2. Чудовище

Форма произведения:
Повесть
Закончено
2. Чудовище
Автор:
Наталия Герастёнок
Текст произведения:

Джейди… Джейди… Джейди… проснись…                                               

Джейди приподнялся. Поморщился, когда слабая боль медленно потекла по всему телу. Открыл глаза. Заморгал. И неясная картинка сразу прояснилась.

Там, на белой стене висела физическая карта мира. Его карта... С небрежно обведенной в красное кольцо родной страной.

Внезапно из ниоткуда возникло слегка бледное, напряженное лицо Арека. И Джейди вскочил с дивана. А затем замер, одарив гостя ошарашенным взглядом.

– Что ты делаешь? – недоуменно спросил Арек. – С тобой все в порядке?

Он не сводил с него темных глаз. Явно был чем–то обеспокоен.

– А? Да… – первое, что пришло в голову, промямлил Джейди. И озадаченно почесал затылок.

Но только он открыл рот, чтобы спросить за вчерашнее происшествие, Арек заговорил:

– Мы с Мэтом были в шоке, когда увидели это... Но все обошлось… Ты… три дня проспал, не меньше. Не знаю. Ты… вообще что–нибудь помнишь?

Джейди облизнул губы. Не мог найти слов. Ведь Кауф уж явно смотрел не на него. А сквозь.

– Нет, – вдруг твердо ответил он, хотя прекрасно помнил все детали турнира, особенно черты лица противника.

– Хм, возможно у тебя временная амнезия, – задумчиво протянул собеседник. – Два дня назад ты участвовал в соревновании... Все поначалу шло хорошо... Господи, Джейди, как тебя угораздило?! Ты же чуть не погиб! Я вызванивал твоих родителей два дня, но вызов постоянно обрывался.

– Они в командировке, – не сразу ответил Джейди. – Часто в разъездах по зонам, где нет связи. Так что я не удивлен...

А на деле, еще как. Теперь все еще больше запуталось. На языке так и крутился вопрос, куда все пропали, пока он был в воде. Куда, в конце концов, делся странный противник.

– Ты упал с доски. Я не знаю, что там с тобой случилось... Я никогда не видел, чтобы серфер твоего уровня свалился, – с сожалением продолжил Арек, и сцепил руки в замок.

Джейди запнулся, переваривая услышанное. А через секунду немигающе уставился на Арека. Тот выглядел мрачным и осунувшимся… Вряд ли сказанное им было шуткой. И это поставило Джейди в тупик. Он не знал, что и сказать. Неужели, все, что случилось – только сон?

Бредовый сон. Но… Все выглядело таким реальным.

– Врач сказал, что ты легко отделался. Переломов нет. Небольшой ушиб затылка. Ты счастливчик! – усмехнулся Арек, покачав головой.

Как тут часы на его руке заунывно запищали.

– Ах, прости! – закричал Арек, едва взглянул на них. – Ты уж прости, засиделся я с тобой, мне на работу пора.

– Работа? С каких пор? – проронил Джейди, все пребывающий в воспоминаниях своего «сна».

– С каких? Ах, беда, Джейди, беда с тобой! Полгода уже! Подрабатываю у отца кассиром в хозмагазине «Лотос». Через полчаса как раз начнется моя смена! – Арек одарил его гневным взглядом. – Я уже говорил тебе. Собираю деньги на водный мотоцикл. Вспомнил?

–  Да–да, – Джейди смущенно заморгал, припоминая что–то подобное. И почему он вдруг забыл?

– Ладно, бывай. Ах, да! Врач рекомендовал, если станет плохо… Короче, вот он написал, что тебе поможет, – с этими словами он нырнул в карман брюк и, достав скомканный лист бумаги, протянул его другу. Джейди уставился на название лекарства, написанное корявым почерком, и кивнул.

Но через полчаса, как Арек ушел, живот пронзила острая боль, от которой Джейди, засевший на кухне, согнулся напополам. Голова пошла кругом, а ноги потяжелели. Но не ступил он и шага, как со стоном повалился на колени.

Словно по волшебству, все прошло через несколько минут, и Джейди, поднявшись, быстро развернул поданную Ареком бумажку. Глаза уткнулись в единственную строчку, но разобрать букв так и не успели – бомбой взорвавшаяся адская боль застлила мир белым светом.

Но и она продлилась недолго.

Лишь когда стало чуточку легче, Джейди нашел в себе силы наспех одеться. А после схватил лежавшую на столе бумажку и, скомкав ее, сунул в карман джинсов. Покрутив на пальце ключи от квартиры, Джейди вымученно улыбнулся отражению висевшего в прихожей зеркала. И всхлипнул, едва не растянувшись на пороге от очередной вспышки боли.

Не теряя времени, пока не случился следующий приступ, он помчался в ближайшую аптеку. Та находилась в трех кварталах от его дома… вроде бы.

Повернув за угол, Джейди вышел к широкому маркету «Умная покупка». Каждый день, и сегодня не исключение, прилегающую к нему парковку забили машины. А покупатели тут и там увлеченно загружали покупки в багажники своих авто с тележек.

Городская жизнь бурлила своим чередом, будто бы вчера ничего и не случилось. И в этот момент Джейди нахмурился. Покачал головой, прогоняя остатки воспоминаний о шторме и пляже... А когда взгляд скользнул по огромным буквам над дверями маркета, он еще и припомнил, что там, внутри, расположилось два этажа. Один из них приютился в подвале.

Нет, не об этом нужно думать. И Джейди сосредоточился на светодиоидной вывеске аптеки, видневшейся неподалеку. Он торопливо зашагал к ней, моля Бога о том, чтобы приступ не повторился. Ведь ознозначно бы его свернуло в узел посреди дороги.

Но неожиданно на парковке маркета мелькнула нечто интересное, и Джейди пригляделся. Светлые волосы, спадающие на плечи, яркая футболка с силуэтом пальм...

Он не верил тому, что видел. Это же тот самый соперник, который плыл по волнам против течения и исчез во время шторма! Джейди замер, не в состоянии двинуться с места. А таинственный незнакомец (а может и знакомец) продолжал стоять, и изредка мотал головой по сторонам.

Ищет кого?..

Синяя легковушка вырулила с дороги и остановилась на свободном участке парковки, обогнув блондина полукругом. Тот даже глазом не повел. Из прибывшего авто вышла молодая пара и направилась к маркету. Они начали что–то бурно обсуждать, и едва не срывались в ссору. Но вскоре девушка замолчала, подправила сумочку на плече, и взяла своего парня под руку.

А блондин все стоял. Как тут глянул на свою ладонь и последовал за ними.

Прозрачные автоматические двери скрыли его внутри.

Любопытство взяло верх. И Джейди напрочь забыл о болезненных приступах. А об аптеке и подавно. Сейчас в голове вертелась лишь одно – проследить за оказавшимся реальным персонажем из ночного кошмара.

Через минуту парень очутился внутри маркета. Его сразу встретили кассы, где отоваривались покупатели. Широкие ступеньки справа вели вниз, откуда наверх поднимались с корзинками люди. Джейди нашел белобрысого, нырнувшего на нулевой этаж, и последовал за ним.

Кругом сновало достаточно много покупателей, но Джейди не потерял из виду свою цель, выделявшуюся среди остальных длинными светлыми волосами. Вдруг он поймал на себе ее рассеянный взгляд, и быстро спрятался за стеллаж с макаронными изделиями.

Блондин неторопливо прошел в следующее отделение, на витринах которого лежали овощи и фрукты. Помешкав, Джейди двинулся за ним. Однако, поздно – красавчик пропал. И, выругавшись, он повернул обратно, попутно высматривая знакомую шевелюру.

Но ее нигде не было.

Однако, стоило подойти к ступенькам, ведущим на выход, как в глаза бросился новый отдел сбоку. Над ним висела заурядная вывеска «Бытовые товары». А у стеллажей стоял таинственный светловолосый парень, задумчиво читающий надписи на упаковках со стиральным порошком.

Джейди, увлеченно прильнув к полке с моющими средствами, с умным видом принялся изучать ценники. Но его взгляд не единожды перекочевывал на «серфера», застывшего как изваяние.

Так ничего себе не выбрав, тот снова направился вглубь магазина. Плохой шпион двинулся следом, стараясь не привлекать ненужного внимания. Постоянно трогал упаковки, внимательно рассматривал ассортимент. Но, между тем, некоторые посетители все же косились на него, и как можно быстрее проходили мимо.

Неожиданно дорогу перегородил сотрудник маркета, катящий на тележке новую партию бытовой химии. Шампуни, заурядные гели для душа…

Дорога освободилась. И Джейди, забыв о своей маскировке, шагнул вслед за преследуемым.

Вдруг раздался душераздирающий крик, а затем посыпалась ругань. Продавец, с кислым видом разгружающий товар неподалеку, бросил свои насущные дела и ринулся к источнику нарастающей паники. Некоторые люди последовали его примеру.

А Джейди остановился. Он, еще плохо понимая, что происходит, тупо уставился вперед. И разглядел несколько фигур, то и дело исчезающих за стендами с колбасой. Тот самый продавец не раз мелькал своей однотонной желтой формой среди покупателей, а вот странного блондина Джейди так и не заметил.

На миг опустившаяся тишина сотряслась воплями.

Раздался грохот. Поднялся глухой шум. Откуда–то вылез управляющий магазина в деловом костюме, и обеспокоенно двинулся к молочному отделу, где возникла неразбериха. За ним, как по заказу, появилась охрана.

Но некоторые все же бежали прочь, не желая ввязываться в никому не нужные проблемы. И они еще не знали, от чего уберегли себя.

Джейди решил последовать их примеру. Но стоило ему шагнуть, как горло сорвалось от острого приступа тошноты. А внезапно обрушившаяся колющая боль в животе и груди едва не подкосила ноги. Парень ахнул, и спиной привалился к стеллажу. С полок на него чуть не посыпались наваленные абы как упаковки с салфетками.

Проклятая боль нарастала, словно собиралась разорвать хлипкое тело на куски. А рука самопроизвольно поднялась ко рту, желая сдержать натиск рвущейся наружу вчерашней еды.

Ноги подогнулись. И Джейди рухнул на пол. Он заметил, как еще несколько людей спешило к выходу. Но, увы, уже не мог составить им компанию.

В раздираемом болью теле стремительно таяли силы. В глазах начало темнеть. Но перед тем, как потерять сознание, Джейди чувствовал жжение, перетекающее в правую руку. А глухой рев, наполнивший магазин, стал последним, что ему было дано услышать.

 

Он открыл глаза, и яркий свет встроенных в потолок квадратных люминесцентных ламп на несколько секунд ослепил его. Поднявшись на ноги, Джейди ощутил небывалый приток сил. Подобное он испытал в прошлом году, когда после гулянки еле доплелся до кровати, и хорошенько выспался.

Тишина резала уши. Глубоко вдохнув холодный воздух, Джейди настороженно двинулся вдоль стенда, и неуверенно заглянул в неширокий проем.

Ломившиеся полки с кошачьей едой встретили его множеством нарисованных мультяшных мордашек.

Но, ни одна живая душа.

Внутрь начала закрадываться тревога, но Джейди продолжал упрямо идти вперед. Кое–где на полу ему встретились бутылки с газированными напитками и раздавленные пирожки. Повсюду стояли набитые товаром продуктовые тележки. Брошенные.

Люди покинули это место в спешке.  

Джейди прогнал от себя эту мысль. Он осторожно прошел вдоль стендов, заваленных снеками, стараясь не создавать лишнего шума. Несколько сладких батончиков валялось на полу, и Джейди едва не наступил на них.

Его встретило все то же одиночество. И тишина, нарушаемая лишь стрекотом работающих холодильников.

…По спине пробежала дрожь – безмолвие рассеял глухой стон, казалось бы, доносившийся из дальнего отдела магазина. Он напоминал стон умирающего животного, засевшего глубоко в норе, и готовившегося принять свою участь.

Во рту пересохло. Облизнув губы, Джейди присмотрелся. Но так ничего и не смог увидеть.

Тогда он сразу последовал вперед, вслушиваясь в сигналы нового маяка. Неужели… кому–то стало плохо?

Тут его ступня опустилась на что–то мягкое.

Хруст под ногами громом пронесся по магазину. Стон оборвался, как вдруг раздался снова. Только теперь в нем можно было различить что–то, напоминающее всхлипы. А одинокий посетитель, подавив волну нарастающего страха, посмотрел себе под ноги – пакетик с сухариками, на котором стоял его кроссовок, да крошки хлеба от вскрытой упаковки, рассыпавшиеся на пол.

Джейди вдруг понял, что ему хотелось как можно быстрее подняться вверх по ступенькам, а не вслушиваться в этот стон, все больше напоминающий звериный рев. Правда, еще пока не был виден его источник, ведь пути стояли все те же бесконечные стенды, преграждавшие обзор.

С каждым шагом надежда на то, что ему встретится здесь хоть кого–то живой, безвозвратно таяла. Вскоре Джейди оставил позади очередной стеллаж с конфетами, яркие фантики которых сверкали на свету.

Но Джейди не знал одного маленького, но пугающего нюанса; если бы ему вздумалось обойти его с другой стороны, то он сразу бы обнаружил красный, смачно растянутый развод на полу. И нахлынувшее лавиной озарение, вполне возможно, могло бы уберечь его от необдуманных действий.

Напряжение и все растущий дискомфорт усиливало это рыдание, этот затянувшийся плач, сотрясающий пустующий магазин. Отчего–то оно стало громче. И совсем не внушало оптимизма.

– Эй! – осторожно позвал Джейди, но ему никто не ответил, лишь стон на мгновение прервался, а затем разрядился новыми всхлипами.

Миновав отдел с чаями, и опять никого не встретив, парень застыл на полушаге. Он внимательно всмотрелся вперед, обдумывая, как поступить дальше. Всего–то ничего… Только вот там магазин терялся во мраке. Лишь изредка потухшие на потолке лампы пересекали короткие электрические всполохи.

Звук, нашедший свой источник там же, в этой обители тьмы, вдруг приобрел грубые очертания, и Джейди отчетливо различил в нем болезненный хрип. И тут, собрав волю в кулак, зашагал вперед.

Здесь находился край магазина, молочный и сырный отделы, слившиеся воедино, как финальные титры. И именно сюда стекался весь народ, смутно припомнил парень.

Свет над головой внезапно померк. За место него уши наполнил электрический треск. Тяжелая тревога, все набирающая и набирающая обороты, обещала в любой момент сорваться в панику. Но Джейди сдерживал себя, и осторожно пробирался в зону сумрака.

Кругом на полу различались блеклыми пятнами стеклянные осколки. И они как снег хрустели под ногами. Но ничего не могло отвлечь Джейди от своей цели.

Уверенно прокладывая дорогу навстречу мраку, он старался не наступать на засоренный пол. Мерные шаги, раздающиеся в тишине смачным хрустом, вскоре стихли – Джейди на пару минут замер, вглядываясь в темноту, расстилавшуюся перед ним. И вздрогнул, едва плач разом усилился, став поистине чудовищным. Он присмотрелся.

Там, чуть дальше, различались расплывчатые контуры вытянутой горы, наваленной возле одного опрокинутого стеллажа. Рядом с ней на полу валялись упаковки из–под чая и кофе. Разорванные и раздавленные пакеты черным пеплом рассыпали свое содержимое.

Джейди совершенно не хотелось долго оставаться на месте, и он решился пробить себе путь среди валявшегося кругом мусора прямо к вздрагивающей горе… К этому источнику странного звука. И почему бы сразу не броситься прочь отсюда? Зачем  проверять, что это такое?

Вдруг в нос ударил отчетливый запах смерти, металлическим привкусом проникший на язык.  И он начал сводить с ума… Будоража заснувшие инстинкты, которые нехотя втекали каждую клеточку тела, наполняя его новой силой.

Широко раскрыв глаза, Джейди повернул голову вправо. И увидел на полу черный развод, тянувшийся к странно сотрясаемому силуэту. Но а за ним, там, у стены, различалось нечто крупное. Оно бесформенными кусками лежало на мрачных холодильных шкафах, вытеснив своей огромной массой молоко и сыры. Жалобно блестело в глаза, поймав крохотные лучики света от работающих электрических ламп.

Это что–то на вид казалось склизким и мягким… Поднимало в душе бурю отвращения.

Неуверенно посмотрев себе под ноги, Джейди шагнул. Стопа опустилась на пол, и случайно коснулась скопления треугольных кусков сыра, нашедших тут временное пристанище.

Вздохнув, парень легонько пнул по ним, в попытке расчистить себе дорогу, но вот один кусок незадачливо пролетел над самым полом и стукнулся о край горы.

Та затряслась и сорвалась в похожий на звериное рычание плач.

– Извините, – произнес Джейди, продолжая приближаться к смутным очертаниям.

От них почему–то веяло холодом.

Он присел перед горой и небрежно коснулся чего–то мокрого. И сразу отдернул руку, когда нечто льдом обожгло кожу. Вздрогнув, Джейди отшатнулся и… едва не завалился на пол. Взгляд машинально опустился на пятерню, бледной тенью выделяющуюся на темном полу. Она была запачкана густой, черного цвета  жидкостью.

Сердце в груди понеслось вскачь. Осторожно, словно борясь с самим собой, Джейди поднес пальцы ко рту и лизнул их.

Яркий привкус металла заставил опасения подтвердиться. И тогда парень понял, что зря затеял все это геройство. Неуклюже вскочив, он ахнул, и в ужасе попятился. Но недолго. Обо что–то споткнувшись, больно рухнул на спину.

Стон оборвался, сменившись на глухое раздраженное рычание. Наконец, до Джейди дошло, что надо поскорее делать ноги. Он вскочил, и осторожно, шаг за шагом двинулся вперед спиной. Не хотел упускать из виду трясущуюся гору. Словно в любой момент, стоило бы ему отвернуться, она бы бесшумно ожила и убила его.

Та закопошилась и задергалась, как пробуждающееся животное. Сдвинулась, высвобождая на обзор плоскую и вытянутую часть тела. Джейди бросил неуверенный взгляд за спину, пытаясь оценить путь побега и не свалиться снова. Невесть откуда взявшуюся упаковку с нарезанной селедкой он отфутболил подальше от себя.

Нечто живое перед ним плавно выпрямилось и расправило широкие плечи. Силуэт показался Джейди горбатым, и он не заметил, где туловище переходит в ноги.

«Нельзя останавливаться, ни в коем случае», – мелькнуло в голове. Шаги, раздающиеся в тишине шлепками, становились все увереннее и увереннее. А шаткая надежда на то, что удастся без лишнего шума сбежать, необузданно крепла.

Но напрасно.

Фигура сильно качнулась. Нечеловек, зашуршав, дернул тонкими конечностями. А вслед за режущим уши металлическим лязганьем на пол посыпались искры. Их свечение выхватило из тьмы кусочек незнакомца, и Джейди понял, что не ошибся.

– О, боже, – едва выдавил он из себя.

Онокачнуло гибким, вытянутым треугольником вниз телом и выползло из тьмы на сумрак. Под потолком полыхнули желтые круги, и разразились злобным шипением. Похожим на змеиное.

Джейди выругался. Сердце бешено заколотилось и ушло в пятки, а голова предательски закружилась. Он оглянулся, и с сожалением отметил, что до выхода еще далеко.

Тут стенды всколыхнулись от рева. И Джейди, не решив больше испытывать судьбу, выдохнул остатки сырого воздуха. Сломя голову бросился прочь.

Нечто выпрямилось и, шипя, выползло на свет. Костлявая конечность, оканчивающаяся изогнутым длинным лезвием, приподнялась, и коснулась пластиковой стены. Мышцы сократились, и острие нажало, проводя по ней глубокую борозду.

– Т–ты–ы п–поп–ла–а–ти–шься–я–я з–за э–это, – прошипело оно.

Джейди оторопел, расслышав эти неразборчивые слова. Его губы предательски задрожали. Он не хотел знать, кто это. Это… существо, темным пятном выделяющееся на границе света и тьмы. Но уже догадывался о некоторых деталях.

Что огромные круглые глаза не принадлежали ни одному известному живому созданию на планете. Что окровавленная зубастая пасть раскрылась, и заскрипела влажным языком о длинные острые зубы.

И вдруг тварь рванула за ним, вскинув смертоносные конечности в зенит. Боковое зрение сразу обнаружило опасность, а инстинкт самосохранения скомандовал спрятаться.

Джейди повиновался. И, бросивись за высокую полку, в последнее мгновение пропустил мимо высокорослого зверя.

Следом загремел упавший стеллаж, и по полу покатились огурцы и картошка. Они вприпрыжку уносились от утробно шипящего создания, словно незавидная судьба могла постичь и их.

Оновыпрямилось, раскрыло пасть и оглушительно заревело. Джейди, рухнул животом на холодный пол, зажал уши руками. Пополз. Прильнул за уцелевший стеллаж с алкогольными напитками. А следом застыл, унимая дрожь в ладонях.

Что–то скользнуло вдоль его укрытия. Джейди слышал шипение, и чувствовал, как сердце медленно подбиралось к горлу.

Чтобы выпрыгнуть.

Затаив дыхание, он высунулся за угол. Взгляд совершенно случайно скользнул по созданию, темным силуэтом выделяющемся посреди светлых стен.

Голубые глаза широко распахнулись. Горбатая, покрытая наростами спина, сдвинулась. А затем со слабым стоном расправился огромный змеиный хвост. Иссушенная лапа с вросшим в нее мясницким ножом поднялась и полоснула по стене. Искры фейерверком посыпались на пол, и замкнутое пространство наполнилось душераздирающим лязгом.  Широкий блестящий хвост перекатился влево, задел несколько валяющихся огурцов на полу.

Те разлетелись по сторонам.

Тварь захрипела и приподняла хвост. Яростно обрушила его на расположившийся рядом стеллаж. Деля соседство с сородичем, хранившим упаковки круассанов и печенья, он накренился, вываливая свое содержимое – пряники и хлебцы из разодранных пакетов покатились по полу. А следом с грохотом рухнул на соседний, и тот, негодующе заскрежетав, сгорбился. Посыпавшиеся с него фрукты плюхались на плиточный пол, брызгая во все стороны мякотью и соком.

Тяжелое хрипение сдвинулось назад, и лениво устремилось вглубь магазина.

Решив, что судьба подарила шанс, Джейди без оглядки рванул к выходу. Услышал, как за спиной грозно зашипел хищник. Как стукнул лапами друг о дружку, и заскользил по узкому проходу в погоню.

Парень ринулся вверх по ступенькам, в надежде поскорее увидеть выход. Тень триумфа, легшая на лицо, омрачилось маской ужаса, когда вниманию вместо входной двери предстала пластина, гладкая, словно лед. Вросшая в стены, она заявляла о себе как о продолжении здания.

Джейди судорожно провел по краям плиты мокрым от пота пальцем, желая найти хоть какую–нибудь щель. Но ничего не вышло. И не успел бедолага придумать, как спастись, как за спиной послышалось озлобленное рычание. Загрохотал еще один рухнувший стеллаж.

С трудом собрав иссякнувшие силы, Джейди ударил по плите ногой. Тупая боль, расплывшаяся по ступне, заставила пожалеть о содеянном. Он в гневе двинул по барьеру плечом, но тщетно. И, отскочив, бросил полный ненависти взгляд на непоколебимо стоявшую железяку.

Шипение раздалось совсем близко, и парень съежился от пожирающего душу страха. Он с ужасом глянул туда, на ступеньки, и увидел на стене уродливую тень. Пронзительно закричал, бросившись на плиту вновь. Сознание на мгновение помутилось, и растеклось теплой волной по телу. Но потом… Все скрасилось странной голубоватой пеленой, и ужасающая реальность медленно погрузилась в нее, утонув в море холодного огня.

Бедняга взвыл и отчаянно замолотил по проклятой преграде. Но та не поддавалась. А скоро пропала и боль; завладевший телом инстинкт блокировал все, что помешало бы выжить.

За спиной, из–за угла лестницы вынырнула уродливая голова. Парень застыл, едва ли не чувствуя, как ее круглые глаза уставились на его взмокшее тело. А следом в тишине растекся зловещий, капающий звук…

Та самая красноватая слизь, нескончаемо выступающая из пасти.

Джейди слышал, как тварь двигает челюстями, выводя его на новую ступень безумия.

– Ты до–о–лжен зап–л–латить, – прохрипела она, и вытянула хвост. В глубоко посаженных круглых глазах загорелась искра.

Джейди почувствовал резкую боль, так не вовремя взорвавшуюся в животе. Он с ужасом оглянулся, жадно вдыхая воздух, которого вдруг стало катастрофически мало. И встретился глаза в глаза с созданием из ночных кошмаров.

Зубастая пасть медленно отворилась, как врата в ад, и поселила на обезображенной морде улыбку.

А боль словно назло переметнулась в правую руку, и выжгла плоть изнутри. Джейди обреченно завыл. А тварь, брызнув слюной, вскинула лапы и набросилась на него.

 

Уже почти стемнело, когда черная с белыми надписями полицейская машина повернула на пустынную улицу. На ее двери различалось изображение золотой звезды. Подкатив к маркету «Умная покупка», авто остановилась. Поглядев по сторонам, водитель заметил неподалеку три фургона одинаковой раскраски.

Дверь только что прибывшей машины открылась, и на асфальт ступил офицер Джон Льюис, прославленное лицо города М. В свое время он заставил преступников изрядно нервничать. И не важно, были ли это криминальные группировки, или же не чистые на руку чиновники. Почетное звание Льюис заработал после десяти лет служения закону. Недавно ему исполнилось сорок шесть, но его лицо заметно постарело. Глубокие морщины как шрамы изрезали ровную кожу, а серые глаза потускнели. Макушку украшали коротко остриженные с сединой волосы, на затылке просвечивающие рождающуюся плешь.

Джон посмотрел на маркет, сошедший словно с глянцевой обложки журнала. Грузная металлическая плита, забаррикадировавшая вход, придавала некий зловещий оттенок. Как нелепая деталь, она одновременно пугала и завораживала.

Фонари, стоявшие в четырех углах территории, прилегающей к маркету, были облеплены насекомыми. А некоторые легковые машины, притихшие на парковке, безнадежно ждали своих хозяев.

Четырехэтажные дома, высившиеся по другую сторону маркета, чернели пустотой окон. Даже несмотря на хорошее освещение, все вокруг выглядело довольно мрачным. Особую перчинку добавляла и глухая ночная тишина. Ее не рассекали проезжающие единичные машины или же прохожие – ведь дороги в радиусе пятидесяти метров были перекрыты.

Джон заметил полицейского, вылезающего из авто в двух шагах от его красавицы. Прибывшему на полчаса раньше Джексону поручили разведать ситуацию. Что он там нарыл за такое короткое время, офицеру не терпелось узнать. Хотя, судя по всему, узнавать, практически нечего.

 Льюис посмотрел направо – возле фургонов стояли штурмовики. Их бронежилеты, шлемы и автоматы выглядели впечатляюще. Они курили и переговаривались, но одно высказанное офицером слово могло превратить их в неведавших пощады чудовищ.

Кто–то из них громко рассмеялся, чем привлек внимание офицера. Он невольно повернул к вооруженной группе голову, и увидел осторожно поднимающиеся от их пальцев сизые облачка дыма. Их спокойствие вселяло уверенность, что задание завершится без каких–либо происшествий. Но откуда тогда это отягощающее чувство тревоги и страха, проникающее через поры кожи напрямую в мозг?

Джексон нервно двинулся к офицеру. И замер рядом. Он кашлянул, и Льюис, отвлекшись от раздумываний, повернулся к нему.

– Итак, Кайл Джексон, удалось что–то выяснить? – напряженно вопросил Джон.

– Анонимный звонок поступил из автомата неподалеку отсюда. Сообщение о захвате при странных обстоятельствах подтвердилось. Успели предупредить, что преступники вооружены и опасны, – немного помешкав, ответил немолодой полицейский.

– Вы выяснили личность звонившего?

– На данный момент нет… Но как только мы прибыли, то обнаружили нечто странное.

– Что именно?

– Вы можете увидеть сами, – нехотя ответил Джексон.

– Вход, я правильно понял? – сощурил глаза офицер. – Что с ним не так?

– Заблокирован, – отчеканил полицейский. – Все ждут вашего приказа применить взрывчатку.

Джон хмыкнул.

– Никто не пытался ее вскрыть? Взрывы в спальном районе крайне нежелательны.

– Ничего не вышло. Наффз резал ее, но лишь испортил инструмент.

– Рапорт?

– Конечно, в машине…

– Гляну позже, – прервал его офицер. – Пойдемте со мной.

И мужчины осторожно направились к маркету. Только вот Джон не сводил глаз с темного прямоугольника входа... из–за которого здание выглядело жутковатым. А его общий вид не скрашивали даже белые стены с наклеенными кое–где картинками с сочными фруктами и овощами.

Но лишь единственная деталь заставляла нервы Джона вытянуться в струну. И это то, что у маркета не было ни одного окна.

В груди кольнуло.

Плетущийся позади Джексон жалобно всхлипнул. Но Джон не стал лишний раз докапываться до него. И, остановившись перед таинственной преградой, он почувствовал, как по спине побежали мурашки.

Барьер представлял собой брусок неизвестной толщины. А то, что пила не взяла металл, крайне подозрительно. И, смакуя эту мысль, офицер провел пальцем по краю.

Смущение застыло на его лице.

– Что–то не так? – встревожился Кайл.

– Странно, – сказал Джон. – Ни одного шва.

Внезапно он заметил на гладкой поверхности плиты что–то интересное. И, всмотревшись, он обнаружил вдавленное изображение горбатой уродливой змеи с конечностями.

– Кайл, дайте согласие на применение взрывчатки. Скажите группе от меня занять позиции вокруг маркета. А вы не забудьте снять пистолет с предохранителя. Начинаем операцию.

Тот кивнул и убежал к самому правому фургону. Заговорил со штурмовиками. Те взяли оружие и позвали остальных. Офицер слышал, как Кайл дал одному из них несколько указаний, и ухмыльнулся.

Джексон махнул рукой.

Четыре человека расположились по парам под двумя фонарями, стоящими ближе всех к маркету. При любой подозрительной активности они были готовы вылить килограммы свинца. У некоторых на поясах болтались гранаты.

Но нельзя было не заметить, как полицейский сильно нервничал. Бедняга Кайл совсем расклеился. Сначала странный вызов, теперь блокирующие вход террористы. А еще это проклятое желание, все бросить, и умчаться подальше, пока на то была возможность.

Шестеро штурмовиков спрятались за припаркованными машинами. Восемь человек заняли позиции в десяти метрах напротив плиты. Они расстелились чуть ли не полукругом за спиной офицера. Тут из фургона выбежал последний боец, с дистанционной взрывчаткой в руках. Понадобилось за малым пара минут, чтобы установить бомбу.

Она уродливо чернела на серебристой поверхности диковинной преграды.

Вернувшись к офицеру, подрывник поднял руку, призывая коллег к вниманию. Те в одно мгновение сосредоточились на цели.

Раздался грохот. В воздух взметнулись густые клубы пыли, и закрыли за собой маркет. Но когда дым стал понемногу рассеиваться, все увидели, что плита непоколебимо стояла на месте.

Она, похоже, насмехалась над всеми своей неразрушимой поверхностью.

Джон сдвинул брови. Его губы скривились, но не сказанные слова так и не сорвались с языка.

Глухой грохот сотряс ночной воздух. Затем снова. Короткую паузу перебил неприятный, лязгающий звук. И вслед за ним плита медленно поддалась вперед, обзаведясь первым маленьким холмиком. Очередной удар… и еще один бугор вырос рядом. А затем еще… и еще.

 У одного из бойцов, сосредоточенно наблюдающего за плитой, сложилось впечатление, что по ту сторону некто бил по ней кувалдой. Его же сослуживец вздрагивал, с каждой минутой чувствуя, как утекает в бездонную яму холодное спокойствие.

Вдруг толчки прекратились, и тишина вновь нависла над маркетом. Но никто так и не успел выронить слова, как грохот раздался вновь. И с каждым ударом холмы вырывались все дальше, а барьер жалобно дрожал, грозясь в любую минуту сдаться.

Бойцам и полицейским пришлось с замиранием сердца наблюдать, как один маленький бугор начал расти под мерный бой лязгающих курантов, вырываясь все дальше и дальше, от остальных себе подобных.

Льюис тревожно вытащил из кобуры пистолет. Снял с предохранителя. Но он никак не мог понять.. Кто или что притаилось по ту сторону здания.

Внезапно толчки угомонились.

– Эй, вы, рассредоточиться! Слева и справа от маркета! – закричал Льюис штурмовикам за собой. Те быстро выполнили приказ, замерев за фонарными столбами. Двое засели за машиной Кайла.

– Джексон! За мной! – скомандовал Льюис.

И рванул к своей авто. Он присел за передним колесом с пистолетом наготове, и осторожно выглянул. Но молчаливый магазин не собирался на него нападать.

Встревоженный полицейский сразу примостился рядом. Он пригнулся, и пробежал мимо офицера, чтобы засесть за задним колесом. Вытащив оружие из кобуры, Джексон ловким движением снял его с предохранителя. А затем, поднявшись, с пистолетом наготове облокотился о багажник, готовый незамедлительно открыть огонь по врагу.

В голове заезженной пластинкой крутились одни и те же мысли, которым не было ответа. Но он не знал, что тот не заставит себя ждать.

Под ногами задрожала земля, и раздался грохот – плита, облепленная кусками бетона, со столбами пыли выпала на порог. И из образовавшегося проема на людей глядела тьма.

А следом опустилась глухое, зловещее безмолвие.

Льюис прервал его приказом. Двоим штурмовикам, засевшим за машиной Джексона, требовалось выяснить, что случилось, и по возможности пробраться вовнутрь. Те медленно двинулись, прикрывая друг друга. Они попеременно оглядывались, похоже, ожидали нападения откуда угодно, но не из маркета.

Рэнди Наффз почти вплотную приблизился к проему, вокруг которого витала пыльная пелена. Немного помешкав, он заглянул внутрь. И, не сыскав ничего хорошего, повернул голову к напарнику. Тот остался караулить у входа и, заметив потерянный, смазанный дымкой взгляд Рэнди, подбодрил его кулаком, с поднятым большим пальцем. Но Рэнди не смог заставить себя стать увереннее.

Хотя, сделал шаг навстречу неизвестности.

Пронизывающий с головы до ног мрак встретил его. Электричество в здании выбило, но изнутри все еще веяло прохладой, оставшейся от кондиционеров. Рэнди неуверенно наступил на покореженную плиту. Та разрезала тишину рваным звуком, и утонула в безмолвии.

Он медленно перешагнул через входной проем, и достал с пояса карманный фонарик.

Слабый луч света выхватил из черноты нетронутые кассовые аппараты. Зато там, правее, за ступеньками, чернел проход в нижний ярус маркета. И боец, проглотив поднявшийся к горлу ком, неуверенно посветил туда.

Блеклый круг света рассеялся вникуда.

В ответ пещеры кто–то сдавленно зарычал. Зашелестело и заскрипело.

Рэнди не мог понять, что именно, пока фонарный луч не явил ему огромную фигуру, горой нависшую над ним.

Наффз слегка опешил. И закричал, когда на черном фоне вспыхнули два желтых огонька. Он в панике схватился за оружие и выкрикнул что–то нечленораздельное. Но онооказалось быстрее. Выстрелы эхом зазвенели в глубине магазина, чтобы затем оборваться глухой тишиной.

Предсмертный крик заставил соратников Рэнди повернуться к злосчастному входу и не сводить с него глаз.

– Назад!!! – заорал Джон, но было поздно.

Нечто, вынырнувшее из проема, темным силуэтом скрылось в коричневатой завесе. Что–то холодное и тонкое схватило напарника Наффза, не успевшего уйти далеко от злосчастного проема, и резво утянуло в свою нору.

А остальные бойцы вмиг напряглись, все еще не понимая, с чем им пришлось столкнуться. Дула их оружий, так уверенно целящихся вперед, задрожали над асфальтом.

Раздался обрывистый крик, и в следующий момент что–то круглое взлетело в воздух из облака пыли и упало к ногам офицера. И тот, наконец, отлепил глаза маркета. Недоверчиво опустил взгляд.

Лицо дрогнуло, когда он увидел окровавленную голову Рэнди, с искаженным в предсмертной маске лицом.

– Ты… Это ты, – услышали люди невнятную речь, доносившуюся из черного проема. Штурмовики, засевшие под фонарями, заговорили по рациям. И, не дожидаясь приказа офицера, они сорвались со своих мест, и скучковались по обеим сторонам маркета.

Кружки многочисленных дул уставились вход, до сих пор скрываемый в поредевшей завесе.

Нечто со скрежетом выскользнуло из мрачного прямоугольника, и вытянулось, еще больше став похожим на змею. Наконец, оно предстало во всей красе, чем заставило умы некоторых взяться дымкой недоумения. И секундой погодя, крепкие парни в бронежилетах, все как один, в ужасе опустили дула автоматов, и покрепче схватились за гранаты.

Два горящих огнем круглых глаза, казалось, в одно мгновение прожгли душу Джона. А нечеткая фигура с глухим треском перекачнулась и замерла, представ под светом луны и фонарей.

Высокое, в два с половиной метра, создание, наклонило уродливую приплюснутую голову. Напоминающая череп, обтянутый коричневатой сухой кожей, она являла в себе одну необычную деталь. А именно, загнутые вниз увесистые рога.

Но больше поражало другое. Из полукруглого, покрытого кривыми шипами, панциря, темными палками росли конечности, оканчивающиеся мясницкими ножами. Ног же у существа не было; заместо них тело переходило в длинный, но несколько приплющенный хвост. Как заметил один боец, покрытый гладкими блестящими пластинами.

Зашипев, чудовище вдруг накренилось, а затем выплюнуло что–то на асфальт. Офицер с ужасом разглядел окровавленную кисть человеческой руки, с неестественно скрюченными пальцами.

Штурмовики открыли огонь. Сначала нервы сдали у стоящего левее всех, и он без тени сожаления выпустил весь магазин в шипастый панцирь. Когда автомат защелкал, сообщая о том, что патроны кончились, боец выхватил из кармана новый коробок, и быстро отсоединил пустой.

Его сослуживцы тем временем щедро поливали неприятеля.

Большая часть пуль пролетала мимо, врезаясь в оббитые пластиком стены маркета. Но те, что попадали в цель – сплющенными шариками сыпались на асфальт. И беспомощно мигали на лунном свету.

Змееподобная тварь не шевелилась. Лишь тяжело дышала, и пялилась на бойцов. Закончив совершать лишние движения, те плавно рассыпались к своим машинам. Но не переставали стрелять на ходу, и так позорно мазать.

Джон выпрямился. Он не мог поверить тому, что видел. Вскоре заерзал рядом Джексон, и Льюис не удержался от соблазна бросить на него короткий взгляд.

Тот был досмерти напуган; его трясущиеся руки с трудом держали один–единственный пистолет. Он глядел на непонятное существо, и медленно терял над собой контроль.

Но офицер ничем не мог ему помочь. До него самого начало смутно доходить, что вряд ли даже крупнокалиберные патроны возьмут это создание.

Кто–то прокричал «Ложись!», и свет фонарей осветил летящую к твари гранату. Она разорвалась прямо под лоснящимся хвостом, и расцвела облачком пыли. Крошево посыпалось в разные стороны, на асфальте осталась лишь чернеющая от взрыва ямка. Зашипев, тварь раскрыла зубастую пасть. Толстый язык вывалился наружу, а голова медленно повернулась. Офицер ненароком встретился глазами с чудовищем. По его спине пробежал холод ужаса, а грудь сдавил приступ сиюминутного раздражения.

Воздух сотрясли очередные выстрелы. Штурмовики безжалостно выливали боезапас в противника. Жали на спусковой крючок снова и снова. Громко ругались.

Внезапно тварь сорвалась с места. Ее извивающиеся движения, к несчастью для бойцов, позволяли быстро скользить среди брошенных машин. Она рванула к людям, и те рассыпались по сторонам как стайка воробьев. На секунду застыв, уродина резко дернулась, и ее голова склонилась над оторопевшим Кевином Джервом. Закричав, тот поднял автомат вверх, немигающим взглядом уставившись в светящиеся глаза. А следом зарядил очередь в раскрытую слюнявую пасть.

Та любовно обхватила в острые объятья его голову в защитной каске, и сомкнулась. Хруст ломающихся костей барабанной дробью наполнил округу. И все видели, как обезглавленное тело зашаталось, и, коряво шагнув, рухнуло. Кровь фонтаном ударила во все стороны, и осквернила парковку густыми разводами.

Блеснувшая на свету граната описала в воздухе параболу. Упав на панцирь, она покатилась по его рельефной броне и застряла между двух шипов.

Окровавленная голова, торчащая немного ниже, гортанно зашипела.

Взрыв короткой вспышкой лизнул широкое туловище, и растекся по парковке жалобным стоном твари. Рыкнув, она яростно взмахнула окровавленными ножами, и со всей неконтролируемой злобой ударила по асфальту длинным хвостом.

Крохотные трещинки на сером полотне расползлись по сторонам.

Молнией сорвавшись с места, существо заскользило к машинам, внимательно всматриваясь в пустые салоны. Ловко маневрируя среди них, оно зависло возле одной авто. И скособочилось, выглядывая спрятавшихся.

Штурмовики с ужасом увидели клоунскую ухмылку, сверкающую им в лица рядом острых зубов.

Раздались выстрелы, и на уродливой голове заиграли желтые звездочки. Химера заревела, и плашмя ударила кривым ножом по капоту несчастной авто. Тот прогнулся, и округа взорвалась воем сирены. Пронзительно зашипев, она снова обрушила нож, и фары, всплакнув, лопнули.

Сирена обиженно заткнулась. Наружу из раскуроченного капота высунулись язычки пламени, и осторожно взвились в ночной воздух. Но вдруг Химера дернулась вбок, одарив скрывающихся за разбитой машиной людей безумной улыбкой.

Те, не прекращая стрелять, галопом повыбегали из укрытий. Хищник, проводя их взглядом, плавно перекатился навстречу, не обращая внимания на огонь.

Вспыхнув пышным взрывом, легковушка за его спиной с ревом подпрыгнула и взялась алым пламенем. Металлический факел накрыл чудовище волной жара, и вздыбился густым черным дымом. А она не шевелилась, эта уродливая статуя, и пристально наблюдала за перепуганными людьми в бронежилетах.

Автоматная очередь затараторила на своем языке, и сразу же оборвалась, когда тварь грациозно подползла  к  оторопевшему штурмовику. Поглядев на него свысока, она взмахом гладкого хвоста сверху вниз разрубила его напополам. Красная жидкость полилась во все стороны, и стоящий рядом напарник видел, как из безжизненного тела вываливались внутренности. Липкая кровь накрыла его с ног до головы, и боец застыл, не в силах сдвинуться.

Рука, сжимающая автомат, онемела. Штурмовик закричал прямо в ухмыляющуюся морду. И змей, зашипев, взмахнул кривым ножом. Бедняга обезумевши завопил, и выпустил оставшиеся патроны в рогатую башку.

Офицер, пребывая в прострации, слышал, как мгновенно прервался его крик, а следом  с неприятным звуком шмякнулось нечто тяжелое.

Тварь взревела, и рванула к следующей жертве. И, взмахнув замызганными клинками, разрубила человека на куски. А потом настала очередь кого–то еще. Снова… и снова. Джон мог поклясться, что не единожды пропускал мимо себя этого монстра, казалось бы, не обращающего на него и грамма внимания.

Выжившие отчаянно побежали к фургонам. Тварь скользила за ними по пятам, сверкая круглыми глазами. Одиночная стрельба срывалась взрывами гранат, и оканчивалась змеиным шипением безжалостного убийцы.

Вдруг раздался оглушительный грохот, и улица осветилась рыжим светом. До офицера донесся запах паленой резины, а следом и жареного мяса. Он мгновенно отошел от ступора, развернулся, и увидел горящий фургон посреди дороги.

Одинокое колесо вприпрыжку катилось к обочине. Но, зацепившись за бордюр, оно опрокинулось, и замерло на веки. Взорванная рядом машина полыхала кучерявым костром, и поднимала в воздух слои черного густого дыма, обволакивающего все вокруг. Стены близстоящих домов, фонарные столбы, и столбы электропередач исчезли, словно стертые ластиком.

Химера, стоящая посреди проезжей части, окруженная красно–черным фоном, сверлила офицера желтыми фарами. Ее зубастая пасть дергалась, словно рот, произносящий безголосные слова.

Неожиданно Джон понял. Эта тварь говорила с ним, как маньяк с жертвой.

Его руки затряслись.

Чернеющий остов, мелькающий среди жирных языков пламени, осторожно подглядывал за ним. И только узкая луна равнодушно смотрела на него. Но не это заставляло разум взяться дымкой безумия. А безмолвие, царившее в безжизненных коробках домов. Ведь наверняка эту бойню видело множество глаз, спрятавшихся за черными окнами.

Это наводило на мысль, что очень скоро история получит очень большую огласку.

Змееподобная статуя, застывшая возле столба мигающего оранжевым, светофора, подняла хвост и замотала им, привлекая внимание. Офицер покрепче сжал рукоять пистолета, и заставил себя собрать волю в кулак. Ножи перед ним, как топоры мясника, дернулись, и брякнули друг о дружку.

Громоздкая фигура, покачиваясь, медленно двинулась к офицеру.

Бежать. Куда угодно, но только спастись! Человек глубоко вдохнул воздух и повернул голову влево – там, на асфальте, в луже крови лежал бедняга Кайл. Бедняга Джексон, чья жизнь оборвалась слишком быстро. Тварь забрала ее, и уже переваривала в источник энергии. Джон отпихнул от себя негативные мысли. Он снова взглянул на чернеющий силуэт впереди; приближавшиеся желтые кружки издевательски покачивались, подобно маятнику.

Запрятанный где–то глубоко инстинкт в безмолвном отчаянии кричал, что надо делать ноги.

В ту минуту тварь попросту подлетела к офицеру и Джексону. Ни один, ни второй, не успели даже среагировать; окровавленный с зазубринами нож, под радостный звериный визг пронзил спину полицейского. Вопль Кайла стих, лишь когда та откусила ему голову. Офицер еще не знал, как часто кричащий от боли Джексон будет приходить по ночам в кошмарах.

– Это твоя вина… Ты заплатишь, – завыл хищник.

Джон очнулся, и увидел стоящее в восьми метрах от него кровожадное существо.

Дрожащей рукой он поднял пистолет, и попытался прицелиться. Это оказалось весьма проблематично. Джон в мыслях выругался, понимая, что поступал глупо. Но внезапно палец дрогнул, и пуля все же выскочила из дула, звездочкой сверкнув на панцире монстра.

И еще раз, и еще…

Вытянув голову, тварь удовлетворенно зашипела. Ее тонкая, ссохшаяся шея высунулась полностью. Ножи возбужденно заклацали друг о дружку, а глаза загорелись призрачным огнем. И Джон понял, что ему казалось странным ее морде… Ведь это ни что иное, как искаженное в безумии лицо человека!

От этого озарения палец опустился на курок. Пистолет принялся нещадно выплевывать пули, и те, попадая прямиком в цель, дождем сыпались на асфальт. И только когда оружие защелкало, выпуская лишь воздух, офицер пришел в себя. Он широко раскрытыми глазами уставился на существо, сверлившее его желтыми кругами.

И тут, почувствовав легкое дыхание смерти, Джон бросился прочь.

Как последний трус.

Он никогда прежде не ощущал себя таким беспомощным… Таки жалким. Даже теперь, пытаясь спасти собственную жизнь, Джон не знал, что и делать. А когда затекла правая рука, сжимающая бесполезный пистолет, он начал злиться.

В какой–то момент пальцы разжались и выронили тяжелую железяку. И позже Джон не вспомнил ни одной детали, которая помогла бы определиться, где именно начать его поиски. А пока он убегал без оглядки, и все дремавшие до этого дня рецепторы разом напряглись, позволив Джону кожей чувствовать неторопливо плывущую по пятам громоздкую тварь.

Оно играет со мной, мелькнуло в голове.

Фонарные столбы нескончаемо сменяли друг друга, и Джон начал понимать, что устает. Он то и в молодости не слыл хорошим бегуном. А что говорить сейчас?

Грудь внезапно потяжелела, а сбившееся дыхание начало отдавать хрипотой.

Офицер резко свернул за угол, и, спрятавшись  в тени, прижался к холодной кирпичной стене. Воздуха явно не хватало, и Льюис широко раскрыл рот, пытаясь поглотить больше дефицитного вещества. Сердце отчаянно колотилось, и было готово в любой момент перепрыгнуть через частокол ребер.

– Думал, что скроешься? – донеслась до ушей змеиная речь.

Мужчина с трудом повернул голову. Злобная морда выглядывала на него из–за угла переулка. Окровавленная пасть распахнулась, и из ее недр высунулся скользкий толстый язык.

Не желая знать, что будет дальше, Джон вскрикнул, и побежал что есть сил.

И свернул в самый первый поворот.

Это оказалась не улица, а лишь проем между домами, затянутый сеткой. Джон схватился за холодный металл, пытаясь вскарабкаться наверх. Но тут левая туфля соскользнула, и офицер упал на колени. Содранные до крови ладони саднили, однако, Льюис не обратил на это никакого внимания. А едва за спиной зашипело чудовище, Джон понял, что дышал последние минуты.

Резко обернувшись, он увидел тварь, ехидно потирающую кинжальные лапы. Мерзкий скрежет разбавлялся искрами, что сыпались с металлических лезвий.

– Загнал сам себя в ловушку… Грустно, – прохрипело существо, и медленно двинулось навстречу жертве. Тело при движении покачивалось, а шары–глаза сверкали на темном фоне подобно прожекторам. Но не успело оно преодолеть и половины расстояния, как тут замерло, и лениво обвело взглядом скрытые во мраке углы зданий, куда не падал свет.

Джон прижался к кирпичной кладке и увидел, как мгновенно соскочила гнусная ухмылка с уродливой морды. Тварь нервно замотала хвостом и оскалилась. Обнажившиеся сероватые десны выглядели больными.

Нечто ослепительное ударило в глаза офицеру.

Оно молнией пронеслось через лапу твари и устремилось ввысь, чтобы в следующее мгновение растаять во тьме. Раздался хруст – из локтя потекла черная густая кровь. А затем срезанное с ошметком мяса лезвие со всхлипом упало на асфальт.

Чудовище тревожно замахало головой, и злобно захрипело. Загадочная молния сверкнула опять. Задев змеевидное тело поперек, она исчезла в темной бездне высоты.

Разъяренный вой заставил офицера встрепенуться. Он еще сильнее прижался к кирпичной стене, и стал с ней одним целым. И смотрел, как создание, вопя, скривилось. Как выпятило хвост буквой «С».

А затем торс, роняя брызги черной крови, лениво сполз на асфальт. И выронил из себя ошметки влажных вонючих внутренностей.

Казалось, весь кошмар закончился. Льюис от удивления широко распахнул глаза. Он посмотрел на морду, и холодная дрожь пробежала по его телу.

Голова зверя безжизненно припала к липкому от крови асфальту. Желтые, светящиеся глаза по–прежнему смотрели на Джона из провалов черепа. И приоткрытая пасть улыбалась сотней тонких шипов.

Офицер почувствовал себя скверно. От одной, бредовой мысли, не хотевшей его покидать. До чего же сильно эта морда похожа на лицо человека, думалось Джону. Наверное, потому, что напоминала кое–кого… Психопата, терроризировавшего город несколько лет назад. И пойманного по нелепой случайности.

Вдруг Джон ощутил справа от себя легкое дуновение ветра и краем глаза заметил, как в темноте появились неясные очертания изящной фигуры.

– Вы, должно быть, удивлены? – услышал он молодой женский голос.

Нескрываемые нотки презрения надавили по самолюбию Джона.

– Кто ты? – недоуменно вопросил он.

Происходящее все больше походило на безумие.

Послышалась усмешка, и тот же приятный женский голос говорил, что это не имеет значения. Джон всмотрелся в темноту угла слева от себя, и увидел, как спасительница качнулась.

– Вам бы следовало поблагодарить меня, а не допрашивать, Джон Льюис.

– Я хочу знать, что тут происходит. И как тебе удалось уничтожить тварь, – он сделал уклон на слове «тварь».

Девушка вздохнула.

– Хорошо. Мое имя Антайо, – нехотя произнесла она. – Но не обольщайтесь… Никому из вас не под силу совладать с этими существами. Что до этого… Оно бы вдоволь наигралось с вами, перед тем, как убить.

– Что? – с негодованием вопросил офицер.

Он отлип от стены, и сделал несколько шагов навстречу.

– Стойте! Крайне рекомендую вам двигаться, – сурово бросила Антайо. – Это может быть опасно.

Джон кашлянул. К сожалению, он не видел, как голова в луже черной крови за его спиной дернула нижней челюстью.

– Не верьте своим глазам, офицер. Они не откроют вам правду. Да, и у вас есть предположение, почему вдруг это оказалось в замурованном маркете? Неужто пришло за покупками? – девушка засмеялась.

– Твое веселье можно списать на юный возраст, но это неудачная шутка, – сухо заметил Льюис.

– Это не шутка, – произнес звонкий голос. – Дальше будет только хуже.

– Что ты имеешь ввиду?

– Не питайте иллюзий, офицер. Еще семь существ заставят город изрядно понервничать. И на вашем месте, я бы весь месяц вообще не вылезала из дома, – заявила спасительница.

Джон сурово сдвинул брови. Эта барышня очень в себе уверена!

– Я предостерегаю вас. Жизни горожан в ваших руках. Но если люди начнут вмешиваться, то сами накликают на себя проблемы.

– Как ты можешь так говорить? – в гневе бросил офицер.

– Вы не хотите меня услышать… И почему я это знала, когда следовала за вами по пятам?

– Ты следила за нами? И даже не пришла на помощь! Мои люди были бы целы!

Девушка вздохнула. В ее руках сверкнуло нечто металлическое.

– Я не супергерой вашего города, офицер. Может, теперь у вас появится немного благоразумия, и вы прислушаетесь к моим словам, – с грустью сказала она.

Джон не хотел верить, что чудовища начнут терроризировать город. Как и не мог видеть тварь за спиной, приподнявшую целехонькую лапу.

– Офицер! В сторону! – вдруг закричала Антайо и выскочила на свет.

Перед ним возникла девушка, не старше двадцати лет, с недлинными красными волосами. Ее удивительные фиолетовые глаза сурово сузились. Тонкий нос и стиснутые в одну линию губы придавали ей лишнюю сосредоточенность. Легкая черная курточка, хоть и расстегнутая, совсем не смотрелась по погоде. Майка под ней сверкала белизной. Облегающие джинсовые бриджи и высокие кожаные сапоги без каблуков выглядели весьма заурядно. Но куда более привлекала внимание штука в ее руке. Напоминающая звезду, она была около метра в диаметре. В самом ее центре сиял толстый металлический круг, за который девушка и держала странную вещицу. Четыре длинных, широких клинка, изогнутые на манер серпа, были наклонены по часовой стрелке. Проемы между ножами постепенно сужались, оставляя совсем небольшой зазор у основания. Ходить с этой штукой и не пораниться казалось невозможным. Но девушка держала ее крепко, словно исключала эту опасность.

Она вскинула правую руку с непонятным оружием, и ее пальцы хищно вцепились в круг. Металлические лучи мягко сверкнули на лунном свете и выхватили ожившие тени за спиной офицера.

– Что… что ты делаешь?! – закричал Льюис, но девушка ему так и не ответила.

В следующий миг оружие сорвалось из ее руки и, обратившись в белую полоску, просвистело в нескольких сантиметрах от уха мужчины. Врезавшись в стену, штуковина отрикошетила, и стукнулась о мусорный бак, вонявший возле решетки. А когда девушка подняла руку, молния ударила в нее. И в следующую секунду обратлась в звездообразное оружие.

Услышав за спиной кряхтение, Джон резко развернулся. Окровавленная голова поверженного чудовища медленно катилась к его ногам, оставляя за собой черный след.

– Живучий урод, – злобно бросила девушка.

Изумленными глазами офицер уставился на незнакомку.

– П–попла–а–атиш–шь–ся–я–я, – протянула голова свое последнее слово и смолкла.

– Почему эти твари говорят? – Джон нашел в себе силы начать беседу.

– Я уже объясняла вам, что вы не понимаете, с чем имеете дело. Даже если я вам расскажу, вы не поймете.

– Это безумие, – сокрушительно произнес офицер. – Но я просто обязан знать, как защитить город.

– Вы уже знаете, – буркнула Антайо. – Позаботьтесь о себе и о жителях. А остальное позвольте завершить мне.

С этими словами девушка развернулась к нему спиной и скрылась во тьме.

– Антайо! – крикнул Джон. – Постой!

Ему никто не ответил. Словно почувствовав на себе чей–то тяжелый взгляд, он резко обернулся. Воображение нарисовало крадущуюся во тьме жуткую голову, но, увы, кроме него самого в этом закуточке никого не было. Тело твари испарилось, и только тлеющий кровавый след напоминал о недавней бойне.

Шаткой походкой удаляясь прочь, офицер крутил в голове одни и те же мысли. Его бесстрастное лицо превратилось в маску, скупо освещенную лунным светом. «Во что бы то ни стало, нужно поскорее вернуться в участок. Сообщить о провале… И предпринять меры, чтобы подобное больше не повторилось».

 

0
697
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!