Новогодняя комедия абсурда (в соавторстве с Татьяной Соколовой)

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Новогодняя комедия абсурда (в соавторстве с Татьяной Соколовой)
Автор:
Андрей Нуждин
Аннотация:
Новый год любят все. Даже сталкеры, суровые бродяги Зоны. И даже в этом опасном месте праздник должен радовать. А тут ещё и новое заведение открылось. С наступающим!
Текст произведения:

Ржавая надпись "Припять" на стене кафе призывно манила сквозь поднимающиеся клубы дыма. Это догорал мусор, которого в достатке было внутри бывшего заведения общепита.

            Отряды "Долга" прочёсывали прилегающую территорию. Только что завершилась операция по освобождению стратегически значимого объекта от пагубного влияния секты "Монолит". Командный состав, руководивший мероприятием, любовался слаженными действиями подчинённых.

- Боец, ко мне! – отдал приказ камуфляж с первичными признаками полковника на форменном комбинезоне.

- Сержант Нержачный прибыл по Вашему приказанию! – вытянулся и начал есть глазами командира невысокий долговец.

- Докладывай.

- Обстановка следующая: данный объект полностью под контролем и освобождён от противника. Оный противник найден в подавленном состоянии и сопротивления не оказал! По данным разведки причиной является уничтожение приёмо-передающего устройства связи с так называемым Монолитом. На данный момент…

- Стоп, вольно! Разойдись!

            Долговец отдал честь, приложив руку к пустой голове, и потрусил по своим делам.

- Экий дурачок, - произнёс полковник. – Ну-с, господа офицеры, не изволите ли устроить привал на данном объекте?

            Господа изволили. Пройдя в помещение кафе, группа высокопоставленных персон "Долга" обнаружила бардак и нескольких монолитовцев, безучастно сидящих на кучах мусора.

- Голубчик, распорядитесь насчёт банкета, - обратился адъютант полковника к ближайшему сектанту. – Мы понимаем, вы не в себе, однако, не помешало бы отобедать.

- Прощения просим, только трактир наш временно закрыл гостеприимно распахнутые в обычные времена двери, - ответил бедолага, не поднимая головы. – Приказчики еды не закупили, и половые разбежались по своим надобностям.

- Досадные вещи вы, братец, рассказываете, - вздохнул адъютант, и командиры уныло передислоцировались наружу. Вскоре "Долг" покинул освобождённую территорию, на которую тут же пришли сталкеры, задумавшие организовать горячее питание и досуг.

 

            Прошло полгода.

            Известный в узких кругах сталкер Мышкин гулял по вечерней Припяти, ловя снежинки носом и кончиком языка. Наступал новогодний праздник, и хотелось в нумера.

            Размышления прервал рык мутировавшего организма самого собачьего вида. Сдёрнув личное оружие с плеча, сталкер открыл огонь по нападавшей твари. Та гарцевала, как конь под кавалергардом, пытающимся произвести впечатление на девиц, и погибать категорически отказывалась. Пришлось сменить тактику. Мышкин поднял с земли валявшуюся рядом каменюку и с криком "Отведай оружия пролетариата, дура безмозглая" сбил животину с ног и забил до охлаждения температуры тела.

            Столб, под которым упокоилась зверюга, был украшен рукописной афишей, гласившей следующее: Господа сталкеры, одинокие воины и члены добропорядочных сообществ! Имеем честь пригласить желающих в наш кафетерий "Припять" для совместного празднования Нового Года! Вас ждёт какая-никакая программа  увеселений и блюда от местного шеф-бармена!

            Мышкин мысленно подсчитал свою финансовую состоятельность и пошагал в сторону причала.

Обновленная ресторация манила огнями и запахами. Аромат оливье смешивался c душком от гирлянды из дохлых тушканов.

"О, какая инсталляция оригинальная" - подумал Мышкин, ускоряя шаг и брезгуя всем телом.

Организм, обиженный на концентраты, урчал, тянул вперёд. Осадив злобное чрево, сталкер степенно поднялся по ступеням, напевая: "Ресторанчик "Поплавок" над волной кончается..."

У входа бдел администратор в костюме монолитовца-проводника. Присмотревшись, Мышкин понял – это и был монолитовец-проводник.

«Какой милый администратор» - подумал сталкер.

«Какой милый посетитель» - ответил сектант, а вслух поздоровался.

- Мне бы столик, уважаемый, - кивнул головой и купюрой Мышкин. - В тёмном и уютном уголке. Такие ещё пауки любят.

- Приятно встретить ценителя комфорта, - принял мзду администратор. - Пойдёмте, я покажу, где тут у нас интересные люди сидят.

Проводником монолитовец оказался отменным. Лавируя между препятствиями, он выбирал кратчайший путь, безопасный и приятный даже для короткого путешествия по залу.
"С таким бы по Зоне походить" - подумал Мышкин. - "Да и к Монолиту наведаться".      

Наконец впереди показалась тихая гавань, в какой можно переждать и Выброс, и шторм, и стадо кровососов.

- Располагайтесь, - гостеприимно махнул зажатым в кулачке дензнаком администратор. – К Вам сейчас подойдут.

- Позвольте поприветствовать дорогого гостя в нашем заведении! - возник из ниоткуда официант в новеньком камуфляже, поверх которого был надет белоснежный фартук с изображением всё того же "Монолита". Образ празднично дополнял дождик, на воротнике и манжетах сияла новогодняя мишура. Прямая спинка выдавала в нём вышколенного профессионала, а лёгкая искорка безумия в глазах говорила о недюжинных умственных способностях. – Сегодня я буду Вашим единоличным проводником в мир кулинарных изысков нашего заведения.

- О, как ты вовремя! - восхитился голодный Мышкин. - Дай-ка мне, голубчик, с меню ознакомиться.
- Покорнейше прошу извинить, - сконфузился официант. - Меню в ресторанах. А у нас, простите, вот.

- Прейскурант, - прочитал сталкер на пачке бумаги, стилизованной под документы с завода «Юпитер». Мышкин видел такие у знакомого торговца. – Полюбопытствуем, что подают нынче в лучшей ресторации Припяти.

            Выбрав на разогрев салат "Меченый", заливное из припятского судачка и ризотто по-агропромовски, сталкер в ожидании откинулся на спинку диванчика и разослал с наладонника предновогоднее поздравление всем, кого знал, хотя и не всех любил.

            Через десять минут двери кухни распахнулись, выпустив приписанного столику Мышкина официанта с подносом в руках. Весело загремев, металлический прямоугольник вырвался из рук местного служащего и раскидал по полу заказ. Официант запунцовел, развёл руками, роняя наспех собранное, и вернулся на кухню.

В динамиках мурлыкала какая-то мелодия, до липкости ванильная. Мышкин ждал и напевал под нос песенку, крутившуюся в голове с самого утра: " Лёха Чиж, фармазон, подогнал фуфеля скрасить вечер за стирами в очки".

В этот момент охранник-сектант в новогоднем прикиде подошёл к скучающему певуну и, вежливо улыбаясь, сказал:

- Наша религия запрещает петь подобные песни. Я Вам, уважаемый, от имени Великого Монолита травмы нанесу, если не прекратите хулиганить.

            Мышкин поднял руки в извиняющемся жесте, и охранник с поклоном удалился. Ещё через пять минут новый поднос появился на столике.

- Давай, халдей, я расскажу тебе историю моей жизни. Поплачем вместе над загубленной юностью, - предложил размякший от вида пищи Мышкин.

- Извольте, сударь. А я вам пока заливное порежу.

- Родился я в обычной мещанской семье. Отец-разночинец и мать-выпускница института благородных офис-менеджеров видели меня коммерческим директором. А мне нельзя в директоры, я телефонисток порчу, – начал светское мероприятие сталкер, изящно орудуя вилкой.

- Понимаю Ваши сомнения. Нынче мода пошла содомитов в офисе держать, нашему брату не просто найти своё место среди конторского люда.

- Вот ты, халдей, понимаешь всю тонкость ситуации. Однако папенька с маменькой настаивали на столь унылой стезе, и я не нашёл ничего лучше, чем, пардон, драпануть в Зону, - с набитым ртом продолжал Мышкин. Бокал изумительного «Темнодолинского» то и дело пустел, но бдительный официант успевал подливать, не теряя нити беседы.

- Пустился я в сию авантюру, однако, вскорости оказался перед выбором, кого определить в компаньоны. Поразмыслив, я решительно отверг свободные и распущенные нравы, а так же солдафонство и муштру. Признаюсь, не прельщала меня и судьба одиночки. Оставалось податься в секту или примкнуть к душегубам.

- Что же Вы выбрали, милостивый государь?

- Нельзя мне в секту, реноме не позволяет. Да и не моё это – монолитвы читать, групповые песнопения устраивать. Опять же молельные места из отходов возводить. И стал я бандитом. А воровская удача - женщина подлая. То маслину поймаешь, то чики-брики подведут, и тогда уже ни в какие дамки не попадёшь. Так и скитался корсаром по Зоне, изучал феню и автомат промышленника Калашникова.

- Небезынтересная судьба выдалась Вам, сударь! Изволите ещё заливного?

- Нет, голубчик, подай-ка ты мне пельмяшей под пикантным томатом. Ностальгия, знаешь ли.

            Официант расторопно поспешил на кухню, и вскоре горка сибирского лакомства предстала перед сентиментально расслабленным сталкером.

- Что же было дальше, позвольте поинтересоваться? Жизнеописание Ваше весьма увлекательно, – вопрошал услужливый работник общепита, наполняя рюмку запотевшей прозрачной жидкостью.

- А дальше амур обнаружил меня,  и луч  его ЛЦУ остановился на моём сердце. Сидим мы как-то на стрёме, зашухарились так, шо боже мой. Смотрю, идёт мадама, в одной руке многозарядная пистоль, в другой - Кандибобер цены не малой. Ничего себе мамзелька, миленькая. Сей редкий артефакт в ладошке лелеет, глазками вокруг авансы раздаёт. И понял я, как истосковался по мирскому, по теплоте душевной и физическому контакту с девицами.

- Это Вы правильно в нашу секту не пошли. С девицами у нас крайне скудно. Я бы даже сказал, нет в Монолите девиц. Одни посты без разговлений. А что мамзелька? Подкатить изволили или так, от чистого сердца любовались?

- Изволил, а как же. Взял автомат, консолидировал его с рожком попрезентабельней, усики подзавил и встал на путь сердешный. Да вот незадача, этим порывом я выдал себя для некстати появившихся фраеров, коих мы долгие недели пасли. Слово за слово, очередь за очередью, сам должен понимать. Когда очнулся, кралечки моей след простыл. Не поверишь, месяц на это место приходил, под лунным небом сонеты выдумывал. Однако, судьба отвернулась от меня, показывая за своей изящной спиной неприличные жесты.

- Восхищён Вашей силой воли, искренне сочувствую и сопереживаю.

            Выпив, Мышкин задумался о вечных ценностях и философских постулатах. Глядя сквозь стены харчевни в сторону, как ему казалось, Калининграда, малой родины Канта, сталкер произнёс:

- А ответь мне халдей, в чём сила? Вот ты при Монолите столоваться изволишь, а я тебя как сидорову козу по харчевне вашей гоняю.

- Что тут сказать, милостивый государь. Думается мне, сила не в купюрах и Кандибоберах из Зоны, не в Монолите чудотворящем. Сила в нас, в человеках.

- Всё правильно понимаешь. Давай мы с тобой пригубим по поводу наступающего Нового Года.

- Чего ж не пригубить. Широкий Вы человек.

            Звонко столкнувшись, рюмки излили содержимое в недра новоиспечённых знакомцев. В этот момент зазвучала громкая музыка, и чей-то голос произнёс:

- Внимание, сталкеры! Приближается Выброс. Выброс гормонов и эндорфинов! Так давайте праздновать! Уж полночь близится, наполним фужера!

            На сцену выпорхнули эффектно полураздетые девицы, и началось обещанное кабаре…

Тут картинка на экране сменилась надписью "Продолжение новогоднего огонька на "Сталкер-тв" после поздравления президента".

Бар "Сто рентген" затрясся от возмущённых воплей набившихся в него посетителей. Понятное дело, аншлаг вызвала премьера новогодней комедии. Бармен понимающе хмыкнул, пробурчал: "Умеют заинтересовать, плагиаторы хреновы", и поставил выпивку за свой счёт. До Нового Года оставались считанные минуты.

+1
73
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!