Заложники Желаний

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Заложники Желаний
Автор:
jenya
Связаться с автором:
Аннотация:
Интерпретация широко известных историй-сказок, перенесенных в современный мир в детективно-фэнтезийном жанре. "...мне остается добавить лишь одно – каждый из нас сам выбирает свою дорогу.  Раскаяние и смерть – во благо и отпущение грехов или трусливое, но все же существование в четырех стенах до своего последнего вздоха. Решайте сами, какую дорогу выбирать, я уже свой суд свершила."
Текст произведения:

У меня нет семьи и нет друзей, кроме тех, что носят со мной одно имя, однако я уже достаточно долго брожу по земле, чтобы завести с обеих сторон существующего миропорядка хотя бы близкие знакомства. Среди нечисти установить подобные связи не составляет труда, ибо они и сами живут за той гранью возможного, что скрывается от затуманенного взора человечества. С людьми же дела обстоят совершенно иначе. Кто-то из них, пройдя через года, так и остается для меня лишь обычным осведомителем, не принимающим моей сути и все недоумевающим, почему я из года в год умудряюсь выглядеть по-прежнему молодо, когда как они, увядая, состариваются и умирают, а кто-то, кто способен постичь своим разумом, что наша реальность столь многогранна, что может иметь и обратную сторону медали, удостаивается личного доверия и не понаслышке знает о моем пограничном происхождении. Как правило, это сильные личности, однажды столкнувшиеся с чем-то настолько сверхъестественным, что им, неожиданно для себя, просто пришлось поверить в увиденное и погрузиться в то, о чем они до этого даже не подозревали. Но есть еще и третьи, те, кто, несмотря на свое человеческое происхождение, в силу профессии или положения в обществе, не однократно соприкасались с необычным и уже смотрели на подобные вещи теми же глазами обыденности, что и я. Они неизменно являлись для меня наиболее ценными соратниками, которых я, не задумываясь, могла бы назвать не только своими боевыми товарищами, но и равными по духу людьми. Одним из таких представителей и была Мэйв, на помощь к которой я не задумываясь поспешила, а случай, о котором я вам поведаю, на сей раз расскажет о диком желании хотя бы ненадолго почувствовать себя человеком. Назовем ее историей о Синей Бороде.

***

Мэйв родилась и всю жизнь провела в одном небольшом, но красивом курортном местечке, где благодаря своему упорству и отваге, повзрослев, уже в двадцать два стала служителем правопорядка. Важную роль в ее осознании мира, где люди живут не одни, сыграло расположение и образ жизни их суетного городка, раскинувшегося между живописными горами с одной стороны и густым лесом – с другой. Такое соседство с природными красотами, а по сему и часто заявляющимися разношерстными туристами, послужило благодатной почвой для размножения всех тех, кто хотел совершать свои темные дела и при этом оставаться не замеченным. Именно эта повсеместная безнаказанность и заставила Мэйв, заступив на службу, с головой окунуться в то, о чем она прежде и не догадывалась. Начальник щедро поделился с ней всеми тонкостями ведения подобных дел, а уже совсем скоро, отправившись на заслуженный отдых, оставил полицейскую вместо себя за старшую и посоветовал в случае острой необходимости обращаться за помощью ко мне. На тот момент девушке стукнуло всего двадцать пять и было вполне логичным, что спустя всего пару недель своего руководства, она запаниковала и тут же позвонила мне. В первый раз, чтобы разобраться со всем, что накопилось к тому моменту у неопытной Мэйв, я провела у нее в гостях почти целый месяц. Затем, на протяжении пары лет, я частенько к ней наведывалась, дабы поддерживать, оказывать содействие и делиться опытом, за что, в знак благодарности, девушка с удовольствием подарила мне свою преданность, дружбу, а главное доверие. Совсем скоро она полностью вошла в колею и набила руку, после чего мы с ней больше не виделись, однако регулярно выходили на связь – то с чем-нибудь поздравить друг друга, то обменяться советом, а то и просто поболтать. Именно поэтому ее звонок, раздавшийся, спустя много лет, посреди ночи, скорее напряг меня и озадачил, чем оказался приятным и долгожданным. Неожиданная просьба Мэйв срочно приехать к ней в гости прозвучала словно предзнаменование чего-то очень дурного, но на то и существовали в этом мире Искушаемые, чтобы такого рода проблемы предотвращать, а потому я незамедлительно откликнулась на зов старой знакомой и отправилась в ее город.

- Когда мы встречались с тобой в последний раз? Шестнадцать лет назад? – неизменно облаченная в рабочую форму, поинтересовалась у меня полицейская, крепко обнимая при встрече и с любопытством изучая мое, почти не изменившееся, лицо – А будто это было вчера. Единственное, что я обнаружила в тебе нового с тех пор, так это вместо готически темных волос – красно-сиреневые, выкрашенные по последней моде. А я-то полагала у Пограничников есть какой-то особенный дресс-код. Хотя твои шмотки по-прежнему остались пугающе-вульгарными.

- Так привычнее? – усмехнувшись, спросила я, быстро проводя раскрытой ладонью по голове и возвращая себе тот самый оттенок двадцатилетней давности – черный, словно смоль.

- Эй! Не делай так больше! – недовольно пробурчала моя собеседница, испуганно оглядываясь по сторонам – Мы же все-таки в общественном месте!

- Ой, да брось! Твои сородичи никогда не видят дальше своего носа. А если кто и обратит на меня внимание, то решит, что я какой-нибудь второсортный, начинающий иллюзионист. Вряд ли кто-то из них возьмет, да разглядит мою истинную сущность. Люди с годами становятся все менее доверчивыми.

- На счет последнего – ты прям в точку. Даже я до сих пор для себя не решила кто ты – спасатель или каратель.

- Видимо и то, и другое – добродушно ухмыляясь, коротко бросила я, на этот раз балуясь традиционным пряным глинтвейном, вместо приевшегося коктейля – Кстати говоря, ты тоже не плохо сохранилась. Если бы не пару лишних кило, что ты прибавила, я бы наверняка сказала, что передо мной все та же, юная девушка, что повстречалась много лет назад, но из-за них, прости, скажу лишь, что ты раздобревшая пышная дама.

- Вот же ты сучка… - мягко выругалась Мэйв, как и раньше дьявольски-обольстительно улыбаясь – Мне бы твои возможности – жрешь как слон и не полнеешь, пьешь, как заправский алкаш и до сих пор не лишилась печени, да что там эти мелочи, ты стареешь, как черепаха!

- Не завидуй, дорогая. С моей жизнью, это далеко не плюс. Я даже семью полноценную завести не могу… - вырвалось у меня случайно - К тому же, - моментально спохватившись, весело перевела я тему - года идут тебе к лицу, а обескураживающая улыбка, несмотря ни на что, так и осталась обворожительно-очаровательной. Ладно, давай уже закончим петь друг другу дифирамбы. Выкладывать, что у тебя такого стряслось, что ты заставила меня притащиться в ваш праздный городишко спустя столько времени самостоятельной борьбы с нечестью?

- А ты себе не изменяешь. Только поздоровались и сразу к делу – поднося кружку с пивом ко рту, хмыкнула полицейская, делая большой глоток – Может сначала решим, что на счет оплаты? Я же знаю, что ты не благотворительностью занимаешься…

- Да прекрати – перебила я ее немного грубее и суровее, чем сама того ожидала – Ты одна из немногих представителей человеческого рода, к кому я все еще не потеряла доверие. Считай это рукой помощи старому соратнику.

- Что ж, отказываться не стану, но учти, ты подписалась на это добровольно, так что, надеюсь твои слова не послужат в дальнейшем поводом для отказа – пошутила моя собеседница, прекрасно зная, что чем сложнее задание, тем больше во мне просыпается интереса к его выполнению – Ты, надеюсь, помнишь, что наш знаменитый, но немногочисленный город, с коренным населением всего в пять тысяч человек, давно уже получил среди тебе подобных статус чуть ли не самого грязного и наиболее посрамленного злобной нечистью места? Это и не удивительно, наш гребаный курорт, окруженный непроходимыми лесами и горами, в любой из сезонов просто кишит нескончаемыми толпами тупых туристов, сующих свой нос туда, куда не следует. Ладно бы они только катались на лыжах, да купались в природных источниках, так нет же, их вечно тянет куда-то на поиски приключений, что по естественным причинам привлекает гостей с другой стороны… - молодая женщина тяжело передохнула и, задрав голову к потолку, устало прикрыла воспаленные от затянувшегося недосыпа веки - Короче, ты наверняка сидишь и удивляешься, какого черта я притащила тебя сюда и теперь несу всякую чушь про наш милейший город…

- Расслабься, Мэйв. Я знаю, что ты не стала бы вызывать меня по пустякам.

- Ты права, на сей раз, это не какая-нибудь мелкая тварь, прикончившая нерадивого туриста. Я полагаю, что в нашем беспокойном местечке произошла целая серия убийств и погибло по меньшей мере семнадцать человек – заговорчески переходя на шепот, заявила полицейская, залпом заглатывая оставшиеся в кружке пиво до дна, словно ее мучала многодневная жажда – Впервые я столкнулась с кем-то, кого не способна остановить сама и от осознания этого мне становится жутко…

***

Происшествия, о которых я хочу тебе рассказать, как выяснилось, имеют пятнадцатилетнюю предысторию, так что начать, пожалуй, придется с объяснения того, как, когда и почему главный ее персонаж впервые появился на нашем курорте. Помнишь тот огромный, пугающий своей древней, готической внешностью, каменный дом, что стоял на холме, немного в стороне от города, ближе к горнолыжным трассам? Его и домом то всегда было сложно назвать, скорее замком или даже крепостью. Местные долгожители говорят, что там, испокон веков, обитало одно историческое семейство - некогда благородный род, приближенный к королевской крови и обладающий несметными богатствами. Возможно, когда-то так и было, но сколько себя помню, там жил лишь вредный дед Патрик, который словно уже родился сварливым и вечно недовольным старым пнем, плюс еще несколько его преданных и столь же пожилых слуг – худощавый, жилистый дворецкий Говард, высохшая, словно скелет, облепленный кожей, экономка Дела, а также дряхлая и неухоженная бабка – Бронак. На вид ей было лет восемьдесят и вероятнее всего, она являлась нечто средним между бывшей любовницей хозяина и его нынешней сиделкой, хотя на мой взгляд, ей и самой уже не помешал бы уход. Такой вот дом престарелых скрывался за величественными башнями. Правда за пару лет до смерти деда, их веселую компанию разбавил молодой парень, лет двадцати пяти, по имени Кормак, приходящийся Патрику пятиюродным внуком. Ему якобы было дозволено остаться дохаживать старика, но все, включая самого деда, прекрасно знали, что прохвост нарисовался подле него лишь из-за наследства. Не скажу, что внешне было похоже, будто Патрик хранил в закромах слитки золота, скорее наоборот – все в его доме говорило о разорении и полном упадке, да и сам он, вместе со своей прислугой, выглядел как предводитель стайки отшельников и бомжей, живущих в пустом сыром подвале, однако парня это нисколько не смущало. На удивление всех он искренне считал скудные пожитки своего родственничка чуть ли не джек-потом и исправно продолжал ждать, когда тот отправиться к праотцам.

Дед его не подвел и ни больше ни меньше, а аж в девяносто три года, помер. Старики конечно сильно горевали, что Говард, что Дела в те дни стали похожи на ходячих мертвецов, но больше всех досталось бедолаге Бронак. Она рыдала так, что стены в доме дрожали. Вся округа слышала, как несчастная бабка кричит и причитает по усопшему. Видимо и в самом деле любила старого доходягу, но как бы там ни было, стать новой хозяйкой древнего замка ей так и не пришлось. Они с Патриком жили не в зарегистрированном браке и никакого завещания после себя он не оставил, так что претендовать на что-либо пожилая женщина не могла, хотя, судя по ее вечно унылому виду, ей было на это откровенно наплевать. Зато воодушевленный своей долгожданной победой Кормак, преждевременно почувствовав себя полноценным хозяином, собрался было уже выгнать всех дряхлых обитателей замка из своего жилища, как вдруг, к всеобщему удовольствию, всего через пару дней, аккурат к похоронам Патрика, прикатил не известно откуда взявшийся прямой потомок деда – его сын Олифф. Тут уж пятиюродному внучку пришлось жестоко обломаться и надо сказать крови он тогда попил со всего города не мало. Устроил кучу разбирательств, судов, подтверждений личности, законности наследства, ну и так далее. Короче тот еще гаденыш.

Что же до новоиспеченного предка старика, то молодой человек оказался довольно приятным малым. Ему тогда стукнуло всего 30, он был отлично сложен, привлекателен, с такими милыми ямочками на щеках во время улыбки - в общем весь такой прекрасный принц из девчачьих сказок. Нам всем даже любопытно стало как тот дед, которого мы знали и считали обычным забулдыгой и бомжом, успел где-то и когда-то, при чем уже в возрасте за шестьдесят, умудриться заделать такого красивого ребенка. Но, благодаря Кормаку, никаких сомнений на этот счет ни у кого не осталось. Да и внешне, честно говоря, у Олиффа присутствовала одна отличительная черта всего их прямого рода – специфический, четко выраженный, темно-синий оттенок волос, некая странная пигментация, которую и доктора-то объяснить толком не могли, вечно ссылаясь на какую-то неправдоподобную аномалию. В остальном, он был совершенно обычным человеком – простым в общении, дружелюбным и, что самое главное - бесхитростным.

Как и предполагалось, в наследство парню достался лишь дом. Никакого другого имущества заявлено не было. Зато, на вновь полученное добро и его молодого хозяина, тут же набросились кредиторы и банки, которым старый хрыч задолжал огромные суммы. Они требовали с Олиффа вернуть то, чего он, воспитанный одной лишь матерью, никогда не имел – большие деньги. Так что было не удивительно, что сразу после похорон парень отправился топить двойное горе в то самое заведение, где сейчас сидим мы с тобой.

Тогда мы впервые с ним заговорили. Я заходила сюда каждый день после работы, так что тот вечер не был исключением. Молодой человек расположился за барной стойкой. Не знаю, что конкретно подтолкнуло меня сесть с ним рядом, но я, будто ведомая каким-то внутренним чувством, подошла и завела с ним беседу…

***

- Всем доброго вечера! Эй, Тим, сообрази-ка мне Маргариту! Тяжелый был сегодня день… Спасибо – присаживаясь на высокий, мягкий стул, небрежно бросила Мэйв в сторону бармена и тут же заметила справа от себя, синебородого отпрыска похороненного утром деда – Привет! – участливо обратилась она к нему, слегка приподнимая уже приготовленный для нее напиток – Соболезную. За вашего отца!

- За отца! – тепло улыбнувшись ей в ответ, благодарно отсалютовал миловидный незнакомец и сделал большой глоток из своего бокала с крепким темным пивом – Я видел вас на церемонии. Вы, кажется, начальник местной полиции, Мэйв, так?

- Да, все верно, и конечно же я тоже в курсе вашего имени, вы - Олифф – усмехнувшись, призналась девушка – На нашем маленьком курорте ничего не утаишь – извиняющимся тоном заключила она, слегка заливаясь румянцем.

- Это точно. Я пробыл в городе всего сутки, а такое ощущение, что жил здесь всегда – многозначительно взметнув густые иссиня-черные брови ко лбу, согласился с ней мужчина – Столько народу было на похоронах - все подходили, что-то говорили, будто я давно их знаю. Послушайте… - снова очаровательно растянувшись в обескураживающей улыбке, протянул он – Раз вы все тут такие приветливые и дружелюбные, может и мы с вами сделаем вид, что знакомы уже тысячу лет и, опустив все рамки приличия, сразу перейдем на «ты»?

- Почему бы и нет – пожав плечами, быстро уступила полицейская, тут же ловя себя на мысли, что ей от чего-то очень симпатичен этот молодой человек – И раз уж мы теперь с тобой близкие друзья, могу я спросить? Что ты собираешься делать со своим новым домом?

- Он как некрасивая бородавка на лице города, да? – тут же предположил Олифф, на этот раз сияя лишь одними глазами – Мне кажется этот замок знавал и лучшие времена, не так ли?

- Нет, нет, что ты! Я вовсе не это хотела сказать! – будто оправдываясь, спохватилась Мэйв, в душе ругая себя за проявленную бестактность – То есть, да – дом и в самом деле весьма пугающий, грязный и выбивающийся из общего пейзажа нашего прекрасного курорта, но это лишь потому, что он очень стар и требует дорогостоящей реставрации.

- Да ладно, я все понимаю – добродушно хмыкнул парень, скосив недоверчивый взгляд в сторону собеседницы - Мне и самому он показался каким-то чудовищно древним и убогим. Ты еще внутри не была – коротко хихикнув, шутливо добавил он – Там настоящая помойка. Как они только жили в этом хлеву, не понимаю.

Непроизвольно переглянувшись, оба молодых человека беззлобно рассмеялись, выпили каждый из своего бокала и еще какое-то время поболтали о жизни, благодаря чему полицейская узнала, что до смерти матери Олифф ничего не знал об отце, пока пару лет назад она сама на смертном одре не поведала ему кто же он такой на самом деле. Естественно в большом ребенке, выросшем лишь с одним родителем, тут же проснулось дикое желание отыскать отца и постараться наладить с ним контакт, но сколько бы бедолага не пытался связаться с Патриком, старик категорически не хотел иметь с ним ничего общего, либо попросту игнорируя незаконнорожденного отпрыска, либо натравляя на него своих верных собак - Говарда и Делу, которые в нелестной форме давали тому неизменно грубый отказ. Довольно быстро парень понял, что родитель не собирается общаться с сыном, а потому, благоразумно забыв про отца, оставил того в покое. Так продолжалось до тех пор, пока пару дней назад к нему не обратилась местная юридическая контора, которая еще со времен его прапрадеда занималась делами их семейства. Они сообщили, что Патрик умер и теперь фамильный дом, и все прочее наследство, в основном в виде долгов, займов и кредитов, переходят к нему. Так, не заметно для самого себя Олифф вновь вернулся к наболевший теме.

- Теперь даже не знаю, что мне делать со всем этим богатством. Долгов дед оставил столько, что и вонючей старой развалюхи не хватит, чтобы все их покрыть. Где уж тут говорить о его реставрации – с досадой закончил он, переходя на более горячительный напиток в виде джина со льдом – И почему я такой честный и правильный? Надо же было мне припереться сюда, чтоб почтить память человека, которого я даже не знал. Лучше бы сидел себе спокойно дома, не заявлял права на наследство и пусть бы этот чертов гадюшник доставался Кормаку. Он же его так хотел!

- Твой пятиюродный племянник говно, а не человек. И если тебе хоть немного станет от этого легче, то почти все в этом городе рады, что этому козлу ничего в итоге не досталось.

- Здорово, что хоть кому-то от этой ситуации полегчало. В любом случае дом теперь придется либо продать, либо отдать банкам.

- Может не стоит так сразу сдаваться? Я понимаю, что твой отец вряд ли был хорошим человеком, раз бросил вас с мамой и конечно не мне раздавать советы или совать свой нос в чужие дела, но все же это наследие твоих предков, а оно, на минуточку, говорит о том, что ты потомок голубых кровей, некогда приближенных к королям и пользующихся их особой благодарностью. Только представь сколько этому замку лет и какие он хранит секреты! Да в одном его склепе упокоено столько великих личностей, что тебе даже и не снилось. Неужто, зная все это, тебе так просто с ним расстаться? Этот дом – историческое достояние и при правильном подходе мог бы стать изюминкой нашего города, а не его проклятьем.

- Мэйв… - с ехидным смешком протянул уже изрядно охмелевший молодой человек - Я рос в однокомнатной квартире, которую приходилось делить с собственной матерью, а не в этих старинных хоромах, неужто ты и в самом деле думаешь, что мне хоть на секунду станет их жаль? Будь я крутой бизнесмен с кучей возможностей, я быть может с радостью и сделал бы из этой крепости музей, но я обычный техник и у меня нет денег даже на то, чтобы поменять там окна, не то, чтобы восстановить весь дом – слегка раздраженно закончил Олифф, жестом приказывая бармену обновить его бокал.

- Прости, если обидела – сжав губы в тонкую линию, поспешила оправдаться полицейская – Просто в отличие от тебя я здесь родилась и потому отлично знаю, что станет с замком, если ты его продашь – его снесут к чертовой матери и построят очередной отель или развлекательный центр, мы же все-таки на чертовом курорте живем.

- Да нет, это ты меня извини, что вспылил. Я всего лишь хотел общаться с отцом, а в итоге получил раздолбанный дом и кучу долгов, так что хотим мы того или нет, но дальнейшую судьбу этого здания будут решать банки.

***

- Так ты, оказывается, была близко знакома с нашим главным подозреваемым? – красноречиво присвистнув, уточнила я у своей старой знакомой – Странно, судя по твоему слащавому рассказу, он должен быть как минимум добряком. Так что же пошло не так?

- Ты все неправильно поняла. В этой истории преступник не он. Олифф и по сей день остается хорошим человеком – настойчиво поправила меня Мэйв, заметно злясь, но все же пытаясь себя пересилить и не взорваться.

- Гляньте-ка, да ты же до сих пор в него влюблена – театрально схватившись за щеки, расхохоталась я, требуя свой очередной согревающий глинтвейн – Видимо роман был бурным, но коротким. Может любовник тебя приворожил? Ну знаешь, в своих личных целях, ты же все-таки начальник местной полиции и все такое…

- Что за глупости? – сурово перебила меня собеседница, грубо стукнув пухлым кулаком по столу – Да, ты права, совсем скоро мы стали с ним близки, но никакой магии в этом не было. Я уверена, что он - обычный человек, а не колдун! Наши чувства были искренними и какое-то время в отношениях царила полная идиллия – днем, пока я работала, Олифф занимался бумажной волокитой с банками, а вечером мы вместе торчали в этом баре, болтая о том, о сем… Все было великолепно, до тех пор, пока я однажды не услышала новость о том, что он вдруг резко отменил все свои договоренности с кредиторами и решил оставить себе наследный дом. Для меня это было шоком.

- Что ж, это уже любопытно. Думаешь он занял кучу денег у кого-то с той стороны и теперь расплачивается за это?

- В том то и дело, что я не знаю. Они просто появились у него и все, буквально из ниоткуда и ни какие-нибудь, а реально огромные.

- Такого не бывает – наделенная многолетним опытом, уверенно возразила я – Нет, я конечно знавала ведьм и прочих отморозков, сколотивших себе на темной магии грязные состояния, но все же они не склонны были ими делиться даже в обмен на человеческую душу. У лепреконов и подобной им дряни парнишка тоже так легко золото не отжал бы, да и не хранят они такие суммы в одном месте. Значит речь идет о необычной нечисти. Может демон какой или джин… Как он объяснил происхождение такой кучи денег?

- Ты не поверишь, но вариант Олифф выбрал не такой уж и банальный. Он сказал, что, прогуливаясь по многочисленным комнатам древнего дома, вдруг наткнулся на потайной ход в одном из старых хранилищ своего семейства, где нашел целые сундуки, забитые всяким барахлом, среди которого неожиданно обнаружились ювелирные украшения его прабабок. Представляешь, каким было всеобщее удивление, когда в итоге пятиюродный внучок, над которым все дружно потешались, якобы оказался прав? В итоге, мы отнесли несколько драгоценностей оценщику и тот заверил нас, что всего десяти таких хватит не только на полное восстановление фамильного замка, но еще и на закупку большей части новой мебели. Я не поверила своим ушам.

- А почему бы и нет? – предположила я, вальяжно откидываясь на спинку стула и с наслаждением потягивая свой напиток – Быть может ты поторопилась с выводами и это обычное везение?

- Нет, я уверена, что все, что он сказал – вранье. На тот момент мы с ним были уже достаточно близки, чтобы понимать, когда один из нас пытается обмануть другого. Я видела это по его бегающим глазам и дрожащим ладошкам.

- Ой, я тебя умоляю, эти ваши человеческие сопли… – брезгливо заведя глаза к потолку, хмыкнула я – Давай основываться лишь на фактах, а не на твоих ощущениях. Прости, но нюху я доверяю лишь собственному. Так было что-то в поведении твоего любовничка, что действительно могло насторожить?

- Как на счет того, что, не смотря на наши отношения, он категорически отказался показать мне эту комнату? Достаточно весомый аргумент для тебя? – возмущенно вспылила Мэйв, чуть ли не швыряя скорлупу от очередной фисташки в мою сторону – Олифф просто приносил очередные побрякушки и сдавал их в ломбард.

- Успокойся, дорогая. Я не хотела тебя задеть. Хорошо, допустим твой парень пятнадцать лет назад заполучил деньги каким-то изощренным способом, но я все еще не могу взять в толк, как предполагаемые тобою убийства с этим связаны? И если уж тебя настолько обеспокоила тайна появления украшений, почему ты до сих пор не обратилась к какой-нибудь местечковой ведьме. У тебя же куча связей среди мне подобных…

- О нет, это однозначно только по твоей части. Обычная колдунья с этим не справится, так что заткнись и выслушай меня до конца, тогда ты все поймешь сама – сердито перебила меня полицейская, сводя выцветшие брови на переносице – Чтобы не терять дорогого мне человека я на какое-то время перестала задавать лишние вопросы, но так стало даже хуже - в голову постоянно лезли дурные мысли, а предчувствие чего-то не хорошего не давало мне спать. Представь – всего за каких-то пару месяцев он восстановил свой замок, завез туда шикарную мебель, облагородил прилегающую территорию и в итоге сделал из запущенного дома – шикарный пятизвездочный отель, который, кстати говоря, не менее чудесным образом, стал пользоваться невероятной популярностью… А затем, почти сразу после открытия этого заведения, вдруг неожиданно умерла престарелая любовница его отца и наши отношения окончательно испортились – с какой-то странной интонацией недоверия и нервозности прохрипела Мэйв – Видишь ли, из уважения к пожилым, но все еще бодрым и преданным помощникам Патрика, Олифф приютил всех прежних жителей замка под своим крылом – Говард так и остался в роли старшего дворецкого, Дела в качестве экономки, отвечающей за всех слуг, Бронак, то не долгое время, что провела в отеле приняла на себя обязанности управляющего, а Кормак стал барменом.

- Тебя что-то тревожит в смерти той старухи? – не упустив из внимания сменившийся тон полицейской, настороженно поинтересовалась я – Она была первой жертвой?

- Нет, нет, что ты. Бронак ушла из жизни естественной смертью. Это был сердечный приступ. Его подтвердил опытный врач, отчетам которого я доверяю. Аластер когда-то работал в поликлинике нашего города, а затем, тесно сдружившись с новым хозяином замка, перешел к нему в частный кабинет при отеле.

- Тогда почему ты при упоминании о ней так забеспокоилась?

- Ты что, залезла мне в голову? Я вообще-то не одна из твоих подопытных!

- Перестань, ты же знаешь, что близких я без разрешения не прощупываю – обиженно надув губы, возмутилась я, но все же потрудилась объясниться - Просто в тот момент ты слегка изменилась в лице, мне этого было достаточно, чтобы почувствовать не ладное.

- Да и черт с тобой – раздраженно пробурчала Мэйв, словно обиженный подросток – Проблема вообще не в этой дряхлой бабке. Кроме Олиффа, до нее и дела то никому не было. У Бронак не осталось ни родственников, ни детей, так что ему пришлось еще и повозиться, чтобы похоронить ее в семейном склепе, по соседству с Патриком – понемногу успокаиваясь, заявила она с гордо поднятым носом – И да, ты права, я вспоминаю старую клячу без должного уважения, но лишь потому, что вместо нее на роль управляющей тут же приперлась не известно откуда взявшаяся молодая девица. Она была так юна и красива…

- Ясно, значит виновница моего приезда сюда – ваша разлучница? Думаешь это она предоставила ему столько денег и потом совершила все семнадцать убийств?

- О, как бы я этого хотела, но нет. Полагаю, вместо этого, девица лишь сама стала первой жертвой в череде последующих.

- Ну наконец-то в нашей истории хотя бы нашелся первый труп.

- Если бы…

- Если бы?! Что это значит, Мэйв? – полицейская неуверенно пожала плечами и с извиняющимся видом развела ладони в разные стороны - Так, постой, я ровным счетом перестала что-либо понимать – запутавшись еще больше в хитросплетении ее рассказа, сердито выпалила я, хватаясь обеими руками за взрывающуюся голову – То есть, получается, ты утверждаешь, что в городе происходят убийства, но при этом тела жертв у тебя отсутствуют. Подробно обмусоливаешь своего бывшего парня, который в этом как-то замешан, но честно говоря, пока совершенно не понятно – как. При этом, ты уж извини, но почему-то именно он первым приходит на ум в качестве обвиняемого, даже несмотря на то, что ты упорно пытаешься отвести все подозрения от него в сторону! Все верно? Я ничего не упустила? – допивая остатки глинтвейна и на этот раз заказывая свою любимою «полуденную смерть», съязвила я, снисходительно глядя из-под лобья на свою собеседницу

- А вот и упустила! – вцепившись в край стола, как в спасательный круг, настырно прохрипела Мэйв - Одну очень важную деталь - Олифф внезапно разбогател, а это значит, как ты сама недавно заметила, что здесь замешана какая-то более серьезная сила, чем обычный человек! Бедолага явно связался не с тем, с кем нужно было и теперь расплачивается за это… Да что я тебе объясняю – грузно откидываясь на спинку стула, она снова вернулась в свою закрытую позу с руками на груди – Тебе ли не знать, как легко в наших краях столкнуться со сверхъестественным, но поверь мне, это не какой-нибудь рядовой маг или ведьма, это нечто большее. Я хочу помочь своему другу и уж если кто и сможет разобраться во всем этом, так только ты.

- Ладно, – сдалась я, примирительно выставляя перед собой ладошки - просто, успокойся и давай ближе к делу. Как ты поняла, что в городе происходят убийства и что с этим как-то связан твой бывший любовник?

- Спасибо… - впервые за весь вечер с благодарностью глядя на меня, промямлила полицейская и тут же вернулась к своему повествованию - После того, как молодая управляющая оказалась подле Олиффа, мы расстались, но и ее век был не долговечным. Спустя год она уволилась и исчезла из поля зрения, а вместо нее появилась новая красотка, которую ровно через год сменила следующая, а затем еще и еще одна. И так – пятнадцать раз…

***

- Тук-тук-тук – испуганно заглядывая внутрь кабинета начальника полиции, промямлила миловидная девушка в идеально отглаженной форме, исполнявшая на данный момент в их отделе роль секретаря – Мэйв, простите, что отвлекаю… Я знаю, вы просили вас не беспокоить, но тут такое дело…

- Да хватит уже мяться – грубовато бросила та в ответ, отрываясь от чтения очередного бумажного отчёта и грозно поглядывая поверх странички на вошедшую сотрудницу – Докладывай, что стряслось? Снова у кого-то из богатеньких туристов лыжи украли? Этих любителей стырить чужое добро давно уже пора поймать, явно же кто-то из своих местных лавочек, сдающих амуницию в аренду, барагозит и…

- Нет, нет, что вы. Я бы не посмела вас тревожить по такому пустяку и этим уже занимается Ник, уверена, он быстро разберется с наглецами. Тут совсем другое…

- Ой, ну Кэсси, не томи уже. Выкладывай.

- Это связано с отелем на холме, и я подумала, что вы лично захотите заняться этим вопросом… - девушка, неуверенно замолчав, залилась краской и потупила взор.

- И? – потребовала Мэйв, раздраженно заводя глаза, ибо отлично понимала причину такого поведения – как и все в этом проклятом месте, секретарша прекрасно знала о ее любовных отношениях с самым богатым гражданином города.

- Ах, да, простите – пролепетала та, становясь еще более запуганной после брошенного в ее сторону гневного взгляда начальницы – В общем тут пришла женщина. Она говорит, что ее племянница работала на господина Олиффа, после чего бесследно исчезла.

- Кэсси, ну что же ты такая нерасторопная. Зови скорее сюда эту даму! – деловито потирая руки, потребовала начальница – Не заставляй человека ждать – не успела она закончить, как из-за спины ее помощницы тут же показалась сутулая фигура с крайне обеспокоенным выражением лица – Добрый день! Проходите, присаживайтесь – чуть приподнимаясь в своем кожаном кресле и жестом приглашая посетительницу сесть, предложила полицейская – Представьтесь, пожалуйста.

- Да, конечно – немного смущенно начала пожилая леди на удивление низким для такого тщедушного тела голосом – Меня зовут Мэри.

- Очень приятно, Мэри, я - Мэйв. Так ваша племянница… - вопросительно посмотрев на женщину, сразу перешла к сути вопроса начальник полиции.

- Да, Нэлли – тут же подхватила за ней незнакомка – Ее зовут Нэлли. Видите ли, после смерти моей близкой подруги, отец девочки, тот еще аферист, отказался передать мне официальную опеку над ней, дабы и дальше получать пособия, но заниматься ребенком не хотел, так что, с его позволения, я забрала детку к себе домой и растила ее как родную дочь, но переходный возраст сделал свое дело и, как только ей стукнуло восемнадцать, она, обвинив меня в том, что я душу ее своей чрезмерной опекой сбежала из дома. Ну вы понимаете, этот юношеский максимализм, гормоны и все такое… - грустно ссутулившись, попыталась оправдать подопечную Мэри – Нэлли пропала и все, что мне было известно о ней до недавнего времени – это несколько строчек, в спешке написанных на подарочных открытках, приходивших ко мне почтой то из одного места, то из другого. Она отправляла мне их с завидной частотой, так что повода для переживаний не было, пока однажды моя девочка не прислала последнее короткое послание, которое гласило, что она находится на отдыхе в самом живописном горнолыжном курорте нашей родины, где отлично проводит время и после чего собирается перекочевать в соседнюю страну на заработки. Я порадовалась за дочь и принялась ждать от нее следующей весточки. Впервые паника охватила меня, когда за последующие полгода от нее не пришло ни строчки. Никаких ее друзей или знакомых я к тому моменту уже не знала, а потому, все, что мне оставалось – это нанять детектива и попытаться разыскать Нэлли самостоятельно. Я и не думала выходить с ней на контакт, зная, как она взбесится, узнав, что я слежу за ней, а потому от Лютера – сыщика, которому я заплатила не малые деньги, требовалось лишь одно – подтвердить, что с ней все в порядке. Я дала ему то самое последнее письмо и уже буквально на следующий день он ее нашел. Деточка была здесь, в вашем курортном городке. Детектив заверил меня, что беспокоиться не о чем, что она прекрасно себя чувствует, обворожительно выглядит, ухожена, богато одета, ни в чем себе не отказывает, работает в самом крупном и дорогом отеле управляющей и, судя по всему, является любовницей очень достойного человека. Так что, мои опасения оказались напрасны. На какое-то время я успокоилась, решив, что Нэлли слишком занята своей личной жизнью, так что рано или поздно вспомнит о своей старой покровительнице и объявится сама.

- Так, отлично – поддержала Мэйв явно начинавшую нервничать женщину – Кажется я припоминаю девушку, о которой вы говорите. Ваш сыщик сказал вам правду. Она и в самом деле трудилась в нашем городе. Симпатичная, молодая леди – кое-как выдавив из себя последнюю фразу, произнесла полицейская – Однако, человек, на которого работала Нэлли и которого Лютер видимо прописал ей в покровители – личность весьма переменчивая. Мне неприятно об это сообщать, но он еще тот любитель женского пола, если вы понимаете, о чем я.

- Вы хотите сказать, что он бабник – тяжело переведя дух, замахала головой Мэри – Честно говоря, мне наплевать, что у них там было и как закончилось. Я всего лишь хочу знать, что моей детке ничего не угрожает. В общем, душа моя была не на месте, и спустя еще полгода я вторично наняла того же детектива. Так же, как и в первый раз, он объявился с новостями на следующий же день. Они были все те же – волноваться не о чем, Нэлли там же, где и была. Прошло еще пару месяцев, но мне, словно что-то не давало покоя. Я обратилась к Лютеру снова и в очередной раз услышала тот же ответ, затем еще через месяц и еще, пока в итоге, не потребовала от него предоставить мне фотографии девочки, после чего он вдруг незамедлительно исчез!

- Мне жаль, что вы натолкнулись на нечестного сыщика, вероятно он обманывал вас с самого начала, но поверьте, они не все такие. Я не знаю, где ваша дочь сейчас, но отлично помню, как месяцев 8-9 назад, после короткой, но бурной ссоры, она покинула наш город.

- Вы не понимаете! Он мне не врал! Я почти наверняка убеждена, что Нэлли отсюда никуда не уезжала!

- С чего вы так решили? – удивленно вскинув брови, поинтересовалась Мэйв, непроизвольно насторожившись и превратившись в слух.

- С того! Может с виду я и тетя одуванчик, но за свою деточку могу и порвать! - с гордым видом заявила женщина, смешно задирая свой заостренный подбородок – Я не собиралась оставлять все как есть и стала заявляться в офис этого негодяя каждый день, требуя, чтобы он ко мне вышел и рассказал всю правду, какой бы она не была. Сначала я отпугивала ему посетителей, угрожала, что подам заявление в полицию, но Лютер никак не реагировал, а когда я предупредила его, что лично отправлюсь сюда, благо адрес с открытки я помнила наизусть, он наконец-то выбежал из своего укрытия и, с воспаленными от гнева глазами и налившимся кровью лицом, затащил меня в свой кабинет. Там горе сыщик принялся запугивать меня, убеждая, что не с теми людьми я связалась и что поездка эта выйдет мне боком, так что для всех будет лучше, если я забуду о Нэлли, прищемлю, простите за выражение, свою жопу и молча приму тот факт, что у нее все хорошо.

- Вы хотите сказать, что детективу заплатили за то, чтобы он скрыл от вас информацию о дочери?

- А вы, после моего рассказа, все еще сомневаетесь в этом? – взбунтовалась посетительница, начиная багроветь от злости – Мне кажется совершенно очевидно, что с моей деткой случилось что-то очень плохое и этому недоумку Лютеру прекрасно об этом известно! Сделайте же свою работу! Найдите мою девочку! Допросите подкупную ищейку и этого вашего богатея!

- Я понимаю ваше негодование, Мэри, – снисходительно произнесла Мэйв, перегибаясь через весь стол и слегка похлопывая женщину по плечу – но и вы меня поймите. Кроме ваших догадок и подозрений у нас ничего нет. Я не могу прийти к самому уважаемому человеку города и заявить, что он виновен в исчезновении Нэлли просто опираясь на ваши слова.

- Тогда поговорите хотя бы с Лютером. Уж на этого негодяя у вас найдется управа!

- Я сожалению, но для этого мне как минимум придется отправиться в другой округ, а это уже не в моей компетенции. Если у вас есть какие-то подозрения на счет исчезновения дочери, то проще всего вам будем обратиться в органы по месту жительства. Они наверняка проведут беседу с лживым детективом и уже после этого пришлют официальный запрос с отчетом о допросе сюда. Только тогда у меня появятся веские основания, чтобы посетить господина Олиффа, а до тех пор, простите, но я для вас бесполезна.

***

- Когда это произошло? – заливая глаза антисонливыми каплями собственного производства, спросила я, через силу сдерживая зевоту.

- Примерно полгода назад – потупив взор в свою пустую кружку, сухо произнесла полицейская, скривив губы на бок – По моим подсчетам Нэлли была последней пропавшей жертвой.

- Что? Полгода? – изумилась я и, нагрянувшая вдруг усталость резко сменилась негодованием – То есть ты столько времени ждала, чтобы наконец-то определиться, что в твоем городе что-то не так и позвать меня?! Не могу поверить своим ушам, Мэйв. Ты либо теряешь хватку, либо тебе кто-то хорошенько прочистил мозги.

- Я думала, что справлюсь сама, но теперь понимаю, что зря тянула.

- Ладно, черт с ним – активно растирая лицо и откровенно злясь на старую знакомую, пробурчала я сквозь зубы – Так Мэри сделала как ты советовала? Она подала заявление на детектива?

- Как бы не так! – с насмешкой фыркнула моя собеседница – Эта безумная баба оказалась еще той настырной козой. Вместо того, чтобы терять время на переезды и заполнение многочисленных бумажек, она, как только вышла из моего кабинета, тут же набрала по видеосвязи этому хмырю и, встав на фоне нашего отдела, сказала, что дает ему последний шанс – либо он раскрывает ей правду, либо она сейчас же идет к богатею сама. Этот идиот сразу попался на удочку и примчался в ее номер, который продуманная тетка специально сняла в отеле Олиффа. За пол часа до появления Лютера она позвонила в наш участок, так что мне ничего не оставалось, как собраться и поехать караулить этого придурка вместе с ней.

- Полагаю ты прижала недоумка и выяснила у него все, что он знал?

- Конечно прижала, но, увидев, что Мэри все-таки успела впутать в это дело кого-то еще, детектив так перепугался, что понять его бормотания было просто невозможно. Я так и не смогла выбить из него ничего путного. Он лишь с безумным видом все бурчал про какие-то ужасные глаза и душещипательные крики, что вынимают из него душу. А под конец, не смотря на мой статус, Лютер вообще принялся то умолять нас обеих все забыть, то угрожать и предрекать скорую смерть, если мы не отступимся. Так что все, что нам оставалось – это дать ему возможность прийти в себя. Я ушла, пообещав вернуться на следующий день, а тетка осталась сторожить мерзавца.

- Кого же интересно он так боялся?

- Хрен его знает, но вряд ли обычный человек, вроде Олиффа, смог бы так запугать бывалого детектива. Говорю тебе, это точно кто-то не из этого мира, и мы с тобой просто обязаны найти и уничтожить это дьявольское отродие.

- Что ж, пожалуй, тут ты права. Настолько загнать в угол взрослого опытного мужика могло только что-то очень страшное. Жаль его описание чудища мало чем нам поможет. У всех этих тварей ужасные глаза и вынимающие душу вопли.

- Это еще не все, Сани – скосив в мою сторону красноречивый взгляд, предупредила Мэйв – Когда утром я вернулась в номер, то не обнаружила там ни Мэри, ни Лютера. В комнате было совершенно пусто – ни признаков борьбы, ни вообще их присутствия. На ресепшене сказали, что якобы оба гостя покинули город, практически сразу после того, как я ушла, попросив передать мне, что они пришли к обоюдному согласию и больше не имеют друг к другу никаких претензий. Все мои попытки связаться с офисом детектива оказались напрасными – он уволил секретаршу и заверил ее, что покидает страну. С Мэри ситуация была схожей – она ушла с работы и будучи одинокой женщиной отправилась путешествовать по миру. С тех пор их обоих больше никто не видел. Таким образом, я считаю, что за последние пятнадцать лет в нашем городе погибло пятнадцать молодых девушек, крайней из которых была Нэлли, а также ее приемная мать и детектив. Итого – семнадцать человек. После этого я стала с удвоенной силой наблюдать за всем, что происходит в доме Олиффа и параллельно искать следы всех тех, кто пропал.

- Что тебе удалось раскопать?

- Только еще больше вопросов – заказав себе очередное пиво и задумчиво почесав в ухе, призналась моя собеседница - Все жертвы, включая двух случайных, были одинокими, так что их особо никто не искал. Зацикливаться на Мэри и Лютере я не стала – тут итак все было понятно, от них просто избавились, как от ненужных свидетелей, а меня видимо, как начальника полиции тронуть побоялись, да я и не стала лезть на рожон, а тупо прикинулась ничего не подозревающим валенком – усмехнувшись сама себе, она залпом осушила треть стакана и с грохотом вернула его на стол - Что же до девушек – я всеми силами пыталась разыскать следы хотя бы одной из них, чтобы отбросить мучавшие меня сомнения, но лишь окончательно убедилась в том, что все они обрывались в нашем городке и больше нигде и никогда не всплывали. Так что да – бедолаги никуда не уезжали. Все они наверняка давно уже были мертвы – на секунду зависнув в своих мыслях, Мэйв икнула и, словно очнувшись, продолжила – Как бы там ни было, кое-что я все-таки умудрилась разузнать и сопоставить. Во-первых, как я уже сказала, все, за исключением Нэлли, не имели ни близких родственников, ни друзей, которые могли бы начать их искать. Да и в случае с последней – Мэри не была официальным опекуном девушки, к тому же они конкретно не ладили, так что преступник мог не знать о их связи. Нам просто повезло, что тетка была не равнодушна к девчонке и заявилась сюда сама, а иначе, я бы до сих пор ни о чем не подозревала.

- Получается все жертвы были не случайными. Их выбирали заблаговременно и намеренно без тесных связей.

- Именно. Во-вторых, все они были брюнетками с карими глазами, непременно молодым возрастом, не старше 25 лет, невероятно красивым телом и лицом, а также неизменно являлись администраторами в отеле Олиффа. Грубо говоря, приезжали обычными девчонками и тут же превращались в светских дам.

- Словно их откармливал на убой.

- Вот и мне такая мысль первой пришла в голову. Кажется, мой бывшей любовник выпустил на свет дьявола. Как думаешь, кто-то из известных тебе тварей мог позариться на такое лакомство?

- Шутишь? Да любая их них! Так что прости, но пока идей на счет того, кто бы это мог быть – у меня нет.

- Ладно. Помимо перечисленных двух, есть еще третье любопытное совпадение - все девицы, ежегодно сменяя друг друга, исчезали плюс минус в одно и тоже время. Четыре года выпали из общего знаменателя и только совсем недавно я сообразила, что разницу в днях всего лишь нужно списать на високосный год. Так что, если быть точнее, то каждые двенадцать месяцев, в ночь с двадцатого на двадцать первое декабря, старая управляющая пропадала, а утром тут же возникала новая.

- Девочка моя, вот с этого и надо было начинать! – удовлетворенно улыбаясь, заявила я, услышав наконец-то хоть что-то полезное - Это поразительно попахивает маньяком, соблюдающим некую закономерность, но тогда бы меня здесь не было, а значит мы имеем делом с каким-то черным обрядом. Видишь ли, дорогая, те даты, что ты назвала имеют очень важное место в древней культуре любого народа. Они издревле считаются началом тринадцатидневного праздника и носят всем нам известное название – зимнего солнцестояния.

- Черт, я знала, что ты сможешь соединить все воедино – облегченно выдохнула Мэйв, непроизвольно растягиваясь в улыбке после моего умозаключения.

- Ах ты, хитрая лиса, ты поэтому позвала меня сюда как раз на кануне двадцатого числа?! Завтра в ночь у Олиффа сменится очередная управляющая и у нас появится отличный шанс поймать настоящего убийцу с поличным…

***

Признаться, честно, ситуация начинала приобретать интригующие обороты. Мое чутье беспокойно твердило, что все не так просто, как кажется на первый взгляд и непрестанно умоляло быть осторожной. Оставив свою спутницу на некоторое время в одиночестве, я погрузилась в так называемую Искушаемыми «фантомную библиотеку» – некий не глубокий транс, позволяющий абстрагироваться от окружающего мира и поместиться внутрь своего сознания. Делалось это для того, чтобы вынуть наружу некогда полученные, но забытые со временем знания, ведь, когда живешь достаточно долго, рано или поздно память начинает подводить. Ну а поскольку молодо я выглядела лишь внешне, а на деле разменяла свой второй век, то вряд ли могла похвастаться нужными академическими воспоминаниями восьмидесятилетней давности. Просидев с отсутствующим выражения лица около двадцати минут и почерпнув на книжной полке своего разума все, что как мне казалось, было важным, я с тяжелой головой вернулась к Мэйв. Судя по ее очередному пустому бокалу и бегающим глазам, она явно нервничала, что заставляло ее глупо оправдываться перед людьми, сидящими за соседними столиками и все чаще бросавшими на меня удивленные взгляды.

- Ха, как всегда боишься, что кто-то раскроет твою причастность к иному миру и примет за сумасшедшую? – с усмешкой поинтересовалась я, зная, как впервые она восприняла новости о существовании иных существ и как трепетно относилась затем к полной конфиденциальности своего участия во всем этом беспределе.

- Забота о репутации давно осталась в прошлом – сердито отмахнулась полицейская, тарабаня своими пухлыми белоснежными пальцами по столу – Мне уже столько лет, что думать пора о другом. Так что ты смогла нарыть во время своего наискучнейшего транса?

- Это для тебя он был таким, а я, между прочим, занималась в этот момент оживленной мозговой деятельностью – фыркнула я раздосадовано, но добродушно – Пришлось покопаться – соединить зимнее солнцестояние с историческими фактами и легендами твоей страны. Это, знаешь ли, было не просто, так что могла бы проявить и уважение…

- Ой, да брось. А то я тебя плохо знаю – тебе самой все это доставляет удовольствие. Время уходит, а потому бросай уже приумножать свое достоинство и лучше расскажи, что у нас есть.

- Ладно, черт с тобой. Нам и в самом деле стоит поторопиться – согласилась я с ней, с трудом пропуская мимо ушей колкое замечание в свой адрес – Если коротко - у народов ваших земель некогда существовал древний языческий праздник – Йоль. Начинался он со Дня Матери, аккурат в интересующие нас даты, и длился, как я уже говорила, тринадцать ночей, которые назывались «ночами духов». Ваши предки верили, что в этот период, от первого заката до последнего рассвета – грань между мирами живых и мертвых исчезала, давая возможность всякой сверхъестественной нечисти, духам и демонам с той стороны проникнуть на эту. Но самой важной ночью Йоля считалась как раз-таки первая - с двадцатого на двадцать первое декабря, ибо по преданиям в этот момент Великая Богиня-Мать рожала младенца, которому предстояло стать Солнечным Богом. Тем самым она исполняла некий акт перерождения. Простыми словами – для вас, людей, это начало рождественских праздников, а вот для нас, обитателей другого мира – отличная возможность провести наиболее черные и страшные ритуалы.

- То есть, ты хочешь сказать, что мой Олифф каждый год в этот день приносит кому-то из демонов бедных девочек в жертву? – взбесившись не на шутку, воскликнула Мэйв, параллельно пронзая меня горящими от негодования глазами – Но он же обычный человек, а ты не хуже меня знаешь, что они на подобное не способны физически! Нет дара ведовства – нет сил, нет сил – нет демонов и точка!

- Я – знаю, а он нет – и предугадывая ее следующий всплеск не контролируемых эмоций, я тут же затараторила – Я не собираюсь его ни в чем обвинять, а просто пытаюсь донести до тебя, что в ночь перед зимним равноденствием правителями обоих миров всецело становятся темные сущности. В это время им не нужны проводники в виде колдунов, их может позвать любой – отсюда и несметные богатства, внезапно появившиеся у твоего друга. Он мог впустить сюда демона, но не вернуть его обратно.

- Значит Олифф скорее всего и не подозревал о том, что творилось у него под носом последние пятнадцать лет.

- Мне не хочется тебя расстраивать, дорогая, но ни одна из тварей с той стороны не смогла бы протянуть здесь бестелесной и секунды. Так что кто бы не пришел к твоему другу – он явно занял чье-то место, а если учесть, что на тот момент рядом было лишь одно подходящее тело…

- Не хочешь же ты сказать… - начиная догадываться к чему я клоню, полицейская побледнела и запнулась, так и застыв с открытым ртом.

- А вот это нам и предстоит выяснить в самое ближайшее время.

***

Львиную долю следующего дня нам с Мэйв пришлось потратить на поиски самого места жертвоприношения, ведь если не знать, где поджидать убийцу, то и пытаться поймать его было все равно, что набирать воду в дуршлаг. Конечно определить его с точностью до сантиметра я не могла, но почувствовать плохую силу у конкретного участка земли мне было проще простого, но как оказалось не в этот раз. Снова и снова обходя кругами владения Олиффа, я утопала в грязи, крови и пытках, что проливались безостановочным потоком на мою несчастную голову.

- Я так больше не могу! – взмолилась я в сердцах, устало опускаясь на холодный снег и вытирая ладонью сочившуюся от перенапряжения из носа кровь – Тут все вокруг буквально кишит болью и смертью. Каким бы хорошим специалистом я не была, не в моих силах опознать точное местоположения жертвенника, пока мы не будем хотя бы предположительно знать каким образом погибали девушки. Тут и висельники и зарубленные топором бедолаги, кинжалы, мечи, арбалеты, различные пистолеты и даже просто забитые до смерти ногами жертвы. Прости, но это гиблое место во всех отношениях.

- Ничего, мы что-нибудь обязательно придумаем – бережно поднимая меня с промерзшей земли, заверила полицейская – Может быть я тебе чем-то смогу помочь?

- Хм, а что, возможно… Ты случаем не знаешь историю этого семейства? Кем они были? Почему в этом месте так много смертей? Может быть на территории их замка проводились массовые казни или военные действия. Будь мы в курсе хотя бы десятка произошедших здесь событий, я смогла бы отделить часть блуждающей черной энергии, что немного сократило бы круг наших поисков.

- Если честно, то я не особо вникала в его фамильное древо. Я в курсе того, что и весь остальной город – предки Патрика и Олиффа были богатым, влиятельным людьми, тесно связанными с королевской знатью. С другой стороны - это очень старый род, так что вполне вероятно тут и были какие-то крупные захоронения.

- Н-да, даже отсеяв все родственные души и шумы с мужским началом, территория для поиска все равно остается довольно обширной.

- Слушай, ну я же начальник полиции как ни как! – горделиво задрав подбородок, напомнила Мэйв – А это значит, что все архивы для нас открыты. Впереди еще целый день. Давай перелопатим все, что найдем – вдруг тебе это поможет.

- Черт, да мы же убьем столько времени, что и к полуночи не разгребемся – расстроенно покачав головой, пробурчала я, рьяно начесывая лоб под дурацкой вязаной шапкой - Слишком хлопотно, но видимо ничего больше не остается.

- Прости, Саня, это место и в самом деле не лучшее для ночных прогулок. Рядом лес и озеро – два основных источника зла, а заодно и неиссякаемого могильника – извиняющимся тоном пролепетала старая знакомая, легонько похлопывая меня по толстому слою одежды вместо плеча - Даже за мою карьеру здесь было порядка двадцати смертей – будь то убийства или несчастные случаи…

- Точно! – осенено распахнув глаза, засуетилась я и быстрым шагом направилась в сторону полицейской машины – Зачем я пытаюсь уловить все, что тут было, если могу ограничиться только последними пятнадцатью годами! Всего то и надо - прочувствовать временные рамки, тех кто погиб в этот период… Мэйв, ты гений!

- Я что-то не совсем понимаю… - озадаченно скосившись, Мэйв с трудом поспевала за моим размашистым шагом.

- Нам не надо копаться во всем, что творилось на этой земле. Достаточно изучить случаи, которые произошли с момента переезда Олиффа в ваш город. У них будет своя вибрация. Я впитаю их, а затем мы вернемся сюда и отфильтруем все убийства, оставив лишь те, что свершились после появления твоего любовника. Это должно существенно сузить рамки нужных нам границ.

- А у тебя получится?

- Я не уверена, но это пока все, что у нас есть.

Ближе к полуночи мы сократили пределы подходящей нам территории до пары участков в несколько сотен метров. Привлечь кого-то из сотрудников Мэйв не могла, а потому патрулирование обоих легло на наши хрупкие плечи. Приготовив каждая свое оружие, мы разделились и разошлись в разных направлениях. Я обустроилась возле озера, где была ярко выраженная агрессивная среда, а моя спутница, буквально в полукилометре от меня – рядом со старым семейным склепом, где вибрации скорее всего были обусловлены наличием большого количества не преданных земле трупов.

Ровно в двенадцать я вся обернулась в слух, внимательно изучая каждый звук, доносящийся до моих ушей, но все по-прежнему оставалось спокойным. Нервно расхаживая по своему участку и уже не на шутку начиная подозревать, что мне все же не повезло ошибиться с выбором места, я вдруг почувствовала, как по моей коже, несмотря на всю толщь одежды, что на мне была, пробежала мелкая, навязчивая дрожь. Брезгливо втянув носом испорченный воздух, мои легкие тут же обожгло неприятным запахом могильной гнили и полуразложившегося трупа. Всем своим нутром я ощутила невероятную опасность, исходившую от кого-то, кто был гораздо сильнее обычного демона или духа, а затем, будто в подтверждение худших подозрений, где-то со стороны моей напарницы прозвучал душераздирающий, оглушительный женский крик, за которым последовал дикий плач и вой. Моментально сорвавшись с места, я направилась в том направлении, откуда шел звук. Продираясь сквозь заснеженные ели и сосны, местами утопая в снегу чуть ли не по самую макушку, я наконец-то разглядела вдалеке полицейскую куртку, лежавшую не вписывающимся в общую картину темным сугробом на белоснежном ковре. Сердце ушло в пятки. Крик и вой все продолжались, но в голове у меня была лишь одна мысль – Мэйв! Да, мы Искушаемые порой бываем слишком жестоки и непредвзяты к ситуации, мы не жалеем ни нечисть, ни людей, но все же мы умеем привязываться и Мэйв была одна из тех немногих, к кому я по-настоящему успела прикипеть и кого искренне уважала. Конечно я не стала бы истерично рыдать над ее трупом, но потерять еще одного друга было бы тяжело даже для меня.

Упав перед полицейской на колени, я судорожно добралась сквозь ее шарф и многочисленные воротники к заветной цели и с облегчением обнаружила пульс. Протяжно выдохнув, я тут же вскочила с земли и только теперь поняла, что за всеми этими мыслями даже не успела заметить, как звук вдруг исчез и вокруг снова воцарилась гробовая тишина. Незамедлительно бросившись туда, откуда по моим ощущениям шел крик, я быстро оказалась возле старинного склепа семьи Олиффа. Дверь внутрь, с повешенным на ручку тяжелым резным замком, однозначно не взломанным, а аккуратно открытым ключом, была распахнута, что уже было не хорошим знаком и наводило на неприятные мысли. Внимательно осмотревшись снаружи и не обнаружив ничего подозрительного, я, выставила вперед собой позвякивающую оберегами боевую косу и собралась было зайти внутрь, как одна за другой оттуда неожиданно выскочили две темные фигуры, буквально сбивая меня с ног. Ощущая себя неуклюжей в непривычно теплой громоздкой одежде, я тут же потеряла равновесие, выронила свое оружие и тяжелым мешком рухнула на каменную, выложенную вокруг захоронения, кладку. Собравшись с духом, я попыталась подняться, но тут же почувствовала, как грубый мужской ботинок с силой ударил меня под дых, резво отправляя в пустоту склепа. Посчитав подбородком все заостренные временем ступени, я кубарем скатилась вниз и, оказавшись уже в конце своего пути, в итоге встретилась головой с холодным полом, сильно ударяя затылок и моментально закрывая глаза.

***

- Ну слава яйцам! – расслабленно выдохнул где-то надо мной озабоченный голос Мэйв - Я уже подумывала не отвезти ли тебя в больницу. Понятия не имею, чтобы я там рассказывала про твое необычное тело, но какие-либо другие варианты таяли у меня на глазах.

- Вот тварь – кое-как присаживаясь на полу, сплюнула я кровавой кашей – Олифф или кто он там сейчас на самом деле, ударил меня из-под тяжка, а затем каменный пол окончательно отправил в нокаут.

- Да я уже догадалась по твоей рваной ране на затылке. Пробило аж через шапку с капюшоном, но если бы не они… Даже череп Искушаемой такого бы не выдержал – добродушно пошутила полицейская, протягивая мне руку и помогая подняться на еле державшие ноги.

- Сколько я тут валяюсь?

- Я нашла тебя и вот это – женщина брезгливо протянула мне косу, едва при этом не перекрестившись - минут пять-десять назад.

- Тогда какого дьявола ты тут до сих пор делаешь?! – возмущенно поинтересовалась я, воинственно крутанув в руках свое оружие, но тут же следом хватаясь за плечо подруги из-за безумно завертевшегося перед глазами мира - Давай, помоги мне выбраться наружу и организовать погоню.

- Погоню? – не понимающим тоном переспорила Мэйв, удивленно вскидывая брови и аккуратно придерживая меня за талию – О чем ты? Какая погоня?! Мы упустили его. Он уже давно скрылся и нам ни за что его не догнать.

- Черт возьми, неужели надо что-то объяснять?! Обнаружив тебя без сознания, я убедилась, что тебе ничего не грозит и бросилась сюда. Крики прекратились, и я уже думала, что опоздала, но видимо жертве повезло и своей возней возле склепа я умудрилась спугнуть негодяя. Я собиралась спуститься вниз, когда оттуда на меня выбежало две фигуры. Первая из них, не высокого роста, вероятно девчонка, убегая, напоролась на меня и сбила с ног, а за ней вылетела вторая – более крупная, полагаю – Олифф. Преследуя ее, он неожиданно обнаружил на входе преграду и, спихнув меня вниз, быстро помчался следом за бедолагой, чтобы закончить начатое.

- Ты уверена, что это был он и какая-то девушка?

- К сожалению, нет. Я не видела их лиц. Во-первых, было слишком темно, во-вторых, все произошло так быстро, что я успела уловить лишь их очертания. И в-третьих, за такой кучей одежды сложно определить кто перед тобой – мужчина или женщина! Знаю только, что на первом персонаже была надета удлиненная дутая куртка, а на втором какой-то старый потрепанный плащ с капюшоном, будто он только что прибыл из семидесятых. Но все это неважно, нам некогда обсуждать свои догадки. Нужно срочно торопиться! Быть может мы еще успеем разыскать несчастную и спасти от гибели!

- Не понимаю… – снова озадаченно пялясь на меня, промямлила полицейская – Ты говоришь их было двое?!

- Ну да… - не уверенно прохрипела я в ответ, начиная понимать по лицу собеседницы, что торопиться уже и в самом деле некуда.

- Хм… Тогда должна огорчить тебя, дорогая. У нас не один убийца, а целых два – махая куда-то головой за мою спину, сообщила Мэйв надорванным голосом.

- Как тебя понимать? – я неуверенно развернулась в указанном ею направлении и с изумлением заметила полуразложившийся труп, будто пролежавший здесь на скидку уже больше года – Это еще кто?

- Это Эбха, она и есть наша жертва - бывшая управляющая отеля, которая еще вчера была жива и здорова, а сегодня выглядит так, словно умерла хрен знает, когда. Честно говоря, я так и не смогла разобрать от чего она отправилась на тот свет. На теле девушки нет ни единой раны, которая могла бы ее прикончить. А теперь идем, у нас появилось неотложное дело – поймать подлых ублюдков. Представлю тебя всем, как мою вышестоящую коллегу из столицы и пусть эти твари наконец-то боятся.

***

Не считая того, что теперь у нас была целая пара убийц, в какой-то степени все стало намного проще. Пусть застать с поличным самого демона и его пособника нам не удалось, зато наконец-то в нашем распоряжении появился настоящий труп. К несчастью Олиффа и на нашу радость это означало только одно - в деле обозначилось косвенное доказательство гибели всех предшественниц погибшей. Удивительным оставался тот факт, что экспертиза подтвердила время смерти девушки. Как я и предполагала она умерла еще год назад, что лишний раз доказывало присутствие иных сил в ее смерти.

Недолго думая, мы, теперь уже по законным причинам, на следующий же день пожаловали в самый модный и дорогой отель города. Главным подозреваемым в нашем списке по-прежнему оставался его хозяин, но нам еще предстояло узнать имя его напарника. Им мог быть кто угодно. Вспоминая прошлую ночь, я уже не была столь уверена, что первой на меня наткнулась женщина. Да, я видела не высокую, более худощавую, чем вторая, фигуру, но в такой темноте и суматохе ей мог оказаться и мужчина.

Как выяснило следствие, помимо Олиффа, на протяжении последних пятнадцати лет в замке постоянно проживало лишь четверо людей, которые тут же попали под подозрение. Первые двое имели все шансы стать соучастниками произошедшего - дряхлая экономка Дела, которая вполне могла оказаться ведьмой и помогать своему молодому хозяину из привязанности или благодарности и дворецкий Говард, ввязавшийся в это из тех же самых побуждений, что и старуха. Другие двое с большой натяжкой подходили на роль пособников, но наверняка за столько лет могли увидеть и услышать гораздо больше, чем обычная прислуга. Ими были – пятиюродный внук Патрика - Кормак, однозначно страдавший от беспредельной зависти к своему дальнему родственнику и доктор Аластер, у которого вообще не было никаких явных причин содействовать убийце, но который, в силу своей специальности мог заметить то, что другие с легкостью пропустили бы. Ну и конечно же была еще одна интересная фигура, нарисовавшаяся буквально через пару часов после произошедшего в склепе – новая управляющая, незамедлительно сменившая старую.

Первым, с кем нам обеим хотелось бы пообщаться, был естественно Олифф, но, к сожалению, дорогу нам преградил суровый пожилой дворецкий, так что допрос пришлось начать с него. Глядя на высокого, подтянутого, без грубых морщин на лице, строго одетого мужчину с идеально прямой осанкой, сложно было поверить, что ему далеко за восемьдесят и что когда-то он прислуживал еще прежнему хозяину дома. Говарда и стариком то сложно было назвать. Единственное, что выдавало в нем возраст – это пепельно-белые, длинные, тонкие волосы, собранные сзади на затылке хрупким, но аккуратным пучком.

Пока Мэйв вела беседу с дворецким, я со своей стороны, облокотившись на дверной проем и поверхностно прислушиваясь к их разговору, попыталась «прощупать» нашего подозреваемого на своем уровне, но как бы не старалась, каждый раз натыкалась лишь на непреступную стену. На мужчину явно были наложены отличные защитные чары, поставленные опытной знающей ведьмой. У меня ушел бы ни один час, чтобы избавиться от них и заглянуть поглубже в душу Говарда. Однако, это еще ни о чем не говорило, ибо в остальном он был совершенно обычным человеком. Уважал спорт, который видимо и поддерживал его в таком великолепном состоянии, был беспредельно одинок и самое главное - питал всеобъемлющую, я бы даже сказала, через чур огромную и пылкую, любовь и преданность к своему старому, а теперь и новому хозяину.

- Что ж, - подумала я про себя – у всех есть скелеты в шкафу, но к сожалению, они не из разряда тех, что были бы нам полезны – поджав губы, я вернулась к общему разговору и к счастью для себя обнаружила, что ничего путного старик пока Мэйв не поведал.

- Так значит вы не можете дать точный ответ, где были в ночь с двадцатого на двадцать первое декабря, примерно в 23.45 - 00.15? – уже начиная сердиться, звонко спросила полицейская.

- Я же вам объясняю, я закончил выполнять все свои обязанности ориентировочно в 23.00, а затем незамедлительно отправился отдыхать в свою комнату – как затертую до дыр фразу повторил дворецкий с невозмутимым достоинством.

- То есть, никто не может подтвердить было ли так на самом деле?

- Я сплю один в своей кровати.

- Вы были лично знакомы с погибшей девушкой?

- Конечно был, она же работала у нас управляющей целый год и предугадывая ваш следующий вопрос – нас связывали исключительно деловые отношения. Ни по каким иным вопросам мы с ней не общались, время совместно не проводили, о ее родственниках или личной жизни я ничего не знал… - я почувствовала легкие вибрации в его голосе, но не от того, что старик нервничал или боялся, а скорее потому, что он настороженно продумывал каждое сказанное им слово.

- Как вы считаете, Эбха могла быть любовницей вашего хозяина?

- Моя задача заключается в том, чтобы следить за порядком в доме, а не за интимными отношениями проживающих здесь людей, так что я понятия не имею могло ли их связывать что-то еще, помимо отеля.

- Допустим – не доверчиво проворчала Мэйв, переходя к следующему вопросу – Я так понимаю погибшая, как и все ее предшественницы, собиралась добровольно покинуть свой пост и эти места. Вы случайно не в курсе по какой причине она хотела это сделать?

- Конечно в курсе, как и добрая половина отеля! Психованная дура устроила хозяину скандал в ресторане у всех на виду, да еще и во время завтрака, когда зал всегда полон!

- И что же ее не устраивало, раз она вела себя столь бестактно?

- Неужто вы полагаете, что я стал бы вникать в бредни избалованной идиотки?! Мне был не интересен их разговор. Я занимался своей работой - пытался успокоить гостей.

- А остальные управляющие, что были до нее, тоже уходили с таким скандалом?

- Ну что сказать, у господина Олиффа плохой нюх на персонал женского пола. Не везет ему с сотрудницами.

- Хорошо. Что вы можете сообщить о других девушках, занимающих этот пост?

- Тоже самое. Мне не интересна чужая судьба.

- А как на счет экономки? Вы большую часть жизнь прожили бок о бок. Ее то вы должны знать. Что она за человек?

- Человек, как человек – сдержанная, преданная, знающая свое дело. Что еще надо для ее профессии?!

- Ясно, думаю о других нет даже смысла спрашивать – пробурчала себе под нос недовольная полицейская - Еще один вопрос. Когда вы последний раз посещали склеп семейства, на которое работаете?

- Когда хоронили господина Патрика – с неподдельной тоской пропищал дворецкий, все так же презрительно продолжая пялиться на мою знакомую, да так, что в какой-то момент мне показалось, будто у него была к ней личная неприязнь и кажется я даже догадывалась какая.

- Кто-то от имени старшего персонала или по личному распоряжению Олиффа выполняет там какие-либо обязанности?

- Конечно, мы строго следим за порядком в усыпальнице.

- Кто конкретно из сотрудников отеля этим занимается?

- Каждый раз – разные.

- Зачем вы врете? – ровным тоном возразила я ему, не в силах больше терпеть наглую ложь – Тут даже провидцем быть не надо, чтобы понять с каким особенным пристрастием вы относились к старому, а теперь и новому хозяину – я краем глаза увидела изумленное лицо Мэйв, однозначно до сих пор ничего не подозревавшей о «специфических» предпочтениях пожилого джентльмена – Вы не позволили бы спуститься туда никому, кроме вас. К тому же, на двери склепа весит увесистый замок, а значит вход туда строго ограничен. Хотелось бы верить, что сделано это исключительно в целях предотвращения вандализма, но опираясь на последние события – речь может идти совсем о другом. Признайтесь честно – вы не единственный, кто имеет туда доступ. Полагаю, ключ есть также у Олиффа и у экономки. И еще, Говард, прежде чем соврать, подумайте хорошенько - покрывать убийцу на старости лет – не в ваших интересах. Того и гляди навлечете на себя беду и мигом станете его сообщником.

- Ах вот в чем дело… – насмешливо уставившись на горделиво задравшего подбородок мужчину, осенено воскликнула Мэйв – А моя коллега более прозорливая, чем я. Теперь понятно, почему вы так рьяно меня ненавидели – выплюнула она с презрением – Слушайте, а может вы и сами, чисто из ревности, прикончили несчастную Эбху? Говорите, как есть, а иначе у нас тут намечается отличный мотив, чтобы приписать убийство бедолаги вам!

- Вы напрасно полагаете, что я боюсь! У вас нет никаких доказательств моей причастности…

- Черт, достал, настырный хрыч – раздражено фыркнула я, зная, что добровольно мы ничего от него не добьемся – Может залезть в твою высохшую башку я и не могу, но кое-что, обойдя наложенное заклятье, все-таки из тебя вытяну. Кровь и молот, в сердце страх, скажешь правду или превратишься в прах – прошипела я, слегка опустив ресницы, чтобы не было видно моих залившихся алой кровью зрачков – Так кто еще имеет доступ к склепу? – протягивая к нему свою правую ладошку и выдувая оттуда появившийся, благодаря моему заклинанию, бесцветный, невидимый для человеческих глаз, порошок, потребовала я.

- Я, хозяин, экономка, доктор и поганый Кормак, присосавшийся к господину Олиффу, словно надоедливый червь – послушно ответил мне Говард, нервно подергивая скрюченными пальцами.

***

Следующим в нашем списке оказался доктор Аластер – красивый мужчина, лет сорока, с невероятно голубыми, проницательными глазами, которые будто принадлежали не ему, а уставшему от жизни деду. В целом он производил впечатление умного, добропорядочного и обходительного человека, но попытавшись влезть к нему в голову, я вновь натолкнулась на глухую, кем-то заботливо поставленную, стену. Доктор, как и дворецкий не был колдуном или каким-то сверхъестественным существом – совершенно обычный, не типично для своего возраста морально уставший, индивид, которого что-то очень сильно гложило изнутри. От него так и веяло печалью, тоской и сожалением, хотя на лице играла довольная, жизнерадостная улыбка. Возможно такое состояние объяснялось сильным, хоть и вряд ли имеющем отношение к нашему делу, чувством безграничной любви к какой-то женской особи. Кто знает, может мужчина питал их к тому, кто того не стоил, от того так и терзался муками сомнения. Что ж, история была стара как мир, но мало нас интересовала. Одним словом, как и в случае с Говардом, мне ничего не оставалось, кроме как присоединится к Мэйв и просто слушать.

- Аластер, заносчивый хрен заявил, что ключи от склепа есть и у тебя – вещала полицейская, когда я вернулась к ним где-то в середине разговора.

- Странно, что он вообще что-то сказал – заразно расхохотавшись и изобразив надменное лицо дворецкого, в дружеском тоне приятным, мягким голосом ответил ей мужчина – Конечно есть. Я же еще со времен Патрика был их семейным доктором, а когда перебрался сюда, помимо гостей, стал лечить и всех, приближенных к Олиффу людей, включая того же Говарда, Делу, ну и до кучи несносного Кормака. Так что да, в силу своей профессии, доступ в «святыню» открыт и мне – саркастично признался он – Там нашли несчастную Эбху, да? Я слышал об этом – вставил Аластер под утвердительный кивок Мэйв – Бедолага, она была еще так молода.

- Ты хорошо ее знал? Да и всех предыдущих девушек?

- Если честно, то не особо. Нам как-то не приходилось сталкиваться. Единственное, что я знаю о них точно – все управляющие обладали отменным здоровьем, ибо ни одна из них ни разу не обращалась ко мне за помощью. Впрочем, это и не удивительно, все они являлись весьма юными спортивными особами, еще не успевшими поизносить свое тело. В остальном девушки были невероятно добры и приветливы – доктор развел руками и притих, будто извиняясь за свое незнание и беспомощность – Прости, дорогая, но мне особо нечего рассказать, в том числе и про их взаимоотношения с Олиффом – добавил он, будто предугадывая ее следующий вопрос – Ты же знаешь, я не люблю вмешиваться в чужую жизнь.

- А что на счет вчерашнего скандала?

- О, ну это имело место быть. Эбха и в самом деле закатила перед своим уходом такую истерику, что ее не слышал разве что ленивый.

- И напоследок чисто формальный вопрос. Где ты был с 23.45 до 00.15?

- Я был здесь, у себя в кабинете. Ко мне пришла новая управляющая на первичный стандартный осмотр при поступлении на работу. Полагаю, она сможет это подтвердить.

- С чего вдруг сотрудники стали приходить к тебе в такою позднь? Ты теперь принимаешь круглосуточно?

- Хозяин отеля позволил выделить ей из своего плотного графика лишь это время. Мне пришлось подстроиться.

- Замечательно. Теперь давай опустим управляющих и поговорим о нашем общем друге. Скажи, только честно, за пятнадцать лет, что ты пашешь на него и живешь бок о бок, как часто он вел себя нетипично или подозрительно? Может ты обратил внимание на его странное поведение в общении с экономкой, дворецким или пятиюродным племянником? Или возможно Олифф говорил о каких-то не существующих демонах в его голове. Делал пугающие вещи. Было хоть что-то, что тебя настораживало или изумляло?

- Так, дай подумать… - Аластер положил подбородок на подставленную ладонь и с задумчивым видом уставился куда-то мимо нас в окно, где мирно кружил мелкий снежок - Ну Делу и Говарда я всегда стараюсь обходить стороной. Они в принципе оба не от мира сего – не приветливые, суровые и слишком старые, чтобы у нас с ними были общие интересы – добродушно пошутил он – Что касается Олиффа – да, мы часто проводим время вместе, но я ни разу ничего сомнительного или жуткого за ним не замечал. С Кормаком у меня был опыт печального общения, так что с ним я предпочитаю больше не сталкиваться. Он еще тот сраный гаденыш. Терпеть его не могу. Подробности нашего конфликта я, пожалуй, опущу, а то получится так, будто я его специально очерняю. Тем более, что все это лишь мои догадки и подозрения. Будь у меня реальные доказательства – он уже давно сидел бы за решеткой. Как по мне, так если кто и отправил Эбху на тот свет, то точно эта сволочь – сурово сводя брови на переносице, заявил доктор с нервно дергающимся глазом.

- Отлично – с деловитым видом записав все показания в блокнот, поблагодарила Мэйв и развернулась в сторону выхода – Спасибо за помощь, дружище.

***

- Надеюсь, ты не решила, что напарник убийцы - Кормак? – схватив полицейскую за локоть и развернув ее к себе, требовательно спросила я, остановившись всего в десяти шагах от следующего подозреваемого.

- Я что по-твоему на дуру похожа? – возмущенно выпучив глаза, прохрипела та в ответ, тщетно пытаясь освободить руку - Он конечно форменный урод, но прикончить кого-то у него кишка тонка. Да и какой мотив? Гаденыш люто ненавидит Олиффа, так что добровольно не стал бы ему помогать, будь тот хоть человеком, хоть демоном.

- Вот и отлично. Я понимаю, ты переживаешь за своего бывшего бойфренда, но обещаю - мы во всем разберемся. Если какая-то гадость действительно засела внутри парня, управляет им или как-то заставляет делать все эти ужасные вещи, я изгоню ее и уничтожу. Верь мне, дорогая, я тебя не подведу.

- Я знаю – печально улыбнувшись, тихо прошептала Мэйв, благодарно похлопав меня по сжимающей ее рукав ладони – А теперь отпусти меня, пожалуйста, а то я уже не чувствую своей руки – шутливо скривившись от боли, попросила она, между тем бледнея на самом деле.

- Да, прости, переборщила немного – виновато поджав губы, извинилась я и проследовала к излюбленному месту в любом заведении – барной стойке – Эй, красавчик, сообрази-ка мне «полуденную смерть».

- Будет сделано – поднимая на меня смазливую физиономию с сияющей улыбкой, проворковал слащавым голосом симпатичный малый с по-женски аккуратно уложенной прической – Твою ж… - выругался он, моментально меняясь в лице при виде моей спутницы и злобно сплевывая на ковер под своими ногами – Так и знал, что без меня в этой истории не обойдется. Ну, в чем я виноват на сей раз?

- А что, часто бывали прецеденты? – переводя недовольный взгляд на полицейскую, поинтересовалась я, злясь, что мне об этом не было сказано ни слова.

- Да так, коллега, ничего особенного – со скучающим видом бросила Мэйв в мою сторону, тут же гневно переключаясь на молодого мужчину - Жалобы на домогательство, пьяные драки, мелкое хулиганство…

- Я, твою мать, бармен, чего ты еще ждала? – раздраженно парировал Кормак, для убедительности перегибаясь накаченным торсом через весь стол – Это издержки профессии. Заметь, ни одно из заявлений не пошло дальше участка, так что я чист перед тобой. Оставь меня уже в покое.

- Мне плевать каким образом тебе удалось избежать тюрьмы, я-то знаю, что ты полный отморозок. Вот, например, почему ты приперся к Патрику на закате его дней, зная, что он беден и живет практически как бомж, что у него долгов выше крыши и полуразвалившийся дом?

- А что, тот факт, что я хотел помочь деду уже не прокатывает?

- Только не с тобой. Я уверена, что ты, гнусная тварь, знал еще до появления Олиффа о секретах древнего замка и думал, что сможешь разжиться деньгами после смерти немощного старика.

- Я бы попросил …

- Эй, эй! Господа, успокойтесь! Давайте перейдем к сути – предвкушая хоть что-то мало-мальски интересное, сдержано попросила я – Мы пришли сюда не за склоками – стараясь привести в чувство разошедшуюся полицейскую, я многозначительным жестом предложила ей усесться рядом с собой на высокий кожаный стул и начать беседу по существу.

- Отлично! – выпустив пар при помощи затяжного выдоха, послушно процедила сквозь зубы моя напарница, с грохотом плюхаясь на соседнее место – Тогда сразу перейдем к тому, на черта тебе сдался ключ от семейного склепа?

- Если ты забыла - я все-таки родственник Патрика и Олиффа – возмущенно заверещал мужчина – Разве это недостаточно веская причина? Мне…

- Вот только не говори, что ходишь туда поплакать над умершими предками – жестко оборвала его Мэйв – Зачем он нужен тебе на самом деле?

- Ты же знаешь – дали, как родственнику – огрызнулся Кормак, яростно сверкая глазами - Отказываться я не стал! Вдруг Олифф неожиданно сдохнет в рассвете сил, должен же будет кто-то заняться его похоронами!

- Вот это уже звучит правдоподобно. Какие отношения тебя связывали с Эбхой?

- Лучше спроси об этом у своего любовника и его друга доктора. Там истории наверняка будут поинтереснее.

- Я спрашиваю тебя и как законный представитель правопорядка могу наказать за то, что ты пытаешься помешать следствию. Отвечай, но только строго на заданный вопрос. Мне твои дополнительные комментарии ни к чему.

- Ладно, никакие. Все любят пить, она не была исключением. Могу рассказать, что девица предпочитала, но больше мне нечего добавить, как и об остальных управляющих.

- Где ты был этой ночь с 23.45 до 00.15?

- Тупой вопрос. Конечно здесь. Я же бармен.

- Есть кто-то, кто сможет это подтвердить? Официанты, гости, кто угодно.

- Если надо – найдутся – с чувством собственного превосходства заявил Кормак, нагло ухмыляясь.

- Ах ты мразь – прошипела Мэйв себе под нос, еле сдерживаясь, чтобы не зарядить оппоненту в лживую харю – Ты же нагло врешь, подлый ублюдок. Если я выясню правду, и она не сойдется с твоими показаниями… Лучше говори сейчас.

- Ладно, ладно. Я не уверен, но мне приходилось пару раз спускаться в подвал за очередным ящиком вина… Возможно один из них совпадет с названным тобою временем. Я был там не час конечно, но пока туда-обратно, минут тридцать, вероятно, отсутствовал.

- Выходит алиби у тебя нет…

- Тебе не повесить на меня это преступление. Я знаю свои права…

К тому моменту как у них успел разгореться не шуточный спор, я уже отключилась от общей беседы и полностью погрузилась в бармена. Никаких преград в его, забитой исключительно пошлостями и гадостями, башке я не нашла, зато каких только мерзостей там не было! Кормак действительно оказался далеко не безобидным. Сосредоточенно считывая его, я с каждой секундой все более четко представляла все то говно, что он успел натворить за свою короткую жизнь, еле сдерживалась, чтобы не прикончить подонка на месте. Я ясно видела тех многочисленных несчастных девушек, что он опаивал, подливая им какую-то дрянь в коктейль, а затем заманивал в тот самый склеп, где творил с ними такое, что даже говорить было больно. Утром бедолаги, очнувшись где-нибудь на поляне летом, или под лестницей в отеле зимой, даже вспомнить не могли, что с ними происходило ночью.

Когда я вновь вернулась к разговору, негодяй в красках описывал всех «шлюх» своего родственника, любивших пить чистый коньяк с лимоном и вертеть хвостами перед гостями. Бармен уверял, что все они были развратными тварями и постоянно вешались не столько на Олиффа, сколько на добропорядочного доктора, так что, будь мы поумнее, то в первую очередь обратили бы внимание на него, поскольку сам Кормак не сильно удивился бы, узнав, что Аластер совершенно не тот добряк, за которого себя выдает. Последнее, что донеслось до моих ушей, прежде чем я окончательно потеряла терпение – это проклятья на голову доктора и прямые обвинения в его адрес.

- Пошли отсюда, - не выдержав, вскочила я со своего стула, залпом допивая коктейль и буквально таща Мэйв за рукав подальше от барной стойки – Он хоть и конченная сволочь, но все же не тот, кто нам нужен.

***

Глубоко за обед нам посчастливилось разыскать экономку – сухонькую, очень старенькую женщину, которая для своих лет довольно бодро передвигалась и важно раздавала команды направо и налево, но все же с трудом представлялась в качестве соучастницы ночного происшествия, слишком уж величаво выглядели убегающие от меня фигуры. У Делы даже голос был глухим и дрожащий, произносящим фразы настолько медленно и с такими перерывами, что в разговоре с ней можно было успеть все и сразу – и заглянуть в сознание, и услышать то, что они обсуждали с терпеливой Мэйв. С другой стороны, в своей практике я встречала еще и не таких артистов, так что строить заключения было слишком рано.

- Скажите, что вы делали в ночь с двадцатое на двадцать первое? – вероятно считая так же, как и я, спросила полицейская, не потрудившись даже уточнить время.

- Полагаю, была в своей комнате и уже давно спала – с толком и расстановкой пояснила женщина, видимо уже отлично осведомленная о всех наших вопросах – В силу моего возраста подтвердить это некому – я чувствовала, что она говорит уверено и вовсе не удивилась, обнаружив и в ее голове прочный блок, но в то же время и яркий отпечаток его творца, коим она сама и являлась.

- Насколько хорошо вы были знакомы со всеми управляющими, включая Эбху?

- Поверхностно, по работе. Мы не успевали сблизиться, они очень часто менялись.

- Что вы можете рассказать о дворецком? С ним-то вы знакомы гораздо дольше.

- Если вы полагаете, что он мог что-то сделать этим дамам, то вы ошибаетесь, у него иные пристрастия.

- О, мы о них уже в курсе и этот как раз говорит лишь о том, что Говард вполне мог стать сообщником главного подозреваемого.

- Считайте, как вам будет угодно - это ваше право – безразлично пожимая сгорбленными плечами только и добавила старушка – Судя по всему, для вас я тоже вполне могу подойти на роль соучастницы убийцы.

- Почему бы и нет – согласилась с ней полицейская, складывая руки на груди – Зачем вам ключ от склепа?

- А вы будто не догадываетесь – раздраженно прыснула Дела – Я всю жизнь отдала семье господина Олиффа, так что заслужила законное право приходить туда, когда пожелаю, дабы почтить память умерших в этом доме людей.

- Что ж, с этим не поспоришь. А что вы думаете о взаимоотношениях всех управляющих и хозяина отеля?

- Если вы намекаете на любовные связи между ними, то за все время, что он здесь живет, я видела подле него только одну даму, претендующую на подобное звание и это – вы – не моргнув глазом, без стеснения выдала пожилая женщина.

- Тогда как вы объясните столь дерзкое поведение Эбхи в отношении господина Олиффа вчера во время скандала, что она устроила, прежде чем уйти отсюда? – багровея то ли от стыда, то ли от злости, процедила сквозь зубы Мэйв.

- Чистое совпадение. Девка была еще той мразью, так что в ее истерике не было ничего удивительного, особенно после того, как она узнала, что ей нашли более достойную замену.

- Как меня достали все эти ваши заученные речи – заводя глаза к потолку, я вышла из тени дверного проема, в котором до сих пор молча за всем наблюдала – Одни и те же бессмысленные вопросы, одни и те же пустые ответы. Будто все пропавшие бедолаги были не индивидуальностями, а несуществующими призраками и пустым местом. Я не знаю, что за игру вы тут затеяли, но я обязательно с этим разберусь – с нескрываемой угрозой я подошла к Деле вплотную и буквально нависла над ней всем своим телом – Брось, ведьма, ты прекрасно знаешь, что я вовсе не представитель закона. Небось поняла это, как только я зашла. И я прекрасно вижу кто ты, так что нет смысла пытаться меня обмануть.

- Говоришь, видишь? – ехидно передразнила меня старуха, мелко трясясь от противного клокочущего смеха – Так попробуй прочитай.

- Да, я уже оценила твою работу. Зачем ты поставила на всех блок? Что такого они могли выболтать? Какого демона ты помогла вызвать Олиффу? Зачем совершила обряд, если знала, что дух может занять его место? Или быть может ты сделала это специально? Отвечай, кто пришел с той стороны и зачем ты теперь ежегодно преподносишь ему жертвоприношения?

- Обряд? Жертвоприношения?! – прыснула экономка, залившись издевательским, дребезжащим гоготом уже во весь голос – Вот и выясни сама, поганая ищейка. Я старой закалки, а мы были не столь покладисты, как нынешняя молодежь и никогда не якшались с Искушаемыми. Да ты и сама это знаешь, ненамного чай моложе меня и застала те времена – сплюнув в мою сторону прохрипела она, злобно скалясь – Ничего вы не сможете мне сделать или доказать. Я не нарушила ни одного правила обоих миров. Так что если официальные вопросы ко мне закончились, валили бы вы отсюда подобру-поздорову…

***

К хозяину отеля мы смогли попасть только ближе к вечеру, когда за окном вдруг разбушевался снегопад и, отражаясь в свете ночных фонарей, создавал впечатление пусть и страшной, но все же сказки. Олифф ждал нас в своих шикарных апартаментах не один. Вместе с ним, с величественным достоинством и идеально прямой спиной на бардовой, позолоченной кушетке восседала новая управляющая. Как и все ее предшественницы, она обладала идеальной внешностью – точеная фигура, выразительные черты лица, черные длинные волосы, пухлые губы, бледное, совсем не румяное лицо, ну и конечно же карие глаза. Но что поражало больше всего, так это ее уверенный и властный вид, будто девица провела в этом замке ни один день, а всю свою не долгую, судя по ее юному возрасту, жизнь. Сам Олифф, надо отдать должное Мэйв, действительно оказался привлекательным мужчиной с великолепными, иссиня-черного цвета, локонами до плеч. Его удивительное спокойствие и уверенность в себе говорили о том, что он твердо намерен не отступать от четко намеченных целей, а уж каких – оставалось лишь догадываться.

Заходя в эту, последнюю комнату, я уже рассчитывала на финал затянувшейся истории, который просто обязан был закончится сражением с демоном, убийством какой-нибудь нечисти, дракой со страшным злом, ну или хотя бы борьбой с серьезным колдовством, но все, что я обнаружила – это обычного мужчину. Заглянув в него, я нашла изрядно надоевшую стену, которая сильно начинала меня раздражать. Получается, будь он кем-то не из этого мира, Деле не пришлось бы ее возводить, а значит хозяин отеля был самым заурядным человеком, без каких-либо поселенцев внутри. Что уж тут скрывать, я так рассчитывала на нашу единственную версию, что других элементарно не строила и сложившая ситуация не слабо так выбила меня из колеи. Помимо всего прочего, мужчина определенно, также, как и сама Мэйв, до сих пор был безгранично в нее влюблен, что еще больше спутывало все мои мысли.

С другой стороны, пусть Олифф и не был атакован бесами, в нем все равно присутствовало нечто, что неуловимо ускользало от моего взора. Он реально был прямым потомком старого коренного рода, хранившего много секретов и тайн, так что возможно причина наших убийств скрывалась в разгадке одной из них. Стоя рядом с этим человеком, я вдруг впервые осознала, что все это время искала совсем не там. Мне казалось, в этой странной череде событий дело заключалось в каком-то обряде или вызове духа, но теперь пазл медленно складывался в общую картину. Неожиданно даже для самой себя я поняла, что все было связано не просто с какой-то потусторонней силой, а с нечто более древним – с историей этого дома и его семьи. Настороженно подняв глаза на хозяина отеля, я стала пристально наблюдать за всем происходящим в комнате.

- Мэйв! – приветливо воскликнул мужчина, подлетая к нам и нежно протягивая руки к моей непроизвольно расплывшейся в улыбке напарнице – Ты не представляешь, как я рад тебя видеть! Все, что произошло – неоспоримо ужасная трагедия!

- И ты, конечно, здесь не при чем – пробурчала я себе под нос, но, к счастью, Олифф был так занят своей дамой, что пропустил это замечание мимо ушей, чего нельзя было сказать о горделивой управляющей, бросившей на меня цепкий, внимательный взгляд, который, впрочем, до этого был еще менее добрым и однозначно предназначался полицейской.

- Они вовсе не в гости пожаловали! – сверкнув глазами, напомнила девица и, легко вспорхнув со своего места, подошла к парочке – Говорила же надо позвонить адвокату – вцепившись в рукав мужчины, она силой увела его к кушетке и по-хозяйски распорядилась в сторону Мэйв – Не тратьте наше время, задавайте свои вопросы и уходите.

- Мы пришли не к вам мадам, а значит и не вам нам указывать – жестко парировала моя напарница, злобно скалясь на управляющую – Послушай Олифф, - быстро меняя тон, ласково обратилась она к своему бывшему - я не собираюсь тебя в чем-либо обвинять, а всего лишь хочу выяснить пару обстоятельств. Однако, если тебе есть что рассказать помимо, ты можешь полностью рассчитывать на мою поддержку в будущем. Я обещаю, что помогу всем, чем смогу, но для этого ты должен быть со мной честен…

- Я… – теряя естественный цвет лица и становясь белее полотна, протянул хозяин отеля.

- Олифф – коротко одернула его новая пассия, моментально возвращая того к реальности – Приди уже в себя – грубо бросила она, мрачно глядя на нас из-под увесистых черных ресниц – Прогони их обеих и пусть возвращаются, когда будут доказательства твоей причастности – отчего-то к концу разговора косясь уже не добро на меня, а не на полицейскую, потребовала девица приказным тоном – Тебе есть что терять - науськивала она, подозрительно изучая мою персону.

- Да что ж ты лезешь – не выдержав, вспылила Мэйв – Послушай меня, – взмолилась она, глядя только на мужчину – Эбха была убита в твоем семейном склепе. Не знаю, что конкретно вы вчера с ней не поделили, – бледнея, добавила женщина – но свидетелями вашей ссоры стала почти сотня людей, так что…

- У вас нет ни орудия убийства, ни следов насильственной смерти – грубо перебила ее управляющая со знанием дела – У вас нет ничего, доказывающего связь Олиффа с этим происшествием, так что уходите отсюда и не возвращайтесь, пока не будете иметь хоть что-то подтверждающее ваши подозрения.

- Кто тебя нанял адвокатом? – раздраженно съязвила полицейская, явно не собираясь двигаться с места.

- Прости, но она права – с сожалением опустив голову, согласился вдруг со своей сотрудницей мужчина – вам придется немедленно покинуть мой отель.

***

- Мэйв, я не хочу тебя разочаровывать, – мягко начала я – но Олифф…

- Кто внутри него? Демон? Злой дух? Какая-то нечисть поработила его сознание? – распахнув глаза и уже готовясь пустить слезу, затараторила та – Ооо, наверное, он под чьим-то контролем. Маг? Ведьма? Колдун? Кто? Ну говори, не жалей моих чувств. Я все вынесу.

- Не сомневаюсь, но вот только он человек….

- Ясное дело, но кто засел в его голове?

- Никто. Не считая того, что с ним поработала Дела, твой дружок совершенно обычный человек без каких-либо сверхъестественных отклонений.

- Не понимаю, тогда кто виноват в убийствах…

- Эй, вы – глухо позвал чей-то голос из-за ближайшего угла, заставляя нас обеих подпрыгнуть от неожиданности.

- Кормак? – изумленно вскрикнув в один голос, мы с полицейской уставились на смазливое личико бармена.

- Да тихо вы. Если они нас услышат, то наверняка прикончат. Идите за мной…

Удивленно переглянувшись, мы послушно проследовали за мужчиной по опустевшим коридорам отеля, гости которого либо уже спали, либо веселились внизу в клубах заведения. Быстро шагая, наша группа преодолела несколько поворотов, спустилась на служебном лифте на первый этаж и, так и оставшись для всех незамеченной, вышла на улицу, откуда дальше, по холодной, заваленной по колено снегом, улице, поспешила вглубь сада. Каждая из нас уже прекрасно понимала, куда держит путь Кормак, но не смела нарушить вопросами тишину пока мы не достигли входа в склеп, где, резко затормозив, бармен сам заговорил первым.

- Я в курсе, что днем вы разобрали здесь все по камушкам, но так ничего и не нашли. Однако, я также знаю, где вы точно не искали, но могли бы натолкнуться на нечто любопытное. Я готов добровольно помочь следствию, но для всех это должно остаться тайной. И еще – никаких показаний в дальнейшем я давать не стану, имейте это ввиду.

- С чего вдруг такая щедрость? – подозрительно сузив глаза, поинтересовалась Мэйв, пристально уставившись на нашего помощника.

- Поверь, он делает это ни ради нас или погибшей Эбхи – догадалась я, очевидно верно прочитав настроение негодяя – Кормак преследует личные цели. Он рассчитывает либо получить все, что было у Олиффа, если того вдруг посадят, либо как минимум подзаработать на этом.

- Всегда знала, что ты – ублюдок.

- Мне плевать, что ты обо мне думаешь. Так вам нужна помощь или нет? – огрызнулся бармен, вставляя ключ в увесистый замок и на половину проворачивая его.

- Ладно, ладно, я погорячилась – пробубнила полицейская, брезгливо скривившись всем лицом – Открывай уже.

Удовлетворенно хмыкнув, молодой мужчина сделал несколько оборотов и услышав характерный щелчок всем телом навалился на дверь, с трудом ее отодвигая. Пригласительным жестом пропустив нас внутрь, он зашел следом и, чтобы не возникло лишних подозрений, прикрыл за собой тяжелую створку. Погрузившись в полную темноту, я учуяла запах серы от зажженной спички и чуть не ослепла от неожиданно яркого света моментально вспыхнувших по всему подземелью факелов.

- Эй, ты – вполголоса позвала я нашего сообщника пока мы осторожно спускались по грубым ступеням старинной лестницы – Признайся, ты же приехал сюда не ради того, чтобы ухаживать за бедным дедом. Тебе просто хорошо была известна история вашего рода.

- Ну чего уж врать, есть такое. Правда я знал лишь глупые байки про нашу семейку, а не достоверные факты, но меня это нисколько не смущало. Я всегда любил рисковать и жить за счет легкой наживы, так что если сказка могла оказаться явью – стоило попробовать, а уж когда я приехал сюда… Еще больше убедился, что не все то вранье, что мы слышим из прошлого.

- Расскажи – потребовала я, предчувствуя, что истина где-то рядом.

- Ладно – на удивление быстро согласился Кормак, видимо решив, что в худшем случае мы примем его за психа – Легенда гласит, будто наш род настолько древний, что уходит своими корнями глубоко в историю еще тех времен, когда здесь появились первые коренные жители. Так вот, наши предки не просто были первооткрывателями этих земель, они входили в число тех, кто после кровопролитных войн, изгнания и долгих скитаний по Северным островам, смог вернутся обратно в родные края. Вряд ли вам это о чем-то говорит, а потому поверьте на слово – это было очень давно и весьма важно. В те времена люди верили в магию, колдунов и прочих созданий, существование которых любой здравомыслящий человек сейчас бы поставил под сомнение, но только не я. Короче, старые свитки моей матери гласят, что у нас, как и у других истинных жителей «холмов» есть нечто вроде личного духа - некой покровительницы. Она защищает и оберегает весь наш род, помогает ему процветать, богатеть и властвовать. Проанализировав несколько своих предков, живших исключительно в этом доме, я неожиданно понял, что каждый из них в какой-то определенный момент жизни приобретал и добивался того, чего хотел больше всего на свете. Тогда-то я и подумал, а вдруг это правда? Ну и приперся сюда, чтобы узнать истину у Патрика.

- Ты говоришь про банши… - не поверив своим ушам, озадаченно протянула я - Но это невозможно. Они априори не могут быть злыми и главное - никогда не требуют жертвоприношений. Это скорее дух, охраняющий покой древних семей и оплакивающий их после смерти, а не чистое зло с коим мы столкнулись. Они вообще зачастую являются прародительницами рода, потому и оказывают всяческое содействие своим потомкам.

- Точно, банши! Именно так в последствии дед ее и называл. Однако, на все мои вопросы о ней, он посылал меня нахрен и не будь я таким пронырливым и дотошным, то наверняка пошел бы, если бы однажды не услышал, как Патрик и его якобы гражданская жена о чем-то бурно спорят. Бронак умоляла пойти ей на встречу, а взамен сулила ему вернуть молодость, здоровье или как прежде кучу денег и женщину, но тот упорно не соглашался и она, безумно крича, каждый раз убегала сюда, в склеп.

- Не хочешь же ты сказать, что Бронак и была банши? Во-первых, она умерла, а во-вторых, у них не бывает человеческих оболочек! Это всего лишь могущественный дух.

- Вам виднее, раз вы до сих пор меня слушаете вместо того, чтобы сдать в психушку. Последнее, что я могу для вас сделать – это показать ее логово, ибо со временем любопытство победило, и я стал следить за теткой почти каждую ночь.

- И что ты, мать твою, творишь, вандал чертов?! – сердито перебила нас полицейская, изумленно разглядывая, как бармен в каком-то определенном порядке легко передвигает гробницы усопших родственников.

- Дура, я открываю нам проход. Я столько раз видел это своими глазами, что точно знаю последовательность.

- Не мешай ему Мэйв – грубо оборвала я напарницу, кое-как доставая из-под кучи одежды свою косу - Ты был хоть раз внутри?

- Нет, ни разу. Доходил до сюда, наблюдал, как эта дрянь входит в потайную дверь, а затем ждал ее возвращения на улице – боязливо покачав головой, честно признался мужчина – Даже после того как она померла, смелости не хватило сунуть туда свой нос. Долбанный дядюшка получил то, что должно было стать моим, когда Бронак подохла. Я решил, что все потеряно, опустил руки и согласился на работу, что он предложил. С тех пор больше никуда не лез.

- Что же ты тут делала? – медленно продвигаясь по жуткому, узкому проходу, открывшемуся нашему взору после недолгих манипуляций Кормака, промямлила я себе под нос.

- Точно не знаю, но зачастую банши была здесь ни одна. Так что временами, полагаю, ей было не скучно.

- Что? Что это значит?! – остановившись на пол пути как вкопанная, ошарашенно переспросила я у него.

- Ну это значит, что через ночь компанию ей составлял какой-то мужик. Лица я его не видел, он всегда прятал его под капюшоном какого-то ретро плаща, при чем и летом, и зимой, будто ему никогда не было ни холодно, ни жарко.

- Ретро говоришь? Такой черный, потертый?

- Ну да – настороженно подтвердил бармен, непроизвольно начиная пятясь к выходу – Я вам еще нужен? Может я пойду отсюда?

- Сейчас прям, останешься с нами – грубо толкнув его в спину, пробубнила Мэйв – Ты что-нибудь понимаешь? – поинтересовалась она у меня.

- Пока с уверенностью только одно – теперь наш основной подозреваемый точно не Олифф, ведь на тот момент, что описывает Кормак, его тут не было и в помине, а вот убийца уже был.

***

Добравшись до логова банши, мы столкнулись с очередным увесистым замком. Разведя руками и состряпав невинную гримасу, бармен развернулся и уверенной походкой направился к выходу, но Мэйв, вовремя преградив ему путь, покачала головой и повелительным взмахом руки указала в противоположную сторону. Я в это время, воспользовавшись косой, как упором, легко снесла последнюю, отделявшую нас от правды, преграду и, распахнув дверь настежь, осторожно шагнула внутрь. Оттуда сразу повеяло холодным потоком смерти, безысходности и печали – в принципе всем тем, что можно было встретить в любом другом месте захоронения людей. Но в этот раз источником отчаянья был отнюдь не склеп, а напротив - не упокоенные души, от присутствия которых по моей спине пробежала мелкая неприятная дрожь.

- Я чувствую, они где-то рядом – прошептала я, жестом прося напарницу взять со стены один из факелов, чтобы осветить сырое помещение.

- Но тут никого нет – недоуменно озираясь по сторонам, заметила моя спутница, заходя следом – Это всего лишь пустая комната.

- Нет, бедолаги точно где-то рядом. Я ощущаю это всей кожей – возразила я ей, подходя к ближайшей ледяной каменной кладке и проводя по ней ладошкой – Тут даже стены пропитаны болью и страхом.

- Вот тут вы правы – послышался за нашими спинами отдаленно знакомый, будто слышимый мною всего раз, голос – Смерть в этом месте плачет не только по умершим, но и по живым, обманувшим ее ожидания.

- Аластер, ты? – изумленно осветив его лицо факелом, воскликнула Мэйв, широко распахивая глаза – Какого хрена? Что ты здесь делаешь?

- Прекратите ломать комедию, я прекрасно понимаю, чего вы хотите и готов помочь следствию – тихо, но уверенно произнес бледный, осунувшийся доктор, занося над головой огромный молоток и в испуге отгоняя от себя всех присутствующих – То, что вы ищите, там – мужчина тяжело опустил свой инструмент на стену, возле которой я только что стояла и, разнеся по всему склепу дребезжащий гул, легко проломил ее с первого же удара – Это проход в усыпальницу, там я замуровывал всех жертв после убийства – пожав плечами, пояснил он, будто придумывая на ходу, и смело шагнул внутрь, откуда резко повеяло застоявшимся трупным запахом.

- Девушки – выдохнула я, тут же замечая в нескольких метрах от себя груду сложенных, прогнивших тел – Признаки смерти те же – разглядывая их, глухо заметила я, прикрывая нос шарфом.

- Опусти кувалду и подними руки вверх – моментально доставая из кобуры свой пистолет и направляя его на убийцу, радостно затараторила полицейская – Ты арестован и ответишь за свои преступления по всей строгости закона – заламывая ему руки за спину и надевая на них наручники, заявила она – А теперь идем.

- Подожди, не уводи его – остановила я напарницу, уже собиравшуюся отправиться вместе с Аластером наверх – Пусть сначала объясниться. Почему? – просто спросила я, старательно изучая лицо злодея и все никак не находя там признаков враждебности или безумия.

- Неужели сейчас это так важно?

- Для меня - да.

- Ну хорошо, допустим, таков был ритуал.

- Какой из них?

- Ежегодный обряд привлечения могущества и власти – уклончиво ответил доктор, с нескрываемым презрением косясь на полицейскую, стоящую рядом с ним - Я готов расплатиться за свои грехи любым наказанием.

- Ты лжешь, - спокойно укорила я его, складывая руки на груди замком и все еще безрезультатно стараясь пробиться сквозь стену в его голове - человек не способен совершить такое. Девушки умирали не обычной смертью. Кто твой сообщник и что вы с ним делали на самом деле?

- Никто! Я был один – поторопился ответить Аластер, с каким-то странным выражением лица разворачиваясь к Мэйв, будто начиная терять нить происходящего – Уведи меня отсюда, я устал участвовать в этом спектакле.

- Хорошо, идем – быстро согласилась полицейская, подталкивая арестованного к выходу, а заодно и взглядом зовя с собой Кормака - Я вызову подкрепление, а ты разберись здесь – бросила она мне через плечо, уже подымаясь по лестнице – Саня… - немного притормозив, обратилась ко мне старая знакомая – Я доверяю лишь тебе. Найди банши и уничтожь эту тварь!

- Нет! – заорал во все горло доктор, яростно сопротивляясь и пытаясь вернуться обратно – Не трогайте ее! Она ни в чем не виновата! Это я, это все сделал я! - так и продолжал он причитать, пока вся процессия не оказалась достаточно далеко от меня, чтобы я перестала его слышать.

- Что-то здесь не так – пробубнила я вслух через десять минут после их ухода, удобно разместившись на холодном каменном полу – Что-то не сходится. Зачем Аластер взял вину на себя? У него же даже алиби было, которое, как он грозился, могла спокойно подтвердить новая управляющая… – гоняя в голове только что произошедшее, силилась я понять, что меня так смущает – Обряд привлечения… Это конечно полный бред, но тогда зачем? Банши покровительница и может дать своему хозяину, что угодно, но только вот доктор не ее потомок. В любом случае человеческие жертвы для этого не нужны. Думай, Сангинария, думай – я вновь и вновь перебирала все факты в голове – С двадцатого на двадцать первое декабря… С двадцатого на двадцать первое… - повторяла я про себя раз за разом – Вот же тупая курица! – воскликнула я в сердцах, наконец-то начиная понимать, что конкретно меня настораживало – День зимнего солнцестояния дарит новую жизнь! – протянула я, медленно поднимаясь со своего места и продолжая мысль - Каждый год в это время рождается новое солнце и умирает старое. Они совершали обряд, но не очищения, а перерождения! Твою ж, мать! – прохрипела я, пулей направляясь к выходу из склепа – Кормак прав, Бронак была банши.

***

С легкостью обойдя стороной многочисленную охрану отеля и так и оставшись не замеченной, я без стука влетела в недавно покинутую нами комнату. Кроме Олиффа, что-то печатающего за своим огромным рабочим столом, там больше никого не оказалось. Мужчина одновременно смущенно и удивленно уставился на меня из-под крышки своего ноутбука, явно собираясь что-то сказать, но, видимо так и не подобрав слова, замер с открытым ртом.

- Где она? – первой задала я вопрос, дабы облегчить его мучения.

- Кто? – испуганно выкатив глаза, переспросил хозяин апартаментов, так и не сумев поинтересоваться какого черта я снова тут делаю, да еще и без Мэйв.

- Ты знаешь о ком я - твоя новая управляющая. Говори или тебе будет хуже – сурово нахмурив брови, пригрозила я.

- Вы не имеете права! Это вторжение на частную собственность, я сейчас же вызову охрану и…

- Ой, да брось. Хватит притворяться. Я знаю, что она – банши – злобно процедила я сквозь зубы, прежде, чем мой собеседник успел дотянуться до внутреннего коммутатора – Ладно доктор – идиот, влюбившийся в дух, но ты… Скажи, смерть восемнадцати человек стоила тех денег и власти, что ты получил?

- Я никого не убивал, клянусь! – поднимая руки так, словно я направила на него оружие, взмолился Олифф с видом раскаявшегося человека.

- Да, не убивал, но позволил это сделать ей, а значит, все равно, что совершил преступление сам.

- Я не хотел, честно – хныкая, как капризный ребенок, тут же сознался Олифф, резко меняясь в лице – Когда Бронак предложила мне в обмен на тело - деньги и власть я был в таком бедственном положении, что согласился, а затем уже было слишком поздно что-то менять…

- Серьезно? Не уж-то ты думаешь, что я куплюсь? – ехидно усмехнувшись, прошипела я, скидывая свою верхнюю одежду на пол – А знаешь, давай, валяй, поведай мне свою версию истории – с непоколебимым видом доставая из-за плеча косу и ставя ее лезвием вверх, разрешила я, со скучающим видом прислоняя голову к древку.

- Хорошо, хорошо – послушно согласился мужчина, нервно теребя свою синюю бороду – Когда мать перед смертью рассказала мне об отце, я, как любой брошенный ребенок, захотел с ним встретиться, но Патрик на отрез отказался общаться со мной. Сделав несколько попыток, я успокоился и решил забыть про гада, пока однажды мне не позвонили из юридической компании и не сообщили, что он умер. Поверь, я не был в курсе ни о истории его семьи, ни о духе, охраняющем их покой. Я всего-то хотел попрощаться с тем, кого по сути даже не знал. И тут на арену вышла дряхлая любовница покойного папаши, как я тогда считал.

- Ты знаешь, что она сделала для Патрика? Ради чего он помог обрести ей телесную оболочку?

- Он хотел сына.

- То есть ты - результат ее даров – язвительно хмыкнув, догадалась я – Пока банши дух – она всего лишь защитница рода, но в человеческом обличии может делать для хозяина такие вещи, что не под силу даже самой сильной ведьме. Ей не составило труда подобрать для него подходящую пару. Вот почему твой отец смог так легко зачать ребенка уже будучи весьма пожилым господином.

- Да, ради меня, 45 лет назад он позволил ей перейти на эту сторону. Вместе с преданным Говардом они поймали какую-то бедолагу, а Дела, в ночь на зимнее солнцестояние, совершила нужный обряд. Но как только я родился, старый пердун испугался, что когда я вырасту и узнаю о банши, то пойду по его стопам и, воспользовавшись услугами духа, продам душу дьяволу. Дабы огородить меня от соблазна, он отослал нас с матерью прочь, окончательно оборвав все связи. Так длилось тридцать лет, пока он не помер.

- Как Бронак умудрилась протянуть так долго? Используя силу, банши быстро стареют, именно поэтому вы и проводили ритуал последние пятнадцать, ах да, уже шестнадцать лет.

- После моего появления на свет, Патрик категорически отказался от ее услуг, а потому, практически не используя свои возможности, она коротала дни, как обычный человек, проживая год за два.

- И все это она делала ради Аластера… - начиная складывать пазл в единую картину, подхватила я.

- Именно. Они познакомились сразу, как только Бронак стала человеком и по уши влюбились друг в друга. Когда мы впервые встретились, доктору было уже пятьдесят пять, а ей на вид около восьмидесяти, но несмотря на это, он по-прежнему ее боготворил и не собирался оставлять до самого конца.

- Вот и объяснение его таким удрученным опытом глазам – ты позволил банши вернуть Аластеру молодость. Теперь понятно, почему Дела поставила всем блок – мне бы сразу стало ясно, что не так – я кожей почувствовала мелкую неприятную дрожь по всему телу от внезапного появления за моей спиной того, кого меньше всего ожидала - Вы отлично подготовились к моему приезду и кажется я уже догадываюсь, кто вас о нем предупредил – разочарованно вздохнув, произнесла я, разворачиваясь к своей старой знакомой и с досадой качая головой из стороны в сторону – У меня к тебе лишь один вопрос – зачем?

- Брось оружие – вместо этого приказала полицейская, направляя на меня свой ствол – Я отлично знаю, как ты умеешь отрезать им конечности.

- Мэйв, Мэйв, Мэйв – протянула я, в бешенстве отшвыривая косу с такой силой, что та со звоном вонзилась в стене всего в десяти сантиметрах от лица Олиффа – Не делала бы ты глупостей…

- Ты как, дорогой? – испуганно взвизгнула женщина, озабоченно глядя на дергающийся глаз своего побледневшего любовника – Она тебя не задела?

- Нет, но как видишь эта тварь обо всем догадалась! – свирепо таращась на меня, сообщил мужчина – Теперь твоя девка для нас бесполезна! - раздраженно пробурчал он, картинно смахивая пыль со своего дорогого костюма.

- Это мы еще посмотрим – успокоила его напарница, переводя на меня яростный взгляд темных глаз - Еще раз повторишь нечто подобное, и я, не задумываясь, убью тебя.

- А вот это вряд ли, ты же не просто так притащила меня в свой городишко. Тебе что-то было нужно и теперь я даже знаю – что. Чем же вам насолила банши, что вы вдруг так резко решили избавить от дойной кобылы?

- Я так надеялась, что ты ничего не заподозришь и без проблем прикончишь эту мразь, – не слушая меня, с тяжелым вздохом сообщила Мэйв, поднимая мое оружие с пола и с любопытством его рассматривая - но нет, надо было тебе все испортить и припереться к Олиффу, вместо того, чтобы идти искать банши – она, не спуская с меня глаз, медленно отступила к сообщнику и, уютно устроившись у него под крылом, продолжила – История про Бронак и Аластера – чистая правда. Влюбленные тридцать лет ждали смерти Патрика, чтобы наконец-то освободить ее дух из плена сгнивающего тела. Доктор питал такие сильные чувства к этому отродию, что лично помог юристам разыскать прямого наследника умершего. Однако странная парочка упустила один момент - любовь приходит не только к таким убогим, как они, но и к нормальным людям – презрительно передернув плечами, заявила полицейская – Когда банши со своим любовником предложили нам за свою новую молодость и свободу - деньги и власть, я предусмотрительно уговорила Олиффа согласились дать лишь первое.

- Я уже заметила, что жадность в вас обоих на столько велика, что вы не гнушались убивать кого-то ежегодно – съязвила я, со скучающим видом складывая руки на груди замком.

- Что плохого в том, чтобы желать большего?! – крайне удивившись моему замечанию, грубо отреагировала Мэйв – Мне ни капли не жаль тех тупых куриц, что мы использовали. Никакой пользы обществу они бы не принесли.

- И это говорит начальник полиции, что, кстати, крайне удобно в вашем случае – проклиная себя в душе за то, что не заподозрила подвоха раньше, ядовито заметила я – Ты закрывала глаза на пропажу девушек, а взамен, вместе со своим хахалем, получала все, что хотела.

- Я не просто закрывала, а лично их подбирала! Все, как просила Бронак – черные волосы и карие глаза, дабы хоть отдаленно напоминать то тело, что когда-то полюбил Аластер. Не состыковка вышла лишь с Нелли. По официальным данным она никому не была нужна. Кто ж знал, что вдруг неожиданно появится эта чокнутая тетка - Мэри. Пришлось избавиться и от нее, и от докучливого шантажиста Лютера.

- Так значит детектив тоже реально существующий персонаж?

- Конечно, все было в точности, как я и рассказывала, за исключением разве что всех этих страстей с ужасными глазами, душещипательными криками, ну и моей причастности к делу. Я решила, что чем правдоподобнее будет звучать история, тем раньше ты в нее поверишь и по доброй воле избавишь нас от этой твари.

- Ты думала, что так быстрее натолкнешь меня на мысль о банши.

- Я вообще максимально старалась приблизить тебя к этой идее - обращала внимание на Кормака, что он знал тайну семьи, на эту чертову банши, когда она все еще была старухой в старом обличии, на схожесть девок и точную дату их смерти, даже на связь всех тел этой мерзости с доктором. Я столько раз намекала тебе, а ты… – не в силах сдерживать эмоции, полицейская нехотя выбралась из объятий любовника, вручила, брезгливо скривившемуся мужчине, мою косу и, не сводя разъяренных глаз, медленно начала наступать в моем направлении – Я все время пыталась отвести от Олиффа любые подозрения, но нет же, ты прицепилась к нему, как банный лист, словно нутром чувствуя подвох, и все время уходила в сторону.

- Значит все это – от начала и до конца был твой план?

- Наш! Это был наш план. Я его придумала ради любимого человека. Дворецкий и экономка были с нами в сговоре с самого начала. Если бы ни они, мы ничего бы не смогли – не провести ритуалы без сил Делы, ни узнать подробности о банши и секретных комнатах этого дома без Говарда. Они остались преданными семье Патрика до конца. Ну а Кормаку мы заплатили огромную сумму денег, чтобы он подыграл мне в баре, а затем сдал помещение, где были девки, но тут влез идиот Аластер. Тоже мне спаситель! Хотел взять на себя вину, чтобы обезопасить Бронак. Он же реально считал, что ты – какая-то шишка из столичных органов правопорядка. Испортил такую постановку, ублюдок – Мэйв подошла ко мне настолько близко, что я впервые за все года нашего знакомства, вдруг ощутила, как сильно от нее веет жестокостью, жадностью и жаждой смерти – Полагаю окончательно сбил тебя с толку именно он.

- Почему я не прощупала тебя с самого начала… - смерив ее надменным взглядом, укорила я сама себя, понимая, что всего этого можно было избежать, если бы не мои дурацкие принципы.

- О, да, каюсь. Я нагло воспользовалась тем, что ты не читаешь близких – хихикнула полицейская, наигранно поднимая руки вверх, будто сдаваясь, но при этом не выпуская пистолета из рук и все время пристально за мной наблюдая - Знаешь, доверие вообще опасная штука. Твое одиночество – это бич, ведь иногда так хочется хоть на кого-то положиться, но никогда никого не оказывается рядом. Вот ты и кидаешься из крайности в крайности, полностью опираясь на инстинкты и следуя самой же придуманным правилам, думая, что те, кого ты к себе подпустила будут поступать также. Но мы – люди и живем как нам нравится, порой переступая через себя ради близких, чему вы – Искушаемые, в силу отсутствия любых привязанностей, не подвержены, а потому и уязвимы.

- Ты убила их? – в кои-то веки с трудом подавляя в себе кучу смешенных эмоций, но внешне изображая абсолютное спокойствие и безразличие к произнесенным словам, спросила я не дрогнувшим тоном.

- Тварь! – явно ожидая другой реакции, вскрикнула Мэйв, со всего размаха залепляя мне звонкую пощечину – Мне пришлось! Кормака я ударила камнем в висок, будто доктор напал на него, когда я отвлеклась на машину, а Аластера застрелила якобы во время попытки побега, предварительно заставив того убежать в лес на несколько десятков метров. В их смерти виновата только ты! Не могла же я оставить обо всем догадавшихся свидетелей в живых?!

- Зачем я должна была избавить вас от банши?

- Эти мрази перестали нам подчиняться! Они видите ли устали! В них проснулась совесть! Бронак заныла, что всего лишь хотела свободы, что мы через чур ненасытные и каждый раз просим у нее все больше и больше. Проклятая сука заявила, что это будет ее окончательное тело – она обновится, окажет нам еще одну, последнюю услугу, а затем они вместе с Аластером уедут в неизвестном направлении и проживут остаток отведенного им времени без очередных смертей.

- Поэтому ты меня позвала. С такой силой вы ни за что не справились бы сами. Интересно, что в тебе взыграло больше – страх, что сбежавшая парочка может вас сдать или алчность, не дававшая покоя, что больше никто не исполнит ваши самых заветных желаний?

- Слушай, я искренне сожалению, что ты обо всем догадалась – изобразив на лице раскаянье, с протяжным гулом выдохнула полицейская – Все должно было быть совершенно иначе. Но теперь уже поздно об этом говорить – доктор, любовь всей жизни банши – мертв и она точно знает, кто это сделал. Как и знает, что в этом деле мне помогала ты. Дух придет за нами, за нами всеми. Так что, если мы хотим выжить – нам следует объединиться.

***

Она ворвалась в комнату в следующую секунду и как только увидела нас – глаза ее в прямом смысле слова налились кровью и алыми пятнами закапали на белоснежное воздушное платье. Словно одержимая, банши открыла рот, откуда тут же последовал дикий вопль. Чем дольше он длился, тем сильнее становился. В какой-то момент пасть Бронак распахнулась настолько широко, что казалось запросто могла поглотить все наши бренных тела одновременно. Закрыв глаза и заткнув уши руками, я поняла, что мои ладони стали влажными от крови, а значит жить нам оставалось не долго. Идти на поводу у Мэйв я ни в коем случае не хотела, но и помирать не собиралась. Быстро сообразив, что все попытки сражаться с обиженным, убитым горем духом, да еще и в человеческом обличие приравниваются к самоубийству, я прибегла к единственно возможному шансу на выживание.

- Нет, постой! Прекрати! – кое-как найдя в себе силы поднять веки, взмолилась я, пытаясь перекричать это безумие – Я не убивала Аластера! Я такая же жертва обстоятельств, как и ты! – но Бронак в ответ лишь взревела еще сильнее и медленно поплыла в моем направлении, чем невероятно обрадовала стоящую в нескольких метрах от меня парочку – Тихо, тихо! Молю, успокойся! Мы не враги друг другу – причитала я, осторожно отступая от банши - Ты же знаешь, что я – пограничник, а мы никогда не наказываем без веской причины. В отношении доктора у меня таковых не было! – оправдывалась я, с трудом отнимая ладошки от кровоточащих ушей и покорно склоняя перед духом голову – Я открыта для тебя. Почувствуй, что я не лгу. Обманщики провели нас обеих! – но она по-прежнему продолжала наступать на меня со своим пугающим, разверзнутым почти до пола ртом, больше похожим на черную, засасывающую все вокруг себя, дыру – Дьявол, я не хочу с тобой драться, ты же раскаялась, мать твою. Прошу, загляни в меня – молила я непрестанно, одним глазом уже косясь в сторону выхода.

- Черт, ни хрена никому нельзя доверять! – закрывая своим пухлым телом Олиффа, процедила сквозь зубы полицейская, направляя на Бронак пистолет – Не думала, что Искушаемые бывают подлыми предателями! – заявила она, с презрением сплевывая в мою сторону.

- Кто бы говорил о предательстве! – парировала я, краем глаза захватывая картинку с любовниками, и запоздало замечая намерения своей старой знакомой.

- Сама убью эту суку – грозно прорычала Мэйв, и, прежде чем я смогла произнести еще хоть слово, опустошила всю обойму в тело взбешенного духа.

- Что ты наделала, дура?! Ты же только разозлила ее! Банши не возьмешь обычными пулями! – взревела я и, прежде чем полицейская успела опомниться и перезарядить свое оружие, накинулась на нее с голыми руками, нещадно выбивая дурь из подлой дряни.

Этого момента оказалось достаточно, чтобы упустить из виду, все еще продолжавшую двигаться к нам Бронак и не заметно подобравшегося к ней со спины Олиффа, который, очень верно поняв мои слова и быстро догадавшись что сможет навредить духу, занес у нее над головой мою боевую косу. Осознав всю несправедливость происходящего, я тут же откинула на пол, глотавшую собственные сопли, слюни и кровь, Мэйв и бросилась на защиту банши, но было уже поздно. Неумело запустив косой в бок противницы, мужчина разрезал его поперек почти до половины и, увидев, как оттуда фонтаном хлынула кровь вперемешку с кишками, в тот же момент растерянно отпустил рукоятку, оставляя мое оружие в теле банши. Он мгновенно побледнел и, согнувшись пополам, блеванул на собственные ботинки. Буквально на секунду воцарилась кромешная тишина. Бронак, подобрав свой подбородок до привычных размеров, тупо уставилась на торчавшую из нее косу, а затем, неестественно исказившись в гневной гримасе, одной рукой отшвырнула обидчика в сторону, словно тот был не более, чем навязчивой букашкой. Олифф, пролетев несколько метров и задевая по дороге все, что у него было на пути, с грохотом впечатался в стену и, оставляя на ней жирный алый след, бессознательно сполз на пол.

Пока я изумленно наблюдала за этой картиной, полицейская успела прийти в себя и, застав лишь заключительную часть случившегося, оперативно заполнила обойму и с истеричным воплем принялась выпускать ее в меня. Благодаря фантастической ловкости, я увернулась от первой пули, но недостаточно стремительно, чтобы уйти от нее окончательно, а потому, больно резанув левое плечо, она со свистом прошла на вылет. Сучка метила прямо в сердце и будь я простым смертным – обязательно попала бы. Пока Мэйв выпускала вторую, третью и прочие пули, я, без ущерба для своего здоровья, молниеносно выдернула косу из тела банши, заставляя ту камнем рухнуть на пол. Уже в следующее мгновение я возникла возле стрелявшей и одним четким, идеально ровным срезом снесла отупевшую башку с плеч полицейской. Устало уронив косу себе под ноги, я только и смогла произнести:

- Сука!

Не удержавшись, я с отвращением сплюнула на расчлененное тело и неуверенно походкой поплелась к валявшейся неподалеку Бронак. Осторожно опускаясь перед ней на колени, я к своему удивлению обнаружила, что та все еще жива.

- Они забрали его у меня… Молю… Если я просто умру, то вновь стану хранительницей своего рода. Отпусти… Отпусти мою душу – прохрипела она, глядя на меня печальными, безжизненными глазами – Я хочу быть с ним, на какой бы из сторон он не был.

- Прости. Ты же знаешь это не в моих силах.

- Да… - просипела банши, кидая тяжелый, многозначительный взгляд на очнувшегося, харкающего кровью Олиффа, пытавшегося найти в себе силы, чтобы подползти к откатившейся от тела голове любовницы – Он… он может…

Злая, как бешенная собака, я вскочила на ноги и, застыв на месте, несколько секунд безмолвно наблюдала за негодяем. Бледный, осунувшийся ублюдок дрожащими руками подобрал отрубленную башку некогда любимого человека и добравшись до тела, приложил ее туда, где раньше было ее место. Затем, свернувшись калачиком, он лег рядом с убитой и беззвучно разрыдался.

- Эй, ты! – подойдя вплотную к мужчине и тыкнув ему в бок основанием косы, позвала я с пренебрежением – У тебя еще будет возможность к ней присоединиться, а сейчас иди и избавь Бронак от страданий.

- Я не хочу умирать – захныкал Олифф, со страхом косясь то на меня, то на окровавленную банши.

- Тогда тем более, освободи дух своей семьи или я прикончу тебя на месте!

- Ладно, ладно! – так ползком и перебираясь от одного тела к другому, промямлил мерзавец - Я разрешаю тебе, уходи! – пробурчал он над лицом прародительницы и тут же отстранился.

- Ты, что, совсем меня за идиотку держишь? Сделай все, как положено, пока она не умерла.

- Хорошо, хорошо! – уже скорее агрессивно, чем напугано, оскалился мужчина и только после того, как я вновь пнула его ногой, произнес, положа правую руку на сердце Бронак - Это тело – твое тело, признаю его родство. Отпускаю твою душу, разрушаю колдовство.

- Вот и молодец – похвалила я, опустившись рядом с ним на одно колено и склонив губы над ухом умирающей – Ты свободна, дорогая. Надеюсь вы с Аластером обретете покой – с сожалением поджав губы, я ловко провела по ее шее древком косы, откуда торчали острые шипы, после чего из глубоких тонких ран на теле девушки тут же потекли густые красные струйки – Прощай! – издав последний пронзительный крик на этом свете, Бронак наконец-то закрыла глаза и навсегда покинула этот мир – А теперь с тобой – даже не поворачивая головы в сторону Олиффа, сурово прошипела я – Либо ты добровольно признаешься полиции во всех, совершенных вами преступлениях, включая эти, либо я найду и прикончу тебя, где бы ты ни был. Я полагаю ты прекрасно осведомлен кто я и вряд ли станешь ставить под сомнение данное мною обещание – не дожидаясь ответа, я кое-как поднялась на ноги и, со смешанными чувствами, убралась восвояси из очередного кровопролитного ада.

Позже я узнала, что хозяин старого замка подчинился моей воле и полностью взял на себя вину за все убийства. Его имущество было арестовано и безвозмездно передано городу, а сам Олифф – приговорен к пожизненному заключению. Что ж, мне остается добавить лишь одно – каждый из нас сам выбирает свою дорогу. Раскаяние и смерть – во благо и отпущение грехов, как банши или трусливое, но все же существование в четырех стенах до своего последнего вздоха, как синяя борода. Решайте сами, кто из них поступил правильнее, я уже свой суд свершила.

0
55
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!