е. Парфёнов, Герой социалистического труда, пенсионер, бывший первый секретарь райкома КПСС Каменского района.
  
   22. 'Треснувший Камень на берегу Оби':
  
   'Умение работать во все времена считалось отличительной чертой города и района. Достаточно назвать имена Героев Социалистического труда Евгения Ерофеевича Парфенова и Анатолия Максимовича Ненуженко. Или вспомнить таких руководителей, как председатель колхоза 'Россия' Федор Леонтьевич Гуляев, директор совхоза 'Рыбинский' Василий Тимофеевич Тарасов, редактор районной газеты Виктор Алексеевич Шишкин и многих, многих других. Отличительная особенность их в том, что они не просто 'дело свое добре знали', они работали на ПЕРСПЕКТИВУ'
  Газета "Каменские Известия" 29.09.2016г. Сергей Шевляков, гл. Редактор журнала "Алтайский край" Размещено на сайте 29.09.2016г. http://www.izvestiy-kamen.ru/2012/01/p283.php
  
   23. Целине - 60
  
   ""Время свершений Целина принесла обновление в село - это основная мысль, которая звучала в воспоминаниях всех участников целинной эпопеи. Конечно, в первую очередь этот период в истории района отмечается расширением производства.
   ... крупным были колхозы им.Мичурина, 'Россия'. Постепенно на фермах начинает внедряться механизация на раздаче кормов, при доении коров. В селе Новоярки долгое время работал пимокатный цех,своя строительная бригада, работавшая круглогодично. Во всех хозяйствах проводилась первичная переработка молока на сливкоотделениях. Работал маслозавод в Новоярках.
   Когда знакомишься с биографиями тех, кто работали в годы целины и последующие годы в сельском хозяйстве в качестве руководителей, то яснее понимаешь точность и справедливость лозунга советских времен и не менее актуального сейчас: 'Кадры решают всё'. Народная память сохранила имена талантливых руководителей и специалистов целинного и послецелинного времени, это Ф.Р. Фетищев, ... И.Н. Обухов, ... Ф.Л. Гуляев, ... и др. Не все они имели высшее образование, но зато обладали талантом руководителя, который дается не всякому. Руководители колхозов и совхозов заботились о социальной сфере - строили детские сады, клубы, жилье для своих работников, что привело к значительному изменению облика всех сел района. В каждом селе работал клуб или Дом культуры, в которых обязательно была киноустановка. В период с 1953 по 1985 год в селах района было построено много благоустроенных квартир. Стали строить двух- и трехэтажные дома, хотя для сельских жителей, ведущих подсобное хозяйство, это было не совсем удобно. Но нужно было претворять в жизнь идею о ликвидации различий в условиях жизни между городом и деревней.
   Так, постепенно в село пришел водопровод, появились квартиры с центральным отоплением и канализацией, что было удобно, в первую очередь, для пожилых людей. Оживление, которое царило в сельхозпроизводстве, социальной сфере сёл, осталось в памяти поколения, которое сегодня принято называть уже старшим, которое, конечно же, ностальгирует по прошлому, и не беспочвенно.
   Но если бы не тяжелый ручной труд, выполненный в период освоения целины рядовыми тружениками в полеводстве и животноводстве, то навряд ли бы можно было в кратчайшие сроки освоить сотни тысяч гектаров веками не паханной земли.
   Нас учили любить свое село, окружающих людей, вероятно, поэтому большинство моих сверстников не стремились во что бы то ни стало уехать в город. По прошествии многих лет становятся отчетливее видимыми и очевидными плюсы предпринятых мер по освоению целинных и залежных земель не только экономического характера. Целина внесла позитив в настроение людей, способствовала воспитанию патриотизма"".
  (Материалы подготовлены Татьяной Панфиловой http://barnaul.bezformata.ru/listnews/tceline-60/26211151/')
  
   24. 'Постановление Алтайского краевого Законодательного Собрания от 30.03.2009 N 154 'О поощрении Благодарственным письмом Алтайского краевого Законодательного Собрания'
  
   АЛТАЙСКОЕ КРАЕВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ
   ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 30 марта 2009 г. N 154
   О ПООЩРЕНИИ БЛАГОДАРСТВЕННЫМ ПИСЬМОМ АЛТАЙСКОГО
   КРАЕВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ
  
   В соответствии с Положением о Благодарственном письме Алтайского краевого Совета народных депутатов, утвержденным постановлением Алтайского краевого Совета народных депутатов от 30 января 2007 года N 35, Алтайское краевое Законодательное Собрание постановляет:
  
   1. Поощрить Благодарственным письмом Алтайского краевого Законодательного Собрания:
   Гуляева Федора Леонтьевича, пенсионера, Каменский район Алтайского края, за многолетний добросовестный труд, большой личный вклад в развитие сельского хозяйства района и в связи с 55-летием освоения целинных и залежных земель Алтайского края;
   2. Опубликовать настоящее постановление в газете 'Алтайская правда'.
  
   Председатель Алтайского краевого
   Законодательного Собрания
   И.И.ЛООР'
  
   25. Послесловие.
  
   1985г. - В СССР началась перестройка.
   1987г. - Ушел на пенсию 'по собственному желанию' Гуляев Фёдор Леонтьевич, проработав председателем колхоза-миллионера 'Россия' Каменского района Алтайского края 33 года, подняв его с 'нуля' за 21 год бессменного руководства на высокий уровень, сделав передовым, как в социальном статусе, так и производственном: высокотехнологичным и экономически эффективным, по тем временам. А на 'земле', к тому времени, его общий стаж составил 55 лет из прожитых им 61 года (имеется в виду, что деревенские ребятишки начинали помогать своим родителям, при посадке и копке картошки на огороде и в поле на уборке урожая, уже с 4-6 лет).
   1991г. - Распался СССР.
  
   Много воды утекло с того времени.
  В колхоз 'Россия', состоящий из четырёх деревень, приходили, меняя друг друга, через короткие промежутки времени, новые 'эффективные менеджеры'. И 'откусив' свой кусок от доброго каравая, отлаженного годами производства, уходили.
  'Менеджеры' приходили и уходили, а Председателей, настоящих хозяйственников, у колхоза 'Россия' больше не было.
   Ни одного!!!
  
   Так со временем, после развала СССР, 'благодаря эффективности новых менеджеров', исчезли с лица земли Новоярковской (колхоз 'Россия'):
   - Дом быта, в котором работали своя швейная, сапожная и рембытмастерская, парикмахерская, фотосалон и пимокатный цех;
   - солидная звероферма по выращиванию песцов и соболя;
  - животноводческий комплекс с фермами КРС, свиноводства и овцеводства;
   - мощный кирпичный завод, позволяющий ежегодно строить для работников колхоза и молодых специалистов по 8-10 двухквартирных жилых домов со всеми удобствами, а излишки кирпича продавать в другие хозяйства;
  - столярный цех с пилорамой,
   - общественная колхозная баня и прачечная;
   - лучший в районе культурный стан ученической производственной бригады;
   - прекрасный плодово-ягодный сад.
   Всё это теперь ушло в далёкую историю - 'успешно поработали новоявленные молодые менеджеры'...
  
   2016г. - Умер Председатель Гуляев Фёдор Леонтьевич, не дожив до 90 лет четыре с половиной месяца. Похоронен в родном колхозе, в селе Новоярки.
  
  
  
   А дальше в бывшем колхозе не звучали фанфары...
  А в одно 'прекрасное время' появилась фирма фирмачей под названием 'агрохолдинга "Изумрудная страна". И распространилась она по всему Алтайскому краю, почти.
  
   26. Действительность из официальных источников.
  
   Статья:
   'Я не знаю, что вам ещё сказать...' или 'Как угробить сельское хозяйство: мастер-класс...' Или
   Хроника одного 'без-домного-хозяйства' или преступного хозяйствования...
  
   '30 августа 2007 г. 08:06
  
   Строительство животноводческого комплекса для беспривязного боксового содержания 1800 коров начато в селе Новоярки Каменского района. На площади 11,5 тысячи квадратных метров пока ведутся земляные работы. Но подрядчик - новосибирская строительная фирма "САСТ" - заверил, что сдаст его для постановки коров в нынешнем декабре. Объект возводится на средства частного инвестора А. Антипина. Параллельно та же фирма взялась за реконструкцию трех коровников в селе Поперечном и двух - в Раздольном. В Каменском районе, правда, уже был крупный животноводческий комплекс рядом с поселком Октябрьским. Не смогли там наладить должный уход и за несколько месяцев загубили высокоудойных коров. Печальной оказалась участь молочного комплекса и в селе Верх-Аллак. В Новоярках, вообще-то, среднегодовые удои коров редко скатывались ниже 20 центнеров, но такой результат сегодня доходов не обещает. Видимо, пока строится комплекс, есть смысл подумать об учебе его будущего персонала, сообщает газета "Алтайская правда". Официальный сайт органов власти Алтайского края
   www.altairegion22.ru
  
   3 августа 2009 г. 12:44
  
   Также Губернатор посетил животноводческий комплекс на 1200 коров в с. Новоярки Каменского района. Строительство данного объекта началось в августе 2007 года. Активная эксплуатация молочного комплекса начнётся в зимний период 2009 - 2010 года.
   По словам Губернатора, стоимость молока во многом зависит от позиции муниципальных властей. Главы поселений должны принимать активное участие в решении этой проблемы: упорядочить работу заготовителей молока, договориться с ними о сбалансированных ценах на продукцию. 'Местная власть должна решать эти вопросы. Должна быть общая договоренность населения с переработчиком и сборщиком молока. Чтобы в кармане у него оседало не 2 с половиной рубля с каждого литра. Он должен получать определенную 'комиссию', но чтобы это не было грабежом для населения', подчеркнул Александр Карлин.
  
   При цитировании ссылка на Официальный сайт Алтайского края обязательна
   Источник: http://www.altairegion22.ru/region_news/51952.html
  
   11.01.2016г. Источник: sibkray.ru Регион:Алтайский край
  
   Статья:
  
  Как угробить сельское хозяйство: мастер-класс
  
   Меня часто спрашивают -- как там у нас с продуктовым импортозамещением, с инвестициями в сельское хозяйство?
   Как макроэкономические процессы влияют на инвестиционный климат в агропромышленном комплексе?
   Рассказываю и показываю. Вы сами этого хотели.
   Это не Сирия и не Ирак, товарищи.
   Это всё, что осталось от современного животноводческого комплекса на 800 голов, открытого в 2010 году в селе Новоярки Каменского района Алтайского края.
   Зрелище как после бомбёжки: разобранная "делавалевская" доильная "карусель" на 48 мест, разгромленный зал компьютерного управления стадом, искуроченные поилки и молокопроводы - это сельхозпредприятие "Рассвет", которое несколько лет назад угодило под "эффективных менеджеров" из скандально известного агрохолдинга "Изумрудная страна".
  - Приезжают на комплекс и ночью, и днём, станки, поилки режут, на металлолом сдают. Вначале ворота украли, потом на входе крыша провалилась -- металла тут ещё много, окрестным жуликам "работы" хватит... -- директор Владимир Обляков отворачивается, докуривает сигаретку. -- Боже ж мой, какой это комплекс был! Любое хозяйство Сибири, только мечтать могло о таком животноводческом комплексе. И всё уничтожено, подчистую. Ладно, пойдём, покажу кое-что ещё покруче -- самое дорогое в мире кладбище техники.
   Вот это я удачно зашёл.
   *******
   *******
   История взлёта и падения "Изумрудной страны", или, как её называют в алтайских деревнях, "Изумрудки", описана в прессе достаточно подробно. К 2009 году супруги Антипины собрали в свою сельскохозяйственную империю более полусотни хозяйств Алтайского края, а также множество других предприятий -- молкомбинаты, ХПП, элеваторы, мясоперерабатывающие заводы. И начали под эти предприятия брать кредиты. Общая сумма кредитов, которые были выданы "Россельхозбанком" агрохолдингу, составляет более 20 миллиардов рублей.
   Вначале всё было как у людей: навороченные "Хаммеры", отели в Геленджике, помпезные сюжетики в местных теленовостях. Затем деньги кончились, и понеслась классическая кредитная пирамида: новыми кредитами покрывались предыдущие, при этом безбожно "рисовалась", как установило следствие, залоговая база, далее последовал обвал -- череда банкротств принадлежащих Антипиным предприятий. Директор Алтайского филиала "Россельхозбанка" Роговский был взят под арест за превышение полномочий, а на руководство "Изумрудной страны" были заведены уголовные дела по обвинению в мошенничестве. Пока приговор вынесен лишь одному из фигурантов громкого дела -- Ирине Виноградовой, сестре руководителя "Изумрудной страны" Ольги Антипиной -- она получила два года в колонии-поселении. Дело самой Антипиной сейчас рассматривает Славгородский городской суд.
   Естественно,"посыпались" и все принадлежащие холдингу хозяйства. В том числе и "Рассвет, который за последние два года пережил все кошмарные "приключения", которые нынче выпадают на долю банкротного сельхозпредприятия. Да ещё и несколько раз подряд.
   Вначале из-за "изумрудных" долгов судом было арестовано стадо, и всё молоко уходило на выплату кредитов "Изумрудной страны". Далее со всеми остановками: череда мутных "управляющих", каждый из которых норовил поживиться за счёт хозяйства, многомесячные невыплаты зарплаты, забастовки, нищета, бескормица, анархия, загадочно исчезающие коровы. В общем, хозяйство начали "бомбить" все кому не лень. И добомбили дотла.
   Ну и главная цифра: сегодня выяснилось, что на этом небольшом хозяйстве-доходяге висит долг в размере 2 миллиарда 534 миллиона 675 тысяч рублей (!). Классика жанра, в общем. Ну а директор ООО "Рассвет", гражданин Обляков Владимир Иванович, в один прекрасный день "внезапно" оказался "поручителем" по очередному кредиту, выданному "Россельхозбанком" управляющей компании, на сумму 702 (!) миллиона рублей. Отбиться от приставов удалось только после почерковедческой экспертизы, доказавшей, что подпись на договоре сфальсифицирована.
   Только в 2015 году Каменской межрайонной прокуратурой в суд направлено 633 заявления о взыскании задолженности по заработной плате с организаций, подконтрольных "Изумрудной стране".
   Новый животноводческий комплекс за 250 миллионов хозяева попросту бросили -- и ушли, оставив его на разграбление сельским луддитам. Часть коров порезали по суду, чтобы закрыть долги по зарплате, часть по дешёвке ушла к соседям. Как говорится, "приыхалы".
  
   Автор Павел Березин
   главный редактор сельскохозяйственного журнала 'Председатель'
   Подробнее читайте на No DairyNews.ru
   http://www.dairynews.ru/dairyfarm/kak-ugrobit-selskoe-khozyaystvo-master-klass.html'
  
   Финансовые итоги (хозяйствования)
  
   А. Общая стоимость проекта - 463 млн. рублей, из них 300 млн. ООО 'Толстовское' получило в качестве кредита в Алтайском региональном филиале ОАО 'Россельхозбанка'. Источник : http://www.altairegion22.ru/region_news/51963.html
   Б. Ну и главная цифра: сегодня выяснилось, что на этом небольшом хозяйстве-доходяге висит долг в размере 2 миллиарда 534 миллиона 675 тысяч рублей (!). Классика жанра, в общем.
   P.S.
   Заходим в телятник, а там пацаны, десятиклассники из Попереченской школы, долбят замёрзшие эвересты навоза в человеческий рост. Два года тут не чистили клетки -- было некому, не на что, а затем и незачем. Теперь вот юные сельчане лопатами разгребают то, что осталось от "эффективных менеджеров". Спрашиваю: "Пацаны, тяжко работать-то?". "А чё делать?, -- мужичок с ноготок перекидывает папироску в другой угол рта. -- Сам видишь, сколько г..на. Иначе утонем в этом г..не окончательно".
   P.S
   Справка: в советские годы на этом месте был процветающий орденоносный колхоз-миллионер "Прогресс" (позже -- колхоз им. Кири Баева). В 80-е на фермах колхоза стояло 3,5 тысячи голов скота, в том числе 1,5 тысячи дойных коров, были построены школа и лучший в крае колхозный детсад, собственное водохранилище, стадион, мельница и пекарня, где пекли волшебный хлеб, не уступавший знаменитому крутихинскому.
   Я не знаю, что вам ещё сказать...'
   http://sibkray.ru/blogs/pavelberezin/713/
  
   Послесловие:
  
  После этих грустных в заключении очерка статей об угроблении колхозов и сёл в стране ...
  Хочется закончить на позитивной ноте, посмотрев его жизненный гороскопю
  В память о Ф.Л.Гуляеве
  
  'По гороскопу'
  
   Многие из нас хоть один раз, но сверяли свои черты характера по разным гороскопам. Что-то совпадает, что-то нет. Но читаем мы эти гороскопы всё равно с интересом, отыскивая положительное, что может касаться нас. Поэтому, это повествование о своём дяде - Фёдоре Леонтьевиче Гуляеве, родившимся 21 декабря 1926 года в с. Новообинцево Шелаболихинского района Алтайского края, я открываю его гороскопом, пусть он и обобщённый для многих людей, родившихся в этот же день и год, но какие-то черты характера, описанные в нём, всё же совпадают.
  
   '1926 год.
  По китайскому календарю люди, родившиеся в 1926 году, относятся к знаку Тигр. Стихией, данного животного является Огонь.
   Общая Характеристика:
  Свободолюбивые, сильные и независимые люди, которые стремятся всегда и во всем быть первыми. Тигр живет по своим законам, это прирожденный лидер. Для него не составит особого труда сказать в лицо человеку о своей антипатии, такая уж это личность - совершенно бескомпромиссная и экстраординарная, близкие и родные ценят их за самоотверженность и преданность своему делу. С ним точно никогда не бывает скучно, благодаря своему острому уму и врожденному чувству юмора Тигр готов поддержать любую беседу.
   Стрелец (23 ноября - 21 декабря).
  Стрельцы почти всегда активны, умны до глубокой зрелости. В них царит гармония, и поэтому они часто пребывают в хорошем настроении, ценят свободу и легкость. Любое ограничение свободы воспринимается в штыки. Доброта и искренность Стрельцов, к сожалению, уравновешиваются чрезмерной эмоциональностью. Стоит отметить, что Стрельцы чаще отстаивают чужие права, чем свои; они чувствуют немалую ответственность за окружающих и нередко навязывают им свою опеку. Стрельцы категорически не воспринимают критику, пропуская ее мимо ушей. К тем людям, которые не навязывают им свое мнение, они относятся крайне положительно. Мужчины - Стрельцы коммуникабельны и привлекательны для женского пола. Бунтарский дух превращает Стрельца в вечного непоседу. Стрельцы обычно выходят сухим из воды, и благосклонны перед побежденным соперником.
   Стихия знака: Огонь.
  Его пламя горит устойчиво и сильно, а от колебаний ветра лишь становится лучше и ярче, но Стрелец никогда не будет попусту распыляться этим пламенем. Как и все люди Огненной стихии, Стрельцы любят приключения, но не бросаются в них сломя голову. Его пламя достаточно яркое, но, в тоже время, легко контролируется. Стрельцы не сгорают в огне своих страстей, их пламя горит четко и ярко, давая энергию для жизненного развития.
   Работа и карьера.
  Карьера Стрельцов словно амплитуда различных колебаний, и как будто противоречит им самим: умение концентрироваться и заниматься монотонными делами все время, Стрельцы при этом стараются не ограничиваться одной сферой деятельности, постоянно начиная свою жизнь с чистого листа. Трудолюбие и страстность помогают им достичь высот практически в любой сфере, но чем ближе успех - тем больше Стрельцов тянет заняться чем-то новым или неизведанным. Работа для них играет очень большое значение.
   Психологический портрет.
  Стрелец - активный знак с мужским началом и на это трудно не обратить внимание. Не важно, будь он руководителем или исполнителем, всегда деятелен до неугомонности, к тому же ему легко совершить безумный поступок из-за врожденного бесстрашия. Осторожность, характерную многим представителям знака, не стоит путать с трусостью.
   Здоровье.
  Стрельцы не склонны к болезням, но их самые ярые недуги - это влажность и холод. Они быстро простужаются и долго отходят от болезни. Страдают Стрельцы и от ревматизма, который получают из-за привычки легко одеваться, и часто гулять на улице. Вместо того чтобы вести здоровый образ жизни, Стрельцу необходим человек, который будет направлять его на верный путь, и укрощать его пламенную энергию. Отличительная особенность знака - оптимизм, который позволяет не падать духом при серьезных болезнях.
   Календарь Стрельца.
  Главными жизненным качествами представителей знака Стрелец, являются: логика, непостоянство, энергичность и безрассудство. Мужчина-Стрелец, родившийся 21 декабря, обладают такими качествами, как: честность, духовность, эрудированность.
   Тигр-мужчина.
  Характеристика Огненный тигр (1926,1986,2046). Резкий, вспыльчивый борец, он способен пожертвовать собой ради дела. Он любит все виды деятельности, в которых есть риск. Тигр - тугодум. Не семь, как в поговорке, а сто раз он должен отмерить, прежде чем решится отрезать. Зато уж ценность решения многократно возрастает, ибо в нем просчитаны все варианты, предвидены все последствия. Благодаря стратегическому мышлению, способности придерживаться одних и тех же взглядов, а также благодаря гипнотическому воздействию на людей Тигры являются лучшими организаторами. Тигр всегда идет вперед, презирает установленную власть, иерархию и консерватизм. Такие люди обычно вытаскивают из болота кризиса и уводят от края пропасти. В действительности этот воин чувствителен, эмоционален и способен на глубокое размышление.
   Рожденные в год Тигра.
  Марко Поло, Георг Гегель, адмирал Горацио Нельсон, Эмилия Бронте, Карел Чапек, Максимилиан Робеспьер, Дмитрий Донской, Иван Грозный, Никколо Паганини, Александр II, Карл Маркс, Артюр Рембо, Франсуа Рабле, Ромен Роллан, Мария Стюарт, Оскар Уайльд, Петр Кропоткин, Людвиг ван Бетховен, Дуайт Эйзенхауэр, Хо Ши Мин, Шарль де Голль, Агата Кристи, Джон Стейнбек, Луи де Фюнес, Мерилин Монро, Петр Врангель, Вячеслав Молотов, Юрий Андропов, Михаил Суслов.
   Стрелец в год Тигра (Тигр-Стрелец 21.12.1926г.).
  Удача наиболее известная черта, которая наделяет жизнь людей родившихся под символом Тигра. Тигр-Стрелец это люди проницательные и понимают ситуацию в совершенстве. Они хороши по-своему благодаря своему обаянию и интеллекту. Они прекрасные слушатели и наблюдательны, всегда думают, прежде чем действовать. Используя набор таких качеств, эти мужчины говорят правильные и подходящие вещи. Это отличные специалисты в достижении целей, которые они перед собой поставили. Любят учиться. Будут счастливы в большинстве видах работы, но особенно у них развито внимание к деталям. Деньги очень важны для этих людей, и они готовы много работать, что бы получить их. В личных отношениях это одни из самых внимательных партнёров. Они получают удовольствие оттого, что делают приятно своим возлюбленным. Как правило, в любом партнерстве они ставят себя на второе место и всегда готовы слушать. Невероятно обаятельны. Привлекают их искренность и широта души - эти люди очень приятны в общении. Тигр-Стрелец справедлив и честен, он умеет заглянуть в душу каждому - этот знак наделен глубокой проницательностью. Но его честность имеет оборотную сторону - в своем стремлении к истине он бывает порой слишком прямолинейным и не задумывается о чувствах собеседника. С ним всегда весело, он очень динамичный и живой. Пожалуй, это один из самых мягких и уступчивых Тигров - в этом знаке сильна деликатность Стрельца. Однако импульсивность и вспыльчивость Тигра иногда могут стать причиной его конфликтов с окружающими, этот знак обладает хорошими человеческими качествами и добрым сердцем. Тигр-Стрелец талантлив и умеет дойти к намеченной цели - но, достигнув желаемого, вполне способен увлечься новыми проектами. Он наполнен бурной жизненной энергией и огромной внутренней силой. Кажется, что ему по плечу любое дело. Он полон азарта и уверенности в себе, и эта уверенность передается окружающим - Тигр-Стрелец способен увлечь за собой людей. Карьера, разумеется, привлекает Тигра-Стрельца, но его внутреннее достоинство никогда не позволит ему идти к собственным достижениям по головам сослуживцев. В семье он - верный и любящий, а дети становятся его главной заботой.
   Рожденные 21 декабря 1926г., как правило, предпочитают не распространяться о себе и не любят отвечать на вопросы, касающиеся их личной жизни. Они чрезвычайно скрытны во всем, что касается их фантазий и внутренней жизни, но, тем не менее, способны настойчиво и мощно проецировать свои фантазии на мир вокруг себя, таким образом, формируя свое окружение. Их желание и способность управлять людьми весьма велики. Большинство окружающих предпочитают общаться с ними именно так, как они того желают, в основном для того, чтобы не выводить их из себя и не давать им повода проявить свою натуру с худшей стороны. Несмотря на все это, рожденные 21 декабря способны на трогательно теплые отношения с теми, кого они любят''. (Из просторов интернета)
  
   19.01.2017 г.
0
1374
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!