Землянка для дракона

Форма произведения:
Рассказ
Аннотация:
Ариадна - землянка, которая приняла приглашение переселиться на телепатическую планету Горру в обмен на обещание выйти замуж за местного, которого ей подберут через специальную систему. Никто не думал, что единственным подходящим женихом для нее система выберет правителя планеты, а первая их встреча выльется в такой конфликт, что по итогам девушка окажется осужденной за оскорбление Величайшего. Но после этого Он признает ошибку, и Она вынуждена согласиться на нежеланную помолвку. (Опубликованы пилотные главы, будет дополняться)
Текст произведения:

Часть 1. Шаггитерра.
Похищение.

 

Увлеченные беседой, они забредали все дальше по бескрайнему дикому полю, вдоль небольшой реки, не заботясь о направлении. Трава по пояс, земля под их ногами, небо, очистившееся под вечер от облаков, даже самых маленьких – все дышало весной, свежестью и диковатым уютом плохо обжитой планеты. На меры вокруг - ни одного поселения дикарей, а никакой другой цивилизации здесь и быть не могло. Не считая временного горианского городка в километре позади, доживавшего последние дни до эвакуации.

Да и тот уже заметно опустел: многие горожане, среди которых в основном были ученые-исследователи и обслуживающий персонал, предпочли вернуться на Горру. Оставшиеся дожидались переселения в более безопасное место здесь, на Шаггитерре. Все были напуганы сражениями с дикарями, разразившимися здесь парой недель ранее. Атаки шаггитерианцев, необычно массированные и жестокие, привели к гибели нескольких военных и грозили еще большим числом смертей, могли вообще сравнять город с землей.

Вероятно, так и случилось бы, если бы не вовремя подоспевшая защита межпланетной военной команды, оказавшейся поблизости по стечению обстоятельств. Для сотен свидетелей сражения ребята с «Черной звезды» были супер героями: пятьдесят военных, сумевших обратить в бегство тысячи шаггитерианцев. И только командир этих наемников, опытный военный, телепат высочайшего уровня Тхорн эс-Зарка, знал, что все случилось не совсем так.

Он знал, что всего несколько дней назад истинным чудом избежал смерти вместе со всей своей «звездной» командой.  С тех пор у него началась какая-то новая жизнь, которой он не ждал и даже не знал, что заслуживает чего-то подобного.

Несколько раз ему доводилось читать в художественной литературе, будто человек не осознает своего счастья, когда счастлив по-настоящему, и только много позже, оглядываясь назад, может понять это. Одно время он склонен был соглашаться и разыскивать мгновения счастья в своем прошлом, но теперь на собственном опыте познал не полную правдивость таких утверждений. Тхорн был счастлив, как никогда прежде, и ясно это осознавал. И также ясно осознавал причину этого счастья: Асхелека. Его молодая жена, красивая, сексуальная, трогательная, крошечная, сладенькая, восхитительная во всех проявлениях. Рыженькая полушаггитерианочка.

Он думал о ней целыми днями и знал, что она о нем – тоже. Они оба хотели друг друга как безумные. Ему нравилось чувствовать, как она возбуждается, стоило прижать ее немного или просто сгрести в охапку и поцеловать. Нравилось, какая она маленькая и хрупкая в его объятиях, как легко можно взять ее на руки и отнести на кровать, уложить в удобную позу и любить до изнеможения. А потом обнимать и разговаривать, разговаривать. Иногда он даже не знал, чего хочет больше – заняться с ней любовью или еще говорить, и выбор каждый раз давался тяжело.

Вот и сейчас. Она шла рядом, увлеченно болтая о том, что хочет делать, когда вернется на Горру, а Тхорн, с интересом слушая ее, все же каждую минуту думал о том, как бы хорошо было сжать ее сейчас в объятиях, разворошить аккуратную прическу, задрать платье и повалить в траву. И каждый раз, когда эта мысль приходила ему в голову, он благодарил Космос, что его жена не может читать его мысли, как он - ее. Потому что ему вовсе не хотелось бы напугать ее или обидеть. С другой стороны, размышлял он, может, это ее не обидит – ведь ей известно, как он любит ее. От этой мысли ему стало жарко, и Тхорн решился осторожно влезть в мысли жены, старательно отводя глаза в сторону, чтобы не заметила. Но его взгляд как-то сам собой оказался прикованным к ее сияющему лицу.

Асхелека после слияния словно расцвела и одновременно повзрослела, стала намного увереннее и спокойнее, и вместе с тем энергичнее. Он мог получать наслаждение, просто созерцая ее. Как она двигается, как говорит, как думает, как причесывается. Но иногда ему нравилось для верности влезать и в ее мысли – это было очень удобно, вот как сейчас. Узнать наверняка, думает ли она сейчас о том же или…

- Тхорн! Вылези из моей головы, - рявкнула внезапно его жена. Ее веснушчатое лицо в мгновение ока стало сердитым. Она остановилась и задрала подбородок, посылая ему взгляд, полный праведного гнева. Кому-то, возможно, показалось бы смешным, что такая маленькая девушка, чья макушка едва достигала уровня середины его широкой мускулистой груди, может напугать его своим гневом, но только не тем, кто знает, как любить по-настоящему. 

Дьявол! Научил, на свою голову. Шестнадцатилетняя Асхелека, потенциально довольно сильная, лишь совсем недавно начала постигать азы телепатии. Из-за того, что отец скрывал ее происхождение, она до четырнадцати лет даже не подозревала о своем телепатическом потенциале и жила заблокированной. И только встреча с Тхорном полностью изменила ее жизнь. А она – его…

- Все, я не буду. Извини.

Тхорн мгновенно поднял руки в жесте добровольной сдачи. Десятки лучших воинов Горры, и пары других планет, продали бы половину своей жизни за право увидеть его напротив себя с разведенными вот так руками. Но Асхелека была единственным человеком, кто мог удостоиться этого зрелища… и не оценить его ни на полкредита.

- Что ты там хотел прочитать? – с любопытством и легкой настойчивостью спросила она, не удостоив ни малейшим вниманием его жест доброй воли.

- Неважно.

- Тебе неловко.

Мгновенно почувствовав его эмоции, Асхелека впилась в него взглядом с двойным вниманием. Тхорн растерялся. Он не хотел захлопывать свои эмоции перед ее носом – это точно обидело бы ее, особенно с учетом того, что его только что застигли на месте преступления. Они много раз обсуждали это. Асхелека переживала, что ему доступно так много в ее голове, и он обещал стремиться к честности. Не читать ее мысли, лишь эмоции – и открывать в ответ свои.

- Хеле.

Тхорн послал ей предупреждающий взгляд. Но взгляд его жены уже изменился, стал почти детским, и она тоненько захихикала:

- Ты опять думал о том, о чем я думаю?

Тхорн немного подумал и все-таки захлопнул эмоции, сверкнув взглядом:

- Ты смеешься надо мной?

- Э-ммм, - Асхелека попыталась рвануться прочь, но он уже сгреб ее и закинул на плечо, не обращая внимание на пищание. И пару раз шлепнул по попе, когда она попыталась вырваться.

- Куда ты меня тащишь?

- Туда, на мягкую травку.

- Наказать за то, что смеялась, или...?

- Или.

- Это что, только ради мести?

- Разумеется.

- А если я попрошу прощения?

Едва заглянув в ее эмоции, Тхорн рассмеялся. Ему удалось запутать и немного напугать ее. Но теперь Асхелека была возбуждена, чего ему и требовалось.

- Я люблю тебя, - серьезно сказал он, осторожно положив на траву, головой на свою плечо. Его эмоции снова открылись ей, и она просияла, ощутив только нежность.

- И я тебя.

Их щеки соприкасались. Тхорн смотрел в ее глаза, и счастье вдруг стало таким острым, что это даже было похоже на боль. Он повернул голову и легонько коснулся губами ее губ, стараясь быть очень нежным, чтобы не спугнуть очарование этого момента. Асхелека с тихим стоном обняла его, а потом тихо спросила:

- Мы ведь не будем надолго разлучаться, да?

Тхорн нахмурился. Ему хотелось бы, не думая, пообещать это ей, но его работа. Вылеты могут длиться по нескольку месяцев, а иногда доходит до года. В его сердце что-то протестующее скрипнуло – ей будет слишком тяжело без него теперь.

- Я бы этого не хотел,- выдохнул он в ее волосы, крепко прижимая жену к себе.

 

Они вернулись на корабль, когда уже начало темнеть. Больше всего ему хотелось бы просто поужинать с Асхелекой и пойти в каюту, но дела, к сожалению, требовали его внимания, коль скоро он решил задержаться на Шаггитерре со своей командой в разгар войны и проследить за эвакуацией мирных граждан из горианского города. Поэтому приходилось иногда покидать «Черную звезду» и теплую постель, и бывать в этом самом городе.

С каждым днем людей оставалось все меньше – транспортные корабли до Горры прилетали и улетали по расписанию, и увезли домой уже почти всех желающих, а новички летели уже на новое место. Тхорн как всегда лично проверил все посты, хотя точно знал, что никакой опасности внешней атаки нет. Он перестраховывался, больше для собственного спокойствия, но это тоже было важно.

Поднявшись к командованию, он перекинулся несколькими словами с новым главой миссии, присланным с Горры, и с чувством облегчения вышел наружу, расправляя крылья. Через пару-тройку минут он уже приземлился у верхнего входа на «Черную звезду». И с первого же взгляда, который бросил на него дежурный младший офицер, понял, что что-то не так. Интуиция редко подводила Тхорна – когда случалось что-то серьезное, он сразу чувствовал.

- Что? – резко спросил он, останавливаясь.

- К… командир, ваша жена… она сказала, что вернется с вами, - пробормотал перепуганный офицер, еще больше пугаясь от того, как менялось его лицо.

- Что? – повторил Тхорн, на этот раз еле слышно. Кровь с ревом устремилась в его уши, а голос вдруг охрип. Асхелека не могла бы заблудиться на крошечной охраняемой территории. Он не мог бы не заметить ее по дороге, если бы она шла навстречу, от корабля к городу.

- Ваша жена, - повторил дежурный. - Она примерно час назад вышла наружу.

Тхорн резко повернулся, взлетая по лестнице. На самом верху он обернулся:

- Доложите капитану эс-Хэште. Немедленно! – заорал он, вылетая с корабля.

 

Время словно остановилось. Нормальное соображение вернулось к нему где-то час спустя, когда он убедился в том, что Асхелеки нет нигде. Если, конечно, человек вообще может нормально соображать, находясь в отчаянии. Ни городские дежурные, ни раненые офицеры в госпитале, ни запоздавшие прохожие внутри городских стен не видели хрупкой рыжеволосой девушки с зелеными глазами. Не была она ни в госпитале, ни в командовании, ни в единственном на весь город кафе, все еще открытом в поздний час. Вскоре стало ясно, что Асхелека вовсе не пересекала порога города – иначе ей никак не удалось бы остаться незамеченной.

Дейке связывался по рации три раза, потратив этот час на то, чтобы перевернуть вверх дном корабль – но его жены не нашлось и на «Черной звезде».

Капитан эс-Хэште нашел его у верхнего входа в корабль, когда Тхорн возвращался.

- Я поднял всех по тревоге и поделил на три отряда. Ребята готовы выдвигаться, - коротко сообщил Дейке.

Тхорн несколько секунд бессмысленно смотрел на своего ближайшего друга и соратника. В ушах стоял какой-то невнятный гул, и слова Дейке доходили словно сквозь вату. Наконец, он понял, что от него ждут команды, кивнул и отрывисто распорядился:

- Я с первым отрядом, ты со вторым. С третьим – эс-Фарфе.

- Так, все на выход, вперед, бегом, бегом, - повысив голос, крикнул капитан офицерам, ожидавшим команды внизу.

- Я не понимаю, - еле слышно процедил Тхорн, пока офицеры вылетали наружу и строились. – В округе на пять мер ни одного шаггитерианца. Не могла же она просто отправиться гулять.

- Откуда ты знаешь, что в округе нет дикарей? Мы же не прочесываем лес каждый час, - возразил Дейке.

- Я знаю, - глухо отозвался командир.

Информация у него была от Сезара, которому он верил больше, чем себе. Правитель Горры прямо сейчас находился на Шаггитерре инкогнито, и периодически выходил с ним на связь, но к сожалению, делиться этой информацией даже со своим ближайшим другом Тхорн не мог, поэтому их диалог оставил в эмоциях Дейке легкий скепсис. Дейке, как и все остальные, не помнил, как Сезар всех спас, потому что помнить об этом было дозволено лишь одному Тхорну. Остальным дракон начисто стер память о своем триумфальном и, безусловно, шокирующем появлении в разгар сражения.

- Кто дежурил у выхода, когда моя жена вышла? – спросил Тхорн, когда перед ним снаружи стояла почти вся команда. На город уже опустилась глубокая ночь, но пара прожекторов освещали прилегающие участки так, что все лица было видно хорошо. Двое офицеров, немного встревоженные, вышли вперед. Но их опасения были тщетны – командир не собирался их упрекать. Он сам виноват, только он. Понадеявшись на благоразумие Асхелеки, он не отдавал никому приказа задерживать ее внутри корабля.

Просканировав обоих офицеров по очереди, Тхорн восстановил картину. Его жена выходила наружу нарядная и веселая – вне всякого сомнения, не для того, чтобы гулять по лесу или сбегать куда-либо. Затейливая коса, немного косметики, лукавый блеск в глазах – все говорило о том, что она решила встретить и соблазнить его. Он сам виноват. Ведь знал же, что она что-то задумала – чего стоило слегка напрячься и вычитать ее мысли? Лень. Ему было просто лень лишний раз напрягаться. Но кто же знал, что она выйдет без него наружу?

Ребенок. Просто шестнадцатилетний ребенок, глупая еще. «Найду – буду пороть, пока рука не устанет», - пообещал себе Тхорн, заглушая растущую тревогу. Да куда, куда же эта девчонка могла деться?

- Так странно все повторяется. Не волнуйся, мы ее найдем, - сказал Дейке перед тем, как разойтись с ним в разные стороны, чтобы прочесывать лес. Капитан явно вспоминал, как два года назад они искали его жену, но тогда, видит бог, Тхорн и близко так не волновался. Впрочем, это и не мудрено: жена была чужой, а планета – своей. А теперь-то все наоборот.

Тхорн мысленно посчитал время. Если двигаться напрямик, за прошедшее время уже можно было пересечь всю лесополосу насквозь и выйти на равнинные земли, откуда они начинали вылазку перед тем, как Рикэн переместил корабль к городу.

- Эс-Фарфе, - окликнул он старшего офицера, который пока двигался рядом со своим отрядом. – Сколько до того поселка идти, где вы были тогда с эс-Шетте?

- Мер семь… часа четыре пешком, командир.

Четыре часа пешком для офицера – значит, хрупкой девушке шагать всю ночь, мысленно подсчитал Тхорн. Его взбудораженный мозг просчитывал самые невероятные версии. Сезар говорил, если все вероятно отброшено, значит, случилось невероятное. Неужели он упустил какую-то травму у нее, и Асхелека под влиянием порыва отправилась искать мать в одиночку? Но почему она не попросила о помощи его?

Он скосил взгляд на молчащий коммуникатор. Около получаса назад он решился отправить просьбу Сезару о помощи и страстно ждал ответа. Возможности Величайшего огромны, он может чувствовать людей телепатически на расстоянии в несколько мер и перемещаться с огромной скоростью. Но если он перекинулся в дракона и летает где-нибудь, то его сообщение еще долго останется непрочитанным. За это время с Асхелекой может случиться что угодно.

- Рикэн, покажи мне точное местоположение этого поселка. Мы полетим напрямик. Прочешите лес. Если не найдете – летите за мной, - велел Тхорн. Оглядевшись, он вдруг поймал на себе взгляд младшего офицера Меркеса эс-Хэште и вдруг с содроганием вспомнил, как уже мысленно прощался с этим мальчиком, ожидая, что он погибнет. Подумав об этом, командир вдруг рассердился на Дейке: почему он не взял сына с собой?

Раньше он похвалил бы друга за такую беспристрастность и одинаковое отношение ко всем офицерам. Раньше похвалил бы, но не теперь.

- Меркес, перейди в мой отряд, - велел он под удивленным взглядом Рикэна и других офицеров. Тхорн знал, что об этом эмоциональном решении будут шептаться, но ему было плевать. Ему на многое стало плевать с того момента, когда они чудом выжили в последнем бою. Космос подарил ему жизнь, и не просто жизнь – ему в этой новой жизни даровали любовь, и это все изменило. Словно его разобрали на клетки, на атомы, и собрали снова – более совершенного, мудрого и по-другому видящего весь окружающий мир.

Вот только знал об этом он один, а окружающие не изменились, осознавал Тхорн и, конечно же, ожидал, что подчиненные станут удивляться, наблюдая странности в поведении командира. Но это все так мало занимало его… Особенно теперь, когда его руки холодели при мысли о том, что случилось с Асхелекой. Что-то крутилось в голове, но он не мог ухватить. Шаггитерианский поселок оставался единственной здравой версией. Он будет там раньше, и просто дождется ее на выходе из леса.

 

Асхелека.

Запах горькой сухой травы возвращал в детство. Ей совсем не хотелось просыпаться, но кто-то настойчиво тряс за плечо. Уютно… тепло… только голова немного ноет. Она даже не помнит своего имени, так хорошо и расслаблено ей спится. Зачем же ее так трясут?

Открыв, наконец, глаза, и увидев прямо перед собой чумазое незнакомое лицо, Асхелека вздрогнула и отшатнулась. Женщина… нечесаная, с очень темным лицом и блестящими карими глазами, полными сдержанного любопытства. При ближайшем рассмотрении оказалось, что физиономия не такая уж и грязная – просто сильно загорела и неухоженная. Заросли бровей, которым никогда не придавали форму, широкий нос, взлохмаченные волосы. Разглядеть ее удалось благодаря источнику слабого света – камню, размером с человеческую голову, тускло светившемуся в углу.

Дикарка что-то негромко бормотала, чего Асхелека не могла разобрать. Оглядевшись, она поняла, что находится внутри хижина, похожей на те, что они с Тхорном осматривали в шаггитерианском поселке. Прямо над головой нависала крыша – ворох веток и соломы. На землю настланы те же ветки с сухой травой, уже немного подгнивающей местами от сырости, но все еще источающей приятный запах. Внутри хижины тепло, но когда кто-то вдруг раздвинул ветви снаружи, чтобы втиснуться внутрь, Асхелеку обдало холодным воздухом, и она поежилась.

Ее дыхание ускорялось по мере того, как девушка соображала. Постепенно она вспомнила и свое имя, и все остальное. Ее похитили. Но она не помнила, кто. Только холодные серые глаза и сканирование. Ей подчистили память. Какой-то ублюдок. На глаза Асхелеки навернулись слезы, и она сжалась. Тхорн рассказывал ей о том, что кто-то, возможно, натравливает шаггитерианцев на горианцев. Что, если она попалась этим загадочным злодеям? А они оставили ее здесь… на растерзание бестолковым дикарям?

Подобрав ноги под себя, Асхелека настороженно уставилась на дикарок. Теперь на нее смотрели две пары изучающих карих глаз – но обе женские. Сравнив внешность шаггитерианок, она поняла, что имеет дело с матерью и дочерью. Та, что трясла ее за плечи, вероятно, была ей ровесницей – лет пятнадцать-семнадцать на вид. Та, что зашла потом, выглядела заметно старше. Но обе смотрели с одинаковым выражением – любопытства и немного восторга.

- Вы должны меня отпустить, - строго объявила им Асхелека и, протянув руку, указала в сторону выхода.

Шаггитерианки переглянулись, обменявшись непонимающими взглядами. Потом та, что постарше, пожала плечами и указала на выход, подняв брови.

- Да, да, я хочу уйти, - отчаянно закивала головой Асхелека.

Дикарка снова пожала плечами, и тогда она решительно поднялась, раздвинув ветви. Шагнув наружу, Асхелека замерла. Темнота кругом стояла такая, что в двух шагах чудились неясные тени, словно привидения, и хотелось сжаться и зажмуриться. По небу бежали облака, затмевая редкие звезды. Света от них определенно не хватило бы, чтобы осветить ей путь. Даже если бы она знала, куда идти. Но она только теперь сообразила, что понятия об этом не имеет. Налетевший порыв холодного ветра едва не сбил ее с ног – голые руки тут же покрылись мурашками. Ее линос не предназначался для того, чтобы согревать в ночную погоду.

В отчаянии обернувшись, Асхелека разглядела лишь далекий лес, а рядом – однотипные шаггитерианские хижины. Она понятия не имела, в каком поселке находится. Ее рука скользнула на пояс за коммуникатором, но нащупала лишь пустоту. Вздохнув, Асхелека встретилась глазами со старшей шаггитерианкой, которая вышла за ней наружу, и наблюдала, подбоченясь.

Ответив что-то строгое на ее взгляд, дикарка указала ей на вход в хижину, словно Асхелека была ее нерадивой дочерью, вернувшейся со свидания в неурочное время. И пришлось лезть обратно – уж очень холодно оказалось снаружи.

Внутри таким же недвусмысленным жестом шаггитерианка указала на подстилку и всунула ей в руку какой-то неизвестный плод, оказавшийся на вкус сладким, а наощупь жестким. С прерывистым вздохом Асхелека согласилась на нехитрый ужин и, перекусив, послушно легла. Хотя сна, разумеется, не было ни в одном глазу.

На каждую попытку вспомнить голова отзывалась болью, как и тогда, несколько недель назад, когда Асхелека пробовала вспомнить подробности судебного процесса. Заснувшие шаггитерианки вовсю храпели. Теперь она не смогла бы заснуть, даже если бы захотела. По ее щеке покатились слезы. Почему это все время с ней происходит? Она просто хотела встретить Тхорна. Думала, сделает лишь несколько шагов от корабля и дождется его. Но что-то пошло не так. Кто-то очень опасный встретился ей там, совсем рядом с кораблем.

О том, что будет утром, Асхелека боялась даже подумать. Она понятия не имела, как оказалась в палатке этих двух женщин, но не исключала, что местные мужчины проявят к ней интерес при свете дня… примерно как те двое, которые пытались изнасиловать тогда Ариадну. Тогда ей никто не поможет – у дикарей, которые практиковали беспорядочные половые связи, насилие – обычное дело. Навряд ли местные мужчины практиковали ухаживание или уважительное отношение к женщинам, а значит, стоит лишь кому-нибудь из них захотеть и…

Она содрогнулась всем телом. Нет, она просто не выйдет из этой палатки. Не выйдет до тех пор, пока Тхорн не найдет ее. Зажмурившись, Асхелека вызвала в памяти спасительный образ мужа и воспоминания о его теплых руках. «Любимый, найди меня, пожалуйста, побыстрее», - прошептала она про себя, обнимая сама себя.

 

Тхорн.

- Командир, вы в порядке? – тихо спросил Меркес, пристраиваясь рядом после того, как Тхорн вдруг сбросил скорость и немного потерял высоту. Младший офицер теперь медленно летел с ним крыло в крыло.

- Тихо, - выдохнул Тхорн.

Он готов был поклясться, что его жена только что обратилась к нему. Но как же далеко она находилась… С досадой скрипнув зубами, Тхорн сжал кулаки. Если бы у них только было немного времени после слияния… он научил бы ее связываться с ним. Ей совсем немного нужно было подтянуть уровень для этого и чуть-чуть овладеть техникой. Сейчас же это произошло скорее случайно и слишком быстро, чтобы он успел понять, где она. Но достаточно, чтобы понять – не там, где ее ищут отряды Дейке и Рикэна. Не в лесу. Гораздо дальше от корабля.

А, значит, ее похитили не шаггитерианцы. И она не ушла сама. Его рука сама поднесла к губам коммуникатор, палец набрал нужный номер для связи, и Тхорн словно со стороны услышал свой глухой, помертвевший голос:

- Эс-Хэште, эс-Фарфе, отбой. Возвращайтесь на корабль до новых распоряжений.

- Командир? – с тревогой спросил кто-то из офицеров, подлетая с другой стороны. Когда он снизился, многие улетели вперед, и теперь закладывали круг, удивленно оглядываясь. Тхорн растерянно посмотрел на них, все еще продолжая лететь вперед, но с небольшой скоростью и скорее по инерции. Уже почти под самыми его раскинутыми крыльями чернели верхушки деревьев – внизу расстилался непроглядный лес: не самая удачная площадка для приземления. Подумав, он набрал высоту и на этот раз взял в руку рацию, чтобы не орать на весь лес:

- Летим дальше. Все в порядке, - негромко приказал он всем.

Но, продолжая путь, Тхорн и сам не знал, куда ведет за собой ребят. Выводить их из безопасной зоны – значило бросать в мясорубку. Не заручившись помощью Сезара, такого делать нельзя. Но Асхелека находилась далеко за пределами зоны контроля, теперь он готов был в этом поклясться.

Они приземлились, когда лес стал редеть, и тогда, немного переведя дух, Тхорн решился сделать то, чего не делал ни разу в жизни: он отправил второе сообщение подряд Величайшему, не получив ответа на первое. А затем, закрыв глаза и прислонившись к ближайшему дереву, не обращая внимание на своих переглядывающихся подчиненных, стал молча ждать ответа.

Некстати вспомнив, как Сезар предложил ему сдать командование и лететь на Горру, Тхорн с трудом подавил желание тихонько завыть, и на миг почувствовал себя полностью раздавленным. Он не знал, каково это – любить, быть любимым… быть женатым. Он понятия не имел об этом ужасе, об этих приступах слабости. Исчезновение Асхелеки в один миг сделало его беспомощным, как младенца. До сих пор он лишь на примере других людей мог узнать о подобных чувствах. Он тосковал вместе с Дейке, когда много лет назад погибла его жена, но испытывал бессильную ярость, но теперь-то он понял, что все это были лишь отголоски настоящей ярости. Настоящего бессилия. Настоящего страха.

Если с Асхелекой что-то случится, он будет винить в этом себя. Он остался на Шаггитерре вместо того, чтобы улететь с ней и наслаждаться медовым месяцем, предоставив решение всех шаггитерианских проблем военным. И теперь она похищена, из-за его амбиций. Просто потому, что ему нравилось быть главным, держать здесь все под контролем. Просто потому, что он уверил себя в том, что справится лучше всех.

Никогда прежде Тхорн не испытывал такого отвращения к Шаггитерре и к своим обязанностям. Его глаза приоткрылись, и взгляд тускло скользнул по офицерам, возбужденно переминавшимся с ноги на ногу, в ожидании действия. Каждый из них был минимум лет на пятьдесят моложе командира. Война – дело молодое. Люди женились, заводили детей и уходили из его команды. Никто не хотел мучить близких, никто, набираясь ума и житейского опыта, уже не хотел так рисковать. Взрослые люди не готовы рисковать: психикой, здоровьем, нервами своих жен, жизнью, наконец. Ради чего? Ради кого?

Рядом сквозь все годы оставался лишь Дейке. Возможно, останется и Рикэн – он походил на человека, который останется дольше. Но и то – это пока он не женат. «Мне самому пора уходить», - вдруг отчетливо понял Тхорн, ощутив свою несуразность, неуместность во главе отряда двадцати-тридцатипятилетних парней. Что ему тут делать? Ради чего ему продолжать водить этих ребят по краю смерти? На его сердце стало совсем тяжело, и даже немного стало подташнивать от осознания бессмысленности того, чем он занимался.

Когда коммуникатор завибрировал, он даже не сразу смог ответить, так дурно ему вдруг стало. Но в следующую секунду все вернулось – звуки леса, эмоции парней, их негромкие переговоры между собой и вибрирующий коммуникатор. Молниеносным движением подняв руку с прибором к лицу, Тхорн ответил. И на его душу снизошло громадное облегчение вместе с негромким уверенным голосом Сезара на том конце.

0
1508
Светлая
18:15
Книга вроде заинтересовало, но слишком мало текста, чтобы сказать более точно. Хотелось бы посмотреть, что дальше. Пока ничего не понятно, но видимо это продолжение
Загрузка...