Круги на воде

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Автор:
Евгений Валерьевич Кузьмин
Текст произведения:
Возраст кирпича определяется по кругам на воде, вызванным падением этого самого кирпича в воду.  
Народная примета           
 
1. Кирпич номер 1.    
Известная своей оголтелой ролью в местном литературном сообществе Cерпентина Ивановна Кудряшова, слегка подергивая узким носом, брезгливо повертела длинными крючковатыми пальцами тетрадку с моими рассказами и определила направление дискурса:    
-- Великое это изобретение, бумага. Трудно себе даже представить чем люди раньше подтирались. Пергамент не обладает необходимой гибкостью, а папирус, я полагаю, жутко кололся.  
-- Мне не хватает жизненного опыта. Все понятно.  
-- В некоторых странах его и сегодня можно наработать.  
- Обычно люди делятся на тех, кто гоняется за опытом и на тех, кто живописует истинны в закрытой комнате. Это разные типы людей...    
Серпентина Ивановна на последнее заявление ответила лишь презрительной усмешкой. Зачем я вообще оправдываюсь? От этого только хуже. Оправдания доказывают слабость и являются провокацией, призывом к дальнейшему подавлению. То есть эффект абсолютно противоположен цели. Жертва всегда сама идет на заклание, провоцирует своего обидчика. И ладно.   Я вовсе не расстроился словам Кудряшовой. И моя самонадеянность имела свою историческую подоплеку. Когда-то в 1980 или 1981 моя мама со своей сестрой, моей тетей, искали в свободной продаже приличное пальто. Невозможно даже вообразить в большей степени бесполезного занятия. Что было реально в ту эпоху обнаружить в магазинах, кроме хамства? Благо, за него хоть денег не просили.   Где-то, кажется, в ЦУМе, к ним подошла импозантная женщина с большими и печальными темными глазами: "Вы не пальто ищите?" В самую точку! Троица отошла в сторонку, завязалась торговля. Долго не могли договориться. И, в конце концов, сошлись на том, что женщина с выразительными глазами, в качестве довеска к пальто предскажет судьбу моей маме, тете и их детям. "Я боюсь этой силы, в ней великий грех", - вовсе не набивая себя цену, а скорее оправдываясь сама перед собой, лепетала "гадалка". Зачем это нужно было моим родственникам? Сейчас трудно сказать. В предсказания они тогда не верили. Очевидно, им хотелось маленьких "буржуазных развлечений" на сером и беспросветном советском фоне. А тогда, среди скудных слов, произнесенных тайком, мне предрекалось великое будущее.   Впоследствии, я случайно услышал эту историю и свято уверовал в ее правдивость. Потому что так мне хотелось. Да и нехорошо жить без веры.       
 
2. Кирпич номер 2    
Есть очевидная разница между предсказанием и откровением. Одно вовсе не подразумевает другого. Так не сбылось пророчество библейского пророка Ионы. И это Иону расстроило. Он передал слова Бога о страшной каре. И что? Люди исправились, Бог их простил. Формально, в словах не содержалось лжи. Ведь помилование раскаявшимся подразумевалось. Но авторитет Ионы как прорицателя был подорван. И все же, Иона - известный пророк, сообщивший божественное откровение, но не сумевший предсказать будущее.   Знание будущего не идентично знанию истины. Иногда между двумя знаниями нужно выбирать. Но мне хотелось остановиться на том, что тешит мое самолюбие. И независимо от соответствия реальному положению вещей, этот выбор заставляет работать, будоражит кровь, влечет вперед. А сверхъестественное проникает в сознание, становится доминантой установкой... Оно было в начале, у основания порывов, оно же определило веру в будущее.   Духи помогут. Они дадут ответ. В спиритических сеансах я участвовал еще в довольно юном возрасте. То было популярное занятие среди детей в пионерских лагерях или просто вечерами в компании друзей. Но теперь общение с потусторонним приобрело систематический характер. Я вращал блюдце практически каждый вечер. Компания призывавшихся обитателей иного мира менялась. Но особое внимание я уделял классическому духу российского спиритизма, Александру Сергеевичу Пушкину.   Я грезил получением некой сверхинформации, которая одарила бы меня властью над элементами, обеспечила бы меня материалами для гениальных произведений. А духи ломались как стыдливая барышня или бесстыжий телевизор. Да и я ведь знал ответы, но не находил вопросов. Причина тому - фантастическая уверенность в высшей миссии. Если духи подтверждали мои идеи, то это казалось банальностью. Если опровергали, то я считал их обманщиками.   Но, вдруг, однажды, произошло необыкновенное развитие событий. Хотя стремительным его, возможно, и не назовешь. Как и все реальное. Жизнь в бегах с автоматом случается только в глупых фильмах.   Началось все, пожалуй, с одной беседы. Я был в гостях у моего знакомого антропософа Святослава. Он был душой компании. Образцовый человек тех перестроечных лет, наполненных честными, бесстрашными разговорами на любые темы.   Святослав поддерживал свое тщедушное тело лишь хлебом и чаем, расходуя все свои немаленькие доходы на книги. Его библиотека знатна, поразительна. Она содержала всевозможные дорогостоящие раритеты. Любопытно, что воры к нему проникали неоднократно, все переворачивали, но ничего не брали. Видимо, они располагали информацией о заработках хозяина квартиры, но ценностей, кроме книг, в доме не было. А воры ничего не смыслили в букинистике.   В тот день у Святослава собралась изрядная компания последователей Рудольфа Штейнера и просто любопытствующих. А я заговорил о спиритизме. На меня обрушились возражения: с душами умерших нет общения, они ушли, остались фантомы, не сохранившие основ человеческих личностей, а еще можно общаться с низшими демонами, от которых ничего хорошего ожидать не следует. Далее пошли многочисленные ссылки на Рудольфа Штейнера и на его предтечу, Елену Блаватскую.   В какой-то момент, долго ёрзавший на стуле Святослав, выскочил из-за стола и бросился в соседнюю комнату. Несмотря на громкие увещевания антропософского сообщества, было слышно, как он роется в бумагах. К нам он вернулся с каким-то коротким машинописным текстом, в несколько листов, сочинением Штейнера на обсуждаемую тему. Работу мне подарили, хотя тогда любая подобная печатная продукция была в большой цене. Однако все это лишь убеждало меня в правильности избранного пути. В самом деле, какое мне дело до статуса демонов и до личностей умерших? Мне любезны собеседники из другого мира, неслыханные тайны (пусть и ложные), громы и молнии. А если мне хором возражают самые разные люди, значит мое мнение особенное, неординарное, отличное от общепринятого. Значит я не из стада, не из толпы, а "право имею".       
 
3. Кирпич номер 3    
Я тщетно пытался читать сочинение Штейнера в троллейбусе. Мой мозг отказывался усваивать очень простой и ясный текст. Подташнивало, кружилась голова.   Уже возле дома мне встретился знакомый художник. Он экзальтированно заговорил о мире духов, о добрых ведьмах и злой инквизиции, о подлости Бога и печальном благородстве Сатаны, то есть о разных штампах массовой культуры. Я в душе посмеивался над этой его зависимостью от дешевого кино и не очень мудрых книг. Хотя я и сам пребывал всецело во власти массовой культуры. Тогда как раз вульгарные представления о духовном являлись доминантными как никогда. Ведь им в то время противопоставляли еще более глупые и вульгарные советские коммунистические штампы, в которые уже никто не верил. Собственно, тогда дело дошло до того, что уже и идеологи редко читали классиков марксизма-ленинизма. Да и как мог скучный партийный функционер или герой-колхозник противостоять Фредди Крюгеру? Разве писульки зажравшихся интриганов от литературы способны конкурировать с изяществом Эдгара По и Валерия Брюсова? Амулеты и заклинания в этой ситуации полезнее и эффективней всех сочинений Брежнева.   Так или иначе, вскоре выяснилось, что мощные словесные потоки знакомого художника - только предисловие, только оправдание личной просьбы. Он знал про мои спиритические увлечения и желал присутствовать при вызове духов. Я сомневался. Духи являлись ко мне регулярно. Я с ними общался ежедневно и не только во время сеансов. Они снабжали меня всякой информацией, в том числе о грядущем, о каких-то мелких тайнах моих знакомых. А я пользовался своей осведомленностью. Так что я обладал некой славой мелкого волшебника-чудодея местного значения. Я, конечно, не выделывал фокусов, о каких в то время много врали по телевизору. Но все же... Для начало неплохо. И вот теперь я испугался - что если духи не явятся? Как это скажется на моей славе? Но отказать другу я не мог. И с сердцем, переполненным опасениями, я дал свое согласие. Мы договорились на вечер следующего дня. Пусть.   После я старался не думать о предстоящем сеансе. Хотелось избавиться от лишнего, сохранить силы, дабы показать себя во всей горделивой магической красе. А духи ломились ко мне. Всюду летали какие-то сущности фиолетового цвета, напоминающие небольшие летающие тарелки с хвостиками внизу, 5-10 сантиметров в длину. Они появлялись ниоткуда. Пролетали какое-то расстояние и исчезали. Меня кто-то постоянно звал. Я оборачивался, искал источник голоса. Но все тщетно. А между тем голос слашался совершенно отчетливо и ясно. Его было трудно приписать воображению.   Но я демонстрировал непоколебимость. Для шоу нужны силы и невозмутимость духа. Только бы все прошло благополучно.       
 
4. Кирпич номер 4.    
Все шло привычно. Вопреки всем опасениям, посторонний, то есть напросившийся художник, не мешал мне сконцентрироваться. Он не болтал, не вмешивался, но только спокойно сидел, сосредоточено всматриваясь и вслушиваясь. Даже отказался класть руку на блюдце. Так что я быстро привык к зрителю. Точнее, я попросту забыл о его существовании, спокойно занимаясь вызыванием, не отвлекаясь ни на что. "Дух ты пришел?" Ответ положительный. Отлично. Шоу обеспечено.   Начало банально. Духи классической истории и литературы давали глупые ответы на дурацкие вопросы. Умные вопросы попросту не придумывались. Изобрести интересную проблему - путь к ее решению. У того, кто не умеет искать мудрых ответов, откуда у него опыт и знания для достойных внимания вопросов? Но не в этом суть. Не в словах. Главное, я велик. Я проник в мир иной. Духи охотно общаются со мной. Они нашли меня достойным.   В какой-то момент, блюдце задвигалось не как для ответа на вопрос. Впрочем, возможно, я уже позабыл детали. Допуская, что какая-то провокация с моей стороны имела место. Но последовательности я уже сейчас не помню. Все произошло как-то слишком неожиданно. Ситуация была новой, непредвиденной. А я испытал потрясение и растерянность.   Итак, "дух Пушкина" сообщил, что я ошибаюсь относительно его личности. Собственно, все призываемые мной на спиритических сеансах персонажи - фальшивка. Под личиной каждого из них мне является один и тот же обитатель мира теней, с которым я сейчас и имею честь вести беседу. Он совсем не дух мертвого. Он демон, возвышенный и гордый, могущественный и великий. И пора бы мне это понять. Я должен отказаться от всяких глупых кривляний и ложных имен. Есть простое и ясное заклинание, которым можно вызвать общавшегося со мной демона: "Аура Бегемот".   Потом, уже на следующий день, меня забавляла краткость и нелепость заклинания. Но тогда я был потрясен и сражен. От двух простых слов веяло холодом и ужасом... и темной радостью. Вот так успех! Со мной приятельствует демон, сам указавший как его призывать!   Впрочем, я также в значительной степени и расстерялся. Я не знал, что ответить демону и постарался поскорее распрощаться с ним. До скорого. Я уповал на стремительное развитие событий.   Отправив духа домой, я обернулся к знакомому художнику: "Видел! Видел!" Но тот крепко спал в сидячем положении.   Я насилу растолкал художника, который теперь выглядел очень подавленным и растерянным: "Не знаю, как такое могло случиться, я совсем не хотел спать, накануне я специально хорошо выспался и отдохнул". Ему было стыдно и неуютно. Он постарался поскорее распрощаться и уйти.   Мы открыли дверь. Возле нее, с внешней стороны, лежал огромный слизняк, словно он шпионил за мной, подслушивал. Как он сюда попал? Просто немыслимо! Да и размеров он был необычайных. Никогда раньше я не видел таких крупных слизняков.       
 
5. Кирпич номер 5    
Внешне словно бы ничего и не было. Обычными будничными делами я занимался в привычном масштабе и режиме. Не сошел на нет и мой постылый досуг. Я ходил в гости, в театры, читал и рассуждал. Но вся деятельность казалась подчиненной вечерним общениям с демоном. Собственно, он распространил свое влияние на всю мою жизнедеятельность, активно раздавая советы, что я должен делать и что не должен. За невыполнение он грозил мне разными жуткими карами.   А я слушался. Не из-за боязни, а дружбы с демоном ради. Что будет, если он меня оставит? Ведь он главная моя связующая нить с иными мирами. Он своими проявлениями доказывает действенность и реальность магии.   Полезность оказалась сомнительной. Нет. Не так. Скорее, вред от моего общения с демоном проявлялся со всей очевидностью. Я худел и бледнел. До болезней, серьезнее, чем простуда, дело не дошло. Но я был очень здоров от природы. Это, кажется, выручало меня тогда.   Советы, указания и пророчества, изрекаемые мне демоном, все сплошь крайне простые и недостойные внимания. Он советовал не пойти, скажем, сегодня в театр. Обещалось, что я познакомлюсь с прекрасной дамой, либо услышу музыку, которую раньше не слыхивал (хотя я всегда твердо знал, на что хожу), либо получу откровение, которое перевернет всю мою жизнь (хотя она и так катилась кувырком). А, бывало, демон советовал не идти, потому что мне балкон упадет на голову, меня задавит автомобиль, покусает бродячая собака. Мой духовный покровитель вмешивался и в вопросы питания, одежды, музыки, литературы и живописи. Он себя позиционировал универсальным специалистом по всем проблемам. Я же ему иногда отправлял просьбы - писал на небольших листках бумаги, потом их аккуратно сворачивал и сжигал.   Парадоксальным во всей этой истории представлялось то, что все утверждения демона оказывались ложными. Какому бы его указанию я не последовал, я обнаруживал ошибку. Его пророчества не сбывались с завидной регулярностью. Я долго сносил это, видя причину ошибок в своем недостаточно точном исполнении указаний демона. Ведь всегда есть какая-то маленькая деталь, которая специально не оговорена и приходится самому принимать решения на свой страх и риск. Но все же в какой-то момент меня начали мучить серьезные сомнения. Я решился устроить демону экзамен, убедив его сообщить мне выигрышные номера в Спортлото. Моя просьба была удовлетворена. Я заполнил билет... и проиграл. Демон объяснил: он солгал, чтобы спасти меня. Истинному магу нельзя концентрироваться на материальных выгодах. Демон посоветовал мне все время думать лишь о вещах духовных.       
 
6. Кирпич номер 6    
Связь с внешним миром терялась. Многие проблемы, если не большинство, можно с легкостью разрешить, задумавшись о ситуации и правильно ее оценив. Я же перестал думать о простой реальности. И со временем простые навыки адекватного реагирования на обстоятельства утрачивались. Вместо простого размышления о себе, о людях, которые меня окружают, я обращался к демону. А демон лгал.   Я чувствовал - происходит саморазрушение. Я бы оставил общение с демоном, да уже не мог. Сложно в одно мгновение расстаться с тем, что уже составляло саму основу существования, костяк, базу всех рассуждений в течение последнего года. Целого года. А ведь мне с детства твердили о ценности времени. Музыкальную школу, вуз необходимо закончить только к определенным годам, успеть вырастить сына, посадить дерево и тому подобное. Важно еще все время посматривать при этом на часы. Как можно просто выбросить в корзину проделанное за год?   Между тем, демон подчеркивал духовность, уходил в теоретизирования и создавал ощущение приближения ответственного момента. "Сейчас-сейчас, еще недолго осталось" - все время звучало в моей голове. Постоянное волнение и предвкушение главного момента в моей жизни заполнило все мое существование.   И вот однажды, демон создал ощущение праздничной торжественности. Он говорил с пафосом, поэтично, но настойчиво, окружая любое утверждение намеками и недомолвками, провоцируя мое любопытство. Так что к главному наказу он подвел меня осторожно. А я был готов принять любую глупость за откровение. И таковая последовала. Демон повелел мне отправиться ночью на кладбище, где я полностью избавлюсь от всех страхов, получу окончательное знание о том свете и стану абсолютно духовной сущностью. Наткнувшись на мои колебания, он принялся меня высмеивать: "Разве трусу дано повелевать миром духов? Разве страшится спирит душ умерших? Разве боится истинный рыцарь духа материальных угроз". Нет, я, пожалуй, и не испугался. То был не страх. Просто жуть и мрак в глазах. Я ощущал всем телом и душой, что если пойду на кладбище, умру. А если не пойду? Буду трусом. Зачем тогда вообще жить? Выживу - хвала мне. Умру - хвала мне. Какая разница жить или умереть? Все мы не вечны. Рано или поздно все мы там будем. Все равно когда именно это случится.       
 
7. Кирпич номер 7    
"Принять послушание" - таков мой выбор, неизбежно вытекающий из всех действий и мыслей последнего времени. Поэтому с наступлением сумерек я отправился на кладбище. Было до крайности, непереносимо жутко - поразительно, неожиданно для меня самого. Откуда этот ужас? Ведь я уже давно старался проникнуть в мир мертвых. Страх смерти? Но что мне до нее? Все равно я уже давно живу между мирами. Погибнув, я, наконец, смогу пристать хоть к какому-нибудь берегу.   Спускался туман и в нем окончательно утрачивалось чувство реальности. В сознании мелькали картинки из фильмов ужасов, которых я немало посмотрел на видео. И я твердо решил не сходить с центральной аллеи. Не хотелось спотыкаться, набивать шишки и синяки. Пусть я умру, но только не инвалидом.   Шорохи, шорохи, шорохи. Непостоянные, редкие, короткие. Они поражали сердце как выстрелы. Словно кто-то пытался прошептать: "Все, вот твой конец". Но... Шорох затихал и ничего не происходило. В этом отсутствии развития событий я обнаружил ужас постоянного ожидания. Я пришел умереть. Так что в спасение я не верил, где-то в глубине душе, все-таки, надеясь на него. От предвкушения самого последнего момента исходил животный страх, который никак не удавалось одолеть.   Сознание захватывала неведомая молитва, придуманное, спонтанное обращение к Богу. Я хотел ее подавить, вытеснить, - ведь я служу Дьяволу, - но не мог. Душа металась в бреду, утрачивая самоконтроль. Где-то завыла собака. Внезапно. В сердце екнуло. И опять ничего.   Восприятие становилось все более мутным. Фантазия перемешала субъективное с объективным. Здесь и там мне виделись огоньки. Но я уже не мог понять существуют ли они вне моего сознания или являются лишь плодом моего больного страхом воображения. Я стал оборачиваться на какое-то движение. Я улавливал боковым зрением какие-то фигуры, тени. Но стоило мне к ним повернуться, как они исчезали. А я видел лишь какие-то заросли и могилы. Иногда растения покачивались и я думал: "Вот куда скрылся мертвец".   Со временем я свыкался с обстановкой. На душе становилось спокойнее. И я стыдился такой перемены. И пришел в место ужасов. Здесь положено бояться. Но страх оставлял меня. А я все бродил. И так, к моему удивлению, встретил рассвет. Я жив. По сути, ничего не случилось.       
 
8. Круг замкнулся. Рябь на воде.    
Так возникла серьезная, хотя и вполне традиционная для русскоязычного человека проблема - "Что делать?" Мир колдовства стал моим миром. Я так вжился, так влился! Мне некуда идти... Но нужно. Возврата нет. К знакомому демону я больше не обращался. Хотя и находился все еще под влиянием сил ада. В моей комнате сами собой падали предметы, раздавались стуки непонятного происхождения, летали фиолетовые фигуры. Иногда в углу я видел черта, зеленого, на троне, словно нарисованного акварелью. Он пытался дать мне какие-то распоряжения. Но я начал молиться. И, в конечном счете, все постепенно, пусть в течение длительного времени (где-то года или двух), но прошло.   Однажды я рассказал эту историю знакомому экстрасенсу, уповая на какое-то напутствие. А он дал сомнительное объяснение произошедшему. Ведь мы, на самом деле, ничего толком не понимаем, не знаем и не можем знать. Так что любые мнения носят условный, относительный характер   Экстрасенс порадовался за меня: не каждому удается избавиться от занятий магией. Это засасывает как болото, а итог - гибель.  
- Ты словно бросаешь камни в воду, не понимая, куда полетят брызги и какими будут круги. А вода все мутнее, все неспокойнее. Получается, ты как бы строишь из этих камней нестабильность, заканчивающуюся катастрофой.  
-- Но почему же Дьявол так посмеялся надо мной. Или не посмеялся? В чем смысл всей этой идиотской истории? - вопрошал я.  
-- Дьявол может воздействовать на человека изнутри или снаружи. В его власти истреблять людей, подослав убийцу, кирпич с крыши, направив пьяного водителя. Но так он уничтожит лишь тело, но не душу. А ты давал ему возможность овладеть тобой. Точнее, открыто демонстрировал свое желание передать Нечистому свою душу. Однако Дьявол не мог сделать тебя своим слугой. Ты слишком добросердечный. Поэтому тебя так просто не отбить у Бога. Единственная лазейка - зацепиться за твою гордыню и уничтожить тебя через нее. Дьяволу следовало спешить, чтобы не потерять тебя однажды. Однако он не успел или вообще не умел овладеть тобой в достаточной степени для твоего истребления изнутри. А, как ты понимаешь, убей он тебя извне, он бы не получил твою душу.  
-- Ммм.  
-- Помнишь историю Иштар и Гильгамеша?  
-- Смутно. Я читал этот текст. Но мало из него вынес.  
-- Там Иштар тщетно стремилась овладеть Гильгамешем. Не подобравшись к его внутреннему миру, в гневе она насылает на него убийцу-быка извне. Гильгамеш оказывается сильнее. Действие богини не приводит к гибели героя. Поэтому Иштар убивает лучшего друга Гильгамеша, Энкиду. Почему его? Ты не задумывался?  
-- Действительно. Странно. Иштар борется с Гильгамешем, а уничтожает Энкиду.  
-- Потому, что душа Энкиду была в ее власти, в отличие от души Гильгамеша. Энкиду жил с проституткой. А Иштар - богиня женщин легкого поведения. Умирая, Энкиду осыпает свою сожительницу проклятиями, понимая причину своей гибели.

 

+1
29
RSS
03:02
+1
Автор, вы один и тот же текст выложили два раза подряд:
1) book-worlds.ru/proizvedeniya/mistikauzhasy/krugi-na-vode.html
2) book-worlds.ru/proizvedeniya/mistikauzhasy/krugi-na-vode5b5a4059c83dc.html
Удалите, пожалуйста, одну из выкладок.
Спасибо! Я знаю. Но как удалить?
Нашел. Спасибо