Однажды в Дельте Волги

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Автор:
Вербовая Ольга
Аннотация:
Что-то вроде продолжения моего же рассказа «Две жизни Тутмоса» и одновременно задание на игре Колизей лонгмоба «Когда жили легенды». Ключевые слова: фараон, стрела, река. Кстати, в Дельте Волги купайтесь аккуратно — берега топкие.
Текст произведения:

Я сразу узнала и Луксор, и реку Нил, хотя видела всего второй раз – первый был, когда я с мамой ездила в Египет ещё лет в десять. Только как я оказалась посреди вод Нила? Только что ведь была недалеко от Астрахани. Помнила, как с теплохода отправилась вместе с другими туристами в Дельту Волги. Лотосы помню, птичек. Потом наш моторный катер остановился, и мы пошли купаться. Семён, егерь, специально выбрал мелководье, на котором наши пугливые барышни и дамы могли искупаться без боязни. Но мне этого было недостаточно, и я поплыла к другому берегу. Неужто течением снесло? Конечно, воды у Волги быстрые, но не настолько, чтобы вот так в момент унести аж в Египет. Даже в Каспийское море едва ли унесла бы Волга-матушка так быстро. А уж в Средиземное, а потом ещё против течения – в Нил – такое даже для русской реки как-то слишком. Разве что аномальная зона? Эх, надо было вместо этого экскурсию по городу брать! Сейчас бы гуляла по Астрахани – горя не знала. Как я теперь до Родины доберусь – без документов, без денег? И это если ещё крокодила голодного не встречу.

Подумав так, я немедленно поплыла к берегу. Когда же до суши оставались считаные метры, вдруг из глубины вынырнула чья-то лысая голова. Я хотела было спросить его о своём местонахождении, но он не дал мне и рта раскрыть – быстро подплыл ко мне и, злобно сверкнув глазами, схватил меня огромными смуглыми ручищами за шею и опустил мою голову в воду. Я, естественно, стала сопротивляться, но силы были явно неравны. Главное, я не понимала, чего он на меня так окрысился? Ничего ж плохого ему не сделала! Зачем он вдруг ни с того ни с сего пытается меня утопить? Или прежде задушить? За шею ведь схватил, ирод!

Неожиданно пущенная с берега стрела воткнулась противнику в голову. Заревев, словно бешеный зверь, он тотчас же разжал руки и стал погружаться под воду. Вскоре на том месте, где была его голова, пошли круги, раздался булькающий звук. Я же быстро поплыла к берегу.

Мой спаситель стоял на берегу, держа в руке лук.

- Спасибо Вам большое! – сказала я ему, как только вылезла на сушу. – Вы меня спасли!

- Не за что! – ответил он с сильным акцентом.

Видно было, что слова на русском даются ему с трудом. Кстати, интересно, откуда он вообще узнал, что я русская?

- Я читаю твои мысли, Юлия!

Надо же, ещё и имя назвал верно! Кто он вообще такой?

- Я фараон, - коротко ответил мой спаситель. – А этот, - он указал на воду, на которой уже исчезли даже круги, - верховный жрец Джхути.

- Что же это ваш жрец такой злой? – спросила я. – Напал на меня просто на пустом месте.

- Он и его сват Имхотеп убили моего сына, - ответил фараон. – Потом Имхотеп убил его. Вот он и кидается на людей.

Понятно! Озлобленная, не упокоенная душа, значит.

- Ничего, - продолжал тем временем фараон. – Серебряная стрела его успокоит.

Это хорошо! А то снова встретиться посреди реки с убиенным душегубом – удовольствие ниже среднего! Только фараон… Он же, наверное, тоже уже покойник. С чего вдруг он восстал из гробницы, чтобы спасти совершенно незнакомую девушку?

- Это всё потому, - ответил он на мои мысли, - что ты пишешь письма моему сыну.

Это уже что-то новенькое! Не скрою, я ещё со школы интересовалась мифологией Древнего Египта, но чтобы писать письма сыновьям фараона…

- Его зовут Александр Сидоркин. В прошлой жизни он был моим сыном. Его звали Тутмос.

Сашка, что ли? Сидоркин? Это ж мой товарищ по переписке. Его ещё прошлым летом посадили – за участие в митинге. Ещё и пришили нападение на полицейского, которого он схватил за руку, когда тот избивал дубинкой другого демонстранта. А ведь Сашка и вправду неравнодушен к древнеегипетскому фольклору. Ещё обожает творчество Булата Окуджавы.

- Спасибо, Юлия, что не бросила моего сына! Он выбрал борьбу за справедливость, и он ждёт много страданий. Мой Тутмос всегда хотел, чтобы мир был лучше…

- Юлия, - раздался вдруг голос Семёна.

Одновременно я почувствовала, что сильные мужские руки тянут меня вверх. Я была у самого берега Волги – у того самого, куда, собственно, и плыла. Семён вытягивал меня из топкой жижи. Берег-то, оказывается, тут болотистый.

Ох, и ругали меня потом, что уплыла Бог весть куда! А если бы Семён вовремя не спохватился и не успел меня вытащить? Влетело бы ему тогда за смертельный случай с туристом.

Потом мы вернулись на турбазу, пообедали и отправились в Астрахань. Несколько часов свободного времени осталось на то, чтобы прогуляться по городу. Вечером теплоход отчалил от пристани.

Завтра мы остановимся в селе Никольское, а послезавтра вернёмся в Волгоград. Оттуда теплоход отправится дальше до Самары, а я останусь на берегу, помашу с причала уплывающим. Потом – на вокзал и в Москву. Но по дороге непременно забегу на городскую почту, чтобы отправить Сашке письмо. Напишу ему о том, что неспроста его ещё в школе так зацепил Древний Египет. А вот меня почему зацепил – неясно. Может, я тоже в прошлой жизни там жила?

0
8
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!