Дорога

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Дорога
Автор:
Макс Роуд
Текст произведения:

21.10.2020 – 17.12.2020

МАКС РОУД

Дорога.

Все любят выходные. Спать - сколько угодно, есть - когда хочешь, кроме обязанностей временами появляется свобода. Можно устроить шопинг, заняться любимым делом, можно ничего не делать, можно выпить, погулять, а можно поехать на природу или на дачу. Неважно, на свою собственную или к друзьям-знакомым. Лучше всего, конечно, летом. Неплохо весной – с середины апреля, да и до середины октября тоже вполне ничего себе. Зимой, если нет мороза, тоже можно найти свои прелести. Хуже всего - это дождь, ветер и низкая температура, пусть и плюсовая. Для поездки за город для отдыха в такую погоду нужен веский повод. В данной истории такой повод был.

В самом начале апреля, когда в средней полосе России еще не везде сходит снег, в один дремотный поселок во Владимирской области приехала большая компания. Сразу четыре машины. Для тихого поселка, где почти никто не живет зимой, кроме двух-трех семей, это весьма много. Это летом, когда все пять десятков домов плотно обжиты пестрыми дачниками, несколько машин были бы даже не заметны, а сейчас поселок сразу ожил.

Все началось в субботу с самого утра. С половины десятого до полудня въездные ворота открылись-закрылись наверное не меньшее количество раз, чем за весь прошлый месяц. Все четыре машины ездили туда-сюда по нескольку раз. Куда? Зачем? Кто все эти люди? А все просто – у хозяина дома, Алексея, был день рождения. 45 лет. Сначала он хотел праздновать дома, но на работе, куда он устроился около года назад, у него сложились хорошие отношения сразу с несколькими сотрудниками, а потому он решил пригласить их всех. С семьями, конечно. Квартира была для этого мала, а вот двухэтажный загородный дом – вполне. Пять комнат хватит на всех.

Приехали все вместе. Москва большая, а потому, собравшись на трассе в условленном месте, двинулись колонной вслед за хозяином. Приехали, походили по еще неоттаявшей до конца земле, поохали, попив чая в отсыревшем за зиму доме, а потом принялись за дело. Алексей разжег печь, женщины немного прибрались, и можно было решать вопрос о праздничном столе, когда выяснилось, что для этого не хватает весьма многого. Сергей, приехавший с женой Аллой, привез бутылку коньяка. Игорь, который был один, две водки, пакет сока и килограмм апельсинов. Еще один Алексей, которого все, как начальника отдела и старшего по возрасту, уважительно называли Алексей Геннадьевич, взял с собой три бутылки вина и одну бутылку виски, а его жена, Мария, захватила две коробки конфет с новогодней символикой. Сам хозяин имел с собой бутылку шампанского, по паре килограммов огурцов-помидоров, десяток бананов и …. И, собственно, всё. Три килограмма картошки не в счет.

Здесь необходимо отметить, что такое положение вещей ни у кого не вызвало отрицательных эмоций. Еще накануне, обговаривая детали, они все вместе решили, что все продукты купят на месте, благо ближайший город был недалеко. Таким образом, сам Алексей, вместе с Сергеем и Аллой, решили на двух машинах ехать на рынок, Алексей Геннадьевич взял на себя покупку спиртного, Игорь отправлялся на покупку всего необходимого для приготовления шашлыка.

Сказано-сделано. Но… Как всегда и бывает, вновь собравшись в доме через полтора часа, привезя с собой ворох покупок, вскоре выяснилось, что многого не хватает. Мяса мало, фруктов мало, одного мангала на всю компанию мало, масла и яиц для завтрака нет, хлеб только белый, сок только двух видов, про сладкое забыли. Делать было нечего, поехали опять. Снова на всех машинах, потому что отправлять кого-то одного, означает потерять очень много времени, которое уже хотелось начать использовать для, собственно, отдыха.

Таким образом, только к половине первого, когда на улице начался небольшой дождь, все вновь собрались вместе. На этот раз вся программа закупок была выполнена, и можно было начинать поздравлять именинника. К половине второго, когда к ним уже присоединилась подруга Алексея - Елена, опоздавшая из-за какого-то неотложного дела, праздничный стол был готов. Пока что без шашлыка, который отложили на вечер, но и без него было чем порадовать желудок.

- Ну что же, за именинника! – Алексей Геннадьевич торжественно поднял стаканчик с виски. – Прекрасный стол, интересные собеседники, природа вокруг, воздух – что может быть лучше! Желаю нашему хозяину здоровья, счастья и всего-всего! Леша, за тебя!

Надо ли говорить, что тост встретил единодушную поддержку? Все дружно выпили (женщины вино, мужчины – что покрепче), немного закусили и не останавливаясь, продолжили.

- Алексей, удачи тебе, здоровья и любви! – сказал Игорь, поднимая вторую рюмку.

- Оставайся таким же молодым и энергичным! - третий тост был за Марией.

- Успехов на работе и много денежек! – Алла оказалась четвертой.

Сергей стал пятым тостующим:

- Пусть сбываются мечты!

- Будь всегда самим собой! – воскликнула Елена и под общие аплодисменты крепко поцеловала Алексея в губы.

Тостуемому, таким образом, осталось завершить официальную программу:

- Друзья, спасибо вам всем за добрые слова, за то, что откликнулись и приехали, за то, что не обращаете внимания на некоторые неудобства. Я вас всех люблю, будьте как дома, кушайте на здоровье! А вот и курица подоспела…

Он вытащил из призывно звякнувшей микроволновки порцию запеченных крылышек и водрузил блюдо посреди стола:

- Да здравствует KFC!

- KentuckyFriedChiken, - добавил Алексей Геннадьевич. Так, кому виски налить?

- А раньше они Ростиксом назывались, - вставила Елена. – Я тогда еще совсем девочкой была.

- Много чего раньше было, - Алексей Геннадьевич кивнул. – Я еще в первый Мак стоял в очереди два часа.

- Ну его, это прошлое. А давайте за будущее?! – Игорь привстал, чтобы разлить всем по рюмкам золотистый Джонни Уолкер. – За будущее, ура!

- Ура –то, конечно, ура, - Алексей вытер салфеткой губы, - но ты, брат, не сказал, что именно за хорошее будущее. А то мало ли, что там может быть.

- Все равно! – боевито сказал Игорь. – Мы вон какую пандемию пережили, и все ок! Фирма выдержала, мы все при деле.

- Да, а за фирму-то мы забыли, - спохватился Сергей. – И за наше мудрое руководство!

- Тут надо до дна! – рассмеялся Алексей Геннадьевич, сразу поддержанный остальными.

После определенной дозы алкоголя празднование пошло еще веселее, а время увеличило свой ход. Голоса стали громче, стало больше смеха и когда вспомнили о шашлыках, было уже около пяти вечера. К этому времени небо неожиданно посветлело, робко выглянуло солнышко, и компания переместилась из дома, где уже становилось жарко, на прохладную улицу. Подготовить горящие угли – полчаса, которые пролетели незаметно, и вот уже на обоих мангалах начали румяниться, аппетитно шкварчать и источать дивный аромат, добрые куски свинины и баранины. И вот здесь-то, видимо привлеченный запахом и шумом, появился Иваныч…

Владимир Иванович или попросту Иваныч, являлся постоянным жителем поселка еще с момента его основания. Сначала, выйдя на раннюю пенсию, он попросту жил в доме, куда переехал из суетного города, потом стал председателем поселка, а затем, когда учредили охрану, переквалифицировался в сторожа. Сутки – трое, небольшая прибавка к пенсии, почему бы и нет? Жена Иваныча, Александра, тоже нашла себе работу в небольшом магазинчике, расположенном в соседнем поселке, так что Иваныч стал по-настоящему местным и был в курсе всех новостей.

К тому моменту, когда он появился возле дома Алексея, шашлык уже почти поспел.

- Привет, Леха! – громкий голос Иваныча перекрыл музыку, заставив всех обернуться.

- А, Иваныч, привет! – хозяин приветливо кивнул и пошел к забору, чтобы обменяться рукопожатием с соседом.

- А я думаю, что за праздник, у кого?

- У меня днюха. У тебя время есть? Зайдешь на по чуть-чуть?

- Поздравляю! – Иваныч ненадолго задумался. – Мне еще Надю встречать… Сейчас сколько там?.. Шесть... ну час еще есть.

- Вот и решили! – Алексей направился к калитке, чтобы пустить гостя. – Заходи! Пей, закусывай!

Появление нового человека повлекло за собой новые темы для разговора. Работа, общие дела и городские новости сменились на сельский колорит. Посыпались вопросы про местный быт, обустроенность, погоду. Марию, например, внезапно заинтересовала степень газификации поселка, Игорь спросил, не накладно ли зимовать с печным отоплением, Сергей и Алла поинтересовались, чем занимался Иваныч раньше, и что заставило его уехать из города.

Отвечал Иваныч по делу и обстоятельно, при этом не забывая выпивать и закусывать, отдавая дань хозяину и его важной дате. Например, выяснилось, что раньше Иваныч работал в полиции соседнего городка, где дослужился до майора. Это, конечно, дало еще одну новую тему для разговоров, и он с гордостью поведал, что работал в убойном отделе и много чего видывал на своем веку. Словом, у вечеринки появилась своя звезда, тем более что Иваныч, видя проявленный к его особе всеобщий интерес, закусил, как говорится, удила.

Отпущенный им самому себе час пролетел незаметно, но Иваныч решил не ходить домой переодеваться, а встретить жену в том, в чем был – в резиновых сапогах и рваной телогрейке.

- И правильно! – услышав о его решении, Елена широко махнула рукой. – В сельской местности можно ходить во всем. Вам где ее встречать? На остановке? Ну тем более. А вы потом еще к нам вместе заходите.

- Да в самом деле, заходите, Владимир Иванович! – воскликнула Мария. – Вам же скучно здесь.

- Я уже привык. А Санька, я думаю, не захочет. Скажет, что устала. А мне не бросать же ее одну. Нет, вы уж без меня. Кстати, вам потом наверное захочется прогуляться, так у нас тут места замечательные.

- Да, места супер! – подхватил Алексей. – Обязательно пройдемся.

- А что тут есть интересного? – спросил Игорь. – Может, какие-нибудь таинственные места?

- Есть места, не без этого, - Иваныч хитро прищурился. – Люди говорят многое.

- Кто говорит-то? – спросил Алексей.

- А вот охранники у нас ведь из деревень соседних, так многое болтают. Им скучно, мне скучно – пойдешь к сторожке и сразу разговор на пару часов убить есть.

- Так что за места, Владимир Иванович? – спросила Алла. – Я до жути люблю все таинственное.

- Ну вот например есть старинное капище. Обряды там всякие проводят. Знаете, Велесу там поклоняются или Перуну какому.

- Это далеко, Иваныч, - сказал Алексей. – Кстати, я там был. Мы там на велосипедах катались, вот и заехали. В принципе, ничего интересного. Столбы с какой-то мишурой.

Иваныч пожал плечами:

- Тогда болото еще есть сразу за поселком. Грибники говорят, что звуки там какие-то странные, будто постанывает кто-то и шаги бегущие позади. Оглянешься, а за спиной никого.

- Ничего себе! - Алла с восторгом хлопнула в ладоши. – И недалеко это?

- За поселком. Но сейчас там наверняка грязь, дорога еще не просохла. Нет, туда лучше не соваться. Вы сходите лучше к старой конюшне.

- А что там интересного?

- Есть местное поверье, что тот, кто увидит свет в ее окне, будет здоров и богат.

- Ого! – Алла всплеснула руками. – Я уже хочу туда!

- Только увидеть этот свет весьма непросто, - продолжал Иваныч. – Да и чтобы получить желаемое, надо пройти через какие-то испытания. Просто так никому ничего не дается ведь.

Алексей улыбнулся:

- Я что-то такое слышал. В магазине нашем тетки в очереди говорили. Та конюшня, кстати, стоит возле Ульяновой Рощи. Там, в каком-то шестнадцатом – восемнадцатом веке какая-то Ульяна повесилась. После этого роща стала пользоваться недоброй славой. Путники там плутают. Не верите, можете посмотреть в Викимапии. Бред, конечно, но все же сходить туда можно, это не очень далеко.

- И пойдем! Все пойдем! – Алексей Геннадьевич, уже изрядно захмелевший, решительно рубанул рукой по воздуху. – И подышать, и интересно! Я хочу быть здоровым и богатым!

Иваныч пожал плечами:

- А что бы и не сходить? Сходите! Дорога туда хорошая. Конюшня, конечно, старая – по сути, старый полуразваленный сарай, но природа вокруг замечательная.

- У меня как раз есть три фонарика, нам хватит, - сказал Алексей.

- А что вы еще знаете про это место, Владимир Иванович? – спросила Елена. – Мы там несколько раз мимо на велосипедах проезжали. Днем ничего особенного. Хотя конюшня, конечно, интересная. Там какой-то стариной пахнет, что ли.

- Говорят, что про этот свет рассказала сначала какая-то старая бабка из Андреевки. Это деревня такая неподалеку. Рассказала своему правнуку, уже будучи при смерти. И было той бабке больше ста лет, между прочим. Говорят, что увидела она этот свет, зашла внутрь посмотреть, а конюшня уже тогда была заброшена, после революции-то, а потом эта бабка осталась одна живая из всей деревни после коллективизации и войны. Потом туда снова народ приехал, а бабка так и жила. А потом, сразу после ее смерти, правнук нашел под печкой, в месте, где она указала, двадцать царских золотых трехрублевок. Вот так то!

- Здоров у нас народ выдумывать! – усмехнулся Игорь, в то время как Алексей Геннадьевич тихо присвистнул. – Байки из склепа.

- А кто-нибудь видел эти деньги? - спросила Мария. – Болтать что угодно можно, а есть ли какие-то свидетельства?

Иваныч пожал плечами:

- Правнук ее был трактористом в совхозе. Классический такой тракторист. Так вот после смерти бабки он внезапно разбогател, дом отгрохал каменный, машину хорошую купил. Откуда деньги, не было ни для кого секретом – он первый на всю округу об этом орал. Даже из телевидения приезжали, говорят. Это был что-то вроде 2002 или 2004 год. Дом этот, кстати, и сейчас стоит. Хороший, трехэтажный.

- И что сейчас этот тракторист делает?

- В земле лежит, - Иваныч снова пожал плечами. – Сердце, по-моему. Там его дочь живет с мужем сейчас. Но парень говорливый был, а под большой стакан так особенно. Вот все местные и знают про эту историю.

Алексей улыбнулся:

- Ну да, не он же в ту конюшню ходил. Вот и ни здоровья, и ни богатства неправедного. Только почему больше никто не ходил туда, к этой конюшне?

- Ходили, Лешь, еще как ходили! – Иваныч вдруг стал серьезным. – Люди ведь все легковерные. И никто вроде так ничего и не увидел, но пару лет назад какая-то тетка, жена фермера из Гречишного, поехала туда на этюды, а потом они ферму продали и уехали жить в Черногорию. Сестра ее болтала, что неспроста это. Некоторые верят. А еще был один дядька из города – он просто в лесах заблудился, это еще при совдепии. Нашел его участковый возле трассы. Совсем без сил был мужик, оборванный весь.

- Офигеть! И что? – гости, находившиеся под воздействием магии рассказа и алкоголя, весело переглядывались. – Он тоже монеты нашел?

- Какие там монеты! Круче! – Иваныч отмахнулся. – Он умер только недавно, а до этого был депутатом госдумы несколько созывов. Между прочим, историю о том, как его у трассы нашли, мне тот самый участковый и рассказал. Я же здесь работал полжизни, в соседнем городе. Историю эту я давно знал, но только не так давно сопоставил со всем остальным, что услышал здесь. Загадочное место, доложу я вам.

- У вас профессиональный нюх должен быть на такие вещи. Да, Владимир Иванович? – спросила Алла. – Мне лично уже не терпится посмотреть на это ваше таинственное место. Хотя я и не верю в подобное.

Алексей только пожал плечами:

- Мы все здесь современные люди и никто не верит в сказки. Не дети же. Но прогуляться надо, а потому давайте скоро уже и собираться.

- Когда есть цель, то любая прогулка становится интересной, - согласился с ним Алексей Геннадьевич. – Но сначала давайте-ка допьем вот эту бутылочку! Виски под теплое мясо, да еще и перед походом на прохладную улицу… эх! Вот где сказка! Друзья, прошу вас, берите ваши стаканы! Игорь, ты у нас глаз – алмаз, разливай!

В половине восьмого вечера, когда на улице начало темнеть, а Иваныч резко заторопился, чтобы не опоздать к автобусу, вся компания вместе с ним вышла на улицу.

- Ну, ни пуха! – попрощавшись, Иваныч пошел к выходу из поселка. – Мне налево, а вам направо. Приятно было познакомиться, друзья!

- И нам тоже! Всего вам наилучшего!

- Если будет что интересное, расскажешь! – Иваныч подмигнул Алексею, еще раз махнул рукой на прощанье и не совсем твердой походкой пошел к воротам.

Оставшаяся компания, постояв еще немного возле дома, и обсудив, что нужно, а что не нужно брать с собой, вскоре также отправилась к намеченной цели. Едва появившийся месяц робко светил им в спину, а на полностью расчистившимся небе зажглись огоньки далеких звезд. Выйдя на проселочную дорогу, начинавшуюся сразу за общим забором, наши горожане продолжали вести себя весьма шумно, и только когда кончился лес и перед ними открылись поля, вдали окаймленные деревьями, они немного приутихли. В темноте природа всегда кажется таинственной, а сейчас, когда над землей появился легкий туман, это ощущение только усиливалось. На городских жителей, привыкших к бесконечным звукам цивилизации, к электрическому свету, к другим людям, магия безмолвия и пустоты оказала свое действие и пройдя еще какое-то время вперед, все остановились.

- Ничего себе! – вполголоса сказал Сергей, выпуская изо рта струйку быстро исчезающего пара. – Вот это вид!

- Да-а-а! – протянул в ответ Алексей Геннадьевич, сжимая руку жены. – Совсем другой мир… Много лет я не был уже на природе вот так… просто так.

- И где же эта ваша конюшня? – спросила Алла, вглядываясь вдаль. – А что это за огоньки вдалеке?

- Это деревня Андреевка, - ответила Елена. – А конюшня слева, в поле. Во-он, смотри, видишь темное пятно? Это она и есть.

- Где, где? – переспросил Игорь, стараясь разглядеть в темноте едва проступающие контуры здания. – Плохо видно.

- На то она и ночь, - хихикнула Алла. – А мне кажется, что я вижу. Это не так и далеко…. Но как туда пройти? Тут поле грязное.

- Поле перепахано, да, - ответил Алексей. – Но сейчас налево будет небольшая дорога, по ней и пройдем. Еще десять минут и мы на месте.
Действительно, пройдя еще пару сотен метров, они увидели отходящую в сторону, плотно утрамбованную дорогу. Конечно, эта была обычная сельская дорога, с лужами и ухабами, но все же пройти по ней было можно даже в неустойчивую весеннюю погоду.

- Этой дороге, наверное, лет сто пятьдесят или двести, - сказал Алексей Геннадьевич, пробуя носком сапога мягкость земли. – Молодая дорога уже превратилась бы в ту же пашню, а здесь даже колея не очень глубокая.

В ответ Алексей махнул рукой:

- Ей может и все четыреста. Раньше деревня здесь была, неподалеку. Это еще до Андреевки. А тот лес в конце поля это и есть Ульянова Роща.

- А ты откуда знаешь? – спросила Мария.

Тот развел руками:

- Викимапия!

Вскоре компания подошла к конюшне. Все включили фонари. Ничего особенного. Старое одноэтажное здание, прямоугольное, метра четыре в высоту, двадцать в длину и метров восемь в ширину. Провалы квадратных окон, большие ворота с двух сторон и обычная дверь с торца – они когда-то здесь были. Крыша почти полностью провалилась, внутри остатки яслей, несколько старых бревен и круглые снопы сена.

- Все украдено до нас, - резюмировал Сергей, освещая внутренний мир строения. – Железа тут должно быть полно, но его, конечно, давно сдали в лом. А вот дверь какая-то стоит, к стене прислоненная.

- Это, видимо, как раз дверь от входа, - сказала Алла. – Ух, и старая же она! Одна труха!

- А какого все это года? – спросила Мария, смотря на виднеющееся сквозь остатки потолка, небо.

- Вторая половина девятнадцатого века, - ответил Алексей. – Здесь была небольшая усадьба какого-то ротмистра, конюшня была при ней неподалеку.

- Ребята, вы посмотрите, какие звезды! – воскликнула Алла. – А в проломах крыши они выглядят совершенно бесподобно.

- И таинственно, - добавил Сергей, присоединяясь к жене. – Среди всех этих досок они словно выстраиваются в какую-то схему.

Некоторое время все молчали, пытаясь рассмотреть то, о чем он говорит. Действительно, торчащие со всех сторон остатки крыши то тут, то там перекрывали небо, заслоняя определенные звезды и выделяя остальные. На фоне окружающей тишины и темноты все это выглядело странно и даже немного зловеще, так что долго концентрироваться на этом хотелось не всем. Первой тишину нарушила Елена:

- А как вы думаете, почему мы видим все эти звезды, их свет?

- Как почему?! – отозвался Алексей Геннадьевич. – Потому что они есть и они светят! Все просто!

- Но разве, вот например, та же Земля или Луна светятся? Или их тоже можно увидеть издалека и на нас тоже кто-нибудь смотрит как на звездочку?

- Думаю, что нет, - ответил Алексей Геннадьевич. – Хотя, если честно, то я не очень то интересовался этими вопросами.

- Мы видим не планеты, а только солнца различных звездных систем, - сказал Игорь. – Землю увидеть издалека нельзя, а наше Солнце можно.

- То есть Солнце – это звезда?

- Да. Звезда это самосветящееся тело. Планета – нет.

- Тогда почему виден Марс, Венера?

- Ровно потому, почему не виден Нептун.

- Ну и почему?

- Он слишком далеко. Планеты отражают свет, а значит он гораздо слабее света направленного.

- Ну ты прямо таки звездочет! – усмехнулся Алексей Геннадьевич. – Но знания нельзя не уважать, браво! Спасибо за лекцию.

- Да не за что, - с улыбкой отозвался Сергей. – Просто когда-то тоже задавался этим вопросом, вот кое что и запомнил.

- А почему мы видим свет этих звезд за триллионы километров? – вновь спросила Елена. – Мы же не сможем увидеть свет от фонарика километров за двадцать? А этот свет виден.

Сергей только развел руками:

- Вот тут и мне это кажется странным! Я тоже не понимаю.

- Может быть, расстояние – вещь весьма условная? – сказал Алексей.

- Что ты имеешь ввиду? – удивленно спросила Мария. – Сто километров и есть сто километров.

- Сложно объяснить… Может быть, сто километров не намного больше, чем миллиард? Или то, что нам кажется триллионом километров, таковым не является?

- Это уже мистика какая-то пошла!

- Да, в этих делах вопросов больше чем ответов.

- А если ответы и есть, то они не очень убедительны, - согласился Алексей Геннадьевич. – Со всем можно спорить и не соглашаться. Хватит об этом, дамы и господа. Мы ведь сюда не за этим добирались. Так что с конюшней? Мне, например, было интересно.

- С ней, в общем, все понятно, - резюмировал Игорь, вновь обводя светом фонаря стены из темного потрескавшегося кирпича. – Рухлядь. Историческая ценность давно утеряна и скоро все развалится.

Сергей с шумом выдохнул воздух, сразу поднявшийся в небо белесым паром:

- Дикое место. Интересно, но грустно.

- Зато неплохо прогулялись, - сказала Алла. – История, природа, романтика, звезды!

- Только пора уже и честь знать, - усмехнулась Мария. – Пошли назад, что ли? Я что - то устала и замерзла.

Единодушно согласившись, что смотреть тут не на что, и задачу свою они выполнили, вся компания отправилась в обратный путь. Вдали, в Андреевке, лаяли собаки, но теперь огни деревни остались за спиной и постепенно звуки оттуда долетали до них все реже. Они быстро вышли на основную дорогу и вскоре впереди уже замаячили очертания небольшого пролеска, за которым начинались дома садового товарищества.

Громко разговаривая, и уже предвкушая домашнее тепло с хорошим праздничным столом, компания бодро зашла в лес. Им оставалось менее полукилометра до ворот, которые вот-вот должны были показаться из-за поворота, но только по прошествии пяти минут, Алексей и Елена, которые были почти местными жителями, заподозрили неладное. Дорога после поворота шла почти прямо и они уже должны были прийти на место, но впереди был только лес. Затем, через какое-то время, впереди стал просматриваться еще один изгиб, миновав который, они увидели конец леса, поле и далекие огоньки впереди.

- По моему, мы идем куда-то не туда, - первой из всей компании, озвучила свои сомнения Алла. – Мы же здесь уже были, или я что-то не понимаю?

- Да, в самом деле, Алексей! – Алексей Геннадьевич весело посмотрел на своего тезку. – Ты куда нас завел?

- Мы должны были уже прийти, - ответил тот, растерянно крутя головой. – Вы же сами видели, что мы пошли назад.

- Может быть, мы в тумане повернули на какую-нибудь другую дорогу? – предположила Мария. – Смотрите, он даже еще усилился.

В самом деле, небольшой туман, который они видели еще по пути к конюшне, к этому времени сгустился и теперь висел над землей плотными белыми облаками. Поле, к которому они теперь вышли, имело странный и таинственный вид - очертания окружающих объектов изменились, поскольку туман съел четкие границы, но все же не настолько, чтобы нельзя было узнать то самое место, где они только недавно были. Огоньки впереди это была Андреевка…

- Я ничего не понимаю, - сказал Алексей – Такого быть не может, однако мы снова вышли из леса. Это Андреевка, а слева я даже сейчас вижу конюшню.

- И я вижу, - сказал Игорь. – Наверное, мы заговорились и незаметно пошли назад.

- Наверное, это от впечатления от конюшни и наших космических разговоров. – предположила Мария.

Алексей вздохнул:

- Моя вина, друзья. Заболтался. Ну ладно, пошли назад… теперь то мы не ошибемся.

- Я надеюсь, - усмехнулся Алексей Геннадьевич. – А то немного зябко становится.

- Хотите? – Сергей достал из внутреннего кармана куртки бутылку виски и протянул начальнику.

- Не откажусь!

- И я тоже! – Мария подняла вверх руку. – Холодно же!

В итоге, к бутылке поочередно приложились все, кроме Елены, так что когда Сергей убрал ее назад, оставалось не больше половины. Компания повернула назад и, ускорив шаг, бодро зашагала по дороге. Теперь они шли молча, лишь изредка обмениваясь короткими фразами. Луна, которая при походе к конюшне светила им в спину, теперь была впереди, и это вселяло уверенность, что они идут правильно. Каково же было их удивление, когда вместо поселкового забора они вновь увидели впереди огни Андреевки…

- Тут что-то не так, - проговорил Алексей, когда выйдя из пролеска, они остановились на границе уже знакомого поля. – Это Андреевка.

- Определенно, - кивнул Сергей. – Мы тут были пять минут назад.

- Ребята, мне страшно, - тихо сказала Алла. – Мы заблудились?

Здесь Алексей не выдержал:

- Да какой там заблудились! Здесь одна дорога, мать ее! Входишь в лес – она поворачивает налево, затем еще один поворот и наш поселок. Я не понимаю, блин, как мы второй раз вышли сюда! Мы будто ходим по кругу, но здесь нет никаких кругов. Луна.. вы видите Луну? Да что там смотреть – она сзади нас! А только что была впереди! Как такое может быть?!

Елена пожала плечами:

- Мы же не смотрели на нее постоянно.

- Не смотрели, но что из этого? Она мигнула и переместилась что-ли за секунду?

- А машины здесь часто ездят? – спросила Мария.

- Машины? – Алексей задумался. – Кстати да, и особенно по выходным.

Игорь только хмыкнул:

- Что-то ни одной не видно. Похоже, нас леший крутит.

- Какой еще леший? – Алла зябко повела плечами и опасливо огляделась. – Это все сказки.

- Тогда что?

- Так, друзья, смотрите! – Елена встала посреди дороги , повернувшись лицом к деревьям. – Поле сейчас у меня за спиной. Мы заходим в лес, идем, никуда не сворачивая, и вскоре перед нами вновь поле. Но впереди поля нет! После поселка снова начинается лес.

Алексей криво усмехнулся:

- И какой ты делаешь вывод?

- А тут все просто! – Елена развела руками. – Такого не может быть, потому что такого быть не может. Здесь происходит нечто странное.

- Значит, все-таки леший, - тихо произнес Алексей Геннадьевич.

- Я не знаю. Наверное, можно по-всякому это называть, но суть в том, что мы не можем вернуться этим путем.

Воцарилась тишина, после чего Алла тихо всхлипнула, но услышали это все:

- Мама!

- Так, подождите! – Сергей решительно встал перед остальными, делая руками останавливающий жест. – Давайте подключим логику.

- Давай! – согласился Алексей Геннадьевич. – Только ее здесь нет. От слова совсем.

- И все же. Итак, мы несколько раз ходили по дороге назад, а получалось, что шли кругом. Так пошли вперед, блин! Сколько можно быть как слепые котята? Еще кто-то водит нас… да пошло это все в задницу! Мы современные люди и не должны поддаваться на подобное.

- Это все напоминает кино, - проговорила Мария, в то время как остальные поддержали Сергея. – Я смотрела какой-то фильм, так там тоже люди блуждали кругами и не могли найти дорогу. Только там был день, а тут ночь…

- И туман, - сказал Алексей, показывая на белые облака, уже подползавшие к самой дороге. – Полей справа почти не видно.

- Тогда пошли скорее! – Алексей Геннадьевич взял жену за руку. – Идем к этим огонькам, тем более, что туман подходит и вскоре их тоже не будет видно.

- И что там? – спросил Алексей. – Это Андреевка, а нам в другую сторону.

- Да какая разница? Хоть куда-нибудь бы прийти. Придем в эту Андреевку, может быть, поможет кто-нибудь, отвезет на машине, например.

Игорь скептически хмыкнул:

- Ага, так и повезли нас в такое время!

- За деньги повезут. Тут люди небогатые, ехать недалеко, так что повезут как миленькие! Ну всё, хватит разглагольствовать – пошли в Андреевку!

Шли быстро. Миновали поворот к конюшне, до которой еще не добрался туман и чьи очертания были хорошо различимы, затем прошли ряд грушевых деревьев, растущих вдоль дороги и вот, когда огни Андреевки стали ощутимо ближе, и им оставалось миновать лишь небольшую низину, где под мостом протекал небольшой ручей, все изменилось. На мгновение тьма сгустилась, огни исчезли, а затем они обнаружили себя стоящими на кромке поля спиной к деревенским огонькам.

- Кобзда, - только и смог сказать Игорь. – Мы не спим, случайно?

Алла громко зарыдала, ей вполголоса вторила Мария. Мужчины, растерянно переглядываясь, крутились на месте, пытаясь сориентироваться, но логическим путем произошедшее объяснить было нельзя, и они не сразу нашлись, что еще сказать.

- Да замолчи ты! – наконец Сергей, не выдержав, сильно сжал руку жены. – Слезами тут не поможешь.

- Да? А что теперь делать? – всхлипывая, спросила она. Мы попали в какую-то нехорошую историю.

- Что делать? – Алексей, отвечая ей, развел руками. – Я не знаю. И никто сейчас не знает. Надо куда-то идти, давайте не спускать глаз ни на секунду с какого-нибудь объекта – может быть, что-нибудь увидим и поймем, как это все происходит?

Алексей Геннадьевич шумно вздохнул:

- Думаешь, поможет?

- Не знаю, но делать что-то надо. Я, например…

- Подождите! – внезапно Елена, прервав его речь, поднесла палец к губам, призывая к тишине. – Слышите?

- Что? – все тут же прислушались. – Нет ничего… собака лает.

- Собака лает в деревне, а машину вы не слышите?

- Нет, а ты?

- И я сейчас не слышу… наверное, показалось. Ой, смотрите! – Елена резко вскинула руку, показывая куда то в сторону. – Свет!

Действительно, в поле виднелась яркая точка. Туман, перевалив к этому времени через дорогу, уже полз к дальнему лесу, но этот огонек был сейчас хорошо виден, так как располагался выше уровня земли.

- Там же конюшня! – сказал Алексей. – Свет внутри!

- И свет не электрический, это точно, - медленно проговорил Игорь, и все почувствовали, как по спинам пополз холодок.

- Пошли туда? – спросила Елена. – У нас нет выбора, по моему.

- Да, надо идти, - согласился Алексей Геннадьевич. – Выбор пока у нас есть, нас никто не заставляет, но так хоть какой-то новый ориентир.

- Вот вам и конюшня, - прошептала Алла. – А мы ведь не верили. А зря.

- Мы до нее еще не дошли, - отозвался Алексей. – Она может тоже внезапно оказаться где-нибудь в другой стороне. Но идти надо, это факт. В другие стороны мы уже ходили.

- Попытка не пытка, пошли! Тем более, тут не очень далеко, - сказал Игорь и решительно пошел прямо по полю, призывая остальных последовать своему примеру.

- Концентрируйте внимание на конюшне, - сказал Алексей Геннадьевич. – Если она пропадет из поля зрения, то опишем, кто что видел, подумаем.

- Она не пропадет, - медленно проговорила Алла. – Владимир Иванович был прав.

- Заколдованное место? – спросил Сергей. – Я бы рассмеялся еще полчаса назад, но походу мы попали.

- Куда? – спросила Мария.

Сергей только вздохнул:

- Туда….

Они шли по сырому полю, напрямик. Ноги увязали в сырой пашне, но огонек все приближался и приближался. Когда они подошли достаточно близко, то явственно увидели, что неровный свет, какой бывает только от живого пламени, исходил из крайнего окна. Туман уже полностью заволок собой все вокруг, и компания осталась один на один со старой конюшней, которая была для них сейчас единственным ориентиром.

Когда до нее оставалось совсем немного, Игорь, по прежнему идущий впереди, вдруг остановился.

- Машина! – вполголоса сказал он, оборачиваясь. – Видите?

Все стали внимательно присматриваться и тоже разглядели темный округлый силуэт автомобиля, стоявшего возле дальнего торца здания.

- Откуда она тут взялась? – прошептал Алексей Геннадьевич. – Не было же никакой машины!

Елена прислушалась:

- А еще мне кажется, что в конюшне играет музыка. Вам слышно?

- Да, что-то такое есть. Тихо играет… Что-то знакомое…

Когда до конюшни оставалось не более двадцати метров, картина прояснилась:

- Эта машина – это старый «Москвич», универсал, - выдал свой вердикт Алексей.

- А музыка - это Битлз, - сказал Игорь. – Свет есть, но в окне ничего не видно - там висит занавеска.

- Откуда она там взялась? – спросила Мария.

- Оттуда же, откуда все остальное. Вы ничего больше не замечаете?

- Дверь закрыта, - сказал Сергей.

Игорь кивнул:

- Вот именно. Ни двери, ни окна не было.

- Что делать будем?

Они подошли к конюшне и смогли теперь все рассмотреть: в правой части здания стены ровные, есть крыша, окна, все двери на месте. Внутри горит свет, медленно играет «Girl», пахнет жареной рыбой и дымком. Слева ничего не изменилось – все та же руинированная конструкция. «Москвич», стоявший возле правого торца, оказался полноприводной версией модели 403, да еще и с кузовом универсал. Сергей, разбиравшийся в этих вопросах, сообщил, что это очень редкая модель, имеющая индекс 411 и выпускалась она в самом конце 50-х годов 20 века.

- Войдем внутрь? – предложил Игорь.

- Я боюсь, - отозвалась Мария, которую тут же поддержала Алла.

- Но мы не можем просто вот так стоять, - сказал Алексей. – Это глупо.

- Может быть, постучать? – сказал Алексей Геннадьевич. – От этого с нас не убудет.

- А кто там может быть? – спросила Алла.

В ответ Игорь пожал плечами:

- Такие же путники, волшебники или мертвецы.

- Какие еще мертвецы? – вскинулась Мария. – Ты чего это говоришь?!

- Живые, - улыбнулся Алексей. – Мы же в зазеркалье, как я понимаю. А может быть, там ангелы. Или демоны…

- Ладно, хватит! – Игорь решительно подошел к двери и с силой несколько раз ударил по ней кулаком. – Ау! Есть там кто? Можно войти?

Затаив дыхание, они прислушались, а затем случилось то, чего можно было ожидать меньше всего. Внутри что-то загремело, затем музыка заиграла совсем тихо и звонкий мужской голос произнес:

- Да заходите, там открыто!

- Открыто! – машинально повторил Игорь, и никто не успел даже ничего сказать, как он решительно потянул дверь на себя….

Раздался скрип несмазанных петель и дверь открылась, обнажив за собой темный проем, откуда пахнуло неожиданным теплом, дымом, и тем особым запахом, который водится в старых сельских избах.

- Ничего не видно, - сказал Игорь, заглядывая внутрь. – Вообще темно… тут типа тамбура какого-то…

В этот момент сбоку появилась быстро расширяющаяся полоса света, открылась еще одна дверь и все увидели какого-то парня, чья фигура показалась в проеме.

- Ого, сколько вас! А я смотрю, подошла какая-то компания, стоят, шушукаются! В откуда здесь, такие красивые?

- Извините, а вы кто? - спросил Алексей. Невежливо было отвечать вопросом на вопрос, но он, как и все остальные, от изумления не нашелся, что сказать еще.

- Меня Федькой зовут. С Манского я. Федька Быков. Машинку видели, небось? Моя! Позавчера купил! По огромному блату досталась - красавица, семилеточка. Я маруху свою домой отвозил, потом к корешку заскочил. Ну, понятно, посидели, отметили. Он в ночную сегодня в колхозе, за ним пацаны заехали, ну и я домой поехал. А потом вижу, около нашего поворота гаи стоит – их бирюзу на бортах издалека видать, так я и поворотил назад. Выпимши же, так себе дороже. Ну и доехал до конюшни. Здесь хорошо, печурка вон коптит себе. Мы тут еще мальцами якшались, я эти места хорошо знаю. Сторож дядька Николаша здесь живет, чтобы добро колхозное не поукрали. А у меня рыбка с собой была - с утра рыбалил, бросил в багажник, так она со мной и каталась. Ну испортится же, а здесь и сковорода есть. Так что «вьется в тихой печурке огонь». А музычку мою слышали? Помимо тачки у меня и мафон есть! Почти новая «Весна 2»! Батарейки вставил и слушай хоть в лесу! Кибернетика, блин! А ленту кореш подогнал сегодня. Хорошо поют, не знаю, правда, кто это, но цепляет. Так что сижу, отдыхаю. А тут вы!

- Это «Битлз», - ответил Игорь. – А где же сторож?

- А хрен его знает! Наверное, до хаты отошел. Он тут недалеко живет, в Андреевке. Скоро придет, он мужик обязательный. Да вы заходите, не стесняйтесь! Змерзли поди? Вон женщины ваши как дрожат!

Федька посторонился, и вся компания зашла внутрь. За дверью оказалось довольно большое, около сорока метров, жилое помещение. Старенькая толстая буржуйка, чья труба уходила в отверстие в стене, давала довольно хорошее тепло, так что было даже жарко. На ней дымилась большая сковорода с тремя румяными карасями, рядом парил стальной закопченный чайник. Окно, занавешенное большой желтой тряпкой, рядом с ним шкаф, деревянный стол, три табурета. Возле печки стул, а у дальней стены располагалась низкая железная кровать с кучей разномастных одеял и прикроватной тумбочкой у изголовья.

Пропустив компанию в комнату, Федька выключил магнитофон, который, стоя на полу бесполезно крутил закончившуюся бобину и многозначительно глядя на вновьприбывших, обвел руками комнату.

- Ну, располагайтися! Места немного, но уж сколько есть.

- А сторож что скажет, когда увидит, что у него тут столько народа? – спросил Алексей Геннадьевич, галантно подвигая жене табурет.

- Николаша то? Да он гостеприимный! С людьми разговаривать любит, он же и здесь один, и дома один. Ни жены, ни детей. Чаю хотите? Только здесь лишь три кружки.

- А что он здесь охраняет? – спросил Алексей. – Лошадей ведь нет.

- Зато добра сколько! – Федька достал из шкафа заварной чайник, две железные кружки, насыпал туда крупного черного чая из зеленой коробки и залил кипятком. – Там, где были стойла, осталась гора подков, запчасти для тракторов хранятся - колеса, гусеницы. А в соседнем помещении овощехранилище - капуста там. Так что есть что тырить. Народ-то, сами знаете, какой бывает. Рыбы хотите?

- Скажите, Федор, а вот вы сказали, что машина у вас семилетняя, да? – спросил Сергей, внимательно осматривая обстановку комнаты.

- Ну, так и есть, - кивнул тот. – Красавица! Председатель соседнего совхоза продавал, вот я и взял. Пять косых, между прочим!

- А какой же сейчас год?

- А вы забыли? – гоготнул Федька. – Шестьдесят седьмой!

- Всё, приплыли, - проговорил Алексей, в то время как Алексей Геннадьевич со стоном буквально сполз по стене, а Алла и Мария громко заголосили.

На парня подобная реакция произвела довольно ровное впечатление:

- Да что такое с вами? Что случилось то? Ну, год как год – а вам какой нужен? Подождите, вот Николаша придет - он мужик башковитый, разберется.

Сергей подошел к Алексею и полушепотом спросил:

- Как такое может быть?

- Вот тебе и конюшня, отозвался тот. Прав был Иваныч.

- Да, а мы не верили…

Тем временем Федька залил водой заварной чайник, ловко разделил рыбу на порции и прямо на сковороде поставил на стол.

- Налетайте! А кричать не надо. Лучше расскажите о себе - кто, да откуда? Одежда у вас странная, никогда такой не видел. Вот такую материю я только в кино видал, - он указал на белую куртку «Найк» у Аллы. – Забугорная? Такая в комке может стоить рубчиков восемьдесят или даже стольник.

- Мы вот втроем спортсмены, шахматисты, - сказал Сергей, показывая на себя, Игоря и Алексея. Это наш тренер, Алексей Геннадьевич, а это наши жены. Мы все из Москвы.

- Тогда понятно, - Федька деловито кивнул. – А я смотрю – фирмово выглядите, причи такие зыкинские.

- Мы тут отдыхали у друга, пошли гулять и заблудились в тумане.

- Понятно, - повторил парень. – А чего так испугались то?

- Мы очень устали.

- Давно блуждаете?

- Пару часов. Холодно очень.

- На то она и осень, чтобы холодно. Через пару недель и снег будет.

- Осень? – переспросил Игорь. – Осень 1967 года?

- Да что с вами такое? – удивился Федька. – Так оно и есть.

- Фильмов и романов с перемещениями во времени еще не придумали, - тихо сказал Алексей Геннадьевич. – А мне сейчас, значит, три года всего…

- А нас вообще нет, - отозвалась Елена. – Супер.

- Что это вы там говорите? – спросил Федька. – Да не переживайте. Николаша придет и выведет вас на верную дорогу.

Он вынул из-за пазухи мятую пачку «Беломорканала», закурил и бросил ее на стол:

- Закуривай, братва!

- Ну, давай, - согласился Игорь и, взяв папироску, осторожно прикурил, затянулся, поморщился, а потом затянулся поглубже, выпустив облачко едкого дыма.

Они уже собирались продолжить разговор, но в этот момент снаружи послышался какой-то шум, заскрипела дверь и в комнату вошел широкоплечий приземистый мужчина в кирзовых сапогах, черных рабочих штанах и солдатском ватнике.

- Ого, какая компания! – низким голосом прогремел он. – А я смотрю, Федькина машина стоит, а он тут, оказывается, не один!

- Знакомьтесь, это дядя Николай, - Федька представил прибывшего, деловито пожав ему руку. – А это ребяты из Москвы. Заплутали, ну и пришли на огонек.

- Это понятно, - мужчина кивнул. – Здорово!

Все постарались ответить как можно дружелюбнее:

- Здравствуйте. Извините, зашли вот. Мы немного заблудились.

- Немного? – мужчина хмыкнул. – Здесь таких не бывает. Говорите уж как есть. Судя по вашему виду, вы совсем издалека.

- Что вы имеете ввиду? – спросил Сергей. – Каких это «таких»?

- Да ладно! – Николай махнул рукой, затем подошел к столу, съел кусок рыбы, прикурил, и сел прямо перед ними на березовую чурку, стоявшую у печки. – Вываливайте свою историю, а она потом решит, что с вами делать.

- Кто? – спросила Елена. – Еще кто-то придет?

- Она! – мужчина обвел руками пространство вокруг себя. – Кого обмануть то хотите? Себя, поди? А то вы не понимаете? Конюшня! Она просто так никого к себе не зовет. Чем-то понравились вы ей. Да не ссыте, говорите как на духу.

- Прежде всего, скажите нам, кто вы такой, - ответил Сергей. – И что нам говорить? Нет никакой истории. Пошли гулять, дошли до этого места, постояли, поговорили, пошли назад, а в итоге дорога постоянно нас выводила к этому самому полю. Несколько раз туда-сюда ходили, но получается, что мы ходили по кругу.

Николаша пожал плечами:

- Вы же думаете, что круг это только окружность? Прямая тоже может быть кругом. Все неоднозначно в этом мире.

- Первое утверждение было бы спорным в других обстоятельствах, но со вторым сложно не согласиться, - сказал Алексей. – Что касается нас, то я – Алексей, это моя девушка Елена, это Игорь, это Сергей и Алла, а это еще один Алексей и Мария. У меня день рождения и мы все собрались у меня на даче его отметить. Зашел еще один сосед и рассказал про эту конюшню несколько фантастических историй. Нам стало интересно и мы пошли посмотреть. Посмотрели немного на обвалившееся здание и, поскольку на улице не очень то тепло, пошли назад. Но вот не пришли, и нам пришлось вернуться сюда, потому что больше идти было некуда. Конюшня ваша, надо сказать, очень сильно изменилась за тот час, что мы пытались вернуться домой. Она как будто сбросила полсотни лет. Хотя, если, как сказал нам Федор, сейчас 1967 год, а мы смотрели ее в 2023, то так оно и есть. Вот и все, собственно. Ничего необычного, не так ли? Теперь ответьте вы нам. Правда за правду.

- А почему вы думаете, что мне нужно что-то скрывать от вас? Странные люди! Да, Федь? – Николаша повернулся к парню, который выслушал слова Алексея без малейшего удивления. – Вы попали ко мне в гости по единственной свободной дороге, с вами происходят непонятные вещи, а я, значица, плохой дядька и буду от вас какую-то правду ныкать? Хотя…. Ну да, бывает и так, но не в этом случае. Задавайте вопросы, в общем.

- Скажите, как вы связаны со всем, что происходит? – спросила Елена. – Вы тут главный или вы навроде проводника?

Николаша криво усмехнулся:

- Навроде, барышня. Следующий вопрос!

- Почему это все происходит с нами? - спросил Алексей, опережая Елену и одновременно, кладя ей руку на плечо. – Почему именно мы?

- Об этом знает только эта конюшня и дорога, ведущая только к ней.

- Это звенья одной цепи, они взаимосвязаны?

- Конечно.

- А кто важнее?

- Это одно и то же. Они не тока равны, они есть одно целое.

- А вы? Вы с этим тоже одно целое?

- С некоторых пор и до некоторых пор. Меня не будет, будет другой, а великая конюшня и дорога останутся навсегда. Что касаемо вас, то они выбирают тех людей, степень неверия которых стремится к максимуму. Сильнее всех верит тот, кто до этого сильнее всех не верил. Вы пришли сюда поиграться в вашем двадцать третьем, теперь играют с вами.

- То есть, если бы мы вдруг поверили в историю, которая привела нас сюда и пришли в надежде на какие-то чудеса, то ничего не случилось бы? – вступил в разговор Алексей Геннадьевич. – Нельзя верить?

- Именно так, - кивнул Николаша. – Вон Федька не даст соврать.

- А если пришли бы сюда просто люди, поболтать или еще чего? Ну, которые ничего про это место не слышали?

- Залетные? – переспросил Николаша.

- Именно. Не при делах, в общем.

- С такими ничего не случилось бы. Они бы могли тут хоть кучу навалить, все равно реакции не будет. Надо знать и надо не верить.

- И много таких, как мы, приходит? – спросил Игорь.

- Редко, но бывают. За последние пять лет только вы вот и Федька.

- Федька? – все удивленно посмотрели на парня, который в этот момент подбрасывал в печурку дрова.

- Ну а что? – тот пожал плечами. – Я вам отвечал на то, о чем вы спрашивали. Остальное дело не наше, разберутся. Я услышал про конюшню от одного деда в соседнем совхозе, ну и пошел посмотреть. Думал, сожгу нахрен эту халупу, чтобы не болтали, а оно вон как вышло. Николаша мне все как надо рассказал, я теперь здеся почти как свой. Могу заехать и увидеть всё в этом виде, настоящем. А остальные видят только развалины. Раз вы появились, то так и надо значит.

- А что же с вами произошло, Федя? – спросила Алла. – Вы ведь не просто так ушли отсюда?

Федька хитро подмигнул:

- Машину видели? Она у меня уже вторая, до этого четыреста первый Москвик был. А мафон? Все денег стоит.

- Нашел наш Федька клад на поле, - вставил Николаша. – Ехал на тракторе, пахал, и нашел золотишко. Сдал и получил четверть, все честно.

- Просто так? – спросил Алескей, многозначительно переглянувшись с остальными. – Ничего не отдал взамен?

- Я стал верить, разве этого мало? – немного удивленно ответил парень. – Я очистился и всё понял.

- А от нас что требуется? – спросила Мария. – Мы то тут при чем? Я домой хочу, мне ничего не нужно.

- Значит, ничего и не получишь, - усмехнулся Николаша. – Слова произнесены, назад не воротишь. Очистишься и вернешься.

- Так мы можем еще что-то попросить у Неё? – спросила Алла. – Я бы кое-что хотела.

- Она сама решит. Просить не надо, но и отказываться не нужно. Вы поверили и этого достатошно для нее. Она сама знает, что, как и когда дать.

- Скажите, Николай, а сколько вам лет? – спросила Елена. – Мне кажется, что больше, чем вы выглядите.

- Это почему это?

- Уж очень язык у вас странный.

Николаша подмигнул Алексею:

- Умная она у тебя! В корень смотрит. Почти восемьдесят мне.

- Хорошо сохранились!

- А то!

- А скажите, Николаша, откуда это всё? - Сергей обратился к хозяину довольно фамильярно для вновьприбывшего, но это не вызвало у того ни малейшей реакции. – Откуда и, главное, зачем?

- Дурацкая формулировка, но я отвечу. Ты не задаешь вопрос, откуда и зачем растут деревья, солнце, небо, земля, откуда ты сам вылупился и все такое. Оно так есть, и всё тут! Человека это не касается. Ты принимаешь всё как данное и проживаешь свою жизнь. Так и это место – оно существует, и это все, что нам дано понять. Я бы сказал, что это место силы – оно дает и оно берет, а много или мало – не нам судить. Оно вне времени, а значит, вне понимания.

- Скажите, а лошади здесь давно были? – спросила Елена.

- Давно, лет сорок поди. Как появилась техника, так лошади не нужны стали…. Так, ну а вы домой-то хотите? А то слишком много вопросов. Мне тут с вами воландаться долго не с руки. С Федькой еще потолкуем за жизнь, да и на боковую. Завтра много дел.

- Нам очень хочется домой, - ответила Елена. – Но скажите, а вам разве не интересно, что мы как бы из будущего, получается? Могли бы кое-что узнать интересное. Нам прошлое известно, а вот вам…

- А мне плевать! – безапелляционно заявил Николаша. – Для меня лично почти ничего не изменится, если вы не поняли еще, а то, что в стране будет, так неинтересно это. Войны, судя по вам, не будет, а с остальным и так ясно – ничего путевого здесь не может быть. Нет у нас достаточного количества людей, чтобы страну поднимать. А те, что есть, большинством своим не очень качественный народец, шантрапа. Все качественные сгинули после семнадцатого, управление разлажено на сотню лет теперь.

- Вы не патриот, значит. Космополит. - сказала Мария. – Но во многом вы правы.

- Я просто очень долго живу и смотрю на вещи трезво. Я родился в 1880 году, еще при втором Саше. Даже дворянином был, воевал,- сказал Николаша. – Нужно любить Землю, а патриотизм - это разделение людей на своих и чужих, тогда как все равны. Вы же, словами про патриотизм и космополитизм, показали, что в вашем двадцать третьем по прежнему не все в порядке, как я и думал. Ну ладно, хватит болтать. Скидавайте ваши шмотки и идите домой. Она говорит, что все для вас решено.

- Что вы имеете ввиду, Николай? – с удивлением спросила Елена. – Как так «скидавайте»? И что решено?

- Вы вошли в число тех, кому Она хочет помочь. Одно ваше пожелание, загаданное по дороге, обязательно сбудется. Но для этого нужно очиститься, открыться природе. Вещи вы оставляете здесь и идете своей дорогой. Но помните, если кто проговорится, то ему не сдобровать. То, что здесь было, остается между вами.

- Нам что, голыми что ли идти? – переспросил Сергей.

Николаша утвердительно кивнул:

- Так Она хочет.

- Так ведь не лето…. И вообще…

- Там же ветер и всего пять – семь градусов, - возмутился Алексей Геннадьевич. – И с нами женщины!

- А какая разница? – Николаша оставался невозмутим. – Дойдёте как нибудь. А если кто и засопливет, так это дело поправимое. Раздевайтися!

- Как…. Совсем? – переспросила Алла, в то время как остальные тревожно переглядывались между собой.

Глядя на их растерянные лица, Федька рассмеялся:

- Как в бане! А чё стесняетесь? Сейчас ночь и никто вам не встретится. А я вот днем шел, в минус пять, колокольчиками звенел при всех. И ничего, не развалился!

- Нет, но это невозможно, - Мария покачала головой. – Я не согласна.

- Вы должны быть вместе, - отрезал Николаша. – Иначе попадете в безвременье и будете наказаны. Раздевайтесь.

- Нет, ну как, - Алексей Геннадьевич посмотрел на жену. – Я даже не знаю….

- Я сказала «Нет»! - решительно ответила Мария. – Это все ерунда и над нами хотят посмеяться. Я…

Она не успела договорить, потому что в этот момент Николаша громко сказал «Свет», Федька повернул выключатель, и все вокруг погрузилось во тьму. Тут же завыл ветер, стало холодно и сыро, а когда их глаза привыкли к темноте, они увидели, что стоят в развалинах конюшни, и вокруг нет ничего, что их окружало.

- Что это было? – спросил Алексей Геннадьевич. – Мы где?

- Судя по всему, мы вернулись назад, - осматриваясь, проговорил Сергей. – Это точно не шестьдесят третий год.

- И что теперь? – спросила Алла.

- Пошли назад, - Игорь пожал плечами. – Кажется, мы профукали тот шанс, что у нас был. Конюшня на нас обиделась.

- А я такое желание придумал, - усмехнулся Алексей. – Ради него можно было согласиться на многое.

- Когда это ты успел? – спросила Елена.

Тот развел руками:

- Само в голову пришло. Ну, значит, не судьба.

- Пойдемте скорее назад, - Мария взяла мужа за руку. – Это же кошмар какой-то!

- Ну, пошли, - отозвался тот.

- Пошли, - согласился Алексей. – Только все как-то слишком просто…

Закравшиеся некоторым сомнения в таком быстром исходе оказались верными. Войдя в туман, они быстро пошли к дороге, но через несколько минут впереди показались темные стены заброшенной конюшни…

- Твою мать, - тихо проговорил Алексей. – Если это то безвременье, о котором говорил Николаша, то это конец.

- Нет! – в тишине истошный вопль Марии прозвучал особенно жутко. – Нет, нет, нет! Я не хочу!

Игорь зло сплюнул:

- Все не хотят! Пошли в конюшню. Надо думать, а здесь, на ветру, это не очень-то удобно. Там хоть какие-то стены.

Вернулись. Постояли какое-то время, замерзли еще больше. В голову ничего не приходит. Положение безвыходное. И в тот момент, когда наступило настоящее, неэфемерное отчаяние и безнадега, когда они буквально начали рвать на себе волосы от бессилия и подступающего ужаса, в этот момент Алексей Геннадьевич выкрикнул, глядя наверх, в пролом крыши, в затянувшееся облаками черное небо:

- Да если бы знать, что такое случится! Мы же вообще никто, песчинки какие-то с самомнением! Да я бы пополз без штанов по снегу, чтобы вернуться. Услышьте же нас, мать вашу так! Помогите!

Его слова еще звучали тихим эхом в стенах конюшни, когда внезапно у всех перед глазами появилась яркая вспышка, а затем вновь Битлы запели свою «Девушку», стало тепло, и они снова оказались в помещении, где находились Федька, попивающий чай и Николаша, ворошащий в печке красные угли…

- Одумались? – Николаша обратился к ним так, как будто ничего и не случилось. – Поняли теперь, значица? Ну вот и скидавайте вашу одежу в этот угол и идите. Федька, ты, поди, давно бабенок голеньких видал?

Тот сразу отмахнулся:

- Да ладно, дядя Николаша! Я же от своей марухи только. Но эти красивые, гладкие. Не то что наши бабы – в ватниках, валенках, да вот с такими круглыми ряхами. Посмотрим.

- А обязательно догола раздеваться? – спросила Алла. – Какой смысл?

В ответ Николаша громко хмыкнул:

- Вы мне тут еще поговорите! Сказано надо – значит делайте. Так положено.

- Ну ладно, надо – так надо. – Сергей, видя колебания остальных, подошел к стене и решительно снял с себя всю одежду, оставшись в одних носках. – Ну чего вы ждёте? Давайте! Я, например, домой хочу.

Как известно, всегда кто-то должен быть первым, должен подать пример, а потом дело пойдет. Через пару минут вся компания стояла в чем мать родила перед Николашей и Федькой, которые с заметным интересом наблюдали за их разоблачением.

- Ну и что страшного? – спросил Николаша, когда дело было сделано. – Кто-то увидел что-то новое? Стесняться тут нечего, хотя конечно ваше положение довольно пикантно. Но не бойтесь. Она не обманывает. Так, ну а ты чего? – он с улыбкой кивнул на Игоря, у которого при виде обнаженных женщин, стоявших рядом, произошла непроизвольная эрекция. – Ничего, сейчас на холодок выйдешь, не до этого будет.

- А что я могу сделать? – спросил тот, делая тщетные попытки как-то спрятать увеличившееся хозяйство. – У меня, может, секса два месяца не было.

- А и не делай ничего, - хихикнула Алла. – Так даже веселее.

- Два месяца? – переспросил Алексей Геннадьевич. – А мы думали, что ты настоящий мачо.

- Одно другому не мешает. – огрызнулся Игорь. – Так сложилось.

Послушав их, Николаша переглянулся с Федькой и подошел к двери:

- Ну что же, люди добрые, вас отпускают. Вы можете идти. Только помните, что все, что здесь было, должно остаться между вами. Ни одной живой душе! Слышите? Ни одной! Иначе жизнь накажет.

- Спасибо за напоминание, - ответил Алексей. – Но тогда откуда мы узнали про конюшню, если такое табу? Значит, кто-то рассказал все таки?

- Люди могут делать выводы и без этого, - ответил Николаша. – Легенда складывается долго, но потом уже не изживает себя, особенно если есть чем ее подпитать. Хотя кто-то мог и рассказать, не буду отрицать, но это дело не наше. Вас я предупредил, на этом мое дело закончено.

- А что же мы за это получим? – спросила Елена. – Мы ведь ничего не просим, мы хотим домой.

- Получите что-нибудь, - усмехнулся Федька. – Ты мне лучше скажи, красавица, а у вас там в вашем времени, многие машку себе бреют? Никогда такого не видел.

- Многие, - она улыбнулась. – Нравится?

- А то!

- Ну так и побрей своей марухе, - сказал Алексей. – Кто мешает?

Тот с видимой досадой отмахнулся:

- Не захочет. Она легче башку себе побреет, чем между ног.

Послушав их, Николаша поморщился:

- Ладно уже, идите, люди добрые. А то срам получается какой-то.

- Не мы это выдумали, - парировала Алла. – Это вы тут все извращаетесь, пользуясь нашим безвыходным положением.

- Не мы, не мы, - Николаша усмехнулся. – Вот очиститесь и сами поймете.

Услышав это, Сергей кивнул:

- Хорошо, что хоть совокупляться не заставили.

- Совокупляться! – Федька громко рассмеялся. – Интересное слово! Как будто про собачек говорите.

- Уж какое есть.

- Пойдемте скорее! – буквально взмолилась Мария. – Сколько уже можно?

- Ладно, счастливо оставаться! – помахав Федьке и Николаше, вся компания направилась к выходу.

- И вам не хворать!

Они уже закрывали за собой дверь, когда Николаша внезапно их окликнул :

- А знаете, есть тут у нас в Андреевке некая Марфа. В восемнадцатом году зашла она сюда так же, как и вы – дорога привела. Молодая была совсем, но дерзкая и мерзкая. Наорала, визжала, что сожжет конюшню, даже пыталась из печки угли разбросать. А я тогда совсем молодой был, горячий, ну и выставил ее опять на мороз. Здесь тогда еще старик Кузьма главным был, а я у него в учениках ходил, мог еще ездить куда угодно. Ну вот, как Федька сейчас. Так вот та Марфа еще три часа не могла попасть ни к себе домой, ни сюда к нам. Ходила в пургу кругами, четь не сдохла. А потом она, преподав такой урок, позволила ей зайти, а вот для искупления ей пришлось с Кузьмой сутки в койке валяться. Ей было девятнадцать, а ему хорошо за сто, но дело мужское он еще хорошо знал. Так что когда Марфа прошла через это все, она была другим человеком. Поняла, кто она есть, и что на мир нужно смотреть проще. В те времена народ был очень бедным, гражданская же шла, революция. Приехали сюда комиссары с продразверсткой своей, усадьбу разграбили, хозяина ее убили, а его семью с собой уволокли. Пошла Марфа после этого туда посмотреть, не осталось ли чего путного, а до нее, кстати, там, считай, уже полдеревни побывало, и не нашла ничего, даже гнилой картофелины. Только вот споткнулась потом о порожек сарая, а он взял, да и надломился, а под ним баночка, а в баночке той оказался десяток золотых трехрублевок. Это были огромные деньги, можно было из нашего захолустья уехать подальше, но Марфа спрятала эти деньги под печку, да и затаилась. Они у нее до сих пор там лежат. Так то!

Все недоуменно переглянулись:

- И что вы хотите этим сказать?

- Живите изо всех сил, не зарывайте возможности под печку. Вот вам мой совет. Ну а теперь скатертью дорога!

Назад шли быстро и, преимущественно, молча. Конюшня, едва они вышли на улицу, приобрела прежний запущенный вид, Федькина машина тоже исчезла, а ночной туман рассеялся. Дорога через поле была видна хорошо, а поскольку им было разрешено оставить обувь, передвижение не составляло особого труда. Да, без одежды было очень холодно, но уровень адреналина зашкаливал, и они почти не замечали неудобств. Только когда они вышли на основную дорогу, зашли в лес, и, пройдя поворот, увидели ограду поселка, нервы у некоторых сдали, появилась нервная дрожь, а женщины заплакали.

Уже забрезжил рассвет, и прежде чем они вошли в ворота, одинокая машина, встретив группу нудистов, еще долго и весело сигналила им вслед известную спартаковскую мелодию «Та – та – татата – тататата – та – та».

- Лёшь, а ты ключи взял? – спросила вдруг Елена.

- Взял.

- И где же ты их прячешь? – хитро улыбнулся Игорь.

- Не там, где ты подумал, - Алексей наклонился и достал из ботинка ключ от своего дома. – Жаль, что телефоны взять нельзя было.

- То-то в шестидесятых кто-то удивится, увидев такую технику, - сказал Сергей. – А может, многие вещи вот так попадают из будущего в прошлое, чтобы наука двигалась вперед?

- Интересная теория, - сказал Алексей, открывая калитку. – А что, все телефоны брали с собой?

- Я не брала, - ответила Елена.

- И я тоже, - сказала Алла.

Оказалось, что также поступили Алексей Геннадьевич и Игорь, таким образом сохранив свою собственность, но телефоны остальных остались в прошлом, откуда вернуть их не было никакой возможности. Впрочем, на фоне всего остального это казалось сущей ерундой. Главное – они вернулись. Вернулись живыми и здоровыми. Также после своих удивительнейших приключений они были вправе ожидать какого-то результата, поскольку условия, озвученные Николашей, были соблюдены.

В доме Алексея нашлось достаточно старой одежды, чтобы каждому хватило немного прикрыть наготу, хотя после случившегося это уже не вызывало у них, соответствующих подобной ситуации, эмоций. Растопив давно погасшую печку и включив несколько обогревателей, вся компания села вокруг стола. К алкоголю никто не притронулся, зато остатки еды и чай разошлись «на ура».

После непродолжительного разговора и обсуждения, они условились и дальше выполнять условия, а именно – никому и никогда не рассказывать о произошедшем. Мало того, что не поверят, но и выставят посмешищем, учитывая пикантность ситуации. Также каждый из надеялся, что однажды получит свои дивиденды, поскольку, в отличии от людей, высшие силы всегда склонны неукоснительно блюсти заключенные договора. Старая конюшня и дорога, ведущая только к ней, и впредь должны сами решать, кому открыться. Излишний посторонний интерес может навредить даже им. Также они условились не поднимать эту тему даже друг перед другом, и не обсуждать произошедшие с ними изменения, если те и вправду произойдут.

Тем же утром, едва открылись магазины, Алексей и Елена, у которых на даче имелась вполне приличная одежда, съездили в город и купили все необходимые вещи для остальных. Самые простые брюки, ботинки, нижнее белье и куртки. В полдень гости начали постепенно разъезжаться, а к вечеру уехали и хозяева. Жизнь пошла своим чередом.

Весь следующий год особых изменений не принес. Вот только Игорь летом уволился с фирмы, а Сергей в начале осени развелся с Аллой. Для остальных все было буднично, и каково же было их удивление, когда однажды Алексей пришел на работу необычайно взволнованный и, собрав всю компанию, показал фотографию, пришедшую ему на почту. На ней был изображен улыбающийся Игорь, и Алла, сидящая у него на коленях. Все это на фоне белоснежного мальдивского песка, безупречно голубого океана и яркой радужной надписи «Dreams come true» в левом углу...

К О Н Е Ц

0
32
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!