Воздаяние

Форма произведения:
Повесть
Закончено
Воздаяние
Автор:
bazil371
Текст произведения:
Стояла невыносимая жара. Солнце нещадно пекло, и не было никакой надежды, что в ближайшее время его скроют облака. Даже ветер, изредка дующий с востока, не приносил с собой желаемой прохлады. Работать в такую погоду совсем не хотелось, лишь сидеть где-нибудь в теньке да попивать прохладительные напитки.
Братья Сергей и Антон уже и не знали куда деться от палящих лучей. К часу дня каждая комната дачного дома успела прогреться настолько, что находиться там было попросту невозможно. На улице ситуация обстояла не лучше. Самое прохладное место, хотя и его можно было назвать таковым лишь с большой натяжкой, находилось под крышей беседки. Туда, вооружившись двумя большими кружками и только что вынутой из холодильника двухлитровой бутылкой пива, и направились братья.
В тени беседки, смакуя каждый глоток, Сергей и Антон жаловались друг другу на жару и сочувствовали тем, кто остался в городе, где, несомненно, было самое настоящее пекло. 
- Эх, Антоха, я бы сейчас согласился даже на Северном полюсе оказаться, прям вот так, в одних шортах. Ну ведь невыносимо просто…
- Ну, на Северный полюс – это ты, конечно, загнул. Ты б там мгновенно закоченел и бубенцы отморозил, - Антон усмехнулся и отхлебнул еще пива. – Но вот в Мурманск, например, с удовольствием. По новостям передавали, что там сейчас плюс десять. 
- Эх, вот где рай-то сейчас… - мечтательно произнес Сергей. – А у нас что? Отродясь такого не было! Может, Земля с каждым годом понемногу приближается к Солнцу? Эдак мы лет через десять вообще в головешки превратимся. 
- Сплюнь! Еще не хватало… Скажешь тоже… 
Сергей пожал плечами и наполнил опустевшие кружки.
- Антох, смотри, мама возвращается.
- Чего это она? Она ж специально к соседке пошла прохлаждаться, там кондей есть. Кстати, нам бы тоже не мешало его приобресть. Через неделю зарплата, давай скинемся и купим.
- Давай, идея хорошая. Правда, я слышал, от него простудиться можно запросто…
- Да и пофиг!
Вера Петровна вошла на участок и встала перед сыновьями.
- Мальчики, у меня для вас дело есть!
- Ты издеваешься, какие дела в такую погоду? – в один голос запричитали братья. 
- Ничего, не сахарные, не растаете. Надо, в общем, срубить этот кедр. 
Вера Петровна указала на дерево, растущее неподалеку от забора.
- Ты что, мам, зачем? Чем он тебе мешает-то?
- Мне Лидия Васильевна сказала, что он совершенно не смотрится на нашем участке. Я подумала и согласилась. 
- Вечно ты слушаешь, что скажет эта дура…
- Этот кедр же еще наш дедушка посадил… - сказал Антон.
- К тому же… - Вера Петровна будто и не слышала сыновей. – Он может повредить нам забор.
- Да он до забора и через пятьдесят лет не достанет.
- Так! Я все сказала! Давайте, дружненько встаем и за работу. А пиво я заберу с собой. Получите его, когда все сделаете.
- Мам, ну что ты в самом деле. Кто ж по такой жаре работает-то? Сжалься!
- Я! ВСЕ! СКАЗАЛА!
Братьям много чего хотелось сказать своей матери, но они промолчали. Был бы жив их отец, он встал бы на их сторону и вместе они переубедили бы единственную в семье женщину. Но сейчас перечить ей не стали, хотя искренне не понимали, для чего нужно было вырубать кедр. По их мнению, он очень даже органично смотрится на их участке, да и, как-никак, память о дедушке.
Соседку Лидию Васильевну Сергей и Антон ненавидели всей душой и за глаза называли Цербером. За двадцать лет они многого от нее натерпелись. Она постоянно была всем недовольна, даже если ее это никак не касалось. Если что-то не устраивает, нужно тут же об этом сказать – таково было ее жизненное кредо. Всегда и везде совала свой нос. У братьев порой складывалось впечатление, что даже во сне Лидия Васильевна думает, кому и как насолить.
- Почему она постоянно прислушивается к советам этой старой суки, будто собственного мнения не имеет? – схватился за голову Сергей, когда мать скрылась из виду.
- Мда… Мразь наша соседка, форменная мразь! Убил бы! Может она маму загипнотизировала? – сквозь зубы прошипел Антон.
- Не знаю, все может быть… В любом случае, хочется нам этого или нет, кедр надо срубить. И чем раньше мы это сделаем, тем скорее получим свое пиво обратно.
- Ты что, всерьез решил сделать это? – Антон недоуменно поднял бровь вверх. – Да ты сам подумай, что мама нам сделает? Убьет, что ли?
- Плешь она нам проедать будет, вот что! – со злобой произнес Сергей. – Не знаю, как ты, а я совсем не хочу выслушать ее упреки и недовольства. По-моему, проще сделать так, как она хочет и жить себе спокойно.
- А если быть уж совсем точным, как хочет Цербер. Но ты прав. Ладно, Серега, давай за дело.
Вооружившись топорами, братья подошли к дереву. Антону даже на мгновение показалось, что кедр при их приближении затрясся, будто от страха, но посмеялся своей фантазии и списал это на ветер. 
Каждый взмах топора по такой неимоверной жаре стоил каждому неимоверных усилий, будто солнце делало орудия тяжелее раз в десять. Благо, дерево было не вековым дубом и срубили его быстро. Собравшись уже было пойти отдыхать, братья разумно решили, что стоит выкорчевать корни, чтобы маме не было к чему придраться. 
К концу всей работы с Сергея и Антона сошло уже сто потов, но они уже подумывали о том, чтобы сходить на озеро и обмыться, но внезапно, словно по мановению волшебной палочки, небо заволокло тучами. Раскаты грома сотрясли воздух и на землю хлынул даже не дождь, а самый настоящий ливень. Братья, смеясь и бегая по участку, как маленькие дети, покорно отдались стихии, позволив намочить себя с ног до головы. 
С этого момента погода не становилась лучше, а только ухудшалась. Через десять минут пошел град, заставив Сергея и Антона скрыться в доме. Вскоре он прекратился, но возобновившийся ливень не стихал ни на минуту. Больше братья на улицу не выходили. 
На горизонте не было видно ни единого проблеска, что означало, что непогода продлится достаточно долго. 
Сергей сидел за столом на кухне и смотрел в окно. Дома он чувствовал себя в безопасности. 
В детстве Сергей часто представлял, как на улице бушует стихия: сверкают молнии, с неба льет с такой силой, что не видно ни зги. Его воображение даже рисовало небольшое землетрясение. В этот момент он находился в доме и знал, что его ничто не потревожит, и ничто не достанет. То же он ощущал и сейчас. 
Мерный стук дождя по крыше убаюкивал его и даже клонил в сон. Сергей зевнул и протер глаза. Он встал из-за стола, достал две стопки и открыл бутылку «Столичной». 
- Антон!
Ответа не последовало. 
- Антооон! – снова позвал Сергей, но и на этот раз никакой реакции.
«Куда он подевался? Может… с ним что-то случилось?»
Сердце Сергея забилось сильнее. Он не помнил, чтобы брат выходил из дома, а значит он был все еще в доме, но почему же тогда не отвечает?
Обыскав весь первый этаж, Сергей собрался идти на второй. В мозгу у него крутились малоприятные картины того, что он мог там увидеть. 
Подниматься, однако, не пришлось. Скрип лестницы возвестил о том, что Антон спускается.
- И незачем так орать! – сказал он.
- Ты спал там, что ли?
- С мамой разговаривал, - словно в подтверждение своих слов, Антон показал зажатый в руке мобильник. – Сказала, что останется ночевать у Цербера, мол, в дождь никуда не пойдет. Сказала, чтобы мы себе плов на ужин приготовили. И чтобы еще на завтра осталось.
- То есть то, что риса у нас нет, ее как бы не волнует? – развел руками Сергей.
- Судя по всему… - покачал головой Антон. 
- Даешь холостяцкий ужин! Да здравствуют тосты с колбасой и плавленым сыром! 
- Урааааа!!!
- Ну и водочки по стопарику тяпнем, пока мама не видит, - заговорщически подмигнул Сергей и братья прыснули со смеху.
Отужинали они скромно, но сытно. Жара, благодаря дождю, быстро спала, и в доме стало довольно свежо. 
Ни Сергей, ни Антон делать уже ничего больше не собирались, поэтому решили лечь спать. 
Их спальня располагалась в единственной комнате на втором этаже. Кровати стояли друг напротив друга вдоль стен, между ними было окно. 
Братья заснули быстро – дождь словно настукивал колыбельную по крыше. Но спали они недолго…
Их разбудил посреди ночи чудовищный раскат грома и последовавший за ним звон разбитого стекла. Осколки разлетелись во все стороны и даже поранили щеку Антона. Не успели братья опомниться, как что-то обвило их шеи и стало с силой сдавливать. Не успев еще до конца проснуться, они пытались сопротивляться невидимому душителю, но их усилия были тщетны. Только когда Сергей почувствовал, что кислород больше не поступает в легкие, он понял, что его горло сжимает что-то деревянное… что-то, похожее на ветвь дерева. Он бы может и удивился тому, как ветка может обвиться вокруг его шеи, но ему было не до этого. Сергей отчаянно сопротивлялся, хотя уже и начал понимать, что хватку ему не ослабить. 
Он судорожно пытался вдохнуть, но ничего не получалось. Жить ему осталось всего несколько секунд, Сергей понимал это, но не хотел принимать. Он также не мог понять, почему дерево душит его и поэтому мысленно задал вопрос, совершенно не надеясь, правда, что получит на него ответ: «За что?»
Хватка немного ослабла и тут же в его голове неизвестный голос (который сначала Сергей принял за голос своего второго «я») произнес: «За нашего брата, кедра».
«Но мы не хотели. Мы сделали это против нашей воли» - мысленно сказал Сергей.
«Мы тоже действуем не по своей воле – так нам приказала Мать-природа».
«У нас не было выбора» - по щекам Сергея потекли слезы.
«Выбор есть у всех».
Последнее, что увидел Сергей прежде, чем ветвь березы свернула ему шею, это безжизненное тело Антона, дух которого покинул этот мир мгновением раньше.

«Срочные новости: сегодня утром дачное садоводство «Холмогоры» было взбудоражено жестокой насильственной смертью двух молодых людей и двух женщин. По предварительным оценкам экспертов все они были задушены в одно и то же время, но в разных домах. Полиция пока не может сказать, кто мог это сделать, но в одном они уверены – убийца знал своих жертв. По факту убийств было возбуждено уголовное дело и передано в прокуратуру. 
Алина Семенова, «Вести», репортаж с места событий».
+2
244
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!