Мир Дорог. Часть 2. Эра Раздора

Форма произведения:
Повесть
Автор:
Distrigillator
Связаться с автором:
Аннотация:
Боги давно отвернулись от нас. Теперь люди остались предоставленными самим себе. Мы справляемся, пусть и не лучшим образом, но по-другому мы и не можем. Мы играем свои роли в этой бесславной игре. Игре, где могучие рыцари на стальных конях повергают правителей потусторонней вселенной, отважные поселенцы вновь и вновь уничтожают оживающих мертвецов, чародеи соревнуются в искусстве изменения реальности с инженерами, а одержимые бесами древние механизмы столь же дики и опасны, как твари, порожденные хаосом, бушующим в пустошах.
Текст произведения:

ВОЙНА ВЛАДЫК

 Никто не догадывался, но Морозный Владыка неделями готовился к предстоящим сражениям, и Эдлинг нанес первый удар, страшный по своей сокрушительности. Проклятое устройство, которое он тщательно строил все последнее время, поразило всех чародеев, владеющих пламенной музыкой, жутким проклятием. Бушующее пламя и страшные мутации поразили род не понимающего происходящего Рольфаринга. Конрад доложил тому о вероломности брата, и Владыка огня вновь обуревал жаждой мести.

Род пламени таял на глазах, словно воск под пламенем свечи, и страдающий от проклятия Рольфаринг не надеялся победить брата в открытом сражении. Он вонзил клинок в самое уязвимое место Ледяного Владыки – и под удар попала его супруга с ребенком под сердцем. Преданные последователи Певца Пламени, больше похожие на чудовищ, сотканных не из плоти, но из пламени, осадили Серебряный Сад.

Стража Сада, не готовая к битве с братьями и бывшими соратниками, была сметена, и Железная Дева пала в битве, покалеченная и опаленная. В последний момент ее вынес с поля боя целитель Ханнеман.

Уолкиер, как эмисскар и глас самого Верховного Владыки, попытался утихомирить разбушевавшегося чародея, но все было тщетно – Рольфаринг поразил и Тысячешкурого, приближаясь к Ледяному Шпилю.

Эдлинг медлил с нападением, и вышел навстречу брату во главе армии близ родной крепости. Он стремился дать всего одно сражение, дабы раз и навсегда стереть с лица мира весь род огненных чародеев. Закипела битва, в которой ни готовые к войне чародеи холода, ни отчаянные и погибающие от собственных заклятий колдуны пламени не могли одержать верх. Мелодия противоборства Льда и Огня заполонила весь Город, и неизбежный апокалипсис начал подкрадываться все ближе.

Какофония битвы пробудила сраженного, но еще живого Уолкиера, чей жуткий вой вперемешку с проклятиями остановил течение времени на миг и провозгласил Последний Час.

Все живые твари, все духи умерших, которые таились в теле Столикого и служили ему, обратились в ужасающий шторм гнева и отмщения, и с последним вздохом прорицателя, устремились они, отныне безумные и неуправляемые, уничтожать все, до чего дотянутся. Битва льда и пламени превратилась в ожесточенную мясорубку не только чародеев друг с другом, но и с силами природы.

Вскоре сражение стихло – распадающаяся и опаляющая своих же создателей Музыка Пламени не справилась с молчаливым и ужасающим напором ледников Холода, и род огня был разбит и рассеян. Духи умерших, будучи не в силах покинуть этот мир, блуждали по полю битвы. Первый Певец Пламени, пронзенный клинком брата, корчась от боли пророчил: "Как убил ты свою кровь, так и твоя проклятая кровь убьет тебя”.

Лишь после этих слов Эдлинг вспомнил о своей супруге с ребенком под сердцем, искалеченной и разбитой. Опережая войско, он бросился в башню великого Целителя, вынесшего ее из битвы.

Гнетущая тишина окружала Дом Крови. Стража взирала на Владыку Мороза, не проронив ни слова на его вопросы, и лишь натужно звенела Мелодия, предвещая беду. Владыка Эдлинг вошел в покои целителя, но, ни там, ни в лаборатории его не было. По наитию, супруг спустился в подземные казематы, где одержимый жаждой бессмертия Кровавый Владыка проводил свои многочисленные и бесчеловечные опыты.

Там его взору открылось страшное – Ханнеман, чувствуя будущую мощь Винсента, вырвал его из чрева матери и вытягивал из него по капле кровь и душу, дабы стать окончательно бессмертным. Умирающая мать рыдала, взирая на это, не в силах пошевелиться.

Ханнеман уже не был ни человеком, ни Владыкой. Он стал чем-то одновременно большим, и меньшим – воистину бессмертным, но безумным созданием, потерявшим душу. Боль и смятение охватили Эдлинга, и он бросился на тварь, бывшую когда-то мудрейшим человеком мира.

После битвы с братом Певец Мороза был не в состоянии сражаться. Схватка была короткой – Кровавый Владыка покалечил Эдлинга, разорвав его надвое, и уже готовился сожрать Стойкого, но ледяное войско к тому моменту уже достигло его башни, и начался страшный штурм.

В пылу сражения ледяные чародеи вынесли из башни искалеченных Владык и погребли Ханнемана под обломками его цитадели. Но армию крови было уже не остановить – воины и чудовища хлынули на улицы. Битва не стихала ни на секунду, ни в одной точке Города. Армия Стойкого Владыки уже была истощена, и спасло ее только вмешательство союзников – гвардии Железной Девы.

Приложив все возможные усилия, целители всех лояльных кланов смогли спасти Айомми. Но она осталась страшно изуродованной, и скрыла лицо под маской. Эдлинг же медленно угасал – раны, нанесенные самим Кровавым Владыкой, оказались неисцелимы.

Умирая, он поведал супруге, что в Ледяном Шпиле он создал страшное устройство, искажающее мелодии так, что они убивают собственных певцов. Так он и уничтожил род Огня, и так он собирался держать в страхе всех, кто мог бы противиться его власти и власти его будущего сына.

Пораженная Айомми не смогла простить мужа за развязанную войну, смерти невинных, чудовищные проклятия и подозрения в измене. Свершив пророчество, она оборвала дыхание супруга, после чего поклялась прекратить эту бойню.

Железная Королева подняла всю свою армию, объединенную с остатками войска Холода, и двинула войско к Красной Цитадели, а сама направилась в Ледяной Шпиль, чтобы наверняка остановить безумного кровавого полубога.

Активировав устройство мужа, Владычица прокляла весь род Крови, и все его певцы тут же начали обращаться в безумных чудовищ или взрываться кровавыми брызгами. Войска Девы разили их по всему Городу, и, в конце концов, вышли к Дому Крови. Ханнеман, лишенный львиной доли своих сил, все же  смог вырваться из-под обломков своей крепости, и сразил многих, прежде чем был разорван чарами Королевы на сотни частей и рассеян по миру.

Но все же, дети, если хорошо подумать, то мечта Ханнемана о бессмертии воплотилась в жизнь – он не погиб, но оказался обречен на муки в виде разметанных по миру кусков плоти. Кровь его пропитала землю и небо, и из нее в будущем появятся первые детища его бессмертия – драконы.

Уничтожив всех врагов, Владычица идет с войском к трону отца, безразлично наблюдавшему, как его дети убивают друг друга. Не добившись от погруженного в непонятные раздумья Владыки ни единого слова, Айомми решает свергнуть его с трона.

Но случается страшное – все ее воины начинают падать один за другим, пораженные раскаленным металлом и обращаться в металлические статуи, а последние певцы холода – рассеиваться ледяным воющим ветром. Устройство, созданное ее мужем по мрачному наущению, поразило и ее род, активированное Конрадом.

Вскоре тот и сам явился в тронный зал, где, давно лишенный сил, восседал Блэкмор со своей умирающей без поддерживающих жизнь чар дочерью у ног. Мрачное ожидание накрыло Город как саван –  Конрад остался единственным могущественным Владыкой, владеющим секретами остальных, большой армией и ужасающими силами. Но величайший Предатель оказался поражен своим же оружием.

Величайший ученик Конрада оказался копией своего учителя и поразил того в спину. Владыка теней и ужасов не сразу догадался, что сам оказался обманут самым преданным ему человеком, который до того момента не приложил руку ни к чьей смерти. Хоглан Искажающий ответил на немой вопрос учителя словами, что разразившаяся война и жертвы заглушают последнее эхо Мелодии и убивают мир, так что Конрад стал бы правителем развеивающейся от ветра горстки пепла.

Убив Конрада, Хоглан лишь спросил Верховного Владыку, как заставить Мелодию звучать вновь…


КАТАСТРОФА

Никто не знает, что сказал Блэкмор Хоглану, и остался ли он жив, но все легенды сходятся в одном – спустя несколько по̀ленов[2] старый мир рухнул. Разоренный войной и другими бедствиями Город перестал быть надежным уголком, где можно скрыться от бед, и люди уже долгое время разбегались кто куда. И в тот момент все сбежавшие из безопасных стен в жестокий мир природы поняли, насколько они прозорливы.

Заиграла незнакомая всем Музыка, тихая, но слышимая в любом уголке мира. Через несколько мгновений она поглотила все еще звучавшие на тот момент мелодии, и все сущее, поддерживаемое волшебством, начало увядать – чудесные сады начали чахнуть, чародейские цитадели – разрушаться. а таинственные слуги из иных миров стали выходить из-под контроля и исчезать в бездне реальностей. Через несколько минут мелодия поглотила и все звуки – вселенная погрузилась в тишину ожидания грядущего. В последний момент даже время практически замерло – мелодия стихла, а вместе с ней вселенную покинули последние остатки Эха, и абсолютная тишина заполонила все и вся. Это были последние мгновения Старого Мира…

Через пару ударов сердца мир зазвучал вновь, и в нем начала слышаться набирающая силу новая Музыка. Великий Шпиль Блэкмора засиял мириадами огней, и взорвался на тысячи осколков в центре возникшего колоссального Шторма. Шторм чистой и неистовой энергии рос все быстрее, пожирая Город, разлетающийся, как кучка пепла на ветру. Оставшиеся со времен Раздора жители бежали из Города в дикие пустоши, подальше от всепожирающего Шторма. Они бежали, ведомые в неизвестность, царящую на дорогах, опутывающих мир, словно паутина с пауком Катастрофы в ее центре.

Затем в мир пришли бывшие рабы человечества – иные, демоны, нечистые. Много им имен. Да-да, дети, все эти мелкие пакостники, скребущиеся по углам и гигантские чудовища, дыханием способные обратить все сущее в пепел – не всегда жили среди нас. Никто не знает, почему они явились, и никто не предполагал, что расплата за грехи человечества будет столь ужасной – они уничтожали и пожирали все, до чего не мог дотянуться сам Шторм. В тот момент началась битва, не кончающаяся и по сей день – битва человечества с Пришлыми.

Люди потеряли Родину, им стало некуда возвращаться, и они отправились в странствия, искать место, куда можно приткнуться и начать жизнь заново. Рабочие, крестьяне, чародеи, короли – все были равны. Гербы поблекли под слоями дорожной пыли и крови, а прекрасные одежды стали лохмотьями. Отныне все, что осталось у человека – Дорога, идущая вдаль, и никогда не заканчивающаяся. С того момента Дорога рождает героев и злодеев, хранит нас от демонов и хаоса или насылает беды и карает за нарушение одной ей ведомых законов.

А они жестоки, законы Дороги, и вы всегда должны их помнить, дети.

Никогда не уходите от Нее далеко – вдали от полотна вас ждет смерть.

Никогда не просите высших сил о помощи, Дорога – единственная высшая сила, и она карает всех, кто забывает об этом. Боги отвернулись от нас, сошли с ума или погибли в страшных вихрях Катастрофы, а у Дороги причудливые понятия о справедливости, ослушаетесь ее воли - вас ждет смерть.

Никогда не сводите глаз с горизонта – именно он предвестник всего, что может с вами случиться. Если забудете об этом и перестанете глядеть на горизонт – вас ждет смерть.

Никогда не верьте тем, кто приходит из Пустошей – там царят волчьи законы, там прав тот, кто силен и жесток. Поверите им – и вас ждет смерть.

Никогда не верьте и тем, кто приходит по Дороге – мир полон безумцев и изуверов, потерявших все, и готовых разорвать глотку ближнего своего. Поверите им – и вас ждет смерть.

Никогда не думайте, что знаете что-то наверняка. После катастрофы мир стал беспощаден и безумен. Даже Дороги – и те извиваются, словно змеи, ползут куда-то, в одни им ведомые дали. Здесь все движется, все меняется, и ни в чем нельзя быть уверенным. Упустите момент, когда все переменилось – и вас ждет смерть.

Никогда не сдавайтесь. Дорога не прощает тех, кто слаб телом и духом. Падая, поднимайтесь вновь и вновь, ведь от этого зависит не только ваша жизнь, но и ваших родных и близких. Сдадитесь – и вас ждет смерть.

И никогда не ешьте еду сырой, дети. Везде столько всякой заразы, что, если не прожарить все хорошенько, нельзя быть уверенным, что еда уже мертва и не откусит вам что-нибудь последний момент. Забудете об этом… нет, не смерть, но приятного в любом случае мало.

Итак, о чем я…

0
368
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!