М.И.Р. 5: Маяк

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
М.И.Р. 5: Маяк
Автор:
Дарья (Тайга) Новодворская
Связаться с автором:
Рекомендуемое:
Да
Аннотация:
Иногда нельзя положиться ни на чувства, ни на сознание... Но что-то же остаётся гореть в нас маяком, даже сквозь время, даже в иной реальности...
Текст произведения:

 …Всё вокруг было слишком серым. Пыльным. Неестественным. Хотелось с усилием протереть глаза, буквально выцарапать из них мелкий, надоедливый песок, сеткой искажающий действительность.

Только никакого песка на самом деле не было.

Парень шумно выдохнул, сделав осторожный шаг вперёд. Дыхание ветром пронеслось вдоль по улице и затерялось где-то в глубине, не пошевелив и былинки.

Тело слушалось, но воздух казался жёстким. Сложно…

Вокруг — стройные ряды домов цвета испепелённого жарой асфальта, косыми линиями нависшие над путником. Стоило перевести на них взгляд — и камень, прекрасно видимый периферическим зрением, расплывался карандашным штрихом, с трудом сохраняя узнаваемые очертания.

Всё-таки улица с трудом, но становилась знакомой.

Оборачиваться нельзя. Парень не знал, что тогда случится, только назойливое чувство острым шипом сидело где-то в районе сердечной чакры, физически не давая сделать лишних движений. Только вперёд.

А что это — «вперёд»? И «назад»?

Откуда он здесь?

Воспоминания прошлого путались, некоторые из них осязаемыми нитями вертелись на грани бокового зрения.

Он помнил себя… Требовалось усилие, чтобы осознать некоторые моменты своей жизни… Даже имя… Наверное…

Самое грустное, что внезапная десинхронизация личности его абсолютно не испугала.
Ещё несколько шагов по безжизненной мостовой.

Безжизненной?

Он не услышал — ощутил кожей. Шаги. Мягкие лапы, острые когти…

Путник перевёл взгляд на тёмную крышу — едкое пятно на фоне грязного, ватного и неожиданно бесконечного неба.

А по краю пятна гордо выхаживала бродячая кошка. Абсолютно реальная, нахального вида, с рваным ухом и немного коротким хвостом, чёрно-карего цвета. Мистическая пыль никак не влияла на её восприятие — единственный чёткий, не исчезающий образ во всей это параллельной реальности…

Реальность!

Она не его!

Он попал сюда… не важно, как и зачем, главное — выбраться.

Парень проследил взглядом за удаляющимся зверем. Вокруг него густой воздух искажался, сопровождая живым шлейфом четвероногого скитальца. На пару секунд оживали краски и проносились звуки: молитвы деревьев наравне с гневом автомобилей. Кусочек его мира…

И внезапное осознание, что и эта реальность не так пустынна, как показалось на первый взгляд.

Ещё один острый шип — теперь уже на уровне солнечного сплетения — заставил ноги сдвинуться с места. Вперёд. Пока его не заметили и он ещё в состоянии помнить, что нужно идти. Осталось только понять, куда именно…

Что-то существенное назойливой мышью шебуршало в голове. Важная деталь. Настолько важная, что одна мысль о ней заставляла кожу на лбу буквально гореть. Воздух вокруг ещё больше сгустился, замедляя движения. Боль плавно ушла в сторону, отделившись от тела и алой струйкой растекаясь в пространстве. И воплощаясь в чужой реальности.

«Платье, — неожиданно чётко пронеслось в голове, принося долгожданную ясность. — Красное. Красивое. И туфли. Брошенные. Вот что важно».

Впереди продолжал маячить красный фантом, порождённый подсознанием путника.

Женский размытый силуэт. Идти за ним было на удивление легко, как будто его собственная мысль проторила прямую дорогу до выхода. Боясь отвести взгляд и потерять ведущую нить, парень, тем не менее, умудрялся боковым зрением замечать множество деталей. В настоящей реальности это было невозможно.

Улица и вправду ему знакома. Только здесь должны быть деревья. А тут разбросаны совершенно лишние камни… Разбитое стекло…

Размытое, скользящее движение — словно кто-то пронёсся мимо, не теряя времени на пришельца.

Аборигены. Жаль, что не знакомая уже кошка…

Он не заметил, как оказался внутри здания — сам момент перехода начисто стёрся из сознания. Образ платья исчез. Серый цвет сменился мутно-коричневым, живым, мерно пульсирующим, напоминая тело дремлющего зверя. Путник, действуя исключительно по наитию, поднялся по узким, будто нарисованными акварелью, ступеням и буквально прошёл сквозь истончённые полупрозрачные стены. И снова это не вызвало никакого удивления. Кажется, его сознание быстро приспосабливалось к новым, царившим здесь законам физики. Даже огромный бассейн, наполненный густой, почти неподвижной водой, смотрелся теперь абсолютно естественно.

Тёмно-синяя влага с металлическим отливом — он не мог припомнить подобного цвета в родной реальности.

А вот пара брошенных кем-то туфель на самом его краешке вызывала почти физическую головную боль.

Сам не понимая зачем, парень подхватил их и ступил на воду.

Медленно опустился вниз, не чувствуя ни удушья, ни страха, ни ощущения влаги.

Пока, внезапно, чья-то сильная хватка рывком не выдернула его на поверхность.

Свет ослепил. Парень судорожно вдохнул, только сейчас услышав стук своего сердца и почувствовав необходимость в дыхании. Мокрая одежда холодными тисками обхватила тело. Громкие возбуждённые голоса колоколом отзывались в обескураженной голове. И цвета. Наконец-то появились цвета! Яркие, насыщенные, привычные… И память. И осязание. Ощущение реальности.

Какое великолепное чувство!

— Это невероятно! Ваша идея сработала! — грузный учёный оживлённо теребил рукав коллеги, не в силах справиться с эмоциями. — Мы не только отправили человека на другой уровень реальности, но и смогли найти способ вывести его оттуда! «Маяк»! Кажется, так вы это окрестили?

— Именно, — человек в мятом медицинском халате рассеянно кивал, внимательно наблюдая, как подопытного вытаскивают из бассейна, обтирают и расспрашивают, проводя по ходу дела различные функциональные и психологические тесты. — Надеюсь, его мозг не пострадал. Вернуться — полдела…

— Три секунды, — продолжал вещать учёный, — он потратил три секунды нашего времени, чтобы пройти из лаборатории на другом конце улицы до нас! Мне не терпится услышать его рассказ… Поражаюсь, откуда вам в голову приходят подобные мысли!? «Маяк»! Так гениально — и так просто…

— На самом деле меня надоумил один старик, — неохотно проговорился старший. — Он любит размышлять о значении памяти и чувственных образах в восприятии себя и реальности, особенно — в тонких мирах, где полагаться на оценку стандартных пяти чувств бессмысленно и опасно…

— Вы рассказывали кому-то о наших экспериментах?!

— Что вы! Это старый санитар с терминальной стадией рака лёгких. Ничего особо удивительного, но болезнь так странно себя проявляет, что я заинтересовался. Вы же знаете, казуистика — моё вечное хобби, особенно в медицине. А его рассуждения — всего лишь попытка морально подготовить себя к путешествию на Ту сторону…


Путник устало отвечал на вопросы, потихоньку приходя в себя. Воспоминания о растянутых во времени трёх секундах с каждым мгновением всё больше походили на сон. Размытый, нереальный, потерянный в закромах памяти… Единственными яркими пятнами по-прежнему оставались неизвестно откуда взявшиеся кошка и красное платье с туфлями — точь-в-точь как на фотографии, висевшей напротив злополучного бассейна, где, нежно прижимаясь друг к другу, в мгновении вспышки были запечатлены он и его молодая жена.
27.01.15 редактура 2016

Бета текста - Лисичка http://perekrestki-mirov.bibliowiki.ru/users/79

+4
472
RSS
Ох уж эти «другие уровни реальности».
Интересно конечно ученым, но большой шанс слишком уж заиграться
Комментарий удален
А с чего быть хорошему? В своей бы научиться быть человеком, а они по «границам» шастают...) Как рыбу на воздух)