Его тень

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Его тень
Автор:
Николай Кошкин
Связаться с автором:
Аннотация:
«Лист, сорвавшийся с дерева, пролетел сквозь тело незнакомца, не встретив препятствия. Тот посмотрел на свои руки — лучи утреннего солнца безжалостно крошили его кожу под которой не было ничего. Осколки тела разлетались подобно пыли и подобно пыли, поддавшись ветру, уносились с ним к облакам...»
Текст произведения:

I. Его взгляд

— Ты знаешь, что на языке цветов значит фраза «слезы ангела»? — Она играла с ветром и могло показаться, что вопрос был адресован этому невидимому жителю леса, а не человеку за ее спиной.

— Роса? — задумчиво спросил незнакомец, стоя под сенью ветвистого дерева. Он прятался там от первых лучей солнца.

Капля росы мягко соскользнула с листа и, отразив солнце в последний раз, разбилась о его руку. Бледная кожа стала влажной и он протер ее рукавом своей длинной рубашки. Затем снова посмотрел на листья загадочного дерева.

— Какой странной они формы...

— А для меня — самой обыкновенной, — сказала девочка и в прыжке ухватилась за ветку. Руки ее соскользнули и она шлепнулась на искристо-зеленую траву.

Раздался взрыв смеха. Девочка с восторгом начала перекатываться из стороны в сторону по зеленым волнам. Затем она поднялась, чтобы снова схватиться за ветку, но вдруг затихла и внимательно посмотрела на незнакомца.

— Ты скоро исчезнешь? — Улыбка умерла на ее лице.

Он промолчал.

Ветер усилился. Человек, зажмурив глаза вышел из своего укрытия. Затем он вновь посмотрел на нее и провел указательным пальцем по своей щеке, дабы убедится, что он все еще здесь.

— Возьми, — коротко бросил он.

Она схватила помятую записку.

— Это для Далии, — добавил незнакомец.

— Передать ей еще что-нибудь?

— Скажи ей только, чтобы не переживала, скоро купол рухнет и мы вернемся, — последнее слово он произнес так тихо, что девочка едва его расслышала.

— Это правда? Вы уже добрались до Него?

— Еще нет, но...

Лист, сорвавшийся с дерева, пролетел сквозь тело незнакомца, не встретив препятствия. Тот посмотрел на свои руки — лучи утреннего солнца безжалостно крошили его кожу под которой не было ничего. Осколки тела разлетались подобно пыли и подобно пыли, поддавшись ветру, уносились с ним к облакам. Девочка, замерев на месте, во все глаза смотрела на своего нового друга. В его взгляде она увидела улыбку, ту самую, что никогда не озаряла его уставшее лицо. В его взгляде был спрятан целый мир и только там он мог быть в безопасности. Она верила, что когда-нибудь он и правда вернется, придет к ним вот так, как сейчас, только настоящий и тогда снимет уже ненужные доспехи равнодушия и выпустит чувства наружу. Если они доживут, если он сбережет их, если его взгляд сохранит эту безмятежную улыбку...


II. Его чувства

Черное небо, под которым он проснулся, казалось было готово рухнуть на землю в любой момент. И как бы он был рад, если бы оно действительно рухнуло.

— Томас! — Крикнул Лейв, стоя перед воротами в цитадель иллюзий. — Привал окончен.

— Знаю, — буркнул Томас и поднялся на ноги, перед его глазами еще не растаяла идиллическая картина сиюминутного прошлого.

Он медленно подошел к Лейву и окинул взглядом необъятное здание, усеянное десятками маленьких башенок. Внутри этой крепости прятались миллионы древних фолиантов и рукописей. Им же нужна была только одна книга.

— Опять перемещался? Я же просил не делать этого, пока не пройдем рубеж!

— Я на пару минут заглянул, только записку передал.

— Неважно... Помоги мне.

Они навалились на ворота и те с трудом поддались. Перед их взором предстал зеркальный зал невиданных размеров. Стены были заставлены книжными стеллажами, а между ними виднелись лестницы, ведущие на верхние этажи...

— Работы предстоит много, — с тоской произнес Лейв.

Томас, стряхивая с себя паутину, молча вошел внутрь и тут же приступил к поискам.

— Вот бы Далия увидела это! Надо же сколько тут всего! — воскликнул Лейв, прохаживаясь по залу.

Палец Томаса замер на корешке незнакомой книги. Он посмотрел на Лейва, но тот ни на что не обращал внимания.

Поиски продолжались до полудня. Затем Томас и Лейв устроили привал в небольшом помещении, где хранились рукописи с кулинарными рецептами. Они достали еду из рюкзаков, уселись за стол и принялись за трапезу.

— Две недели — два рубежа. — Констатировал Лейв. — Мы так только через год доберемся до Него...

Томас в это время начал что-то выводить карандашом на листе бумаги.

— И как ты можешь писать свои записки в такой обстановке! — Воскликнул Лейв и тут же замолчал.

Тишина волной заполнила каждый угол, кончик карандаша остановился на полпути от буквы «А» к литере «В».

— Я вот за все время ни строчки для Далии не... — Шепотом продолжил Лейв, тем самым разрушив купол тишины.

— Знаю, — произнес Томас и вернулся к прерванному занятию.

— Да что ты знаешь... Летаешь себе туда сюда...

Томас задумчиво посмотрел на своего спутника. Лейв отвернулся и впился зубами в горбушку хлеба.

Ночью, когда на черном небе начали проступать синие полосы, они легли спать. Теперь, когда можно было спрятаться под крышей от дождя и всех этих теней, на душе стало спокойнее. Томас знал, что лучше не испытывать судьбу и пореже пользоваться перемещением, но все же он не мог противиться силе, влекущей его прочь из под купола туда, на бескрайнюю поляну, где день за днем играет с ветром беззаботная девочка и где листья фантастических деревьев плачут слезами ангелов.

Он уснул, а когда открыл глаза, то его на секунду ослепил золотой свет, в лицо ударило потоком прохладного воздуха, а где-то за спиной зазвучал уже почти родной смех…


III. Его голос

Она услышала его голос, когда поливала цветы в саду.

— Лейв? — У Далии перехватило дыхание, но когда из тени вышел Томас она разочаровано вздохнула и плечи ее опустились.

— Лейв все еще там.

— И ты тоже должен быть там! Почему ты вечно оставляешь его одного?

Томас протянул ей сложенный пополам лист бумаги — письмо, которое Лейв так и не смог написать.

— Это… — Далия взяла лист и, развернув его, жадно впилась глазами в текст. — Я ждала это письмо с того момента, как получила записку от Линн…

— А где Линн?

— Должно быть бегает там, на поляне, как обычно, — Далия не отрывала взгляда от испещренной слезами бумаги.

— Как обычно… — повторил Томас.

— Значит вы нашли книгу… Вы все-таки ее нашли. Значит и правда возможно справиться с Ним и выбраться из под купола… — бормотала Далия.

— Мне пора возвращаться, — прервал ее Томас.

— Конечно. Не отходи от него ни на шаг. Ты ведь раньше… — она задумалась и вдруг что-то в ее сознании прояснилось. — А что будет с тобой, когда купол рухнет?

Томас посмотрел в ее раскрасневшиеся глаза. Он задавал этот вопрос себе тысячи раз, но ответ был всегда один. Скорее всего она и сама могла на него ответить.

— Все будет как раньше, — Томас отступил на шаг. — Я снова стану его тенью.

Кожа начала рассыпаться. Он отвел взгляд от Далии и посмотрел в сторону полюбившегося ему дерева со странными, такими аккуратными листьями. Он не мог видеть, но казалось, что видел девочку, которая с ловкостью обезьянки взобралась на самую верхушку дерева и, стоя там, смеялась так, как никогда раньше, а ветер уносил ее смех туда, в мир теней и вечного мрака. В мир, откуда Томас пришел и куда он вскоре вернется.


IV. Его тень

Во сне он писал стихи.

Я во сне, но сны в новинку,
чем заняться, как здесь быть?
Может старую пластинку
по спирали раскрутить?

Мне не снились сны, не ведал,
что доступен этот край,
что любому человеку
в декабре мог сниться май.

Я не жил, а был лишь тенью,
я был бездной, я был тьмой!
А теперь другая бездна
отражает облик мой.

Ненадолго, не на вечно,
но прочувствовал сполна...
Я себя очеловечил,
посмотрев себе в глаза.

Ни разу за время путешествия у Томаса не появлялось мысли бросить Лейва, сбежать от него и жить в своем новом облике столько, сколько это возможно. Когда Лейв попал под купол и тень его стала человеком, то он сразу принял его, как лучшего друга. Рассказал и научил всему необходимому для выживания. Всегда помогал и кормил, пока его новый друг сам не научился охотиться. И он же дал своей ожившей тени имя — Томас, что значит «Близнец».

Его доброта притягивала. Но рубежей в куполе было много, и в конце концов, силы Лейва подошли к концу. Он все чаще выходил из себя, все чаще срывался на Томаса, а Томас, в свою очередь, стал перемещаться во сне на искристо-зеленую поляну, благо для бывшей тени при соблюдении осторожности это было возможно. Перемещению его тоже научил Лейв. Он хотел с помощью этой способности передавать письма Далии, но за все время их путешествия ни одного письма так и не родилось из под его пера.

Томас помогал Лейву  всем чем только мог, приближая тем самым конец своего существования в человеческой форме. И даже сейчас, когда Он пал и купол рассыпался подобно тому, как рассыпалась во сне под лучами солнца его кожа... Даже сейчас он смотрел на Лейва, как на своего друга и радовался за него.

— Что ж... — Замялся Лейв. — мы справились.

— Да.

— Спасибо тебе, я не знаю смог ли бы все это провернуть в одиночку.

— Передавай от меня привет Далии и Линн, — Томас посмотрел на небо, которое избавилось от оков. — Они волновались.

— Томас, я...

— Будь осторожен. Путешествие в Безлюдных землях не самое безопасное занятие. Появление нового купола здесь — лишь вопрос времени. И неизвестно, смогу ли я помочь тебе, если ты снова попадешь в ловушку. Да и я ли это буду...

Когда Томас снова стал тенью и последние лоскутки купола опустились на землю, Лейв наконец-то выбрался на дорогу, ведущую к дому. Невысказанные слова душили его, но он молча шел к Далии и Линн, чтобы поведать им обо всем, а следом за ним, по камням и лужам, бесшумно скользило его черное отражение.


0
34
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!