Любовь сквозь маску Дьявола

Форма произведения:
Повесть
Закончено
Любовь сквозь маску Дьявола
Автор:
Анастасия algiz Фёдорова
Связаться с автором:
Аннотация:
Случайное соединение, искажение миров, столкнуло двух девушек. Одна художница, а вторая… Они могли общаться сквозь пространство. Дотягиваясь друг до друга кисточкой, или медальоном. Пока их сердца не возжелали соединиться в единое. Конечно не без помощи Дьявола. Создание получилось чудесным. Чертовски прекрасной и талантливой, привлекательной. Но за все надо платить и за любовь в том числе.
Текст произведения:
Фёдорова Анастасия
Любовь сквозь маску Дьявола

Иногда в одном из множества миров во вселенной формируется личность, совершенно идентичная личности из другого мира. Вероятность их пересечения приблизительно равна нулю. Связь, возникающая между ними, и сила уверенно направляющая потоки вселенной, ах да, вы дали ей имя  Дьявол,  затевает свои неведомые игры. Дьявол открывает порталы, протягивает им руки, чтобы посмотреть, понаблюдать, развлекаться над их сладкими мучениями, а потом, насладившись игрой, закрывает дверь и тут уж кому как повезёт.

***
Звонкие каблуки застучали по асфальту. Вихрь осеннего колдовства смешался с огненными волосами. Стряхнув пару ещё зеленых листиков с плеча, девушка оглянулась на опустевшую аллею. Установив мольберт и закрепив холст, она восторженно обвела взглядом чарующее безумие осени.

— Не хватает лишь волшебной звездой пыли – звонкий смех отразился в стволах деревьев и умчался в глубину рощи.

Огненная чёлка небрежно откинута назад, кисточка замелькала перед глазами, брызги красок полетели в разные стороны, напряжение нарастало. Она то отбегала назад, то возвращалась к холсту, наносила мазки, присматривалась, щурилась, улыбалась. Чёрный ворон неожиданно опустился на ветку, уставился на художницу левым глазом, открыл клюв и…

— Как необычно! – раздался голос из неоткуда.

Увлечённая рыжеволосая девушка не заметила невидимую зрительницу. Художница от неожиданности взмахнула руками, кисточка вырвалась из пальцев и полетела на загадочную темноволосую наблюдательницу. Две пары глаз следили за полётом. Но, к счастью, кисточка оказалась в руках, прежде чем коснулась плаща. Обе девушки выдохнули с облегчением.

— Алиса! – протянула руку художница.
— Эйни! Очень приятно, я тебя здесь никогда не видела.
— Я тебя тоже.
— Часто здесь бываешь?
— В хорошую погоду каждый день.
— Ммм.. а что ты рисуешь? Покажи!
— Природу, листопад, цветы, деревья, портреты.
— О, портреты! А меня сможешь нарисовать? В полный рост!

Вновь налетел вихрь, и новую знакомую скрыло за разноцветной листвой.  Алиса бросилась поднимать упавший мольберт. Место, где стояла девушка опустело, а взгляд лишь  проследил лишь за вороном, стремительно набирающим высоту.
«Куда же она делась?» — эхом прозвучал вопрос в обеих головах.

Свёрнут холст,
листики упали с черных волос,

поправлен белый плащ, поднята кисточка, огненные волосы собраны в хвост,

чёрный шарф перекинут через плечо.

Обе девушки повернулись и в раздумье направились по аллее к выходу из парка.
Лесная дорожка вспыхивала жёлтыми,  красными, зелёными оттенками, листья редели, аллея сменилась холодными каменными ступенями в подземелье — тайный ход для прогулок  Эйни.
— Её одежда… художники часто рисуют в парке, но цвет волос, стиль, откуда же она? – думала темноволосая девушка.

***

На следующий день небо заволокло тучами, холодные капли шлепались на мостовую, бисеринками на перегонки катились вниз, собираясь в прозрачные лужи. Листья слетали с деревьев, кружились, вальсируя то жёлтые с красным, то красный с красным и уже не разобрать кто с кем танцует в карнавале ярких красок. Ветер правил бал: то моросил дождем, то устраивал игру в догонялки среди разноцветной листвы, то новые танцы. Редкие прохожие останавливались, запрокидывали голову и смотрели на пеструю чехарду, а когда случайно на лицо падали капли дождя, открывали зонт и спешили дальше по своим делам. Вот уже третий день Алиса не выходила на прогулку, и чтобы как-то занять себя срисовывала прозрачные капли через окно, а вечерами пыталась набросать понравившиеся черты лица на бумагу, фиолетовые глаза, угольно чёрные волосы.

— Необычная. И откуда только она? – гадала художница

После яростной истерики случившейся у природы, на деревьях ни осталось и следа золота, повод гулять в парк рассыпался в прах словно истлевший лист. Рисовать обнаженные деревья – скучное занятие.

Время шло. Белые мухи закружились за окном, играя в догонялки. Снежинки искрились на солнце, опускались на ресницы, щеки, а после белой пелены синева неба обжигала глаза. Рыжая лиса, принюхиваясь, осторожно прокралась из-за дерева, мягко ступая лапками по свежему снегу. За появлением пушистой гостьи с интересом наблюдала Эйни. Вдруг в её пасти девушка заметила кисточку той огненной художницы! Совершенно забыв об осторожности, она выбежала из дома, а ценная добыча выпала из лисьей пасти.  Чёрный кончик хвоста мелькнул за деревьями. Кисточка с отпечатками зубов осталась лежать на снегу.

-Ну где же она? Я только вчера её видела, или позавчера, или на прошлой неделе, не помню! – коробки, обертки, краски, бумага летели в разные стороны, поиски кисточки остались безуспешны.

Тонкая белоснежная рука взяла кисть с отпечатками зубов. Ловкий её взмах нанёс изящную линию на холсте, замелькали цвета: серый, фиолетовый, красный, немного розового, белый.

Алиса вскрикнула и отступила назад,  от банка с водой перевернулась и тёмное, мокрое пятно расползалось по ковру.  На холсте из-за туч выплыла на небосвод полная красная луна.

— Но я совершенно ни это хотела нарисовать! – удивлённо проронила она.

Эйни с удовольствием разглядывала результат своей работы.

— Полная луна. Ещё бы мышек летучих добавить. Нет, это банально
В следующий раз  уже Эйни в ужасе выронила кисточку, на холсте появился глиняный кувшин.

— Какой к Дьяволу кувшин? — холст яростно разорван на кусочки.
-А если…

***
Тук-тук… тук… тук.
Алиса выглянула в окно. На ветке раскачивался чёрный ворон, в клюве старого знакомого поблёскивал медальон. Распахнув окно, девушка протянула руку, а он каркнул и захлопал крыльями.

-Постой! – только и успела выкрикнуть она, но медальон уже выпал из клюва, и зацепился за ветку.

Осторожно ступая по заснеженному карнизу, девушка одной рукой держась за окно,  второй пыталась дотянуться до цепочки. Порыв ветра раскачивал ветвь из стороны в сторону. Пар горячего дыхания срывался с губ. Ещё немного и казалось, медальон упадёт. Ветку подбросило вверх, вниз и снова вверх. Алиса рванулась вперёд. Крепко сжимая в руке желаемое, девушка шагнула обратно в уютную, тёплую комнату.

Овальный, гладкий предмет открылся от легкого прикосновения. В обрамлении узоров перед взором художницы предстал портрет Эйни. Тонкие черты лица, окруженные глянцем волос, пронзительный взгляд из под густых ресниц. Алиса залюбовалась её холодной красотой, и прежде чем она сообразила что делает, руки заскользили по бумаге, оставляя наброски.

Стоя перед зеркалом Эйни разглядывала своё лицо, белоснежную шею, поправляла обсидиановую волну волос, платье мешало рассмотреть всю красоту тела, но легкое движение рук и оно полетело на пол. Прохладные длинные пальцы прикоснулись к шее, а затем, повторяя округлые формы груди, спускались ниже ….к изгибу талии.

Перед глазами Алисы отчётливо предстал облик обнаженной темноволосой девушки. Кончик кисточки скользил по губам, шее, спускался ниже и вот уже он обрисовывает кончики сосков, она подула на них, чтобы высушить краску.

— Щекотно!- Эйни засмеялась, — Холодно!  – Она махнула рукой, отгоняя невидимую кисточку.

— Так, для сосков и губ подойдет вот этот тёмно-розовый с каплей коричневого. Для кожи смешаю белый, розовый, персиковый, а волосы, ах какие же у неё блестящие гладкие волосы…титановые белила, красный кадмий, киноварь,желтый Марс, для волос умбру, сиену, сажу из слоновой кости.

Готово! Два сияющих немигающих глаза бросили властный и повелительный взгляд на зрителя, дрожь пробежала по спине Алисы. Щёки залила краска, она опустила глаза и закрыла холст плотной тканью. Надо бы ещё подправить некоторые детали.

Пролетела снежная зима, солнце пригревало лучами свежую листву, невольно раскрывая её на встречу теплу, застучала капель, и распустились первые цветы яблони.

Белоснежное  покрывало лепестков, словно недавние морозные снежинки  укутало каждое дерево в парке. Птицы на перебой оглушительно галдели, пытаясь перекричать друг друга — всё смешалось. От нахлынувшего аромата кружилась голова.

Огненный хвост замелькал между деревьями, захлопали крылья ворона. Ветер сорвал с веток белые лепестки и закружил их в ароматном вальсе. Послышались знакомые шаги, от которых широко распахнулись фиолетовые глаза и вдохновленный ветер, ласкающий подставленное солнцу лицо осыпал девушку белоснежными лепестками.
Подходя ближе, Алиса восторженно наблюдала за происходящим. Девушки бросились на встречу друг другу, поцелуи, теплые объятия. Бурные рассказы о проведённой зиме, об экспериментах со странными картинками.

— О, а что это у тебя, мой медальон? Я его потеряла зимой! А вот, наверное, твоя кисточка. Её лиса обронила
— А твой медальон ворон принес, – улыбнулась Алиса
— Это чудовищная мистификация! – заговорщицки прошептала Эйни, подмигивая.
— Знаешь, я кое-что начала делать зимой – кровь пульсировала в висках Алисы  —   и хотела бы продолжить раз мы с тобой снова встретились – краснея начала она.
— Ммм… зимой говоришь, мне привиделось … — Эйни зажмурилась.
— Я…вот – Алиса вытащила холст из чехла.
Глаза Эйни округлились, Алиса выдохнула и  обе девушки принялись восторженно разглядывать поцелованную луной красавицу на портрете.
-Ты…. Твои руки.. ты гениальна! – воскликнуло живое воплощение рисунка.
— Я всего лишь … я хочу продолжить, я хочу закончить работу. Позволь мне нарисовать тебя без … — она дёрнула за ленточку и шнуровка разошлась сама собой, сияющие призрачно-белые плечи, чёрное платье с шелестом упало на зелень травы.

Алиса ахнула, протянула руку,  пальцы заскользили по бархатной коже. Откинута прядь волос с шеи,  губы на ее месте оставили горячую дорожку и обожгли розовый сосок Эйни. Крик наслаждения вырвался из её губ. Она подняла девушку за подбородок,  провела пальцами по влажным губам и наградила их долгим поцелуем,  легкий укус за кончик языка и Алиса брошена на траву. Обрывки одежды полетели в разные стороны. Шёлковые волосы мягкой волной расплескались по её груди, перетекли на живот,  а когда коснулись самого нежного и желанного лёгкая дрожь пробежала по телу Алисы. <…>

***

Огонь и тьма в волосах смешались в лучах заходящего солнца.
— Я  не хочу отпускать тебя в твой мир, — нежно поглаживая подругу прошептала Алиса — я буду рисовать тебя, я покажу тебя всему миру, останься, пожалуйста!
-Алиса, что ты такое говоришь,  я не могу остаться, извини.
Соленая дорожка обожгла нежную кожу.
— Ты чего? Ты… серьезно хочешь, чтобы я?
-Я  хочу … я хочу быть намного ближе, чем сейчас.
— Думаешь, это возможно? – вздохнула Эйни
— Я кое что знаю…о… возможностях нашего мира. проронила Алиса.
— Я немного ведьма, Алиса, — с грустью закрыла глаза Эйни. —  Если ты так хочешь – фиолетовые фиалки с нежностью заглянули в зеленую глубину и их губы вновь слились в долгом поцелуе.

Физически соединение двух личностей из разных миров практически не осуществимо, лишь в древних фолиантах ведьмы читали об одном опыте, покрытой тайной веков. Но  кто не отвергнет новую часть себя, а полюбит и начнет познавать её, откроет новые грани, возможности, порывы? Одна личность для толпы, другая личность для себя, именно та, внутренняя настоящая. Именно она приходит из другого мира, стучится в твою дверь, или ласково улыбается прислонившись к стене на против, а вы сами готовы её впустить в себя, распахнув свою душу, но не каждый сможет раскрыть своё новое воплощение. Раскрыть, да так, что мир закачается от возможностей этой новой сущности! Не каждый готов слушать, слышать, любить, верить, чувствовать,  понимать и принять самого себя, что уж тут говорить о других таких же личностях какого-то другого человека.

***

Сумеречный густой туман стелился по опавшей листве, и луна вылилась ярким серебром в кроваво красную воду озера. Эйни, зачитывая вслух заклинание, уверенно шагнула на встречу новому воплощению. Кровь поглотила маленькие ступни, дошла до колен, мокрое платье мешало двигаться дальше в середину озера, и мерцающее тело освободилась от ненужных объятий, а прозрачное сияние мягким серебром разлилось по коже. С каждым шагом кровавый пар поднимающийся от озера оседал на лице, руках, груди. Вода добралась до самого горла, последнее слово громко выкрикнуто в звёздное небо и она с головой погрузилась на дно. Озеро задрожало, завибрировало, вода пошла рябью, забурлила и мощный всплеск из самой глубины из центра чёрным потоком хлынул наружу, в небо, вместе с телом Эйни. Красные капли поднялись, окружили девушку, вспыхнули, и вместе с телом рассыпались миллионами мелких сияющих шариков. А то, что было её телом превратилось в яркую звезду, которая просуществовав на пару секунд дольше, погасла. Эйни в этом мире больше не существовало.

Обнаженная девушка, чьи огненные волосы разметались по спине, а капли дождя падали на бархатную кожу, сжимала рукой медальон. Всполохи молний приближались из-за горизонта, а девушка вздрагивала от оглушительных раскатов грома. Стихия бушевала, ветер ломал деревья. Природа пошла на встречу двум душам задумавшим заглянуть в самое сердце бытия, разорвать оболочку, сплести новое, погрузится в неизведанный поток.
Молнии вспыхивали ближе и ближе, громкий крик, и то же слово вырвалось из губ Алисы, но удар молнии в медальон оборвал его.

Туман застилал траву,  небо мерцало миллионами звезд. Две яркие голубые точки неожиданно вспыхнули в тумане. Обволакивая ноги, поднимаясь всё выше по бедрам, до талии, окутывая грудь он скрывал новое, созданное магией тело, яркие кровавые волосы раскинулись по плечам и по спине, загадочная улыбка осветила бледное лицо.
Волны безумия, азарта, мощной энергии сметали любые преграды на её пути. Стук её каблуков будоражил фантазии, картины писались с невероятной скоростью, дрожь пробегала по телу поклонников от звука её голоса, сердца бились сильнее, страсть разгоралась от одного взгляда на неё. Толпы почитателей  стояли у её порога изо дня в день,  чтобы поймать её взгляд, уловить аромат духов, прикоснуться к её платью. Но, к сожалению, или к счастью прикоснуться никому не удавалось.
Её картины, словно живые, смотрели на людей, а зрители сходили с ума, двери в картинную галерею не закрывались. Желание обладать картинами помрачало рассудок людей. Цвет глаз художницы менялся в зависимости от настроения и стиля картины. То ярость, то нежность охватывала её, в процессе творчества.
За дьявольский талант, слияние двух сущностей в одну и чертовскую привлекательность, ей пришлось заплатить. Тело девушки покрывало множество узоров выжженных молнией соединившей две души. Каждую ночь узоры раскалялись и уходили глубже внутрь, стремясь проникнуть в самое сердце, чтобы заставить его остановиться. Времени отпущенного ей оставалось не так уж много.

Многие готовы заплатить безумную цену, лишь бы получить желаемое, а желания безграничны в фантазиях. Игры с природой, игры с законами вселенной опасны ли они? Стоит ли рискнуть, чтобы получить то, что не дает тебе покоя и застилает ясность мыслей, наваждение? Пусть и не долго, но ярко. Пусть прорыв будет совсем коротким, вспыхнет как пламя на сильном ветру, осветит большой участок земли, покажет людям всю красоту вселенной, а также осознание серости, грязи, убогость существования и тут же погаснет, чтобы никто не смог  затушить его прежде, а такие найдутся. Люди с радостью возжелают потушить свой пожар, пожар в груди соседа, передавая эстафету дальше. Становясь как все, в толпе спокойней, комфортнее, безопасней. Мы —  единая масса, собирающаяся здесь на самом дне океана безразличия и масок. Выбирай любую!

Маска Дьявола оставалась в недосягаемости, глубоко в чертогах её владельца, многие мечтали надеть её, чтобы почувствовать власть в своих слабых руках, поиграть с чужими жизнями, осуществить свои самые сокровенные потаённые желания. Только любовница Дьявола иногда, когда удавалось проскользнуть незамеченной, надевала её, чтобы поразвлечься самой и воплотить сумасшедшие мечты, на которые способны только любящие сердца. А те две девушки желали раствориться друг в друге, слиться в одно целое. Красота, талант, решительность, страсть, смелость, любовь, сумасшедший поток энергии выплеснул наружу и заразил своими картинами эпоху безразличного существования. Но, как и всё живое в этом мире просуществовал не долго.

В ночь полной луны высохшая оболочка распалась на кусочки, и обрывки идей, будущих фантазий улетели прочь подгоняемые холодным порывом ветра. Физического воплощения новой личности больше не существовало в настоящем мире, но её поток, любовь, её энергия навечно останется жить в картинах, поражающих своей глубиной и смыслом. Пусть не во многих, но в некоторых они пробудят желание найти ту часть себя из другого мира, которая зажжёт огонек мечты и поведёт сквозь лабиринты вселенной к сокровенным тайнам познания.

Анастасия algiz Фёдорова, ноябрь 2015

http://algizsoul.ru/stories/lyubov-skvoz-masku-dyavola.html


0
389
RSS
08:27
И снова я, и снова с недобрыми вестями. Настроение хоть у всех и Новогоднее, но, лично у меня оно боевое. Как всегда не могу не обратить внимание на особенность повествования. В каждом рассказе она разная, а значит стиля еще нет. Но он появится, если читать правильную литературу и тренироваться. Без этого никуда.

Сначала как обычно все хорошо. описание плавное, создается образ. Запоминается он с первых секунд. единственное, что мне не понравилось — звонкие каблуки. Но может быть это чисто ИМХО, но все же.

И тут начинается ужас, прилетевший на крыльях неизвестности и незнания, и стал гнать автора как всегда в противоположную сторону от благоразумия.

— Не хватает лишь волшебной звездой пыли(запятая или восклицательный знак) – звонкий смех отразился в стволах деревьев и умчался в глубину рощи.

Неверное построение диалога — это раз. Неверная смысловая конструкция (дерево поглощает звуки, воду, электричество)
Читайте литературу, прежде чем писать.

Огненная чёлка небрежно откинута назад, кисточка замелькала перед глазами, брызги красок полетели в разные стороны, напряжение нарастало. Она то отбегала назад, то возвращалась к холсту, наносила мазки, присматривалась, щурилась, улыбалась. Чёрный ворон неожиданно опустился на ветку, уставился на художницу левым глазом, открыл клюв и…

Неопределенность в описании заставляет читателя искать смысл, а не наслаждаться рассказом. Но получается наоборот.

— Как необычно! – раздался голос из неоткуда.

Ниоткуда

Увлечённая рыжеволосая девушка не заметила невидимую зрительницу. Художница от неожиданности взмахнула руками, кисточка вырвалась из пальцев и полетела на загадочную темноволосую наблюдательницу. Две пары глаз следили за полётом. Но, к счастью, кисточка оказалась в руках, прежде чем коснулась плаща. Обе девушки выдохнули с облегчением.

И снова ломается смысловая конструкция. Ай, ай, ай!!!

— Алиса! – протянула руку художница.
— Эйни! Очень приятно, я тебя здесь никогда не видела.
— Я тебя тоже.
— Часто здесь бываешь?
— В хорошую погоду каждый день.
— Ммм… а что ты рисуешь? Покажи!
— Природу, листопад, цветы, деревья, портреты.
— О, портреты! А меня сможешь нарисовать? В полный рост!


Эмоционально — никак. Я бы даже сказала, что это похоже на дневниковые записи третьеклассницы. Эмоции никто не видит на экране, мимику тоже. Это не кино, это — текст. Тут должно быть отражено все, до мельчайших подробностей. В правильной последовательности, естественно. Но в диалогах этого нет, а потому читать станет сразу неинтересно. Текст должен завораживать. Тут этого нет.

Дальше все еще хуже, потому не буду даже трогать. Текст нужно вычитывать настолько тщательно, чтобы он стал похож на нормальный. Пока что это заготовка под рассказ.