Живое и мёртвое

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Живое и мёртвое
Автор:
Даниил Ртищев
Аннотация:
Отцу, которому нужны деньги на лечение его дочери, больной раком, однажды приходит письмо, в котором таинственная секта предлагает ему деньги, в замен на его помощь.
Текст произведения:

-Здравствуйте господин Алексеев, я лечащий врач вашей дочери. Пришли её анализы…

-Что такое? Почему вы молчите?

-Диагноз подтвердился. У вашей дочери рак. Случай очень сложный. В России её оперировать не могут. Требуется срочная операция в Германии.

-Сколько она стоит?

-100000 евро. Если вы не найдёте деньги в течении 2-3 недель, то помочь ей уже будет не возможно.

-Хорошо. Я понял.

Алексеев положил трубку и уставился в стену. Он не знал, что делать. Даже за несколько лет он не мог заработать столько, сколько требовал врач. Его дочь была  смыслом его жизни. Он любил её и воспитывал с момента рождения. Её мать умерла при родах, но не смотря на бедность, он пытался заменить ей и отца, и мать. Каждую секунду своего существования из 12 лет её жизни, он думал только о том, как воспитать дочь, сделать её счастливой и успешной. Он с лёгкостью пожертвовал бы ради неё жизнью, но денег у него не было.

Жить ему больше не хотелось, он понимал, что если она умрёт, то всё… Больше не будет ничего… Всё ради чего он жил исчезнет. Это как оказаться висящим в вакууме в тёмной комнате. Он сел на диван и тут же резко встал.  Для себя он всё решил. Жить ему без дочери незачем. Он не сможет смотреть на то, как она умирает.

Он прошёлся по комнате и подошёл к окну. В последний раз он оглядел знакомый до боли двор, в котором он, ещё будучи мальчиком, гонял мяч со своими друзьями, где гулял с дочерью и играл с ней в песочнице, а после вспомнил как они возвращались с прогулки и маленькая беззащитная девочка отбежала к клумбе, сорвала цветы и принесла их ему со словами : Папа, это тебе. Взглянул на старый дуб, покачивающийся из-за сильного ветра, и тяжело вздохнул.  Он думал обо всём, что произошло с ним в жизни, обо всём кроме того, как она будет умирать одна в жуткой больнице, чувствуя, что она никому не нужна, что чем быстрее она умрёт, тем быстрее все вздохнут с облегчением, а после её холодное маленькое тело похоронят на окраине какого-нибудь кладбища, и никто не принесёт ей цветы на могилу, и никто не заплачет в тот момент, когда гроб с её телом будут закапывать в землю.

Он подошёл к шкафу и достал из него верёвку. Затем накинул её на люстру и встал на стул, который стоял рядом. Он уже распрощался с жизнью и хотел было оттолкнуть стул из-под ног, как вдруг в дверь кто-то постучал.

Алексеев остановился и прислушался. Стук повторился. Он слез со стула, подошёл к двери и поглядел в глазок. Никого не было. Приоткрыв дверь, мужчина оглядел лестницу, лифт и противоположную стену, но не заметил ничего странного. Наконец его взгляд упал на пол. На полу, возле старого потрёпанного коврика лежал чёрный конверт с письмом. Мужчина нагнулся и взял конверт. С виду конверт был ничем не примечательный, разве что цветом. В конверте лежал чёрный листок, на котором белым карандашом было написано:

Здравствуйте, Павел Васильевич. Не спрашивайте, как нас зовут и кто мы. Ответа вы всё равно не получите. Мы знаем, что вам нужны деньги для вашей дочери. Я думаю, что вы уже поняли, что взять их вам не откуда. Вашу дочь ждёт долгая и мучительная смерть. И знаете, о чём она будет думать в то время, как вся больница будет вздрагивать от её истошных воплей? Она будет думать о том, что её папа её предал. Бросил. Сбежал от её проблем. Но мы можем тебе помочь. Ты сможешь её спасти. Если хочешь помочь дочке, приходи в 17:00 к пустырю на окраине города, что возле заброшенной стройки.

Павел сжал листок в кулак и прижал его к лицу. Он не знал, что потребуют от него незнакомцы, но был готов на всё. Пусть убьют, пусть заберут в рабство, продадут на органы, пусть, лишь бы она была жива.

Он тут же накинул на себя потрёпанную куртку, обул истёртые кеды и бросился к автобусной остановке. Ему повезло, и через несколько минут, после того, как он сел на серую, изрисованную скамейку, подошёл к автобусу.  Он заплатил за проезд и сел у окна. За окном шёл дождь, и ветер перебрасывал с места на место мокрые и тяжёлые листья, которые прилипали к асфальту. Наконец, автобус остановился у нужной остановки, и мужчина вышел. Перед его взором простирался пустырь, такой же серый и мрачный, как и весь город. Вдали виднелось недостроенное здание, с выбитыми стёклами. Возле старых кустарников валялся кривой, поломанный стул. Алексеев поднял его и сел. Где-то через час за кустами послышались шорохи и из-за них медленно вышли 2 человека.

Один из них был одет в серый смокинг с чёрным галстуком, второй- в чёрную мантию и маску. Чёрный человек поклонился и, отступил назад. Человек в смокинге подошёл к мужчине и взял его за руку. Павел не дёрнулся и не попытался вырваться. Он чувствовал, что эта встреча не предвещает ничего хорошего, но ради своей дочери он был готов на всё. Незнакомцы довели его до машины и жестом приказали сесть на заднее сиденье.

Алексеев последовал приказу, залез внутрь и сел на жёсткое сиденье. Внутри пахло толи лавандовым, толи розовым маслом, а возле руля был наклеен какой-то странный символ, представлявший смесь волнообразных линий, скрещенный между собой. Человек в смокинге сел за руль, а человек в робе сзади. Машина тронулась. Через пару минут водитель снял чёрные очки и тихо заговорил:

-Вы пришли сюда, потому что получили наше письмо, не так ли?

-Да я нашёл его у себя под дверью.

-Значит вы готовы пожертвовать частицой себя ради своей дочери?

-Да.

-Ваш голос дрожит. Вы испуганы?

-Я… я не знаю кто вы, и что вам от меня нужно.

-Да. И не узнаете. Это вас не касается. Вы поможете нам, а мы оплатим операцию.

-Я согласен на всё. Что я должен сделать?

-Мы отвезём вас в одно интересное место. Вы должны провести там ровно 3 дня. Если вы это сделаете, то мы поможем вам.

-Я согласен. Но ваша просьба кажется мне довольно странной. Что я должен делать? Что-то определённое?

-Нет. Вы будете находится там в полном одиночестве, делать вы можете что заходите, только есть одно но…

-Что именно?

-Вы будете находиться в доме, в лесу, а в этом лесу живут существа. Это не животные. Они похожи на людей, но это не люди. Человеческого в них не больше, чем в любом звере.

С каждым словом Алексеев всё больше и больше путался в своих соображениях по поводу того, что произошло на самом деле. Он не верил не единому слову, которое произнёс незнакомец. «Это либо телевизионное шоу, либо секта»,- думал он. Но вряд ли телевизионщики стали бы наживаться на горе несчастного отца. Но секта? На что они способны? В чём цель его испытания? Возможно все существа- лишь плод их изуродованного ритуалами и наркотиками воображения. Возможно все эти рассказы лишь подготовка к какому-то религиозному ритуалу.

После этого человек в смокинге включил какое-то песнопение , а человек в чёрном закрыл глаза и стал тихо подпевать в те моменты, когда хор завывал особенно громко.

Наконец они доехали.

-Выходите, мы приехали.

Павел вышел, они остановились на обочине дороги возле леса.

-Теперь позвольте завязать вам глаза. Вы не должны видеть дороги до этого места.

Алексеев тихо кивнул головой и сектанты нацепили ему маску на лицо. Сколько они шли мужчина не помнил, но он успел устать к тому моменту как они дошли до пункта их назначения.

С Алексеева сняли повязку, и он увидел перед собой маленький заброшенный домик, в котором давно никто не жил. Несмотря на это он выглядел довольно хорошо, если не считать нескольких пятен на стенах и мха, росшего на крыше. Сектанты остановились, и человек в чёрном поклонился перед домом, а после произнёс грубым мрачным голосом: «Они скоро будут здесь, быстрее».

Сектант в смокинге вплотную подошёл к Алексееву и поглядел ему в глаза.

-Мы пришли. Твоё испытание вот-вот начнётся. Что ты чувствуешь?

-…

-Молчишь. Правильно. Накричаться ты успеешь. Ну на этом мы расстаёмся. Надеюсь навсегда. Если всё получится, то скоро твоя дочь вновь станет здоровой. Только запомни: не открывай ночью дверь и не выходи из дома чтобы не случилось. Или они убьют тебя. Не гляди в окна, не отнавешивай шторы,  не раскрывай ставни или они ворвутся в дом. Ты понял?

-Хорошо.

-Ты сейчас чувствуешь себя героем, готовым погибнуть ради дочки, но скоро ты пожалеешь о том что сделал.

-Я не пожалею.

-Поверь, я редко ошибаюсь. Ладно, иди.

Павел вошёл в дом и закрыл за собой дверь. В доме было 2 комнаты и подвал, закрытый на замок. В одной комнате стояла кровать и полка с книгами, под кроватью лежал  топор. Вторая комната была кухней, там стоял холодильник и стол, на котором лежали 2 ножа, других столовых приборов на кухне не было. Мужчина заглянул в холодильник. В холодильнике лежал кусок старого мяса, который судя по всему не принадлежал ни одному животному, мясо которого человек употребляет в пищу. Обе комнаты были похожи друг на друга. Больше в доме ничего не было, если не считать той закрытой двери с замком.

Павел вышел на улицу. Солнце уже село, вокруг никого не было, кроме толстых бражников которые, с важным видом помахивая крыльями, опыляли крупные розовые цветы. Последние лучи Солнца осветили верхушки деревьев и тьма накрыла всё что видел перед собой мужчина. Он вошёл в дом. В доме было темно и он на ощупь нашёл выключатель. Комната озарилась слабым мерцающим светом. Помня приказы сектантов, он закрыл дверь на ключ и занавесил окна плотной шторой.

Он разделся и лёг в кровать. На улице всё было так же тихо, его клонило в сон. Он закрыл глаза и уже почти уснул под тихое стрекотание сверчков, как вдруг всё неожиданно стихло. Всё. Ни стрекотания сверчков, ни жужжания бражников, ни шелеста травы. Звуки исчезли. Алексеев представил себя в холодом сыром гробу глубоко-глубоко по землёй. Но вдруг звучание резко возобновилось. Но только звуки были совсем другими.  Сначала послышались стоны. Стоны становились всё громче и пронзительней. Вдруг всё на минуту смолкло. И тут же всё возобновилось, только кто-то начал стучать в дверь. Стук был неровным, но громким и настойчивым. Павел осторожно приподнялся с кровати и тихо спросил:

-Кто там? Что вам нужно?

Ответа не последовало. Стук не прерывался, стоны и всхлипы становились всё громче и протяжней. Алексеев отскочил в комнату и судорожно полез под кровать, пытаясь схватить топор. Он нащупал искомый предмет и, дрожа, схватился за него и прижал к груди. Звуки не прекращались. Казалось, что тому, кто стучал в дверь было всё равно. Казалось он выполнял свои действия, как необходимый ритуал, который он повторял из раза в раз. Павел в обнимку с топором медленно, стараясь не шуметь, залез под одеяло и, как ни странно, заснул под неравномерное постукивание в дверь.

Проснулся он поздно. Было уже далеко за полдень. Он встал с кровати, обнаружив, что так и заснул с топором в руках. На улице было тихо, слабое осеннее Солнце освещало мрачные ели, и запоздавшие птицы на старой сосне скакали с ветки на ветку и весело щебетали, радуясь последнему лучам мрачного Солнца. Алексеев, не отпуская  топора, обошёл дом, но кроме куска бинта на подоконнике и человеческих следов у порога ничего не обнаружил. После бессонной ночи, он очень хотел есть, и тут он вспомнил о мясе, лежавшем в холодильнике, в нём боролись два чувства: голод и отвращение к мясу, которое было на столько ужасным, что даже во времена голода не каждый решился бы его съесть. Где-то через полчаса голод победил и Павел пошёл на кухню, открыл холодильник и взял в руки злополучный кусок мяса, который уже выглядел на столько несвежим, что ему было легче не есть год, чем съесть это. Но он был не в той ситуации, чтобы выбирать. Схватив гнилое мясо, и бросив его на стол, он судорожно стал искать кастрюлю или сковородку, чтобы пожарить или сварить мясо. Посуды не было, но кроме того он обнаружил, что кто-то отключил электричество в доме. Из его глаз полились слёзы. Его руки тряслись. Голод усиливался с каждой секундой и вдруг он, как будто забыв, что он человек, набросился на сырое мясо и стал буквально вырывать куски и проглатывать, не жуя. Это мясо было самым ужасным и самым прекрасным, что он пробовал в своей жизни. Он утолил свой голод, упал на пол и стал вытирать слёзы, испачканным, мокрым от крови пакетом. Он не знал. Но понял, что произошло что-то ужасное. Он встал и, пошатываясь пошёл в спальню. Он чувствовал, что силы покидали его. Хотелось спать, но самое ужасное, что ему опять хотелось есть. Он лёг на кровать и закрыл глаза. Спать ему неожиданно расхотелось, и он лежал с закрытыми глазами, уткнувшись лицом в подушку и повторял: «Я хочу спать! Я хочу спать!». Он лежал и повторял это около часа и, наконец, заснул.

Когда он проснулся, уже стемнело. Всё ещё шелестела трава, кричали птицы, где-то далеко даже послышался гудок автомобиля. Алексеев вслушался. Казалось, люди были так недалеко, да что там люди… рядом, за дверью шла жизнь, а в этом доме была только смерть. Он опять схватил топор, но в этот раз решил не прятаться, а подойти к окну и посмотреть на тех, кто приходил прошлой ночью. Около получаса он просто лежал и смотрел в потолок. Вдруг как и прошлый раз все сторонние звуки затихли, и неожиданно раздался резкий стон. Алексеев невольно вскочил на кровать и вжался в стену. Этот стон был громче, в разы громче, чем в предыдущую ночь. Нечто медленно подползало к двери и начинало в неё биться. Павел дрожал всем телом, но, поборов свой страх, он стал медленно подходить к занавешенному окну. Плотная серая шторка полностью закрывала вид из окна. Она была на столько плотной, что, казалось, заглушала все звуки, которые слышались на улице. Алексеев прижался к ней и расслышал еле заметное сиплое дыхание. На секунду он отстранился от окна. В нём боролись чувства страха и любопытства. Казалось, страх начал одерживать в нём верх, но любопытство, подкреплялось ужасом перед неизвестным и усиленными, повторяющимися ударами в дверь.

 

Алексеев осторожно взял край шторы и приподнял его. То, что он увидел, потрясло его до глубины души. Перед ним стоял человек. Почти человек. Павел долго не мог понять, что с ним не так. В темноте было плохо видно, но через некоторое время он заметил, что кожа его была сероватая и гладкая, казалось с него содрали кожу и заменили на тонкий слой резины. Его руки, да и всё остальное тело были настолько тонкими и немощными, что, казалось, его можно было убить одним ударом. Но самым страшным были глаза. Пустые, невыражающие эмоции, глядевшие куда-то в пустоту. Существо сделало несколько шагов вперёд, резко повернуло голову и уставилось на Алексеева. Он вздрогнул, но не отошёл от окна. Он не мог понять: видит ли существо его? Оно казалось, не замечая Павла, глядело куда-то в сторону.

Алексеев не мог оторвать взгляда от страшного зрелища и лишь иногда, в такт самым громким всхлипам существа повторял: «Они живые! Они существуют!».

Стук в дверь  с каждой секундой усиливался, а Алексеев так и не находил в себе сил оторваться от окна. Наконец, из-за деревьев показались первые, робкие лучи Солнца. Стук в дверь прекратился, а существо развернулось и медленно, пошатываясь пошло к высоким елям, закрывающим Солнце. Только когда оно скрылось, Павел нашёл в себе силы оторваться от окна и сдвинуться с места.

Наконец, он осознал весь ужас происходящего. Каким-то образом он понял, что существа смогут ворваться в дом на следующую ночь. Вся одежда на нём взмокла, сам он дрожал. Он бросился на кухню, схватил остатки мяса и быстро, практически не жуя проглотил его. Зажав топор так, как будто он мог выпасть из рук, мужчина бросился к, закрытой на замок, двери. Он замахнулся и несколько раз сильно ударил по замку. Замок упал на пол, и Алексеев оттолкнул его ногой. Он хотел открыть дверь. Но вдруг замер. Больше всего на свете он хотел сбежать от сюда. Но чувство нечеловеческого любопытства, смешавшись с чувством отеческой любви не давало ему это сделать. Он закрыл глаза. Только сейчас он задумался обо всём, что произошло. Как сектанты нашли его? Кто эти существа? Почему в доме была закрытая дверь куда она вела? До этого сектанты были честны с ним, но что будет следующей ночью. Они сказали, чтобы он не подходил к окнам и не пытался сбежать. Алексеев не находил в себе сил открыть глаза и потянуть дверь на себя. Слёзы, смешавшись с кровью из прокусанной губы тихо падали на пол и протекали сквозь щели. Он хотел, чтобы эта минута длилась вечно, просто потому, что он мог не двигаться и ничего не видеть. Наконец, оцепенение прошло и, он, вытянув трясущуюся руку вперёд потянул дверь на себя. Перед ним открылся холодный коридор, ведущий куда-то из дома. Алексеев осторожно сделал несколько шагов вперёд, по скрипучей лестнице. Вдруг, издалека, на него подуло свежим воздухом. Он замер. В конце тоннеля был выход. Он вздохнул. Всё его существо тянулось к тому, чтобы сбежать из этого проклятого места, но он вспомнил о дочери, зашёл в комнату и закрыл за собой дверь. Но теперь у него была надежда. Надежда сбежать из этого страшного места, каждый сантиметр которого дышал болью, смертью и страданиями.

Весь день он готовился к ночи. Так и не выпуская топор из рук, он перетаскивал из комнат всю мебель: стол, стулья, холодильник, и, даже, кровать. Когда он закончил свой труд, он стал делать баррикаду, из мебели, для того, чтобы отгородить часть коридора и оставить возможность отступить к подземному тоннелю. После, Алексеев сел на пол и попытался хоть чуть-чуть прийти в себя, но мысли смешивались с ужасом перед предстоящей ночью, и он просто сидел и повторял одну фразу: «Они живые! Они существуют!». Возможно он ещё долго бы так просидел, но Солнце уже садилось, и, вскоре послышались тяжёлые стоны. Павел встал и вжался в стену. Как он и предполагал, стук в дверь стал ещё сильнее, и существо на улице начало так громко кричать, что Алексеев боялся даже дышать. Чтобы сделать даже маленький вдох, он крепко зажимал себе рукой рот и вдыхал на столько медленно, что через несколько минут у него закружилась голова.

Тем временем существо билось в дверь всё сильнее и сильнее, и,  было понятно, что при таких ударах старая, покрытая плесенью дверь долго не выдержит. Вдруг раздался сильный скрежет, и, сквозь образовавшуюся дыру в двери, показалась изуродованная человеческая рука. Вся она была изрезана и перемотана бинтами, возле ладоней находились выпуклые, крупные железы, из которых текла оранжевая слизь, стекающая на руку. Алексеев задрожал всем телом, и укусил себя за губу с такой силой, что почувствовал, как ему на руку стекает тёплая кровь. В это время существо выламывало дверь, каждый раз ударяя по ней с увеличивающейся силой. Наконец, дверь упала на пол и чудовище вошло в дом. Алексеев замер. Если можно было бы представить самое уродливое существо на свете, то оно, как минимум, было бы похоже на это. Ростом оно было с человека, всё тело был покрыто большими железами и слизью, вытекающей из них, но самым страшным было то, что оно, как будто сделано из двух людей. Вернее ноги были одни, а выше пояса тело раздваивалось на два человеческих тела. Одно из них было сильным и мускулистым, второе просто болталось в воздухе, тихо подрагивая конечностями. Больше всего Алексеев боялся поглядеть монстру в глаза. Он лишь заметил, что глаза урода светились в темноте, но рассматривать их он не стал, хотя что-то внутри его, как будто просило посмотреть на это существо, он всеми силами пытался не поворачивать в его сторону голову.

Существо замерло и, оглядываясь по сторонам, медленно зашло в кухню, не обнаружив там ничего интересного, оно, пошатываясь зашло в спальню, в спальне как и на кухне ничего не было, и существо, казалось собиралось уйти, как вдруг развернулось и стало медленно подходить к баррикадам, построенным мужчиной. Он застыл. Существо было настолько сильным, что, ему казалось, что оно разорвёт его на части за несколько секунд. В этот момент Алексеев уже почти распрощался с жизнью, он лишь стоял и вспоминал всё хорошее и плохое, что он сделал при жизни. Он хотел спасти свою дочь, хотел даже за неё умереть, но не так. Такой судьбы он не хотел. Он подождал, когда существо подойдёт по- ближе и начнёт осторожно ощупывать мебель, замахнулся и со всей силы швырнул топор в монстра. Чудовище закричало так, что казалось этот крик должны были слышать все в радиусе 100 километров.

Алексеев воспользовался паузой, и бросился в подземный коридор. Существо начало с яростью и нечеловеческими криками разносить мебель, но Павел, казалось это не слышал, он лишь бежал вперёд и быстро бормотал: «Они живые! Они существуют!». Тоннель был длинный и бежал он довольно долго, но с каждым шагом воздух был всё свежее и свежее, вдруг он услышал шум автомобильной трассы. Где-то в голове пронеслась короткая фраза: «Спасён!», но безумие уже охватило над ним верх, и он продолжал бормотать, уже не слыша и не понимая самого себя. Он замедлил шаги уже через минуту он добрался до лестницы, которая вела к люку. Поднявшись по ней и открыв люк, он бросился к трассе, которая виднелась вдали. Он добежал до обочины, перелез через бордюр и просился на дорогу.

Машин не было, поэтому он  где-то минуту простоял на дороге, слизывая кровь с обкусанных губ, вдруг вдалеке показалась большая фура. Она ехала не очень быстро, поэтому водитель заметил человека, лежащего на земле и целующего асфальт, и вовремя остановился. Алексеев лежал на земле, изредка вздрагивая, а иногда посмеиваясь, и зачем-то тщательно облизывал асфальт. Фура остановилась и из неё выскочило двое водителей-немцев, полных, с пышными баварскими усами, которые были очень похожи друг на друга, если бы не тот факт, что они были разного возраста их можно было бы принять за близнецов. Тот, что постарше быстрыми шажками подбежал к мужчине, легонько до него дотронулся и тихо спросил:

-Was passierte mit Ihnen?

Алексеев не знал немецкого, но даже если бы знал в таком состоянии мало что мог ответить. Он резко вскочил, схватил немца за руку и стал громко кричать:

-Быстрее, быстрее!!! Там, там!!!

Старый немец поглядел на своего коллегу и спросил его:

-Was sprecht er? Ich spreche russisch nicht. Und du?

- Ich auch. Er ist verrückt, wir müssen er zu der Hospital bringen.

- Scheiße. Ja. Wir haben nichts zu tun.

Молодой немец подошёл к мужчине, взял его за руку и со словами: «Mein Herr, gehen bitte. Wir helfen Ihnen!», повёл его у автомобилю.

Алексеев всё продолжал бормотать и дрожать, но послушно следовал всем указаниям немцев.

Старый немец всё продолжал недовольно жаловаться на жизнь, но всё же сел за руль, взял планшет в руки и стал искать адрес ближайшей больницы.

Немцы довезли несчастного до больницы, а через несколько дней вся страна увидела сообщение по телевизору, в котором рассказывали о несчастном сумасшедшем. После новостей про отношения России и США  ведущая начала рассказывать о необычном случае, произошедшем на минском шоссе: 

-Странный случай произошёл вчера на 120-ом километре минского шоссе примерно в 3 часа ночи. Двое немецких дальнобойщиков обнаружили на дороге человека, который лежал на земле, бормотал что-то странное и непонятное, и указывал пальцем в сторону леса. Он ничего не мог толком объяснить, не называл своего имени. Его доставили в ближайшую больницу, а от туда отправили в Московскую Психиатрическую Больницу № 1. Мужчина не помнит своего имени, дня рождения, адреса, имён своих родственников. (Далее ведущая показала портрет мужчины). Если вы знаете что либо про этого человека, то позвоните нам по телефону горячей линии 8(***)***-**-**.

Но не только плохое происходит в нашем мире. Вчера меценат, пожелавший остаться неизвестным, пожертвовал  100000 евро на операцию маленькой Ире Алексеевой. Теперь её в ближайшее время доставят в Германию, где и будут проводить операцию лучшие врачи. Мы взяли интервью у ведущего врача клиники «Energie Gesundheit» Йозефа Кауфманна, в котором он рассказал нам о том, что в его клинике практически нулевая смертность, а так же добавил, что он надеется на то, что после операции девочка проживёт долгую и счастливую жизнь.

А на этом у меня всё. До скорых встреч. С вами были Вечерние Новости.

0
73
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!