Где должна быть пустота

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Автор:
Yuki Makoto
Текст произведения:
Для парня это было уже третье общежитие. В двух предыдущих ему была слишком некомфортно от непрекращающегося галдежа соседей, постоянные проходящие люди и наипрямейщая социализация, от которой хотелось бежать ,что было сил. 
По своему расположению это общежитие не должно было иметь много постояльцев, ведь все же около леса не так много работы для городского человека. Вокруг царила тишина и спокойствие, чего требовала его душа, разрываясь от затяжной депресии, которую он все это время держал внутри, не выставляя на показ обществу.
Иногда ему даже хотелось умереть, чтобы его глаза не видели окружающего, кожа не чувствовала прикосновения к этим предметам, слух угас, лишив его самых последных чувств ,держащих парня в этом мире. 
Арендатором оказалась старушка лет семидесяти, медленно ходящяя по дорожке к общежитию. Морщины полностью покрыли ее лицо и руки, видневшиеся из-под одежды, но ее улыбчивое лицо говорило, что она радуется и такой жизни и хотела бы, чтобы парень напротив нее чувствовал тоже самое.
-А чего так далеко-то потянуло? – Спросила старушка. – До метро далековато, да и до работы стоящей пешком устанешь идти.
-А. – Вздрогнул задумавшийся парень – Если честно, я не планировал сейчас куда-то ходить. Мне просто нужно жилище, где я смогу собраться с мыслями.
-Понятно, понятно. А как ты мне аренду платить-то будешь? Иждевенцов я не терплю. – Немного шутливо, и немного злобно ругалась старушка на парня.
-Успокойтесь. – Отнекивался парень, пытаясь состроить дружелюбную улыбку. – Деньги у меня есть ,так что на это счет не волнуйтесь. Меня вот что больше всего беспокоит.
-М?
-Здесь много еще постояльцев? – Кивком он показал на появившееся из-за деревьевой рощи старое небольшое общежитие.
По виду в нем не больше шести комнат, так что если там кто-то и есть, то наверняка они хорошо друг с другом ладят.
Деревянное двухэтажное здание неплохо сохранилось, в некоторых местах бруски выглядели совсем как новые. Стальная калитка с цветным узором встречала посетителей общежития веселым поскрипыванием петель. Всюду были желтые листья ,опавшие с многих деревьев, стоящих вокруг общежития. Стекла отражали яркое солнце в начале осени, коричневатая дырчатая кровля украшала крышу.
-Много ли…-Старушка задумалась. – Никого вроде и нету.
-Вроде? – Удивился парень. – Вы не знаете, кто у вас комнаты снимает.
-Хе-хе, не кричи на старушку, мой век уже почти прошел и деньги для меня –все равно ,что мусор. Это вам ,молодежи, все деньги подавай. – Усмехнулась она. – Так что давно я не брала плату за комнаты, так и забыла совсем о постояльцах.
-А с меня, значит, будете брать… – Грустно подытожил парень, отчего внутри снова неприятно засвербило.
«Впрочем, ничего другого ожидать и не стоило»- Подумал про себя он.
-Ну иди ,заселяйся. – Толкнула старушка парня к порогу, отчего тот почти упал. – И не забудь, через месяц я приду за арендной платой.
Парень ничего не ответил и с снова плохим настроением тихо вошел внутрь. 
В прихожей пахло приятной старостью, дерево все еще пахло своим первозданным ароматом, а в воздухе витал доселе незнакомый парню запах чего-то очень приятного.
Темное дерево создавало стены, чуть более светлые его оттенки выстилали пол, не скрипящий при шагах даже спустя столько лет. Сквозь стекла просвечивало осеннее солнце, добавлявшее дому золотисто-желтоватый оттенок. Стены были редко украшены картинами и портретами разных людей, на которые парень не обратил особого внимания. Все потому-что его внимание будоражили постояльцы общежития, которых…Не было.
Видно, старушка не врала, когда говорила о том, что никого здесь и нет. И вправду, в прихожей не было чье-либо обуви или одежды, воздух не сотрясали чьи-либо разговоры или звуки включенного телевизора. Неожиданно прекрасные коридоры стали немного жутковатые, но эти мысли в голове парня быстро сменились на радость , а после на удовлетворение. За многие и многие месяцы вокруг него не было ни одного человека, а значит, он мог полностью посвятить себя размышлениями о самых важных вопросах для любого человека: «Зачем я здесь»
Но его рассуждения, все же, должны были совсем немного подождать ,пока он не поднялся в свою комнату. Линии перил были исскустно выточены и браться за них было одно удовольствие, а цвета отделки интерьера усиляли эти чувства до великолепия.
Четыре из шести комнат оказались на втором этаже. Две в правом крыле и две в левом. Комната парня была в правом крыле, прямо напротив лестницы. Поднявшись на второй этаж его уже совсем не удивила гробовая тишина, которую лишь изредка нарушал гул ветра, проносящийся вдоль крыши здания ,пробивающийся сквозь небольшие трещины.
Вставив в замок и повернув ключ, дверь с небольшим стуком отворилась, и парень уже хотел войти внутрь, как справа прозвучал неожиданный звук, изрядно напугавший его.
Ручка двери медленно повернулась, дверь неторопливо отворилась и из нее неловко вышла девушка , испуганно осматривающаяся по сторонам.
Ее большие напуганные синие, словно ночное море, глаза осматривали каждый сантиметр этого этажа, маленькие губы сжались в маленькую линию,  длинные темноватые волосы элегатным водопадом локонов спускались на ее плечи и шли дальше по спине, небольшой ободок закреплял челку от падения на глаза. Одетая в легкую кофту голубого цвета , длинную домашнюю юбку до пола она ,к тому же, на ее руках лежал теплый сиреневый платок с клечатым узором, уходящий за ее красивую спину. В руках она сжимала книгу в ,похоже, старом переплете, пржимая ее к груди. Тонкая талия скрывалась под широкой кофтой, плечи поджались к шее, по полу медленно тянулась длинная юбка.
Развернувшись, она все же заметила парня, стоящего также в ступоре от слабого испуга. Он уже было поверил, что здесь никого нет, но это был слишком ранний вывод.
Когда их глаза встретились, девушка мило вздрогнула и поспешила вернуться в свою комнату, захлопнув за собой дверь.
Парень еще около минуты стоял на месте, но уже не от испуга, а от удивления. Каких все-таки только постояльцев не встретишь. Но эта красивая девушка хотя бы не выглядела как шумный сосед, так что на этот счет он уже не волновался. 
Он вернулся к своей двери, открыв ее до конца, за которой показалась его комната. Тускло-желтый свет заходящего осеннего солнца пробивался сквозь слегка пыльные стекла деревянного окна. Прямо справа у стенки стоял столик, по сторонам от которого расположились полки для различных пренадлежностей , справа от него стояла вешалка для верхней одежды, а прямо перед ним стоял старый деревянный стул. Слева прямо в дальний угол упиралась кровать из того же зеленого выцветшего дерева, как и стол с полками. Поначалу казалось, что на ней будет весьма трудно уместиться, но первый беглый взгляд был ошибочным. Просто такие старые  кровати уже практически нигде не стоят, разве что в дорогих отелях в старо-европейских стилях. Но там кровати в значительно более презентабельном виде. По бокам деревянных ножек проскакивали трещины в старом лаке, а сама кровать немного прогиналась под весом парня. Сразу слева от двери стоял тонкий ,но высокий шкаф для одежды, не достающий пары сантиметров до потолка. Серые занавески были задвинуты именно так, чтобы в комнату просачивался исключительно вечерний свет, придающий этим светло-сиреневым обоям дополнительный шарм, как и всей комнате в целом. 
Вся комната выглядела вполне обжитой, на полках в разных положениях лежали какие-то книги, на столе лежали ручки и карандаши, оставленные прошлым постояльцем. От стола к стулу по полу тянулись несколько дорожек, как будто кто-то специально тер ножками стула об пол. 
И все же эта атмосфера старости перехватывала дыхание в хорошем смысле. История сочилась из каждой трещины в мебели, рассказывая о своей продолжительной и восхитительно интересной жизни.  Все это отягощение стремлением к новизне уже изрядно поднадоело. Постоянная беготня, изменения и новые решения наполняли жизнь абсолютно ненужной спешкой, словно человек бежал от своего ужасного прошлого.
Смешно, но так и было с этим парнем. Бег от прошлого стал для него практически повседневной рутиной. Ему хотелось как можно дальше и быстрее скрыться от преследующих его призраков, тянущих в бездну ужаса этого мира. И эту бездну он познал слишком рано.
У парня не было рожителей. Да, к сожалению такое бывает, но он даже не знал имени или фамилии тех, кто его породил. Впрочем, этот вопрос он отсек еще в раннем возрасте, ведь в нем не было никакого практического смысла. 
Его усыновили примерно в пять лет. То была чудесная семья, при достатке, и ни в чем не отказывающий себе парень рос вполне обычным школьником, если только не считать чувства некоторого долга перед его родителями. 
Его приемный отец был мужчиной крайне приятным. Пусть это был и не его родной сын, но в нем он не видел чего-то чужого, отдавая всего себя своему чаду. Мать также была карйне добра и улыбчива день ото дня, и все шло хорошо, если не сказать идеально.
И все шло хорошо до одного дня. Муж женщины разбился в жуткой автокатастрофе, где у него не было шансов на выживание. Она впала в крайне глубокую депрессию, каждый вечер проводя на кухне за стаканом спиртного, держась за свою голову, закрывая глаза в молчании в тусклом свете кухонных ламп и совершенно забыв о своем приемном сыне. 
Но тот не испытывал чего-то подобного. Вернее, он не испытывал ничего. Впервые в жизни он подумал, что лишился чувств.  В школе, в доме и на улице он вел себя нормально, как любой парень, но сейчас что-то перекрыло ему доступ к печали или сожалению. Он отчаяно не мог понять чувств этой женщины, ее горечь от утраты любимого человека, чем вызвал ее гнев. 
Словно позабыв о семи годах счастливой жизни, она превратилась в настоящего тирана. Внезапно возникли требования к действиям парня из-за того, что он приемный и ему стоит быть благодарным. Как только это произошло, вся его благодарность ушла, оставив лишь ежедневное нежелание возвращаться в дом. Там его ждали очередные крики подвыпившей матери, от которых он мог уйти только закрыв за собой дверь, но это во много раз ухудшало их отношения.
Вскоре он начал подрабатывать, так как его желания теперь могли быть осуществленны только им самим. Странно, но это новость была встречена его матерью куда более холодно ,чем любая другая, и это не могло его не радовать, к тому же, теперь он возвращался позже.
Происходящее в доме, к сожалению, не могло остаться незамеченным в школе. Когда сам парень стал более закрытым, к ниму начали приставать хулиганы, коими кишат обычные школы.  Но внутри у сформировавшейся личности кипело нетерпение к таким людям ,как они, и в отличии от бесхребетных отшельников , он старался давать отпор. Выходило это с переменным успехом, из-за чего он часто возвращался домой в синяках и с разбитым носом. Это было еще ничего, главное было не слишком сильно испачкать форму, чтобы не вызвать очередную терраду криков и упреков.
В классе его жизнь не была встречена тепло. Так что здесь отшелничество продолжалось. Не имея друзей ,девушки или кого-нибудь, кто мог подставить свое плечо, школа стала не многим лучше дома.
И он сбежал. От всей своей жизни. Сбежал ,чтобы найти себя , чтобы найти смысл своего существования, если он, конечно, есть. Найти доказательства, что он живет, а не существует. Что во всем этом была нить , за которую достаточно ухватиться , и она приведет тебя прямо к твоей цели, цели жизни.
Но кто-то живет, а кто-то существует. Страшные слова. Они обрубают саму суть твое пребывания здесь, заключая все твои старания в одном слове. 
Жизнь все-таки сумела вырвать из этого парня множество из чувств, оставив на их месте незаполненную, кровоточащую пустоту. Затяжная депрессия ,сдерживаемая внутри хрупкого сознания сделала эту пустоту еще массивней. Пустота сжалась под своей массой и превратилась в огромную пульсирующую черную дыру, пожирающую все оставшееся у парня внутри, пока не заберет последнее.
Поэтому он решил, что стоит залезлть в самые глубины себя, найти то, что он потерял, и вернуть это, пока не стало слишком поздно. Найти смысл своего существования можно лишь в самом себе и никто тебе в этом не поможет. Лишь ты знаешь путь туда и обратно, сквозь лабиринт из черных острейших колючих кустарников, ловушек  и бездонных пропастей. Ошеломляющий внутренний мир всего-то шестнадцатилетнего парня поражал свое беспощадностью, но то был мир, в котором ему приходилось жить.
Парень поставил к стенке свой маленький зеленый чемодан с колесиками к стенке и вышел обратно, чтобы полностью осмотреть дом. В этом ему, по-хорошему, должен бы помочь один из постояльцев, но та девушка вряд ли захочет ему помочь. Да и парень уже хорошо знал, что лучше не общаться с людьми вообще, чем излишняя говорливость.
Воспоминания о предыдущих общежитиях ему претили, вызывая неприятные воспминания. Нет, все же не воспоминания. Пустота внутри него реагировала практически на все, отдавая определенными ощущениями внутри. И, когда дело доходило до активного общения целой группы знакомых людей, парень отстранялся от них, как и желала того пустота, зачастую просто сидя в углу, делая вид, что слушает их. Для него их разговоры были не тем, чем он хотел забить себе голову, словно плохой едой он не хотел забивать свой желудок. Иначе кто знает, во что бы он превратился? В обычного серого человека, проходящего около вас на улице? Может быть в завсегдатого баров, где его ждала бы компания таких же не состоявшихся в жизни мужчин, едва связывая слова от излишнего алкоголя , жалуясь на плохую жизнь? Парень понимал, что если судьба все же приведет его к такой жизни, то в момент осознания этого факта его жизнь мгновенно окончиться. Как ментально, так и физически.
Парень спустился на первый этаж, где напротив него была прихожая, и он повернул направо. Справа по коридору была дверь в еще одну пустую комнату, когда державшая в себе постояльцев. Наверняка это ужасно, быть как эти комнаты, когда весь смысл их существования перестал быть кому-то нужен, и сейчас они в тишине окружающего дом леса мирно старели и тлели на протяжении нескольких лет.
На подоконниках у многих окон стояли разные цветы совершенно разных расцветок и видов, каких парень не знал. Здесь были и небольшие сиреневые цветы, где стебель был много больше самого цветка. И желтые высокие ,почти отцветсшие ,похожие на розы, растущие из небольших горшках из серой глины. 
Весь дом наполнялся приятным запахом, уже знакомым парню. Хоть он и не сильно любил цветы, но иногда их запах поистинне чаровал нюх, а в дополнение к нему добрая и теплая старость, царившая на каждом шагу, создавала волшебную отчужденность этого места от остального мира. Но было здесь и что-то, что парень вроде бы и чуял однажды, но вспомнить никак не мог. В прямом смысле, этот запах хаполонил его разум в попытках вспомнить его источник, но все попытки были безуспешны, что лишь сильнее расстраивало его.
В конце коридора справа от лестницы оказалась просторная кухня. Столешницы были выплнены из темного кремния с светлыми вставками внутри камня, словно прожилки тянулсиь внутри куска мяса.  Старый стол с накрытой на него белой скатертью выглядел идеально вписывающимся сюда, а винтажный стеклянный торшер своими искаженными бликами солнечных лучей внутри стекла по вечерам окрапливал ее углы желтыми шариками, как было сейчас. У стола стояли четыре стула с полупустой спинкой, еще четыре стояли у дальней тенки и уже совсем покрылись пылью.  С правой стороны кухни было все необходимой для приготовления пищи для постояльцев. Раковина , газовая плита, старая запылившаяся рисоварка, еще исправно выполняющая свою работу. Сверху над столешницей на стенах висели ящики для посуды и разных пренадлежностей, сделанные из все того же выцветшего зеленого дерева. Белый невысокий холодильник стоял рядом с западным окном, издавая гудящий звук от работающего охладительного механизма, который был единственным, что нарушало идилию тишины.
Проверив все ящики парень понял, что помимо посуды и продуктов типо уксуса и подсолнечного масла там ничего не было. Холодильник оказался в меру наполненым продуктами, из котрых все еще можно было сделать что-то съедобное ,так что тратиться на них сейчас было бы лишним.
Парень развернулся и пошел в противоположный конец общежития, где света в коридоре с каждым метром становилось все меньше. Тени в углах увеличивались с пугающей скоростью, но коридор окончился дверью куда раньше, чем тени смогли бы ожить и по-настоящему наброситься на парня. Над дверью было написанно «Ванная комната», а справа от нее был график с приемом ванны, чтобы несообразительный парень нечаянно не забрел в ванную, когда там мылась девушка.
-Как предусмотрительно. – Подумал парень.
На пару метров левее была еще одна дверь, около которой лежал казавшийся новым пылесос, мешочек с порошком для стирки одежды и большая стиральная машина, занимающая чуть ли не половину прохода. За с трудом открывшейся дверью был небольшой туалет, ну и обьяснять тут больше нечего.
Возвращаясь в свою комнату, парень заметил, как тихо было в самом общежитии. Каждый его шаг отдавался громогласным эхом в его ушах, а тишина давила тяжелейшими стальными плитам, бросаемые кем-то невидимым с потолка. Столь разительные отличия поражали разум парня, привыкшем к нестихаемому галдежу из-за не закрывающейся из-за плохой установки двери, постоянно назойлевым соседям, интересующимся всем по чуть-чуть , даже непытаясь как-то наполнить разговоры смыслом.
Но именно такая атмосфера отделенности от остального мира и была нужна ему, когда его полет мысли мог не останавливаться, пробивая каждую стенку его разума, пытаясь добраться до истины. 
Перед тем, как зайти в свою комнату он глянул в сторону комнаты той стеснительной девушки. Кажется ,она так и не выходила оттуда. 
Что ж … Тогда и опасаться нечего. – подытожил парень, заходя обратно в свою комнату.
Он поднял деревянную рамку окна до упора, поддел крючком засов и ,сев на подоконник, освещаемый угасающим солнечным солнцем, выглянул наружу. Его кожу мгновенно поразил приятно ледянящий воздух, пробирающий до мурашек. Сквозь откытое окно до него донеслись звуки шелеста миллионов листьев, редкое пение птиц где-то в глубинах леса, запахи ранней осени, добавляющие в его жизнь приятной меланхоличности. Его глаза ловили множество оттенков золотого, оранжевого и даже зеленого, пока он смотрел в сторону колыхавшихся деревьев, сливаясь в одно чудесное действо на кончине дня.
Просидя так около получаса, очарованный видом из своего окна, парень слез с подоконника, закрыл окно и сел на стул перед письменным столом. В комнате стало немного прохладно, но этот холод был в какой-то мере приятен, делая легкие уколы в тело. На столе стояли забытыекем-то деревянные часы с кривыми стрелками и сбившимся временем. Их тик заполнял пустоту этой комнаты, раздражающе напоминая о себе каждую секунду, поэтому парень развернул их вытащил батарейки. После этого он потянулся к своему чемодану, одиноко стоящему у двери, расстегнул его и достал блокнот в твердой обложке и вставленной в него ручкой. Разобрать одежду он решил потом, чтобы сейчас попробовать свои силы.
Когда он искал себе новое общежитие, парень подумал, что он мог бы найти что-то в себе, если он начнет писать, через чернила ручки переводить на бумагу свои мысли и переживания, ведь так будет гораздо легче, когда ты видишь проблему и чувствуешь ее одновременно. Поэтому он купил себе блокнот с черной твердой обложкой, на которой был нарисован узор из каких-то замысловатых линий, чем-то похожие на те, что были в калитке перед общежитием.
Он положил блокнот перед собой ,раскрыл его, взял в руки ручку и…Кажется,  за окном уже было слишком темно ,чтобы писать в такой темноте, иначе попросту не разберешь, что же ты написал. В комнате не было ламп в потолке, как в предыдущих общежитиях. По видимому, освещение здесь есть только в общих комнатах. Парень осмотрел комнату беглым взглядом в поисках хоть чего-то, могли сойти даже свечи, было бы чем зажечь. Вдруг он заметил небольшую настольную лампу, покрывшуюся мелкой паутиной и пылью, стоявшую на верху шкафа с одеждой. Подставив свой стул, он кое-как все же смог достать лампу, чуть ли не насильно туда впихнутую. Шкаф почти доставал до потолка, а для лампы там совсем не было места.
С руками полными пыли и паутины он поставил старую лампу кремового цвета на стол, взял вилку и, еле найдя розетку в стену позади писательского столика, молился ,чтобы лампочка в ней была рабочая. К его радость, когда он вонзил вилку в розетку, часть комнаты осветилась ярким желтым светом, достаточно сильным, чтобы под ним можно было писать.
Парень сел обратно на стул, подвинул лампу, направив свет по-удобнее,  взял ручку, подвинул блокнот поближе и…Его рука замерла в милиметре от бумаги, отказываясь двигаться вперед, чтобы окропить своими темными чувствами эти белоснежные листы, казавшиеся чситым и безмятежным снежным полем, куда еще не смог дойти человек. Мысли резко прекратили свое движение, оставив его как дурака в одиночестве страдать, пытаясь придумать хоть какую-то первую строчку. Но ничего не выходило и лист так и остался снежно-белым. 
Он с грустным и подавленным лицом закрыл блокнот, отложил его в сторону, бросил на него ручку, и встав со стула, упал на кровать лицом вниз. Белье пахло еще держащимся на нем ароматом стирального порошка, заполнив его обонятельные рецепторы химией, слегка режущей нос. Парень скинул с себя верхнюю одежду, но опомнившись, поднял ее и аккуратно положил на стул. 
Все же здесь чувствовалась совсем другая атмосфера, нежели в людном общежитии. Здесь тебя не заставляли содержать комнату в порядке, хотя она у всех постоянно была примером прихода мини-апокалипсиса, судя по вони прокуренных простыней и штор и не выброшенных банок от пива. Не заставляли, конечно, но эта чудесная атмосфера будто шептала тебе на ухо : «Отнесись ко мне с уважением, и ты получишь тоже самое в ответ».  И вправду, все вокруг хотелось держать в чистоте.
Накинув на себя одеяло парень лежал и смотрел в потолок несколько минут, пытаясь привыкнуть к новому месту жительства, но сдавшись от просто положил руку себе на глаза и так уснул.
Вокруг царила тишина. Почти. Или не всегда? Тогда так…Вокруг царила пустота. Белая пустота. Или это было все сущее, просто выглядело все одинаково?
-А какая разница? – Спросил парень справа.
На лавочке, стоящей посреди белой пустоты сидели два парня. Они выглядели точно одинаково, звучали также. Да это просто был один и тот же человек. Скорее всего.
Это было поле белого цвета. Горизонта не было, как и облаков, как и солнца. Словно огромные белые стены ,начинающиеся непременно где-то вдали, пейзаж всегда выглядел одинаково безжизнено и пусто, как и все остальное. Но здесь были эти двое, а еще и что-то ,что их объединяло.
Возможно, это было вместо солнца, будучи его полной противоположенностью. Огромная черная пульсирующая сфера, висящая высоко вверху,  внутри которой то и дело переливалась какая-то черная жидкость. Каждый раз резко увеличиваясь и уменьшаясь, она издавала звук похожий на человеческое сердцебиение, отдававшийся в этих землях жутким и пугающим эхом.
Это была черная дыра, живущая внутри парня.
-Кто ты? – спросил первый.
-Я это ты, а ты это я. – Улыбнулся второй.
-Бред какой-то. – Первый опустил голову. – Как может быть два меня?
-Почему ты думаешь, что ты настоящий? Сможешь ли доказать? 
-Нечего тут доказывать, просто я знаю, что настоящий. Всем телом чувствую, что настоящий, так что заканчивай с этими глупостями.
-Но ведь и я чувствую себя настоящим, значит, по твоей логике, и я настоящий?
-Я же сказал. – Недовольным тоном заговорил первый. – Я настоящий, и точка.
-Хм.- тяжело вздохнул второй. –Так мы ни к чему не придем.
-Твоя правда. – Ответил первый, смотря в пустую даль, пытаясь найти там что-то новое.
-Мне кажется…-Осторожно начал второй. – что мы – один и тот же человек.
-С чего такие мысли?
-Просто так, в голову что-то стрельнуло, вот я и подумал. – Он встал ,улыбнулся и хлопнул себя в грудь. – А что, неплохая теория.
-Нет. – Первый отвернулся. – Я бы таким никогда не стал. Ни в жизнь.
-Все зависит от точки зрения. –Сказал второй. – Если посмотришь на здание с разных сторон, увидишь разные вещи. Так и мы, один человек, но с разных сторон.
- Не так же разительно! Дом есть дом, но он большой, а замкнутый человек будет замкнутым ,с какой стороны не смотри. Глупости.
-Ты не прав. – возразил второй, показав пальцем куда-то в сторону. – Посмотри туда и скажи, что видишь.
Первый повернул голову в сторону, куда показывал второй и увидел там целое стадо верблюдов, остановившихся, как на фотографии. Они шли через дюны , освещаемые ярким африканским солнцем, сделавших их менее четкими по контурам, но то, что это были вреблюды, спору не было.
-И что. Ну верблюды, на них то точно как ни посмотри, будут верблюдами. – Он про себя посмеялся. – Ну или хотя бы лошадьми.
-Вот тут-то ты и ошибся. – Воскликнул второй. –Идем со мной.
Второй резко соскачил с места и практически бегом направился к тем самым верблюдам на дюнах, возникших здесь неожиданно и выглядевших уж через чур вычурно на фоне белых стен этого мира.
Первый последовал за ним медленной походкой. Каждый его шаг отдавася эхом, распространявшимся во все стороны ,умирающем где-то далеко за пределом видимого. Он шел неторопливо, но каждый раз поднимая голову он замечал, что верблюды становятся какими-то не такими. Подойдя совсем близком верблюдов было совсем не увидеть.
-Это не верблюды, а лишь тени, созданные солнцем ,светящим сюда под углом. –второй толкнул пластмаску на дюне, расположенной под углом к их глазам. – А ты думал, что они живые, только из-за своей точки зрения. Как этот мир. С моей точки зрения он – полный, а с твоей –пустой. Главное наполнить этот мир чем-то, к примеру, смыслом, и уже не так плохо смотрятся эти белые пейзажи.
-С твоей точки зрения, наверняка, еще и стакан наполовину полон,да?
Второй с нескрываемым удивлением уставился на первого широко раскрытыми глазами.
-Это ты сейчас попытался пошутить?
-Неважно, просто заканчивай с этим.
-Подожди. – Вскликнул второй парень.- Мы еще не решили тот вопрос.
-М?
-Я настоящий или нет?
Парень проснулся, лениво открывая глаза, медленно осматривая свою комнату в утреннем свете. В ярком освещении старость мебели просматривалась еще легче, трещины еще глубже и отчетливей, а обои более тусклые. Но это не проблема, когда здесь он оставлен практически только самому себе. Была, конечно, еще одна девушка, но на ее счет можно не волноваться. Честно говоря, будет чудом, если ему доведется еще раз с ней встретиться.
Легкая грусть сразу поместилась в сонную голову, впрочем, как и всегда. Там давно появилось гнездо для негативных мыслей, так что это было в порядке вещей: ухудшать свое настроение на дню постепенно, в алгебраической прогрессии. С небольшой тяжестью в теле парень встал, с трудом открыл деревянное окно, заклинившее на середине пути, и вдохнул свежего воздуха. Утреннее солнце ярко ударило своими лучами прямо в его глаза, заставив отступить проснувшегося за шторы.  
Комната стало наполняться утренним студеным воздухом, неплохо охлаждающее тело парня, поэтому он стал как можно быстрее одеваться. На столе в углу лежали блокнот с твердым переплетом и ручка около него, оставленные со вчерашнего вечера после неудачной попытки выразить свои мысли. В этот момент его голову посетила мысль: «А что ,если мысли –это слишком интимное ,нежели вещи, которыми делятся со всеми, к примеру, успехами на работе?». Это не было лишено смысла, и все же ему было необходимо выразить свои мысли хоть куда-то. Раньше же он хотел выразить свои мысли хоть кому-то, но не нашлось подходящего человека. Так его внутрення дыра сжирала все больше внутреннего мира молодого парня.
Он надел свою любимую черную футболку, купленную им на свои первые заработанные продавцом в магазине деньги , вчерашние штаны , достал из чемодана полупустую зубную пасту с зубной щеткой и пошел умываться на первый этаж. Только открыв дверь, до его носа дошел аппетитный запах, несущийся с кухни. Сказать, что это было, довольно трудно, но там определенно было кофе, причем очень качественное. Наверняка это та девушка приготовила себе завтрак. Так что не на что отвлекаться – Подумал парень и пошел в ванную.
Взглянув на себя в зеркало .он еще сильнее разачаровался в своей жизни. Послесонные мешки под глазами выглядели просто ужасно, а опухшее от крепкого сна лицо будто было снятно прямо с ушлого алкоголика. Алкоголика ,которому около шестнадцати. 
Умывшись и пусть немного, но придя в более бодрое состояние, он отправился завтракать по наполненному светом кордирору. Тепло пробивалось сквозь стекла, создавая приятную температуру во всем доме, от которой хотелось лишь продолжить спать. Странно, но ни звуков готоки, ни звуков завтрака с кухни не доносилось, а девушку, идущую к себе в комнату ,он так и не встретил. Парень заметил, что она из дверей в пустую комнату была слегка приоткрыта, из-за которой доносилось странное шуршение. Осторожно пройдя мимо на долю секунды ,его глаза все же смогли увидеть внутренности комнаты. Правда, он все же не так много увидил, лишь большой шкаф, полностью уставленный книгами, практически не освещаемый солнцем. Наверное, это импровизированная библиотека. Раз никто там не живет, то зачем и площади пропадать?
Должно быть, звуки шуршания издавала девушка, когда выбирала себе новую книгу для чтения. Нос парня снова учуял тот самый странный и безымянный запах, доносившийся окуда-то из дома, но ни малейших предположений о его происхождении у него не было.
Зайдя на кухню ,парень не смог скрыть удивления. На столе его ждал еще горячий рисовый омлет и чашка кофе в глиняном стакане, испускающее пар. Около завтрака лежала небольшая записка, которую парень сразу же ринулся читать. 
«Прошу прощения за вчерашнее. С новосельем вас. Вы ,должно быть, голодны со вчерашенго ,так что сегодня я приготовила немного больше. Приятного аппетита.» 
Записка не была никем подписанна, но почерк, которым была написанна записка, был явно девушки, так что гадать и не стоит. Парень ,от удивления оставив в руках записку, тот же миг развернулся ко входу на кухню. Там ,нелоко выглядывая из-за угла, держася за уголок проема, стояла та девушка, в тот же момент испугавшаяся взгляда нашедшего ее парня и убежавшая в свою комнату, громко и быстро шагая по лестнице. Парень лишь запомнил ее прекрасные большие синие глаза и голубую кофту, из-под которой слегка было видно ее белую кожу и ключицу.
Завтрак оказался однимиз самых вкуснейших ,который он ел за всю свою жизнь. Даже его приемная мать в лучшие дни не готовила также вкусно. Омлет буквально таял на языке, а вкус риса расплывался по всему рту, полностью раскрывая свой вкус. Кофе был сварен из настоящих кофейных бобов, лежавших в открытой упаковке под одной из полок для пренадлежностей, наполняя кухню своим тягучим ,по-приятному горький ароматом.
Но что же делать? Девушка уже убежала, а поблагодарить за завтрак все-таки надо.
Парень заметил около записки укатившуюся за тарелку ручку, забытую девушкой, когда та в страхе убежала к себе. Он взял ее ,написал на записке : «Спасибо, было очень вкусно.» ,нарисовал кривое улыбающееся лицо и положил обратно на стол. Несколько минут допивая кофе, он думал, что же сейчас ему делать, чем наполнить свою жизнь, чтобы спасти ее?  Гудящий холодильник едва ли помогал его размышлениям, но как вчера он ничего не смог написать в своем блокноте, так и сейчас в голову не лезли те самые мысли, что приходили к нему в те моменты, когда становилось убийственно плохо.
Вымыв и поставив посуду на место парень пошел обратно в свою комнату, где также нечего было делать. И вставал попрос: «Что лучше: жить бездумно, как идиот, или существовать, но сохранять самого себя? А для кого тогда сохранять, если ты живешь только для себя?» 
-Ни то ,ни другое. – Проговорил он про себя, остановившись посередине коридора. 
Он повернулся ко входной двери, вспомнил, как вчера впервые ступил сюда, как перед этим его дух захватил уличный пейзаж, его отчужденность от остального мира и красота, уж совсем с ним не сопоставимая, и без дальнейших дум обулся в свои кроссовки и решительно отворил дверь. Прохладный воздух вонзился в его кожу, но он едва ли обратил на это внимание, выходя на улицу. 
Солнце, хоть и светило, находясь в своем зените, освещая каждый сантиметр земли, но его тепла заметно не хватало для тепла, а как уйдет, так точно наступят первые заморозки. Небольшая железная калитка с узором переплетенных винных лоз вчера вечером смотрелась немного более жутко, как из особняков с призраками. За ней была довольно большая доржка, ввся усыпанная желтыми листьями, уходящая в другую сторону ,от города, в отличии от той, какой дорогой вчера пришел парень. Деревья создавали закрытую тенями аллею .прохоядщие в самые глубины леса, чаровавшие своей непрекосновенностью и таинственностью, оставашейся даже при ярком дневном свете.
Пройдя вдоль полосы из деревьев около ста метров ,температура все же дала о себе знать, когда у парня начали бессознательно трястись окоченевшие поджилки. Быстро развернувшись и побежав внутрь общежития он решил вернуться сюда вечером, когда атмосфера этого места подойдет к своему апогею, а он оденется по-теплее. 
Кога часы на его телефоне наконец показали пол-седьмого вечера, он надел на себя свое черное пальто, достаточно теплое даже для поздней осени. Шапку он надевать на стал, так как хотел хоть как-то чувствовать всю ту острую свежесть ,присущую лесам осенью. Солнце на улице все еще освещало верхушки деревьев, но этого было заметно недостаточно, чтобы на земле или в углах около здания не начали появляться тени, растущие все дальше, ярче описывая свои границы. Листья под ногами громко шелестели, практически ломаясь от неожиданного груза ,обрушившегося на них. Парень вошел внутрь леса по дорожке ,замеченной днем, и пошел дальше ,в поисках чего-то необычного даже для этого места. Здесь все выглядело как из сказки, эти абстрактно чистые пейзажи, идеальная тишина и спокойствие. На дорожке не хватало одиноких скамеек, чтобы какой-нибудь постоялец аристократ смог бы присесть сюда, поставив около себя свою трость из черного дерева, закурил бы сигарету и стал бы наслаждаться видом, открытым перед ним. В некоторых местах ветки опускались настолько низко, что утром с них можно было бы собирать росу, будь от этого какой-либо толк. Еще бы здесь не было бы лишним хоть и редкое, но освещение. В дождливый поздний вечер было бы счастьем пройтись среди измокших деревьев , проходя по старому потрескавшемуся асфальту с лужами, отражающими свет ламп на столбах. 
Но даже без всего этого место было волшебным. Оглушительный шелест листьев, все еще оставшихся на дереве, когда сквозь них пробегал ветер, поднимая опавшие листья и кружа их в небывалом танце. Тусклые желтые цвета преобретали новые краски, когда им не хватало света ,превращая картину в английский парк в ночь.
Вскоре парень остановился около одного дерева, облокотился на его ствол, закинул голву и закрыл глаза. Его воображение начало рисовать новые образы, основываясь на звуках леса, свежести ветра и запахе холодной земли. Получалось что-то абстрактное, похожее на незаконченую структуру, витающую то туда, то сюда. Она менялась в форме и так хотелось, чтобы она остановилась ,чтобы рассмотреть это поближе, но сознание парня никак не могло поймать его на месте. Сдавшись, он открыл глаза. В его воображении прошло несколько минут, но в реальности солнце уже успело спрятаться за горизонтом, лишь маленькие слабые лучи освещали безоблачное небо, окрашивающееся в фиолетовые цвета. Почему-то, сейчас он очень сильно хотел закурить, хотя раньше ему никогда не доводилось пробовать сигареты. Просто атмосфера располагала именно к этому. Но сигарет у него не было, так что он оттолкнул свое тело от ствола дерева и лениво пошел обратно в общежитие, где неторопливо попил чай и поднялся к себе. 
Дверь неохотно открылась, показав уже потемневшую комнату. Солнце успело зайти полностью, так что общежитие погрузилось в кромешную тьму, где небольшой скрип деревянного пола пугал до чертиков. Парень повесил свое пальто на вешалку, потянулся за лампой и включил ее ,озарив комнату блеклым светом. Свет будто указывал своим центром на блокнот с ручкой, лежавшие на  столе. Онсел за стол, пододвинул лампу, открыл блокнот, взял ручку и закрыл глаза, пытаясь вообразить хотя бы те самые образы, какие были в лесу. Но тишина сдавливала уши, а в голове не было ничего, кроме темноты, слегка светлевшей от света лампы ,просачивающимся через веки. 
Парень оттолкнулся от стола, откинулся на спинку, поставив стул два две задние ножки, и уставился в тускло-белый потолок, пожлтевший от лампы.
-Почему же перенести свои мысли на бумагу так сложно? – Спрашивал он у пустоты, но та ему не ответила.
Особо ярким местом на потолке был небольшой круг от дырки в торшере лампы, выглядящий как солнце за вереницей туч.
На бумагу писатели излагают частичку себя, что всегда непросто. Даже небольшой кусочек дается всегда с трудом, ведь ты становишься хирургом, старающимся рассмотреть, что же под этой толщей мяса, и не вырвать ничего лишнего. Ты можешь ничего и не увидеть, а можешь оставить огромную рану глубо внутри, что никогда больше не залечиться.
Парень еще раз посмотрел в пустой блокнот. В этих белых строчках он видел все свое существование. Бессмысленное, незаметное, пустое. И как же такой же пустой, как эти строки, человек может вдохнуть в них какие-то мысли и переживания? Глупость какая-то. Прямо как «Если долго всматриваться в бездну, то бездна начнет всматриваться в тебя». Пугает, но пугают даже не строки, а то, что ты и бездна суть одно и то же. Бездна и человек.  Ужасно.
Парень с уставшим лицом закрыл блокнот, снял с себя верхнюю одежду, аккуратно положил ее на стул, наконец выключил лампу и лег в неожиданно скрипнувшую кровать.
-Зеленый. – Резко сказал второй.
-Что зеленый? – Спросил первый.
-Зеленый ведь самый крутой цвет, не правда ли? Везде он будет кстати, и в баре, и в ванной, и в подвале.
-Зеленый ,говорят, успокаивает… - Протянул первый. – Но фиолетовый лучше. Словно загадка, разгадать которую не под силу.
-Это потому что у фиолетового много оттенков?
-Никогда не слышал об оттенках фиолетового, но возможно. – Отговорился первый и продолжил о своем - Такой глубокий, что в нем можно утонуть. Красивый цвет и , мне почему-то кажется, очень одинокий.
-Теперь-то я понял  ,почему тебе он нравится. Хотя фиолетовый лес выглядел бы странно.
-Почему? – Безэмоционально возразил первый. – Это выглядело бы как в сказке, еще бы добавить темно-кисельного цвета туман  и одинокую дорожку сквозь весь лес. Это бы было волшебно.
-Ты вроде и пессимист, а думаешь о таких неземных вещах. Удивляешь, должен признать.  –Второй похлопал в ладоши.
-Потому что я умнее, чем некоторые. – Разозленно ответил первый. – и я не пессимист, а реалист ,хотя как тебе об этом знать…
-Фантасмагория.
-Ты что-то видишь?
-Не я. Ты. – Кивнул он в сторону первого. – Нагромождения фиолетового, леса и туманы. Еще бы немного людей, спрыгивающих с лиан или поместий с баньшами, кричащих что-то на своем языке, и была бы полная картина абсурда.
-Все, что ты мне пытаешься доказать – абсурд.  – Разозлился первый. – Отчего ты считаешь себя умным? Надеть на лицо маску добряка и стал лучше понимать мир? Это чушь, от которой хочется бежать из этого мира. И не посмею больше думать о твоих суждениях.
-Хорошо, тогда что ты думаешь о ней?- второй кивнул в сторону.
Белый мир резко переменился коридором на втором этаже общежития. В конце коридора ,аккуратно выглядывая из-за двери, стояла та девушка с синими глазами. Все картина была словно фотография, запечатлевшая всего одно  мгновение, но максимально детально.
-Мне…еще жаль. Не знаю, почему…
-И мне, так что не такие мы и разные. Жаль мне еще не довеллось с ней пообщаться, я хотел бы ее узнать побольше.
-И ты бы испортил прекрасную девушку, какую нигде больше не найдешь. Все идет так, как и должно. Не мути воду.
-Тебе кажется, что она прекрасная только потому, что она застенчивая? – Удивился второй.
-Это слишком поверхностно. Кроме того ,что она застенчивая, эта девушка очень…Как бы это сказать…Теплая…
-Э…- Второй на несколько секуд застыл от того, как первый сказал такую несурядицу с серьезным лицом, после чего расхохотался, наполнив белый мир своим смехом. –Ахаха, а ты романтик, я посмотрю.
-Эх… -Тяжело вздохнул первый. –Разговоры бесполезны. Ты дефективен, исчезни. Миру не нужны такие ,как ты, не воспринимающие ничего всерьез, увлеченные лишь вещами широкого потребления. Мерзость.
-Ну ладно, не кипятись ты так сильно. – Успокоился второй. –просто ты тут всегда говоришь унылые вещи, а сейчас прямо-таки душу мне вылил. Хотя твои слова подходят удивительно точно.
-Уже без разницы, просто замолчи. Я хочу отдохнуть от тебя.
Внезапно эти двое оказались на вершине какой-то горы в Англии, потому что с горы был виден океан, а снега на вершине совсем не было. Небо заволокло тучами и собирался дождь, но прямо над ними поглощая тучи находилась черная дыра, наполняющая себя все болше и больше, вбирая в себя новые элементы мира. 
Ветер завывал так сильно, что те двое вряд ли друг друга услышат, и тем не менее ветер не мог заглушить звук этой штуки сверху, разносящей свой глухой стук на весь мир. Первый сидел на нелепо выглядящей на вершине горы скамейке , а второй с интересом разглядывал многометровую высоту под собой.
-И он называет это спокойствием. – Сказал про себя второй, не слыша даже своих мыслей из-за ветра.
Первый только закрыл глаза ,наслаждаясь получаемыми ощущениями , и сказал шепотом:
-Как же здесь спокойно.
Шум за коном и редкие удары по стеклу разбудили парня. В полусонном состоянии он разомкнул свои глаза, полминуты смотря в потолок, будто всматриваясь в себя ,пытаясь найти ключ от своего тела. Похоже, очень скоро ключ был найден и он неохото поднялся с подушки. В комнате заметно стало прохладней, а за окном- темнее. Вроде и должно быть утро, но сегодня все значительно отличалось. 
Все еще не до конца проснувшись парень потянулся к окну ,чтобы посмотреть на улицу, закутавшись в одеяло. Отдернув плотные шторы, он увидел, как стекло перед ним плавилось и стекало жидкими каплями куда-то вниз. Ну, или так казалось. Вскоре он все же обратил внимание на регулярно постукивающий звук с другой стороны окна и теперь, наконец, он все понял. Слегка приподняв раму, он впустил на несколько секунд порцию свежайшего влажного воздуха, наполняющего силой и отлично бодрящего утром. Все деревья стали намного серее, солнечного света не ыбло из-за плотных облаков, а дорожка к дому покрылась лужицами, раскрывавшими каждый изъян дорожки и окрашивая ее в влажно-темный цвет. Создалось ощущение, что дождь будто выкачал часть красок из мира, ноплнив пустоту своим депрессивным цветом.  Террада падающих капель дождя заполнили комнату, но вместо того ,чтобы мешать сосредоточиться на чем-то одном, они привлекали к себе максимум внимания, заставляя слушать их сыпящуюся с небес песню все больше и больше. Так парень и простоял несколько минут, пока не очнулся и не закрыл окно. 
Взбодренный, он одел свои штаны и достал из все еще не разобранного чемодана новую футболку темного цвета. Открыв дверь до него ,как и вчера ,донеслись запахи прекрасного завтрака, от чего хотелось нестись на кухню, но очень тихий звук ,доносящийся слева, его остановил. Лсегка высунувшись из-за двери он уставился на источник звука. В конце  коридора стояла та девушка в ободке, длинной юбке и легкой голубой кофте, оголяющей ее ключицы. Ее темные волосы казались еще более глубокими и темными, чем раньше, а их ровность и длинна ,казалось, никак не пострадала от влажности. Она стояла около окна, держа в руках небольшую зеленую лейку, поливая какой-то цветок с розовыми большими ,но редкими лепестками. Услышав тихий скрип позади себя она резко обернулась ,и увидив парня, вжалась в угол, прекрастив поливать, и стенсительно поджала голову. 
Парень мирно поклонился , удивляясь застеничвости девушки, и спустился на первый этаж по скрипящей лестнице, которую сегодня практически ничего не освещало. Сегодня на завтрак была яишница с кусочками бекона внутри. Бекон прожарился идеально, а саму яишницу можно было есть даже без начинки, потому что яица были приготовленны идеально, без мелчайших огрех. Около тарелки с яишницей стояло все то же великолепно сваренное кофе, что и вчера, но кто будет против такой обыденности? И все же сегодня на столе уже не было записки, а развернувшись, парень не заметил в коридоре стеснительно подглядывающей девушки. Тогда он подошел к столешницам, обыскал каждую в поисках салфеток, нашел практически пустую пачку, в одном из ящиков сверху нашел еле пишущую ручку. С трудом, он написал на ней «Спасибо за завтрак, было очень вкусно» и положил салфетку на центр стола. Кажется, он начинает понимать, как можно общаться с той стеснительной девушкой.
Шагая по кориору и смотря в окна, парень понял, что сегодня он вряд ли сможет прогуляться по той аллее, потому что за окном продолжал царить сильный ливень, листья, поднимаемые сильным ветром, налетали на влажные стекла, а значит, сегодня практически нечем занятся. Ему ,конечно, нужно постирать свои уже заметно испаканные штаны, но ведь это всего около часа…И тут он заметил приоткрытую вчера дверь , в которой, кажется, находились книги.
-Что ж, хотя бы чтением  можно занять себя. – Подумал парень, приближаясь к двери.
Потянув за медную ручку, дверь с протяжным низким звуком открылась, протираясвоей нижней частью пол, где тот изрядно истерся. Как он и думал, дверь была открыта.  Останавливаясь со скрежетанием заржавевших петель, дверь медленно отворялась, натирая на деревянном полу еще большую проплешену. Как только дверь открылась ,на парня хлынул тот самый запах, какой он почувствовал с самой первой секунды в общежитии, но никак не мог понять ,что же это. Как же давно он не брал в руки книг ,что совсем позабыл их запах. Комната представляла собой ни что иное, как цельную библиотеку. Вдоль стен стояли стелажи с книгами, один даже расположился по центру, создавая несколько рядов, а другой стелаж закрывал оконный проем, из-за чего в комнате практически не было света. Парень прошел вперед и стал бегать глазами по истаревшим и прогнувшимся стелажам с старыми изданиями самых разных книг: от Толстого до Мураками. Пол с еле заметным скрипом прогинался под ногами парня, но тот уже не замечал всего этого, его сознание поглотили безмерные знания и истории, сокрытые в этих книгах. Вскоре всего два ряда из стелажей превратились в лабиринт, где парень запутался и не мог найти выход, постоянно бегая средь бесконечных полок с книгами. Но иллюзия отпала, и дверь вновь появилась перед ним, полуоткрытая, ловящая тусклые лучи света с улицы. Он нашел две наиболее заинтересовавшие его по названию книги: «Белый клык» и «Над пропастью во ржи», и пошел обратно в коридор. Как только он вышел в коридор то волшебное ощущение, словно попал в другой мир, отличный от твоего и наполненный невероятными увлекательными историями, сразу же отпало и он вернулся к не самой лучшей реальности.
Если здесь библиотека, вместо жилой комнаты, то что же во второй комнате на первом этаже? –Подумалось парню, и он не останавливаясь ,прикрыв за собой дверь библиотеки, пошел к другой комнате. Дернув за ручку он обнаружил, что и эта комната не закрыта. Медленно потянув на себя, парень открыл дверь, а та плавно показала ему свои внутренности. И еще один незнакомый запах ударил ему в нос, созвучный с какими-то легкими химикатами, такими повседневными, что на них никто не обращает внимание. Этот запах смешался с запахом цветов в кориоре, мирно себе живущих на подоконнике ,ждущие ухода за ними от той девушки. По их виду можно сказать, что она справляется со своей работой прекрасно. 
Он прошел в совсем темную комнату, открыв деревянную дверь настиж, чтобы рассмотреть что здесь находится, и обомлел. Здесь были и моря с океанами, и далекие норвежские леса, и гора Фудзи, пригород Англии и даже прекрасные дамы , лежащие на кожанных диванах в квартирах где-то в Нице, и много чего другого. В дальнем углу комнаты стоял планшет с пустым полотном на нем, около него лежала испачканная красками, которые уже засохли, палитра, под планшетом стояли банки с самой краской и полуоткрытый растворитель, от которого шел этот запах.  Справа в половину стены стоял старый кожанный диван, кожа которого покрылась складками и протертостями, но он все еще выглядил довольно дорого, хотя по линиям на полу было видно, как часто его перетаскивали из одного угла комнаты в другой, а остановились на месторасположении около стены. Вместо обоев здесь были полотна разного размера, с пейзажами на разные тематики. Написавшего это человека кроме как гением назвать нельзя. Нарисованные красками картины ,казалось, вот-вот оживут, вода хлынет на пол, листья с деревьев начнут влетать внутрь комнаты, паренек на велосипеде предложит тебе утреннюю газету, а дама попросит темного кофе. Очасти понимая, зачем все-таки здесь диван, парень сам и не заметил, как сел на него и с широкораскрытыми глазами стал рассматривать каждое полотно, и с каждой секундой он находил в них что-то новое. Вот здесь вот чайка вылавливает около побережья рыбу себе на завтрак, а здесь девушка в далеке торгует красными яблоками по цене, кажется, семь центов за одно. Энергия этого места прямо-таки пленила парня и он бы мог сидеть здесь всю свою оставшуюся жизнь, больше ни о чем не жалея, но его привели в чувство шаги, раздающиеся на лестнице. Маленькие шажки ног в носках почти не издавали звука, но в оглушающей тишине они были равны грому среди ясного неба.
Девушка шла готовить обед, неловко осматриваясь по сторонам, как только заметила приоткрытую библиотеку. Она заглянула туда, но никого не увидив, закрыла дверь и шурша своими носочками по деревянному полу на ушла готовить обед. Парень решил подождать ,пока он будет готов, чтобы приняться за только приготовленную еду, пока она находится на пике своего вкуса. Из кухни вскоре потянулись аппетитные запахи специй и зарящегося подсолнечного масла, подпитывая нешуточно разыгравшийся голод парня. Это был тот самый момент, когда, казалось, только сытно поел, но тут перед тобой поставили тарелку с роскошно выглядещим десертом, и как по щелчку пальцев в твеом желудке появляется дополнительное место. После пошли запахи вареного риса и ,жаренного лука и мяса. Ароматы наполнили собой весь дом, и если бы кто-то здесь жил помимо этих двоих, то они непременно сбежались на кухню с урчащими животами, не в состоянии устоять от запаха ее готовки. Звуки готовки через некоторое время стихли, пока парень тщетно пытаясь сконцентрироваться на книге читал «Над пропастью во ржи». Хотя он смог прочесть осмысленно лишь две страницы. Схватив с дивана вторую книгу он медленным шагом пошел на кухню, чтобы не спугнуть девушку, но его шаги в тишине отражались еще ярче, даже заглушая шум дождя за окном. Медленно выглянув из-за угла парень увидел девушку, смотрящую на салфетку с благодарность, которую он написал утром. На ее лице была настолько теплая улыбка, что тело парня на секунду обмякло  и он чуть не свалился на землю. Около нее стояли две тарелки с рагу, от которого исходили столбы пара. Аромат специй можно было учуять еще на улице, но на кухне было просто красочное представление из запахов, где, вполне возможно, вы бы увидели витающие в воздухе частички корицы или других трав.
 Парень лишь шагнул на перую доску кухонного пола, как девушка резко испуганно подняла глаза и уставилась смущенными, широко открытыми глазами. Ложка с рагу и вареным рисом зависла перед ее лицом, отчего она поспешила опустить ее в тарелку и удалиться с кухни, но парень быстро попытался ее остановить.
-Постойте! – Воскликнул он, выставив перед собой ладони ,останавливая девушку.  –Я просто пообедаю с вами. Если не хотите со мной разговаривать, то я и не стану. Не уходите, прошу. Ничего страшного не будет, если мы пообедаем вместе, не правда ли.
Девушка успела только привстать со стула, как ее настигли слова парня. Она все еще сомневалась, теребя свою длинную юбку, аккуратно рассматривая парня своими глубокими голубыми глазами, притягивающими взгляд. Немного робко ,она все же опустилась обратно на стул и медленно взялась за ложку, но не проронила ни слова. Парень, сердце которого билось как бешенное, после этого слегка подуспокоилось , и он опустив руки отодвинул свой стул и подвинул свою порцию рагу. Глаза уже поглощали это прекрасное мясо и великолепный вареный рис, хотя руки еще не притронулись к еде, но все пять чувств обострились до предела. Зачерпнув ложкой немного рагу и риса он полжил это в рот и замер. Через пять секунд молчания, когда даже дыхание девушки, ожидающей реакции, остановилось, парень проронил шепотом: «Бесподобно» , и продолжил есть с ускоренным темпом, толком не разжевывая еду. Девушка опустила голову вниз, чтобы скрыть свое покрасневшее лицо, но ей стало гораздо легче, правда она все еще ела очень медленно, потому что это было так для нее непривычно, есть в чьей-то компании. 
Парень закончил со своей порцией намного быстрее ,чем девушка. Ее еда пробудила в нем спящие радостные эмоции ,запертые в нем уже давно, поэтому он хотел поднять свою пустую белую тарелку и с радостным лицом сказать: «Добавки!», но вовремя одернул себя. Девушка ведь еще не могла прийти в себя, а тут такое навязанное общение, сразу убежит, напугавшись. Он пустую тарелку ,подставил ее под кран, протер трепкой и поставил на стол. После этого она развернулся, подешл к столу, где отыскал все еще лежащую там ручку, достал еще одну салфетку и написал на ней: «Это просто волшебно. Ваша готовка восхитительна. Я не заслуживаю такой еды.» Положив эту салфетку как бы невзначанай на стол он ушел в свою комнату, не дожидаясь ,когда девушка прочитает. 
-Наверняка она не притронется к записке ,пока я не уйду. – Подумал парень, поднимаясь по лестнице к себе в комнату.
Девушка ,подождав достаточно долго, взяла салфетку, прочитала ее содержимое и как-то грустно улыбнулась, будто жалея о чем-то.
Дождь ,как казалось по небу, никогда не собирался заканчиваться, закрывая весь небосвод своими серыми тучами, источающими точно слезы несчастных людей. Парень улегся к себе в кровать и принялся читать начатую книгу. Комната вскоре начала темнеть, поэтому он взял со стола свою лампу и поставил слева от своего плеча, чтобы та освещала страницы книги. Он так и не  услышал ,как девушка поднялась к себе в комнату, возможно, будучи слишком увлеченным чтением. Когда стало окончательно темно за улицей ,его разум не выдержал и он незаметно для себя прикрыл глаза и уснул прямо с книгой в руке, не обращая внимания на яркий ближний свет лампы и прохладу ,бегающую по телу ,неприкрытому одеялом. 
По улицам ходили толпы спещащих куда-то людей. Обычная картина города, ничего примечательного. Серые лица работников, снова опоздавших на работу из-за недосыпа, прогуливающие старшеклассники и прочий сброд, именуемый человечеством. Огромный поток состоял из маленьких частичек, каждая из них шла своим путем, но создавалась иллюзия организованности.
Среди всей этой толпы было два парня. Один сидел на скамейке, вычурно и неряшливо поставленной прямо на прохожей улице, а другой стоял около него, осматривая проходящих. Два парня изрядно мешали этому потоку, зачастую напоминавшему броуновское движение, но ни один из людей не удосужился любезно им сказать, чтобы они сместились куда-то в сторону. Нет. Все они просто обходили скамейку и стоящего парня, будто не замечая чего-то из ряда вон выходящего, нарушающего их принципы и нормы. Верятно, из-за того ,что это были именно эти два парня, ничего не происходило.
-Все куда-то идут…-Заметил второй, стоящий на краю потока людей. – Наверняка у них какие-то дела.
-Важные. Как же это относительно.
-Всмысле? – Спросил второй.
-Не ты ли мне говорил, что все зависит от точки зрения. Например ,работа в затхлом офисе для меня не важная. А вот для них это цель всей жизни. 
-Цель жизни – работать в офисе. – Грько улыбнулся второй. – Как мелочно. Словно пропускать мимо себя всю жизнь по пути на работу. Может вот она – жизнь – прямо за углом, а ты ,как положенно, идешь с поднятой головой, не замечая окружения.
-Ну, для них это важно. – Сухо ответил первый. – Самое главное, чтобы они так думали. Иначе иллюзия разрушиться.
-Иллюзия чего?
-Что это их истинная цель. Словно роботы они каждый день на протяжении десятков лет ходят на одну и ту же работу. Их разум замыливается, затуманивается ,и больше они ни о чем не могут думать. – Первый злобно улыбнулся, смотря в землю. –Пока их не ткнуть в ущербный вид существования, какой они ведут. Тогда-то слепые очки спадут с их глас, и души начнут раскалываться. 
Первый глубоко выдохнул, затем также глубоко вдохнул, перевел дух и продолжил.
-Людей с истинными целями практически нет, да и таких ты вряд ли встретишь на улице. Что-то вроде вымирающего вида в нашем мире ,где всюду пытаются навязать социализацию, разрушающую все начало твоей души. 
Люди, здания, дороги начали медленно исчезать ,превращаясь в белые, как мел, стены, горизонт ,воздух, все. Теперь здесь снова было ничего ,кроме двух парней, скамейки и огромной черной дыры, висящей над ними и монотонно издающей пугающие звуки.
-Этот мир бессмысленен. – Сказал второй.
-Почему?
-Здесь ничего нет. Без жизни и существование бессмысленно.
-Жизнь и есть сам факт существования.
-Я имел в виду существование, например, того камня. – Парень показал пальцем на огромный, размером с двухэтажный дом, валун, загораживающий большую часть вида. – Есть мы или нет, на нем это никак не скажется. Но и его существование, нахождение здесь, бессмысленно. Существовать без смысла – все равно ,что медленно умирать ,ожидая своей смерти.
-Ох, мистер Великий мыслитель, просвятите нас в смысл жизни, пожалуйста. – Отсутствующе вопрошал первый. – Вы так умело рассказывается всему и вся, есть ли у него смысл существования или нет. С вашей колокольни, непременно, лучше видно, что уготованно для всего сущего. Так почему бы вам не поделиться своим смыслом жизни?
-… - Второй сильно задумался ,приложив свою руку к подбородку, на его лице выступили морщины. Настолько сильно он задумался, но к ответу так прийти и не смог.
-Его ведь нет, да? – Спросил первый.
-Я такого не говорил.
-Если бы у тебя был смысл существования, то ты бы сразу же о нем сказал. – Тяжело вздохнув, заключил первый, вытягивая руку назад.
Позади него вырос огромный кусок чистейшего мрамора, какого не видел еще мир. Размером с статую свободы, он стоял ,отбликивая своей поверхностью невидимые частички белого свечения, появляющегося ,казалось, из самого пола, стен и потолка.
-Вот тот мрамор, например, всем своим видом кричит, что предназначен быть великолепной скульптурой. И у меня нет сомнений ,что так и будет.
-И все равно…
-И все равно есть парадокс. С миром. – Перебил второго первый. – Создай ты мир с разумом – разум погубит мир. Но создай ты мир – мир сам породит разум. Деструктивность заложена в самом существовании мира, где заранее предречена его кончина. Конец есть в камне, дереве, железном пруте, всем, что окружает тебя. Все это когда-нибудь погибнет ,исчезнет, раствориться во времени. Нужно лишь чтобы оно до него дошло.
-То есть, все те ученый, находящие ген ,отвечающий за старение и смерть, постоянно лажают, находя что-то иное?
-Старение, смерть, неважно. Все это есть с момента появления мира, и это не ген, молекула или что-то материальное. Это…Факт. Ты не потрогаешь и не увидишь это, пока свет вокруг не начнет угасать. Мир сам знает, когда ему стоит остановиться, прекратить этот фарс, и мы непременно бежим к этому концу.
-Ну, что я могу сказать – Немного шокированно продолжил второй. – Ты точно не можешь быть реальным с такими пессимистичными мыслями.
-Ахх.- Еще тяжелее вздохнул первый. – Дамы и господа, он все никак не уймется.
-Дамы и господа?
-Ну да, мы же на сцене.
Второй обернулся вокруг себя и понял, что стоял на сцене огромного театра. Сотни или даже тыячи красных кресел выстилались в одно единое полотно перед ним. Сцена была огромная, вымощенная теврдым крепким деревом, издающим гулкий протяжный звук, отдающий усиленным эхом в концы зрительского зала. Стены мраморно-белого цвета украшали золотые светильники и лаково-кофейного цвета колонны. Несколько десятков небольших балконов виднелись вверху, откуда можно было четко обозревать всю сцену. Но людей здесь не было. Пусто. Совсем. Любой шаг второго разносился протяжным эхом до конца зала и возвращался обратно, не встречая никакого противодействия.
-А почему так пусто? – Спросил второй.
-Ну, мы ведь только начинающая команда. Никто о нас не знает, вот никто и не пришел. – Спокойно выговорился первый, уткнув свой взгляд обратно в пол.
Немного постояв на месте, рассматривая каждый уголок зала, второй добавил:
-Знаешь…Существование такого театра без зрителей бессмысленно.
-Вынужден согласиться.
Прошла неделя ,когда парень въехал в общежитие. Жизнь казалась невероятно спокойной, а дни каждый раз преподносили что-то новое, закрадывающееся в душу, как например та аллея. Дождь лил все эти оставшиеся четыре дня, но сегодня ,не смотря на закрытое тучами небо, дождь отступил, открыв доступ к прогулке на улице. Свежесть улицы давно проникла в дом, отчего запах старости перемешался с запахом свежести и влажности, создав невероятно комфортную атмосферу для прочтения пары книг. Окна все время трещали, норовя выпрыгнуть из своих положенных мест, скрип петель и держащего их на месте дерева то и дело пугал, что вот-вот и вылетит. Временами дождь на несколько минут или даже час затихал, казалось, что все кончилось, и все же непременно продолжал заливать пустынную улицу и одинокую аллею. Но дождь прошел ,а окна остались целыми. К слову, та девушка вообще не волновалась об окнах ,словно для нее это не в первый раз.
Он уже успел привыкнуть к завтракам и обедам с этой девушкой. Правда за эти четыре дня они так и не перекинулись хотя бы парой слов, сидя постоянно в молчании. Но это не было чем-то плохим. Ее компания была приятной и без общения, просто ее аура наполняла парня теплотой, какую он уже давно не чувствовал. Та девушка относилась к нему ,как к хорошему человеку, даже толком не зная его, даже не зная его имени. 
Так проходило их утро , обед, иногда даже ужин. Оба сидели на своих стульях в тусклом свечении еле заметного солнца, лучи которого кое-как проходили сквозь массивные тучи дождя, источающих миллионы капель. Оба ничего друг другу не говорили, даже не смотрели. Их глаза были либо в еде, либо в книге, когда оба нечаянно зачитались после трапизы ,забыв перейти в свои комнаты. Обычно после получаса чтения кто-то из них хочет поменять свое положение на стуле и замечает, что находится в непривычном месте, после чего встает и своими шагами будит второго. И это все повторялось достаточно ,чтобы парень привык ежедневно проводить свое время именно так.
Он уже успел прочитать «Великого Гетсби» и принялся за вторую книгу. За эти несколько дней он вспомнил ,как это прекрасно – держать книгу в руках, пропитывать себя ее историей и мыслями автора. Проводя дни у себя на кровати он редко отпускал свою книгу из рук, от рассвета и до заката не отрываясь от страниц, разве что день в это время мало чем отличался от ночи. Однажды он одним глазком подсмотрел название книги, что читала девушка. «Война и мир». Парень определенно где-то уже слышал это название, правда ,не мог вспомнить где. То ли это знаменитое произведение, то ли это было в школьной программе. 
Сегодня стоял особенно резкий едкий запах порошка, доносящийся с первого этажа. Из-за того, что дождь наконец кончился, грязную одежду можно было выстирать и вывесить на улицу сушиться. Девушка уже положила в стиральную машину какие-то свои вещи, поэтому парень также поспешил собрать свое грязное белье для стирки. Чемодан у стены уже был опустошен, на парне были последние футболка с штанами и ничего больше не оставалось. Сложив огромную кучу одежды в небольшую корзинку, в которой эта самая одежда еле еле умещалась, не вываливаясь за нее, парень пошел на первый этаж. По мере приближения запах становился все сильнее, нос будто резали стеклорезом. Звук работающей стиральной машины был поистине мощным, сотрясая своими звуковыми волнами хлипкую ближнюю дверь, за которой крылись полотна художника ,жившего здесь когда-то. Стоящая в углу девушка не сразу заметила парня, мирно сидящая на мешке с порошком и читающая свою книгу. Глаза были прикованны к книге, коленки поджаты к телу, растягивая уже традиционную длинную юбку. Парень максимально тихо прошел поближе и стал ждать, когда ее одежда достирается, но при неловком шаге одна из футболок выпала из корзинки. Шума это практически не создало, а за работой стиральной машины падение не было слышно тем более, тем не менее девушка испуганно вздрогнула, рефлекторно отступив назад, но позади была стена, и она неловко ударилась затылком об деревянную стены с глухим стуком. 
Мило пискнув ,девушка поспешила уйти в свою комнату, не дожидаясь своей одежды. С покрасневшим лицом и небольшими капельками слез на сжатых от боли глазах она быстро промелькнула около парня, чувствовшего себя крайне неудобно, и пошла на второй этаж.
Но тут ,неожиданно, в дверь постучали. 
-Я думал,что тут больше никто не живет, как говорила старушка. – Задумался парень. – Да и ей за арендной платой рановато еще.
Девушка, как раз проходившая около двери, медленно и неуверенно прошла к двери. Из-за двери опять донеслись стуки, такие грубые и нетерпиливые, что открывать совсем не хотелось. Медленно отодвинув дверь в сторону девушка встретила перед собой взрослую женщину, лет сорока пяти, если судить по внешности.  Она выглядела очень солидно: деловой костюм, черная блузка под ним, собранные в жесткий хвост каштановые позади волосы, небольшая сумка под плечом , дорогие туфли на высоком каблуке. Все ее одежда кричала о том, что это успешная женщина и нутро вот-вот хотело тебе приказать перед ней преклонятся, но ее внешность…пугала. Лицо было практически полностью в тонких морщинах, выражение сильно озлобленного на всех окружающих человека, лениво подкрашенные глаза, вычурные позолоченные огромные серьги , недобро открытые губы с стянутыми вниз уголками и давящая гнетущая атмосфера, от которой стоит держаться как можно дальше.
-Кто ты? – Спросила женщина у девушки.
Та ,не на шутку испугавшись, начала отступать назад, медленно скользя носками по полу, чем сильнее разозлила женщину.
-Я спросила кто ты? – Женщина неожиданно перешла на крик. – Тебя не учили отвечать людям, или теперь у всей молодежи принято не уважать старших, А?
Девушка от крика еще быстрее попятилась назад  и нечаянно споткнулась об небольшую ,выпирающую из пола деревянную, палку.  До сих пор ни сказав ей ни слова ,она дрожала от оглушительного голоса женщины, стоящей прямо над ней, нависающей мертвым весом. Девушка упала неприготовившись к удару о деревянный пол, поэтому ее копчик ныл неприятной болью, путая и без того бешенно метающиеся в голове мысли.
Парень за громкими звуками стиральной машины все же услышал небольшой звук, а ногами почувствовал вибрацию, распространившуюся по полу. Кинув свою одежду напол, он бегом примчался к двери. Только выйдя из-за угла он увидел в тускловато-желтом свете того, кого хотел видеть меньше всего. Мать.
-Ох. – Изумленно воскликнула мать, страшно жутко улыбаясь ,выпячивая все свои неприятные стороны внешости. – Так все-так риэторы не соврали, что предложили тебе это место. – Она по-злобному посмеялась. – Знаешь, а я ведь тебя обыскалась. Куда же это мой неблагодарный сын заплутал, когда оставил мать одну.
Она ступила внутрь, и будто все помещение начало наполнятся мраом, исхоядщей от этой женщины. От ее жуткой улыбки, переходящей в садисткую ухмылку с пригоршней ненависти и гнева у парня проходили мурашки по коже, а девушка, все еще лежавшая на полу, оцепенев, могла лишь смотреть на нее своим испуганным беглым взглядом.
-Тебе, похоже, никто никогда не говорил  про благодарность. Как ты мог забыть, сколько я тебе отдала, как мы с моим мужем о тебе заботились, а ты все взял и бросил, как использованную бесполезную игрушку! – Она на секунду опустила свою голову, пустив ненормально едкий смешок. – Я понимаю. Понимаю. Мы тебя избаловали. Нужно было воспитывать тебя жестче, чтобы ты не сбежал.
-Зачем ты сюда пришла? – Наконец начал говорить парень, смотря на свою мать ,изо всех сил сдерживая гнев. – Чтобы продолжать свои разговоры психически больного? Ты давно потеряла связь с реальностью! Очнись, посмотри на себя в зеркало, что ты с собой сделала!
-Закрой рот! Не разговаривай так с матерью! – Закричала женщина. От крика зазвенело в ушах, окна затрещали ,а девушка очнулась от оцепенения, начав еще сильнее дрожать и отползать назад.- Вы все виноваты, что мой муж мертв. Никто даже о нем сейчас и не вспомнит! Да что ты сделал для нас?! Сделав вид, будто так и должно быть. Продолжил жить своей жизнью! Я видела, как ты стоял на похоронах. Как бездушная статуя, не осознающая происходящего! 
Она насильно вдохнула еще больше воздуха, наполнив свои легкие избытком воздуха. Ее лицо сильно покраснело от крика, морщины превратились из едва заметных в глубокие впадины на лице.
-А теперь чем ты занимаешься после стольких лет любви и ласки?! – Она показала дрожащим от гнева пальцем на уже стоящую за углом девушку. – Живем с какой-то девкой, бросив мать ,которая на тебя пол своей жизни потратила. Что за ничтожевства вы оба! Один бездушный, другая какая-то недоразвитая п…
Ее голос оборвал хлесткий шлепок по щеке. Рука парня не знала пощады, оставив на ее щеке заметную красную полосу, за которую та схватилась.
-Хочешь поливать грязью меня- пожалуйста, я всегда готов. Но ты и взгляда в ее сторону не заслуживаешь, не то что гадкого слова. – Холодно произнес он , смотря свое матери прямо в широко раскрытые ошеломленные глаза. –Ты не заслуживешь той благодарности, о которой просишь. Выметайся! Чтобы тебя и близко здесь не было.
Женщина несколько секунд, может полминуты, стояла неподвижно всматриваясь в необычайно холодные глаза своего приемного сына. Больше они не выказывали ни жалости, ни сожаления, ни грусти. В них буквально читалось : «Не приближайся ко мне!». Держась за свою болящую щеку она выбежала из дому, чуть ли не подскальзываясь своими каблуками на все еще влажных листьях. Вскоре ее силуэт растворился за желтой листвой деревьев и гнетущая атмосфера скоро отступила.
Резко захлопнув дверь ,парень упал на колени, тяжело дыша. Конечно ,ведь он только что преодолел самого себя. Еще никогда ему не приходила мысль ударить свою собственную мать. Любые оскорбления он всегда принимал не слишком близко, зная, что большая часть из них – правда. Он не заслуживал всего этого, поэтому та критика была зачастую истиной. Но сейчас она задела ту, кто даже не успел еще испортить себя в этом жутком мире. Она задела самую чистую душу, какую видел парень за свою короткую жизнь. И за это он ее не простил. Гнев буквально вскипел внутри него, рука сама занеслась и ладонь решительно готовилась к удару. 
Это было что-то на него совсем не похожее. Кажется, книги все же могут дополнять те чувства, которые отсутствую в человеке. Слова и мысли из книг залатали хоть и немного ,но несколько важных дыр внутри души парня, из которых вытекали важные вещи, без которых человек превратится в бесполезную биомассу- чувства.  И ,казалось, он начал неходить в этих монотонных черных строчках то ,чем можно закрыть свою пустоту внутри. Но кроме того ,что книги укрепили его шаткий характер, более ничего не случилось. На душе оставался все тот же тяжелый ком недопонимания мира и себя самого, тянущий парня вниз во тьму. Казалось, с каждой ночью он погружался еще глубже в темную неизведанную пучину , темную ,словно сотни литров разлитых вязких чернил. 
Девушка ,увидев как парень упал, быстро подбежала к нему помочь, думая, что ему плохо. В каком-то смысле так и было- тяжелое дыхание, он сидел на одном месте, уставив свою голову в деревянные доски пола и не произносил ни звука. Она опустилась на коленки позади него , подползла ближе и положила свою белесую руку на кисть. Это был первый раз, когда они коснулись друг друга. Парень сразу же пришел в себя, будто получил разряд током, прошедший через все тело несколько раз. Ее по-приятному холодная ладонь сильно ощущалась на его горячей кисти, из-за чего парень на секунду допустил в своей голове желание прислонить ее к свое щеке, но тут же отбросил такие мысли.
-Я в порядке! –Воскликнул он от прикосновения девушки. – Правда. Можешь не волноваться. Просто немного перенервничал. Такое бывает, наверное. Скоро оклимаюсь ,просто мне нужно немного отдохнуть. Прости ,что тебе пришлось услышать и увидеть. Надеюсь ,что она больше сюда никогда не вернется.
С горечью он пытался отвести глаза от девушки, но та сжала его руку в своей ладони, силой заставляя посмотреть на нее. Он повернул лицо и увидел, как перед его лицом раскинулось бескрайнее море, над которым влавствовал легкий рассвет. Девушка смотрела парню прямо в глаза, будто говоря всем своим выражением : «Ты точно в порядке? Тебе точно не нужна помощь?», но ничего не произносила в слух. Она нагромоздилась над ним, с каждой секундой все сильнее наклоняясь над ним.
-Говорю же! – Вторя своим словам повторял парень, испуганно вытянув свою руку из заботливой хватки. –Все в порядке. Но если тебе уж так хочется помочь мне, то пожалуйста, приготовь свой традиционно великолепный обед. Тогда я точно буду счастлив. 
Парень широко улыбнулся ,скрывая свою смущение. Девушка удивленно отползла от него, несколько секунд не меняя выражения лица посмотрела на него ,и быстро неуклюже убежала в сторону кухни.
В окна уже светило раскрыв все свои силы солнце ,освещая улицы за все пропущенные дни. Красноватые лакированные деревянные стены начинали светить зеленоватыми оттенками, на них весело появлялись тени различных цветов, за которыми девушка неустанно ухаживала. Стиральная машина все еще работала, но по выбранному заранее режиму уже начинала сбавлять обороты. Вскоре ее гудение и вибрация совсем прекратились, парень вытащил много мокрой, мятой и сильно пахнущей порошком одежды девушки, сложил ее в корзину ,стоящую неподалеку и положил внутрь барабана свою одежду. Засыпав в специальное отверстие убийственно пахнущего порошка, парень включил стиральную машину и решил пойти в свою комнату, ведь в любом случае делать было нечего.
На кухне раздавался необычайно громкий шум рьяной готовки, доносились во много раз более сильные ароматы ,даже звуки шипящего масла казались сегодня громче. Девушка выкладывалась на полную, отдавая всю свою энергию в свои блюда. Много раз подпрыгвала сковородка, рисоварка беспристанно находилась в включенном состоянии, добрая половина столешниц и верхних шкафов были открыты на распашку, ничуть не мешая девушке искать во всем этом бардаке нужные ингредиенты. Люстра надж столом едва покачивалась, но ее мелкие хрусталики все же отражали свет, наполняя скучную кухню редкими и небольшими , но яркими желтыми солнечными зайчиками, бегающими по стенам.
Парень слышал абсолютно все ,что происходило на кухне даже из своей комнаты, что разыгрывало в нем нешуточный аппетит. Даже на книге было невозможно сконцентрироваться, когда снизу наверх поднимались сочные ароматы, которые так и хотелось вытянуть из воздуха и превратить в настоящую еду. К сожалению, так сделать было нельзя. Чтобы хоть как-то себя занять, парень решил проверить оставшиеся две пустые комнаты на этом этаже. Все же здесь больше никто не живет, а те комнаты на первом этаже были далеки от заурядности. Пройдя по ярко освещенному коридору парень остановился напротив двери, ближайшей к его. Дернув за ручку ничего не произошло, да и сама ручка повернулась лишь на половину, решительно отказываясь поворачиваться дальше. Осталась еще одна. Та ,что была напротив комнаты девушки. Лениво обхватив ладонью ручку второй двери, парень лишь слегка наклонил ее ,как ручка отпала от двери и со звоном упала на пол, прокатившись по нему полметра. 
Парень буквально подпрыгнул от испуга и покраснел от смущения, думая, что только что он сломал ручку двери. И вправду, внутренний стержень был покарежен ,а его углы смотрели куда-то в сторону ,а не прямо ,как должно быть. Но помимо этого на стержне была ржавчина, покрывшая большую его половину. «Все-таки я ее не сломал» - вздохнув ,подумал про себя парень и облакотился всем телом на стену позади. До носа дошел еле уловимый запах старинных книг, цветов и старой мебели. Парень развернулся. Позади него была дверь в комнату девушки. От одной только двери исходила энергия спокойствия, природной красоты и изящества. Его схватило сильное желание отпереть дверь и посмотреть ,как живет та девушка, но вовремя осекся. Все же, нельзя так просто врываться в чужое личное пространство.
Парень, прочитав несколько десятков страниц книги, спустился на первый этаж, где уже утихали звуки готовки, но крепчали ароматы. Солнце уже прошло свой зенит, отчего коридор окрасился в светло-оранжевый цвет. Стиральная машина уже не работала, но парень решил зайти за своей одеждой позже, не портя свой аппетит запахом порошка и стираной одежды.  На кухне запахи создавали свою световую гамму: красный, зеленый  и оранжевые цвета будто повисли в воздухе, отделившись от самой еды. На столе стояла тарелка с отбивной с панированными сухарями, лежащей на ровном, хорошо проваренном рисе. Справа от тарелки с отбивной стояла тарелка с ровными кусочками тофу, сквозь которые можно было рассмотреть другой конец кухни. Девушка ,заметив парня на кухне, поставила в мойку кастрюлю, сковородку и несколько грязных тарелок, налила на них немного воды и вернулась к столу, где ее ждала своя порция.
Сейчас она вела себя…странно. Не сказать ,что скованно .и не сказать ,что расслабилась. Что-то определенно поменялось. Она осторожничала? Глаз девушка не поднимала, аккуратно вложила несколько кусков тофу на горячий рис ,подождала ,пока они растаят , разрезала на небольшие кусочки отбивную и медленно поедала смешанными порциями. Парень, смотря на это прямо театральное действо, в благодарность за свою еду хлопнул дважды в ладоши, поклонился в сторону девушки, палочками достал пару кусочков тофу, размазал их по рису и принялся пробовать его. Еле сдерживая свою много раз удовлетворенную улыбку, он отрезал большой кусок отбивной и положил его в рот, после чего не удержался и завыл от удовольствия. Девушка от неожиданных звуков ,портящих ее концентрацию, вздрогнула, но воздержалась ,чтоыб поднимать голову.
Довольно чавкая и поглащая свою порцию, парень как всегда закончил намного быстрее, чем девушка. Он взял свои тарелки ,поднес их к мойке, вымыл их и принялся за те ,что уже здесь лежали. Девушка незамедлительно вскачила со свеого места, что аж стул чуть не упал, и недовольно ударила по рукам парню. Он посмотрел в ее лицо, выражающее неловкое недовольство, смущенно отвел взгляд и почти сразу сдался. От ее взгляда ему прямо в глаза у парня что-то сжималось внутри и становилось очень больно и грустно. Такое происходило почти всегда, когда он смотрел на девушку, но сейчас боль была куда сильнее и ощутимее.
-Спасибо за обед! – Радостно поблагодарил он девушку и вышел с кухни.
Лениво забрав свою одежду из стиральной машины парень вышел на улицу, спеша из-за ледянного ветра повесил сбоку от дома на небольшую веревочку ,повешенную сюда специально для сушки одежды, повесил одежду и бегом вернулся назад, растирая похолодевшие руки.
По неожиданно скрипящей лестнице он поднялся в свою комнату, подгоняемый залетевшим внутрь холодным порывом ветра. На кухне все еще были слышны звуки мытья посуды, но парню отчего-то было неприятно их слышать, поэтому она плотно прижал дверь ,лег на кровать, и открыл книгу. Но…удовольствие от книг куда-то ушло, испарилось. В каждой строчке была частичка горечи, недовольства ,будто в них нехаметно прокралась змея и наполнила слова едким ядом, разрушающим тебя изнутри. Каждая страница причиняла непонятную боль, нервозность , появлялось несогласие со всем написаным, с действиями героев. Еще немного и парень окончательно бы возненавидел эту книгу ,но вовремя хлопнув книгой он закрыл ее и отложил под кровать. Он встал, вытянулся ,пытаясь выгнать все неприятные горькие мысли и ощущения из головы, только все не получалось.  Была внутри эта невнятная неприязнь к окружению, везде виднелось что-то, что хотелось вынести из комнаты и больше не смотреть на это. 
Свежий прохладный воздух, просачивающийся сквозь окна ,стал необычайно спертым, им невозможно было дышать, телу явно не хватало кислорода. Словно сам дом менялся с его отношением к нему, и сейчас становилось лишь хуже. Парень ,оттолкнув дверь ,выбежал в коридор и оперся о перила лестницы, пытаясь вдохнуть свежего воздуха и ,наконец ,собраться с мыслями. Подпирая руками голову, он положил их на красноватое потрескавшееся дерево ,из которого ,похоже, была сделана львиная часть дома. Но это было не чем-то плохим, просто ощущение создавалось странное. Сейчас нигде не увидишь ,чтобы комната, даже в общежитии, выглядела точно ,как и другая .Все пытаются придать персональность своей комнате, чтобы она всем своим видом кричала: «Я его комната, и ни чья другая!». Здесь же все рамки стирались. Этот дом вообще нельзя назвать регулярным общежитием. Рамки тебя самого здесь юудто стирались ,чтобы ты мог получить внутрь себя что-то новое, увидеть, как бывает по-другому. Слово «Рамки» здесь не совсем уместны. Если только само место не огромная рамка, и вы живете на картине внутри этой рамки.
Парень , тяжело дыша, закинул вверх голову ,прикрыв глаза. Он видел лишь тьму, по краям переходящую в сильно туслые цвета оранжевого из-за света, просачивающегося сквозь веки. В ней не было ничего ,за что могло уцепиться сознание ,словно парашютист ,пытающийся дотянуться до кольца своего парашюта, который тот забыл еще в самолете. Парень открыл глаза. Деревянный ребристый потолок, монотонно прохоядщий по всей площади коридора. Но прямо над ним он был другим. Небольшой квадрат из сплошного куска дерева с железной ручкой на одной стороне. Похоже, это был вход на чердак. Ручка была слишком высоко ,чтобы просто так до нее дотянуться. Парень сходил в свою комнату за стулом, поставил его прямо под вход ,встал на него и медленно потянул на себя. Удивительно плавно панель отошла от потолка, медленно раздвигая небольшой трап , ведущий наверх. Сверху сразу налетело кучи пули, да и сам трап был весь в пыли, но парень ,не обратив на это внимания, пошел на верх. 
Наверху оказалось довольно темно, из-за отсутствия окон, и только через редкие щелочки в крыше виднелся слабый солнечный свет. В таком темном помещении из окружения можно было разобрать лишь то, что здесь было очень много каких-то коробок. Большие, маленькие, все стояли где хотели. Похоже, их не ставили сюда в каком-то порядке, чтобы потом забрать, а просто ,чтобы поставить и забыть. Дышать было трудно, пыль залетала в легкие с каждым вдохом, и даже ладонь перед ртом не особо помогала. Толкнув одну из коробок ,парень услышал сильный металический звон, как будто множество маленьких железных вилок в перемешку с ложками кинули в одну полку. Парень подумал, что здесь нет ничего интересного и уже хотел уходить ,но в его глазах промелькнуло, и это что-то закричало немым голосом :«Посмотри на меня!». Он резко остановился на половине спуска и поднялся обратно. Посмотрев в даль он заметил что-то, стоящее в самом углу, высокое и узкое, очевидо не коробка. Оно не блестело, не было большим или красивым, что можно было разглядеть в темноте. Эта вещь вела к себе только из-за своего естевства, но оно было колоссальным, сравнимо с той аллеей. Парень приблизился и протянул руку вперед. Ладонь обвила что-то деревянное, узкое ,но не однородное. С одной части этой вещи что-то было железным и тонким. Подвижным. Вещь легко двинулась навстречу парню, когда тот потянул ее, пока внутри него начинала загораться искра для большого костра. Прохояд сквозь стены воздуха, эта вещь накапливала внутри себя силу, резонируя с воздухом, наполняя его нзким ,едва уловимым звуком. Парень подошел ближе к спуску и поднес вещь к свету. Черное лакированное дерево уже иссохло, покрывшись толстыми слоями пыли, само дерево давно выцвело, изогнулось от своей изначальной формы, но все также чаровала взгляд и томила ожидания. Старенькая ,отличная от классической акустическая гитара, гриф и нижняя дека были немного больше. Струны немного подржавели, потускнел узор в виде цветущей розы с острыми шипами, выполненный белой краской.  И все же она даже сейчас могла зажечь огонь в сердцах людей, найдись тот человек, что раззажет его. 
Пальцы коснулись струн, ладов, нижней деки, будто вспоминая моменты из детства, когда парень с его отцом иногда собирались в зале и отец начинал обучать сына, как играть на гитаре. Проведя пальцами по струнам , по ушам будто провели ножом. Гитара была сильно расстроена ,и это понимал даже такой любитель , как он. Парень зажал несколько струн и провел по струнам еще раз. Да ,точно , она была расстроена , но почему же ему хотелось продолжать? Все эти воспоминания ударили в голову ,как цунами, устраивая потоп в  его чувствах. В груди что-то сильно сжалась, не давая нормально дышать. Картинки запрыгали в его глазах. Какие-то были из прошлого. Другие же были из последних дней. И каждая из них сопровождалась новым всплеском эмоций, причиняющих еще большую боль
 Парень молчал. Он перестал зажимать струны. Он понял ,как легче всего остановить бурю внутри него. Он отложил гитару в сторону, оставив ее около одной из коробок, спустился вниз, закрыл за собой панель, поднял стул и втащил его обратно в комнату. На его лице не было ничего ,кроме гнева на самого себя, на все окружение. Если бы это было возможно, то его лицо превратилось в сплошную черную маску, без черт лиц. Даже свет бы утопал в ней. Хорошие чувства сейчас причиняли боль. А плохие причиняли вдвойне. Деструктивность самого себя была неподвластна парню, но когда она накатывает, то легче всего отгородить себя от окружающего мира. Чтобы не чувствовать ничего. Перестать существовать. Было бы идеально.
Он встал посреди своей комнаты, его взгляд завис на одной точке, лежащей во дворе за окном. Парень не произносил не слова, медленно ,почти незаметно дыша. Послевкусие от разговора с матерью пришло из тени , затисавшееся в сознании, но не ушедшее далеко. Оно подступило медленно ,но сейчас оно чувствовалось в полной мере. Вся эта горечь, этот гнев и ненависть резко выбрались на самую высокую ступень ощущений, затмевая все остальные.
Сколько прошло времени, пока он сидел на верху, пока он стоял в комнате безмолвно? Солнце уже пускало свои последние исчезающие лучи, и все погружалось в удивительно враждебную тьму, в какой не было прекрас.  Почти везде можно найти прекрасное, даже в самом ужасном, но сейчас будто все это высосали из этого мира, оставив его прямолинейным, серым, ничтожно и гротескно унылым.
Его глаза скользнули по столу, где все еще лежал пустой блокнот. Он так и не обзавелся ни единым словом, оставаясь девственно пустым. Когда парень садился за него, мысли в ту же секунду убегали в комнату внутри его сознания, пряталясь внутри, а ключа от этой комнаты у парня не было. Так он и сидел, смотря в пустые строки. Но, как говорят, если всматриваться в бездну, то бездна начнет всматриваться в тебя. Казалось, строки размывались ,и лист превращался в единое белое марево, в котором ,словно в море ,утопали слова без шансов всплыть и явить себя миру.  Они погибали, и вместе с ними погибала частичка парня. Эта белезна давила на него ,будучи его почти точной копией. Оба пустых. Оба бессмысленно существовали, не зная, нужны ли они кому-то в этом мире. 
Подобное существование – хуже смерти.
Становилось гневно, досадно, горько от единого беглого взгляда на блокнот. Он схватил его  и с нескрываемым гневом бросил его в сторону. Блокнот глухо ударился о стенку, упал где-то в угол и остался там лежать. Парень даже не смотрел, куда он падал, падая на свою кровать в поисках укрытия для своей психики. Он видел в блокноте все свои дефекты, всю свою ничтожность, от которой ком подступал к горлу, не давая дышать. С виду – обычный парень, а в душе – пусто, да и все стены оболочки обветшали, рушились и падали по дсобственным весом, который не могут сдержать.
Кристально белые стены, но уже выстроившиеся в строгий коридор. Плитка, отражающая зрителя, незадачливо всмотрившегося в нее. Люминесцентные лампы ярко освещали проход. Даже слишком ярком, слепя двух парней, единственных, кто находился здесь, в этом стерильном помещении. Больше всего это походило на коридор больницы, только здеьс не было и звука, намекавшего на его работу. Лишь гулкие звуки ,схожие с сердцебиением, разносились по коридорам. Один из парней сидел на скамейке. Вытащенной из какого-нибудь парка, от больничной она отличалась довольно сильно.
-Здесь тихо. – Произнес второй ,рассматривая окружение.
-Так и должно быть. Никто не должен никого тревожить. У всех есть свое личное пространство, и твое заканчивается там, где начинается мое. – Первый помедлил ,а после продолжил. – Здесь ,правда, границы немного смазываются. Но это, скорее, вынужденная мера. От нее не убежишь.
-Зачем ты мне это рассказываешь? – Спросил второй.
-Просто опередил твой вопрос. 
-Так значит, ты знаешь?
-Что?
-Что это тоже болезнь. – Парень показал рукой перед собой.
Перед ними в коридоре стояла женщина лет сорока, ее офисный костюм выглядел идеально и восхитительно, но сама женщина была изрядно потрепана жизнью, судя по ее лицу. Либо слишком рано, либо слишком быстро, на ее лице выступили большие морщины. Лицо посерело, стало выказывать некую пассивную враждебность . вообще при ее присутствии становилось немного не по себе.
-Хорошо, что это всего лишь представление. – Заключил второй.
-Точно. – подтвердил первый, смотря под себя. – Так о какой ты болезни говоришь?
-По виду она, может быть, и здорова…Более менее, но ее другое состояние почти достигло критической отметки.
-Ты говоришь о…
-Психическое состояние, да. – С улыбкой перебил его второй. – Мы точно похожи, но продолжим. Там внутри, на невидимой пластине появилось множество трещин, царапин и даже дыр. Как компьютер не может считывать с испорченного жесткого диска информацию, так ее существо не может найти что-ибудь, за что ухватиться. Как и информация, ее чувства исчезают в этих трещинах и дырах. А когджа такой щит истирается, в душу могут залетать самые темные вещи, о которых даже думать страшно. Они поглотят ее изнутри, как паразит, плодящийся на всем хорошем и поглощающий это. Посмотри.
Вдруг все исчезло. И женшина, и белесый коридор больницы. Все стало белым, как всегда, но парень все еще куда-то показывал, будто так и должно было быть. Его палец устремился вверх, на то, что мы называем чернйо дырой.
-Знаешь ,что это?
-Нет. – Сразу же ответил первый.
-Это та самая вещь, поглощающая все наши хороше чувства.Разве ты не видишь, как она засасывает в себя все новое и новое, разрастаясь все больше. И она требует больше. Еще немного ,и ее носитель погибнет. Как? Это ему придется выбрать самому.
-Штука слишком большая. – Сухо заявил первый. – Ее уже не остановить. Не сдержать. Не замедлить. Осталось лишь ждать, пока черный жнец не соберет очередную жатву?
-Похоже, что так. Нам , к слову, от этого не станет лучше. 
-Осталось немного.
-Время еще есть.
-Ненавижу ,когда время бежит против моей воли.
-Ненавидишь? Почему? Разве оно не уносит старые раны?
-Раны не так страшны, как забвение. Время несет лишь забвение для всего сущего, и это мы также не можем остановить… - Первый остановился в своих изречениях, но продолжил с недовольным голосом. – Зачем же мы тогда существуем, если нам ничего не поддается. Весь мир настроен, чтобы изжить нас. Заставляет нас бегать в истерике, ненавидеть остальных. Ненависть порождает войны,  а войны порождают ненависть. Замкнутый круг. По которому человечество шагает уже слишком долго, получая новые раны.
-Если это круг, то у на с нет конца. Все будет повторяться с начала.
-Нет. – Отрезал первый. – Наступая на все те же ловушки мы , в конце концов, падем на землю ,обессилев и истекши кровью. Пытаясь ползти руками мы окончательно себя добьем, и тогда не будет ничего, кроме обратного Му.
-Тьма, но без смысла?
-Именно. И это будет хуже, чем смерть.
Еще одна неделя, ничем не меняющаяся на всем ее протяжении. Все лучше, чем бушующий океан, несущий приключения наравне со смертью. Но безжизненность, пустой заряд давления в воздухе, колющий кожу, оставял за собой последнее слово, наполняя собой все пространство. И это чувство изо дня в день крутилось вокруг парня. Неприятное послевкусие от разговора с матерью отошло, развеялось в воздухе и расслоилось по всему дому. И все же внутри осталась та пустота, когда из тебя что-то вырвали зараженную плоть, но что-то вместо нее вернуть забыли. В очередной раз что-то было выдернуто изнутри парня, а тьма внутри находила новые места, где ей было уготованно место осесть.
Сегодня он проснулся в холодном поту. Яркий свет уже поднявшегося солнца за окном выглядет до тошноты бледным, тело тонуло в кровати, норовящей таки утянуть парня внутрь себя.  Стены вокруг едва не ходили ходуном, узоры извивались ,практически выползая из обоев наружу. Иллюзия после пробуждения продолжилась не долго, но успела напугать парня. Кажется, скоро для него все должно закончиться, и в этом ему подсказывало его подсознание.что-то изнутри, наравне с сердцебиением ,пульсировало, но вместо жизни давало лишь психическую боль и печаль, столь призрачную и непонятную, что только она появлялась, так сразу и уходила. 
В комнате ,на удивление, был бардак. Штаны и футболка были в совершенно разных краях команты. Скомканые штаны лежали под столом, а футболка еле свисала с шкафа, чьи стенки из-за старости перестали отражать свет, вместо чего поглощали его. Парень привстал, его тело окатил холодок, подкрепляемый капельками пота на голом теле. Встав, он пошатнулся и присел на стул, чтобы собраться с мыслями. Ему хотелось откинуть эти чувства, лучше даже все, чтобы больше не чувствовать ничего. Сейчас они давили ,отступали и снова давили слишком сильно, чтобы приходить в себя, а значит, мирного исхода не было. Но тут его слух уловил едва заметный звук чего-то шипящего, доносящегося из-за двери. За ним пришел аромат аппетитного бекона . 
Точно. В его жизни ведь недавно появился небольшой ,стеснительный и неловкий, но все же свет. Свет ,точно острым ножом, протыкал его внутренности при каждом взгляде на девушку, но эта боль со временем становилась приятной или даже уютной. Он привык к ней, она стала для него мнимой семьей, существующей только в его голове. И все же внутри, помимо огромной черной дыры, пожиравшей все ,что ее окружало, появилось какое-то едва различимое чувство, заменяющее все остальные своим теплом. Оно было как языки пламени – теплыми, но если подойти слижком близко, то обжигали кожу. Ему казалось, что стоит ему найти ту самую дистанцию до огня, и все резко станет прекрасно. Все, что ему нужно, это  небольшой свет и тепло, прогревающее тело ,как камин в уютной комнате. 
Парень ,уже очистив свою голову от всего, что угнетало его, собрал из углов комнаты свою одежду , быстро оделся и быстро зашагал вниз по лестнице. Все тот же свет осеннего солнца через окна  все-таки становился более тусклым из-за приближения заморозков. Но это не мешало цветам цвести и выглядеть отлично, все благодаря чудесной девушке ,ухаживающей за ними. Тут парню в голову ударила мысль, что он мог чувствовать себя одиноко, если бы здесь действительно никого не было. А сейчас, когда есть другой человек, он чувствует ,что есть шанс, что он кому-то нужен. Хотел бы верить. Тот взгляд, наверняка, трудно подделать, да и вести себя неловко все время тоже ужасно. 
-Как же хочется ,чтобы все было правдой. – Проговорил про себя парень, входя на кухню.
Стоя за плитой и жаря на сковороде кусочки жилистого бекона, девушка посмотреа в сторону вошедшего парня ,едва заметно поклонилась и вернулась за готовку. Может ,ему показалось, но ее губы слегка двинулись, сделав выражение похожим на улыбку. Показалось? Скорее всего.
Около нее уже стояли две порции с омлетом, ожидавших поджаренные куски бекона, и уже классический стакан с кофе, дополнявший своим терким ароматом запахи кухни. Кажется, на ней впервые был фартук, когда она готовила. Тонкий, из зеленой ткани, он точно обвивал ее талию, подчеркивая стройность девушки. В фартуке она выглядела еще милее, чем обычно. Но раньше она, кажется, никогда его не надевала?
Вот девушка закончила, положила кусочки на омлет, посыпала небольшой щепоткой соли и поднесла к столу. С того дня прошла уже неделя, но парень все еще ощущал себя виноватым, даже не понимая, за что. Эта неопределенность, за что же конкретно он должен себя ненавидеть, причиняла поистине ужасные страдания внутри. Такое чувство, что ты шел по твердому мосту, но вдруг стал падать в пучину, даже не поняв, где оступился. И, тем не менее, ты уже падаешь, как бы ты это не отрицал и как бы ты с этим не соглашался.
Девушка повесила свой фартук на спинку стула ,сложив его надвое, села за стул и приступила к своему завтраку. Парень в этот раз ел медленнее, стараясь полностью насладится завтраком ,приготовленном ею. Сейчас он стал понимать, что именно так ему стоило есть и тот особый обед, наслаждаясь, а не поддаваясь эмоциям. Таким сломаным эмоциям у сломанного человека нельзя отдавать себя.
-Так. Все. Я должен это сделать. – Повторял у себя в голове парень.
Его сердцебиение с каждым куском еды учищалось, и когда проскакивала та самая идея, то внутри все сжималось от страха ,путая мысли и кружа голову. Глаза бегали из стороны в сторону. Руки то и дело пускались в едва заметную дрожь.  Но он должен сделать это, как он сам себе говорит.
Парень постоянно елозил по стулу, и когда его порция наконец закончилась, он резко встал ,чем слегка напугал девушку, залпом выпил стакан черного горького кофе, прокашлялся от попавших в дыхательные пути капель , отнес тарелку и стакан в мойку и начал их усердно мыть. В голове повторялись все те же слова, как мантра у монаха по утрам. От нее становилось не страшней ,не легче, но словно чтобы не забыть он повторял их снова и снова. Девушка ,кажется, тоже заметила странности в поведении парня, поэтому она стала тихонько поглядывать на него, но так, чтобы тот ничего не заметил.
Парень ,закончив с посудой, непошел как обычно в свою комнату, а встал посреди кухни как истукан, не знающий, как ему быть. Девушка уже открыто уставилась на него , не понимая его действий. Хотя он сам и не понимал ,что творит, но что-то сегодня определенно двигало его к каким-то действиям. 
Девушка наконец сама привстала со стула, медленно к нему подошла и коснулась его плеча. Парень резко обернулся, то ли от удивления, то ли именно в этот момент ему в голову пришла мысль. Его глаза пылали решимостью, но и смущением. Две огромные силы разрывали его изнутри, не давая сконцентрироваться, и все же он смог выдавить из себя:
-Давай…-Начал он, смотря девушке прямо в глаза, оказавшиеся в двадцати сантиметрах от его. –Давай…Поговорим.
И тут же отвел взгляд, но  подумав, вернул его, настоятельно смотря на покрасневшее ,смутившееся лицо девушки. Ее взгляд уткнулся в пол,  лицо отчасти скрылось за ее волосами, не до конца удерживаемые ободком, плечи поджались ,и она сжала книгу у себя в руках. Парень с затаенным дыханием сморел, как девушка гтовиться что-то ответить ему на столь странную просьбу. И все же для него она неожиданно стала значить очень много. 
Девушка подняла голову с раскрытыми глазами, пытающимися что-то сказать немым выражением, лицо оказалось немного испуганным, но все же более-менее нормальным и даже смелым. Она неловко поднесла палец ко рту, показывая на него ,и покачала в разные стороны головой, так медленно и монотонно, словно робот или призрак. Парень на секунду проглотил язык, не в состоянии что-то сказать. Он пытался понять что она показала, или, вернее, пытался принять то ,что она показала. Все это время причина была самой очевидной. «Издевательство какое-то» -Проговорил про себя парень, жалуясь пустоте.
-Ты…не можешь говорить? – Пытаясь потвердить свои мысли спросил он. 
Девушка слегка кивнула.
-Прости. Прости, я не знал. Думал, что ты меня избегаешь, поэтому хотел найти с тобой общий язык, а оно вот как вышло. Прости, что так плохо о тебе подумал, просто никогда еще с таким не сталкивался, из-за чего мне трудно было тебя понять, но это не твоя вина…
Девушка отчаянно замахала руками, пытаясь его остановить, и забегала взглядами в разные уголки кухни, отчаянно пытаясь что-то найти. Она резко двинулась к столу и взяла одну из белых салфеток, после чего потянулась к верхнему шкафчику, пошарила там рукой, но так ничего и не нашла, после чего встала в ступор , уткнув свой взгляд вниз, окончалтельно сдавшись в своих намерениях возразить.
Парень завораженно смотрел за всем этим, и когда девушка встала на месте, тут же понял, что ему надо сделать. Он ринулся сломя голову по освещенному коридору, поднимался регулярно спотыкаясь по лестнице, жадно хватаясь за поручни, с хлопком открыл дверь в сою комнату и начал рыться по углам. Он раскидывал одежду, книги, кинул на кровать часы, настольную лампу, но все не мог найти то, что ему было нужно.
Девушка пришла на шум и остановилась в дверном проеме, поджав руки к груди, она наблюдала за парнем, переворачивающем свою комнату с ног на голову. Он постоянно повторял: «Да где же он, куда он делся?» и продолжал выкидывать все новые вещи. Вдруг, ей показалось, как опустив звуки, издаваемые парнем, в общежитии стало очень тихо, будто все остальные звуки выбрали, отсавив звенящую тишину, когда даже ее шаги не издавали ни единого звука, словно шагать по пастиле. А когда она прислушивалась к происходящему в комнате, то казалось, как здесь творилась вся ее жизнь и даже больше, за эти секунды происходило больше, чем за всю ее жизнь. Монотонные будни ушли прочь, как этот парень появился здесь. Кажется, кто-то здесь и был до него, но кто это был, чем он точно занимался и как он выглядит, девушка не знала. Да и не торопилась узнать. Все ,что ей было интересно, так это книги, погружаясь в которые она более не нуждалась в других. Или другие не нуждались в ней?
Парень воскликнул : « Вот он!», чем испугал девушку, подпрыгнувшую от страха в проеме. Он поднял над собой небольшой блокнот с твердой коричневатой обложкой, взял со стола закатившуюся в угол ручку и сунул их девушке.
-Он пустой, так что ты можешь писать в нем свои слова. Раз у меня не получилось его наполнить, то получится у тебя.  Так мы сможем общаться, верно?  - Задыхаясь, вытягивал он из себя слова. – К сожалению, он не самым лучшим образом подходит для этого, так что прости…
Девушка молча, едва выказывая эмоции кроме ошеломления, аккуратно взяла блокнот и ручку ,открыла первую страницу. Действительно пусто. Чистейшие кремовые страницы буквально блестели девственной чистотой. Девушка смотрела на страницу несколько секунд. Не делая с ней ничего. Словно закончив тщательный досмотр она неудобно для себя начала что-то писать. Писала она довольно долго. Из-за того, что она держала блокнот в руках, рука постоянно дергалась в сторону. Парень все ждал, пока она напишет свои первые слова. Он хотел посмотреть ей в лицо, но то было закрыто блокнотом, и он не позволял себя сейчас двигаться хоть на сантиметр.
Наконец, девушка закончила. Она крепко положила ручку в ладонь, взяла двумя руками бока блокнота, отчего страницы затрещали, развернула его, и показала парню. Под ее широкой, доброй и теплой улыбкой, от которых подкашивались ноги, на самой первой строчке обривистыми и резаными буквами было написанно « Большое, большое спасибо». В уголках ее глаз выступили слезы радости, прозрачными капельками заблестели от солнца. Она прижала к себе этот блокнот, как не прижимала еще ни одну книгу, наклонила голову, отчего ее волосы спали вбок, разливаясь водопадом.
Но когда она открыла глаза, чтобы посмотреть на парня, то у нее перехватило дыхание. Он стоял на месте, а с его широко раскрытых глаз текли ручьи слез. Он и сам не отдавал себе отчет в этом. Просто, стоял на месте, его глаза будто сами захотели источать эти соленые ручьи, стикающие по его щекам и падающие на пол. Его ноги все же подкосились ,и он упал на колени, все еще держа взгляд на лице девушки. Та взволнованно опустилась к нему и было хотело что-то сказать, спросить выражением лица. Но она вспомнила о только что ей полученном блокноте, что она сжимала в руках. Замахав руками она небрежно открыла первую страницу и быстро начиркала : «Что случилось? Ты в порядке?», поднесла к лицу парня и всмотрелась ему в лицо. Тут он наконец очнулся, резко вдохнул, быстро стер руками слезы, и дрожащим голосом ответил.
-Да. Все в порядке, прости, что заставил поволноваться за дурака сентиментального. – Он горько посмеялся.- Просто мне почему-то стало на секунду так грустно, а потом ты улыбнулась в благодарность мне, и я не смог сдержаться.
Девушка не нашла ничего, что сказать на его слова, а только опустила взгляд ,чтобы парень не увидел ее покрасневшего лица.  Парень неровно дышал, все еще пытаясь собраться с духом.  Опираясь обоими руками об пол ,он лежал и смотрел на прекрасную милую девушку перед собой и понимал, что даже обладая голосом. Он не сможет полностью выразить то, что чувствует. Он точно чувствовал подобное чувство впервые и ,возможно, только благодаря этому пустота еще не уничтожила и его. 
-Мне так радостно, что ты все же не избегаешь меня. Я не особо сообразительный, как ты уже поняла, и не смог понять это раньше, из-за чего у нас получилась такая ситуация. 
«Ничего страшного. Мне тоже стыдно за свое поведение.»  -Ответила девушка.
Ее дыхание  в абсолютной тишине дома отдавалось плавным ветерком восточных стран, несущим в себе таинственное тепло и перемены. Девушка также села на колени, спрятанные под домашней юбкой ,и ждала продолжения разговора. К сожалению, неловкое молчание здесь могло продолжаться слишкмо долго. И это ведь даже не смешно или саркастично, а очень грустно.
-Точно. Я хотел узнать. Ты ведь занимаешься уходом за цветами, да?
«Немного.» - Девушка ,немного подумав, написала на блокноте.
-У тебя очень хорошо получается. Правда. Только вот я в них ничего не понимаю, да и названий кроме роз не слышал. Прости дурака. Но без них дом бы выглядел намного серее, это точно.
«Спасибо.» -Девушка написала, улыбнувшись парню, а потом написала еще. – «Те, что стоят на подоконнике на первом этаже называются бархатцами. А в моей комнате есть еще нарциссы».
-Ооо. – Протянул парень. – Но помимо них есть еще. И все они не похожие, ты и их названия знаешь?
Девушка кивнула.
-Удивительно…-он остановился. Зачем-то вдохнул поглубже воздуха и снова заговорил. – Слушай…Ты не против…Если мы будем общаться…Иногда?
Девушка ничего не ответила , лишь сжала в руках свою юбку и уткнулась в нее взглядом, не смотря на парня.
-Прости. Я не настаиваю. Все же я не такой интересный человек, я понимаю. Поэтому, если ты скажешь нет, то все просто вернется к прошлому.
Его самого немного передернуло от заключающих слов. Вернуться к прошлому? Зачем грезить о таком несбыточном желании? Время идет неустанно, двигая нас вниз по эскалатору жизни, и мы не в состоянии подняться назад. Конечно, сзади много хорошего, и ты непременно теряешь все то ,что «было», ты никогда не вернешься назад, не перейдешь на другую ветку, ведущую вверх. Только одно направление. Никто не говорит и уж точно не гарантирует, что впереди будет что-то хотя бы настолько же хорошее, но и прошлого больше не вернуть. Поэтому, когда ты говоришь. Что все вернется к прошлому – ложь. Сладкая ложь, в надежде, что будущее окажется копией прошедшего.
Девушка все же вновь открыла блокнот ,стеснительно написала в нем пару слов и показала их парню.
«Я не против. Мне…даже будет в радость.»
Она закрыла блокнот ,снова сжала его в руках , медленно поднялась с колен, посмотрела на солнце ,проникающее своими лучами сквозь окно в комнате парня, поклонилась ему с трудно скрываемым смущением и, скользя носками по деревянному полу ,направилась в свою комнату.
Парень провожал ее глазами вплоть до того момента, пока дверь ее команты не щелкет замком. Он также встал, хлопнул себя ладонями по щекам, убедился ,что слезы больше не идут, и аккуратно, будто боясь чего-то, зашел в свою комнату.
-Похоже…Она согласилась. – Проговорил про себя парень, присев на свою кровать.
Кровать энергично пружинила опустошенное тело парня, покачивая его вверх и вниз. Он осматривал свою комнату. Везде бардак. Одежда, вещи, даже лампа и часы были скинуты на пол в его бессознательном порыве. Похоже, он только сейчас начал понимать, что же произошло. От воспоминаний его действий ему каждую минуту хотелось провалиться сквозь землю от стыда, неловкости и самокритичности. И все же он чего-то добился сегодня. Чего, он и сам не понимал, но как человек, привыкший плыть по течению, на которое его кинуло, парень даст судьбе шанс распрядиться его жизнью в последний раз.
До конца дня было еще далеко, солнце едва вошло в зенит, пусть это и не было так заметно. Все еще немного теплые лучи грели куда скромнее ,чем раньше. Лучи снова потеряли в своем контрасте, став еще тускнее. Парень лениво разложил все вещи на место, лампу на стол, часы он решил поставить наверх шкафа, чтобы больше не мешались, раз ими не пользуются. Единственное, что изменилось, так это в комнате больше не было его блокнота. Абстрактной копии его самого. В него сегодня вдохнули жизнь, дав смысл существования, наполнив словами, мыслями и даже чувствами. «Произошло ли это с ним самим?» - просил он себя. Он посмотрел на свое призрачное, едва заметное отражение в стекле. 
Вряд ли.
Парень лег обратно на свою кровать, пару раз подпрыгнув в воздух. Уткнувшись носом в подушку ,он закрыл глаза и попытался отдохнуть, успокоить свою бурлящую кровь внутри, заряженную мощным впрыском адреналина. И каждый раз, как его сознание хотело наполнить тьму красками, картинами, то перед ним сразу появлялась эта девушка. Сердце начинало биться намного сильнее, готовясь разоврать грудную клетку, внутри что-то сжималось, тело холодело от приступа неосознанной паники. Его разум уже настолько устал за сегодня ,что он хотел попросту выкинуть все из головы, но именно девушка стойко отказывалась уходить из его сознания, занимая все его просторы. Вскоре этот мондраж перешел в теплоту, греющую его лучше теплого одеяла зимой, отчего тот обнял подушку покрепче, повернул лицо к стене и задремал на пару часов.
И снова пустота. Белизна вокруг режет глаза тонким напильником, и даже если ты закроешь их, то все равно белый вездесущий свет настигнет тебя через веки. Среди этого мир было всего два парня. Оба стояли. Вокруг больше ничего. 
-Время. – Начал второй.
-Уже? Как быстро все же оно наступило. – Сухо дополнил первый.
-Мы в любом случае знали, что оно придет. И все же непонятный мне страх постоянно дышал мне в спину, напоминая о скором конце. 
-Звучит неприятно меланхолично, впрочем, мне нравится. – Первый поднял свою голову кверху, отчего его волосы опали вниз, открыв лоб, и сказал. –Что ж, наше время пришло. Пора.
-Точно. Пора. Сейчас и больше никогда.- Грустно подтвердил второй.
И по миру впервые пронесся легкий ветерок.
На следующий день парню было немного стращно выходить из своей комнаты. Что же с ним будет, какие будут его отношения с девушкой? Все слишком резко накинулось на него своей новизной, на человека, глубоко в душе бывшим консерватором. Осмотрительно открыв деревянную дверь, предательски скрипевшую на всем протяжении, он сразу почуял свою запах завтрака, словно в доме специально были установленны трубы для транспортировки ароматов из кухни в коридоры дома, созывая постояльцев на завтрак. 
Времени было около 12. Вчерашний дневной сон не дал ему заснуть до ночи, но парень провел все это время, смотря в осеннее ночное небо, где в холодной дали космоса виднелись не менее холодные точки звезд, чарующие своей недоступностью и обманчивостью. Хоть закрой ты ее огромным листом стали, она переживет и тебя ,сокрывателя, и сам лист железа, и планету со всей жизнью на ней. И казалось : как может что-то подобное существовать в наше мире? Ведь здесь все закрывают себя в своих мини-мирках, совсем не поднимая свой взор вверх, считая ,что вся жизнь кружится вокруг них, снизу, на земле. Палитра темно-синего ,практически черного, на фоне которой верхушки почти облысевших деревьев были заметны очень слабо, но все же перекрывали ее абсолютно темными вставками, так зачаровала парня, что он погряз в этих мыслях, что в разговоре с самим собой он совсем забыл про время.
Медленно спустившись по лестнице он заглянул в окно около входа. Солнце светило уже достаточно хорошо, а значит, сегодня можно ,наконец, после огромного перерыва ,сходить в аллею и посмотреть, как она выглядит сейчас. Дальше он прошел по коридору и заглянул в полуоткрытую дверь библиотеки. Оттуда все также тянуло запахом книг, историй и прилючений, коим было несчитанное количество. Он легонько двинул дверь ,что с писком терлась об пол, и прикрыл ее. Войдя на кухню он уже увидел на столе практически полный завтрак. Рисовый омлет и тарелка с кетчупом около него. Миска вареного риса для двух порций и два стакана с чаем. Парень немного удивился этому, но ему самому уже настолько приелся этот теркий вкус, что даже его великолепие не могло спасти интерес.  Стеклянная люстра на потолке бликала желтыми лучами по стенам, холодильнику и другим окнам, рисуя замысловатые узоры прямо здесь, на кухне.
-Доброе утро. – Поприветствовал парень девушку, войдя на кухню.
Девушка отложила тарелку в сторону ,быстро протерла полотенцем руки и подняла блакнот с заранее раскрытой страницей.
«Доброе утро». – Было написанно на странице. Девушка по-доброму улыбнулась, отложила блокнот в сторону ,чтобы не запачкать, и продолжила заканчивать с завтраком.
Парень сразу уселся за стол, но не стал сразу же приступать к трапезе, а подождал, пока девушка к нему присоединиться.  Она скоро закончила с какими-то тарелками, сложила их в один из шкафов сверху, подошла к стулу, сняла фартук, сложив его надвое повесила на стул и села за стол.  Но тут она вспомнила ,что что-то забыла, резко подорвалась, отчего стол немного затрясся, подбежала к столешинце и подобрала блокнот с ручкой. Слегка покраснев ,она вернулась к столу и села напротив парня.  Парень медленно прожевывал каждый кусочек, иногда эксперементируя с количеством кетчупа или его отсутствием. Закончив с омлетом , он приступил к рису, подбирая палочками небольшие горсти. Так вышло ,что у него получилось есть с такой же скоростью, что и девушка, поэтому они одновременно взялись за чай.
-А почему сегодня чай, а не кофе? – поинтересовался парень. – Не то ,чтобы я был не рад, даже наоборот, просто это такой резкий уход от…традиций, что ли.
Девушка открыла блокнот, что-то быстро на нем начеркала, питая интересом парня  видом писания. 
«Просто кофе закончилось, вот я и решила попробывать сегодня зеленый чай. Не нравится?» 
-Нет нет, очень нравится. Даже больше, чем кофе. – Посмеялся парень.
Девушка тоже улыбнулась.
-Мне вот было интересно с самого первого дня. – Продолжил парень, но уже более серьезным тоном. – Это правда ничего, что ты постоянно делаешь и для меня еду? Может, тебе не хочется тратить на меня свое время…
Девушка прервала парня, поставив перед его губами свой указательный палец, протянул его над всем столом. 
«Ничего мне не трудно. Ешь сколько угодно. И так долго сама себе готовлю, так что ты не прибавляешь здесь времени.»
-Ну, тогда ладно. Как скажещь. Честно говоря, мне было бы куда хуже без твоей еды. Она просто великолепна.
От слов парня она немного покраснела, но все же отреагировала намного спокойней ,чем раньше. Опустив взгляд в блокнот она кратко написала : «Спасибо», и больше ничего.
-Точно. –Спохватился парень ,допивая свой горячий зеленый чай. – Раз уж мне нечем отплатить тебе, тогда давай я свожу тебя в одно красивое место. Оно прямо недалеко от дома, так что далеко идти не придется.
В этот раз девушка задумалась, прижав плечи к шее , прикрыв глаза в размышлениях. Было видо, как внутри нее борются желание и правило ,устои, и не одна сторона не хочет уступать. 
«Если это не далеко.» - Ответила она, задумчиво напиав свои слова на бумаге, несколько раз позачеркивав какие-то другие слова.
-Хорошо. Отлично. Тогда давай сходим прямо сейчас. Чего терять время? Хотя ,мы никуда не торопимся…В любом случае, оденься потеплее. Хоть на улице и солнце, там все же прохладно и ветренно.
Девушка кивнула.
Парень взял свою и тарелку, чашку и прихватил  миску , в которой был рис. Девушка хотела опять его остановить, но он лишь улыбнулся, смотря на нее, и продолжил мыть свою посуду. После этого он быстро поднялся в свою комнату,надел прогулочную одежду,  взял с вешалки уже покрывшееся редкими пылинками пальто, отряхнул его и надел сверху.  Ноги понесли его вниз по ступеньками, с которых он четь не соскальзывал, вовремя хватаясь за перила, скрипящие под силой его весом. Внизу, освещаемая солнцем сквозь окно, стояла девушка, надевшая сверху теплую кофту, накинув сверху свой теплый платок с клечатым узором, закутав в него свои руки. Ее взгляд был устремлен на улицу, где для нее был не родной мир. Там гулял немилосердный ветер, светило испепеляющее солнце, погода была непредсказуемая и угроза могла подстерегать тебя за каждым углом. Парень спустился с последней ступеньки, на которой остановился осмотреть девушку., и подошел к ней.
-Ну что, идем? – Осторожно спросил он тихим голосом.
Девушка ,повернувшись к нему лицом, неуверенно кинвула.
Парень быстро надел свои черные кеды, похолодевшие изнутри от сквозняка из двери. Девушка же надела туфли без каблука. Ее нога буквально стала единым целым с этими туфлми, так идеально сочетавшиеся оливковым цветом с неуверенным характером девушки.
Парень открыл дверь ,из которой тот час вылетел поток холодного воздуха, окативший по поверхности пальто парня. Девушка придержала свои волосы, распускаемые ветром. Через секунду ветер стих и парень шагнул вперед, словно вышел в открытый космос, вдохнул полной грудью чистый свежий осенний воздух и обернулся. Девушка остановилась прямо перед порогом, смотря на следующий перед собой метр с нескрываемым страхом. Ее глаза стали необычайно большими, все тело сжалось , а дыхание участилось. 
«Я еще никогда не выходила далеко за дом…» - Написала она на блокноте.
Но тут по ее телу прошел точно разряд электричества, когда она увидела руку парня, протянувшуюся к ней. Как мост, свзяывающий два мира, он вытянул руку с той стороны, чтобы она смогла перейти. Девушка с опаской прикоснулась к его ладони, с первого раза отдернув ее, но со второго все же взявшись за нее. Она сделала маленький шаг, не отпуская его руки. Потом второй. Вот ее нога уже уперлась в сам порог. Еще раз шагнув вперед она оказалась с другой стороны –улице. Словно выйдя из купола ее уши наполнились вездесущим шелестом листьев, гоняемых ветром, отдаленный , едва слышымый шум города вдалеке, редкие звуки птиц и ее собственное взолнованное дыхание. В глаза ударили желтые краски от солнца, опавших листьев. Она окинула взглядом все ,что было перед ней, кажется, даже забывая дышать. Парень стоял ,смотрел и волновался за девушку. Его буквально разрывало изнутри чувстуво страха, что что-то обязательно пойдет не так. И поэтому он искал в ее бездонных синих глазах ответ на свои тревоги. Но тогда же он и не мог чувствовать ничего, как будто его резко выдергивали из питания. Ее волшебно красивое лицо ,очарованное природой, заставляло его забыть обо всем ,что его волнует в мире. 
Девушка сжала левой рукой рукав пальто парня, не отрывая взгляда от ее окружения.
-Нравится? – Спросил парень.
Девушка кивнула, теряясь в пейзажах перед ней.
-Тогда давай пойдем туда, куда я хотел тебя сводить.
Она наконец-то отвлеклась от окружения, вцепилась в его руку еще крепче, и не отходила от него ни на шаг, осторожно поглядывая по сторонам, но не переставая теряться в красках леса. Облысевшие ветки деревьев, опавшие листья, сбивающиеся в поля, закрывая собой траву и землю.
-Вот и оно. –Сказал парень.
Его слова вывели девушку из очередного транса и ее взгляд повернулся в сторону, куда смотрел парень. Деревья здесь словно образовали сверху фасад, закрывая саму аллею от лишних солнечных лучей, отчего здесь было заметно темнее. Ветки то и дело выступали на пути, но складывающиеся в один рисунок подобные выступы образовывали одну небольшую дорожку, сквозь которую можно было увидеть, как на горизонте выступают вершины деревьев, лежащих за ним. Девушка остановилась, отпустила руку парня и бездумно пошла вперед ,не в состоянии опустить свою голову. Это была точно сказка, какой не должно быть в реальности.  Сотни или тысячи деревьев выстроились специально, чтобы показать лишь частичку красоты всей природы. Здесь витали миллионы слов, которые так и вырывались наружу, горящие желанием быть сказанными, но их не хватит ,чтобы описать этого места. Все было сделано самим миром, а ему не требовались слова. Молча воздвигнув как горы, океаны, расщелины и леса, так он сделал эту аллею здесь. И этим двоим оставалось лишь восхищаться красотой этого места, изменяющееся с погодой. Сейчас солнце окрашивало дырчатый потолок золотом, а в тот пасмурный день в воздухе витало что-то неощутимое, темное. То, что было с этим миром с самого начало. Спокойствие пронизывало парня, его разум заполняли мысли о себе ,мире, и плыли они внутри его разума настолько легко, что вот еще немного, и он сможет добраться до самого себя. Конечно, это слишком сложно, но та картина застыла в его памяти. 
Они прошли вглубь метров двести и остановились. Девушка обхватила тело руками, и стало видно, как она дрожит от холода.
-Тебе холодно? Чего же ты так легко оделась? – Волнуясь, спрашивал парень.
Девушка лишь виновато потупила взгляд в землю.
-Ладно. – Парень тепло улыбнулся. – Пора возвращаться.
Она ничего не показала, только опять взялась за его руку и пошла за ним следом. Она могла написат в своем блокноте, который она держала под пледом, но чувствовала , как руки сами не слушались ее, останавливаясь на полпути. 
Они вышли из аллеи ,и сразу за деревьями показалось общежитие. В окнах блестело солнце, продолжающее свой путь в временное забвение. К крыльцу подлетели новые опавшие листья, тень здания становилось все больше. Неожиданно, девушка дернула парня за руку, чтобы тот посмотрел на нее. Но та ничего не говорила, лишь продолжала тянуть его за пальто ,ведя к углу общежития. Он еще никогда не заходил на эту сторону, потому что попросту здесь ничего не было. Кажется. 
Зайдя за угол ,девушка все не успокаивалась и продолжала вести его дальше. За вторым углом она остановилась у посмотрела на парня. Он сначал посмотрел на девушку, и только потом ,не понимая происходящего, начал осматривать то место ,куда пришел. Как только его глаза поднялись, рот изумленно приоткрылся. Среди всех этих желтых цветов осени оказался девственно белый цвет. Около здания, вырастая посреди пустого двора, стоял цветущий миндаль. Белые цветы редко теряли белоснежные лепестки ,уносимые безжалостным ветром куда-то вдаль. Худые ветки разрослись в стороны, росли будто из-под самой земли, но внутри ,под этим венцом цветов, был едва заметный зеленый стебель, держащий все на себе. Миндаль качало венром, но он стойко оставался на своем месте. У парня непроизвольно приоткрылся рот от изумления. Это общежитие все не переставало его удивлять ,преподнося все новые чудеса. «но ведь сейчас осень…почему он цветет?» -задался вопросом парень.
Он повернулся к девушке, чтобы задать вопрос, но та уже держала перед собой октрытый блокнот, не отрываясь от миндаля.
«Я не знаю ,почему он цветет, но разве тебе нужен ответ?»
И вправду,зачем? Зачем знать причину прекрасного .если это и так прекрасно. Как кто-то сказал: «Если не верит в чудеса –то у тебя их и не будет, но если верить – то все вокруг будет чудом.». Пускай это будет небольшим чудом.
Дрожь тела девушки стало заметной, поэтому парень решил, что сегодня они достаточно времени провели на улице.
-Пошли домой? –Спросил он.
Девушка охотно кивнула, обхватив свою талию покрепче.
Дверь дома скрипуче отодвинулась в сторону, и двое зашли внутрь. Как только дверь закрылась ,тепло сразу накинулось на их тела. Девушка стала мило тереть ладонями свои бока, а парень лишь тихо умилясля, смотря на это со стороны. Поднимаясь по лестнице вверх, девушка что-то напсала на своем блокноте.
«Раз ты мне показал что-то красивое, то и я должна была показать тебе столь же прекрасное. Тебе понравился тот миндаль?»
-Очень. Он просто невероятно красив. Я даже немного укрояю себя за то .что не заметил его раньше.
Девушка тепло улыбнулаь в ответ.
Они остановились в коридоре, не зная ,что дальше делать. Словно что-то должно продолжаться, но что именно?
-Как-то расходиться не хочется, да?
Девушка едва заметно кивнула, стоя к нему в полоборота. 
Парень сразу нагрузил свою голову поиском идей, чем же сейчас занятся. Вдруг он резко соскачил с места, рванул к себе в комнату, вытащил оттуда стул, поставил его около девушки, встал на него и потянул за люк сверху. Девушка отошла всторону, наблюдая за непонятными спонтанными действиями парня.И ей неожиданно стало интересно ,что же сейчас будет. Парень залез по ступенькам наверх, откуда стали доносится звуки копошения и сыпаться пыль. Девушка подошла посмотреть, но оттуда сразу показались испачканые в пыли штаны парня. Он аккуратно спустился, держась одной рукой за выступ, а другую руку держа наверху. Вот его ноги опустились на стул, и он достал сверху старенькую черную гитару. Ее узор в виде шипастой розы, выполненной белой краской, уже давно выцвел, будто сам цветок погиб, увял, пока лежал там на чердаке. Лак из дерева весь иссох, струны заржавели, лады сместились со своих мест. И все же она издавала звук. Последний предсметрный звук. Последнюю песню, как на передовой трубачи вставали вперед ешелонов ,ведя за собой армии, подбадривая их своей отважной игрой. 
-Я давно-давно играл на гитаре. – Отряхивался от пыли парень. – Когда еще был в доме. Когда отец был жив. Он меня и научил играть, а потом я своими силами нашел нравящиеся мне песни и выучил их. Хотя толком поиграть мне не удалось…
Девушка грустно посмотрела на гитару, вспоминая тот день, когда мать парня явилась в общежитие. Ей было странно и досадно осозновать, что ему пришлось жить с таким человеком, и что же произошло с человеком, из-за чего он стал лишь жалким ему подобием. 
-Ты не против, если я сыграю парочку? – Спросил парень.
«Конечно нет.» -написала девушка, тихо присев на пол, поджав под себя колени в ожидании песни.
Парень ударил пальцами по струнам. «Сильно расстроенна. Слишком старая.» - Подумал он, но не бросил попытки. Несколько минут подкручивая колки и постоянно проверяя настройку по слуху он все же нашел звучание, не слишком режущее слух. Проиграв пробные аккорды он довольно кивнул, закрыл глаза, глубоко вздохнул и начал медленно перебирать руками струны.
I just want to crawl away
 Where no one can see me
 I'm here alone without you 
I cannot begin to start again
Why won't just let me breathe 
I feel alone and so diseased 
I'm coming undone 
Will anybody see what I've become
 Will anybody see what I've become 
When it all is said and done 
If there was a way I could make you believe
I just want you to see 
I just want you to see
 The broken side of me
 I've locked you out 
And I'm sorry I can't see 
What you want me to be 
I need you to believe in me
Пропев последний куплет дважды, он остановился. Все его тело дрожало от непонятного страха. Всю песню он старался исполнить ее идеально. Не для себя. Для нее. Чтобы ей было интересно, чтобы ей понравилось. Его голос был далек от идеального, но он пел через душу, и она контролировала его ,направляя нотки, издаваемые гортанью ,в нужный тембр. И так получалось даже лучше, чувственней, живее.
Он посмотрел на нее, и его глаза увидели, как девушка смотрела на него влажными глазами, чуть ли не в слезах. Ее дыхание дрожало, плечи подрагивали. Кажется, она понимала ,о чем он поет. Еще немного и вправду заплачет. Парень испугался и резко спохватился.
-Прости. Слишком грустная песня… Давай попробуем что-нибудь другое. – Сказал он ,начиная новую песню
And I remember everything,
Everything I loved,
I gave it away like it wasn't enough
All the words I said and all you forgive
How could I hurt you again?
Emptiness inside me, wonder if you see
It's my mistake and it's hurting me
I known where we've been
How did we get so far?
What if, what if we start again?
What if I let you in?
What if I make it right it?
What if I give it up?
What if I want to try?
What if you take a chance?
What if I learn to love?
What if, what if we start again?
On this time
I can make it right
With one more try
Can we start again?
In my eyes,
You can see it now,
Can we start again, can we start again?
Он закончил, проиграв последние лады несколько раз, чтобы окончательно успокоить свои нервы. Только сейчас он заметил, как болели его пальцы, размягчившиеся после стольких лет без практики. Сейчас струны для них были необычайно остры, оставляя глубокие ощутимые вмятины в подушечках пальцев.
Парень посмотрел на девушку. Она продолжала сидеть, смотря только на него, вслушиваясь в каждое его слово, в каждую струну. Девушка все еще не отошла от песни ,находясь в меланхоличном ,остраненном состоянии, и даже когда песня закончилось, в ее голове продолжала крутиться эта мелодия, едва не заставляющая плакать. По ее немому выражению лица парень понял, что ей понравилось, что у него удалось сделать что-то стоящее в своей жизни. Он поднялся со стула, подняв собой пыль, поднялся наверх и поставил на место гитару. Его ноги также слегка обмякли, отчего каждое движение чувствовалось с небольшой задержкой и будто терялось в бесконечных лабиринтах тела. Спустившись обратно ,он закрыл люк, убрал стул в свою комнату и протянул руку девушке, помогая ей встать.
-Теперь я совсем не знаю что делать. – Грустно заявил он.
Девушка медленно и неловко открыла блокнот и написала в нем что-то.
«Можем пойти в мою комнату. Ты ведь там еще никогда не был.»  - Показав это ,она стесняясь прижала блокнот к покрасневшему лицу и отвела взгляд.
-А…Да, с радостью. – ответил парень ,немного опешив от такого неожиданного предложения.
Девушка подошла к своей двери, повернула дверную ручку и потянула ее на себя. Дверь открылась с протяжным скрипом, какой пареь услышал в первый день пребывания в этом общежитии. Из комнаты, даже не до конца открывшейся, потянулся запах книг и цветов, умиротворения и старости. Здесь стоял на том же месте ,как и у парня, письменный стол справа у стены, на котором было разложенно в стопки множество книг самых разных размеров.  Вешалка сразу справа была завешана разными легкими кофтами и пледами, какие девушка постоянно накидывает сверху. Кровать была не заправлена, теплое одеяло наполовину скатилось на пол, синим ручьем падая на ровное лакированое дерево. Обои были немного другие, с более строгим узором, а не хаотичное марево. Здесь можно было даже различить завитки веток или лоз темно-зеленого цвета. Массивные светлые шторы слабо пропускали солнечный свет. Отчего даже в комнате парня было намного светлее. За шторами на подоконнике стояло несколько горшков с цветами, а около них обрваная бумажка с названием. «Красная хризантема» , « магнолия» и «нарцисс». Осмотревшись получше, парень заметил ,что и на столе тоже стоял небольшой горшок с каким-то цветком синего цвета, но не заметил его названия. Девушка резко подбежала к кровати, лихорадочно подбирая одяло с пола и аккуратно его складывая сверху. Она села на кровать , прижавшись к дальнему углу , подогнув по д себя ноги. Матрац немного прогнулся, в одну сторону, и парень сел на противоположную сторону. Атмосфера сулила неловкое молчание, поэтому парень решил не откладывать будоражущие его разум вопросы ,а сразу их задать.
-Извини…Может это некультурно ,бестактно и неэтично ,но…почему ты не можешь говорить? – Спросил парень.
Девушка немного задумалась ,но через несколько минут написала ответ.
«Не знаю. Можно сказать, что не учили разговаривать. Я не знаю ,как это делать. Понимать – понимаю, но сама вытянуть из себя слово не могу, получается лишь нездоровое дыхание.»
-Тебя не учили разговаривать? А как же ты раньше жила?
На этот вопрос девушке понадобилось больше времени ,чтобы ответить.
«Я…Веришь или нет, но не помню, как жила раньше. Сколько себя помню, я сразу оказалась здесь, а мир снаружи для меня неизведан, и это пугает. Я не знаю ,что там ,и даже не хочу знать. Кажется, я не настоящая.»
-Не настоящая? Что за глупость. Конечно настоящая! – Разгорячился парень. – Я могу тебя видеть, трогать и иногда слышать. Ты точно настоящая.
-Хотя я бы все отдал .чтобы услышать твой голос. – Проговорил шепотом парень, когда горечь подступила прямо к горлу.
«Может и так, но я все равно не чувствую себя цельной, будто меня сделали не полностью» - Написала девушка в ответ парню.
-Не бойся. – сказал пернь ,сдерживаясь от широкого зевка из-за подступившего желания спать. – Ты не такая, как я. Уверен, у тебя будет шанс восполнить то ,чего нет.
«А у тебя?»
-Не знаю. Уже ничего не знаю. Просто хочется остановиться. И поспать. Подольше.
В глаза светило усыпляющее оранжевое солнце ,подходящее к заходу. Веки слипались , а разжимать их становилос ьвсе тяжелее. Голова то и дело падала вниз. Но парень подхватывал е на полпути. К тому же ее кровать была такой мягкой, что заснут здесь казалось желанием всей жизни.
«Я не успела сказать. Прост была немного в ступоре. Ты великолепно играешь и поешь, но песни у тебя…Слишком грустные. Тебе бы чего-то по-веселее»
-Ага, наверное…-ответил парень, после чего его веки окончательно слиплись и он провалился в сон.
Комната девушки, но что-то в ней было не так. Здесь не было девушки, не было и цветов. Из окна светил кристально белый свет, иногда чем-то преломляющийся. Тишина резала слух, но ее иногда прерывал глухой раскатистый стук, сотрясающий стены общежития. Парень резко подорвался, не понимая ,где он. Что изменилось, почему изменилось и что вообще произошло? Он побежал к окну и увидел нечто. Белая пелена устилала все перед его взором. Это были и стены, и пол ,и потолок этого мира. Ничего ,кроме него.  Снизу вверх ,как куски пепла, черная материя поднималась в воздух и неумолимо продолжала свой путь вверх, укрываясь от взора парня. Мир умирал, тлел на своих сгоревших останках, и это были последние минуты его жизни. Парень  выбежал в панике в коридор, резко открыв дверь. Коридор выглядел необычно большим и длинным, а дверей здесь было много больше, чем четыре. Он открыл дверь в свою комнату. За ней оказался еще один коридор, немного темнее ,чем предыдущий. Он побежал вперед. Открывая каждую из дверей, но за каждой из них скрывался очередной коридор. Какой из них был верным? Есть ли здесь хоть один верный?
Вдруг, позади раздался едва слышимый хлопок ,после которого последовал хруст дерева, постоянно приближающийся.  Через несколько секунд в поле зрение парня ,выйдя из тьмы, показалась огромная темная сфера, вернее ее часть, поглощающая в себя предыдущие коридоры. Парень побежал от нее, открывая все двери, вбегая в случайные коридоры, не сбавляя темпа. Вскоре коридоры сменились небольшими комнатами с одной дверью, которую парень без раздумий открывал и вбегал в нее. Пространство искажалось, комнаты становились все страннее и странее, но пугающая сфера позади ,все никак не отстающая от парня, продолжала пожирать новые и новые команты.
-Где же выход?! – Закричал парень ,спрашивая у пустоты от бессилия.
И пустота ответила.
-Попробуй его найти. – Ответил ему голос, как будто два похожих наложили на одну звуковую дорожку и пустили на запись. 
И перед ним начали появлятся картины прошлой его жизни. Пока он бежал, комнаты окрашивались в разные события, происшествия, будто ведя его по циклу жизни, помогая найти ответ. Ему нужна именно та комната, где он остановится, и пустота позади не тронет его, отступив назад. Силы уже должны были оставить его, но он продолжал бежать, задыхаясь от недостатка воздуха. Вокруг появлялись картинки из памяти от первого дня рождения, единственная школьная поездка ,в которой он учавствовал. Как огромный барабан на проекторе в кинотеатре показывал на стенах кадры из жизни и переменял временной отрезок вперед с каждой новой дверью.
Выбившись из сил, подойдя к началу последнего месяца, так и не найдя то ,что искал, он решил открыть последнюю комнату, и ,нкаонец, отдаться этой пустоте, ибо дальнейшее существование будет бессмысленным. Дверь отворилась. За ней не ыбло ничего. Белый фон, стены ,пол, потолок. Звук скрежетания и треска стих и исчез совсем. В комнате не было ничего, кроме…девушки. Она стояла на месте, как кадр, запечетленный на фотопленку. В этом кадре она неловко поджала голову, мило всматриваясь куда-то. Внезапно, кадр ожил, и девушка посмотрела на парня. Он молча подошел к ней, кое-как перебирая ногами и мягко взял ее ладонь.
-Вот ты и нашел ответ.
Под головой парня лежало что-то мягкое, отчего он не сразу проснулся. Его сознание уже начало обрабатывать информацию, но тело отказывалось подниматься, открывать глаза и продолжать в этом мире. Тусклый све в глаза все же заставил его открыть их. Все еще комната девушки. Все было на месте , цветы, книги. Солнце уже почти зашло, отдавая последние силы ,выделенные для этого дня. Шелест страниц окончательно вывел его из снаПарень поднял глаза наврех и увидел над собой девушку, которая еще не заметила ,как проснулся парень, и продолжала читать свою книгу. Парень опустил взгляд и понял ,что задремал прямо у нее на коленях. Резко вспрыгнув ,он напугал девушку так, что та подняла книгу к лицу и поджалась глубже в угол.
-Я задремал? Как смущает, извини. – Парень почесал от неловкости затылок.
Девушка лишь помазала головой, говоря, что все в порядке.
Парень пытался понять ,что только что ему приснилось, осмтривая комнату. И что только людям не снится, но это было не просто так. И вот ему на глаза попалась рука девушки, державшая книгу. Он неловко поднял руку и пальцем проснулся к ее ладони. Девушка смутилась ,даже уронила книгу, сразу прелестнувшую несколько десятков страниц. 
-Ой…Задумался что-то, замечтался. Прости, не хотел. – Парень стал нервно отнекиваться.
Девушка положила книгу в сторону, взяла блокнот и быстро написала на нем:
«Ничего страшного. Всего лишь рука…» 
На ,кажется, и сама понимала ,что написала несуразность, но ее чувства и эмоции сейчас были ей неподконтрольны. Она положила ладонь на кровать. Парень стеснительно подложил под ее ладонь свою, смотря строго перед собой, а не на происходящее. И вот он заговорил дрожащим голосом:
-Кажется…я влюбился в тебя…
Девушка опустила голову. Ее блокнот лежал перед ней на коленях, но она ничего не написала.
-Прости, это так неожиданно. Сам не понимаю, что произошло. Просто…вот.
Молчание.
-Если ты скажешь ,что чувства не взаимны, я пойму. Правда.
«не стоит»- почвились маленькие буквы на странице блокнота.
-П…Почему?
«я же говорила, что не настоящая.»
Парень посмотрел ей в лицо и обомлел. С ее лица текли слезы, она еле-еле сдерживалась ,чтобы не зарыдать и не наполнить своим плачем все общежитие.
«все бессмысленно, я не смогу выйти отсюда, не смогу идти с тобой дальше. Даже говорить не могу»
-Не важен голос!  - Закричал он, не замечая собственных слез.  – Ничего не важно. Я останусь с тобой! Я никуда не уйду! Я брошу тот мир ради тебя. Прошу.
«в этом нет смысла. Найди нормальную девушку, живи с ней отличной жизнью. Ты сможешь найти ответы, только стоит уйти отсюда. Я уверенна. Послушай же меня…»
Записи на блокноте появлялиьс сами по себе ,будто сама девушка. Своим неслышымым голосом выпечатывала на бумаге свои слова
-Я не хочу жить без тебя! Для меня нет смысла в существовании, если тебя там не будет! Я всегда буду с тобой!
Я всегда буду с тобой. Эти слова внутри головы девушки отдались эхом, произнеся себя несколько раз. Она широко открыла глаза, из которых еще сильнее потекли слезы. Девушка повернулась к парню лицом, набрала лгекие воздуха, и ,продолжая дрожать, приготовилась. Выдыхая воздух ,она начала выдыхать звуки.
-А…Ри…Га…То… (спасибо)
Ее едва слышимый ,тонкий, теплый , мягкий шепот донесся до ушей парня. Девушка тепло улыбнулась, скрывая боль, закрыв глаза, из которых текли соленые капли слез.По телу парня прошла дрожь, перезагрузившая его сознание, заставив все тело дрожать ,а сознание отчаяться. Он едва сдерживался, чтобы не заплакать навзрыд, но продолжал смотреть прямо ей в лицо.
«Прости…Прощай…Моих сил хватило , только чтобы сказать «спасибо»» - появились слова на блокноте.
Вдруг, от слез девушки начали отходить светящиеся яркие огоньки. Вскоре их стало больше. Они поднимались в воздух и гасли в полуметре над  девушкой. Частички ее волос начали пропадать. 
-Нет! –Схватил ее парень, крепко обняв и прижав к себе.
Ее тело было таким теплым и приятным, что становлось только хуже на душе. Вскоре начали исчезать части плеч, ног. 
-Нет! Прошу! Не уходи! Я не смогу без тебя! Не оставляй меня… - Сквозь слезы молил парень.
Девушка, горько улыбнувшись, уткнулась лицом в его плечо, и оставшимися руками обхватила его за спиной ,еще сильнее прижавшись к нему. Уже стали пропадать части тела ,рук. Они поднимались яркими частичками в воздух и исчезали ,будто небольшой кристалик разбился и его осколки стали невидимыми для человека. 
-Пожалуйста! – Выкрикнул парень и увидел, как перед ним только что исчезло тело девушки, только часть плеч, шея ,лицо и руки оставались видны. Его рукам уже не за что было держаться.
-Умоляю…- произнес парень ,сжал зубы от внутренней боли, закрыл глаза, что ничего не видеть, чтобы уйти вместе с ней…
Его тело начало светиться ,как блестит разбитое стекло на солнце. От его тела начали подниматьс вверх маленькие кристалики, блестящие на солнце и лопающиеся через секунды, исчезая навсегда. Этот процесс охватил все его тело, стремительно его испаряя. Его ноги уже не были видны, и его тело, как и тело девушки, парило в воздухе, теряя все больше и больше. Но вот прошел случайный сквозняк и стер два тела ,превратив  их в скопление кристаликов, стремительно исчезающих в воздухе. Через несколько секунд почти все из них пропали, рассыпались, и лишь один продолжал парить. Блестая на последних солнечных лучах он поднялся на кроватью и исчез, разрушился на тысячи мелких осколков ,невидимых для человеческого глаза.
В общежитии стало тихо. Комнаты теряли лучи солнца, будто наполняясь пылью с каждой секундой. Две комнаты наполнились одиночеством и пустотой, а ведь только секунды назад они были живыми. Сейчас же их покинула какая-либо жизнь, оставив их существовать.  Солнечные лучи в последний на сегодня раз проходили сквозь окна, дерево стало окрашиваться тьмой, в уголках начали появляться тени. На кухне все продолжал гудеть холодильник, люстра заканчивала свое представление на стенах.Ветер продолжал колыхать деревья в аллее и срывать лепестки с необычного миндаля, поднимать опавшие листья с крыльца перед общежитием. Общежитие снова стало выглядеть одиноким зданием, построенным внутри леса. Без жильцов.
-1
720
123
RSS
Комментарий удален
Не знаю, что наш сайт не поддерживает, но разделение на главы вполне возможно, посмотрите у других авторов)). Прочтение и вправду является затруднительным, только это скорее связано с недостаточно вычиткой произведения (к сожалению, тоже бывает этим грешу). Видимо автор только начинает свой творческий путь. Зайду с компьютера напишу более развернутый отзыв.
Комментарий удален
Комментарий удален