Страх призывателя

Форма произведения:
Рассказ
Автор:
IggRock
Связаться с автором:
Аннотация:
Что имеет большее значение - сила или воля? Можно ли управлять своими чувствами, можно ли извлечь пользу из собственного страха? На эти вопросы нужно найти ответы Эльту,бесполезному и боязливому, но которого угораздило родиться в мире кругов, где ценят только Силу. Ведь только с силой на кончике меча можно пройти через множество миров за горизонт..
Текст произведения:

Пролог

   Двести восемьдесят четвертый цикл кругов завершился успешно.
   Несмотря на глубокую ночь, Город бурлил, ожидая открытия горизонта и очередного великого исхода.
   Не спал никто. Опытные строители заделывали бреши в стенах, восстанавливали поврежденные здания, которые изрядно потрепали огромные двухклювые птицы во время последнего круга. Опытные кузнецы и портные готовили самые лучшие доспехи и оружие для тех, кто готовился уйти. Несмотря на легенды, что уходят за горизонт в лучший мир, где больше нет кругов, страшных противников, испытаний и бесконечных поисков новой силы, все уходящие одевались, как на последний и страшный бой, потому что никто не знал, что ждет их на самом деле за горизонтом. Оттуда никто не возвращался, чтобы рассказать.
   Многие готовились к открытию горизонта с чистым сердцем, потому что на конце своих клинков и стрел они несли неувядающую славу сотен сражений, пройденных в мире кругов. Эти воины и маги готовились уйти, исполненные гордости за то, что они смогли пройти весь цикл, круговорот, и теперь отправятся в неизведанное с честью, с обретенной силой и могуществом. Ведь всем известно, что шагнуть за горизонт - награда, которая доступна только сильным, слабых и бесполезных он не пропускает.
   Но для многих решение уйти далось очень тяжело. Особенно для тех, кто во время цикла успел обзавестись потомством, маленькими детьми, которые еще не знали, что завтра они потеряют своих родителей и удивленно наблюдали за царящей суматохой.
   Родители, принявшие самое тяжелое решение в их жизни, прощались с детьми, не скрывая слез, оставляли последние наставления и напутствия даже не смышлёным малышам. Конечно, они этого не запомнят, но родители, понимая, что больше никогда не увидятся, все равно рассказывали о том, как можно выжить в мире кругов, объясняли основные правила и заповеди их мира.
   Потом это еще повторят неоднократно те, кто останется на новый цикл, но казалось очень важным лично объяснить детям, что самое главное в этом мире - сохранить человеческий облик, верить своим товарищам, которые придут на помощь в трудную минуту, а главное - забирать у поверженных противников как можно больше силы, не останавливаясь и не ленясь, потому что только так можно пройти весь цикл до конца.
   Верховный наблюдал за этими приготовлениями с балкона главной башни, испытывая смешанные чувства гордости и страха.
   Гордится было чем, ведь цикл был закончен успешно, воины круга смогли принять много сил в первых кругах, блестяще отразили и нападение человекоподобных ящеров в четвертом круге, и гигантских пауков, которые запеленывали и утаскивали людей, в пятом... Да много всего было, была и засуха в седьмом, когда фермеры просто не могли обеспечить пищей город, и бесконечные дожди в девятом, которые не давали звеньям выполнять свое дело, защищать стены Города и выходить на охоту.
   Воины кругов, верней, командные звенья, состоящие из магов, защитников, целителей, стрелков и атакующих бойцов, выдержали все, потеряв всего треть жителей за весь цикл. Это были разумные потери, хотя были времена, когда гибло не больше сотни за весь круговорот.
   Было то, что внушало Верховному страх.
   За свою очень долгую жизнь он прошел через множество циклов, поэтому знал, как все должно быть для процветания.
   Город перемещался между мирами с определенными промежутками времени и каждое пребывание в новом мире называлось кругом, во время которого нужно было выдержать испытания, набраться сил и победить всех врагов. После завершения последнего круга открывался горизонт, через который уходили самые сильные и достойные, после чего начинался долгий нулевой круг, именуемый межкружьем.
   За это время те дети, что родились во время прошедшего цикла, а также родившиеся от оставшихся в Городе круговых, взрослели, учились и тренировались, чтобы вступить в первый круг достойно и иметь шансы выжить. И не просто выжить, а получить силу от поверженных противников, которая делала их крепче, быстрей, опасней, давала возможность носить более прочную и надежную броню, а также изучать новые умения и смертоносные заклинания.
   Только так можно было выдерживать новые испытания в старших кругах, каждый из которых был более страшен и опасен, чем предыдущий, так как с каждым новым кругом на земли вокруг Города приходили все более злобные и сильные чудовища.
   Те же, кто оставался в городе с прошлого цикла, уже никогда больше не брали в руки оружие, выступая в роли наставников и наблюдателей, только словом помогая новому поколению пройти через все тяготы и невзгоды жестокого мира кругов.
   Конечно, история знала случаи, когда ветераны прошлого цикла, именуемые круговыми, вступали в бои, забирали силу у молодого поколения, но в итоге это оборачивалось бедами и невзгодами на последних кругах, когда молодые уже не могли достойно противостоять бесчисленным ордам, а старые уже становились немощными.
   Поэтому издавна было решено, что круговым, которые смели нарушить закон невмешательства, были введены наказания вплоть до смертной казни.
   Верховный вздохнул, наблюдая, как молодая пара прощается со своим малышом во дворе огромного кланового дома. Наверное, лучше уйти в неизвестность горизонта, про который существует множество легенд, одна другой чудесней и противоречивей, чем оставаться никем в Городе, в то время как привык прорубать дорогу оружием или заклинанием. При этом еще и смотреть, как твой сын бьется в кругах, и, быть может, погибает. И не иметь возможности ничего сделать, помочь ему в его пути.
   Но оставались тоже многие.
   Оставались редкие звенья, которые наблюдали за судьбой города во всеоружии, потому что когда Городу грозила гибель и потери были слишком большие, все законы отменялись и ветеранам дозволялось выступить с молодежью единой силой. Но не раньше десятого круга.
   Но больше выбирали жизнь в Городе фермеры, кузнецы и строители, которые привыкли просто трудится на благо жителей, и чья судьба мало чем изменится в новом цикле. Оставались и отдельные воины, те, кто не мог бросить привычный уклад жизни, свой клан, семью, детей. И просто те, кто боялся горизонта, считая, что там их ждет гибель, или участь еще более незавидная, чем в Городе.
   И в этом и была главная проблема. Потому что Город с каждым циклом слабел, так как все больше молодых сильных пар отказывались заводить детей до открытия горизонта. Причин было много, но основные - беременность отвлекала от получения силы, да и слишком невыносимым было расставание, оставление своего ребенка один на один с кругами.
   Поэтому продолжение рода обеспечивали те, кто были изначально более слабыми - представители мирного труда, те, кто не смог набрать достаточно силы для того, чтобы шагнуть за край, и даже откровенные трусы, которые отказывались от исхода не по идейным соображениям, а просто из-за страха.
   Поэтому новые поколения приходили все более неуверенные и слабые. Конечно, пока все еще удавалось решить, так или иначе, но энергия молодости, жажда силы и признания, а также понимание, что если не пить силу из врагов Города, то все равно погибнешь, позволяли формировать новые команды и звенья, которые успешно проходили весь круговорот.
   Но все равно было все тяжелей, а главная проблема...
   Взгляд верховного скользнул по Городу и зацепился на квартале, который был страшной опухолью этого живого организма, которому нужны были силы, чтобы жить.
   Квартал бесполезных...
   Верховный знал, что если Город не сможет остановить, или хотя бы уменьшить рождение бесполезных, тех, кто от рождения лишен силы, то уже следующий цикл может оказаться последним.

Глава 1

   Страшный, мерзкий таракан сидел на пороге моей комнаты, и топорщил свои огромные усы.
   Здоровенный, казалось, он забыл, что нужно убегать при виде людей и, я чувствовал это, откровенно пялился на меня, словно бросая мне вызов.
   Я сделал неуверенный шаг назад.
   Десятый круг, как же я их ненавижу, этих мерзких тварей, которые идут за Городом из круга в круг, и нигде не оставляют нас в покое.
Да чего уж там, на самом деле я их не ненавижу, я их просто... побаиваюсь.
   Еще шаг. Спокойно, Эльт, спокойно, это же всего лишь таракан. В конце концов, не съест же он тебя, это он тебя должен бояться, ты уже большой, а он маленький... Хотя по меркам тараканов совсем не маленький, конечно.
   Таракан зашипел и придвинулся ко мне, в ответ я не нашел ничего умней, как запрыгнуть на кровать и кинуть в него первое, что попалось под руку - а именно, любимую тапку.
   Но этому исчадию пустошей седьмого круга тапка оказалась нипочем, он просто проскочил мимо нее и остановился напротив кровати, все также злобно шипя.
   Проклятие!
   Я судорожно соображал, что делать, уже понимая, что что-то здесь не так. Тараканы так себя не ведут! Они всегда прячутся при виде людей, более того - сейчас утро, а эти твари активны ночью. Да и еще шипит так грозно. Это существо, похоже, никак не было тараканом, а каким-то демоническим созданием, присланным по мою душу. Но кем?
   Кому я нужен, весьма посредственный лучник, хоть и сын самого Эмблдора, бывшего главы клана огненной стрелы?
   При мысли об отце в очередной раз екнуло сердце, от обиды, что он с матерью ушел в Межкружье за горизонт, и что я никогда не сравняюсь с ним...
   Я сел на кровати, обхватив руками колени и уставился на таракана в отчаянии.
   До чего же он все-таки огромный, в полтора пальца длиной и очень толстый, что только усугублял крепкий хитиновый панцирь, черный, с мощными лохматыми лапками и огромными усами. И шипит как жутко...
   Нет, умом я, конечно, понимал, что он в принципе не страшен, что я, наверное, могу на него наступить и его не станет, но ничего не мог с собой поделать, сидел и думал, что никакие сокровища мира не заставят меня спуститься и пройти мимо этого страшилища, не говоря уже о том, чтобы его убить...
   Единственное, что меня смущало - это то, что я опаздываю на тренировку, и Тэр будет очень сильно недоволен, да и остальные ребята тоже не слишком будут рады. На какой-то миг я представил диалог - "Где ты был?" - "На меня напал таракан и я поэтому я задержался".
   Из-за идиотизма ситуации я криво усмехнулся, однако слезть с кровати решимости так и не набрался.
   -Эльт, а позволь узнать, долго бы ты так еще просидел? - хмуро спросил Тэр, стоя на том же злосчастном пороге.
   -Я... - уже понимая, что случилось непоправимое и судорожно придумывая сотни оправданий, одно нелепей другого, начал говорить я.
   -А я всегда говорил, что Эльт - просто жалкий трусишка - хохотнул появившийся рядом с Тэром на пороге моей комнаты Гард, - ну куда ему с нами ходить. Эльт - повелитель тараканов!
   Я затравленно наблюдал, как в комнату зашли недовольный Тэр, откровенно веселящийся Гард, задумчивый Клид и грустная Бисянка, которой явно не нравилась вся эта ситуация.
   Их наличие таракана в комнате явно не смущало, хотя тот агрессивно уставился на них, стал еще громче шипеть и даже начал плеваться какой-то дрянью.
   До меня стало доходить, что это был просто розыгрыш. Меня разыграли, вот так вот бесхитростно. Небось Гард в каком-то подвале поймал эту мерзкую тварь, Килд что-то нашептал, отчего таракан и стал таким злобным, а Тэр одобрил их затею.
   -Это же... подло! - во мне вспыхнула обида и я закричал, задыхаясь от смешанных чувств. Теперь все навеки узнают, что я трус, что меня предали собственные друзья и что меня теперь ждет судьба в лучшем случае фермера, так как ни одна команда не возьмет человека, который боится тараканов, - Как вы могли так! Мы же команда, будущее звено! Я же мечтал с вами до горизонта дойти, что разведчиками будем, или атакующим...
   -Да, Эльт, команда - Тэр пододвинул к себе единственный стул, стоявший в углу комнаты, сел, потом вдруг резко передумал, встал и рассеяно предложил его Бисянке, на что та вежливо махнула рукой - не надо. Гард тем временем просто развлекался с тараканом, встал на четвереньки и соревновался, кто громче шипит. Придурок... Наверняка это он все и придумал.
   Тем временем Тэр, так и не придумавший, что делать со стулом, продолжал, смотря мне в глаза, отчего мне стало совсем неуютно.
   -Так вот, Эльт, ты прав, мы команда. И сейчас у нас назначена тренировка, на которую ты не явился. Если считать это, - брезгливый кивок в сторону таракана, - уважительной причиной, то тогда нам нужно было тренироваться не на звено разведки, а на кружок фермеров, или усиленно готовиться к вступлению в касту строителей. Тоже неплохо. Будем строить дома, организуем бригаду, начнем класть кирпичи, Килд вон нашептывать будет, что они простоят хоть три круговорота...
   -Но...
   -Помолчи, Эльт. Идея устроить эту проверку возникла не вчера, слишком многое указывало на твой... кхм... недостаток. Но я все равно долго думал, стоит ли это делать, все-таки мы команда, да. Должны были ей стать... - Тэр явно начал нервничать. - Ну пойми ты, Эльт, не можем ты труса в звене держать! Да, нам всем бывает страшно, но мы должны побеждать свой страх... А ты не смог. А что будет, если в Круге такие же, только в двадцать раз больше, полезут на Город? Мы останемся без прикрытия, потому что ты будешь сидеть на кровати и бояться нос высунуть? Гард, да прекрати ты уже!
   Разошедшийся в своем шипении Гард, который уже пальцем тыкал в мерзкую гадину, резко остановился и распрямился. На лице его блуждала чуть виноватая полуулыбка, хотя видно было, что ему просто весело.
   Убью... Я убью его! В мозгу вспыхнула эта мысль яркой вспышкой и угасла... Гард был быстр и ловок, своими ятаганами он доставал даже Тэра из-за его щита "башни", а я... я даже не смог победить таракана, каргар его забери!
   -И что теперь? - спросил я растеряно. - Мы же столько тренировались! И первый круг уже скоро, все указывает на это, Синеволосый уверен, что ждать уже не долго...
   -Канкор просится в нашу команду, - Тэр виновато развел руками. Видно, что его все-таки совесть мучала. - Прости, Эльт, Канкор хороший парень, смышлёный, в монету бьет с тридцати шагов, хоть не с клана, из фермеров, но задатки...
   Тэр осекся, увидев, что я уже не слушаю его, а только тупо смотрю в одну точку. Все стало ясно.
   Меня просто решили выгнать, не дожидаясь, когда я подведу, ибо, положа руку на сердце, лучник из меня оказался так себе, да и других талантов выявлено не было...
   Таракан -- это так, затравка была на самом деле, не он, так еще бы что устроили, экзамен или еще что-то, потому что Канкор всяко лучше, и давно уже к Тэру в друзья-приятели набивается. Да и проверенный уже, наслышан, как они с Тэром на пару троих из клана Совы уделали.
   -Мы пойдем, Эльт. Даю слово, что все произошедшее здесь останется между нами. - Тэр решительно развернулся, и бросил Гарду, - и забери эту дрянь.
   Они вышли, вслед за Тэром вышел Килд, так и не проронивший ни слова, и Бисянка, бросившая на меня прощальный сочувственный взгляд и короткое - "Прости".
   Гард ухватил таракана цепкими пальцами, и послушно выволок его в коридор. Но вдруг замер, явно о чем-то задумавшись, затем развернулся, подмигнул и бросил гадину мне на кровать, и со счастливым ржанием помчался догонять команду. Моих бывших друзей, в ком еще вчера я был свято уверен.
   Я посмотрел на болтающегося в складках простыни таракана и вздохнул.
   Страх, вытесненный более сильными эмоциями, тихо остался где-то на задворках сознания.
   Я протянул руку, взял шипящего и сопротивляющегося таракана, и поднес к глазам. Мерзкий, с шипастыми лапками, скользкий и неприятный даже на ощупь, что ты топорщишь свои усы и шипишь? Неужели ты не понимаешь, что лишил меня друзей, хоть и не по своей воле?
   -Я не боюсь тебя, - сказал я, затем положил его в рот и проглотил целиком, без остатка.

Глава 2.

   Буря надвигалась. Даже птицам, глупым самбардам, стало понятно, что это не простая буря, а самая что ни на есть магическая, и они со своим жутко раздражающим клецаньем спешно покидали насиженные места и летели прочь, подальше от этих изумрудных всполохов на горизонте и раздающегося вдалеке грома, больше похожего на ритмичный бой барабанов.
   Город лихорадило.
   При деле были все - купцы и трактирщики спешно закрывали свои заведения, пряча товары в глубокие, словно глотка каргара, погреба. Мастерские и кузницы, напротив, стали работать вдвое активней, ведь известно, что много оружия и доспехов, а также зелий и кристаллов, в кругах не бывает. Только старый запасливый Гронг сидел на крыльце и все ворчал, глядя на соседнюю кузницу - "Ишь, размахался. Перед кругом не намашешься!".
   Строители обходили здания, в последний раз проверяя, все ли крепко сбито, нет ли где какого недостатка, пусть даже маленькой трещинки, но которая может потом обернуться бедой. Сейчас целая группа внимательно осматривала третий склад, что-то им в нем сильно не нравилось, а судя по активному обсуждению и яростным жестикуляциям, они никак не могли принять какого-то решения.
   Старые звенья, те, что не ушли за горизонт, а остались в помощь нам, молодняку, деловито принимали последний экзамен у новых команд, еще не завоевавших почетное звание боевого звена. Молодые, в свою очередь, терпеливо слушали наставления и старались показать, что вот, они готовы, мечи остры, стрелы точны, копья верны...
   Пока еще команды не определились со специализацией. Какие команды пойдут в разведку, какие сформируют атакующую армию, а какие выберут путь защитников, покажет даже не первый круг, а, дай Кругород, седьмой или даже десятый.
   Если доживут, конечно...
   Впрочем, мне сейчас было не до забот других каст, нужно было выкапывать картол, еще не созревший, но уже вполне съедобный. Да и выхода не было - когда пройдет буря, все земли вокруг Города изменятся. Могут превратится в дикие джунгли, могут в ледяную или песчаную пустыню, а может и в бескрайние степи. Все в воле Кругорода.
   Но предугадать изменения никто не мог, никто даже не знал, что именно происходит во время бури - исчезает ли то, что вокруг нас, изменяясь навсегда, перемещаемся ли мы в другой мир или просто в другое место.
   Оставалась только голая данность - буря предвещала начало нового круга, а значит, наша жизнь никогда больше не будет спокойной и размеренной, такой, как была в нулевом круге.
   Я копнул еще и, порывшись в земле, достал несколько мелких картолей, среди которых затесалась крупная, почти с мой кулак. Затем все бросил на мешковину, которая уже вот-вот грозила переполнится и, распрямившись, утер пол со лба.
   Попутно осмотрел руки. Странно, мозолей почти не заработал, как будто был прирожденным фермером, а не сыном самого Эмблдора. Более того - руки даже не дрожали, только мизинец на левой руке подрагивал, словно сообщая, что буря близко. Да и каргар с ним, как будто я сам не знаю.
   Уже двадцать седьмое утро я встречал в новом клане. После изгнания из команды я пришел в клан цветущего слима и попросился к ним, так как уже знал, что им нужны ополченцы - фермеры, которые умеют худо-бедно держать в руках оружие.
   Старый Фурт удивленно посмотрел меня и дал добро без раздумий. Все-таки всю жизнь находится в тени своего отца имеет и положительные стороны.
   Кстати, а вот и он ковыляет, не очень ловко хромая по уже опустошенной земле.
   Так, срочно дальше копать, а то еще обвинений в лени мне не хватало.
   -Эльт, ты знаешь, где камень познания в чаще Капулла? - спросил добродушно старик, приблизившись.
   Кхм, чащу я, конечно, знал, только вот зачем это? Она же в десятках полетов стрелы, пока дойдешь - буря с большой вероятностью застанет. Что, Фурт решил тоже проверить на прочность, неужто история с тараканом все-таки всплыла? Дожили, уже даже для ополчения я недостаточно храбр...
   -Знаю, - неуверенно ответил я и сцепил руки в замок, чтобы не показывать дрожание своих рук.
   -Так вот, Эльт, в чаще охотники накрыли стадо антхоп. Трех смогли приволочь, но еще осталась одна, лежит у камня знаний. Свободных людей нет, а принести нужно. Очень нужно, как ты понимаешь.
   Я понимал. Антхопы обладали удивительно нежным вкусом, и добыть их было непросто, к тому же они крайне редко забредали в наши края. Пока еще наши.
   И достать еще несколько тушек перед кругом - большая удача.
   -А если я откажусь? - глухо спросил я, уже понимая, что что-то часто судьба стала ставить меня перед этим выбором. Хотя в этот раз выбор хотя бы был, и я уже знал о последствиях.
   -Воля твоя, - Фурт пожал плечами. - Просто тогда наш клан останется без дополнительных порций мяса. Мы ближе всех к ним, да и команды ради одной туши никто посылать не будет. Ну и сам понимаешь, что среди них, - он окинул рукой поле, где трудились мои новые, кхм, соклановцы, - у тебя самые большие шансы провернуть это дельце.
   Да, это было понятно. Но легче от этого не стало.
   -Деда, я с Эльтом пойду - вперед выступил Таль, смешной белокурый паренек с ясными голубыми глазами, носом картолиной и неровными зубами. Но крепко сложен, несмотря на свой юный возраст, угадывалась будущая стать, - Эльт один не дотащит, да и вдвоем веселей будет.
   Я дернулся, как от удара. Вот так вот. Похоже, выбора у меня просто не осталось... Точней, я вдруг ясно понял, что если я вот сейчас отступлю, то больше уже никогда, никогда не смогу сделать иной выбор, кроме как забиться в очередную щель и оттуда беспомощно наблюдать за очередным тараканом.
   Тем более риск был не столь и велик, лук и стрелы были с собой, вон лежат, местных хищников я одолеть смогу, наверное, а если настигнет буря...
   Что ж, и тогда остаются все шансы, ведь первый круг это всего лишь начало. Можно даже вернуться без боя, окрестности Города обычно пустынны.
   -Нет, я иду один, - я решительно махнул головой, отгоняя все дурные мысли, - Таль, ты хороший парень, но ты меня замедлишь, да и много ли ты сможешь унести? Я уж не говорю о том, что ты еще не боец.
   -Он прав, Таль - мягко стал Фурт, - рано тебе еще. Подрастешь, наберешься опыта, и тогда...
   -Деда, ты знаешь, что это не так. - парень вспыхнул, поджав губы и стиснув кулаки. - Если я не выйду в первый круг, то уже никогда не выйду!!!
   В этом мальчишка был прав.
   Каждый новый круг, как мы называли переход Города на другие земли, был злей и страшней предыдущих, и тот, кто не выходил из Города первые круги, уже никогда этого не делал, ибо был обречен. И это была такая же истина, как и то, что первый круг также уносил очень много жизней....
   -Перестань - Фурт потерянно смотрел на внука, понимая, что рискует его потерять. Бедный старик, не хватает строгости даже прикрикнуть, - Эльт не идет в круг, он всего лишь сходит за мясом и вернется до бури! И чтобы я не слышал эти бредни, мальчишка! Мы фермеры, и всегда ими были, мой отец, и его отец также возделывали картол и слим! - плечи старика осунулись, он посмотрел на свою ногу, и по его лицу пробежала легкая рябь. - В общем, я решил, вы оба никуда не идете. За работу, бездельники, до бури нужно собрать весь урожай.
   Он повернулся и ушел, еще сильней прихрамывая, усталый и сгорбленный.
   -Идем, Эльт - Таль повернулся ко мне и с надеждой заглянул мне в глаза. - Мы успеем. И нам нужно мясо!
   -Твой дед же ясно сказал, - мне стало очень неуютно под этой отчаянной синевой. - Мы никуда не идем.
   -Трусишь? А еще сын Эмблдора! Ладно мой старик всю жизнь проковырялся в земле...
   Таль не договорил, получив сильную оплеуху от внимательно слушавшего весь разговор крепкого фермера.
   -За что? - обиженно завопил малец.
   -За глупость, - беззлобно ответил тот. - ты думаешь, почему Фурт хромает всю жизнь? Думаешь, пока слим собирал, споткнулся? Да так хромает, что даже целители выправить не могут... Дурачок ты, Таль.
   Малец потирал ушибленную макушку, крепко задумавшись. Видно было, что это дело ему не свойственно, он даже открыл было рот, чтобы уточнить, но незнакомый мне фермер спокойно сказал нам обоим.
   -Идите, ребята. Если хотите, конечно. Старик ушел, значит, он оставил вам выбор. Но все же... постарайтесь вернуться до бури.
   Похоже, выбора все-таки не было, такого, чтобы после этого можно было смотреть в глаза людям и не отводить взгляд. Поэтому я просто развернулся и пошел, не озираясь, чтобы проверить, пошел ли со мной Таль. Но довольно скоро услышал его сопение за спиной. Нормально, так, не думать уже о возможных опасностях, просто идти!
   Вот и поля закончились, начался лесок, хорошо, так, речка, где-то здесь был удобный брод, от нее еще полет стрелы...
   Тем временем вокруг стало совсем нехорошо - шквальный ветер с дождем бил прямо в лицо, грозил сбить с ног, и изредка мимо пролетали изумрудные искорки, а это значит, что скоро все может заполонить изумрудное сияние и, когда закончится, мы будет уже не здесь.
   Искорок становилось все больше, и я побежал. Сзади жалобно заскулил Таль, видимо, передумавший. Но на самом деле он просто не мог меня догнать.
   -Возвращайся, - развернувшись, сказал я, - еще успеешь.
   -Нет! - лицо мальчишки было полно решимости, - мы сделаем это вместе.
   -Вот и правда, дурак. - я присел и снял лук, чтобы не мешал, - прыгай, так быстрей будет.
   Таль запрыгнул мне на спину, и я побежал с ним на спине, понимая, что дурак, похоже, я, так как зачем-то тащу мальчишку, который вообще-то сам должен помогать мне тащить антхопу.
   Странно, откуда во мне столько сил, что я бегу с пареньком на плечах, и почти не чувствую усталости? Вроде я никогда не был столь уж силен, это Тэр у нас был силач.
   Изумрудные искры летели все чаще и чаще, пронзая дождевые капли, смешиваясь с листвой деревьев, создавая ощущение полной нереальности происходящего.
   Это было очень странно - бежать по лесу с притихшим Талем на плечах, с судорожно зажатым луком в руках, навстречу буре, а не от нее, что требовало от меня истово бьющееся сердце.
   Да и не так в своих мечтах я входил в свой первый круг. Впереди должен грозно шагать Тэр, выставив вперед свой огромный башенный щит, за ним уже должны были идти я с Гардом, который, конечно, придурок, но в мастерстве ему не откажешь. А уже за нами должны были идти Килд с Бисянкой, чтобы по первому зову прикрыть нас своими пока еще слабыми, но чарами.
   Но проклятый таракан все испортил! И теперь я скорей всего погибну вместе с этим своенравным мальчишкой, потому что мне не на кого рассчитывать.
   Конечно, желание развернуться и побежать в сторону Города было очень сильным. Но это почему-то казалось мне еще большей глупостью - если уж идти, то идти до конца.
   И я дошел. Вот он, камень познания (кто дал это пафосное название обычному булыжнику - загадка), и... пусто, только примятая трава указывала, что недавно здесь все-таки лежало тело.
   Просто отлично. Молодец старый Фурт, спасибо за задание, ты можешь гордится собой, что послал своего внука на убой.
   -Смотри, Эльт - севшим голосом произнес Таль, спрыгнувший с моей спины.
   Огромная изумрудная волна стремительно приближалась, поглощая все на своем пути.
   Я закрыл глаза и со вздохом погрузился в ее изумрудное сияние.
   Глава 3.
   Мне кажется, никогда до этого дня я не знал, что такое жажда...
   Перед глазами стоял только один образ - колодец у соседнего дома, из которого можно было набрать кристально чистой, приятной, свежей водицы, зачерпнуть ее ладонями, плеснуть в лицо, а затем набрать снова и жадно тянуть ее, чувствуя холод и влагу...
   А можно и просто зайти к толстяку Бамбику, заказать кувшин свежей лимандры, присосаться прямо к горлышку и пить, лакать, высасывать... Десятый круг, какие там еще слова есть для обозначения питья? Дайте мне посмаковать хоть их, потому что моя глотка требует влаги!
   -Эльт, мы отсюда выберемся когда-нибудь? - Таль, наверное, был не в лучшем состоянии, но, что странно, голос его не дрожал.
   -Не знаю, - я пожал плечами, понимая, что этот жест малец все равно не увидит. - Но Карт учил, что если в пещере есть воздух, то это значит, что где-то есть выход. Они в одиннадцатом круге три утра встретили в подземельях. Правда, еще он рассказывал, что там было подземное озеро... А Лантоп даже видел водопад, но может брешет...
   -Очень хочешь пить, да?
   -Да, Таль, - а малыш не столь уж и глуп. Хотя дрожание голоса при слове озеро выдало меня с головой, - Очень. Словно третье утро без воды встречаю. Идем, чем раньше выберемся, тем лучше.
   Хотя верней было бы сказать если...
   Первый круг оказался коварен. После того, как изумрудное сияние схлынуло, я подумал, что оно полностью выжгло мне глаза, так как все погрузилось в непроглядную темноту. Однако припасенное огниво доказало, что это не так, выбив ослепительно яркие искры и осветив высокие, в два человеческих роста, своды пещеры.
   Таль оказался рядом, чему я оказался втайне рад, все хоть не одному погибать. Потому что вероятность такого исхода была крайне велика, вдвоем, далеко от Города, да еще и в пещере, из которой было неясно, как выбраться. Света не было вообще никакого и затхлый воздух без малейшего намека на ветерок ясно указывал, что выхода вблизи нет.
   Понятно, что сидеть на месте смысла не было, поэтому мы наскоро перекусили вареным картолом, всеми скудными запасами, которые были в наших поясных сумках, и двинулись в путь, поначалу то и дело поминая Кругорода и Кругожора, так как оба не были обучены передвигаться в кромешной темноте, огибая при этом выступы и ямы...
   Кроме того, пещера оказалась совсем не прямой, вдобавок со множеством разветвлений. После недолгого мозгового штурма было решено сворачивать преимущественно направо, иногда налево, старательно запоминая все повороты. Также мы придумали оставлять что-нибудь на ответвлениях, чтобы понять, что не заблудились. Конечно, эта тактика оказалась довольно нелепой, потому что выяснилось, что на поиски предмета уходит много времени, даже несмотря на то, что глаза начали привыкать. В итоге мы все-таки нашли обломок стрелы, оставленный в качестве ориентира много времени назад.
   Самое странное, я чувствовал себя в пещере просто превосходно, если не считать сводящей с ума жажды. Иногда мне даже хотелось забиться здесь в какую-нибудь щель и поспать, может, хоть сон отвлечет от абсолютно сухого горла... Да и вдруг я проснусь, а на пороге таракан сидит, я его прогоню, зайдут весело смеющиеся Тэр, Гард, Килд и Бисянка, милая сердцу Бисяночка, и скажут, что просто меня разыграли, а я тоже буду улыбаться и говорить - да ладно, чего уж... Что вы, в самом деле подумали, что я могу испугаться таракана?
   -Эльт, сзади кто-то за нами крадется - отвлек от грез Таль, - Давай убьем их!
   -Да перестань, это просто воображение разыгралось... - я ускорил шаг, потому что обострившиеся до предела чувства говорили об обратном. Желание забиться в какую-то расщелину только усилилось. Спрятаться, пересидеть, пусть те, кто идут на нами, еле слышно шурша по камням, пройдут мимо, не заметят, а я буду там сидеть и ждать, ведь наверняка какая-нибудь команда да заглянет в пещеру, обязательно найдет...
   -Да я точно тебе говорю! - Таль обиженно засопел, но старался не отставать. - Ну давай убьем их! У меня есть нож, у тебя лук, мы справимся! Потом вернемся и нас сразу в команду определят, мне Кимпой рассказывал, что сейчас погибших будет много, команды перемешаются, и есть шанс у ополчения даже пробиться...
   -Тихо! - прошипел я, - Таль, ну не будь дураком, если за нами кто и крадется, то мы ничего не сделаем! Что я тут настреляю-то в темноте, да в такой тесноте?? И ты не проходил тренировок, да что там, даже до антхопы дойти не смог!
   Таль замолчал. Обиделся, наверное. Уж не знаю, дошли ли до него мои слова...
   -Лучше быть дураком, чем трусом, - после долгих раздумий заявил малец, - недаром тебя из команды выгнали...
   Это был удар ниже пояса. Какой-то кривозубый малец будет мне тут хамить.
   -Да иди ты в глотку каргара! Не иди за мной, оставайся, давай, затыкай их своим ножиком, покажи, что ты великий герой одиночка, как Солин Славный или Бардос Одинокий, что тебе никакие звенья даже не нужны, и ты до межкружья дойдешь без поддержки! Ах да, они же не дожили...
   Дальше уже шли молча, но все-таки шли. Те, кто следовал за нами, так и не показывались, а может, это действительно было просто разыгравшееся воображение...
   -Свет! - радостно крикнул Таль, мгновенно забыв все обиды - там впереди свет, Эльт, мы спасены!
   Я промолчал. Говорить с этим мерзким мальчишкой не хотелось, тем более я не разделял его оптимизма - слишком неровные были блики где-то вдалеке, чтобы быть в чем-то уверенным.
   -Хватит дуться, бежим, Эльт! - переполненный радостного возбуждения Таль в темноте ухватил мою руку, - Там наш первый круг! Наш! И мы не будем копаться в земле, мы станем лучшими, вся добыча будет наша! Сын знаменитого Эмблдора и внук великого Фурта покажут всем, что мы достойней наших предков!
   Да что этот мальчишка уже вообразил? Какой еще, к каргару, великий Фурт?
   Впрочем, выбора особого нет, идти к свету в любом случае лучше, чем остаться и ждать тех, кто крадется за нами... Да и... а вдруг там есть вода???
   Больше всего смущало то, что притока свежего воздуха от той стороны, где тускло манил свет, не чувствовалось. Вполне возможно, что не это не выход, а что-то другое...
   Это и оказалось другим - мы вышли в огромный сводчатый зал, стены которого были усыпаны какими-то кристаллами и иными образованиями, определения которым я не мог дать, но все это светилось и мерцало в темноте.
   -Да уж... - Таль присел на пол и поморщился, так как в задницу ему впился какой-то камушек. На его лице читалось предельное разочарование в мироустройстве.
   Я же стремительными шагами шел к центру, где явственно прочерчивалось очертание небольшого озера, смущал только цвет - оранжевый. Таль резко вскочил и вприпрыжку помчался за мной. Охх, неужели он боится что-то пропустить, остаться в стороне от каких-либо приключений?
   Озеро оказалось и вправду странным. Я опасливо потрогал оранжевую гладь пальцем, и он погрузился в липкую жижицу. Да, это явно не вода. Больше похоже на целое подземное озеро желе. Но кто мог такое приготовить и зачем?
   В душе схлестнулись страх и жажда. Будь это лужа - встал бы на колени и начал бы лакать, не раздумывая, а так кусать непонятную жижу, в которой наверняка есть вода, в коварном первом круге отдавало безумием. В лучшем случае непривычный желудок отторгнет эту массу.
   -Ай! - Таль завопил, отдернув руку, которую в порыве энтузиазма погрузил в озеро по локоть.
   Я сделал шаг назад, мгновенно забыв о жажде.
   С озером что-то творилось. Очень нехорошее, так как оно заколыхалось и забурлило, словно не детская рука в нее окунулась, а целая скала.
   Скоро стало ясно, что это не простое бурление. Озеро тянулось к нам...
   -Бежим! - наконец-то я увидел, как этот несносный мальчишка реально испугался. Только радости мне это не принесло, потому что сам в этот момент всецело разделял его чувства.
   Но убежать мы не успели.
   От бушующего озера отбелились две огромные фигуры, похожие на нас, но в увеличенном варианте и оранжевые, и с дикой скоростью двинулись на нас.
   И уже в следующий момент я почувствовал, как меня хватает за плечи моя копия и поднимает в воздух.
   Единственное, что смог придумать в этот момент - это извернуться и со всей дури укусить руку этого странного существа. Странно, это реально желе, и я просто оторвал весь мизинец своего клона... Мне такое в далеком детстве делала мама, смешав воду, какие-то ягоды и еще что-то.
   Моя копия замерла, словно в раздумьях. Мне некогда было размышлять, как желеобразный клон смог меня поднять, вместо этого я просто откусил еще один палец.
   Таль, громко верещавший, безрезультатно резал своего противника ножом, но тот, не обращая внимания на такой несерьезный подход, тащил мальчишку к озеру.
   -Ешь его! - крикнул я, и Таль послушно начал кусать.
   Меня выпустили, но что-то мне подсказывало, что это был не конец, так как желе стало меняться, превращаясь в огромный бесформенный кусок, который очень быстро обволок меня полностью, погрузил в свои недра. Стало невозможно дышать, я оказался в заточении огромной массы, которая тянула меня в озеро... Но продолжал кусать, судорожно проглатывая и не обращая внимания на то, что меня уже всего облепило этой жижей. Просто больше уже ничего не оставалось...
   И тут из темноты коридора хлынули они... Сквозь оранжевую прозрачную массу я увидел это очень четко, хотя разум и глаза отказывались верить в возможность этого варианта.
   Тараканы.
   Не знаю, они шли за нами или нет, но их было огромное количество, сотни. Они всей ватагой резво бежали прямо к нам.
   Затем началось и вовсе какие-то безумие - эти мелкие твари облепили озерную тварь со всех сторон, и стали грызть ее, сгрызать очень резво и явно с большим аппетитом.
   Меня замутило от всего этого - от обилия съеденного желе, но еще больше от вида моих спасителей.
   Я почувствовал, как желеобразное создание растеклось, освобождая меня из смертельных объятий и потекло в сторону озера, но уже не пытаясь утащить меня с собой, а спасаясь от голодных маленьких чудовищ.
   Я увидел, что Таль тоже свободен, его захватчик бросил жертву, несмотря на то, что все тараканы почему-то выбрали мою тушку в качестве жертвы, и сидит, ошарашенно смотрит на меня в окружении этих мерзких созданий, которые бросили преследование и деловито подъедали остатки от побежденного существа.
   -Живы, - сказал я и наконец-то потерял сознание.

Глава 4

   Таль начал порядком раздражать.
   Как только я очнулся, он стал несносным почемучкой, выпаливая все накопившиеся вопросы в случайном порядке.
   -А почему тараканы прибежали? А почему именно к тебе, Эльт? А что это были за озерные существа, а они больше не нападут? Нет, серьезно, ты тараканами управляешь, да? Ты маг? Но ведь даже маги не могут так, только точечный контроль. А как ты понял, что их надо есть? А твои тараканы могут вынести нас отсюда?
   -Не тараторь! - я лежал, чувствуя себя расплывшейся лужей, и смотрел в потолок, на сверкающий острый кристаллик, из которого, наверное, мог бы получиться отличный наконечник для стрелы. - Я не знаю ничего. Я не маг, я ничего не делал, они сами, и я также ничего не понимаю, как и ты.
   -Врешь ты все! - возмутился Таль. - так не бывает.
   -А что ты вообще знаешь о тараканах? - я сел и осмотрелся. Все тараканы уже куда-то разбежались, только один, наверное, самый голодный и опоздавший к пиршеству, деловито бегал вокруг. Почему-то он уже не вызывал особого отторжения, бегает и бегает.
   -Ну...- Таль задумался и начал отвечать, как на обучении, - Они есть во всех кругах, но живут только у тех, кто не чистоплотен в основном, там, кто остатки еды оставляет. Где влажно еще любят очень. Но так они обычно прячутся. По всяким щелям, но ночью, когда темно, бегают вовсю. А, еще - Таль вдруг оживился, - они без головы могут жить, мне Бальдик рассказывал. Он как-то ножом попал, и голову отрезало. Так таракан прямо без головы сбежал!
   Я поморщился, такие факты меня не слишком радовали. Хотя не я ли недавно сам съел таракана...
   -А еще они вроде как стаями охотятся. - продолжил за него я, - и где один таракан появляется, там их много становится... И едят все, что видят, ну что не представляет угрозы по крайней мере.
   Таль нахмурился, все еще не понимая.
   -Они как-то общаются, видимо. Или след оставляют. В общем, оповещают своих, что есть какая-то нямка. По всей видимости, где-то здесь спрятался таракан, под камнем, или еще в какой щели. Да хоть вот этот даже, явно местный - я указал на таракана. Тот в ответ благоразумно отбежал, топорща усы и шипя, - укусил тварь, пока она меня держала, и передал другим сигнал - тут вкусная еда. Так что, как говорит Синеволосый, всему есть разумное объяснение. Они и побежали всей толпой, а так за нами крались, ожидая, пока с нами что-то случится и можно будет нами...
   Я запнулся. Представленная картина как-то совсем не радовала.
   -Так значит ты не маг? - разочарованно протянул малец.
   -Нет, - я развел руками, - я здесь ни при чем. Килд рассказывал и даже показывал, как работает влияние на живые существа - нужно шептать специальные слова и обязательно прикосновение, пальцами как-то он хитро делал, что злой пес, который собирался его цапнуть, вдруг присмирел и перестал двигаться, а потом ушел туда, куда наш маг махнул.
   Как ты видел, я не прикасался к этим тараканам и шептать ничего не мог, да каргар меня проглоти, я даже не знал, что за нами именно тараканы!
   -Жаль.
   А уж мне-то как жаль. Нет, люди с двойными талантами не такая уж и редкость. Есть немало целителей, которые умеют использовать также боевую магию, есть воины целители, лучники маги и так далее. Хотя определенные задатки магии в принципе должны быть у всех, без особой силы, вложенный в удар, панцирь эрдруха, например, не пробить. Да и это сейчас можно с деревянным луком, на котором простая тетива, потом уже нужно использовать магическое снаряжение, которое кузнецы делают под специальный заказ.
   Другое дело, что это все узко направленно, и нужно развивать свои таланты, которые необходимы именно по твоему пути. Воину, обученному работе с мечом, никогда не сделать простейший огненный шар, а целителю не проткнуть копьем даже слабую тварь.
   Тем временем Таль встал и высоко подбросил нож, который совершил в воздухе несколько переворотов и вернулся в ловкую руку мальца. Однако. Похоже, у парня талант. Все-таки Кругород нередко шутит, давая способности простым фермерам и превращая в бесталанное чучело сына Эмблодора...
   Нож тоже был довольно примечательный - длинный, острый, с костяной рукояткой, такой явно не служил для нарезания овощей. Было в нем что-то странное, но что, я понять не мог.
   - Пойдем, может? - предложил малец.
   -Пойти-то пойдем, но вот куда? - не поднимаясь, я бросил взгляд на несколько проходов, ведущих из залов. Странно, после этой встряски я чувствовал себя совершенно иначе. Словно из меня выдернули какой-то стержень, который гнал раньше вперед в поисках воды. Наоборот, теперь я явственно чувствовал, что словно весь состою из воды - она пульсирует во мне, течет, огибая совершенно ненужные, чужие кости, и жаждет вырваться из этой оболочки...
   Больше не хотелось ни пить, ни есть. Идти не хотелось тем более, гораздо проще лечь здесь и растечься ленивой лужей...
   -Таль - неуверенно сказал я, - мне кажется, я отравился.
   -Не знаю, я чувствую себя превосходно, хотя оба их ели, - малец пожал плечами, - Наоборот, сил набрался, как рассказывали - по телу прошла волна и отдалась в пальцы.
   -Но мы же их не убили, - я растерянно посмотрел на мальца. Так вот откуда это его мастерство с управлением ножом, он вступил в круг...
   Вступление в круг - это первая жертва, первая победа, первое убийство в круге. Каждая победа делает нас сильней, чтобы мы могли использовать более крепкую броню, сильное оружие, но именно вступление проявляется сильней всего.
   Убил монстра - получил его силы, по крайней мере часть. Но и ее можно пропустить через себя и переплавить в мастерство. Все это проходит на бессознательном уровне, хотя ходили слухи, что иные мастера, особенно маги, умеют это контролировать.
   -Не знаю, Эльт, но свою часть я получил. Это Синеволосому такие вопросы надо задавать, почему они силы отдали. Ты как вырубился, я думал, с ума сойду, так меня подбросило. Очень долго бегал тут ножом махал, аж дружки твои новые все разбежались, кроме этого странного.
   Кхм... Вырубиться при вступлении в круг могу только я. Никто никогда такого не рассказывал, наоборот, у всех рассказы, как у Таля - воодушевление, жжение в пальцах, всплеск, который по всем канонам нужно сразу направить на развитие мастерства. Говорят, мой отец в этот момент сразу двух новых существ одной стрелой поразил, которые с воздуха на вступившую в круг команду стали пикировать.
   От обиды свело скулы и на глаза навернулись слезы. Да какого каргара я такой неправильный-то? Таракана испугался, стреляю плохо, из команды выгнали, дали простейшее задание притащить антхопу, и то не смог, не успел и застрял в пещере... И вот теперь даже в круг не смог по-человечески вступить...
   -Ты чего? - Таль заметил мое состояние, и я торопливо отвернулся. - Что случилось? Ты же наверняка тоже вступил, просто в бессознательном состоянии все это прошло. Встань, попробуй пострелять, почувствуешь! Да и ты же меня спас, если бы не твои тараканы...
   -Не мои это тараканы! - меня понесло, - Я вообще их боюсь, меня из-за таракана и выгнали из команды! Испугался таракана... Из-за них и вырубился...
   Я осекся. Десятый круг, ну зачем?
   -А я высоты боюсь, - наконец сказал Таль, заглядывая мне в глаза. От этой виноватой синевы мне стало еще больше неудобно, - Извини.
   -Да ладно, - я помолчал. Ладно, пускай думает, что только тараканов боюсь. - Действительно, не время сейчас... Надо идти.
   Я встал и прислушался к своим ощущениям. Все также - вода. Словно озерные чудовища превратили меня в свое подобие. И никакой волны, никаких особых ощущений, даже пальцы никак не дают о себе знать.
   Вскинул лук, натянул тетиву, механически отметив, что с привычным напряжением до старого предела, сильней не получалось, прицелился в кристаллический отросток. Вдох, выстрел. Стрела пролетела в пальце от отростка. Даааа, сын Эмблдора после вступления не может попасть в неподвижную цель при полном отсутствии ветра....
   -Надо еще кого-нибудь убить! - Беззаботно сказал Таль, добрая душа. - пойдем найдем кого-нибудь убьем.
   Я покосился на мальца. Десятый круг, меня начала одолевать зависть к этому маленькому любителю убийств. Вот ведь - пойдем кого-нибудь убьем! Похоже, в его голове не укладывается та мысль, что убить могут его, а не он. Не он ли совсем недавно с перекошенным лицом убегал от чудовища, не он ли в отчаянии бесполезно тыкал ножом и ничего не мог сделать?
   Но сейчас уже все было хорошо, да - спокойная пещера, озеро... озеро тоже тихо и спокойно, малой вступил в круг, а значит, что наши шансы на выживание повышаются, даже если я так и не смогу это сделать. В мысль, что что-то изменится при новой победе, я, честно говоря, не верил. Даже если победу одерживал один, силу зверя получали все. Или никто. Надежда была только на то, что победа была странной, также, как и сами твари не вполне укладывались в привычный образ наших врагов. Даже в классификаторе Байла, который давал определения существам по их основным признакам, не было ничего подобного, разве что големы, создания магов, могли быть родственны озерным чудовищам.
   -Стой! - окликнул я Таля, который бодро направился к одному из проходов, видимо, решив и дальше идти наугад. Тот обернулся и вопросительно посмотрел на меня.
   -Давай кристаллов наберем. Они вроде как ценятся.
   -Да я есть хочу! Ими нельзя пообедать! - Проворчал малец, но все же стал собирать кристаллы.
   Но на самом деле одернул его я не поэтому. Просто у меня возникло ощущение, что он идет не туда, но как это ему, и даже себе, объяснить - я не знал. Было в этом что-то... неправильное. Как будто ты всю жизнь ходишь по одному пути, и вдруг кто-то ведет тебя не туда, хотя ты точно знаешь, что по привычной дороге идти лучше.
   -Идем, - наконец сказал я, когда сумки были заполнены кристаллами. - Доверься мне, кажется, я знаю, где выход.
   Таракан, нарезавший круги вокруг нас все это время, задумчиво притормозил, наблюдая, как мы уходим, потоптался, своими лапками почистил панцирь, засунул усы в рот, пожевал, выплюнул, затем, словно приняв какое-то важное решение, резво бросился за нами.

Глава 5

   -А говорил, не маг...- произнес Таль, смотря на звезды, усеявшие небо.
   Очертания небесного свода стали непривычные, да еще и две луны, довольно ярко сияющие, съели третью и существенно выросли в размерах. Время от времени ярким росчерком пролетали звезды, сгорая где-то вдалеке. Говорят, что если найти упавшую звезду, то можно взять ее за хвост, и она умчит в межкружье к открытому горизонту, мимо всех кругов, мимо всех испытаний.
   Врут, наверное, хотя совсем маленьким я очень долго пытался найти такую, чтобы пройти за горизонт и спросить бросивших меня родителей, как им там, без меня...
   -И сейчас повторюсь... Не маг я. - Я зябко поежился от холодного ветра.
   Впрочем, даже пронизывающий холод намного лучше, чем темнота и затхлый, неприятный воздух. И как же приятно почувствовать свободу от каменных глыб, среди которых мы очень долго шли, доверяя моей внезапно проснувшейся интуиции.
   На протяжении всего пути меня не оставляла картина бурно текущей воды по этим мрачным коридорам, которая шла сплошным потоком, увлекала, и я тек вместе с ней единым целым, растворяясь в этой влаге... Если закрыть глаза, то можно было даже ощутить, как бурлящий поток подземной реки рвется наружу вместе со мной, подгоняя...
   И одновременно я чувствовал, где что-то было не так - где тупик, где путь наружу слишком долгий.
   А откроешь глаза - и ты снова просто человек, бредущий по темным извилистым коридорам. И даже прикосновение к шершавым стенам не показывало никак следов влаги. И все же - что со мной происходит, что это за странные, чужие, воспоминания и ощущения, и как вообще может что-либо помнить вода, и вода ли подсказывала мне путь? Не сошел ли я просто с ума после пережитого у озера, тем более что если здесь когда-то и текла подземная река, то это было Кругород знает сколько циклов назад.
   Как бы то ни было, мы выбрались и теперь стояли, смотрели на звезды и окружающий пейзаж, который не слишком радовал. - высокие горы вокруг, среди которых блуждали тропинки. Были также ровные участки с растительностью и деревьями. А самое главное - в нескольких полетах стрелы виднелась река, уходящая куда-то вдаль. Если присмотреться, то нам очень повезло, вход в пещеру располагался не высоко, да и спуск был не крутой, так что, помня про заявление Таля о страхе высоты, легко отделались. Отсутствие каких-либо живых существ на обозримом пространстве меня лично тоже радовало.
   -Куда теперь? - Деловито осведомился Таль.
   -Не знаю. - я пожал плечами. Я правда не знал, на выходе из подземных коридоров меня отпустило, и сейчас я стоял, плохо соображая, где мы находимся и что вообще происходит. - Я понятия не имею, где сейчас находится Город и куда нам идти. Меня больше не ведет ничего, ну то есть к реке только тянет, да и пить уже снова хочется. Но куда нам нужно двигаться дальше, я не представляю. Вот ты понимаешь, в какой стороне Город?
   Таль открыл было рот, но резко захлопнул. Видно было, что эта мысль его тоже как-то до этого не посещала. Солнце? Его сейчас нет, и это новый круг, значит, верить солнцу никак нельзя. Стороны света? А как определить, что где?
   Словом, стало ясно, что мы заблудились.
   -О, можно забраться на самую высокую точку и оттуда наверняка будет виден Город!
   Идея, конечно, хорошая, только вот... Это тоже было неясно, как забраться на вершину, уж очень местами крутые были склоны.
   -А ты полезешь? - поинтересовался я, на что малец, поняв суть, резко замотал головой.
   Подумав, мы решили, что разумная стратегия только одна - попытаться здесь как-то обустроиться и ждать, когда сюда доберется какая-нибудь из команд. В конце концов, поведение жителей в первом круге неизменно - из Города во все стороны света расходятся команды, главная цель которых - убить как можно монстров, населяющих этот мир, получить как можно больше сил.
   Поэтому в поисках противников команды будут исследовать участок за участком, залезать в самые труднодоступные места, самые отчаянные будут заходить даже в пещеры и нырять в водоемы, пока в окрестностях есть хоть одно существо, которое может дать силы.
   При этом уничтожалось просто все, что двигалось, ползало, бегало, летало, прыгало или просто проявляло хоть какие-то признаки жизни. Но все живое не оставалось в долгу, нещадно убивая чужаков, вторгшихся на их территории, поэтому команды также теряли своих бойцов или гибли полным составом.
   -Эльт, как думаешь, первый круг долго еще продлиться? - Поинтересовался малец, когда мы спустились к бурной реке, утолили жажду и умылись.
   -Таль, ты долго еще будешь задавать вопросы, на которые я не знаю ответа? - раздраженно парировал я, отчего малец тут же насупился. - Спроси у Синеволосого или круговых, может ответят. Ах да, они же в Городе, а мы здесь!
   -Злой ты, - пробурчал Таль и пошел кидать нож в расположенное неподалеку дерево и попутно чуть было не наступил на таракана. Тот резво отбежал, осмотрелся, нашел расщелину между камнями и юркнул туда, благополучно скрывшись с наших глаз.
   Маленький гаденыш так и дошел с нами до выхода. Была мысль его убить, конечно, но в итоге решили не трогать, все-таки они нас спасли. Если бы не их удивительное поведение, то лежали бы мы сейчас на дне странного желейного озера бездыханными телами.
   -Есть хочу! - Заявил Таль немного погодя, не способный обижаться дольше сотни вдохов.
   Это была проблема, да. У меня под ложечкой уже тоже сосало, хотя сильного голода еще не было, скорей просто разум понимал, что для восстановления сил, потерянных в этот безумно долгий день, нужна еда. Чисто умозрительно, можно было попытаться выйти на охоту, только вот можно ли употреблять в пищу то, что мы поймаем?
   В командах всегда есть целители, которые умеют определять, содержит ли добыча какой-то изъян, что-то опасное, и даже если была ошибка, а такое тоже случалось, то могли нашептать и использовать специальные эликсиры, заготовленные на все случаи жизни.
   Но о еде думать не хотелось, скорей хотелось растянуться прямо здесь, дать отдых гудящим ногам и поспать, так как в сон клонило уже очень сильно.
   Вот только...
   Я вдруг ясно понял, что мы находимся каргар знает где, в неизвестной точке первого круга всего вдвоем, только с моим жалким луком, и ножом у мальчишки, который даже не проходил изнурительных тренировок, хоть и обладает талантом. Да вступление в круг делало его гораздо сильней меня.
   Тем не менее, в любой момент из-за камней может вылететь или выскочить какое-нибудь чудовище и оборвать наш путь по кругам...
   Да и почем знать - вон тот темный силуэт дерева - дерево ли это? Может это чудовище, которое выжидает, пока мы заснем. Тогда оно подкрадется к нам и опутает нас своими ветвями, стиснет в смертельных объятиях.
   -Я спать! - прекратив кидать ножик, сообщил Таль. - Ты там повалялся в пещере, а я нет, так что тебе первому дежурить. Как совсем устанешь - буди!
   После чего малец нашел участочек поровней, засунул нож в специальное крепление на ступне, подложил руку под голову и... уснул.
   А я так и остался сидеть под этим чужим звездным небом, настороженно смотря по сторонам. Конечно, могло быть и хуже, мы могли выйти в мире, где царит ледяной холод, и наши одежды не спасли бы нас от морозов, еще пещера могла выходить ближе к вершине, и тогда неясно было бы, как спускаться, а также на нас могли напасть страшные монстры при выходе, мог идти дождь, да не простой какой-нибудь...
   От перечисления возможных ужасов меня передернуло. Вот ведь, никак не получается воспринимать все, как должно, все придумываю, что могло быть и может быть хуже...
   Радоваться надо, что живы до сих пор, выбрались из этой ужасной пещеры, что все спокойно.
   Так я сидел, сгорбившись, очень долго. Спать как-то расхотелось, хотя я бы все отдал, чтобы вот также, как Таль, спокойно уснуть и встретить утро, когда будет светить солнце, пригревая своими лучами и отгоняя призраков воображения, когда можно смотреть далеко-далеко...
   Впрочем, неизвестно, сколько здесь вообще длится ночь, в кругах время изменчиво и непостоянно, бывало такое, как рассказывали, что ночь длилась злую сотню часов.
   Однако постепенно небо стало светлеть, прогоняя ночь. При этом звезды стали робко тускнеть, теряя свою яркость.
   Но приближающийся день принес новую печаль - неспешно начал образовываться туман, скрывая окрестности и все густея...
   Тело радостно встретило мельчайшие капли, которые стали покрывать тело, впитывая в себя такую родную и близкую влагу... Хотя беспокойство только усилилось - что может незаметно подкрасться к нам из-за тумана, что он может скрывать в своей белой невесомой дымке?
   Раздался шорох, и я вскинул лук, судорожно натягивая тетиву... Кажется, показалось.
   Еще шорох. Всплеск в реке. От воя где-то вдалеке я подскочил, и срочно пошел к Талю. Мальчишка спал, не взирая на то, что уже пропитывался влажным туманом, только один раз дернулся и снова затих.
   Разбудить? Все-таки он уже вступил в круг, может помочь. Нет, только в трусости опять обвинит... Мало ли что мне могло померещиться, тем более что на самом деле нет ощущения реальности угрозы, тех же тараканов я тогда явственно чувствовал, просто не знал, что это они. А сейчас... Сейчас просто страшно, просто в голову лезут дурацкие картинки клыкастых и ужасных тварей, которые крадутся ко мне сквозь туман...
   Эхх, были бы ребята со мной, Тэр, Бисянка, Килд, Гард... Да, Гард, даже тебе я был бы рад, потому что ты своими ятаганами разрезал бы все страхи.
   Чтобы отвлечься, я представил, что там, в тумане сейчас находится Гард, он крутится и вертится, закручивая свои ятаганы, разрезает воздух, ловя клинками капли тумана. Он ничего не боится и жаждет боя.
   Вот возникает огромный саблезубый монстр, чьи мохнатые бока лоснятся от налипшей влаги, шесть внушительных лап напружинены, уши прижаты, он готовится прыгнуть на нас сквозь туман, потому что чувствует наше присутствие, наше мясо, он голоден. Не тут-то было, Гард его видит, чувствует и прыгает ему на спину, вонзая ятаганы прямо в шею голодному хищнику.
   Тварь повержена, ура! Но она не одна, где-то там ведь кроется еще много хищных голодных противников, и вот один из них летит прямо на Гарда, когтистые лапы растопырены, они готовы поразить моего бывшего друга. Но Тэр же не может бросить в беде боевого товарища и принимает удар на себя, весь вес чудовища приходится на воина, и тот падает - но главное дело он сделал - прикрыл Гарда, и когти вместо плоти разодрали лишь деревянное покрытие его огромного щита.
   Гард пользуется замешательством зверя, его клинки рассекают туман и поражают хищника в бок, оставив две широкие рваные раны. Но тот не так прост, и даже смертельно раненый он готов продолжать сражение, своей коварной лапой он цепляет поразившего его воина за ногу и оставляет на них глубокие следы.
   Это последнее, что ему удается, так как меч уже пришедшего в себя Тэра падает прямо ему на шею, и саблезубая голова катится по камням, обагряя ее теплой красной кровью...
   Я невольно улыбнулся, придуманные картинки здорово успокаивали, мне даже показалось, что в подушечках пальцев отдалось легкое покалывание, впрочем, чего только не придумаешь в такой туман и предрассветное время. Да и легкое покалывание - это явно не то, что можно сказать про вступление в круг.
   Конечно, здесь не было никакой команды, уж тем более моей бывшей. Ночами все находят надежное убежище и спят, выставляя караулы, чтобы утром продолжить охоту.
   Тем не менее обманчивая мысль, что Гард и Тэр сейчас в тумане охраняют наш покой и готовы вступить в бой с любой тварью, внушала определенный оптимизм.
   Поэтому я нашел большой камень, прислонился к нему и закрыл глаза, решив хоть немного отдохнуть от этого сумасшедшего дня и шорохов ночи. И незаметно уснул.

Глава 6

   Я проснулся от манящего, прекрасного запаха жареного мяса.
   Открыв глаза, я обнаружил Таля, который деловито жарил мясо на костре, более того - сосредоточенно жевал, так как, по всей видимости, часть уже приготовилась. Десятый круг, как же соблазнительно выглядит и пахнет! Захотелось немедленно пойти и схватить кусочек побольше и укусить, чтобы почувствовать, как брызнет сок, а затем проглотить...
   На вкусное мясо был и еще один претендент - таракан деловито бегал вокруг Таля, явно претендуя хоть на кусочек, но никак не решался подойти и ухватить. Однако парень не стал жадничать и бросил ему немалый кусок, так что тараканище ухватился и жадно принялся жевать, поглощая пищу с завидным аппетитом.
   -Что это? Откуда мясо? - спросил я с удивлением, на что малец не ответил, только покосился на меня с обиженным видом.
   -Чего молчишь? Успел поохотится с утра пораньше, боишься, что начну пугать ядом? Или обиделся, что я уснул на посту?
   -Еще скажи, что это опять не ты, - насуплено произнес Таль, прожевав особо крупный кусочек. - Хватит уже меня за совсем глупого считать, маг. Мог и разбудить, опять я ничего не успел сделать, все без меня происходит!
   Я приподнялся, ничего не понимая.
   И сразу сел обратно. Неподалеку от нашей стоянки лежало несколько изрубленных и иссушенных тел здоровенных монстров. Похоже, мои предрассветные фантазии оказались не просто фантазиями и здесь был бой.
   Вопрос только... Я резко вскочил и пошел смотреть на поверженных хищников. Это были не они. Не те, что в моих фантазиях хотели нас съесть, а совсем другие - тоже большие, в два человеческих роста, пушистые, но лап всего четыре, из разверзнутой пасти торчат не саблезубые клыки, а двойной ряд острых маленьких клыков. По классификатор Байла - кошасы, очень распространённый род зверей с множеством отклонений, которым являлась в данном случае приплюснутая голова и необычный двойной ряд клыков.
   Следы боя также сильно отличались от моих видений - никаких отрубленных голов и двойных ран, а просто зверей словно изрезало чем-то непонятным, и к тому же высушило.
   Словом, это опять не имело отношения ко мне. По крайней мере, логически я это объяснить не мог. Да и не слышал я никогда о такой магии, чтобы можно было воплощать в реальность свои фантазии, даже не используя ничего, одной силой воли.
   Магия имеет свои ограничения, которые можно немного превзойти, например, подчинить себе, связать несколько эрдрухов, или создать особо крупный огненный шар, или накрыть туманом целый город, или заморозить до основания противника. Также и целители имели свой предел возможностей. Нет, сказки про Антлира Воскрешающего, конечно, ходили, но тот же жил каргар знает сколько кругов назад, да и не во все сказки стоит верить.
   И не мог же я переместить Гарда и Тэра сюда? Или мог? А если я это сделал, то не могли же они просто так взять и начать биться, ни о чем не говоря, не удивляясь.
   Словом, вопросов было много, а ответов не было. Кроме понимания - что-то происходит, и либо Кругород вмешивается в наши судьбы, либо это цепь случайностей.
   -Это не я, - присел рядом с Талем и ухватил хорошо прожаренный кусок мяса. Каргар с ним, помру, так помру от неведомого яда, зато хоть сытым - А кто это сделал, я не знаю, но выглядит так, что это была не стычка диких животных, а поработала команда.
   -Почему мы ничего не услышали? - малец по-прежнему мне не верил. - Должны были быть рычание, лязг, крики. А я все проспал. Я должен был проснуться!
   -Кхм, а как чувствуешь себя?
   Вместо ответа Таль сделал легкое движение рукой, раздался свист, хотя самого полета ножа я не увидел, только завершение - нож, подергиваясь, торчал из ствола дерева, погрузившись туда почти по самую рукоять.
   Однако. Малец гребет силы, как не в себе, уже сейчас его почти в любую команду могут взять. Впрочем, это уже круговые решат, проведут испытания, беседы, и либо отправят в ополчение, либо в звено. Но в фермерах Таль уже точно не останется.
   -Только это не честно, Эльт, - малой поджал губы, - я еще не одержал ни одной победы, даже не помог толком, все ты делаешь, а я только получаю...
   -Да ничего я не делаю. Получаешь - радуйся, успеешь еще применить свои новые таланты. Теперь тебя наверняка заберут в какую-нибудь команду, будешь ходить по кругам полноправным бойцом.
   -А тебя как будто нет?
   -Меня как будто нет, - неуверенно сказал я. Проверять стрельбу из лука не стал - что толку, чувствую же, что не то. Озаренный догадкой, направил руку в сторону дерева, сплел указательный и средний палец, оттопырил мизинец с большим пальцем, зашептал специальные слова, которые на мой взгляд ничего не обозначали, имитируя интонации и поведение Килда.
   Пошел легкий дымок, не более.
   -Не маг я, - со вздохом сказал я. Похоже, я вообще никто. А значит - моя судьба была предрешена. Добраться до Города и всю жизнь фермерствовать или убирать улицы. Потому что тот, кто не способен вступить в круг, не способен принять силы поверженных, не может идти по кругам. Более того - даже если я дойду до конца, то не смогу пройти за горизонт.
   А значит, я обречен ходить со всеми по кругам, слабым и беспомощным, как старый Фурт, и единственная моя радость в жизни будет - собрать урожай вовремя...
   Я сжал зубы, хотя уже давно был готов к этому исходу. Но все же почему так? Почему Кругород меня настолько обделил?
   -Тогда кто все-таки их убил? - Таль отвлек от грустных размышлений. У него были другие заботы - опять пропустил славный бой.
   -Возможно, это была проходившая мимо команда, - съев последний кусок мяса, предположил я. Да каргар со всем этим безумием, с тем, что кто-то ночью вырезал хищников, что я бесталанный неудачник, зато в животе сладостная тяжесть. - Проходили мимо, стремясь нарубить побольше, нетерпеливых же хватает, особенно в начале. Встретили хищников, изрубили их и пошли дальше. Нас, наверное, просто не заметили, да и, вполне возможно, туман был сонный, помнишь, Карт про такое рассказывал, что просто сил нет, как спать хочется, вот и меня на посту сморило.
   -Вот вечно ты придумаешь, Эльт. И не придраться. Хотя... - Таль задумчиво вытащил нож из дерева и теперь деловито разделывал притащенную тушу. - Вот если туман был сонный, то почему команда не уснула, а в бой вступила? А если тумана в это время уже не было, почему они нас не заметили, а дальше потопали?
   -Ну, - вот когда не надо, Таль соображает, - Они могли пройти, потому что не хотели нас брать...
   -Как это? - брови мальца поползли вверх. - И бросили нас здесь? Но это же... подло!
   Я вздохнул. Да, подло. Первый неписанный закон кругов - помоги оказавшемуся в беде, и он возможно прикроет тебя в будущем. Потому что звенья - на то и звенья, чтобы защищать друг друга, выступать единой цепью на охоте и объединяться в единый стальной кулак на последнем противостоянии.
   Все так, только звеньев еще нет, есть команды, которые каждая сама за себя. Цель проста - набраться сил, совершить как можно больше славных побед, чтобы круговые определили в лучшие звенья и было больше шансов выжить.
   И если поставить себя на место тех, кто нашел двух грязных оборванцев, то становится все неоднозначно. Потому что их долг - провести нас до Города, а значит - потерять много времени, и по пути мы брали бы их силы.
   Да и неизвестно ведь им было, что это за оборванцы здесь примостились, может, мы из тех, кто за бурю бежит, таких же тоже хватает, а значит, нам и самим их помощь не нужна... Или просто отчаянные ополченцы, которые претендуют на распределение в звенья, тем более лук и нож легко просматриваются, то есть опять же - сами выбрали такой путь, по спящим физиономиям не определишь, что мы заблудились.
   Так что их решение было понятно - пройти мимо, не расспрашивая, чтобы мы потом, если что, круговым не рассказали, кто и как нас оставил среди гор. Так ведь, если выберемся, поди там выясни, кто мимо прошел.
   Но от этого легче не становилось.
   -Придется нам самим выбираться. Залезем на гору, оттуда наверняка главная башня видна по меньшей мере. И потопаем. Нечего нам на других надеяться, мы и сами все сможем! - в Тале проснулась решимость. - и если здесь сонный туман, то в следующий раз он нам шансов не оставит.
   -Ты же...
   -Да мало ли что я говорил. Я справлюсь.
   Мы заготовили еще немного мяса, наполнили бурдюки водой и двинулись в сторону вершины. Идти было сложно, так как поверхность местами оказывалась очень крутой, к тому же горные тропинки местами прерывались, а местами их и вовсе не было, так что приходилось передвигаться ползком, бороздя брюхом особо опасные участки.
   Но мне казалось более естественным двигаться на четвереньках, поэтому я чередовал эти варианты.
   После обильного завтрака сил ощутимо прибавилось, к тому же я с облегчением понял, что уже не чувствую себя каким-то водяным созданием, наоборот, нравилось чувствовать, как играют мышцы, как получается ловко перепрыгивать через валуны, преграждающие путь. Казалось, что я могу совершать и гораздо более сильные рывки, преодолевая четверть полета стрелы.
   Возникло небольшое препятствие - отвесная стена в полтора моих роста. Обойти ее не представлялось возможным, нужно было подниматься.
   Решилось достаточно просто - я подбросил мальца наверх, и он ловко вскарабкался на уступ.
   Правда, посмотрев вниз, он судорожно сглотнул и закусил губу, но все же вытянул руки, чтобы поймать. Этого не понадобилось, тем более я не был уверен, что малец выдержит мой вес, не столь и большой, но все же внушительный. Я разбежался и сумел допрыгнуть до края, а дальше уже при помощи не детски сильного Таля удалось вскарабкаться.
   После этого подъема шли молча, сосредоточенно, смотря под ноги и стараясь не оглядываться назад, потому что вид сзади и у меня вызывал головокружение - если споткнёмся и полетим вниз, то синяков не обраться будет в лучшем случае.
   В какой-то момент Таль пытался затянуть песенку, но вышло это настолько неубедительно, что предпочел замолчать.
   Тем не менее, вершина скалы приближалась, и это не могло не радовать. Тот же Карт рассказывал, что не всякую вершину можно покорить без специальных приспособлений - та же стена могла быть в два раза выше, и что тогда пришлось бы делать?
   Время от времени мы останавливались перевести дух и осмотреться. Нигде не было видно шпиля, также не наблюдалось и человеческого присутствия, если и была бросившая нас команда, то уже успела уйти достаточно далеко.
   Особенно радовало то, что не было и монстров никаких поблизости. Смущало только одно - крупные точки в небе. Я прищурился и понял, что это птицы, серые, вот только размера определить никак не удалось. Одна из этих птиц росла в размере, увеличивалась, по всей видимости, приближаясь к нам.
   -Ну что, Таль, скоро ты, наверное, сможешь показать свои таланты, - показал рукой в сторону птицы я, карабкаясь по склону, - чую я, по наши души летит.
   -Хорошо бы, - малец был сосредоточен, также выглядывая место, где можно будет остановиться и принять бой. И добавил уверенно, - Я убью ее!
   Было бы неплохо. Потому что стало реально страшно от очередной близящейся угрозы. Если он налетит на нас здесь, то ей будет достаточно совсем немного подтолкнуть, и мы кубарем полетим вниз, ломая по пути руки, ноги, позвоночник...
   От представленной картины слегка передернуло. Каргар с ним, с тем, что мне не стать великим героем, не вести за собой звено и не пройти за горизонт, но жить хочется очень сильно, не хочу шагать в неизвестность смерти...
   Хочу вернуться в город и спокойной сидеть в своем маленьком домике, с утра ходить копать гряды, а вечером спокойно засыпать в теплой кровати. И без меня героев хватает, пусть вот Таль всех убивает во имя моего спокойствия.
   От раздавшегося вдалеке воя меня просто передернуло. Слим тебе в нос, Эльт, чтобы чихалось долго, а не теплая постель и уютные грядки! Еще какие-то монстры рядом...
   Тем временем далекая точка уже разрослась и стало ясно, что угроза более чем реальная и размеры крылатой твари были отнюдь не маленькие.
   В этот момент стало ясно, что бой придется принимать прямо здесь, так как до виднеющейся вдалеке площадке мы никак не могли успеть добраться.
   Я остановился и сел прямо на камни, скрестив ноги, повышая тем самым устойчивость, вскинул лук, который, правда, пришлось немного наклонить для удобства стрельбы. Стрел еще два десятка, из колчана выложил ровными рядами, хоть одна да попадет. А если нет... Ладно, погибать, так погибать, в конце концов, это будет не самая глупая смерть.
   Немного радовало, что угроза стала совершенно конкретной - летит птица, явно живая и явно хочет нас убить и разодрать, никаких непонятных озерных существ, живущих вопреки здравому смыслу, никаких туманов, неизвестно что в себе таящих.
   С другой стороны, и помощи ждать не откуда - не тараканам же к нам приходить на помощь. На миг я представил, как тараканы подпрыгивают и цепляются за крылья твари и нервно улыбнулся. Никак иначе, как тварь, я не мог назвать это серое крылатое создание с огромным клювом, но без перьев. И эта тварь все увеличивалась с потрясающей быстротой, явно собираясь спикировать и схватить кого-нибудь из нас.
   -Попадешь? - ага, Таль тоже явно нервничает. Это он пока не видит угрозы рвется всех убивать, а как до дела доходит, вот, подрагивает аж. Малец тем временем зачастил, - Эльт, я не знаю, что с ножом делать. Он один, а боюсь, не выдержу, брошу в птичку! А если не убью? Улетит же! И без оружия останусь!
   Кхм, так вот что его беспокоит. Боится нож потерять...
   -Смотри сам, - коротко бросил я, тщательно прицеливаясь. Как учили - учесть ветер, левая рука ровно по центру придерживает стрелу, правой ухватываем стрелу за хвостовик и тянем до подбородка, метимся в цель, благо летит ровно, не чувствует угрозы. Пошла, родимая, пошла!
   Мимо! Так, не отчаиваемся, повторяем, прошла правей, учтем, так. Снова мимо, наоборот, еще правей ушла, заррраза.
   А тварь уже очень близко, нельзя больше промахиваться, никак нельзя...
   Третья стрела только скользнула по шкуре "птицы", но оставила легкий след, что внушало определенную радость - значит, ее можно пробить.
   Но я не успевал... судорожно сжимая лук, левой хватал стрелу, понимая, что мне никак не успеть сделать еще хоть один залп.
   Боль... Повезло, что у серого существа не когти, как у птицы, а похожие на руки отростки, которыми оно цепко вцепилось в мои плечи, пытаясь приподнять, но что-то ему в последний момент не дало это сделать, и оно забило, затрепетало огромными крыльями в бессильной попытке подняться в родные небеса.
   Я завалился на спину, отчаянно пытаясь пнуть тварь побольней, хоть и понимал глупость данного маневра. Небо скрылось, потому что я оказался полностью погребен под огромными и вдобавок мерзко пахнущими крыльями.
   Что-то сильно ткнулось в правую руку и следом растеклась по всему телу волна боли. А, это пошел в ход проклятый клюв, которым тварь решила достать сопротивляющуюся жертву, то есть меня. На, гадина, получи! Зажатой в руке стрелой я ткнул наугад и услышал какой-то странный полухрип, полуклекот и чудовище наконец-то обмякло, прекратив судорожно цепляться за мои плечи.
   Выбраться оказалось очень тяжелой задачей, так как вес ее оказался очень немалым, давящим на все измученное тело.
   Когда мне удалось откинуть крыло, я обнаружил восседающего на твари Таля, который с остервенением вонзал в уже бездыханное тело нож.
   -Может ты уже слезешь и поможешь мне выбраться? - поинтересовался я. Малец вздрогнул от моего голоса и нехотя слез, зачем-то напоследок пнув крылатого.
   Когда я выбрался, то все, что смог сделать - это снова сесть. Голова кружилась, плечи ныли, из руки текла кровь, вдобавок ко всему меня словно пропитало запахом убитого создания, отчего снова замутило.
   Добро пожаловать в круг, Эльт, не об этом ли ты мечтал в раннем детстве, когда еще верил, что этот мир создан только для тебя и с тобой ничего плохого приключится не может? Повергать врагов и жить полной жизнью, что может быть лучше? Я посмотрел на свои руки. Ни-че-го. Никакого воодушевления, никакой волны силы, проходящей через тебя, никаких дрожаний в пальцах.
   А уж в чистоте этой победы сомневаться не приходилось - она была наша от и до.
   -Никак? - Таль уже оправился от потрясения и присел рядом, сочувственно смотря на меня. - Так нечестно, это наша общая победа! Если бы я мог, я бы поделился с тобой... Это невероятное чувство!
   Да, малец, наша и общая. И, может, ты и правда поделился бы. Мы отлично сработали, разве что лук мне стоит закопать где-нибудь на заднем дворе, как только до Города доберусь.
   Внезапно из-за камней выполз таракан, который во время нашего подъема куда-то запропастился, и деловито стал бегать по поверженному противнику, видимо, выбирая, где что повкусней.
   -Этому-то чего от нас надо? - я рассердился и кинул камнем в недавнего спасителя, искренне надеясь попасть в это мерзкое и противное насекомое.
   Тот увернулся, остановился, посмотрел на меня и обиженно зашипел.
   -Зря ты так. Живчик же не виноват!
   -Кто? - не понял я.
   -Живчик. Я его так назвал, - малец сильно засмущался, - Ну раз уж он с нами везде ходит, то надо его как-то называть...
   Я засмеялся. В первый раз за долгое время я смеялся от души, не замечая, как смех отдается болью по всему телу. Живчик. Это ж надо. Домашний питомец, десятый круг! Всю жизнь о таком мечтал!
   Таль неуверенно улыбался, не очень понимая, что вызвало такое веселье.
   -Ладно, пойдем, - отсмеявшись, я перевязал рану на плече обрывком рубахи и встал, - а то тут вой рядом был очень нехороший. Не хочется знакомится с обладателями такого воя. И, Живчик, тоже пошли, чего уж там! Прости, приятель, вспылил. Не буду больше камнями швыряться. Честно.
   Таракан не обратил внимания на мои извинения никакого внимания, энергично шевеля своими усами и торопливо бегая по чудовищной птице. Его вонь ни капли не смущала.
   Да и каргар с ним, пусть делает, что хочет. Проблем таракана мне еще только не хватает.

Глава 7

   Кошасы сидели внизу и просто смотрели на нас. Терпеливые, спокойные, один из них лениво бил хвостом по бокам, другой - широко зевал, раззявив свою пасть с двумя рядами клыков. Еще двое затеяли какую-то странную возню, то ударяя лапами с втянутыми когтями друг друга, то начиная бегать друг за другом. Только один из них рычал, недовольно на нас поглядывая, да и то как-то неуверенно.
   Самое странное - я не чувствовал страха перед ними, мне они казались чем-то родным и близким. Казалось, что можно спрыгнуть к ним и вместе с ними подождать чего-то, а еще лучше - пойти на охоту, загнать какую-нибудь дичь...
   Но ум протестовал и кричал, что нужно убираться от них подальше, что они просто выжидают, считая, что загнали нас в ловушку, и как только появится возможность - нападут и съедят нас целиком, без остатка.
   -Что будем делать? - поинтересовался Таль не слишком уверенно. Его также смущало отсутствие видимого интереса к нашим личностям.
   Спрашивается, и чего нам было бежать, чувствуя их приближение, радостно встречать большой выступ в скале и торопливо запрыгивать на него, чтобы спастись.
   -Я не знаю. - вздох. Меня начали утомлять такие диалоги. Я не лидер по своей сути, и не знаю решений на все случаи жизни. А малец как отвел мне сразу роль командира, так и продолжал отдавать мне инициативу при каждом удобном случае. - Можем плюнуть на них и поползти дальше наверх.
   Таль послушно плюнул и метко попал тому, что рычал, прямо на ухо. Тот несколько недоуменно посмотрел на человека, утер лапой слюну и рыкнул уже уверенно, мол, не балуй.
   -Да не, Эльт, я имел в виду, как нам лучше их убить.
   Стрел оставалось совсем немного, большую часть раздавил крылатый монстр. Наконечники и оперенье, конечно, мы захватили с собой, но вот сделать стрелы - требовалось время, и желательно мастерство, я лично привык их получать в уже готовом виде. Так что тратить оставшиеся не хотелось.
   -Да уж явно не плевками.
   Я осмотрелся в поисках вариантов. Их не было, только одинокое дерево рядом с нами, немного зелени и камни, камни, камни... Конечно, можно было бы попробовать закидать хищников камнями, но, сдается мне, это будет ненамного эффективней плевков.
   Впрочем, вот камень очень большой стоит, как раз почти на пути. Так, прислониться, попробуем напрячься. Мускулы заиграли под оборванной рубахой, но моих сил явно не хватало.
   -Чего стоишь, помогай! - рявкнул я Талю, на что тот странно посмотрел на меня, но помогать не стал. Вместо этого он пошел к дереву и стал выламывать здоровенную ветку. Ну да, ну да, и кто из нас после этого глуповат?
   Соорудив рычаг, мы со всей силы на него навалились и камень начал катиться. Звери внизу забеспокоились, но разбежаться не успели - огромный валун с грохотом обрушился на землю и покатился, подмяв под себя сразу трех хищников. Простите, ребятки, таковы законы кругов, или вы нас, или мы вас...
   Таль с громким криком сиганул со стены, забыв про свой страх высоты, зажимая в руке нож обратным хватом, но упал довольно неловко, так как кошаса быстро отпрянул и ощерился всеми двумя рядами мелких клыков.
   Торопыга малой, нет бы дождаться, когда я пристрелю еще одного, потому что теперь можно было и пострелять. Хотя так терялся эффект внезапности.
   Я наскоро прицелился в хищника, который начал оправляться от шока, и не думая выстрелил. Попал! В бок! Десятый круг, я уж думал, что вообще никогда не попаду! Хотя с такого расстояния трудно не попасть.
   Однако одной стрелы оказалось мало, так как тварь только немного присела, затравленно рыча, словно не понимая, почему с ним так. Но продолжила путь, спасать соплеменника. Вторая стрела просвистела мимо, а третья угодила прямо в шею, от чего хищник наконец перестал двигаться и завалился на бок, смотря на меня. В его взгляде явственно читалось недоумение и немой вопрос - за что?
   Но мне некогда было размышлять, я пытался прицелится в кошасу, которая сцепилась с мальцом. Но тот держался просто отлично - вцепился в горло хищнику, чтобы не допустить прикосновения клыков и прильнул к покрытому мягкой шерстью телу.
   Прежде чем лапы хищника стиснули бы в смертельных объятиях, Таль сделал короткий взмах и безвольное тело осело прямо в его руках. Отскочил и обернулся к зверю, что уже лежал, пронзенный стрелами. Возникло ощущение, что не нужно было и камня - Таль бы один их всех прирезал с такой скоростью и силой.
   Еще одна победа.
   Но эта победа не принесла радости. Скорей, возникло легкое ощущение, что это было... предательство.
   Что за чушь лезет мне в голову? Будь возможность - эти твари сожрали бы нас заживо, однако мы просто оказались первыми, более сильными и умными, и нечего мне тут переживать. Но все же что же за гадкое чувство внутри?
   Да и не время сейчас долго размышлять, надо ползти к вершине.
   -Эльт, смотри! - воскликнул малец, показывая пальцев вниз. Забрались мы уже достаточно высоко, однако если приглядеться, то можно было различить три фигуры, которые вышли откуда-то из скалы и шли где-то внизу.
   Отлично, да, все-таки мы с Талем нашли друг друга в плане ума. Стоило ползти на скалу, рисковать, ловить шишки, вступать в бой, чтобы обнаружить внизу людей, там, откуда уже ушли. Да и обида никогда ни к чему хорошему не приводит - даже если ночью неизвестная группа прошла мимо нас спящих, то днем-то мы бы уж всяко привлекли внимание и как минимум разузнали дорогу!
   Таль с громкими криками направился вниз. Слово побежал явно не сказать, так как ему приходилось все же соблюдать осторожность, чтобы не споткнуться и не покатиться кубарем вниз.
   Мне ничего не оставалось, кроме как осторожно спрыгнуть и поскакать за ним. Фигурки неуверенно потоптались, явно слыша нас, но еще очень тихо, так, что можно было списать на разыгравшееся воображение. Затем они двинулись вперед, но наткнулись на убитых зверей и следы костра, и окончательно остановились.
   Странно, их всего трое, а где остальные? Команды всегда по пять человек... Или уже успели потерять?
   Жаль, конечно, надеюсь, это никто не из моих знакомых. Но одновременно это означало, что нам с Талем очень повезло - трое не будут продолжать охоту и вернуться в город на перераспределение, а значит, захватят и нас с собой. Чисто умозрительно, мы могли бы объединиться и вместе идти по кругу...
   Я одернул себя, какой тут уже круг со мной, калекой... В подтверждение своих слов запнулся за выступ и чудом не скатился вниз, уцепившись за колючий кустарник, пробивающийся сквозь камни. Вот ведь все же чудеса с этими растениями - как они здесь растут?
   Троица уже ждала нас. Один из них сидел, прислонившись к моему камешку, где я вчера спал, двое других стояли в ожидании. Даже издалека были видны их черные плащи и рыжие волосы одного из бойцов. Хотя в целом они выглядели совсем не дружелюбно, что, впрочем, могло быть обманчивым впечатлением.
   Когда мы подошли уже достаточно близко, одна из фигур вскинула руки, явно замышляя что-то недоброе.
   -Эй, вы чего? - громко крикнул я, - Мы свои! Из Города!
   -С вами кто-то есть! -раздался несколько нервный девичий голос.
   Мы оба остановились, озадаченно переглянувшись. Вроде как за нами никого не было, впереди тоже. Кого они там учуяли?
   -Так нет никого! - озадаченно крикнул Таль.
   -Подходите... - девушка явно нам не очень поверила, поэтому напряженно наблюдала, как мы подходим. Красивая... Рыжие волосы, тонкие черты лица, зеленые глаза... На изящное тело надет легкий кожаный доспех.
   Рядом с ней стоял парень, под плащом у него оказались простые доспехи - кольчуга, укрепленная пластинами, поножи, в руках щит каплей и меч.
   Когда мы уже совсем близко подошли, увидели третьего члена отряда - черноволосую девушку в просторном балахоне, которая сидела, обняв руками колени, и плакала, лишь исподлобья посмотрела на нас при приближении, и снова уткнулась.
   Уже совсем близко от нас рыжая сплела руки, явно собираясь использовать какую-то магию. Да что с ней не так?
   Внезапно я понял, в чем дело. Она пристально смотрела на Живчика, который деловито бежал чуть поодаль. Надо же. Магичка почувствовала таракана и собиралась его убить.
   -Не трогай Живчика! - возмутился Таль, вставая на возможном пути следования огненного шара. - Он хороший!
   -Да кто вы вообще такие? - Девушка растерялась, но опустила руки.
   -Я Таль, из клана цветущего Слима, а это Эльт, сын Эмблдора, но тоже с нашего клана, - малец оживился, прям расцвел при виде путников. Хотя скорей путниц, - А что с вами случилось?
   -И что же вы такие красивые здесь делаете? Этого, - рыжая, нахмурившись, бесцеремонно кивнула в мою сторону - Я знаю, он ушел из команды. Ай да, не сам, выгнали, Гард рассказывал.
   -Да Эльт троих таких, как этот ваш Гард стоит! - Таль вспыхнул. Я покосился на него. Надо же, не он ли недавно говорил то же самое, что рыжуха? Да и знает же, что я пустышка, бесталанный и бесполезный, и что мы выжили до сих пор - всего лишь невероятное везение. Но Гард все-таки трепло.
   -Еще скажите, что вы вступили в круг, - девушка презрительно искривила рот, осматривая нас. Ну да, вид у нас был тот еще - оборванцы, в порванных грязных рубахах, исцарапанные, помятые.
   -Таль вступил. Я нет, я бесполезный, - неожиданно спокойно сказал я. Мне резко перехотелось говорить с этими ребятами, видя их реакцию - чуть расширившиеся глаза рыжей, передергивание плечами воина, который явно представил, что было бы, если бы и он был бесталанным, и сочувственный взгляд плачущей, которая на какой-то момент забыла о своем горе. Так смотрят только на калек, не зная, как реагировать, чтобы не обидеть - сочувствовать, стараться не обращать внимание или просто молчать, чтобы не сболтнуть лишнего.
   - Мы не ищем ссоры и даже не ищем вашей помощи, нам только нужно указание, где находится Город. - Произнес я и добавил совершенно неуместную после предыдущих моих слов ритуальную фразу, которая освобождала от ответственности - Наш круг - наша Сила.
   -Так не бывает. Как мелкий вступил, если ты бесполезный? - рыжая быстро нашлась.
   -Лайта, успокойся - одернул ее парень, - Прошу простить мою подругу. Мы неудачно вступили в круг и потеряли двух друзей, поэтому сами понимаете, нам не до обмена любезностей сейчас. Что касается Города, то он в дне пути отсюда, мы как раз туда направляемся и можем пройти вместе, тем более что мы идем неполной командой и лишний клинок нам не помешает... И стрелы тоже...
   -Давно ты стал принимать решения за команду, Камрод?
   -С тех самых... - парень явно хотел еще много чего сказать, но сдержался. Рыжая же сдерживаться не стала, наше присутствие ее явно не смущало.
   -Это я виновата, что ты их не прикрыл? Хватит мне уже говорить про огненную стену, я не успела ее освоить! Я боевой атакующий маг, а не защищающий, и вы все это знали!!
   Ясно. Похоже, что это была уже не команда, а три человека, объединенных общим горем, в котором они дошли до взаимных обвинений в том, что другие не справились, не смогли... И что сами не виноваты, потому что вынести эту вину было тяжело, даже если кто-то из них действительно был виноват и не сделал все, что мог.
   Я пытался вспомнить эту команду в Городе, и не мог, хотя рыжую определенно видел не раз, слишком яркая. Но как команда она никогда не была на виду, да и много таких групп было, и все жили вместе, готовились, тренировались, вместе гуляли и радовались жизни, мечтали о великих свершениях...
   Я почувствовал себя неуютно. Вот ведь - они смотрят на меня, как на калеку, а ведь я жив, у меня на месте руки и ноги, хоть и плохо, но работает голова, я могу и буду жить, а двух их друзей вчера или сегодня не стало, и может быть, действительно по их вине, что они не смогли...
   -Так а в какую сторону идти-то? - поинтересовался Таль, уселся на склоне и принялся деловито выковыривать ножом камешки, - Мы с Эльтом прогуляемся, а вы уж как знаете. Мне так папка говорил - Таль, не ходи в круги, там убивают, и имени не спрашивают. Если вам этого никто не говорил, то я рад, что я вырос фермером, наши слимовцы хоть понимают, что если за огонь рукой схватится, то он обжигает.
   Рыжая Лайта подарила мальцу самый бешеный взгляд, но промолчала.
   -Город там - а разговор включилась черноволосая, встала и махнула рукой не очень определенно. - но дайте я вас хотя бы подлечу, путь не близкий.
   Она подошла к Талю, бегло пробежалась ловкими пальцами по его голове и груди, довольно долго колдовала над его ногой, нашептывая что-то, затем отошла с явным выражением удивления на лице. Затем подошла ко мне. Со мной возиться пришлось дольше, так как раны после стычки с крылатым были серьезней.
   Чувствуя ее горячее сосредоточенное дыхание и прикосновение ее невесомых пальчиков, я смутился, а когда она в процессе лечения нечаянно задела меня грудью, и вовсе постарался отодвинуться. Все-таки в каких-то вещах я не бесталанный, но ситуация явно не располагала. Девушка нахмурилась и немного резко прижала рукой, не давая отодвинуться. Но при этом ей явно было все равно на мое состояние, она просто выполняла свое дело.
   Надо сказать, что дело свое она явно знала, так как не просто ушла ноющая боль, которая уже порядком надоела, а, наоборот, появилось ощущение легкости и силы, какой-то уверенности в том, что теперь мы точно дойдем. Эхх, даже Бисянка, надо признать, не давала столько энергии.
   Целительница отошла, окинула нас взглядом. Таль тоже оживился и уже игрался с ножиком по-новому, ловко пропуская его между пальцами. Затем девушка вдруг задумалась, нервно поклонилась и произнесла.
   -Примите в круг, и я отдам вам силу.
   Вот это поворот. Это была ритуальная фраза, мольба о помощи, от которой нельзя отказаться. Конечно, никакие силы произнесший человек не отдавал, но он брал на себя долг, который должен быть оплачен. По идее, это мы должны были ее произносить, а никак не она.
   По сути черноволосая целительница решила бросить своих и пойти с двумя оборванцами, один из которых не способен принять силу. Видимо, совсем все плохо в их группе.
   -Милька, нет! - Лайта отшатнулась, - Как ты могла! Ты нужна нам... Мне нужна!
   -Прости, Лайта, - целительница поникла, - Но я так больше не могу. И эти парни точно доведут меня до Города.
   Таль аж расцвел, справедливо полагая, что комплимент адресовался ему одному.
   -Тогда надо идти! - Он бодро вскочил, но нож убирать не стал. Ишь, инициатива проснулась, а как же: что будем делать, да куда идти? - Предлагаю идти всем вместе, и выходить нужно как можно скорей, потому что мы здесь ночевали и нас накрыл сонный туман. Только вот у нас запасов практически нет, давайте хавчика наскоро заготовим, если еще не протухло...
   И нам всем ничего не оставалось, кроме как включится в подготовку к походу домой...

Глава 8

   На столе передо мной лежали 3 новеньких, отличных лука, а также в больших количествах метательные ножи, сюрикэны, праща с мелкими камнями, дротики, легкое копье, топоры и даже духовая трубка.
   На любой вкус, бери, с чем хочешь опозориться?
   Круговой, отвечающий за тесты, нахмурился, видя мою нерешительность. Видимо, ему итак уже надоела эта скучная работа - просто вручать новичкам, пришедшим с круга, оружие и записывать результат.
   Я взял лук. Тяжелый, хотя чувствуется, что должен хорошо ложиться в руку. Но не в мою.
   Выудил стрелу и прицелился в мишень, стоящую за пару десятков шагов.
   Но вот тетиву натянуть получилось слабо, она явно предназначалась не для моих бесталанных рук.
   Стрела с легким шелестом отправилась в полет, пролетела десяток шагов и упала на пол.
   Круговой безучастно скользнул взглядом по моему лицу и предложил попробовать другим оружием. Я попробовал метнуть нож, повторяя движения Таля, но результат оказался иным - нож стукнулся рукояткой об мишень и со звоном упал на камни. Дротик показал примерно те же результаты.
   -Закрывать тест? - осведомился круговой, уже зависнув над книгой.
   -Да, - ответил я. Вот и все. Я признан не годным.
   Уже пройдены все этапы допуска, и нигде я не показал результатов. Не смог разрубить чучело мечом, в тренировочном поединке у меня и вовсе с одного удара выбили клинок. В залах магии я не смог наколдовать вообще ничего, сколько не щелкал и не складывал пальцы в замысловатые фигуры, истово нашептывая этот бессвязный бред. И уж тем более у меня не было обнаружено никаких талантов целителя.
   Полное ничтожество...
   Я взял черный жетон, уже четвертый, и вышел на балкон башни. Сейчас остается только подняться к Верховному, главе нашего Города, отдать ему жетоны, рассказать подробности нашего похода и плестись домой.
   Зачем?
   Не проще ли сигануть с балкона, раз уж я такой бесталанный и бесполезный...
   Я окинул взглядом раскинувшийся подо мной Город. Большой, он застыл среди скал огромным живым кругом, перенесенный неведомой бурей с сотнями разнообразных домов, шпилями охранных башен, мастерскими, кузницами и складами, магазинчиками и трактирами, со скверами и фонтанами, площадями и парками...
   Сколько поколений наш Город уже перемещается между кругами, такими разными и неповторимыми? Сколько уже бесчисленных противников повержено в боях с неразумными и слабыми монстрами начальных кругов? А сколько выдержано войн с теми, разумными и злыми, кто противился нашему приходу, стремился скорей убрать неизвестную, возникшую из ниоткуда, из странной бури, силу и шел на нас войной? История об этом молчала, и с детства нам говорили одно - так было и так будет всегда. Так решил Кругород, который также был и будет всегда.
   Город жил своей жизнью, и никто не пытался ничего изменить. И сейчас где-то внизу жили люди, которые давно привыкли к существующему порядку вещей - по разрезавшим от главной башни до крепостных стен главным улицам ходили воины, вернувшиеся на время для первых испытаний и смены обмундирования команды, многие из которых уже торопливо шли к воротам для новых охот и побед.
   А между главными дорогами извивались небольшие улицы и жили своей жизнью дворы, в которых игрались мальчишки и девчонки, опоздавшие родиться, но не унывающие от этого, занимались домашними делами, стирали и развешивали белье женщины, сидели на скамейках и обсуждали новости старики.
   И все они чувствовали себя живыми и нужными, каждый жил, играл, радовался жизни, верил, что будет трудится и уйдет за горизонт, так как не только боем можно было добиться силы, но и упорным трудом... И это оставляло мне последнюю надежду, что я не совсем еще бесполезен, и смогу упорным трудом получить свой билет туда, к родителям...
   Ведь если правду говорят посвященные круговые, то там нас ждет спокойная счастливая жизнь, где не нужно бояться каждый вздох, что новая буря принесет круг, который станет для тебя последним... Впрочем, говорят они многое, вот только из-за горизонта никто не возвращается, так что поди его знай, может там круги еще страшней и злей...
   Поэтому и живет до сих пор Город, тем более что детей и тех, кто не смог проявить себя, круги не отпускают.
   Как не отпустят и меня...
   Я отвернулся. Нет, ни за что. Пусть я ничего не умею и ни на что не годен, но я буду жить. В конце концов, какой смысл в преждевременной смерти?
   -Эльт... - раздался не очень уверенный голос Таля. А, опять этот несносный мальчишка. Впрочем, он уже не выглядит тем глупым фермерским отпрыском, что был так недавно.
   Это уже настоящий воин круга - в новенькой кожаной броне с заклепками по рукавам, такие же кожаные штаны, укрепленные поножами. На поясе и плечах в специальных креплениях метательные ножи, но за поясом обычные боевые, но очень большие, похожие скорей на короткий меч. И только к голенищу так и прицеплен тот самый нож с костяной рукояткой, с которым парень вступил.
   На груди у Таля красовался круг, перечеркнутый двумя косыми линиями - знак посвящения. То есть круговые признали его не просто вступившим, но уже полноценным воином круга. Заслуженно, ибо на пути до города Таль творил такое, что даже Гарду и не снилось.
   -Поздравляю, - неловко сказал я и во избежание лишних вопросов показал пустые черные жетоны. Только бы не жалел...
   -Прости меня, Эльт!
   -За что?
   -Меня уже в команду определили, - малец виновато потупился, - утром уходим. Я честно хотел с тобой! Чтобы мы вместе побеждали, шли через круги...
   -Да ладно тебе... Просто мне не повезло, бывает. Не переживай, иди смело, по крайней мере я знаю, что с тобой Город точно дойдет до межкружья.
   Таль неожиданно поклонился, сказал спасибо и пошел вниз, видимо, к своим. Что ж, у него впереди большое будущее. А у меня... Долгая беззаботная жизнь, что в общем-то тоже неплохо.
   Насколько мне предстоит беззаботная жизнь, я смог убедиться, когда пришел к верховному.
   В большой зале на вычурном троне восседал облаченный в черный узорчатый балахон Верховный, старик с клочковатой бородой и непослушными седыми волосами. Он с легким интересом смотрел на меня. Рядом со стариком стояли двое помощников в простых черных балахонах.
   Один из них без лишних вопросов вручил мне семечко и попросил посадить в горшок. С некоторым удивлением я выполнил его просьбу. Но ничего не произошло.
   Тут же получил две деревянные фигурки с просьбой их соединить. После некоторых мучений это удалось, но стоило положить на стол, как они рассыпались.
   Верховный бросил лишь короткий и раздраженный взгляд, в то время как два его помощника терпеливо и сочувственно смотрели на меня.
   Вскоре последовали и другие проверки - железный клинок, с которым непонятно что нужно было сделать, смешивание каких-то жидкостей, счет капель.
   -Сынок, ты же понимаешь, что провалился во всех испытаниях? - устало спросил Верховный, откинувшись на спинку резкого кресла. - Я помню твоего отца, талантливый был юноша, но ты не показал никаких способностей... Это обидно, но так бывает. Слишком часто в последнее время, но все в воле Кругорода. Ты согласен?
   Во мне проснулась злость. Десятый круг, я выжил вне стен города, я с Талем убил не одного монстра, я прошел сквозь мрак пещеры, я выжил в сонном тумане и заколол стрелой крылатую тварь. Каргар их раздери, да я даже зачем-то приволок сюда кристаллы, которые высоко оценили. И они говорят мне, что я не показал никаких способностей? Они, сидевшие в главной башне и разглядывающие звезды?
   Возникло сильное желание перемахнуть через стол, опрокинуть одного помощника, схватить за горло другого, а старику вонзить зубы в шею и рвать его, рвать, рвать, чтобы не смели мне сочувствовать напоказ, при этом деловито решая, чего я достоин или нет, как какой-то зверек, потому что я достоин всего!
   А потом нужно будет вырваться из этого ужасного города и вперед, на волю, бежать, не зная никаких преград, захлёбываясь от радости ветра и солнца, чувствуя жизнь всем существом, и не думать, не думать ни о чем, а только находить и рвать добычу...
   -Согласен - вместо этого бесцветно сказал я. Спокойно, Эльт, спокойно, нет никакой воли, за городом есть только смерть. Твоя смерть.
   Старик явно что-то хотел сказать, но передумал, однако смотрел на меня немного по-другому. Впрочем, какая разница?
   -Тогда ты должен принести присягу бесполезных. - помощник явно ничего не заметил и протянул мне выцветший пергамент с аккуратными строчками.
   -Я, Эльт, рожденный в клане огненной стрелы, принявший силу клана цветущего слима, отныне отказываюсь от сил этого клана. Отныне я обязуюсь войти в клан бесполезных и жить в районе, и без особых распоряжений не покидать территорию района и Города. Клянусь никогда не приступать к работе, но в любой момент прийти на помощь туда, где я нужен.
   Вот и все. Я полностью признал свое бесправное положение. Теперь я никто, потому что мне больше нет дела, так как признанные бесполезными не имеют права выполнять какие-либо работы. Причина проста - тот, кто лишен сил, никогда не сможет сравниться с посвященными, которые за счет сил, полученных с поверженных противников или просто в упорном труде, начинают творить настоящие чудеса, и я буду только мешать, занимать необходимые участки, например.
   Я невольно усмехнулся. Забавно, в раннем детстве я забредал в их район - запущенный, неухоженный, который лишь иногда убирали. И тогда я подумал - все, что угодно, лишь бы не такая жизнь, бесправная, лишенная смысла и гордости. Хотя нет, это позже я начал так думать, и даже размышлять, зачем их вообще держат в Городе, тогда же я твердо знал, что вырасту таким же, и даже лучше, чем отец, буду ходить в сверкающих доспехах, с огромным луком, отращу гриву спадающих на плечи волос и стану благосклонно ловить на себе восхищенные и влюбленные взгляды.
   -Я могу идти? - дрогнувшим голосом спросил я. Что теперь толку мечтать.
   -Иди, - верховный кивнул и еще раз пристально посмотрел на меня, - Есть в тебе что-то неправильное. Мне кажется, ты можешь больше, чем сейчас показал. Нужно дождаться Синеволосого, он точно скажет.
   -Да хоть самого Кругорода с каргаром в придачу, - буркнул я и вышел.

Глава 9

   Я сходил с ума...
   Мне все здесь не нравилось - низкий потолок дома, раздолбанный шкаф, изрезанный стол, скрипучая кровать в моей комнатушке, в которой, по моему мнению, мог жить только какой-нибудь карлик без вкуса.
   И я не знал, что с этим можно сделать, более того - даже не хотел что-то менять.
   Поэтому чаще всего я просто валялся на кровати и смотрел в потолок, стараясь просто не думать ни о чем.
   Соседей оказалось немало, как из тех, кто живет здесь давно, так и первый круг привел в район много таких же, как я - бесполезных, кто обнаружил свой изъян только сейчас. Они приходили молча, замкнутые и нелюдимые, потрясенные тем, что оказались в числе тех, кто не способен жить полноценной жизнью.
   Получив комнаты, большинство поступали также, как я - запирались у себя и не хотели никуда выходить. Выбирались из своих жилищ только для того, чтобы получить серебряные монетки в казначействе, на которые можно было купить еды и немного одежды. Разумеется, довольство было крайне плохим, но для жизни хватало.
   Те же, кто уже давно жили здесь, чувствовали себя явно неплохо. Некоторые даже получали своеобразное удовольствие от жизни - а что, кормят, работать не надо, безопасно и есть крыша над головой, в отличие от тех же команд, что сейчас получали силы и гибли...
   Поэтому нередко в главном зале дома, где мне выделили комнату, слышались веселые разговоры, смех, стук игральных костей, повизгивания и гомон.
   Иногда я выходил к ним и сидел с ними, но принять участие в общем веселье никак не мог, мне казалось это чем-то безумным. Ведь что веселиться, когда ты ничего не можешь, ничего не умеешь... Как можно наслаждаться бездельем и бесправным существованием.
   Очень скоро я обнаружил еще одну вещь - немало жителей основного Города постоянно наведывались сюда, даже новички из команд, которые временно приходили в город для получения новой экипировки и пополнения припасов, заглядывали в наш дом и принимали участие в веселье. Им всегда были рады, потому что они оставляли немало серебра.
   Особенно запомнился один - с русыми волосами, изображающий из себя утонченного щеголя, даже пользующийся какими-то маслами, полученными у алхимика. Довольный и жизнерадостный, он специально крепил рапиру так, чтобы она чуть волочилась по земле и без конца улыбался, стараясь привлечь к себе как можно больше внимания.
   Запомнился он тем, что нередко уходил с разными девушками в комнаты. Это было совершенно неправильно, сначала я просто не понял, в чем суть, а когда понял, то стало немного не по себе.
   Впрочем, кто я такой, чтобы судить, видимо, это был их выбор...
   Так тянулось утро за утром, я просыпался, умывался, иногда все-таки бродил по району, чувствуя, что меня что-то грызет изнутри.
   Мне все это казалось жутко неправильным, я был не на своем месте, мое место было где-то там, далеко, в дикой воле, я должен бежать и бежать, и выть, призывая своих...
   Вместо этого я отказывался от всего этого, и спокойно продолжал жить в отведенных мне рамках, и только ночами меня без конца мучали сны, где я был тем, кем должен был быть - вольным и диким зверем в окружении стаи...
   Я просыпался с судорожным вздохом и непонимающе смотрел в окно, потому что это была ложь - я никогда не был зверем, в этом было что-то чужое, не мое, но при этом такое... родное и одновременно сладостное, что становилось дурно.
   Однажды я встретил утро на карачках. Все тело ломило, но я каким-то образом ухитрился ночью встать на карачки и спал, уткнувшись лицом в руки.
   Но страха не было. Было только отстраненное удивление, что со мной что-то не так, и все вокруг становится все более чужим и зыбким, что та дыра, которая образовалась в груди после присяги, разрастается, поглощая все мои чувства, и превращая это в какое-то безумие и жажду того, чего со мной никогда не было...
   -Эльт...
   Я вздрогнул и недоуменно уставился на Мильку, которая возникла на пороге моей комнаты... Целительница. Что она здесь забыла, зачем ей нужно травить душу бесполезного? Или это морок, как тот призывный вой, что стал слышать по ночам?
   -Я могу тебе чем-то помочь? Моя новая команда вернулась, мы решили провести тут два утра, отдохнуть, я сразу к тебе... - она замялась, неуверенно осматривая мое запущенное жилище. Видно было, что ей не по себе.
   -Я освобождаю тебя от долга... - я, кажется, понял, в чем дело. Просто она из тех, кто ценит свое слово, - И долг не мне, а Талю. Оставь меня.
   -Да причем здесь... - она неуверенно шагнула в комнату, - Просто я хочу тебе помочь.
   -Зачем?
   -Не знаю... Но я должна... Ты пойми... Ты хороший, и я чувствую, что с тобой что-то не так, я должна тебе помочь... Хочу...
   -Это не так, - мне кажется, что голос звучал ровно, но внутри меня поднялась целая буря самых противоречивых желаний - броситься мимо нее и уйти прочь от этого сочувствия в круг, схватить ее, просто оттолкнуть... - Я не хороший, Милька, я бесполезный.
   -Не говори так! - она сжала свои маленькие кулачки, - у меня брат был такой, я знаю, какие бесполезные, и он пытался уйти за бурю...
   Так вот оно что. Они пришла из-за брата, которого не смогла уберечь. Не ради меня, да и кто я ей? Всего лишь случайный попутчик, мы даже немного и говорили в пути, только иногда я ловил на себе ее внимательные и странные взгляды.
   -Мила. - говорить спокойно было трудно. Хотелось ощериться, показать все свои зубы, напугать ее, чтобы она убежала в страхе, - Будь добра, оставь меня. Я не твой брат. И я не хороший. Не надо. Мне не нужна помощь.
   -Да причем здесь мой брат! - при этом девушка попятилась, не сводя с меня испуганного и потерянного взгляда. -Просто... Просто...
   Не найдя слов, она развернулась и быстрым шагом пошла прочь.
   Вот так вот. Я смог оттолкнуть единственного человека, протянувшего мне руку. И это правильно, потому что мне нечего ей дать...
   Почему же тогда так колотит тело, такое тяжелое дыхание, почему сжимаются кулаки?
   Прочь! Прочь из этого дома, из этой конуры, на воздух, на свободу...
   Во дворе я прислонился к косяку, не в силах совладать с собой. Спокойней, Эльт, спокойней, все хорошо...
   Не хорошо. Этот Город давит меня, эти люди чужие, это не моя жизнь!
   Я побежал. Бежать было легко и приятно, и так просто избегать людей, проскальзывать мимо них, чтобы пройти до границы Города.
   Остановиться у ворот. Ждать. Еще ждать. Вот ленивый круговой отошел, оставив проход без присмотра. Да и чего ему боятся? Городу до четвертого круга вообще ничего не грозит.
   Вперед! Стремительным рывком я преодолел ворота и остановился на границе круга. Клятва бесполезного, обязательства не выходить? К каргару все их порядки и законы, меня ждет воля!
   Где-то далеко раздался призывный вой. И я побежал прямо, захлебываясь от восторга и ощущения жизни, отказа от тех границ и условностей, тех нелепых чувств и мыслей, что окружали меня всю мою сознательную жизнь.
   Это все пустое, главное - здесь и сейчас, упоительная свобода и легкость бега. И главное - что впереди меня ждет моя стая!

Глава 10

   Мы были свободны и легки, как гуляющий среди скал ветер.
   И мы уходили. Уходили от тех, кто шел из Города с огнем и мечом, убивая наших собратьев, выжигая заклинаниями, иссушая, кромсая мечами, пронзая копьями.
   Нам нужно было уходить далеко, туда, где ни один из тех, кто охотился за моими братьями, нас не достанет, за бурю, которая где-то должна была иметь конец и начало.
   Где - не знал никто, хотя откуда-то вся стая знала, что это такое - попасть в ее странное изумрудное сияние и быть вырванным из родного мира.
   Но задумываться об этом не хотелось. Точней, мыслей в голове вообще не было, было упоительное чувство свободы и легкости, единства с моими братьями не по крови, но по духу, были инстинкты и чувство мига, которое переполняло меня.
   Меня признали вожаком, эти некогда казавшиеся странными упругие существа с двумя рядами острых маленьких клыков в пасти. Почему, как, было неясно, просто они доверились мне, а я доверился им, чувствуя только легкое недоумение, почему я другой, не такой, как огни, почему у меня так мало зубов, к тому же тупых, почему я бегу по старой памяти на двух ногах и задерживаю моих братьев.
   Я принял верховенство в стае. И жестко подавил бушующую в них страсть к убийствам внешне таких же, как я. Не из жалости, нет. Жалости к ним не было, они были чужие, не мои...
   Просто инстинкт и память говорили мне, что бой против них имеет слишком мало шансов.
   На нашем пути возникла новая стая подобных нам. Один из них вышел вперед, глаза его горели злобой и жаждой крови. В них я прочитал страшную ненависть ко всему живому.
   Но стоило мне подойти к нему, как он тихо присел и склонил свою морду. Потому что он не хотел и не любил ненавидеть, это было чуждо его свободной душе, и я дал ему то, что он так хотел - волю, вернул утраченное.
   Наша стая росла. В какой-то момент я заметил, что нас становится все больше, так как со всех сторон стекались на зов все новые звери, и не только зубастые кошасы, но и другие, странные, но не менее свободные и дикие.
   И мы продолжали наш путь, останавливаясь лишь для того, чтобы наскоро поохотится и насытить желудки. Здесь переживаний не было - уничтожалось все, что было пригодно в пищу, и кто не готов был идти с нами.
   Пришлось остановиться для сна, так как предел был у всех. Уставшие звери разместились в низине и мгновенно уснули крепким сном, не в силах продолжать эту безумную гонку.
   Однако среди ночи пришлось проснуться. На нас летели те крылатые монстры, что чуть не убили нас с Талем где-то в прошлой жизни. Звери ощерились с злобным рыком, ударяя по бокам своими хвостами.
   Я вскинулся и на какой-то момент меня обуял страх. Пронзило легкое осознание, что это не я, это не со мной, что сейчас я стою без оружия напротив чудовищных созданий, одно из которых чуть не убило меня.
   Но поднялся вой, меня окружили мои братья и я взвыл вместе со всеми. Мы едины, мы свободны и злы, никто нам не сможет противостоять, ни одно живое существо не остановит нас на нашем пути!
   Одна из самых крупных тварей зависла в воздухе передо мной, широко размахивая своими уродливыми серыми крыльями. Из ее клюва вырвалось жуткое клекотанье, которое показалось мне прекрасной песней.
   Они признали меня. Они прилетели не для вражды, а для того, чтобы я вел их за бурю, потому что готовы разделить наш путь.
   И это переполнило меня лютой, истовой радостью и я вновь взвыл, отдаваясь полностью этому вою, чувствуя, как окончательно погружаюсь в это безумное состояние полной свободы, стирающей все привычные грани.
   Шаг, другой, быстрей, еще быстрей, вперед, за мной! Эх, жаль, что нет крыльев, чтобы взмыть над этим миром и окинуть его взглядом хозяина.
   Потому что это все - мое, это моя земля, моя воля, моя стая!
   Вскочив на камень, я обернулся и увидел, как стелются по земле, стремительно преодолевая расстояние, сотни братьев, как летят в воздухе вновь прибывшие создания, и все они шли за мной, и я шел вместе с ними...
   Я не помню, сколько длился наш путь. Но мне кажется - бесконечно долго, шаг за шагом, прыжок за прыжком, взмах крыльев за взмахом мы покрывали огромные расстояния, и я постепенно все больше забывал все, что связывало меня с Городом. Уходили прочь обиды, радости, мысли, переживания и мечты, осталось лишь оголенное чувство жизни, ощущение единства и заботы о насущном - где лучше остановиться на ночлег, кого принять в стаю, а кого съесть, мучительно потом переваривая непривычное сырое мясо. Но это было именно то, что нужно.
   Впереди раздался гром. Но чувства приближающейся грозы не было, все было также, как прежде - легкий ветер, обдувающий разгоряченное от бесконечного бега тело, яркое красное солнце и отливающие бирюзовым невесомые облака, которые никак не обещали пролиться влагой.
   Я замер, и все звери также остановились, недоуменно глядя вдаль, где ничто не предвещало грозы, но явственно чувствовалась угроза. Непонятная, но от этого еще более страшная.
   Самые слабые и трусливые попятились назад, ощерив свои клыки, неуверенно желая отступить, спрятаться подальше.
   Даже крылатые стали немного более нервно разрезать своими широкими крыльями воздух, но не спешили рваться вперед.
   И лишь самые сильные и злые нетерпеливо рвали когтями каменистую почву под ногами, желая немедленно ринуться вперед и растерзать того, что издает такой грозный гром.
   На какой-то миг я почувствовал неуверенность, словно вернувшись в тот далекий уже день, когда я не знал, что делать с тараканом.
   Но отступать уже было некуда, я выбрал свой путь и должен пройти со своей стаей его до конца, поэтому уверенно шагнул вперед, не обращая внимания на то, что громыхание повторилось.
   Что бы это не было - мои собратья уничтожат его.
   Чем ближе мы приближались к таинственной угрозе, тем ясней становилось, что это не гром, а чей-то очень громкий, полный ярости и гнева, рев. Крылатые уже обнаружили источник, и теперь кружились где-то вдалеке, решив подождать остальных.
   Можно было попробовать обойти монстра, оставив его там, но что-то мне говорило, что это невозможно.
   Когда мы прибыли на место, существо, рев которого мы приняли за гром, стояло во весь рост в расщелине между двумя огромными горными хребтами, которые преодолеть было бы крайне сложно.
   И это существо было в несколько раз меня выше, и полностью покрыто густой красной шерстью, коорая покрывала его мощные ноги, похожие на человеческие, огромное тело, титанические руки, которые, казалось, могли легко переломить любое живое существо. Единственное, что не скрывала шерсть - это низко посаженные красноватые глаза, три рога, торчащие из черепа и казавшиеся такими неправильными, а также огромные когти на руках и ногах, каждый из которых по длине и остроте мог соперничать с ножом Таля.
   Рядом с монстром лежало несколько тел. Не самый сообразительный из крылатых все-таки решил попробовать убить это чудовищное создание и теперь лежал, обливаясь кровью из рассеченного тела и пытался взмахнуть разодранным крылом, да несколько кошас когда-то раньше уже нашли здесь свою смерть.
   Впервые за долгое время мне стало страшно. Какие силы могут остановить это мохнатое чудовище, не говоря уже о том, чтобы убить?
   В ответ на мой страх вновь со всех сторон раздался вой, клецанье, карканье, рычание... Моя стая была готова вступить в бой и растерзать грозного противника, который явно не собирался к нам присоединяться.
   И началась бойня...
   Иного слова трудно найти, потому что все как один ринулись на противника, ставя своей целью хотя бы укусить, поцарапать, задеть...
   Но все они гибли один за одним, потому что мохнатый оказался невероятно ловок - своей чудовищной лапой он откидывал зверей одного за другим, переламывая им все кости, время от времени подключал свои страшные когти, один взмах которых разрезал самую прочную шкуру.
   И пятился, чтобы не оказаться погребенным под телами, стараясь уйти на свободные еще участки.
   Это ему удавалось плохо - потому что стая стала окружать его со всех сторон, к тому же с неба пикировали крылатые, которые не пытались приподнять зверя, а только как можно сильней клюнуть в самые незащищенные участки и взмахом крыльев закрыть ему обзор, не дать увидеть, как очередной дорвавшийся зубастик проткнет своими клыками даже через шерсть кожу.
   Все новые и новые клыки находили свою цель, смыкались на ногах и руках отчаянно отбивающегося гиганта, иногда путались в шерсти, но чаще находили под ней плоть и кусали в бесцельной попытке откусить, растерзать грозного врага. И тут же гибли под мощным ударом лапы или пронзенные когтями.
   В какой-то момент мне показалось, что сейчас зверь взревет и сбежит, но вместо этого он издал поистине ужасающий рев и перестал отступать, наоборот, двинулся вперед, словно пытаясь отвлечь мою стаю от чего-то важного и ценного.
   Тем временем я стоял и просто наблюдал за происходящим. Во мне бурлили самые смешанные чувства - хотелось броситься вперед и сделать все для победы, но в тоже время все, что еще осталось во мне человеческого, протестовало, понимая обреченность данной затеи. В конце концов, у меня нет даже клыков, которыми я мог бы прокусить толстую шерсть.
   Тем временем ущелье наполнилось мертвыми телами. Те же, кто еще сохранял остатки жизни, выли и хрипели, но все равно пытались дотянуться до главного врага в последнем отчаянном рывке...
   И все равно они умирали... Нет, мы умирали, потому что там гибли мои братья, те, кто доверился мне, пошел за мной за бурю и сейчас умирал, чтобы я смог пройти через ущелье, и единственным их горем перед смертью было то, что они не смогли повергнуть противника и защитить меня...
   Тем временем мохнатому уже сильно досталось. Конечно, из-за красной шерсти были неясно, насколько он поврежден, к тому же он уже изрядно измазался в чужой крови, но видно было, как замедлились движения, как все тяжелей поднимаются могучие лапы.
   Наконец, один из крылатых изловчился и его мощный клюв поразил гиганта прямо в глаз.
   Раздался дикий истошный рев, от которого заложило уши. Зверь забыл о сопротивлении и ухватился мохнатыми лапами за поврежденное место.
   И это было его ошибкой, так как его тут же облепили со всех сторон, кусая, терзая, разрывая...
   Гигант упал. Сделал последнюю попытку встать, из последних сил дробя кости и разрывая тела нападающих, но особо проворный зубастик вонзил свои крыли ему в горло, и он затих.
   Победа.
   Окинув поле боя, я содрогнулся. Десятки тел, искореженных, истерзанных, от огромной стаи осталось совсем немного...
   Негнущимися ногами я подошел к пирующим. Пара зубастых ворчливо отодвинулись, признавая мое право, но будучи очень недовольными, что им мешают.
   Шкура зверя была мягкой, приятной, но мокрой от крови. Мои руки мгновенно покрылись ей, и я, не соображая, что делаю, жадно слизнул кровь с них. Есть не хотелось, тем более после увиденного мне было не по себе.
   Раздался гром. На этот раз настоящий, предвещающий грозу.
   Нет, не грозу - бурю. Бурю, которая выкинет нас во второй круг. Мы не успели уйти... Все было напрасно.
   Вскинув голову, я увидел, как из-за гор поднимается, нарастая и поглощая все на своем пути изумрудная волна. Она сметет нас всех, и во второй круг я попаду одиноким и слабым...
   Буря приближалась слишком быстро, казалось, еще миг, и она накроет нас всех... Моя стая вмиг притихла и просто ждала...
   Неожиданно один из моих верных зубастиков посмотрел вдаль, в противоположную бурю сторону, и обнажил два ряда клыков в оскале.
   Следом за ним все мгновенно напряглись, чувствуя приближение чего-то страшного и в тоже время знакомого.
   Взглянув вдаль, я увидел Синеволосого, который неспешно приближался к нам.
   И что-то в его осторожной походке было такое, что мгновенно наполнило меня страхом и покорностью... Словно я был нашкодившим мальчишкой, который разбил любимую вазу учителя и сейчас мне предстояла расплата.
   Убить! Вспыхнула в мозгу отчаянная и одинокая мысль, приказ моим братьям, но я уже чувствовал, что это бесполезно, прочные узы, которые связывали меня со стаей, в один момент рухнули, и вся моя стая перестала быть моей. Звери покорными малышами уже ползли к этой страшной фигуре, словно желая вымолить прощение за то, что изменили ему, сделали неправильный выбор...
   И лишь несколько продолжали сидеть и кружиться в небе рядом со мной, но и их воля уже была надломлена, они рычали и клекотали, разрываемые противоречиями.
   Синеволосый подошел уже совсем близко, и я смог заглянуть ему в глаза.
   Ненависть... искренняя, настоящая, ничем не прикрытая ненависть смотрела на меня и вне меня, подавляя волю, не давая даже шанса на сопротивление.
   И мне стало страшно. Так страшно, как никогда еще не было, но страх не окутал меня пеленой, не парализовал, а - наоборот, словно проткнул где-то в груди огромную дыру, которая втянула в себя все то, чем я жил последние несколько дней - безудержную радость, веселье, безумие гонки и свободы, чувство единства и воли....
   Я судорожно вздохнул, осторожно отступая от страшной фигуры идущего на меня человека. Он же никогда не был таким, что с ним случилось? Тяжким грузом навалились мысли и воспоминания, с судорожным потом и страхом вернулось осознание того, что я человек, а не вольный зверь, что мое место в Городе, а не в этих страшных краях...
   Звери продолжали уходить к Синеволосому, один за другим не выдерживали и убегали к своему полноправному хозяину и теперь уже рычали на меня, но не смели атаковать без приказа.
   Приказа не было. Просто спокойное приближение с необъяснимой ненавистью в глазах.
   И тут случилось непредвиденное.
   Откуда-то из-за ущелья к нам мчался маленький трехрогий мохнатик. Хотя как маленький, размером он был почти с меня, просто по сравнению с поверженным гигантом он был совсем еще крохой. Он печально ревел и, поравнявшись с поверженным зверем, присел, положил на истерзанное существо лапу и еще сильней разревелся своим истошным, громким ревом.
   Я замер, окончательно перестав понимать, что происходит и что мне делать.
   Тем временем Синеволосый остановился, погасив свою ненависть, и с легким удивлением смотрел на мохнатика, который внезапно стал полон решимости, отвернулся от погибшего и уверенно пошел на зверей, явно собираясь мстить.
   -Не хочешь его остановить, а, сынок? - голос Синеволосого был мягкий и добрый, и я решил, что этот ненавидящий взгляд мне просто показался.
   -А как? - я растерялся окончательно.
   -Эх ты, - Синеволосый вздохнул, и в его глазах опять появились огоньки ненависти. Но смотрел он уже не на меня, а на мохнатого зверя, продолжая при этом говорить совершенно спокойно, - Неумеха. Первый круг испортил, и даже так ничего и не понял.
   Трехрогий остановился. Ему явно стало не по себе, и только упорство, переплетенное с яростью, тоже самое, что заставляло бороться до конца его родителя, не позволяло ему сдаться. Зубастики и крылатые, чувствуя ненависть нового вожака, истошно завопили и заклекотали, порываясь напасть на маленького зверя.
   Повинуясь какому-то наитию, я подошел к мохнатому и неуверенно положил ему руку на спину. Мне стало жалко это странное создание, хоть я до одури его и боялся, но почему-то не мог оставить его одного против тех, кого я совсем недавно считал братьями. Не слишком ли много предательств за один круг?
   Есть ли во всех кругах хоть одно существо, которое меня не бросит?
   Где-то под ногами раздалось шипение. Живчик... Как он ухитрился найти нас? Я не видел его со времен возвращения в Город...
   Но преданность маленького усача немного согрела.
   Синеволосый рассмеялся, смотря на наше странное трио - таракан, мохнатый рогатик и я, испуганный, ничего не понимающий, но решивший стоять за этих ребят до конца.
   -До встречи в новом круге, призыватель! - произнес он весело, и в следующий момент все растворилось в изумрудном сиянии.

Глава 11

   В первый момент я не понял, что происходит, просто вдруг почва исчезла из-под ног, и я стал стремительно падать вниз под тяжестью чего-то безумно тяжелого, сдавливающего со всех сторон. Словно я вновь оказался в объятиях подземного монстра.
   Воспоминание быстро помогло понять, что я погружаюсь в воду. К тому же вся одежда мгновенно намокла, и я успел заглотнуть неприятной, необычной воды.
   Я из всех сил замолотил руками и ногами, пытаясь вырваться на поверхность, до которой, казалось, целая бесконечность. Я не очень хорошо плавал, хотя это и входило в обязательные тренировки, поэтому всплыть мне удалось не очень скоро.
   Сердце колотилось, безумно хотелось вздохнуть, и одолевал страх - а что если не получится, а вдруг я не смогу и так и останусь здесь в воде...
   Когда я вынырнул на поверхность, страх не отпустил, хотя сразу же удалось сделать огромный вздох, принесший неописуемое наслаждение. Какая же это радость - просто дышать. Большая радость будет только если смогу все-таки нащупать почву под ногами.
   Но до нее было довольно далеко - где-то вдали виднелся берег, но расстояние было таким, что страх и неуверенность в своих силах окутали еще сильней.
   Каргар меня раздери, сколько можно уже встречать круги в самых неприятных местах...
   Однако деваться было некуда - пришлось направиться к земле, широко загребая, потому что болтаться среди толщи воды не самый лучший вариант.
   Я знал, что многие умеют балансировать на водной глади, совершенно не напрягаясь, однако сам таким умением не обладал, поэтому греб, что есть силы, поскорей стараясь достичь спасительного берега. Иногда замирал, чтобы дать себе хоть немного отдыха, так как казалось, что иначе сил не хватит, и заодно проверить - не появилось ли дно, и каждый раз стремительно выныривал на поверхность, не желая чувствовать под собой эту водную толщу, которая может стать мне могилой.
   Правда, плыть было достаточно легко, вода была какая-то иная, не та, что протекала в известных мне реках и ручьях, и слегка подталкивала наверх, словно не желая принимать меня.
   К счастью, вода оказалась достаточно теплая, поэтому можно было не опасаться обморожения, да и солнце нового круга радовало теплотой и яркими синеватыми лучами.
   Вскоре стало ясно, что берег не столь и далек, и сил вполне хватало на спокойное и уверенное преодоление расстояния, поэтому я постепенно пришел в себя, перестал тратить лишнюю энергию на попытки как можно скорей достичь берега, и просто приближался к столь желанной суше.
   Ближе к берегу я попытался еще раз нащупать дно и это мне удалось, хотя скрывало по-прежнему с головой. Так что пришлось еще немного поднапрячься и наконец-то я смог уверенно встать в воде и почувствовать настоящее облегчение. По крайней мере, водная смерть мне больше не угрожала.
   Выбравшись на берег, я осмотрелся - пустынный берег, который переходил в странный лес, а за спиной -бескрайняя водная гладь, уходящая в бесконечность.
   На берегу, скрестив ноги, сидел Синеволосый. Он тоже был мокрый, но уже немного обсох, так как выбрался, видимо, намного раньше. Сидел и с улыбкой смотрел на меня, ожидая вопросов. Вопросов было много, но что именно спрашивать я не понимал.
   -Как себя чувствуешь? - деловито осведомился тот, с легким прищуром смотря на меня.
   -Устал - честно признался я, присаживаясь рядом. - И ничего не понимаю.
   -С чего бы и начать... - задумчиво проговорил Синеволосый, - ты же не вступил в Круг?
   -Нет. - я слегка дернулся. Разом накатили забытое уже отчаяние, безнадега, чувства бесполезного.
   -Ну, все правильно. - Словно убедившись в своих мыслях, Синеволосый кивнул. - Тут видишь ли в чем дело, смотри в чем суть. Все жители города принимают в себя силу убитых монстров, переплавляют в свои новые способности и применяют в новых боях. А у тебя редкий дар - ты берешь не силу монстров, а их волю. Ты призыватель, парень. Нас когда-то было много, но теперь уже такие не рождаются. То есть не рождались. Ай да Эмблдор, подарил подарочек...
   -То есть я не один такой? И я не бесполезный? - я жадно заглянул в хищное лицо самого загадочного жителя Города, на что тот откровенно рассмеялся.
   -Ну конечно нет. Туго же ты соображаешь, сынок, я тоже из вольных. Насчет бесполезности, - Синеволосый засунул пятерню в волосы, - не знаю, но с теми бедолагами, что ютятся в районе бесполезных, мы точно имеем очень мало общего.
   Я улыбнулся. Как приятно было слышать из уст самого Синеволосого, легендарного и по слухам бессмертного, это слово - мы.
   -Ну так что там с волей? Как я могу ее использовать? - В ответ раздался еще один взрыв смеха.
   -Ты ее итак использовал вовсю в первом круге, парень! Да так, что ход круга поломал, но надеюсь, что не весь круговорот хоть. То, что ты собрал такую стаю, да еще нескольких видов, это и есть использовать их волю. Смотри, как это работает - ты принимаешь волю зверя, она впитывается в тебя и для зверят ты становишься не просто своим, а вожаком. И чем больше ты их побеждаешь и покоряешь, тем больше их воли ты забираешь, тем более послушными они становятся, признавая тебя вожаком или хозяином, в зависимости от того, как ты управляешь волей.
   -Управляешь волей? - озадаченно переспросил я.
   -Да, и это самое сложное, - Синеволосый нахмурился и наконец-то стал совершенно серьезным, - И в этом ты не справился, сынок. Впрочем, так бывало часто, и тебе повезло, что я вовремя понял, что происходит, иначе...
   Вольный замолчал, набрал горсть песка в кулак, который тонкой струйкой посыпался на берег. Затем он просто разжал кулак и весь песок рассыпался, вернувшись на берег.
   -Кулак - это твоя воля. Песок - разум, мысли, чувства, воспоминания. Воля держит их вместе, организует, позволяет тебе оставаться собой, чтобы ни происходило, кто бы ни пытался вмешаться в твое сознание.
   -Кому надо вмешиваться в мое сознание? - возмутился я.
   -Ты сам это делаешь. - Синеволосый вздохнул, - Ты вольный, парень, ты сам вмешиваешься в чужое сознание и забираешь чужую волю. И это опасная игра, Эльт. Потому что вместо того, чтобы забрать волю другого, ты можешь лишиться своей вместе со своей сущностью, чувствами, мыслями. Особенно если брать чужую волю открытой ладонью, как по глупости сделал ты.
   -Ну я же не знал! - мне только и оставалось, что развести руками. Я и теперь не до конца понимал, о чем говорил Синеволосый, однако многое вдруг становилось на свое место, - То есть когда я убежал из Города, это я сделал не по своей воле, получается, а просто меня повели?
   -Тут уже ты сам можешь ответить на этот вопрос. Сейчас ты уже разорвал связь с их волей, так что, можно сказать, что вернулся к основе. Как, они тебя гнали, или все-таки ты их?
   Я задумался. Вспомнил то упоительное чувство гонки, единства со своими братьями по духу, ту свободу и радость жизни... Это было прекрасно, но все же это было не мое... И меня тогда не было, а был дикий зверь, который зубами рвал мясо и готов был вести стаю даже на людей, если бы не чувство самосохранения и обрывки воспоминаний.
   -Гнал их я, но это был не я, - несколько сумбурно ответил я, - да, я был их вожаком, главным, но это был не совсем я...
   -Да чего уж, совсем не ты. Ваша воля сплелась в единый узел, размыв твою личность, и судя по тому, что ты попал к бесполезным, еще все усугубило состояние отчаяния, поэтому ты и так легко отказался от себя и выбрал их путь, не свой. Чем монстрики и не преминули воспользоваться, так как их сильно истребляли и нужен был вожак, который увел бы от Города. Сами же они не смели.
   Не хочу тебя лишний раз пугать, но это оставляет отпечаток. А если вовремя не выйти из этого состояния, то можно окончательно утратить человеческий облик. Причем даже в прямом смысле, я видел, как один из вольных изменил свое тело.
   -И что же делать? - меня передернуло. Как представил, что мог бы превратится в таракана, а ведь именно с него все и началось...
   -Делать - ничего, пожалуй. Но способ есть, и ты явно им воспользовался. Что ты почувствовал перед тем, как разорвать связь, отринуть их волю? Я же понял, что не просто так они легко от тебя отказались, что ты возвращаешься сам.
   -Страх, - честно признался я. - Мне стало очень страшно. От вас веяло такой ненавистью...
   -Страх значит, - Синеволосый задумчиво почесал свой нос, - Что ж, не самый плохой вариант, в общем-то. Так вот, Эльт, получается, что страх - это твое главное искреннее чувство. Истинное, я бы даже сказал. У нас у всех есть разные чувства и эмоции, которые где-то помогают жить, где-то мешают. Больше мешают, конечно, но речь не об этом.
   У вольных, парень, есть одно главное чувство или эмоция, которая не просто преобладает над остальными, она может вытеснить все остальное, на время ослепить и парализовать.
   И когда тебя поглощает чужая воля, то именно страх, твое истинное чувство, эмоция, состояние, можно называть как угодно, позволяет сорвать покров, вымести все наносное, чужое и вернуться.
   -И что, я должен все время бояться? - я был просто потрясен странным заявлением, - Но я не хочу! Я хочу быть смелым, как Гард или Таль, например, я хочу веселиться и радоваться жизни, побеждать и получать удовольствие от этого! Зачем мне ваша воля, если из-за этого я должен или сойти с ума, или постоянно бояться?
   -Не я это придумал, - Синеволосый грустно усмехнулся, - Кроме того, нет никакой необходимости постоянно бояться. Только в те моменты, когда чувствуешь, что что-то идет совсем не так, как должно. Правда, есть еще одно свойство наших главных чувств, которое мы вынуждены использовать постоянно. Это зов. То есть когда ты боишься, те, чью волю ты забрал, спешат на твой страх, стремясь защитить, оно передается им. Как я уже и сказал - не самый плохой вариант.
   -А ваше истинное чувство ненависть? Каково это, постоянно ненавидеть? - я посмотрел в глаза Синеволосого и тот отвел взгляд.
   -Я не хочу про это говорить... Я устал, парень, честно. Ты говоришь, что не хочешь бояться. Но я бы махнулся с тобой не задумываясь. Мой дар не дает мне любить, радоваться, потому что в любой момент я могу сорваться, или я потеряю контроль над собой. И это гораздо опасней для всего Города, потому что, если ненависть не сдерживать, она может принести разрушения и смерти. Потому что мои подопечные хотят не защитить, а уничтожить всех врагов.
   -И мы все такие?
   -Нет, - собеседник сразу понял, о чем я. - есть и другие чувства. Любовь, зависть, ярость или гнев, ревность, гордыня, презрение к другим, страсть... Не все это помогает в нашем деле, но тем не менее и такое бывает. Но если ты имеешь ввиду зов, то да, это одно из обязательных условий. Представь, что тебе пришлось бы радоваться всем врагам, для того, чтобы пришли покоренные...
   -Я понял. А все-таки как происходит поглощение воли? Я не всегда убивал, прежде чем это происходило.
   -По-разному. Обычно сначала прямое прикосновение, можно даже съесть, выполнить какие-то действия, иногда выступают посредники, покоренные животные. На самом деле близко к тому, что делают маги силы, специализирующиеся на приручении и управлении животными, только у них это требует прямого вмешательства, напряжения сил, а у нас это получается словно само собой.
   Когда ты научишься управлять свой волей достаточно, уже сможешь забирать волю без прикосновений. В моем случае это предельная ненависть, направленная на зверя, которая его ломает, в твоем случае ты, наверное, должен бояться. Передавать зверю свой страх, впрочем, я не знаю, как это делает каждый, но свои ключи есть у всех. В этом случае противники не умирают, а просто признают тебя хозяином. Это главное отличие, потому что если ты убиваешь их представителей вида, то становишься для них вожаком, лидером, меняясь и сам, особенно если у тебя недостаточно сильная воля.
   -Получается, страх все равно привлекательней. - я вздохнул. По всему выходила не слишком веселая картина - что толку от открываемых горизонтов и новых способностей, если все равно я не смогу ими насладиться? - А сколько можно одновременно держать...хммм... слуг?
   -Все зависит от тебя. И от тех, кого покоряешь. В первом круге были простейшие твари - есть, охотится, спать. Их можно контролировать очень много любым способом.
   Чем больше у зверей эмоций и чувств, чем сильней зачатки разума, тем сложней ими управлять. Кроме того, высокоразвитые звери уже начинают обладать определенным характером, индивидуальностью. Поэтому здесь уже воля каждая нового существа несет большую вероятность того, что ты потеряешься в их чувствах и устремлениях.
   -А если я откажусь? Мне не нравится такой дар. Почему я не могу, как Таль, бегать и всех резать ножом?
   -Мы не выбираем наши таланты, Эльт, - Синеволосый пожал плечами, видно, что он уже давно привык и смирился, - Они нас выбирают, находят ту волю, что способна их принять. Любой дар - это частичка тебя, ты связан с ним неразрывно. А что касается твоего вопроса... Да, выбор за тобой. Ты вполне можешь вернуться в квартал бесполезных, ограничить себя в пище и постараться ни с кем не общаться, а главное никуда не вылезать, так как ты уже вступил на этот путь и любой контакт может привести к непредсказуемым последствиям. Или ты можешь стать магом призывателем в какой-нибудь команде и учиться контролировать свои способности.
   -Магом призывателем? - не понял я.
   -Ну нас раньше так называли. Когда нас было много. Призывающие, зовущие, те, кто повелевают монстрами... Мы покоряли огромные стаи, собирали целые армии монстров и ходили друг на друга просто ради развлечения, проверяя, кто искусней сформировал свою стаю и правильно применяет способности слуг в нужный момент, и те простые силовики, что ходили с нами, иногда сходили с ума от переполнившей их силы, которую мы дарили безвозмездно, потому что мы забираем только волю.
   -Когда же это было? - изумленно выдохнул я. Не может же такого быть, чтобы не сохранилось хотя бы легенд, сказок о тех временах!
   -Давно, - Синеволосый тряхнул гривой волос, отгоняя нахлынувшие воспоминания, - Иногда мне кажется, что где-то в прошлой жизни. Или что и вовсе не было этого никогда, а только снится...
   -И где они теперь?
   -Ушли за горизонт. Умерли. Сошли с ума. И... неважно. Важно то, что ты первый за много кругов и круговоротов, кто также, как я, может брать и управлять волей. Видимо, они решили снова что-то изменить в кругах, раз родился ты.
   -Они? - я подался вперед, жадно ловя каждое слово. - Кто они? Кто-то все-таки насылает на нас бурю. И... разве я родился по чьей-то прихоти?
   -Да кто-то управляет, - Синеволосый поморщился, явно жалея, что сболтнул лишнего, - Но в остальном я также ничего не знаю, как и ты. Просто я достаточно давно живу, чтобы понимать, что все это не просто так, это не естественно... И мне нашептали многое звери, о других мирах... А родился ты не по прихоти, точней, по прихоти Эмблдора с Тайлой, но это вроде как обычное дело... Прости старика, я нафантазировал многое, но настоящих ответов у меня нет.
   -А все-таки, чем вы занимаетесь? Все знают, что вы в одиночестве ходите по кругам, исчезаете куда-то на долгое время.
   -Я хранитель кругов, - Синеволосый улыбнулся, - я просто смотрю, чтобы монстры стояли, как надо, не слишком сильно объединялись в стаи, разгоняю по необходимости, пытаюсь призвать издалека, если их оказывается слишком мало. Делаю все, чтобы силовики могли набрать достаточное количество силы, чтобы не было слишком просто их одолеть, но и не слишком сложно, так как умирают все равно многие. И ты прошлым кругом все перемешал, парень. Уведя стаю и убив стража, ты лишил команд большого количества силы, без которой им теперь придется очень нелегко в новом круге. И, если честно, сейчас я должен со всех ног мчаться исправлять твое появление, хотя бы попытаться...
   -Можно с вами?
   -Нет, ты должен возвращаться в город, я думаю, ты справишься один. И в городе найди кузнеца Гронга, скажи ему главные слова - "Воля выше силы", тоже самое скажешь верховному, они поймут. Удачи, Эльт, мне пора, если будут еще вопросы - задашь при новой встрече, увидимся.
   Да вопросов было еще много, но задать их я не успел - Синеволосый сунул два пальца в рот и оглушительно громко свиснул. Откуда-то из диковинного леса выскочил огромный страшный зверь, серый, с шестью мощными лапами и огненно-красными глазами.
   Он раздувал ноздри, с ненавистью смотря на меня, но все же не собираясь нападать.
   -И последнее, Эльт, никому сейчас не открывай свой дар. Не поймут. Покори несколько зверей, не больше трех, и выдавай себя за простого мага, Гронг поможет в этом. Береги себя, я в тебя верю!
   И Синеволосый, легко вскочив на свое чудовище, бросил дорожную сумку и исчез где-то среди зарослей.

Глава 12

   Я остался один.
   Сидел на песке, поджав ноги, и смотрел на спокойную водную гладь, где вдалеке раздавались какие-то всплески, пытаясь осмыслить все, что сказал Синеволосый. Получалось не очень, потому что слишком много возникало вопросов - а как?
   К тому же было очень неуютно в одиночестве, я отвык от этого ощущения, казалось, что вот-вот, и выйдет ко мне хоть кто-то, вернется Синеволосый и скажет, ну что расселся - пошли давай.
   В тоже время было жутковато, так как я понимал, что в этот раз путь домой мне придется преодолеть в полнейшем одиночестве. Наверное, поэтому меня и оставили одного, чтобы я учился пользоваться своим страхом, так как в сопровождении с Синеволосым страшно бы не было.
   Понимание, что теперь я должен бояться если не всегда, то очень часто, также совсем не радовало. Я искренне надеялся, что смогу победить все свои страхи и спокойно жить.
   Зато, криво усмехнулся я, у меня теперь есть всегда оправдание своим страхам - просто такая способность и желание остаться собой. Всего лишь.
   Так или иначе, но как бы хорошо и спокойно не было на берегу, нужно было двигаться обратно в Город. Тем более выпотрошенная сумка показала, что припасов совсем немного - немного вяленого мяса, сухари из хайла, потерявший душистость слим, несколько картолин и бурдюк с водой. Самое ценное - большой крепкий нож с деревянной рукояткой в ножнах, которые крепились к поясу.
   На прощание я хотел попить из огромного водоема, но попытка не увенчалась успехом, вкус был противный и какой-то горький, жажду такая вода совсем не утоляла.
   Попытался вспомнить истории про такое большое количество воды, и это удалось, в сказке про Аллюкая тот вышел к такому простору, которое называлось морем.
   Что ж, на самом деле не самое плохое место, но те, кто в этом кругу попробуют убежать за бурю, далеко не убегут, если только не сумеют сделать корабль или не научатся бегать по воде. Если вообще досюда доберутся.
   Впрочем, это были уже не мои проблемы, за бурю уходить я уже не думал, да и смысл? Что я буду делать в этом мире один? Вообще только полные идиоты убегают за бурю в таких мирах, где существует множество угроз, надо же сначала присмотреться, понять, что за мир и можно ли в нем жить. Хотя беглецов обычно ничто не останавливало, цель была одна - вырваться из этого круговорота. Правда, в первых кругах убегали только бесполезные, это потом, как рассказывали, ситуация может принять плохой оборот.
   Смысла переживать об этом не было, поэтому я решительно направился в диковинный лес - джунгли.
   Правда, уже на самом краю остановился и еще раз с сожалением окинул пустынный пляж и водный простор. Похоже, я зря беспокоился о том, что я не смогу бояться по своему желанию - заходить в незнакомый лес было до жути страшно, к тому же совершенно не понимая, как же я все-таки буду своим страхом призывать, а затем и управлять чудовищами.
   К тому же быстро выяснилось, что по лесу идти очень тяжело. Дело было даже не в том, что странные извилистые деревья были расположены слишком близко, а в том, что было слишком много различной растительности - подобные веревкам растения, кусты и очень высокая трава.
   И еще неизвестно, кто скрывается за этими кустами, что за гады ползают в траве, ведь легко можно наступить на какую-нибудь змею или жука, чей яд окажется смертелен.
   Но продвигаться получалось, сначала я старался проскальзывать сквозь особо плотные заросли, потом догадался, что можно использовать огромный нож, которым легко можно разрубать особо неприятные преграды.
   Время от времени откуда-то поблизости раздавались различные звуки - шипение, треск, свист, легкий клекот. И где-то вдалеке слышался рев.
   Поначалу я нервно замирал и озирался по сторонам от каждого шороха, сжимая в руке нож, но местные обитатели не спешили нападать на чужака, предпочитая держаться на расстоянии.
   Однако тени вокруг мелькали явственно, и чем дальше я забирался, тем сильней ощущал чье-то присутствие, как тогда, в пещерах. Это воспоминание внушило легкую надежду, что я смогу добраться до города живым. Ведь тогда нас преследовали не враги, а тараканы, которые следовали за мной, своим вожаком. И если сейчас повторяется старая история, то это же просто замечательно!
   Только вот одно но... Перед этим я съел таракана и этим покорил его волю, а в этом кругу я еще ни с кем не сталкивался.
   Я замер. Ну вот и напророчил - столкнулся.
   Впереди на ветке дерева сидело существо, похожее на человека, но очень мохнатое, с длинными мощными верхними лапами и цепкими нижними, которые легко держали огромное толстое туловище. Обезьяна, вспомнил я когда-то сильно насмешившее меня слово, которое обозначало данный вид.
   Зверь был на голову выше меня, с продолговатой мордой и маленькими глазками, которые изучали меня с любопытством. Видно было, что обезьяна не злобная, но и дружелюбия не проявляла.
   Я сделал неуверенный шаг назад. Это самое неприятное чувство - когда уже столкнулся с неизвестным, но о сих пор не можешь понять, что это - угроза или добрый знак. Тем более что с детства нас учили главному - в кругах друзей не бывает, и даже новые знания, полученные от Синеволосого, не могли вытравить эту истину.
   Тем временем обезьяна спрыгнула с дерева и вразвалочку направилась ко мне.
   Я сделал еще несколько шагов назад, чувствуя, что бежать нет смысла - даже по протоптанной собой дорожке я не смогу двигаться достаточно быстро, чтобы убежать от коренного жителя этих мест.
   Напасть? Все-таки в руке нож, им можно попробовать поразить зверя в сердце... Но что-то мне говорило, что я не справлюсь, в конце концов, я не Таль. Да и неспешно приближающаяся обезьяна также не проявляла признаков злобы.
   Десятый круг, так что же делать?
   Из возможных вариантов я выбрал самый простой и не стал делать ничего.
   Я просто сел в траву и протянул сумку подходящей обезьяне.
   И постарался бояться. Но, повинуясь наитию, я решил бояться не обезьяны, в конце концов, она же явно добрая и дружелюбная.
   А вот вокруг нас двоих большой и страшный лес, полный самых разных угроз и ужасов. В нем трудно одному, когда никто не может тебе помочь, в нем наверняка каждый день льется кровь, и слишком велик шанс оказаться одним из тех, кому в следующий день не повезет, если никто не поможет...
   Слышишь, обезьяна? Вот там раздался рев вдалеке, откуда тебе знать, что это не твоя смерть?
   Слышишь легкое шуршание? Это ползет змея, она наверняка может впиться в тебе в ногу, стоит тебе только утратить бдительность.
   Слышишь клекот? Это не дружелюбная разноцветная птица, это наш общий враг, который только и ждет нашей смерти...
   И мне страшно, обезьяна! Но страшно и тебе, потому что это все грозит и тебе.
   Обезьяна сначала остановилась, растеряв вдруг всю свою уверенность. Затем одним стремительным рывком взлетела на дерево, и между огромными неправдоподобными листьями сверкнули ее глаза, в которых уже было не безмятежное любопытство, а страх.
   Она поверила мне.
   Поверила, что это страшный мир, где она не может быть спокойной и уверенной, что встретит следующее утро...
   -Уга уга! Га-га! - раздалось неуверенное с ветки. Надо же, даже почти говорить умеет.
   Я почувствовал, что сейчас внутри нее происходит сильная борьба, потому что я разрушал ее привычное представление о мире, чему она отчаянно сопротивлялась - ведь гораздо приятней беззаботно прыгать по деревьям, добывать различные фрукты, колотить слабых, и легко уходить от различных угроз, которые, как она вдруг осознала, подстерегают ее повсюду.
   Я невольно улыбнулся. Так вот как это работает...
   И чуть было не порвал связь, так как обезьяна резко сорвалась с дерева и заколотила себя в грудь, показывая, что она сильная, смелая и ловкая, ничего не боится, и что сейчас поколотит меня, чтобы я не лез к ней.
   В этот момент я здорово испугался, что и помогло мне восстановить почти утраченную связь.
   Да, обезьянка, ты сильная и смелая, но лес полон еще более сильными и смелыми существами. Которые могут напасть на тебя. И только вдвоем мы сможем противостоять всем угрозам, тебе и мне страшно, но вместе мы победим наш страх и заставим покориться нам все живое!
   Обезьяна подняла вверх лапы и потрясла ими, затем покружилась на месте и в завершение села, закрыла мордочку и посмотрела на меня сквозь пальцы. Она все никак не могла понять, что я за существо и как же ко мне относится. Просто мы поменялись, она приняла мою неуверенность и страх, и теперь искала выход из этой паутины. А я получил немного безрассудной уверенности, что выживу и доберусь до Города.
   Открыв сумку, я вытянул оттуда картолину и кинул обезьяне. Та ловко поймала и нетерпеливо засунула в пасть. Судя по искривившейся мордочке, угощенье ей не понравилось. Подойдя, тем не менее, она требовательно протянула руку.
   -Еще, ах ты моя ненасытная, - я улыбнулся, но в этот раз все прошло гладко, я уже чувствовал ее, она была в моей власти, как когда-то зубастики. Правда, в этот раз я уже мог контролировать все эмоции, голова работала ясно, и чувство легкости и ловкости, которое постепенно стало наполнять меня, уже было осмысленным. Я протянул ей слим, она попробовала и громогласно чихнула.
   -Извиняй, Уга, фруктов нет, - я немного виновато пожал плечами. Ну не мясом же кормить обезьяну в самом деле. Имя Уга, которым я ее назвал, она приняла без возмущения. Кстати, а почему она? Может, это он, обезьян? Но присмотревшись, я отринул предположение - это была обезьяна.
   Уга обиделась, и требовательно потянула сумку. На что тут же получила по огромной лапе. Конечно, она большая и страшная, но волю ей давать я не собираюсь, пока не дойдем до города. А что она меня доведет, я уже не сомневался.
   -Угугагу? - раздалось вопросительное со стороны. Похоже, рано я расслабился, нас стали окружать сородичи Уги - такие же синие, но разные по телосложению. Похоже, Уга среди них была не самым сильным созданием.
   Я почувствовал смятение моего нового питомца, потому что в картине мира, который я ей нарисовал, не было места ее сородичам, и сейчас она разрывалась между своими и мной.
   -Угага! - ответила своим собратьям обезьяна, но не слишком уверенно. Затем посмотрела на меня и добавила уже уверенней - Га-га!
   Я опять начал терять нить происходящего. Вот что мне сейчас делать? Судя по виду обезьян настроены они не очень дружелюбно, такое поглощение воли не позволило мне установить связь с ними всеми. При этом я их совсем не боялся, видимо, чувство родства от Уги передалось и ко мне, а между тем, бояться, наверное, стоило, так как судя по всему нам могло попасть. Уга явно что-то нарушила тем, что связалась со мной.
   Между тем непонятный диалог, который на самом деле таковым не был, а просто выражением эмоций, продолжался. Понятно было только то, что Уга говорит, что я хороший и они должны впустить меня в стаю, но остальные этому противились.
   Наконец вожак стаи, самый здоровый обезьян, сурово гукнул и показал рукой куда-то вдаль.
   Уга покорно склонилась и уставилась на меня - мол, понял ли, о чем разговор и готов ли идти.
   Так как выбора особого не было, я закинул сумку на плечо и пошел за потерянно ковыляющей обезьяной. Чувствовал я себя неважно - Уга спокойно себе жила в этих лесах, резвилась и не знала забот, но стоило ей столкнуться со мной - и вот уже она попала в сети страха, покорилась моей воле и оказалась изгнанной из своего обезьяньего племени.
   Куда идти она не знала сама, просто в этих местах ей больше не рады. Но здесь я ей мог предложить отличный вариант, куда направиться.
   -Спасибо, Уга, и извини, - я решил хоть как-то подбодрить обезьяну, тем более что ее подавленное настроение отдавалось и мне.
   -Уга-уга, - она поняла. Затем остановилась и наклонилась, приглашая меня запрыгнуть на спину. Умное животное поняло, что я не могу быстро продвигаться по местным землям, поэтому решило перенести.
   -Ну что ж, как прибудем в город, с меня куча банинов, - сказал я, повиснув у нее на плечах.
   В следующий момент мы уже мчались по воздуху, сильная обезьяна легко перепрыгивала с ветки на ветку даже с таким грузом, как я, за спиной.

Глава 13

   Уга заметно нервничала, по мере того, как Город становился все ближе. Впрочем, я переживал не меньше, уж больно странным был мой уход и совершенно невероятным возвращение.
   Никто и никогда, насколько я знал, не приходил в Город с огромной обезьяной. Да и с другими питомцами обычно тоже не возвращались - тех, кого приручали в кругах, там же оставляли. Что принято в кругах, в кругах и остается.
   Конечно, я мог отказаться от Уги, прогнать ее. Но это было бы неправильно, потому что назад ей пути уже не было, я это прекрасно понимал по той тоске, что ее охватывала время от времени. И что она будет делать здесь одна, в этих жестоких джунглях?
   Хотя, возможно, насчет этого я зря переживал - она мастерски уходила от любого признака угрозы, избегала любых столкновений, а также раздобыла нам немного еды - сладких спелых фруктов, которые так и таяли во рту, отдавая свою сладость и повышая настроение. Еще они прекрасно утолили жажду.
   В пути нам несколько раз приходилось останавливаться на ночлег, и здесь опять смекалка Уги приходила нам на помощь - она безошибочно находила самые высокие деревья с толстыми ветками, оплетенными какими-то растениями, так что мы спокойно размещались на них и спали, стараясь не замечать различных шорохов и свистов, которыми была полна местная ночь.
   Только один раз среди ночи нас разбудил сильный вой. Под деревом стоял огромный зверь с двумя лысыми головами, из которых торчали внушительные клыки, восьмью лапами, который грыз и царапал дерево, которое послужило нам ночлегом. Собапсы, только с удвоенным количеством конечностей.
   Его намерения были недвусмысленны, так как он с таким остервенением грыз и царапал ствол дерева, разбрызгивая слюни и отлетающие щепки на траву, что мне показалось, что он его сможет переломить.
   Уга же встретила угрозу на удивление спокойно, поднялась, сорвала где-то ветку и метко запустила чудовищу прямо в одну из голов с невероятной быстротой и силой.
   Двухголовый отпрянул, недовольно потряс обеими головами и решил продолжить свое занятие, пока не получил еще одной увесистой палкой по второй голове.
   Это его здорово разозлило, и на этот раз он быстро пришел в себя и с еще большим остервенением продолжил свое занятие.
   Уга спокойно перепрыгнула на другое дерево, нашла там какой-то здоровенный твердый плод и на этот раз угодила чудовищу между двух голов, от чего тот рухнул на землю.
   Двухголовый попытался встать, но получил еще один плод в то же место, от чего ноги его совсем подкосились. Собапс затих.
   Уга вернулась и невозмутимо снова улеглась спать. А мне стало стыдно. Прежде всего за то, что я даже не смог ей помочь в этой ситуации, хотя обещал при заключении союза, а во-вторых, первой мыслью при нападении было сманить к нам этого грозного двухголового хищника, так как он показался мне гораздо более сильным и грозным, чем огромная, но не вооруженная клыками обезьяна.
   С рассветом мы продолжили свой путь.
   -Уга-уга! - Произнесла Уга, в очередной раз подтверждая правильность своего имени, и остановилась, настороженно втягивая ноздрями воздух.
   Правильно, некогда думать о прошлом, когда настоящее и будущее столь неопределённо. Мы уже были почти у стен Города и теперь надо было придумать, как лучше войти.
   Я осторожно спустился. Круг города вырос прямо среди джунглей, и видно было даже, что где-то не успели убрать деревья, которые оказались срезаны появившимся ниоткуда стенами.
   Но вокруг города уже суетливо работали фермеры, расчищая площадки под посевы, выкорчевывая пни, готовя все для того, чтобы начать свою работу. Видимо, почву второго круга сочли достаточно плодородной.
   -Угу-уга! - еще раз неуверенно сказала обезьяна. Она явно не хотела идти к этому большому и странному городу, к этим людям, похожим на меня, но все же незнакомым.
   -Пойдем, дуреха, - как можно ласковей сказал я, удивляясь собственной наглости - так вольно обращаться с большим зверем, которая могла бы при желании легко меня задушить. Впрочем, желания такого у нее не было, все-таки это полезное свойство - чувствовать ее эмоции. И, что особенно ценно, они меня не поглощали, за несколько дней пути я уже научился отделять ее чувства от своих, так как понимал, чем грозит поддаться на желание прыгать по деревьям и рвать плоды.
   Впрочем, слова она все равно не понимала. Я прикрыл глаза и попытался передать ей свои мысли и чувства с помощью образов - это большой город, где много спелых фруктов, которыми я ее буду угощать каждый день, там живут друзья, хорошие люди, которые также будут ее кормить и играть с ней.
   Получалось плохо, потому что сам я в этом был не очень уверен, к тому же все время в голову лез образ нахально ухмыляющегося Гарда, который при виде меня с обезьяной начнет потешаться и веселиться, а никак не поддерживать и кормить.
   Пришлось усилием воли вытравить этот образ из головы и вспомнить Бисянку с Милей - вот уж эти точно не будут злорадствовать. Правда, при воспоминании об Миле екнуло сердце - уж больно странным была наша прошлая встреча, к которой я до сих пор не знал, как относиться.
   -Уга-уга? - вопросила моя спутница, которая уже окончательно запуталась, стоит ли ей идти из привычных и вольных джунглей в это странное противоречивое место.
   -Уга! - раздраженно ответил я и пошагал в сторону Города. Десятый круг, еще не хватало мне тут уговаривать обезьяну. В конце концов, ее дом - это джунгли, природа, и может быть, даже одной ей там будет лучше.
   Но Уга так не считала, и, отринув все колебания, пошла за мной.
   Встретили нас не слишком дружелюбно. Точней, удивленно и настороженно, так как выходящий из джунглей одинокий человек с огромной обезьяной позади никак не укладывается в привычную картину мира. Случись это за четвертым кругом, вопросов бы не было, и сейчас меня встретили бы стрелы и вилы ополчения, но мы же были только во втором, к тому же кто-то из них мог меня знать, несмотря на то, что я оброс и одичал за прошедшее время.
   -Эльт? - спросил один из изумленно смотрящих на меня людей, - Это ты?
   -Да, я, - что ж, уже лучше, по крайней мере, меня узнали, хотя мы вышли не к слимовцам.
   -Но... что произошло?
   -Долгая история, - вздохнул я, поняв, что рассказывать действительно придется слишком много, - мне нужно к Верховному, потом все расскажу.
   Они не стали спорить, только настороженно следили, как мы проходим к городским воротам. Уга чувствовала все большее беспокойство, и мне требовалось все больше усилий, чтобы убедить ее, что мы идем в безопасное место. К своим...
   Но не успели мы пройти и ста шагов, как с крыши двухэтажного здания спрыгнули двое круговых. Я почему-то сразу понял, что где-то на крыше сидит еще минимум один.
   Вид этих двух не внушал никакой радости - крепкие, подтянутые, явно не отсиживавшиеся за стенами прошлый круговорот, и не утратившие боевые навыки за долгий нулевой круг.
   Оба в полной боевой выкладке, готовые к бою - мечник и маг. Мечник был в легкой кольчуге и укрепленных кожаных штанах, с небольшим одноручным мечом, который он спокойно держал в руке клинком вниз.
   Маг тоже внушал определенные опасения - в темно-синем балахоне, без каких-либо побрякушек, но его руки сами по себе были грозным оружием, и сейчас он подергивал пальцами, готовый срочно сплести какое-нибудь заклинание. Он с легким прищуром прощупывал глазами нас с Угой, и явно никак не мог найти что-то важное, что должно быть, но чего не было. И явно не верил сам себе.
   -Кто ты? Откуда? Назови себя! - требовательно спросил мечник.
   -Я Эльт, сын Эмблдора. Местный. Я хотел уйти за бурю, но решил вернуться.
   -И зачем ты притащил с собой это?
   -Уга не это! - я возмутился, - Она помогла мне вернуться, без нее я бы остался за стенами!
   Круговые переглянулись. Видно было, что они не знали, что делать, с такой ситуацией они не сталкивались.
   -Эндор, -неуверенно произнес волшебник, - Мальчишка не маг... Я вспомнил, он был причислен к бесполезным... Он не держит эту тварь...
   Вокруг уже стали собираться люди. Никто из них не решался близко подойти к загадочной твари из круга, которую привел странный одичавший парень, то есть я, но и любопытство всех переполняло. Даже команда, шедшая на охоту, резко остановилась и перестала двигаться. При этом все они мгновенно приняли боевое построение, готовые принять бой.
   Неожиданно я понял, что все вокруг боятся. Кто-то больше, кто-то меньше, но практически все. Но боятся не меня и даже не Угу, хотя она внушала серьезные опасения, а краха привычного мира, который чувствовался все сильней.
   -Значит, так! - решительно произнес мечник, - мы сейчас идем к Верховному, и ты, парень, все ему расскажешь. А он пусть уж решает, что делать.
   -Так я туда и направлялся, - я пожал плечами. Пока все складывалось неплохо, нас с Угой не поджарили и порубили, это уже хорошо, хотя от взглядов горожан становилось все равно не по себе. Хотя, если подумать, любой маг мог провернуть такое дело.
   И мы двинулись к главной башне - Эндор шел впереди, время от времени оглядываясь на нас, мы по центру, замыкал шествие маг. Кто-то из зевак пошел за нами, часть же разошлись, кто куда - кто к работе, а кто и просто побежал рассказывать всем о странном событии.
   Неожиданно я почувствовал острое жжение на запястьях рук и тяжесть в ногах. Это было странное неприятное ощущение. Одновременно с этим Уга неожиданно взревела и меня окатило горячей волной ее обиды и злости. Она попыталась запрыгнуть на городской фонарь, но не успела взлететь, как тут же грохнулась на мостовую. В следующий момент она уже колотила своими могучими кулаками себя в грудь, показывая свои огромные кривые зубы, но внезапно замерла, не в силах даже пошевелиться. Ей было больно, страшно и хотелось обратно, на волю...
   -Не надо! - крикнул я, вскинув руки. Они были тяжелыми, чужими.
   Маг, который сопровождал нас сзади, и не думал отпускать, напряженно наблюдал за Угой, вытянув в ее сторону скрюченную руку с дрожащими от напряжения пальцами.
   Вот как работает сила контроля - опутывают по рукам и ногам, и дергают, как марионетку. Или пока зверь не сломается от боли, не признает право сильного. Грубо. И теперь понятно, почему никто никогда не приводил тварей круга в Город - никогда не знаешь, насколько еще сильна злость покоренного. Да и звери не переходят из круга в круг, оно того не стоит, так стараться ради одного монстра.
   -Просто хотел перехватить контроль, - маг пожал плечами, ему не было стыдно, но видно было, что он продолжает мучительно размышлять, как я сделал Угу покорной, - в Кругах не бывает добрых существ. Никогда. Как ты ее приручил?
   -Это мое дело. Договорились же, что сначала к верховному! - я разозлился, мне хотелось схватить какую-нибудь палку и бросится на этого человека, а затем бить его, колотить, чтобы не смел больше так...
   Выдыхай, Эльт, выдыхай! Он тебя сожжет одним мизинцем. Пришедший за осознанием этого страх привел в чувство.
   -Отпусти ее, - уже жалобно попросил я.
   -Ты обещаешь, что она не накинется ни на кого после этого?
   Этого я обещать не мог. Я подошел к Уге, которая стояла, сотрясаемая злостью и погладил ее по мягкой шерсти. Спокойно, тебя сейчас отпустят, и скоро мы вместе уйдем обратно в леса, будем прыгать по деревьям и кидаться в таких злых дядек палками. Но пока не можем, потерпи немного.
   -Уга-уга! - удовлетворенно сообщила обезьяна и расслабилась, хотя мутный осадок остался.
   -Все хорошо, отпускай, обещаю. - попросил я, и в следующий момент Уга взлетела на столб с фонарем, откуда сверкнули ее глаза.
   Дальше уже шли без происшествий.
   Уга неожиданно быстро забыла все обиды, найдя развлечение - прыгать по столбам. Маг ее больше не трогал, однако напряжение осталось, они все время ждали какого-то подвоха.
   На входе в главную башню возникла проблема - Уга ни в какую не хотела заходить в это огромное каменное здание. Пришлось пообещать ей, что внутри нас ждет огромное количество сладчайших банинов и она снова поверила, хотя до сих пор так ни одного и не видела.
   Верховный был один. Он сидел в главном зале и был явно не в духе. Резким тоном он попросил немедленно принести фруктов и нас оставить одних. После того, как наконец все было исполнено, и Уга с удовольствием принялась за угощение, забыв обо всем, я наконец произнес заветную фразу - "Воля превыше силы".
   -Да вижу уже, - раздраженно махнул рукой верховный, - встретился с Синеволосым, хорошо. Старый я стал совсем, не распознал вольного... Но ты мне лучше скажи, зачем ты ЭТО - брезгливый кивок в сторону Уги, - к нам притащил.
   -Уга не это! - меня откровенно задело за живое отношение старика. Да и сколько уже можно, каждый норовит ее оскорбить, - И это она меня притащила, если уж на то пошло.
   -Ты что, правда не понимаешь? - старик поморщился, - Нельзя же быть настолько наивным... ты хоть понимаешь, что ты привел в Город?
   -Угу! - уверенно, но двусмысленно, ответил я, - она обезьяна.
   -Нет, ты привел врага. Ты можешь считать как угодно, но любое существо из кругов - это враг, которого нужно уничтожить, - строго ответил Верховный.
   -Но это же неправильно! Они там тоже разные, есть злобные, есть не очень...
   -И правда не понимаешь... - разочарованно протянул верховный, - Эльт, ты пойми для начала самое главное. Ты привел сюда не обезьяну, не Угу, как ты говоришь, а источник силы. И любой почтет за радость ее убить, потому что это сделает его сильней. Ты же совсем недавно был бесполезным - помнишь, как это обидно? А ведь в городе есть много совсем не бесполезных, но кто не ходит в круги по разным причинам. И ты представь, что теперь перед ним будет источник силы прыгать, вполне себе безобидный и дружелюбный. Убей, и вступишь в круг без всякого риска!
   -Так это же и хорошо! - десятый круг, какой же я дурак, ведь, действительно, я могу сходить приручить стаю, привести ее под стены и отдать их силу начинающим. И не будут больше гибнуть команды...-В смысле не обезьяну убить, а силу отдать...
   -Плохо! Эльт, это очень плохо. Потому что мы получим не уверенные в себе звенья, а огромное количество фермеров, которые не умеют пользоваться своей силой. Это если забыть про то, что силы в кругах не так и много... Все это уже проходили в прошлом, все есть в книгах... Уже десятки круговоротов каждому магу дается перед походом четкий приказ - никаких зверей в город приводить нельзя.
   -Но я же не знал! Синеволосый рассказывал...
   -Забудь все, что тебе рассказывал Синеволосый! - строго сказал Верховный, - Он зло! Я не знаю, кто он и откуда, но он уже дважды ставил Город на край гибели.
   -И почему же вы тогда от него не избавитесь? - я не поверил Верховному. Синеволосый мой брат по воле, единственный человек, который понял, кто я. Но недоверие старика было понятным - слишком вольным и непредсказуемым всегда был Синеволосый. И... Я поежился, вспомнив полные ненависти глаза, слишком сильно ненавидит, хоть и не желая этого. Не хочу же я испытывать страх, но некоторые вещи, к сожалению, не выбирают.
   -Мне некем его заменить. И это не в моей силе. Приходится терпеть. И я надеюсь, что ты послан нам Кругородом как раз с этой целью. Давно пора, ох давно...
   Ого. Не успел я обрести способности, как на меня уже строят планы.
   -А вы думаете, я не поставлю Город на край гибели? - я поджал губы.
   -Не знаю, Эльт, не знаю... Я даже не увидел в тебе волю. Но твои действия говорят о тебе как о хорошем человеке. Конечно, ты сделал все неправильно, но ты сделал это от чистого сердца, а это главное. Синеволосый если и приведет сюда зверя, то только огнедышащего, чтобы спалил все...
   Старик осекся, поняв, что явно сболтнул лишнего. Странно, что Синеволосый направил меня к нему, ведь явно же, что у них какая-то старая вражда.
   -И что теперь? - поинтересовался я, - что мне делать дальше? Только не просите меня убить Угу, она не виновата, что в ней есть сила.
   -Да, конечно, не виновата. Просто она вызовет слишком много вопросов. Точней, уже вызвала. Ты привел слишком безобидное создание. Она может создать впечатление, что круги совсем не страшные, или еще хуже, что с созданиями за Городом вполне можно договориться, приручить их. А вот это уже будет совсем плохо. Так что сейчас вам надо срочно уходить из Города, пока кто-нибудь не решился на какие-то безумные поступки, и пока никто ничего не понимает. Пойдешь к Гронгу, он подберет для тебя снаряжение, а пока я найду для тебя команду. Не гоже тебе одному по кругам шататься, только силу впустую проливать. Итак кто-то первый круг испортил. Хотя... Расскажешь, кто?
   -Я, - честно признался я и начал рассказывать...

Глава 14

   -Воля превыше силы!
   Гронг, который с удовольствием вкушал огромный бутерброд с толстым куском мяса, поперхнулся и закашлялся.
   Затем он ошалело уставился на нас - меня с Угой, и мага с мечником, которые так и продолжили нас сопровождать.
   -Шерьезно? - прошепелявил кузнец, - дождались нового?
   -Ну это уж я не знаю, дождались или нет. Но меня послали сюда.
   -Ну пойдем тогда, - Гронг наконец-то дожевал бутерброд и решительно направился куда-то вглубь кузницы. Конвой увязался было за нами, но кузнец пригрозил им - Эй нет, братцы круговые, енто не про вашу честь. Покараульте тут пока.
   Оказалось, что в кузнице есть скрытая дверь, в которой мы обнаружили кладовую.
   На полках лежали различные доспехи и оружие - латы, кольчуги, кожаные бронники, луки, ножи, топоры, копья и многое другое. Проблема была только в том, что все оно были старым и истрепанным. Где-то даже видны были небольшие вмятины и огромные царапины, видать, старый Гронг совсем обленился, что доспехи чинить не стал.
   -Ну что, парняга, выбирай, что по нраву, да что в пору придется.
   -Это какое-то особенное оружие? - с недоумением спросил я. Стоило устраивать тут тайны и ритуалы ради этого старья.
   -А ты попробуй.
   Я взял в руки топорик. Лук проверять смысла не было - слишком тесно.
   Топорик как топорик, нет, конечно, безумно легкий, лежит в руке как влитой, но вроде как ничего особенного. Я подбросил его и каким-то чудом поймал, такое ощущение, что он сам снова лег ко мне снова в руку. Еще раз. И еще. Гронг с хитрой улыбкой достал какую-то толстенную палку, и предложил разрубить. Затея, конечно, безумная, но я решил попробовать и с удивлением понял, что топор прошел сквозь палку с минимальной задержкой, словно прутик в сторону отбил, а не палку перерубил.
   -Это как? - поинтересовался я.
   -А вот так. Как его... Артефакты, во. Нулевой силы.
   -Нулевой? - я, кажется, начал понимать, - для бесполезных? Но ведь...
   -Енто уже не моего ума дела дело, парняга. Мне сказали припрятать, я и припрятал. Скажут выдавать - буду выдавать. Но енто вот все, что у нас есть, на весь Город.
   -Понятно, - после разговора с Верховным мне быстро уже стало все ясно. Трясутся над каждой крупицей силы, лишь бы кому не тому не досталось. Все это нужно заслужить, просто так никому ничего не дадут. Но как бы все-таки здорово было бы иметь хотя такой топорик, когда мы с Талем в первом Круге оказались...
   -Дед Гронг, а это откуда все?
   -С Кругов вестимо. Находят ребятушки разное, да приносят, а мы прибираем. Если с каких точно, то не скажу, с разных. И для разных кругов. Парон до пятого с такими ходил, а Ваймон на третьем уже без вести пропал со всей командой...
   Да ты не переживай, сейчас сослужит службу верную, тем паче знаю я вашу породу, вам же с саблей наголо не с руки скакать, это все так, чтобы вопросов не было - как в круги бесполезный ходит и откуда у него питомцы чудные. Как говорится, чтобы спутать пардура с лардой.
   Гронг засмеялся свой непонятной шутке.
   Затем начался мучительный процесс выбора. Я думал одеть латы, но понял, что это совсем не вариант - мне нужна максимальная подвижность, в конце концов - в прямом бою я все равно не выстою, так что выбрал длинную кожаную куртку из шкуры крока, прошитую металлическими пластинами, легкие штаны с металлическими поножами и высокие сапоги.
   Удивительное все-таки дело, как меняет человека его одежда. Совсем недавно я был жалким оборванцем в разорванной рубахе, а сейчас легкий доспех уже внушал мне уверенность своей тяжестью и плотностью, теперь я уже и сам готов был идти в бой, а не прятаться за спиной Уги. Единственный минус - стало жарковато. Хотя в целом все было отлично, я даже попрыгал и потоптался - ничего не стесняло движения, а это главное.
   С оружием тоже долго не стал думать - взял длинный лук. Зря я что ли столько лет учился из него стрелять.
   -Стрел немного. Сами в цель бьют, не ломаются. Обычными стрелами тоже можно стрелять, но намного хуже - честно предупредил кузнец, выдав колчан.
   -Сами? Это как так?
   -Да как бы я знал... - Гронг разочарованно махнул рукой, - бьют и все, прицеливаешься, намечаешь цель и все. Измучался я, парняга, пытаясь енто все повторить и разобраться, как же ш оно все работает-то. Не выходит никак... Вот напитать оружие силой, отдать ему с ударом молота свое умение - енто я запросто, а вот так, чтобы без силы и - прямо в цель - никак мне не постичь сию премудрость.
   -Не расстраивайся, дед Гронг, твое оружие даже мой папа хвалил.
   Старик только снова махнул рукой и не ответил. Вместо этого он залез в какой-то ящик и выудил оттуда браслет и ожерелье.
   -В общем, шмотри, ожерелье позволяет возводить силовой щит от магических атак. От физических почти не помогает. Да и вообще, мощность слабая, поэтому это скорей игрушка, хотя пригодится может, - Гронг что-то нажал и вокруг него замерцало бирюзовое сияние, очень красивое. - заряжается от силы, ну как люди улавливают силы тварей, так и ожерелье. Кольцо позволяет управлять стихиями, то тоже очень слабо - огонек, усилить ветер, и так далее. Точно также заряжается. Постарайся их не использовать, только для того, чтобы доказать, что ты обладаешь магическими способностями. И не забывай знаки, ну как обычные маги делают.
   -Ого, - я был потрясен, - так они все-таки существуют?
   -Конечно, также, как и простые усилители, и как твои доспехи. Иногда мне кажется, парняга, что в кругах есть все. Просто многие проходят мимо, не придав значения, поэтому к нам попадает не все. Да и эти штукенции не слишком надежны, старая добрая сила с по старинке зачарованным оружием гораздо лучше.
   Тем временем заскучавшая Уга уже не знала, чем себя занять. Ходила туда-сюда, заглядывала во все коробки, потом нашла какие-то шарики и деловито стала ими играть.
   -Она бы пооштереглась с ними играть, они могут взорваться. А впрочем..., - Гронг почесал ухо, затем достал какой-то пояс и подал мне - если она сможет бросать эти шарики по твоей воле, то будет весьма полезна в бою.
   Пояс, конечно, еле налез, и мне пришлось постараться, чтобы убедить обезьяну, что оно того стоит. Наконец она сдалась, оставила и пояс, и шарики. Последние не без удовольствия.
   На выходе нас уже ждали. Четверо ребят, среди которых я сразу узнал того манерного юношу, что часто бывал среди бесполезных, он все также был горд собой. Казалось, что кольчуга также придает ему стати. Также было еще три бойца - маг с усталым лицом в балахоне и с посохом, целитель в похожей на мою кожаной броне, и воин ближнего боя в латах, держащий в руках огромный полуторный меч. Похоже, щиту от не доверял.
   -Ты что ли Эльт? - грубовато пробасил воин, - тебя к нам записали, пойдешь с нами в круг.
   -Так сразу? - я чуточку опешил. Все-таки очень хотелось побыть хоть немного в Городе, принять ванную, выпить пару стаканов бурдуга, по-человечески выспаться на большой просторной постели...
   -Нет, каргар меня раздери, через три утра! - рявкнул воин, которому все это явно не нравилось, - Если ты думаешь, что мы будем ждать тебя и твою тварь...
   -Тише, Коб, не кипятись, - одернул воина маг и обратился ко мне, - Эльт, прошу прощения за нашего не сдержанного друга. К нему нужно привыкнуть. Мы уже второе утро встречаем в Городе, это утомляет, поэтому мы уже очень хотим скорей пойти на охоту, тем более отстали немного еще в первом круге. И верховный лично попросил нас срочно забрать тебя и идти.
   -Он назвал Угу тварью. Я не хочу с вами идти. - честно признался я. Мне уже до каргорят надоело отношение всех жителей города к моей безобидной спутнице. Тем более я вспомнил слова Верховного и подумал, что этот здоровяк, Коб, легко может прикончить Угу одним взмахом своего огромного меча ради крупицы силы.
   Вот уже я и боюсь своих, с легкой горечью подумал я.
   -Значит, ты к ней привязан, да? - с легкой иронией вступил в разговор красавчик с рапирой.
   Меня слегка передернуло от его взгляда. В нем было что-то неправильное, и я понял, что он вкладывает в свои слова какой-то свой смысл, который был мне непонятен.
   -Она спасла мне жизнь. Я обязан ей. - ответил я, - И она доверилась мне.
   -Твари из кругов не могут доверять! - прорычал Коб, - я не знаю, что это за существо, но либо оно враг, либо не принадлежит нашему миру!
   Вот оно! Как же все просто, почему эта мысль не пришла сразу мне в голову?
   -Да, она пришла из-за бури, - соврал я. Врать было неприятно, но иного выхода я не видел. Тем более я нашел Угу на самом краю бури. Конечно, если я приручу новое создание, то обман раскроется, но это потом, за это время все может измениться.
   Моя новая команда и двое конвойных молча уставились на обезьяну. Видно было, что у них вместо ненависти проснулся какой-то внутренний трепет. Легенды о приходящих из-за бури созданиях бродили всегда. Существовало немало сказаний и сказок о том, как они врывались в наш мир и спасали Город в самые страшные моменты, но чаще выручали из беды одиноких беглецов и целые команды, что могли прийти на помощь в самый неожиданный момент. Правда, были сказки и о том, как они и убивали. Только обычно их было всего три вида - злой каргар, добрый халхон и чуждый миру балдун. Никаких обезьян.
   -Я слышал про таких, - задумчиво произнес целитель, - мне про них рассказывала мама, а ей - ее бабушка.
   -Серьезно? - заинтересовался маг из конвоя, - Так чего же ты молчал, парень? Мог сразу признаться.
   -А вы бы поверили?
   -Не знаю. Все равно все это очень странно, - ответил тот.
   -Ну раз такое дело... Извини, - пробубнил Коб.
   -Да ладно, - не в моем положении долго возмущаться. Хотя я начал нехорошую игру, так как... А что, если Уга на самом деле из-за бури? Тем более нашел я ее на самом краю. Вот и целитель про таких слышал. И нападать сразу не стала, что тоже странно, - Только давайте хоть припасы возьмем, а то у меня в сумке пусто, да и вы как-то странно налегке.
   -У нас все в трактире "Балдунский дом" - ответил маг с усталым лицом, - Если ты готов идти, то мы как раз через него идем, так и ты закажешь. Кстати, меня зовут Аркор, наш воин - Коб, целитель - Айх, а с рапирой Ласт.
   -Рад познакомиться, - почти искренне сказал я, и Уга добавила свое неизменное "Уга-уга". Похоже, почувствовала, что мы возвращаемся в джунгли.

Глава 15

   Мы шли очень долго, продираясь сквозь заросли и обходя особо непреодолимые препятствия.
   Это было очень тяжело, даже несмотря на то, что я шел третьим в нашей цепочке, а значит, впереди меня прокладывали путь могучий Коб и ловкий Ласт, но все равно приходилось работать ножом и уклоняться от особо крупных лиан и веток.
   Зато Уга вновь вернулась в свою стихию, она довольная и счастливая прыгала с ветки на ветку, иногда исчезала из поля видимости, иногда нарочито кувыркалась на ветках, ожидая нас, таких неторопливых и неповоротливых.
   Иногда мне хотелось бросить все и присоединиться к ней, или хотя бы вновь запрыгнуть к ней на спину и мчаться с ветерком, но это было уже не лучшим вариантом.
   Тем не менее, по человеческим меркам мы продвигались достаточно быстро, город довольно скоро остался позади, и даже шпиль главной башни пропал из виду.
   Что действительно доставляло неудобство - так это жара. В доспехе оказалось ужасно жарко, да и солнце пробивалось даже сквозь листву, напекая бедную голову.
   Вскоре обнаружилась еще одна неприятность, которой раньше я счастливо избегал - это ужасная мошкара и другие насекомые, которые доставляли огромные неприятности, и даже какие-то движения мага, Аркора, не особо помогали справиться с этой напастью.
   Более того, выяснилось, что не все эти насекомые безопасны, так что нам приходилось иногда останавливаться и Айх нас внимательно осматривал, иногда что-то шепча и пробегаясь пальцами по особо сильным укусам.
   Но и жару, и насекомых, можно было терпеть, а вот поведение Коба было невыносимым. Здоровяк постоянно орал к месту и не к месту. То ему Айх слишком медленно идет, замедляет команду, то Уга опять слишком нагло на ветке качается, то особо крупная ветка его раздражает. Безропотный Айх старался игнорировать здоровяка, но получалось это у него плохо, и приводило только к робким оправданиям, Аркор пытался объяснять что-то, но бесполезно, и только Ласту было совершенно все равно, он игнорировал все нападки, витая где-то мыслью.
   Я же просто молчал, хотя меня порядком утомлял наш путь. Ребята никак не хотели останавливаться для отдыха, их гнала вперед жажда силы и побед. Нам очень долго никто не встречался, видимо, окрестности города уже успели основательно зачистить.
   Лишь спустя несколько часов на нас вылетела стайка мелких цветастых птиц, которые смело ринулись на нас и были быстро уничтожены мечом Коба и несколькими вспышками от мага.
   -Мелочь! - досадливо проревел воин, очищая огромный клинок от крови и перьев, - Этот каргаром проклятый круг для карликов и бесполезных! Дайте мне достойного противника!
   -Не зови Каргара, выйдя за Город, - напомнил старую примету маг.
   -В круговорот твои суеверия! - прорычал Коб, - Пусть приходит! Я заберу его силу!
   Маг только в очередной раз устало вздохнул. Я уже знал, что эти двое вместе с самого детства, как и целитель. Видимо, нелегко приходится Аркору с Айхом терпеть всю жизнь тяжелый нрав гиганта, но, значит, были у них причины не отказываться от такого бойца.
   А вот историю Ласта я так и не узнал. Тем не менее, он вступил в круг и был вполне силен, просто присоединился к команде позднее. Что случилось с первой его командой, он не рассказывал.
   Мы продолжили путь. После первого столкновения команда еще сильней ускорила темп, при этом все стали еще старательней крутить головами. Мне же было почти все равно, я уже знал, что никакой силы я не получу, а вот словить удар клювом могу. В конце концов, я же сам по себе так и остался бесполезным, и вся моя надежда только на соратников и Угу.
   Но особого страха не было, все-таки меч Коба и магия Аркора внушали определенную надежду, да и снаряжение от старого Гронга, хоть и не опробованное, все равно придавало спокойствия.
   Конечно, я помнил, что должен бояться, но к Уге я уже успел привыкнуть, а больше ничья воля мне не угрожала.
   -Когда уже ночь? - поинтересовался Ласт, - какой-то очень долгий день.
   -Ты где был эти несколько дней второго круга? - удивленно спросил Аркор, - в этом круге новое утро наступает через тридцать часов.
   -Был занят, - мечтательно произнес Ласт, и его глаза подернулись легкой дымкой. - Не следил за временем.
   Маг хмыкнул, однако я уже понял, чем был занят Ласт - опять развлекался в квартале бесполезных. Впрочем, это его заботы.
   Но день все-таки шел на убыль - начало темнеть, и жара спала.
   -Может мы все-таки остановимся на ночлег? - подал голос я, - Что толку, если мы найдем противников и не сможем их убить.
   -Нет! - рявкнул Коб, - будем идти, пока можем! Нам нужно еще много силы.
   -Вообще-то Эльт прав - заметил Айх, - я уже с ног валюсь.
   -Слабак! - начал было здоровяк, но Аркор примирительно произнес.
   -В любом случае, сначала нужно найти подходящее место для ночлега, не валиться же прямо здесь.
   В этом маг был прав, нужен источник воды, и хотя бы относительно открытая местность. Конечно, можно было бы попробовать переночевать на деревьях, но... Я представил Коба, который в латах будет карабкаться на дерево, и невольно улыбнулся.
   Но найти подходящее место мы не успели. Откуда-то из джунглей метнулась коричневая тень, которая метила в спину целителя. И упала, опаленная взрывом.
   -Уга-уга! - довольно произнесла моя обезьяна, раскачиваясь. Она первая заметила нападение наших старых знакомых - двухголовых тварей. А вот и действие чудо шариков, которые Уга прихватила у старого кузнеца - они взрываются. Но могла и предупредить, конечно.
   Мы быстро сориентировались, и встали в боевое построение - целитель в центре, мы по краям.
   Новая атака не заставила себя долго ждать - новый чудовищный пес вылетел со стороны Коба.
   -Бейте им между головами! - крикнул я, но здоровяк не стал церемонится и длинным взмахом своего огромного меча разрубил тварь надвое.
   -Вот это мне по нраву! - проревел здоровяк, мгновенно вернувшись в исходную позицию, - А ну, кто еще даст силушки дяде Кобе?
   Мне же стало страшно. По-настоящему, аж горло перехватило. Я мгновенно забыл о своих способностях похищать волю и управлять существами, и только судорожно сжимал лук с наложенной стрелой, ожидая, когда тварь вылетит на меня и вонзится мне в глотку...
   Спокойней, Эльт, спокойней, никто не вонзится, ты не один, да и в прошлый раз такой собапс был только один, может, и в этот раз повезет.
   Не повезло. Следующий противник вылетел прямо на меня, и я не успел вовремя пустить стрелу. Зверь попытался укусить меня в ноги, причем сразу в обе, но не пробил своими клыками поножи, и в следующий момент уже лежал, пронзенный острой рапирой между двух голов.
   -Эх ты, - иронично отметил Ласт, - а я думал, ты больше не бесполезный...
   Жгучая обида охватила меня. Я опять оплошал, опять не смог проявить себя с лучшей стороны, и весь мой новый загадочный образ, как мне показалось, враз посыпался.
   Я понял, почему Уга не прикрыла меня сразу, так как она сейчас деловито обкидывала шариками еще двух тварей, которые просто не успели выйти.
   А ведь в следующий раз их может быть намного больше...
   Больше никто не выходил, но мы продолжали стоять, ожидая противника, даже Коб не выскочил, чтобы добить тварей, которых поразила Уга, хотя видно было, что это дается ему с большим трудом.
   Только когда Уга спустилась с дерева и стала подбирать шарики, которые удивительным образом вернулись в свое первоначальное состояние, он все же покинул строй и пошел рубить тварей.
   -Всего один! - недовольно проворчал здоровяк, пронзая тело безобразного собапса. - Так нечестно, у обезьяны три, а у меня всего один!
   -Какая разница, все равно силы все наши, - маг, казалось, помолодел и враз скинул свою вечную усталость. Сейчас он разминался, сжимая и разжимая кулаки, и поигрывая пальцами. - Я вот ни одного не успел. Однако неплохо с них зарядились. А главное - никого не потеряли.
   -Да, это хорошо. Однако ж замечательная у тебя обезьянка! - Коб хлопнул меня по плечу, отчего я чуть крякнул, до чего тяжелая у него оказалась рука. - Извини, что обозвал ее, она действительно хороша.
   -Да это не у меня надо просить прощения. - я пожал плечами, хотя Уга явно поняла, что ее хвалят, и довольно угукнула. А когда Коб протянул ей сушеных фруктов, и вовсе расцвета, хотя взяла все равно с опаской.
   -Ладно, нужно все-таки искать место для ночлега, - наконец произнес маг, - все молодцы, мы хорошо справились, можно и заночевать спокойно.
   Подходящее место оказалось совсем неподалеку. Правда, пришлось долго возиться с тем, чтобы примять траву, так как она была слишком высокая. Затем еще немало времени ушло на то, чтобы натаскать дров для костра, так как сидеть без огня в джунглях тоже было не очень. Я проверил, как работает кольцо и с удовольствием понял, что отлично - языки пламени мгновенно заплясали на ветках. Маг уважительно кивнул, и только Ласт пожал плечами. Извиняться за бесполезного он и не думал, но и выяснять отношения тоже не стал.
   Наконец, Коб притащил пару туш поверженных зверей, и Айх после долгого размышления наконец вынес решение - можно есть.
   Мясо ароматно запахло на костре. Вот ведь, совсем недавно еще эти звери хотели нас съесть, а теперь сами пошли в пищу. Мир кругов не знает пощады и строится только на разуме - убей, чтобы не только забрать силы, но и съесть, чтобы выжить.
   Однако же, как вкусно пахнет. Я вспомнил, чем закончилось мое прошлое пиршество свежим жареным мясом с Талем, и сглотнул слюну. Похоже, мне не стоит сейчас есть.
   Хотя... Все равно ведь есть придется, тем более я же сейчас не в Городе, а в круге, полном страха и ужаса. Так что не должен сорваться, а небольшая связь не помешает.
   Когда еда была приготовлена, и все жадно накинулись на еду, я невольно прикрыл глаза, чтобы не видеть, как они поглощают ароматное, источающее жар мясо...
   -Эльт, будешь есть? - добрый Айх заметил, что я не ем.
   -Нет, - я дернулся. Кругород, ну зачем же столько искушений?
   -Худеешь что ли? - заржал Коб.
   -Не, он итак достаточно здоровый, чтобы нравиться девушкам... Ой, ну или обезьянам, - а это уже Ласт. Кто еще может сказать такую ерунду. Я почувствовал себя неловко. Словно вернулся в старую команду, и сейчас Гард вновь смеется надо мной из-за таракана.
   Каргар, мне никогда не уйти от меня самого! Сколько бы я не бежал и какие бы способности не приобрел, я все равно останусь прекрасным объектом для насмешек, которые называются дружескими шутками ровно до тех пор, пока их не обратят против тебя самого.
   А, каргар с ним. Будь, что будет! Я взял здоровенный кусок и с удовольствием вгрызся в сочное мясо...
   Стало намного лучше. Прислушался к себе - никаких особых изменений, все тоже раздражение и злость на шутников.
   Когда все поели, Ласт с Кобом решили пока не ложиться спать и отошли для того, чтобы немного размяться перед сном, точней, лучше усвоить полученные силы. Я загляделся на то, как они орудуют своими клинками, несмотря на то, что Коб был огромен, Ласт обладал ловкостью и изяществом, что делало их шансы относительно равными.
   Никто из них не мог достать друг друга, так как стоило слишком сильно приблизиться верткому ласту, как здоровяк устраивал огромную "мельницу", сквозь которую было не просочиться тонкой рапире. Но и Коб не мог приблизиться достаточно, так как красавчик ловко ускользал от выпадов и взмахов.
   -Эльт, ты же имеешь магические способности, не хочешь тоже потренироваться? - поинтересовался Аркор сыто.
   -Я очень мало что умею, - уклончиво ответил я. - Другая специализация, сам понимаешь...
   -Ну и что? Вот и потренируешься, может я тебя еще чему научу, может ты своими секретами поделишься. Одно же дело делаем.
   Я не стал пререкаться и послушно отошел, надеясь только на силу своих побрякушек.
   Щит не произвел на опытного мага никакого впечатления. Он легким движением разрушил всю мою защиту и щит рассыпался.
   -Дааа, слабовато. Хотя от насекомых могло помочь, - протянул Аркор, затем доверительно приблизился ко мне и прошептал - Научи так покорять, а? Я никому больше не расскажу этой тайны, честно!
   Я растерялся. Вот как ему объяснить, чтобы не обидеть.
   -Это не мой секрет. Это моя способность, - ответил я наконец.
   -Да ну ладно, ты просто покажи, я научусь! Буду тренироваться, пока не получится!
   Я вздохнул. Хотя... он же просит только показать? Значит, не важно, что я буду показывать, просто можно будет потом скорчить мину, что вот мол ну не получается у меня, извини, я сделал что мог.
   Я сплел пальцы произвольным образом, а сам тем временем мысленно звал Угу. Правда, почему-то в голову внезапно влез совершенно неуместный образ Живчика - верного таракана, потерянного в первом круге...
   И тут произошло совершенно непредвиденное.
   С моих пальцев сорвались зеленые искры и просыпались на траву, создав там маленькую сферу.
   Сфера лопнула и прямо на меня уставился огромный черный таракан.
   -Живчик, - потерянно сказал я, и сел на землю.
   Маг натурально крякнул и не верящими глазами переводил глаза то с таракана, который тем временем деловито забегал вокруг, то на меня.
   -Так не бывает, - просто сказал он, - откуда он?
   -Оттуда, - невнятно ответил я, судорожно соображая, что такое произошло и что мне нужно делать. Ясно было только одно - лучше мне не говорить, что таракан из первого круга, потому что тогда... А что тогда?
   -Ты можешь призывать существ из других кругов? - Аркор перешел на шепот, судорожно пытаясь повторить мой маневр пальцами. Понятно, что у него не выходило. - Из любых?
   -Я не знаю... Мне кажется, это какая-то случайность, потому что я ничего не делал...
   Внезапно я понял, что нужно делать. Нужно всего лишь прыгнуть, выхватив нож, и вонзить его в живот Аркору, а потом колоть, колоть, а лучше вгрызться ему в горло... К каргару все запреты на убийство и последствия!
   Маг отшатнулся, увидев гримасу на моем лице. Десятый круг, я упустил момент!
   И следом меня накрыл обжигающий, липкий страх... Я опять попался, поймал и принял чужую злую волю, и сейчас сюда придут они, двуглавые собратья, чтобы уничтожить все на этой поляне, а затем мне придется доказывать их яростной голодной воле, что я достоин быть их вожаком.
   -Уга-уга! - вопль обезьяны был очень громким и недоуменно-гневным. Она тоже прочувствовала голод и злобу.
   -К бою! - крикнул я, вскакивая и подхватывая брошенный лук.
   Никто не стал задавать лишних вопросов, только целитель, который улегся спать раньше всех, проснулся и несколько мгновений не понимал, что происходит, но быстро сориентировался, тем более что мы его плотно обступили в старый строй.
   Я прислушался к своим ощущениям - волна страха вытравила часть чужой воли, но они шли сюда, это было точно. И их было немало. Каргар, как же сейчас поступить? Попробовать их покорить, или хотя бы остановить? Но это будет слишком откровенно, к тому же синеволосый не советовал мне так поступать.
   Что-то мне подсказывало, что вариант с потерянными зубастиками, которых мы накрыли с Талем, на этот раз не пройдет - зубастые кошасы жили свободой, эти же - злобой, мне придется доказывать свое право лидера, и в любом случае они попытаются убить моих спутников...
   Десятый круг, как же страшно-то...
   -Ну и чего происходит, хвост каргара мне на шапку? - прорычал Коб, - Где враги?
   Здоровяк ничего не понимал, в его мире нельзя было почувствовать противника за десятки полетов стрелы.
   -Ждем! - ответил я, - Они придут, обещаю.
   Но нам пришлось ждать еще немало, за время которого Коб успел всем изрядно надоесть своей руганью, остальные просто молча ждали, сберегая силы перед боем.
   Наконец из зарослей показалась две чудовищные головы, пускающие слюни и глухо рычащие. Они не спешили, не до конца понимая, что именно привело их сюда, но повинующиеся зову, который оказался выше их воли.
   Я спустил стрелу, решив, что не стоит мне принимать их волю. Эта злоба должна быть уничтожена, здесь были только враги.
   Стрела прочертила смертоносную линию и, как мне показалась, слегка изменила свою траекторию в полете, в итоге вонзившись в самое слабое место - между двух голов.
   Зверь упал, дергаясь и хрипя.
   Я смог это сделать.
   Следом закипел бой - они вырывались из кустов со всех сторон, и всегда находили смерть, от моих стрел, от заклинаний Аркора, от клинков Коба и Ласта. Уга, вереща и ругаясь на своем обезьяньем, также не теряла времени даром - шарики разили цели беспощадно и быстро.
   В этот раз у нас было существенное преимущество - открытое пространство, которое позволяло вовремя понять, откуда идут враги. Они теряли всякий элемент внезапности и за счет этого гибли один за другим, и даже я собирал свою кровавую жатву.
   Страх ушел, уступив место пониманию, что сейчас есть только один способ выжить - бездумно цеплять из колчана стрелы, накладывать на тетиву, натягивать ее до предела своих сил и пускать в очередную жаждущую мяса и смерти цель.
   И держаться, отталкивать чужую злобу от себя, смывать ее их же кровью, потому что если это не делать, я взвою, брошу лук и на четвереньках брошусь оспаривать право вожака у своей стаи...
   Я человек! Слышите, звери круга, я человек! Я живой, я хочу жить и хочу быть собой, мое место среди людей, рядом с бешеным Кобом, равнодушным Ластом, сосредоточенным Аркором, с Айхом, который сейчас в центре нашего круга что-то иступлено шептал и иногда я чувствовал обжигающее касание моей спины его пальцами, которые пытались влить в меня силу.
   Но было тяжело. Противников было достаточно много, к тому же они окончательно поняли, что в центре поляны стоят враги, которых нужно уничтожить, и сейчас бросались со всей злобой и яростью. Я срезал их одного за другим, стараясь выбивать из секторов и моих соседей по строю - Ласта и Аркора, но когда против меня вылетели сразу трое - не успел убить всех. Один из двухголовых бросился резким рывком, и его клыки сомкнулись на кожаной броне в районе плеча, но не пронзили, так как в последний момент Ласт снова пришел на помощь, и его рапира получила еще немного силы.
   Но зверь своей массой опрокинул меня, и я забарахтался, сталкивая его с себя и пытаясь не потерять лук.
   На помощь пришла Уга - она легким движением спрыгнула с ветки, легко отбросила труп и снова вскочила на дерево. У нее кончились шарики, поэтому она кидала во врагов все, что придется, стараясь хотя бы замедлить. Почему она не уйдет? Мелькнула мысль, ведь связывающая нас воля ослабла.
   Маг и Ласт, пока я вставал, держали мою сторону, но я не успел встать, как юркий воин с рапирой совершил ошибку - слишком глубоко вонзив свой клинок в тело зверя. Он не успевал его достать, а на него уже мчались два противника... Широкий взмах меча и головы крайнего покатились по земле, обагряя траву круга кровью... Стрела пронзила ближнего ко мне, но я не успел достаточно сильно натянуть лук, и тварь выжила. Зверь ухватился за ноги Ласта. Его броня оказалась хуже, показалась кровь. Не думая, я одной рукой выхватил нож и всадил его по самую рукоять.
   Воин упал, и его оттянули к целителю.
   Стало сложней, так как теперь нам всем приходилось закрывать большее пространство. Колчан был уже почти опустошен, и снова липкий тягучий страх накатил на меня.
   Это мог быть последний бой... Еще немного, и новая волна растерзает нас.
   -Убирайтесь! -завопил я от страха первое, что пришло в голову, - Я приказываю вам! Это моя стая!
   В ответ раздалось рычание со всех сторон. Их еще оставалось много, и они по-прежнему не готовы были признать мою волю. Но уже дали слабину, я почувствовал это.
   Вместо ответа на поляну вышел огромный двухголовый собапс, отличающийся не только размерами, но и цветом шерсти. Черная шерсть бликовала от огня костра, две оскаленные пасти смотрели прямо в мою душу.
   Вожак. Не просто вожак, осознал я. Страж. Один из тех, кто держит второй круг.
   Именно его воля противостояла моей и держала стаю. Именно он привел сюда двухголовых круга, чтобы или признать мое право, или убить меня, чужака, который пытался заразить страхом всех.
   И сейчас мне предстояло выйти против него один на один.
   -Аррргх! - проревел что-то Коб. Здоровяк уже все понял, но все же не дернулся со своего места. Он знал, что нельзя открывать спину, покидать строй, и сейчас судорожно сжимал свой огромный меч, борясь с отчаянным желанием бросится на огромного врага и испить его силы. - Эльт, меняемся, я должен убить его!
   -Стой на месте, друг, - спокойно произнес Аркор, - Это их дело...
   Я бросил лук и сжал нож.
   Страх накатывал все новыми волнами, голова кружилась, стало дурно, но я сделал несколько шагов вперед на ватных, не гнущихся ногах.
   Что я делаю? Зачем? Мне никогда не справится одному с этим чудовищем, без поддержки этой команды. У меня нет сил, только воля, и она слабей, чем дикая злоба вожака.
   Но я шел, к наблюдающему за мной зверю, который не предпринимал никаких действий, а только смотрел своими четырьмя глазами на совершенно непонятное ему создание.
   И в этих глазах я увидел страх... Свой страх, тот, что терзает меня всю мою жизнь. Тот страх, что заполонил его злобу, ярость и даже голод.
   И прочтя это, я понял, что он уже проиграл.
   Потому что во мне расплескалась его незамутненная, чистая ненависть, родственная ненависти Синеволосого. Такое не должно существовать, наш мир должен быть чист от этого чувства...Но я могу контролировать свой страх, в отличие от не знающего этого чувства зверя, а вот его ненависть только придавала мне сил.
   -Не бойся, ты умрешь быстро! - произнес я и подошел вплотную к двухголовому монстру.
   Раздалось рычание, в следующий момент мой враг стал осторожно пятится. Он не смел атаковать и впитывал мой страх капля за каплей, пока не остановился и не замер, парализованный.
   -Не нравится? - спросил я. - А я так живу...
   Взмах ножа, который с большим трудом пронзил шею врага.
   Но он не умер, он яростно зарычал и начал двигаться на меня. Боль возвращала ему волю...
   Еще удар. Еще.
   Из последних сил зверь встал на задние лапы и положил передние мне на плечи. Одна из его голов приблизилась ко мне, и я почувствовал смрадное дыхание. Но дыхание не было проблемой, так как тварь собралась с силами для последнего укуса. Но в следующий момент огромный меч Коба опустился ему на опасную голову, и застрял, войдя только на середину лезвия.
   Но этого хватило, тварь издохла.
   -Что это было? - спросил Аркор, также подойдя. - И кто ты, забери меня за бурю каргар, такой?
   -Я - призыватель, - спокойно ответил я, - Нам надо возвращаться, скоро придет буря...

Глава 16

   Мы сидели у костра, и я все говорил, говорил, говорил...
   Огоньки костра весело гуляли по потрескивающим веткам, и все отступило - бой, кровь, было только покрытое незнакомыми звездами небо, затихшие джунгли и мой голос, который казался мне чем-то чужим.
   Я рассказал им все, забыв про все советы Синеволосого и верховного, и они внимательно слушали, и даже потерявший много крови Ласт внимательно смотрел на меня.
   И вот интересно - на их лицах не было ничего плохого, просто напряженная работа мысли. Наверное, любую информацию просто нужно подавать в нужный момент - сейчас, после связавшего нас боя, у костра посреди второго круга, они чувствовали сопричастность к нашей общей тайне, хотя скажи им подобное в городе кто-то другой - реакция была бы совершенно иная.
   -То есть ты мог изначально всех их приручить? - спросил Аркор.
   -Я не знаю. Может быть, и мог. Но их вожак цепко держал, пока я не вышел один на один. Я сам еще плохо понимаю, как это все работает.
   -Так а таракан откуда взялся?
   Я посмотрел на деловито снующего вокруг Живчика, который уже успел оползать все поле боя.
   -Тоже не знаю. Видимо, есть какая-то связь между кругами, и мы можем выдергивать из одного круга в другой созданий...
   -Ты же понимаешь, насколько это все меняет? - возбужденно взмахнул руками маг. - Значит, и мы можем перемещаться, и можем вернуться, ты можешь...
   -Да ничего я не могу. Я же не понимаю, как это работает. Я вообще не понимаю, что за сила движет нас по кругам, и как я смог на это повлиять.
   -Жаль, - вклинился Ласт, - было бы неплохо, если бы ты смог это контролировать. Ну его все к каргару, гораздо лучше было бы сидеть в одном круге и забот не знать. В квартале бесполезных хорошо...
   -Ты что же это, из этих? - нахмурился Коб. Было понятно, что имел в виду здоровяк. Бегущие за бурю, чтобы остаться в одном из кругов навсегда, никогда не пользовались уважением.
   -Да хоть из тех! - огрызнулся воин, - Зачем все это? Зачем нас кидает из круга в круг, чтобы мы умирали здесь один за другим...
   -Ну и чего ты тогда с нами пошел? Сидел бы за стенами.
   -И чего? - лицо Ласта исказила гримаса, - у нас в обществе ценят только тех, кто ходит по кругам, только силу. Вон Эльта спросите, каково это - сидеть в городе бесполезным... А оно мне надо? Я хочу, чтобы меня любили девушки, ценили меня, для этого я должен убивать тварей и рисковать своей жизнью. Хоть мне все это и не нравится.
   -Да кому это нравится-то может... - встрял Айх.
   -Мне! - рыкнул Коб, - Это мой мир, мой меч, мои круги. Бегать за юбками не по мне, да и моя Ларка любит меня, как я есть, это точно. Опять ревела, что я ухожу. Но дело воина бить врагов Города и пройти за горизонт с силой на кончике клинка!
   -Так у тебя девушка есть? - оживился Ласт, - как она тебя терпит-то? Красивая?
   -Очень, - самодовольно ответил Коб, - но ты последний человек, с которым я буду обсуждать мою красавицу и наши отношения.
   -Да ладно вам, - маг миролюбиво улыбнулся, стараясь погасить конфликт у истоков, - Эльт, а про горизонт что скажешь?
   -Да сколько можно спрашивать у меня то, что я не знаю! Ребят, вы поймите одну простую вещь - мы с вами по знаниям одинаковые, просто у меня похоже просто другая природа силы...
   -Совсем другая, - маг вдруг оживился, - так, но одно-то ты хоть можешь сказать - с чего ты взял, что скоро придет буря?
   -Ну так это был страж, - произнес я и посмотрел на небо, где до сих пор не проявлялось никаких признаков идущей бури, - Мы убили такого в конце первого круга. Не такого, но в их природе что-то есть такое, что меня пугает.
   -Я так и знал, - Ласт прикусил губу, - Условия все-так есть.
   -Вы о чем? - судя по понимающим лицам остальных, я был единственный не в курсе.
   -Да брось, это же всем понятно. Старшие скрывали от нас это, в учебке этому не учат, но такое же не утаить. Я в разговоре отца подслушал, еще кто-то прямо узнал от родителей и рассказал, - маг прямо посмотрел на меня, - Бури не будет сейчас, Эльт. Иначе бы мы все это уже почувствовали. Не все условия выполнены. Для каждого круга они свои, насколько я понял. В одном случае нужно убить какую-то особо сильную тварь, их называли хранителями, в других - доставить в город какие-нибудь камни, в-третьих - люди должны достичь каких-то определенных мест. Много их. И пока условия не будут выполнены, Город останется в круге.
   -Почему это скрывают?
   -Как будто итак непонятно... - Ласт опять скорчил язвительно-презрительную гримасу, - Потому что найдутся те, кто будет бунтовать и требовать, чтобы условия не были выполнены. На кой Каргар нам нужны все эти горизонты и новые смерти. Вот чем будет плохо здесь, если вычистить этот мир от злобных тварей и посадить стража в клетку?
   -Да здесь еще ладно... - опять встрял Айх, - но говорят, что бывают действительно дружелюбные круги...
   -Да много чего говорят, - Коб опять начал сердиться, - что вы тут устроили? Свел Кругород с командой тоже мне. Нужно идти вперед, какой смысл сидеть и ждать? ВЫ как хотите, а я хочу дойти до горизонта и...
   -Не могу не согласиться, - неожиданно для самого себя признал его правоту я, - Синеволосый говорил, что есть какие-то они. Я думаю, эти они вмешаются, если будут нарушены условия.
   -То есть ты утверждаешь, что все, что вокруг нас, не стихийные силы, а это кто-то создал? Кто-то всем этим управляет и направляет нас? - маг пытливо заглянул мне в глаза, отчего я поежился. Он опять сделал какие-то свои выводы и задал вопрос, на который я не знал ответа.
   -Я ничего не утверждаю, - теперь уже и я начал сердиться, - я уже все озвучил, что знал. Как есть. Верить мне или нет, решать вам. Но если хотите знать мое мнение, то это явно чьих-то рук дело. Ну невозможно, чтобы такое происходило по какому-то случайному стечению обстоятельств. А вот кто это все затеял - Кругород или какие-то они, о которых говорил Синеволосый, я не знаю. И не знаю ответа на главный вопрос - зачем все это?
   -И никто не знает, - вздохнул Аркор, - но зачем-то это все нужно. Спасибо, Эльт, если честно, я давно уже задумываюсь над природой кругов и о том, что нас ждет за горизонтом. Пытался читать книги, но круговые ко всем знаниям не пускают. Что-то они скрывают, как скрывают условия, и то, что когда-то были такие, как ты. Видимо, им выгодно, чтобы мы не задумывались, а просто бездумно шли по кругам, надеясь на благодатный последний круг Кругорода.
   -А я верю в Кругорода, - заявил Айх, и я заметил, что его комментарии меня раздражают все сильней, - и это все объясняет. Я не верю, что люди могут создать такие силы, мы все получаем лишь его благословение и испытания, которые должны привести нас к счастью.
   -Скажи это Лироду, - Ласт презрительно усмехнулся, - он бы оценил. Только вот нет уже Лирода, и Кайка нет. И мне похоже недолго осталось.
   -Они могут сказать это лично, - Айх был невозмутим, - просто есть вещи, которые оказываются недоступны нашему понимаю до какого-то момента. Возможно, им нужно было уйти, чтобы понять то, что недоступно в современном обличье. Что касается вашего спора, то нет смысла гадать и пытаться обогнать время. Сказано же - придет день, и ответы даст горизонт.
   -А если не даст? - торопливо произнес Аркор, пока Ласт не начал хамить, - Откуда ты знаешь, что за горизонтом благодатный последний круг, а не беспросветный мрак и страдания? Может, там нас встретят еще более страшные чудовища. Или просто новые круги. Или мы превратимся там в рабов и будем служить каким-то господам? А что, если там выжженная пустыня? Я не понимаю, почему не сделать понятные правила, и ясный выбор. Дайте доказательства того, что за горизонтом лучшая жизнь, и я ничего не пожалею, чтобы дойти до него, и буду стоять первый в очереди.
   -Аркор, не начинай опять, - видно было, что этот разговор уже не в первый раз, - Я уже говорил не раз. Только сильный верой может шагнуть за край, это самое главное испытание, и если ты боишься - то вполне можешь остаться здесь, воспитывать молодых и быть готовым отражать особо сильные волны в конце новых кругов. Ты знаешь, никто не осудит. Тем более если успеешь обзавестись детьми.
   -Именно, что не осудит никто, но я так и не узнаю ответа. А я хочу знать, что там! Да и это все понятно, если бы все точно знали, что там хорошо, Город бы давно оказался пустым и заброшенным. А тем, кто это все сделал, это не нужно.
   -Вам все равно не кажется, что это немного подло? - я смотрел в пляшущие огоньки костра, которым не было печали до наших проблем и забот, - Вот есть какие-то они, есть какие-то условия, но почему все не сделать простым и понятным? Почему я должен проходить эти их испытания, если я этого не хочу? Я хочу просто жить, без всех этих загадок и тайн, хочу общаться, пить, есть, гулять, путешествовать. Но они опутали нас своими правилами, скрыли истину, и мы должны барахтаться. Выживать, чтобы когда-нибудь, может быть, получить награду за свои заслуги, если не сломаемся в пути, не сдохнем, не забьемся в щель во время открытия горизонта. Кто это решает и по какому праву, достоин ли я, или нет?
   Ответа на мой вопрос не последовало. Все также молча смотрели на костер, думая о своем. И только могучий Коб уже на споре мага и целителя заснул крепким сном и сейчас тихо сопел, опираясь на рукоятку своего огромного меча. Вот уж кто действительно живет полной жизнью и счастлив каждому мгновению. Даже не смотря на постоянное недовольство всем, здоровяк не просто любил жизнь, а умел жить так, чтобы никакие сомнения не поражали его сердце ядовитыми колючками.
   Я решил последовать его примеру, тем более что уже решили, что сейчас очередь дежурить Айха, затем Аркора, и только потом разбудят меня.
   Перед сном я прислушался к своим ощущениям. Немного злобы все-таки клокотало на дне моей души, но не так сильно, чтобы как-то на меня повлиять.
   Оставшиеся в живых двухголовые бегали вокруг, послушно охраняя нас от всех бед. Уже было решено оставить их в покое до утра, чтобы с рассветом убить их всех. Даже несмотря на то, что они олицетворяли собой злобу и голод, которые мне в них приходилось подавлять довольно жестко, такое решение далось мне нелегко. Все-таки они признали меня, а я их уже подготовил под убой для получения силы моей новой команде. Впрочем, не нянчиться же с ними?
   Хотя чем я в этом случае лучше тех, кто загнал нас в Город и заставил ждать горизонта? Может, мы для них такие же злобные существа, которые должны выполнять какую-то роль до тех пор, пока не придет время?
   Я поежился и отогнал от себя эти мысли. Затем постарался улечься получше, подложив под голову руку, так как подушек мы не взяли. Последнее, что я увидел перед тем, как погрузится в сон, был таракан, который деловито осмотрелся, почистил усы и нырнул в какую-то норку.
   Вот ведь привязчивый малый, даже прорвался через круг, лишь бы быть со мной...
   Сон был нервный и беспокойный, мне виделись врата горизонта, через которые уходили мои родители, полные гордости собой, но которых ждали там мои двухголовые братья, бесконечное зеленое сияние бури, в котором я купался, и видел, как сменяют друг друга образы городов, людей и самых странных чудовищ. И я хотел остановить это сияние, зацепиться за что-то, хотя бы вцепиться в холку странных лысых конней, но у меня ничего не получалось, меня все несло и несло в этом зеленом вихре...
   Проснулся я от громких криков.
   Еще не открыв глаза, я уже понял, что случилось что-то страшное. Но тем не менее все равно в первый момент не было никакого желания вставать, куда-то бежать, что-то делать, лучше бы еще чуть-чуть поспать, и будь, что будет.
   Однако, когда я открыл глаза, я понял, что у нас большие проблемы.
   На поляну вылетели твари из сна - конны, лысые телом создания на четырех ногах с копытами, удлиненной мордой с длинной гривой, и острыми зубами в ржущих пастях. Голову зверей увенчивал огромный рог, расширяющийся в конце, видимо, чтобы эти создания могли без проблем передвигаться по джунглям, разрезая все препятствия.
   Их было немало, и они решительно мчались в нашу сторону, не обращая внимания на то, что на них уже набросились мои слуги - двухголовые. Две твари поплатились за это своими жизнями, так как один из собапсов высоко прыгнул и вцепился в длинную шею конна, а второго просто облепили со всех сторон и уронили на землю.
   Я подхватил лук, и вскочил, стряхивая со страхом остатки сна. Не было и речи, чтобы как-то успеть применить свои способности, нужно было принимать бой.
   Но выстрелить я успел ровно один раз, стрела пронзила шею конна навылет, но не остановила. Тварь передо мной встала на дыбы, намереваясь обрушить свои копыта прямо на мою бестолковую голову. Каким-то чудом я все-таки увернулся и копыта мощно ударились об землю, оставив две глубокие ямки.
   Краем глаза я заметил, что ситуация очень тяжелая, несмотря на то, что все уже проснулись. Самая главная проблема была с Ластом, который вскочил, держа в руках рапиру, но забыл, что у него поврежденные ноги. В следующий момент на него обрушились копыта зверя, и Ласт упал с развороченным плечом.
   Тварь поплатилась за это своей жизнью - огромный меч Коба рассек воздух и не остановился, соприкоснувшись с шеей конна, а продолжил свой путь до конца. Обезглавленный зверь упал, забрызгивая все своей кровью, и следом в него прилетел также опоздавший огненный шар Аркора. Тварь издохла мгновенно, но мне уже было не до этого - нужно было что-то решать с моим противником, и теми, кто мчался следом.
   На помощь пришла верная Уга, у самых глаз противника сверкнула вспышка, и Конн отшатнулся, мотая изо всех сил гривастой головой.
   Это дало мне время бросить бесполезный в ближнем бою лук и достать нож. Я вскочил на круп зверя и, неестественно выгнувшись, полоснул лезвием по шее своего противника. Уже падая, я подумал, что зря я проделывал такой безумный трюк - надо было бить с земли, так как не сумел соскочить и почувствовал обжигающую боль в прижатой ноге.
   От боли помутилось сознание. Я перестал всерьез воспринимать то, что происходит из-за странной пелены, видел все как в тумане, как летят ледяные замедляющие глыбы от Аркора, как встречает с ревом прорвавшихся зверей Коб, который никак не справлялся со всеми наседающими врагами и уже пропустил несколько ударов мощными копытами, от которых слабо спасали его латы. Здоровяк еле стоял на ногах, но продолжал биться, понимая, что если это стадо прорвется к магу с целителем, нам конец.
   Я же пытался выкарабкаться из-под туши, но никак не получалось.
   Надо испугаться, отстраненно подумал я, иначе нам всем конец. Но бояться не выходило, получалось только думать, что приходит мое время, при этом не воспринимая все происходящее как реальность.
   К счастью, Уга меня не бросила, она бросала подобранные накануне шарики, и не подпускала ко мне коннов, несколько из которых кружились вокруг. Моей воли оказалось достаточно, чтобы призвать всех оставшихся собапсов, которых осталось очень мало, но и они из последних сил пытались защитить своего вожака, в отчаянных попытках бросаясь на противников.
   Но когда шарики кончатся, уже ничто не остановит их от того, чтобы опустить копыта мне на голову.
   В тот момент, когда показалось, что все кончено, пришла неожиданная помощь. Откуда-то со стороны полетели стрелы и огненные шары, следом на поляну вылетели двое бойцов - один с огромным квадратным щитом и мечом, другой с большой обоюдоострой секирой.
   Эти двое знали свое дело, врезавшись в гущу врагов и слаженно убивая всех, кого пощадили стрелы, огонь и лед. При этом работали они в паре очень грамотно - воин с секирой бил резко и стремительно, сразу после удара отходя за щит.
   Щит выдержал даже прямой удар копытами, хотя воин за ним присел от полученного толчка, но уже через мгновение сделал ответный мощный толчок и не ожидавший такого отпора конн завалился назад. Пока он падал, меч воина прорезал ему брюхо, так что на землю упало уже бьющееся в конвульсиях тело.
   Коб старался не отставать, при появлении помощи он оживился и бросился в самую гущу. И чуть не поплатился за свою горячность, чудом избежав попадания копытом в голову.
   Достаточно быстро все было кончено, совместными усилиями были быстро вырезаны все конны, и даже добиты собапсы. На всякий случай я попросил Угу скрыться подальше. Эти ребята не будут разбираться, судя по всему, кто она и что она.
   -Надеюсь, мы не помешали? - весело пробасил воин с щитом, видимо, их лидер. - Но в любом случае, простите, что взяли вашу силу.
   -Да ничего, - ответил бледный Аркор, - вы как раз вовремя. Похоже, что еще немного, и силой бы мы не воспользовались никогда больше.
   -Каргар меня подери, но Аркор в кои-то круги прав! - Коб был просто счастлив, хоть и еле стоял на ногах. Вот он секрет счастья вечно недовольного здоровяка - много крови и силы.
   -Что здесь произошло? - из джунглей появилась остальная часть подоспевшей команды, среди которых я узнал говорившую - огненно-рыжую Лайту. - Впервые вижу столько тварей разом. И хорошо, что мертвых. Мы шли по следу малой стайки двухголовых, а нашли настоящее побоище.
   -Да уж, хорошо. А что произошло - не знаю, напали. Это вон к Эльту вопрос, он тут у нас все сверх на голову ставит.
   -Эльт? - Магичка подозрительно прищурилась, смотря на меня. Она явно вспомнила меня, но была мне не рада, - Что делает бесполезный в вашей команде? И что он сделал такого особенного?
   -Я тоже рад тебя видеть, - я по-прежнему дергался, пытаясь выбраться, - но может мне кто-нибудь уже поможет?
   Они помогли, меня вытащили, хоть и с трудом. Я встал, чувствуя головокружение, но в целом все было терпимо - нога немного распухла, но я смог даже сделать несколько шагов.
   Целителям было не до меня. Они пытались спасти Ласта. Красавчику сильно досталось, но он еще был жив. Правда, красавчиком его сейчас можно было назвать лишь по старой памяти - лицо сводили судороги боли, на щеке расплылся огромный синяк, плечо было выбито, так что его фигура казалась совершенно неестественной.
   Несмотря на старания сразу двух целителей, видно было, что он умирал. С его губ срывались какие-то бессвязные выкрики про ураган и скалы, что ему слишком больно.
   В какой-то момент Ласт затих и открыл глаза. Но его взгляд смотрел куда-то в сторону.
   -Простите меня, Илла и Кайрода! - совершенно осмысленно сказал он, и замер.
   -Мои соболезнования, - сказал незнакомый целитель, - Я сделал, что мог. Простите, что не смог сделать больше...
   Повисло гнетущее молчание. Странно, впервые за свой путь я встретил смерть лично, не где-то там, в чужих рассказах, а вот так вот напрямки. И это было... неприятно. Но почему-то совсем не страшно. Я никак не мог примерить эту картину на себя, что я бы лежал здесь, оставив все сомнения и тревоги, а вокруг бы меня стояли молчащие люди.
   Ведь еще вчера он строил гримасы и говорил, что не хочет такого пути, а теперь никогда никому не скажет, никогда больше не зайдет в квартал бесполезных и не оставит там звонкую монету.
   Я стиснул кулаки. Я не умру, я останусь. И Ласт не умер, он где-то там, где сейчас царит ураган, и стоят молчаливые скалы. И пусть они будут милосердней к нему, этому странному красавчику, в чьей крови полыхало пламя страсти... А я хочу, и буду жить! И сделаю все, чтобы никто больше не умер.
   -Так все-таки, что здесь происходит? - повторила вопрос Лайта, - И что делает бесполезный в вашей команде.
   Вопрос прозвучал нелепо и странно, но возвращал нас в реальность, заставляя забыть о том, что смерть ждет всех нас, и никакие горизонты не защитят от нее.
   -Происходит все то же - круги хотят забрать нас. Только с небольшими изменениями. Что касается меня, то это очень долгая история. Я расскажу...
   Рассказывать второй раз одну и ту же историю довольно странное занятие, невольно хочется все приукрасить и изменить, а что-то, наоборот - выкинуть из повествования как не нужное.
   Тем не менее я постарался рассказать все достаточно подробно, и меня снова внимательно слушали, не перебивая, только вчерашние слушатели иногда вставляли свои замечания, когда я что-то упускал.
   -Я тебе не верю, - когда я закончил, заявила Лайта, - Так не бывает. Мало того, что Милку сбил с толку, так теперь какие-то сказки рассказываешь.
   -А где она? - воспоминание кольнуло сердце. Все-таки мы расстались в прошлый раз не очень хорошо.
   -Не знаю, - магичка насупилась, - Знаю только, что она очень расстроилась из-за тебя, негодяя. Наша старая команда распалась, все разошлись по разным командам, сейчас она должна быть где-то в кругах тоже.
   Я невольно вздохнул. Это было очень странно, что мы общались так мало, но я так повлиял на ее жизнь. Но, скорее, нет, я просто придумываю лишнего. Наверное, я все-таки что-то не понимаю в этой жизни. Надеюсь, что с ней все хорошо, круги не столь беспощадны, как нам кажется, и она большая умница, не даст себя в обиду.
   -Веришь или не веришь, но вот это говорит само за себя, - рассудительный Аркор обвел рукой поляну, - Так что тут не вопрос веры, и даже не то, как Эльт общается с девушками. Вопрос в том, что нам делать дальше и как мы можем использовать возможности Эльта.
   -Хороший вопрос, - вмешался в разговор воин с щитом, которого звали Эльдом. - Но ответ очевиден. Нам нужно вернуться в город, там уже должны были принять какое-то решение. К тому же силы мы набрали достаточно, самое время возвращаться.
   -Не, рано еще - Коб возмутился, - Конечно, мы силы получили с достатком, но я готов продолжать поиски новых стражей! Возьмем все от кругов!
   -Тебя не смущает, что у вас погиб друг, и как минимум команда теперь не полная? - Эльдом вопросительно поднял бровь.
   -Да Ласта так-то жалко! - Коб почесал в голове, - Но именно поэтому мы должны идти вперед, чтобы его смерть была не зря. И чтобы не было больше таких смертей, мы должны пробиваться до самого горизонта ради него и таких, как он, кто не хочет такой судьбы.
   Я удивленно посмотрел на здоровяка. Было в нем что-то такое незамутненное и правильное, такое, что нельзя переломить, и это внушало искреннюю зависть.
   -Я предлагаю объединиться, - наконец произнес Аркор, - мне кажется, это будет правильно. Тем более события сейчас происходят невероятные, все связанные с нашим странным новым другом, и лично мне не хочется остаться в стороне.
   Маг хитрый. Понимает, что в городе меня могут перекинуть в другую команду, и тогда он не получит ответов. Однако его слова про друга приятно согрели мне сердце, хотя это наверняка тоже бесхитростный расчет, чтобы я не ушел.
   -Ладно, я за! - Эльдом хлопнул себя перчаткой по колену, первым нарушив молчание, - Мне тоже кажется, что еще рано возвращаться, к тому же никаких особых распоряжений на такие случаи не существует, так что я готов прогуляться с вами в поисках ваших стражей.
   Последней согласилась Лайта, которой все это не нравилось, и согласие она дала очень злым голосом, пообещав присматривать за мной и моими питомцами. И если что-то пойдет не так - испепелить на месте.

Глава 17

   Уже двадцать третье утро мы встречали вместе.
   За это время мы успели дойти до моря, и решили идти по этому странному пляжу, прощупывая кромку джунглей, пока не обогнем полностью весь круг.
   Однако стража нигде не было, и уже возникал вопрос - а не ошиблись ли мы?
   Но путь быть насыщенным, атаковали нас с такой частотой, что быстро стало ясно - идея с объединением была сугубо правильной, силами обычной команды нам было не справится.
   Конечно, было довольно неловко, когда мы встречались с другими командами, они удивленно хмурились и интересовались, что это за блажь на втором круге ходить такой вот маленькой цепью, однако предъявить нам было нечего, законы таким поступком мы не нарушали.
   Моя команда поняла, что рассказывать всем обо мне необязательно. Нет, в первый раз мы так и сделали, но это заняло столько времени, что Коб уже начал грызть гарду, не желая слушать все это в третий раз.
   Но главная проблема оказалась в том, что нам просто не поверили. Решили, что их разыгрывают странным образом. Уга их совсем не убедила, а другие доказательства предъявлять никакого желания не было.
   Так что при новых встречах мы предпочли просто обмениваться ритуальной фразой "Наш круг - наша сила", и идти на свои поиски.
   И как мы быстро выяснили, дело все-таки во мне, так как остальные покорители круга, наоборот, жаловались, что созданий круга слишком мало, найти стаи из трех-пяти тварей почиталось за счастье.
   Каждое утро я пытался научиться максимально использовать свои способности. Получалось не очень, так как сложно было уловить ту грань, где заканчивались мои мысли и чувства, и начинались ощущения покоренных существ. Наверное, прежде чем начинать покорять других существ, мне нужно было познать самого себя, но, к сожалению, круги не давали нам такой роскоши и приходилось действовать по интуиции. И, конечно, не забывать бояться, хоть в нашей ситуации это было не так и сложно.
   Единственное, что с каждой новой победой и избеганием смерти чувство страха притуплялось все сильней. Все происходящее начинало восприниматься не как обыденность, конечно, но моя голова уже отказывалась воспринимать всерьез все происходящее, так как жить на грани истерики все время невозможно. Это было с одной стороны хорошо, а с другой плохо, так как становилось все тяжелей устанавливать связь.
   К тому же я все сильней верил в силу своих новых друзей, которые показывали просто чудеса во время наших поисков.
   Ночами я частенько сидел, уставившись в джунгли, прислушивался к каждому шороху, вызывая в себе самый сильный страх, хоть это было и тяжело.
   Но эмоции тварей круга все равно окутывали меня пеленой. Иногда я казался сам себе безумным, меня разрывали самые противоречивые желания - то мне хотелось начать прыгать по деревьям, то взлететь выше деревьев, выше неба, чтобы оттуда спикировать на головы жалких людиш... моих друзей, то просто наброситься хоть на кого-нибудь, и тогда уже меня охватывал настоящий, неподдельный страх утратить себя, который резко выжигал все наносное, но нередко и рвал нити связи. Страх был и даром, и проклятием.
   Все это здорово мешало достижению главной моей цели - научиться контролировать тварей круга безупречно и в больших количествах. То есть с одним видом и не очень большим количеством все получалось достаточно неплохо, хоть отдельные особи и срывались с "крючка" моей воли, но стоило мне зацепить одновременно второй вид, как все становилось совсем плохо - начинался откровенный бунт и противостояние как в моей душе, так и среди моих подопечных, которые также начинали путаться и теряться в этих не свойственных им переживаниях, от которых они начинали всеми силами стараться избавиться.
   Единственное, что радовало, что с Угой проблем не возникало, она прочно привязалась ко мне, а я к ней, и это уже не так сильно зависело от нашей воли. Она весело прыгала рядом с нами по деревьям, энергично вступала в бой при первой возможности, и кажется, становилась все большим другом не только для меня, но и для всей нашей команды. По крайней мере настороженности к ней не испытывала даже Лайта, хоть и особо не жаловала.
   Но с каждым существом такую связь установить было, увы, невозможно.
   Но одному за наши скитания я научился без проблем - призывать всех к нашей команде. Мой зов твари слышали прекрасно и на далеком расстоянии, устремлялись к нам даже издалека. Но вот когда приходили - заставить их покорно умереть не получалось практически никогда, так что это каждый раз приводило к жестоким боям, в которых ребята черпали силу.
   И сила их росла очень быстро, мои спутники еле успевали осваивать, изучая все новые трюки и боевые приемы, увеличивая мощь старых, так что все чаще возникал вопрос - а не пора ли нам вернуться в Город для получения нового снаряжения и переформирования.
   Просто все вырвались далеко вперед, и сейчас уже становилось очевидным, что мы обделяем остальные команды, которые лишались живительного притока силы. А ведь в третьем круге им придется также столкнуться с более грозными противниками.
   Впрочем, муки совести муками, но всем было приятно, что мы сейчас самая грозная сила второго круга, и от цели самостоятельно уничтожить всех стражей никто не хотел отказываться.
   Я все пытался уловить волю стражей, но это никак не удавалось - да и как можно ощутить то, что не знаешь? Никто даже не знал, сколько стражей охраняет второй круг - может, два, может три, а может и несколько десятков.
   -Уже второе утро без хорошей драки, - сплюнув, мрачно заметил Коб и пнул железным сапогом песок, - Мне становится скучно, Эльт, не ленись, зови там какого-нить конна, да или хоть каргара!
   -Каргар что, умеет плавать? - поинтересовался Аркор задумчиво.
   -Я не могу призвать никого, кого не встречал, - равнодушно ответил я, - так что я тоже не имею понятия, умеет ли каргар плавать. Может, и летать умеет, кто знает? Но мне лично кажется, что с ними не все так просто, не думаю, что он где-то за морем сидит сейчас и ждет, когда я его призову.
   -Ну и толку нам тогда от такого призывателя, - заметила Лайта, - Не можешь никого призвать даже. И каргара не видел.
   Рыжая никогда не упускала момента меня чем-то задеть. Такое ощущение, что до нашей встречи ее окружали одни призыватели, каждый из которых был гораздо талантливей меня.
   -Мне кажется, что просто мы убили практически всех тварей круга, - заметил я, - По крайней мере я почти перестал ощущать волю существ.
   Я не стал добавлять, что я этому даже рад. Потому что бесконечные бои и выматывающая борьба с чужой волей порядком надоели. Уже давно было желание сбежать от команды, болтовня которых иногда начинала надоедать, и спокойно посидеть на берегу моря, смотря за горизонт, и попробовать разобраться в себе. Но кто же меня отпустит, наоборот, требования Коба с каждым утром становились все настойчивей, здоровяку никак не хватало не то что силы, а просто событий. Да и остальные члены команды тоже нередко начинали высказываться не по делу, так что с этим приходилось мириться.
   Кроме того, была и еще одна вещь, которая меня сильно смущала. Несмотря на то, что я никогда не пытался как-то влиять на волю своих спутников, я заметил за собой одну не очень приятную особенность - непроизвольно я пытался их повторять. Манеру речи, изгиб губ, стиль - все это я подхватывал и начинал применять сам. И это немного пугало, даже несмотря на то, что это делали все. Тот же Эльдом почему-то так проникся рассудительностью Аркора, что иногда начинал излагать мысли в его стиле. А топорщик, которого звали Айдур, наоборот, заглядывался на своего лидера и старался вести себя похоже.
   Словом, это все было в порядке вещей, но все равно я старался избавляться от таких привычек.
   -Пойдемте лучше купаться! - заявила Кайра, наша лучница, зеленоглазая и русоволосая жизнерадостная девушка, которой просто нравилось стрелять из лука. Она никогда ни с кем не спорила, и никогда не переживала, по крайней мере, я этого за ней никогда не замечал. Она была явным украшением нашей компании.
   -Да я бы лучше размялся, - пробубнил Коб, однако остановился, стянул латную перчатку и стал деловито дергать за ремешок на наплечнике, то ли размышляя, стоит ли искупаться, то ли правда не в силах совладать с упрямым ремешком.
   Но идея всем понравилась, тем более что в гонке за силой и стражами мы не купались, только умывались и смывали грязь вместе с налипшей на душу усталостью. А здесь выпала возможность отдохнуть, в конце концов, страж подождет, нужно иногда и развлекаться.
   -Живчик и Уга, охраняйте, - крикнул я и с разбегу нырнул в странную воду. И мгновенно улетели куда-то прочь все тревоги и гнетущие мысли. Вынырнув, я услышал заливистый смех Кайры, которая обрызгала осторожно заходящего в воду Айха, и зажмурился - как же все-таки хороша иногда бывает жизнь.
   А затем мы грелись на солнце, уплетая за обе щеки припасенное мясо, и болтали в кои-то круги не о страже, а просто о жизни - о том, какие у кого мечты, обсуждали знакомых, вспоминали сказки и рассказы круговых. И все было ясно и просто в этот момент, неожиданно я уловил, что все это правильно, и впереди нас ждет не отчаяние и боль, а новые приключения, события, люди, что мы все будем жить и все вместе шагнем за горизонт, где нас ждет такой же удивительный мир, как этот момент.
   -А может, ну его, этого стража? - поинтересовался Клоуб, целитель второй команды, - останемся здесь, тут хорошо.
   Вопрос повис в воздухе, так как неожиданно громко закричала Уга и следом откуда-то из джунглей потянуло гарью. Вскочив на ноги, я увидел клубы черного дыма, которые вздымались над джунглями.
   -Что-то горит, - спокойно прокомментировал Аркор, - Что будем делать?
   -Надо тушить, - стремительно облачаясь в латы, ответил Коб.
   -Отличная беседа, мальчики, - хихикнула Кайра, однако ее веселья никто не поддержал - все уже стремительно собирались, размышляя, как лучше поступить в такой момент.
   Хотя никакой серьезной угрозы не было, на самом деле маги обычно справлялись с такой задачей довольно быстро без дополнительной помощи, но ходили легенды, что несколько раз горел и Город, только вот пламя там было какое-то особенное.
   Я не очень понимал, что я могу сделать в такой ситуации. Я не чувствовал присутствия зверей в тех краях, и они не способны потушить пламя.
   Но пока я прощупывал джунгли, меня внезапно обдало каким-то непонятным жаром. Оттуда что-то шло, страшное... Нет, не шло, мчалось, сметая все на своем пути.
   -К бою! - прокричал я, - Никуда не идем, встречаем здесь.
   Мы рассредоточились по пляжу, целители встали сзади, делая какие-то усиливающие пассы руками, Коб с Эльдомом впереди, Айдур чуть поодаль, остальные по центру.
   Однако, когда тот, кто устроил пожар, неспешно стал выползать на нас из джунглей, не у меня одного возникло острое желание нарушить строй и бежать без оглядки.
   Это было огромное, величиной с небольшой дом, продолговатое существо с огромным количеством лап, с глазами-сеточками и огромной пастью, которую оно то открывало, то закрывало. Но это было не самое странное, а то, что это создание горело ярким пламенем.
   Странное создание выползло к нам, остановилось и установилось на нас, и я в очередной раз вспомнил свою встречу с тараканом. Как это было глупо, вот чего нужно бояться... Живчик с шипением помчался куда-то в сторону, соглашаясь, что он не сопоставим с новой угрозой.
   -Откуда оно? - выдохнул Эльдом, сделав несколько шагов назад. - Не могло же такое прятаться? Это страж?
   -Я так не думаю, - я также пятился, отчаянно пытаясь понять, что же это за тварь и пытаясь нащупать ее волю. Умом я понимал - мы ничего не сможем сделать с этим созданием с помощью силы. Но все мои попытки рассыпались - я видел только внешнюю пылающую оболочку, но никак не мог пробиться внутрь.
   Я попытался подарить ей мой страх, вдохнуть в нее то, что сейчас творилось в моей душе, но тварь никак не отреагировала на это. Кажется, она просто меня не замечала, ее интересовали только все мы вместе, и она не спеша двигалась в нашу сторону.
   Гусеница привстала на задних лапах и с ее передних лапок сорвались огненные сгустки, которые полетели в нашу сторону.
   Один из них полетел в меня с Кайрой, но его встретил ледяной щит от Лайты. Ведьма все-таки решила прикрыть и меня, несмотря на всю нелюбовь. Впрочем, щит ее оказался очень слабым, треснул от соприкосновения со сгустком, и меня обдало волной жара.
   В то же время Аркор прикрыл Коба с Эльдомом. Его щит оказался более устойчивым.
   -Не спим! Атакуем! - взревел Коб и помчался вперед, легким толчком опрокинув остатки от щита мага.
   Его атаку поддержали мы все - я с Кайрой начали стрелять из лука, но наши стрелы просто сгорали в теле монстра без видимых повреждений, Аркор создал водный вихрь, выкачав из моря влагу, и отправил его в полет. Этот вихрь пошел на монстра очень медленно, набирая по пути силу.
   Лайта же решила все-таки использовать родную стихию и бросила огненный шар, который просто растворился в общем сиянии. Не очень умно.
   Атака Коба также не показала результата - воин со всей дури опустил свой меч на одну из лапок твари, но клинок просто проскользнул по отростку. Лапка тут же распрямилась и задела здоровяка за руку, отчего тот отпрянул. Даже с расстояния было видно, что металлический рукав раскалился.
   Айдур решил не повторять ошибок Коба, и саданул прямо в тушу своим огромным топором. Секира погрузилась не глубоко, но топорщик не успел достать его для повторного замаха, так как древко заполыхало огнем.
   Гусеница надвинулась на воинов, и спасло их только то, что водный вихрь Аркора наконец-то достиг цели и ударил прямиком в огромное тело твари. Она содрогнулась и чуть отступила, ее огонь заплясал синими всполохами, но уже очень скоро она стряхнула с себя остатки влаги.
   -Отступаем! Все в воду! - никогда не думал, что маг умеет орать. Но сейчас ему было явно страшно. Видимо, он вложил очень много сил в свою атаку и теперь не знал, что еще предпринять. Поэтому он уже с умоляющими нотками обратился ко мне - Эльт, сделай что-нибудь!
   Я не ответил, потому что вместе со всеми выполнял первый приказ мага. По какому праву он отдает приказы, вопросов ни у кого не было, было одно желание как можно быстрей его выполнить.
   К счастью, даже своенравный Коб решил больше не проверять крепость гусеницы, подхватил меч, и пока тварь приходила в себя от вихря, сноровисто побежал в море. К счастью, успели все. Правда, вслед нам понеслись еще пара огненных залпов, но от них удалось увернуться, только Эльдома слегка опалило.
   Тварь неспешно приближалась к нам, по всей видимости, прекрасно понимая, что деваться нам некуда. Уже почти подойдя к берегу, она остановилась и снова раскрыла свою огромную пасть, в которой клокотало пламя.
   -Кучней встаем! - вновь скомандовал Аркор. - Айх, Клоуб, Лайта, сцепляемся! Нужна вся сила! Водяная стена, я запускаю!
   Они послушались, и сейчас судорожно собирались с силами, пытаясь угадать тот момент, когда из пасти гусеницы вырвется смертоносный сгусток.
   -Каргар, это тварь не второго круга! - Коб яростно ударил кулаком по воде. - Что за безумие происходит с этим миром? Здесь нужны круговые!
   Но круговых не было, нужно было готовиться принять бой здесь и сейчас.
   Огромная огненная волна вырвалась на свободу и направилась в нашу сторону.
   И за мгновение до этого Аркор ударил сцепленными пальцами по воде, и она вздыбилась, взнеслась вверх, стягиваясь со всего побережья в единый бурлящий столб на пути огненной волны.
   Меня обдало шипящим паром, который мгновенно окутал все пространство вокруг нас.
   -Эльт, без тебя не справимся! Зови хоть кого-нибудь! - раздался сосредоточенный голос Аркора, - Круги не посылают нам больше, чем мы можем выдержать! Должен быть выход. Мы готовим водную стрелу, думай!
   Выход... Какой тут может быть выход, разве что развернуться и плыть отсюда подальше, потому что я не знаю никого, кто мог бы справится с таким чудовищем.
   Даже встреченные стражи были гораздо слабей этого создания.
   Было понятно только одно - тут нужно водное создание, или очень много воды, а где это взять? Хотя, если вспомнить, я же сталкивался с водными созданиями еще в первом круге, после чего сам представлял себя водой...
   Можно ли вернуть давно утраченную связь, осталась ли она? И не бред ли сама мысль, что вода обладает волей?
   -Держитесь, я попробую... - произнес я, развернулся и неуклюже побежал в глубину, стараясь погасить внутренний бунт.
   Вода расступалась передо мной, я разводил ее руками, пытаясь вернуть давно забытое ощущение родства, близости этой водной стихией.
   Получалось плохо, мысли путались, бежали, понимание, что сзади огненная тварь, которая готова испепелить всех моих друзей, вызывало странное ощущение потерянности.
   Я нырнул, чувствуя, как обволакивает меня со всех сторон вода, как с этим моментом куда-то уходит страх. Возьми мою волю, возьми мой страх, отдай свой покой и безбрежность мне, ведь мы с тобой единое целое...
   И вода вновь приняла меня, ведь я был ее частью. Она наполняет меня, и она вокруг...
   И с этим осознанием я понял, что не один. Нас было много - здесь жило все - водоросли, маленькие рыбки, большие рыбины, странные создания с самыми необычными формами...
   И тогда я увидел стража.
   По виду это была почти птица, но живущая в воде - с огромными раскинувшимися плавниками, которые загребали воду мощными гребками. Ростом страж был раза в три крупней меня, и ее окружали еще дюжина таких же, но существенно более мелких.
   И вся эта стая сейчас направлялась ко мне.
   Интересно, когда бы мы догадались искать его не на суши, а в море? Мелькнула мысль, и тут же была вытеснена другими - более насущными - что делать в такой ситуации и признало ли меня это водное создание, так как связи я не чувствовал, только далекое родство.
   Я замер в воде, раскинув руки. Отступать было некуда, сзади меня был огонь, впереди - только море и его обитатели.
   Сердце забилось в бешеном ритме, потому что несмотря на всю близость с водной стихией, мое тело требовало воздуха.
   Страж со свитой приближался, а я мучительно размышлял, как мне его привязать, когда еще чуть-чуть, и моя грудь взорвется от напряжения.
   Я сделал единственное, что мог в этой ситуации - послал образ огненной гусеницы, которая сейчас бесчинствовала на берегу и угрожала моим друзьям.
   Водная птица остановилась, явно уловив этот образ.
   Я сосредоточился и послал еще один образ - уже придуманный мной, как тварь с суши кипятит море, как водные жители бьются в агонии на берегу, умирая сотнями от этого чудовища. Для большей убедительности я зарядил этот образ своим страхом, который давно уже сменил место первой безмятежности. Да и сама водная гладь отнюдь не всегда бывает спокойна.
   Кажется, страж поверил мне.
   Тем более что были доказательства - во время схватки моей команды с огненной гусеницей погибло множество рыбешек и других обитателей побережья.
   О том, что это не случилось бы, если бы не было нас, я старательно старался не думать - нужна была защита, и нельзя было допускать ни единого промаха.
   Морские птицы замерли, и мне показалось, что они размышляют, что делать в этой ситуации, хотя это было очень странно.
   Затем страж, расположенный по центру, начал махать своими мощными плавниками, но при этом не сдвинулся с места. К нему тут же присоединились другие.
   Они начинали неспешно, но затем все ускорялись.
   В моей голове всплыл сам собой образ огромной волны воды, который обрушивается огромным потоком на все побережье, ломает деревья и кустарники, сметает все на своем пути и уносит в море, забирая свою дань.
   Я отчаянно забарахтался, помогая себе руками и ногами, стремясь как можно скорее выбраться наружу. Конечно, это должно сработать, огненную гусеницу должно забрать с собой в бескрайнее море, но вот вопрос - как нам самим пережить эту волну?
   Ведь она сметет с собой и нас, и перспектива оказаться где-то в глубине мне совсем не нравилась, несмотря на возрожденные дружеские отношения с водной стихией.
   Вынырнув, я судорожно глотнул и закричал, что есть сил.
   -Скоро придет волна! Она сметет все!
   Мне никто не ответил, так как ситуация складывалась очень тяжелая. По всей видимости, водяная стрела оказалась недостаточно мощной, так как огненная гусеница снова была окутала синим пламенем, но без видимых повреждений и вполне боеспособна. Сейчас она готовила новый залп, а ребята готовились его отразить. Но видно было, что держаться им было очень тяжело.
   Они все сбились в кучу, обладающие магической силой концентрировались для отражения атаки, Коб что-то ревел невразумительное, полный бессильной ярости, Кайра выпускала последние бесполезные стрелы, Эльдом вбил щит в песок на дне, видимо, надеясь, что до этого безотказная защита окажет хоть какую-то помощь, если все-таки огонь прорвется через магические барьеры.
   Я направлялся к ним, загребая как можно сильней. Сейчас уже не было мысли, что я могу утонуть, отсутствие твердой почвы нисколько не смущало, однако я чувствовал, как усиливаются волны, которые все сильней толкали меня вперед. Но это было только предвестником.
   Правда, эти предвестники начали постепенно доходить до берега все сильней, и огненная тварь забеспокоилась, чуть отодвинувшись. Ей явно не хотелось вымокнуть.
   А придется, с каким-то мстительным удовлетворением подумал я, от того, что тебе готовят, ты не сбежишь... О том, что и мы тоже не сбежим, думать не хотелось, но было нужно, так как был жизненно необходим план спасения.
   Я продолжал громко кричать про то, что скоро придет волна, и наконец, они меня услышали, тем более что смогли выдержать очередной мощный огненный залп.
   -Ну так и хорошо, потому что мои силы на исходе, - спокойно заметил Аркор, хотя он явно слегка дрожал от перенапряжения. А может, это просто набегающие и усиливающиеся волны производили такое впечатление - Скоро она придет?
   -Я не знаю, - честно признался я. - Об этом как-то не было времени спрашивать. Но они уже начали ее создавать.
   -Как она придет? Сверху обрушится или просто вынесет нас на берег? - Не унимался Аркор.
   -Сверху. Это будет почти как буря, на нас скоро пойдет огромная стена воды, который где-то у берега разобьется и обрушится где-то в джунглях, если мы не уберемся отсюда!
   -Тогда нам нужен барьер, иначе нам может переломать все кости. Убраться нам некуда, сам же понимаешь, в твоей волне выжить шансов больше. - Аркор был поразительно спокоен, такое ощущение, что он всегда готовился именно к этому моменту, в то время как меня уже просто била истерика, хотелось плюнуть на все, развернуться и нырнуть в воду, попросить стража приостановить до тех пор, пока мы не уйдем за пределы образования волны.
   Я уже хотел это предложить, но гусеница тем временем уже запустила сразу три огненных сгустка - один из пасти и два из своих отростков-лап. Но они разбились об очередную водную преграду, которую создал Аркор при поддержке команды.
   -Волна уже идет, - заметил Эльдом и постарался закопать свой щит поглубже. Видимо, он надеялся, что щит поможет удержаться на месте.
   И она правда шла, вздымаясь над своими маленькими собратьями, словно башня над обычными домами Города.
   Волна росла, молниеносно набирая высоту и силу. Казалось, она хотела вобрать в себя все море, всю влагу мира, чтобы обрушить на враждебную сушу всю свою смертоносную мощь, чтобы уничтожить и забрать себе весь наш мир - Город, людей, джунгли, выживших тварей... И в первую очередь нас с нашим врагом - огненной гусеницей.
   Та уже поняла, что идет сила, которую не сможет одолеть, и поэтому вдруг резко утратила интерес к нам, и сейчас неповоротливо разворачивалась, чтобы хотя бы попытаться скрыться от новой угрозы.
   Кайра что-то кричала, Коб ругался, Айх мертвой хваткой вцепился в Аркора, отчего тот поморщился, но руку убрать не попросил, так как ему была нужна вся сила.
   Они с Лайтой держались плечом к плечу, Клоуб также старался влить в магичку как можно больше энергии.
   Защитный купол раскрылся за несколько секунд до того, как волна, заслонившая солнце, достигла нас. Сфера над нами заиграла всеми цветами, удерживая все безумие водной стихии, что пошло над нашими головами. Но все равно через нее проникали капли.
   -Держим! - Аркор закричал, похоже, что сохранять самообладание у него больше не получалось, - Держим, пока не начнет затихать! Или пока не сдохнем, каргар меня раздери!
   Но до затихания было еще очень далеко, вокруг нас клубилась и завивалась в причудливые узоры вода, да и под ногами все дрожало. А может, это просто мои колени подводят.
   Над нами мелькнули силуэты, которых я узнал - это был страж со свитой. Они решили пройти вместе с волной... Смело, ведь их может выбросить на берег.
   Но как оказалось, не может, потому что они прекрасно чувствовали себя в созданной волне. У них была четкая цель - они ухватили стремительно теряющую свою яркость гусеницу, облепили со всех сторон, и теперь плыли против течения, развивая при этом сумасшедшую скорость.
   Но огненная тварь боролась, даже теряя свое пламя. Она извивалась под водными птицами, стремясь освободиться, но они держали ее очень цепко и били своими плавниками. Хотя видно было, что эта борьба не давалась им легко, так как даже в воде тварь продолжала оставаться очень горячей, и вода вокруг них просто бурлила и кипела.
   Но я не успел досмотреть эту битву, так как под чудовищным напором наша защита все же не устояла и на нас огромным потоком ринулась вода.
   Это было странное ощущение - когда одновременно тебя стискивает с огромной силой и тянет, мотает из стороны в сторону.
   Я пытался бороться, как-то влиться в эту клокочущую бездну и молил у водной стихии, которая по моим представлениям признала меня, о пощаде, но облегчения не приходило - меня мотало, било сильнейшими потоками воды, толкало и терзало.
   Не хочу умирать! Не хочу, не буду! Я должен выдержать все это, это не конец.
   И я не хочу больше быть водным созданием, я хочу обратно на песок, лежать на пляже, раскинув руки, слушать, как о чем-то говорят мои друзья и снова верить, что впереди нет ничего страшного, и это тоже не страшно... Верните меня туда!
   В следующий момент то ли я налетел, то ли в меня попал какой-то предмет, может быть, дерево, а может быть, камень, и я потерял создание...

Глава 18

   Я открыл глаза и зашелся в сильном кашле, перемешанным с водой.
   В следующий момент на меня хлынули воспоминания вчерашнего утра, и я судорожно стал себя ощупывать, но уже понимая самое главное - я жив! Жив, цел... Цел? Да, цел, каргар подери всех этих стражей и гусениц!
   -Ты как? - поинтересовался Айх, - Я пуст, но все же - помощь нужна?
   Я окончательно пришел в себя, поэтому отрицательно помотал головой и осмотрелся. Мы снова были на пляже, причем на первый взгляд все были здесь, и даже, как это ни странно, Уга с Живчиком. Правда, Аркор, Лайта, Коб и Эльдом еще не пришли в себя.
   Пошел дождь, мокрый и неприятный, я поморщился. Может, хватит уже воды? Впрочем, это такая малость. Вместе с дождем пришло ощущение, что что-то не так.
   Хотя что не так, нам неслыханно повезло, что нас всех выкинуло на одно и то же место, или просто кто-то очнулся раньше и стащил нас поблизости.
   Я встал, проверяя, насколько я цел. Ноги были чуть ватными, плечо ныло тупой болью, однако в целом я, кажется, легко отделался. Могло быть гораздо хуже.
   Но беспокойство все усиливалось, и я наконец понял, в чем было дело.
   Моря не было! И джунглей не было. Мы лежали на том же песке, что окружал нас во втором круге, но вокруг нас были одни огромные деревья, усыпанные мелкими иголками.
   -Новый круг, да? - поинтересовался я, и вопрос прозвучал до странности нелепо.
   -Глядите-ка, Эльт очень проницателен, - Кайра улыбнулась.
   -Я бы не стал сейчас радоваться, - заметил Клоуб, - мы в беде.
   От понимания, в какой ситуации мы оказались, меня прошибло чувством страха. Беда не то слово, в новом кругу, вдали от Города, без припасов, многие потеряли оружие, маги и целители обессилены и вряд ли успели восстановиться, часть команды до сих пор без сознания...
   Хотя, это же просто еще одна безнадежная ситуация, пора бы уже привыкнуть.
   Я решил перестраховаться и послал Уге просьбу исследовать окрестности. Обезьяна с немым укором уставилась на меня, отчего мне стало ее неуютней. Затащил ее каргар знает куда, в какой-то непонятный лес, по которому непонятно как перемещаться, а главное - без спелых фруктов, еще и посылаю непонятно куда.
   Однако в итоге Уга не устояла перед моей волей и с легким кряхтеньем поднялась. Затем высоко подпрыгнула, пытаясь ухватиться за самую нижнюю ветку и тут же приземлилась на свои кривоватые ноги. Не допрыгнула. Ну постарайся, милая, очень надо, и не надо на меня так смотреть, я сам ничего не понимаю.
   Наконец, Уга придумала, как ей забраться на дерево, сделав несколько умопомрачительных скачков по стволам деревьев и заскочив на ветку.
   -Уга-Уга! - недовольно крикнула обезьяна, уколов ладони от иголки и скрылась где-то в глубине.
   -Что происходит? Чего Уга кричит и о какой беде идет речь? - Внятно произнес Коб, поднимаясь. Здоровяк, похоже, без проблем пережил волну и беспамятство, и сейчас выглядел, как просто человек после крепкого сна.
   -Оглянись, Кобик, - посоветовала Кайра, продолжая веселиться, хотя было в ее веселье что-то истерическое, - Новые приключения ждут тебя, как ты и хотел.
   Коб оглянулся и грязно выругался, в красках объясняя, что бы он сделал с каргаром, балдуном и хархором вместе взятыми, доведись ему с ними встретится.
   -Я не думаю, это они виноваты, Коб, - заметил Айх, - Скорей, вопросы нужно обращать к нашему новому другу.
   -Ко мне? - Глуповато заметил я, хотя все было итак понятно. Опять придется оправдываться непонятно, за что, объяснять то, о чем я сам не имею понятия...
   -Да, но только давайте сначала дождемся, пока все очнуться.
   Это заняло какое-то время. К счастью, пока на нас никто не нападал, но все этого ждали, понимая, что мы мало что может противопоставить даже небольшой стае. Хотя, мне кажется, никто этого особо не боялся, кроме меня. И я внезапно понял, в чем дело. Эти ребята поверили в меня, в мои силы. И я вряд ли смогу их убедить сейчас, что эту волну создал не я, и что не я их вытащил из воды.
   Проблема была в том, что сам в себя я не верил. Я понял это очень ясно, что до сих пор не верю, что могу чего-то больше, чем просто метаться по кругам в страхе. Да, я научился призывать различных зверей, но вот сейчас рядом только таракан и обезьяна, которые вряд ли спасут меня от прямого укуса какой-нибудь отравленной гадины. Я беспомощен.
   Я усмехнулся. Ну да, и это даже хорошо. Ведь чтобы жить и оставаться собой, я должен постоянно испытывать страх. Это они все, сильные да смелые, теперь могут рассчитывать на меня, надеяться, что или они сами своим оружием, или я своей волей вытащу их из любой передряги, я же такой роскоши лишен.
   Тем временем все постепенно приходили в себя, крутили головой, ругались, но каждый ругался с изрядной долей облегчения - все-таки мы выжили в довольно неприятной ситуации, причем все.
   Когда все собрались рядом, я вкратце объяснил, что со мной было, про странных стражей, что вызывали безумную волну, которая должна была смыть нас в море, но почему-то мы все очнулись здесь, на песке.
   Я даже рассказал, что последним моим желанием было вернуться назад на пляж, под яркое солнце, и просто наслаждаться жизнью.
   -Сдается мне, что наш Эльт может управлять кругами, перемещать животных и даже участки земли, в данном случае, пляж, - почесав нос, задумчиво произнес Аркор.
   -Ты хоть понимаешь, насколько это безумно звучит? - Лайта сердито поджала губы, - Это не в человеческой власти, делать такие вещи. Тем более я не поверю, что это может делать бесполезный.
   -Лайта, ты когда-нибудь поверишь, что наш бесполезный Эльт обладает силами, о которых мы не можем и мечтать? И которых не было до этого? - поинтересовался Эльдом, за что словил яростный взгляд.
   -Я их не просил так-то, - я зябко повел плечами. Дождь начал сильно утомлять. - И я по-прежнему говорю, что не знаю, как это работает. Это работает, и все. Может, и не в человеческой власти, может, кто-то следит за мной и потешается, а я только думаю, что как-то могу этим управлять.
   -Ну это ты уже явно фантазируешь, - Аркор улыбнулся, - Мне больше интересно другое, откуда появилась эта огненная гусеница. Она явно не принадлежала второму кругу. Значит, ее кто-то послал, или она сама прибыла. Да-да, Лайта, это звучит также безумно, но нам придется смириться с той мыслью, что привычный ход кругов оказался жестоко нарушен.
   -Не уверен, Аркор, - прогудел Эльдом, - вполне возможно, что появляются новые правила.
   -Да, я тоже так думаю, - маг кивнул, явно прекрасно понимая воина, - это все выглядит как-то уж очень гладко. Конечно, тогда я так не считал, но слишком уж хорошо все закончилось. Огненная тварь настигла нас не где-то, а именно у моря, на той территории, где мы могли ей противостоять. Случись это в джунглях, или еще где-нибудь, и нам был бы конец.
   К тому же водный страж. Каково, а? Сколько бы мы еще жили во втором круге, пока бы не поняли, что он таится в воде, а потом, как бы мы его убивали?
   -Ну я бы разрубил, наверное, - Коб уверенно тряхнул головой. Не думаю, что какая-то рыбина устояла бы против моего меча.
   -Гусеница устояла, - заметил Айдур угрюмо. Похоже, он тосковал без своего топора, который остался на побережье.
   -Дык то гусеница! - Коб насупился, - Аркор говорит, она не с второго круга, и я ему верю. А рыбеха явно местная была, хоть и волны умеет гонять. Так что вполне по силам.
   -Тут ты прав, мой шумный друг, - маг кивнул, - но все равно все это становится все более интересным.
   -Мне не интересно, - встрял Айх, - в этот раз нам, конечно, повезло, но что может быть в следующий раз? Мы еле выжили, а между тем все зависело от одного Эльта.
   -Но я бы без вас не справился, - у меня перехватило горло, - Если бы не вы, я бы сгорел там. Вы защитили меня, спасибо вам!
   -Ну я так точно был... бесполезен, - Коб ударил кулаком по песку, - Каргар, я наберу сил и обязательно еще встречусь с такой гадиной! Разрублю ее на мелкие куски, или найду огнестойкие рукавицы и задушу ее! От Коба еще никто не уходил! А еще лучше просто голыми руками ее разорву!
   -Только после меня, - буркнул Айдур.
   -Ну, мальчики, у вас сейчас есть все шансы потренироваться, - хихикнула Кайра, - в разрывании руками.
   -Не смешно, - заметил Эльдом, единственный, кто сохранил свое оружие и даже щит. Точней, лук у Кайры остался, но вот стрелы в волне она потеряла. - Как раз сейчас нужно думать, как нам продраться через круг до города. Есть у меня подозрение, что я один не потяну.
   -Ну я восстанавливаюсь достаточно быстро, - заметил Аркор, - хотя до полного восстановления нужно еще какое-то время.
   -Может мне попробовать кого-то призвать, - ляпнул я и тут же пожалел об этом. Очень уж не хотелось мне покидать пляж, а если идти всем вместе, то я могу подставить всю команду, потому что могу понадеяться на них, а не на себя.
   Нет, если уж идти для призыва, то это нужно делать одному, чтобы был только я и страх в моих глазах, с ними я не смогу быть достаточно... труслив. И могу дать другую слабину, постараться закрыться от тварей третьего круга за спинами моих друзей. А это будет означать их гибель...
   -Это неплохая мысль, - после короткого молчания высказался Айх, - В общем-то ты у нас сейчас главное оружие. Пойдемте тогда, если что - мы постараемся прикрыть. Сил у нас сейчас мало, но и время еще есть, я надеюсь.
   -Я должен идти один, - сказал я, стараясь чтобы мой голос звучал достаточно уверенно. Эльт, что ты делаешь, прекрати, дуррак, иди в команде, нормально все будет... НО вместо этого я торопливо продолжил, боясь передумать - Найду кого-нибудь и заберу его волю. Потом вернусь, и вместе пойдем с их прикрытием.
   -Ты уверен? - Коб заглянул мне в глаза. - Я хоть и тоже без меча остался, но мои кулаки спуску не дадут, ты же меня знаешь.
   -Знаю, Коб, - я кивнул, признавая силу и смелость здоровяка, - Но я должен идти один. Мне нужно зацепиться, а потом нам будет легче. Я не хочу вами рисковать, и будет хуже, если я буду надеяться в этом деле на вас... Я могу недостаточно испугаться.
   Я прикусил губу, почувствовав, что явно сболтнул лишнего.
   -Бред какой-то, - Аркор вздохнул, - но звучит разумно. Только вот куда ты пойдешь? И в общем-то, нас могут точно также атаковать и здесь.
   -Да это же его не волнует, лишь бы свалить, герой спаситель, - язвительно заметила Лайта. И чего она меня так не любит. - Надо всем вместе двигаться в город. Сейчас я наберу сил, чтобы словить маяк с башни, указывающий направление, и пойдем, хватит придумывать. Дойдем.
   -Не уверен, - произнес я, чувствуя, как меня охватывает чужое, но уже родное беспокойство, - Уга уже кого-то обнаружила поблизости.
   -Я с тобой! - Эльдом вскочил, сжимая в руке меч и щит, - Прикрою, если что.
   -Спасибо, но не стоит. Я пошел и скоро вернусь... Надеюсь. - Сказал я, торопливо поднялся и пошагал в сторону Уги. Не думать, Эльт, спокойно, и только вперед, пока не возник соблазн взять с собой Эльдома, Коба и всех остальных.
   И не думать, что за угроза впереди, потому что ноги итак не очень послушные, и лучше бы сбежать...
   Но я шел, потому что иначе было нельзя. Есть в нашей жизни такие моменты, когда нельзя поступить иначе, чем должен не друзьям или знакомым, а прежде всего самому себе, потому что в противном случае ты будешь без конца чувствовать немой укор совести в самые неподходящие моменты, что ты мог сделать, и не сделал. Хуже нет, чем жалеть об упущенных возможностях.
   Их было трое, они стояли под деревом и яростно рычали на мою верную Угу, которая срывала какие-то шишки и бросала в них с громкими криками.
   Один из них отчаянно царапал своими огромными когтями толстое, в несколько моих обхватов, дерево, отчего оно уже покрылось шрамами, сочащимися свежей смолой.
   Я узнал их и почувствовал невольное облегчение. Они были родственниками стража первого круга - та же красная шесть, могучее телосложение, когти и клыки, а также уродливые рога, которые казались чужими на оскаленных лохматых головах с удлиненной пастью. Единственное, что размерами они уступали стражу, были всего в полтора раза выше меня.
   Я даже наконец-то смог их определить по классификатору - бирмеды, очень странные, рогатые, но все же это были они.
   Узнавание принесло облегчение - все-таки страж первого круга был повергнут, а значит, можно восстановить связь.
   -А ну стоять! - заорал я, что есть мочи, - Не трогать Угу!
   Самый здоровый бирмед остановился и повернул голову в мою сторону. Но я не почувствовал в нем ни признания, ни страха, ни даже желания убить - скорей, просто удивление, что это за странное создание осмеливается кричать на него.
   Уга тоже перестала кричать и уставилась на меня с выражением искреннего недоумения - мол, ты чего, они же здоровые вон какие.
   Я сделал шаг назад. Так, похоже, я погорячился, решив, что могу вот так сходу вернуть связь. Связь? Ой, какой же я дурак, я же ведь не покорял первого...
   Возникло сильное желание развернуться и побежать, но я решил не рисковать, тем более что эта троица по-прежнему не торопилась атаковать, то ли оценивая угрозу от меня, то ли просто не считая нужным быстро расправляться с таким слабым противником. Да и про обезьяну наверху они также не забыли.
   Нужно испугаться... Так, как я умею. Но, я осознал это вдруг очень ясно, страха не было. Я просто стоял и смотрел на них, и они почему-то казались мне совсем не страшными, а какими-то родными и близкими, словно они уже давно в моей власти, только я их не чувствую.
   Может, это просто сон? Ведь во сне я всегда смелый и гордый, ничего не боюсь, это жизнь меня пугает своей неизвестностью. И вот она известность - три яростных создания, каждый из которых может меня растерзать, а я просто стою и смотрю.
   Раздалось сильное шипение. Я скосил глаз и увидел Живчика, который сидел на моем сапоге и отчаянно топорщил усы. Ты-то чего приперся, малыш усатый?
   Тем временем таракан спрыгнул с сапога и побежал куда-то в сторону, остановился и снова зашевелил усами. Зовет куда-то, что ли?
   Бирмеды тем временем, кажется, приняли решение. И явно не в мою пользу. Они решили не пытаться как-то достать Угу, а неспешно двинулись в мою сторону с тихим рычанием.
   Сейчас они дойдут, и одного удара мохнатой лапы хватит, чтобы переломать мне кости.
   Я сделал несколько шагов назад. Нужно бежать, потому что мне их сейчас в моем состоянии не захватить, не взять их волю, единственный шанс - это прийти к ребятам, они помогут.
   Не помогут. Им сейчас не справиться с такими зверьми, я только погублю еще и их.
   А значит, нужно бояться. Или бежать в другую сторону. Хотя бы даже за Живчиком.
   Поняв это, я резко побежал в ту сторону, куда пополз таракан. Может, у него есть какая-то идея?
   Сзади меня раздался громкий рев. Бирмеды окончательно поняли, что я просто жертва, и решили бросится за мной.
   Следом раздались дикие крики Уги. Она решила как-то задержать бирмедов, но что она делала, я не видел.
   Так быстро я еще никогда не бегал. Я бежал, перепрыгивая поваленные деревья и большие ветки, избегая ям и рытвин, а также специально пытаясь проскальзывать через близстоящие деревья, так как это давало небольшое преимущество, все-таки я был существенно меньше.
   Дождь, который просто не прекращался, сильно затруднял бег, так как ноги скользили по мокрой траве и несколько раз я чудом избегал падения, но продолжал бежать, чувствуя приближение опасности. Живчик бежал впереди с еще более сумасшедшей скоростью, показывая мне направление куда-то. Когда он внезапно исчез, я чуть было не остановился в растерянности, но в следующий момент земля все равно ушла у меня из-под ног, и я провалился в какую-то глубокую темную нору...

Глава 19

   Нора оказалась действительно глубокой, а что более неприятной - очень темной. Ощущения были такие же, как когда мы с Талем угодили в пещеру, только здесь все пахло какой-то затхлой сыростью, вдобавок меня облепило грязной землей.
   При падении я довольно сильно ушибся, но в целом был, кажется, цел, просто получил несколько ссадин и синяков, большей частью от корней, которые торчали из земли тут и там.
   После небольшого усилия мне удалось встать и осмотреться. Где-то вверху маячило отверстие, которое давало совсем чуть-чуть света, так что в этом плане повезло больше, чем при попадании в пещеру. Рев раздавался где-то далеко, похоже, бирмеды проскочили яму, в которую я угодил.
   К тому же, несмотря на затхлость, дышать здесь было явно лучше.
   -Ну и что нам с тобой делать, приятель? - поинтересовался у бегающего по норе таракана.
   Он не ответил, более того, ему стало все равно, он деловито залез в какую-то щель и, кажется, собрался там спать.
   Вот так вот. Стоит мне остаться одному, как я опять бегаю и прячусь. Наверное, идея покинуть команду была совсем не такой разумной. Я не смог покорить этих странных созданий круга, а просто сбежал. Без страха, просто потому, что это был единственный разумный вариант.
   Тем временем бирмеды уже поняли, куда я запропастился и сейчас я слышал отдаленное рычание сверху. Тихий свет стал совсем мерцающим, прерывистым, видимо, твари пытались как-то протиснуться в нору и достать меня.
   Но, судя по всему, я был в безопасности, потому что если бы они могли протиснуться, то уже свалились бы мне на голову, а расширить яму они явно не смогут до такой степени, чтобы пройти. Или им придется очень долго это делать.
   В общем, с этой стороны я был спокоен. Но в голову пришла другая мысль, которая сразу разрушила мое спокойствие. Эту нору кто-то вырыл, и я свалился лишь на откос, на самом деле эта нора уходила еще куда-то дальше в сторону, а потом и вглубь. И по идее, сюда мог заявиться тот, кто эту нору вырыл. И кто это есть - большой вопрос, знакомиться с ним почему-то совсем не хотелось. Хотя и далеко не точно, что это серьезная угроза, все-таки не такая уж и широкая эта нора.
   Чтобы отвлечься, я подумал о своих друзьях, которых оставил. Как они там? Конечно, трех зверей я увел, но кто знает, сколько там еще рядом с ними может быть врагов. Все-таки этот круг только начался, а значит - вся территория должна кишеть самыми разными противниками, и им нужно как можно быстрей восстановиться, чтобы выдержать атаки.
   Я с досадой дернул за корень, торчащий из земли. Десятый круг, как же я их подвел. Обещал им вернуться и привести защиту, а теперь сижу в этой норе как дурак, и скулю, какой же я несчастный.
   Меня взяла злость на самого себя, и я стал карабкаться вверх, благо нора была под уклоном, не совсем отвесная, и это было вполне реально, хоть и тяжело. Держаться и продвигаться вперед позволяли корни деревьев.
   Но когда я подполз к выходу, я обнаружил, что рогатые бирмеды продолжают не просто сторожить меня, а один из них с остервенением разрывает землю своими чудовищными когтями, видимо, не понимая всей бесполезности данной затеи.
   Где-то в отдалении звучали злые и потерянные крики Уги, и я только сейчас почувствовал ее беспокойство. Обезьяна беспокоилась за меня, и я послал ей сигнал, что со мной все в порядке, я жив.
   Крики стихли, и я почувствовал облегчение. По идее я должен был послать ее за помощью к команде, или хотя бы чтобы она предупредила ребят, но это было глупо. Уга же не сможет им объяснить, что со мной случилось, и вполне вероятно, что они попробуют заставить ее привести ко мне. А этот вариант отнюдь не оптимистический.
   Держаться было очень неудобно, поэтому я спустился на свое старое место, более-менее ровное, где продолжил думать в попытках найти выход из сложившейся ситуации.
   Все-таки я слишком сильно поверил в себя, и даже сейчас не смог вызвать в себе такое чувство страха, чтобы суметь сломать волю этих зверей. Отчаяние - да, было, бессильная ярость - тоже, а вот страха нет, что было странно.
   Я попробовал уцепиться за чувство ярости. Все-таки я успел нащупать главный стержень бирмедов - это ярость, чувство дикой неукротимости, гнева. То, что нельзя сломить и остановить, что затухает, только если вырвать сердце.
   Что, если не я подарю им страх, а, наоборот, они отдадут мне свою ярость, и, может, это сработает?
   Я прикрыл глаза и попытался настроится на бирмедов, уловить то, что их питает, что наполняет их жизнь смыслом, а лапы и когти - силой и стремлением рвать и метать землю, пока они не доберутся до меня.
   Сначала пришел легкий гнев с мыслью - как они смеют меня держать здесь? Затем стало накатывать все сильней, я стал растворяться в этом ощущении рваться вперед без оглядки, рвать и метать.
   И меня накрыло. Неистовая ярость накрыла меня с головой, до потери сознания, и я рванулся вперед, чтобы бить и крушить, ничего не соображая, а просто с одним лишь ощущением - биться до последнего, не размышляя ни о чем, просто потому что в этом и есть смысл моей жизни...
   Пришел в себя я от боли. В этом иступленном состоянии я успел заново вскарабкаться и рычал, глядя в красноватые глаза твари, пока она не просунула свою могучую лапу и не саданула меня по щеке.
   Нет, яростью мне их не одолеть... Но самое главное - я чувствую их. Значит, есть все шансы выбраться из этой передряги. Осталось почувствовать свой привычный страх, пробиться им через барьер ярости, и бирмеды покорятся мне!
   Эта мысль немного успокоила. Оставалось только возродить в душе страх. Но еще бы утолить чувство голода, так как я внезапно понял, что ужасно проголодался. Есть захотелось так, что аж скулы свело, и живот слишком втянулся, настоятельно требуя хоть чего-нибудь.
   Подумав, я с большим усилием оторвал какой-то корень, и стал его жевать. Тьфу, совершенно несъедобный, но как-то все равно успокоил бунтующий разум.
   Я устроился поудобней с мыслью поспать. Вариантов иных все равно не было.
   Но сон, ясное дело, не шел, так как я еще совсем не устал, и кровоточащая щека серьезно беспокоила, поэтому я тупо уставился в земляной "потолок" и просто постарался отдохнуть.
   А что, если я больше никогда не буду бояться? Эта мысль заставила меня заворочаться. Вот ведь странно - скажи мне такую мысль кто-нибудь после моей первой встречи с тараканом, и я был бы счастлив, а теперь она пугает...
   Хотя... как сказать пугает, просто обстоятельства толкнули меня в такую ситуацию, в какой быть не слишком приятно.
   Я принялся вспоминать свой путь, потому что стало откровенно скучно. Иногда казалось, что я все делал правильно, иногда - наоборот, что можно было промолчать, как советовал Синеволосый, и никому не показывать своего дара. Единственное, что жгучим стыдом накрывало воспоминание с Милой - как-то это было глупо, то, как мы с ней встретились. Надо будет не забыть извиниться, если встретимся снова.
   Если встретимся... Нет, обязательно встретимся.
   Еще хотелось бы встретить свою первую команду. Как они там, живы, надеюсь. В принципе, даже насмешливый Гард не самый плохой парень, хоть и придурок. Да и Тэра я теперь понимал - он не хотел подставить команду таким слабым бойцом, ему нужно было, чтобы все остались живы. И с Бисянкой бы неплохо встретится тоже, она добрая. Сколько я мечтал о ее поцелуе и боялся признаться...
   От мыслей отвлекли какие-то шорохи. Я вскинулся и почувствовал, как сердце встрепыхнулось от страха неизвестности. Наконец-то...
   Что за создание может сейчас ползти в глубине земель? В прошлом круге страж был водным, может, здесь подземный? И все-таки не хочется встречаться с ним прямо сейчас.
   С другой стороны - что мне терять? Я должен выбраться отсюда, ради друзей, оставшихся наверху, ради города, ради всех.
   Шорохи усилились, раздалось даже какое-то шипение. Но это был не Живчик, мой таракан вылез из норы и тоже словно стал прислушиваться к тому, что происходит в глубине.
   Мне стало действительно страшно. Потому что я оказался между двух угроз, с каждой из которых я не знал, как справится.
   На всякий случай я встал и уставился в темноту. Звуки все усиливались, нарастали. И я понял, что нужно делать. Нужно подниматься, и выплеснуть весь этот глубинный страх, который все нарастает, на яростных бирмедов.
   Но... я не смог пошевелиться. Стоял, как ватный, и просто смотрел в темноту, ожидая, что же появиться из глубины.
   Десятый круг, почему же я не могу пошевелиться? Беги, Эльт, ты же привычен к страху, он не может сковать твою волю. Вспомни, ты же никогда не стоял безвольно, ни против двухголовых собапсов, ни против даже огненной гусеницы...
   Но эти уговоры самого себя не помогали, я по-прежнему не мог сдвинуться с места, только чувствовал, как заходится в бешеной пляске глубинного ужаса сердце, как безвольно свисают руки. Нарастающий ужас охватывал все сознание от приближающегося нечто, от которого нет спасения, от которого нигде не спрятаться ни скрыться.
   Таракан зашипел, и в его шипении мне почудились такие же панические нотки.
   -Уходи! - крикнул я пересохшим горлом, - Я не боюсь тебя! Я не должен здесь умирать!
   Крик чуть помог, словно чужой голос разлетелся по норе, привел меня в чувство, и в следующий момент все на мгновение затихло.
   Это мгновение оказалось спасительным, потому что вернуло мне волю.
   Но уже в следующий миг на меня вылезло нечто - мерзкое, слизкое, шевелящееся.
   Причем двигалось оно достаточно равномерно и, похоже, просто не замечало меня, продолжая спокойно продвигаться вперед. Причем с такой скоростью, что я понял - мне не успеть убежать, верней, вскарабкаться, даже если бы ноги были послушны.
   Похоже, это был конец.
   -Нет! - Я в отчаянии вскинул руки. Не хочу умирать так, вообще не хочу умирать! Помогите мне хоть кто-нибудь, я же не могу сам остановить это чудовищное тело!
   Эй, вы, там, бирмеды, давайте поменяемся местами, вы же справитесь, а мне не по силам...
   На моих руках появилось зеленое свечение.
   Я не верящими глазами установился на свои руки, но не остановился, размахивая ими и сплетая пальцы. У меня появился шанс, именно так я призвал Живчика из первого круга, и если я смогу призвать кого-то еще, достаточно сильного...
   Свечение усиливалось, готовое сорваться с рук. Правда, с осознанием их природы ужас отступил, и оно замерцало, но от страха потерять его вновь разгорелось.
   И уже начало формировать достаточно большую сферу. Ребенка стража первого круга! Мне нужна его ярость, только он может меня спасти!
   Приди и помоги мне, я не смогу без тебя!
   Огромный ползущий на меня червь замер, по-видимому, что-то уловив. Наверное, он просто увидел или как-то почувствовал свет, и не хотел к нему двигаться.
   Тем временем возникшая сфера лопнула и из нее появился именно тот, кого я призвал - уже подросший, но все еще не сильно превышающий меня ростом бирмед.
   Он непонимающе помотал головой, не соображая, где находится. Но на всякий случай грозно рыкнул, чтобы отпугнуть возможных врагов.
   Я подошел к нему, еще не понимая, как с ним себя вести, но уже начиная его чувствовать. Его смятение и поднимающуюся ярость.
   -У нас с тобой один враг, - я положил руку на его мохнатое плечо, - Помоги мне.
   Он узнал меня. И не стал бросаться на меня, не выразил вообще никакой вражды, как будто мы старые приятели, которые случайно встретились в странном месте. Это было странно, ведь частично по моей вине погиб его родитель.
   Бирмед развернулся и вразвалку двинулся на четырех лапах к уже пришедшей в себя и продолжившей движение твари.
   Это не было боем. Просто призванный зверь сначала боднул своим рогом слизкую тушу, а затем деловито стал кромсать ее своими когтями, оставляя огромные ошметки. И подземный червь сразу же дрогнул, встретившись с непонятной преградой, а затем начал отползать назад. После еще нескольких особо мощных замахов туша содрогнулась, ее передняя часть врезалась в землю и стала уходить в нее. Тварь решила просто прорыть себе новый тоннель, не связываясь с непонятной преградой.
   Это было так просто, что я вздохнул. Сейчас мне показалось, что было весьма глупо бояться это странное создание, на поверку оказавшееся таким же безобидным, как простой червяк.
   Тем временем призванный бирмед перестал кромсать удирающего червя, а уселся на земляном полу и уставился на меня. Я понял, что он в моей воле, что мне не нужно ничего ему доказывать, и он готов меня сопровождать, где бы то ни было.
   -Пошли тогда, - я пожал плечами. - Объяснишь там наверху, что я свой, если сможешь.
   Призванный послушно встал и двинулся впереди меня, так как я благоразумно пропустил его вперед, ловко используя свои когти для продвижения.
   Бирмеды наверху вырыли уже достаточно большую яму, и при нашем приближении приступили еще активней. Правда, их главный остановился, когда увидел мелкого, который вскарабкивался совершенно спокойно.
   Видимо, это вызвало его искреннее недоумение, он отодвинулся и непонятно рыкнул.
   Мой же зверь совершенно спокойно вылез и грозно посмотрел на сородичей.
   Я же решил пока не дразнить судьбу, и благоразумно решил подождать на краю ямы, чем все это закончится.
   Закончилось все также довольно быстро.
   Мой зверь проревел, объявляя этим ревом своим собратьям, что теперь он главный.
   Двое признали главенство коротышки сразу же, третий решил поспорить, выйдя в центр и попробовал выдать самый яростный рев, на который был способен.
   Но рев ему не помог, так как призванный сделал резкий бросок вперед, и его рога пронзили грудь противника. На траву брызнула кровь. Не давая строптивому сородичу ни единого шанса на предсмертную месть, острые когти полоснули по горлу и поверженный бирмед с булькающим хрипом завалился на землю.
   Все было кончено. Новый вожак полноправно вступил в свои права, а значит, я мог смело вылезать.
   Как же все-таки хорошо твердо стоять на земле! Казалось бы, провел в этой ловушке не очень долго, но такое ощущение, как будто томился там не один круг.
   Один из бирмедов рванулся ко мне, но суровый рык призванного резко осадил пыл особо ретивого. Хм, похоже, они еще не покорены моей воле, а только признали, что меня трогать нельзя.
   -Ну и славно, - произнес я, потянувшись. Все тело затекло, вдобавок щеку до сих пор жгло, - Уга, веди нас к ребятам, нам надо двигать в сторону города.
   Обезьяна начала привыкать к странным сменам отношений окружающих зверей, однако спускаться явно не собиралась. Но спорить с моей просьбой она не стала, и запрыгала, постоянно оборачиваясь и ожидая медленных нас.
   Шли мы довольно долго, за это время я уже стал готов вернуться и съесть поверженного бирмеда, как бы это ни дико выглядело.
   К счастью, проблемы жажды не стояло, так как Уга привела нас к роднику с ледяной, но очень вкусной водой, и нам всем удалось прекрасно напиться, даже не пытаясь как-то собрать влагу, льющуюся с неба без остановки.
   Дождь так и не прекращался. Мне стало казаться, что в этом круге он вообще никогда не перестает лить, и это порядком раздражало. С одной стороны, хорошо было, что он мелкий, но с другой стороны, это нервировало даже больше, чем если бы это был ливень.
   Правда, самой Уге пришлось ждать, чтобы напиться, так как она по-прежнему не доверяла страшным мохнатым зверям, с которыми успела изрядно повздорить за нашу гонку через лес. Я не рисковал ее переубедить, так как еще не был окончательно уверен во власти над своими новыми слугами.
   Да и сами они на меня косились не очень добро, а уж на Угу и вовсе рычали при каждом удобном случае, за что получали шишками по рогам и насмешливые крики.
   Я усмехнулся, обезьянка совсем не боялась грозных существ, просто старалась держаться от них подальше.
   Когда мы вышли на бывший пляж, моих друзей там не было.
   Причем костер прогорел достаточно давно, и следов боя также не было видно, хотя этот проклятый дождь не давал выяснить всю картину произошедшего.
   Возможно, они просто пошли на мои поиски, так как я отсутствовал очень долго.
   А может, маги просто уловили маяк города, и вся команда пошла обратно. Почему тогда не дождались меня? Все-таки в плохое не хотелось верить, поэтому я понадеялся на первый вариант.
   -Так, братцы, и куда нам теперь двигать? - спросил я у своей звериной компании, - Кто-то умеет читать человеческие следы?
   Ответом мне была тишина. Один из бирмедов отвернулся, явно показывая безучастность к вопросу, Живчик на моем сапоге что-то прошипел, а Уга несколько раз подскочила на ветке, изображая, что итак сделала больше, чем могла, и что вообще не плохо бы ее покормить.
   Хорошее дело, я опять заблудился и не знал, что делать. Как все было просто и понятно в команде, и как все опять непонятно одному. Все-таки человеку нужно общество себе подобных, как ни крути, жить среди диких зверей, даже понимая их эмоции и чувства, это, конечно, здорово, но вот только смысла они не ищут, и уж тем более дорогу не укажут.
   -Ну хоть поесть-то вы знаете где можно?
   Один из местных бирмедов поднял свои чудовищные лапы, помахал ими зачем-то в воздухе, и глухо заворчал. Все-таки когда они не хотят меня убить, даже довольно милые, несмотря на свои рога, клыки и когти.
   Затем он перестал изображать какое-то представление, развернулся и потопал куда-то. Я уже понял, что там, куда он пошел, есть какая-то пища.
   Но мы не успели дойти, как на нас напали.
   Ну как сказать напали, просто на нас из леса покатились огромные колючие шары, в половину моего роста.
   Мы все остановились и приготовились к бою с этими странными колючками. Приблизившись, колючие шары расправились, превратившись в просто большие кочки с колючками. Ежи, вспомнил я название из классификатора. Только очень большие, и, похоже, довольно злобные, так как они продолжили двигаться на нас.
   Призванный бирмед первый решил вступить в бой и с громким ревом бросился на колючее создание третьего круга.
   Однако при его приближении еж быстро свернулся в клубок, и острые длинные когти оказались все же недостаточно длинными, чтобы проскочить мимо иголок до тела зверька. Бирмед торопливо отдернул лапу, сильно уколовшись и обиженно рыча. И на всякий случай отошел подальше.
   Я судорожно размышлял, что можно сделать в такой ситуации.
   Потому что, и это уже стало каким-то привычным делом, я опять не успел испугаться.
   Но бояться, наверное, стоило, так как мы встретились с какими-то боевыми ежами, до которых было неясно, как добраться.
   Тем более что мои звери как-то очень уж опасливо отнеслись к новой напасти, видимо, не вполне понимая, как можно их убивать мимо этих колючек.
   Я вышел вперед, встав перед десятком этих колючих созданий. Все равно придется пробовать, бойся их, Эльт, бойся!
   И охнул от боли, потому что один из самых крупных ежей выпустил несколько иголок прямо в меня. Они еще итак умеют... Большинство иголок погасил доспех, изрядно запачканный, но целый, но несколько из них впились мне в руку. Больно же, десятый круг! Я досадливо выдернул иголки из руки и решил провернуть тот же трюк, что в свое время помог мне с Угой.
   Все-таки эти колючие создания должны знать, что такое страх, недаром же у них такие иголки, специально для защиты.
   Смотрите, малыши, эти иголки не от всех бед могут защитить, и у вас наверняка беззащитное брюшко, которое так легко поразить, стоит вам только расслабиться. Пойдемте со мной, и мы защитим вас от любой напасти - от подземных существ, которые могут впиться в вас, от воздушных и ползающих созданий...
   В этом мире столько страшного, что здесь нельзя быть одним!
   Ежи остановились. Один из них зафыркал, и я понял, что нащупал нужное направление, тем более я уже увлекся и действительно начал бояться всего окружающего, даже грозных когтей моих слуг.
   Постепенно я начал чувствовать этих колючих созданий. Я вдруг понял, что им кто-то придал злости и недоверия, но на самом деле они по сути своей довольно добрые и славные.
   Я сделал шаг вперед, и вновь увидел, как ощерились острые иголки. Они еще недостаточно поверили мне. Но уже не хотели нас убить, и это было большим достижением.
   Мне вдруг стало очень обидно, что если я их сейчас не приручу, то они наткнуться на какую-нибудь команду, которая их обязательно убьют. Не из злобы и ненависти, а просто потому что, что бесхитростные колючие создания также, как и все здесь, обладают бесценной силой. И потому что так у нас заведено - убивать все иное.
   И люди хитрей и изощрённей зверей, они справятся там, где почти бессильны когти и рога косолапых бирмедов, потому что у них есть острые стрелы, сильная магия, очень длинные мечи и внутренняя уверенность, что все миры принадлежат именно им.
   Ежи поняли меня, уловили мои мысли, которые были просто моими наивными рассуждениями, которые адресовались не им.
   Причем уловили не только они. Уловили и бирмеды, и даже Уга.
   И они признали меня. Поверили мне, что я смогу защитить их от своих же собратьев.
   Я сел на землю, ко мне подобрался один из ежей, и я увидел его длинную вытянутую мордочку. Очень милую, но, каргар меня унеси за бурю, как же он пахнет неприятно.
   Тем не менее в знак принятия соглашения я протянул руку и с удивлением увидел, как колючки слегка пригладились, так что я смог даже их погладить. Удивительно, но его иголки оказались даже какие-то мягкие и приятные на ощупь, как будто и не они совсем недавно впились мне в руку, так, что до сих пор болит.
   -Да уж, сначала измучили, а теперь вон какие ласковые все стали, - я невольно улыбнулся.
   Но к целителю теперь уже нескоро попасть смогу.
   Да и сейчас я решил проблему с ежами, сумев их приручить, но вместо этого сделал очень нехорошую вещь - настроил их против людей, более того - обещал защиту. И что с этим теперь делать - большой вопрос, так как, если отбросить лишние эмоции, то в Город вернуться хочется, и мое место прежде всего среди людей.
   Но вот согласятся ли люди жить вместе с этими созданиями, смогу ли я их как-то убедить в том, что не все твари круга опасны и служат лишь источником силы, вопрос, на который я не мог найти ответа.
   Шли мы достаточно долго, но вышли на место, где лес прерывался. И переходил в густо растущие кустарники, которые были чуть выше меня.
   Бирмед ухватился за одно из растений и начал отчаянно трясти, сам невольно раскачиваясь при этом. На землю обильно посыпались красные сочные ягоды, которые быстро усыпали всю траву. Остальные присоседились, даже ежи, деловито шмыгая и топая, набросились на угощение, не обращая внимание на недовольное рычание огромных зверей, которые, тем не менее, даже подвинулись.
   Только Уга так и не слезла с дерева, оставшись немного позади. Сейчас она громко кричала, выражая несогласие с таким положением вещей, а особенно тем, что какие-то несомненно сладкие плоды имеют наглость расти не высоко на деревьях, где она привыкла их брать, а так низко к земле, на каких-то непонятных кустарниках.
   Я постарался ее убедить, что опасность давно миновала, но она еще не окончательно в этом убедилась.
   Вздохнув, я решил сначала поесть ягод сам, а потом уже решать эту проблему. Поэтому также присоединился к моему зверинцу, которые увлеченно обедали. Я не стал стряхивать ягоды, а просто срывал их и ел. Конечно, это было совсем не сытным обедом, однако ягод было так много, и они так приятно таяли во рту, оставляя сладкое послевкусие, что я очень быстро забыл про чувство голода и все неприятности, которые произошли. Так что я просто увлеченно хватал ягоды, набирал их целыми горстями и поглощал, чувствуя, как мир становится все добрей и прекрасней.
   В итоге Уга не выдержала и тоже подошла попробовать то, что все так жадно ели. Один из бирмедов рыкнул на нее, но это ее не остановило, и я почувствовал облегчение - все, вся моя новая команда нашла общий язык.
   Наевшись, я присел и закрыл глаза.
   Нужно было решать, что делать дальше, а самое главное - понять, где находится Город. Но, опять же, как мне заявиться с такой компанией даже просто под стены, а если оставить их здесь - не избежать проблем, так как любая команда, что на них наткнется, без раздумий попытается убить всех.
   С другой стороны, косолапых можно просто прогнать подальше с наказом никого не трогать, да и нежных чувств к ним я так и не испытывал, ежи могут изображать из себя кочку, а к Уге все уже привыкли в прошлый раз, хоть и придется объяснять, как она прошла со второго круга в третий.
   Так что все равно нужно идти. Я попытался настроиться на окружающий мир, и с изрядной долей удивления понял, что у меня это получается. В круге было немало диких бирмедов и ежей, которые были достаточно далеко и даже не подпали под мою волю, однако я их чувствовал. Конечно, я мог попробовать на них повлиять, но не хотел.
   Однако несколько таких созданий вели бой. Я почувствовал это очень остро - резкие вспышки ярости и боли. Но все равно не посмел вмешиваться - звери в данном случае имели право отбиваться, и люди все равно были сильней.
   Но я так и не смог нащупать Город - такое ощущение, что он был словно под каким-то запретом у всех существ круга.
   Значит, нужно было искать другой путь. Путь был обнаружен довольно скоро. Я увидел, что кустарники нравятся не только нам, но и толстым коричневым птицам с красными полосками, которые увлеченно клевали ягоды где-то в стороне от нас.
   План родился в голове мгновенно, я схватил сучковатую ветку и запустил в ближайшую птицу. Ох, и когда ты уже начнешь попадать самостоятельно, Эльт...
   По моей просьбе данный маневр повторила Уга, и у нее все получилось гораздо лучше - она метко сбила птицу, которая упала на траву и затрепыхалась.
   Один из бирмедов резко потерял интерес к мелким ягодам и помчался за свежей вкусной добычей, однако мне пришлось его остановить, с чем он согласился очень неохотно.
   Убедил его только предостерегающий рык призванного, который решил на всякий случай вмешаться и объяснить очередность получения добычи. Хотя я почувствовал, что он и сам совсем не против отведать свежего птичьего мяса. Надо же, послушный какой.
   Я подошел к сбитой птице и только тут понял, что вообще не наелся этими ягодами. Тем не менее, дело было совсем не в еде, я свернул шею еще трепыхающейся птице, и откусил небольшой кусок. Нет, все-таки нужно быть совсем одичавшим, чтобы есть сырое мясо.
   Вкус был совсем не очень, вдобавок перья тоже попали в рот, но я мужественно дожевал кусок и бросил оставшееся своему бирмеду. Тот с большим удовольствием принялся за трапезу. Я подожду еще своей кормежки, но верность надо поощрять.
   Но все-таки странная штука жизнь, подумал я, настраиваясь на птичью волю. Почему-то грозный и страшный зверь нам всегда кажется гораздо более привлекательным, заслуживающим жизни и воли, чем какие-нибудь безобидные животные. Конечно, я еще не уловил волю этой птицы, и не могу сказать, кто она по своей сути, но ведь я даже не сделал попытки ее приручить, потому что проще было убить, и как особо приятный приз - съесть. Может, суть в том, что хищников мы как минимум опасаемся, поэтому они и кажутся нам более интересными и достойными?
   Хотя вряд ли дело просто в страхе, это я просто о своем, о наболевшем. На самом деле хищники достойны нашего уважения и даже почитания, потому что не сдаются без борьбы. Готовы держаться за свою жизнь, биться до последнего любой ценой. Вот эта птица смогла избежать моей палки, но не бросилась в бой, а сначала попробовала просто улететь, а в итоге все равно умерла. Но без попытки бороться за свою жизнь, ведь она могла попытаться выколоть мне глаз.
   Конечно, можно сказать, что многие люди поступают точно также, да и не убегал ли я сам позорно от таракана, но все же очень сложно уважать и ценить того, кто сам не борется за свою жизнь, и живет без смысла...
   И именно поэтому мне гораздо ближе бирмеды и даже ежи, которые самой своей сущностью научились бороться за свою жизнь, отрастив колючие иголки.
   От размышлений меня отвлекло то, что я почувствовал птиц. Их было немало в круге, они жили среди деревьев, сплетая на ветках гнезда, и просто летали здесь, ни о чем не думая.
   Я выделил особо крупную и сильную птицу и дал ей указание подняться в небо. Та взмыла, без проблем подчинившись моей воле. И взлетала все выше и выше, хотя чувствовалось, что у нее в маленькой головке что-то происходит непонятное, она просто не понимала, что за сила ее вдруг заставила так высоко подняться, потому что по своей воле крайне редко поднималась выше верхушек деревьев. Да и зачем, что ей делать в этом бескрайнем свободном небе, где нет пищи и нет возможности присесть на уютную ветку для отдыха?
   Но тем не менее она летела, до тех пор, пока я не увидел Город, раскинувшийся среди лесов. Далеко, прикинул я, но с такой компанией я всяко дойду.
   Я отпустил птицу, и она судорожно стала спускаться. Дальнейшая ее судьба мне перестала быть интересной, но в целом это было очень полезное приручение, так как в ближайшее время мне перестал грозить голод.
   Главное, подумал я с кривой ухмылкой, не отупеть и не пытаться взлететь на ветку. Но воля этих созданий была настолько слабой, что это совсем мне не грозило.
   -Ну что, ребятки-зверятки, - ласково обратился я к своим подопечным, - давайте быстренько пообедаем и двинемся в увлекательное путешествие.

Глава 20

   Я опять начинал сходить с ума. Тем более в пути нам пришлось столкнуться с еще несколькими противниками, которых мы уничтожили без особых проблем и даже переживаний с моей стороны.
   Но их воля отдавалась во мне, иногда начинала путать мысли, накатывали чужие эмоции и ощущения, от которых хотелось выть, а лучше - впасть в состояние необузданной ярости и крушить все, что вижу, впиваться слабыми ногтями в твердую кору деревьев, сдирая ее, бросаться на все, что вижу.
   Но я держался. Тот стержень внутри, который я определил для себя как свою суть, хоть и весьма расплывчатый, не давал мне утратить себя, а страх окончательно выбивал все наносное.
   Но воля существ третьего круга превосходила тех, что были во втором, поэтому мне приходилось все сложней.
   Со временем я научился еще одному способу - полностью отрезать себя от окружающего мира, одновременно отключая все эмоции, включая страх.
   Все-таки чувства часто мешают, бывают лишними, хоть и являются составной частью воли, но их можно было приглушить, оставляя чистый разум. Я тренировал эту способность простым способом - заставлял признанного бирмеда, которого в итоге стал называть просто Бир, рычать и скалиться прямо мне в лицо во время отдыха.
   Он воспринял эту просьбу с недоумением, но тем не менее включился в игру. Я наблюдал его оскаленную пасть меньше, чем в расстоянии ладони от моего лица, видел его шершавый короткий язык, все сорок два клыка, включая целых шесть выпирающих, в районе лба его красную шерсть прорезал длинный шрам, которого я раньше не замечал, и красноватые глаза, которые во время игры иногда наливались настоящей яростью, но сдерживаемой, не полыхающей.
   Моя задача заключалась в том, чтобы в этот момент отключить все чувства. Но получалось это плохо - хотелось отодвинуться или попросить перестать так сильно вонять мне в лицо, хотелось иногда ударить в ответ.
   Но я просто сидел и смотрел, стараясь полностью отключить разум и желание действовать, оставляя только незамутненное восприятие.
   Изредка это получалось - полностью раствориться в моменте, осознавать себя просто человеком, который смотрит в пасть яростного зверя.
   В такие редкие моменты обычно полностью обрывалась связь с миром и зверьми, и я оставался собой. Без страха и без ярости.
   Но уже в следующий момент от такого осознания я резко вскакивал и начинал судорожно ходить, потому что это была слишком опасная игра с самим собой.
   Конечно, когда-нибудь эти умения могут сослужить мне хорошую службу, когда я захочу бросить все к каргару и снова стать бесполезным, но сейчас отказываться от чувств вообще было слишком опасно, и вдобавок неприятно, так как в этом состоянии я был подобен простому камню не только без чувств, но и без желаний. Но камень твердый и почти непробиваемый, а я слабый и беззащитный по своей природе, чтобы выжить, мне нужно действовать, а не наблюдать.
   Поэтому приходилось продолжать бороться с чужой волей, нахлестывающейся на мою, и учиться подавлять чужое, так как гибко обтекать и родниться без потери самое себя получалось совсем плохо.
   Все осложнялось тем, что я уже знал, что даже скоротечная связь не проходит бесследно. Поэтому мне приходилось быть очень осторожным, и я не увеличивал наш отряд, оставляя всех встреченных на свободе. Но не всегда живыми.
   От моих мыслей меня отвлек громкий крик Уги, и одновременно появившееся беспокойство.
   Люди. Впереди были люди. Внутри меня все сжалось. Так чувствует себя человек перед тем, как его жизнь может разделиться на две части - до и после. Именно сейчас все должно решиться... Кхм, а почему это сейчас? Впереди наверняка всего лишь небольшая команда, с которой можно договориться, ясность будет, когда я доберусь до Города и вновь встречусь с Верховным.
   -Назад! - коротко скомандовал я всем своим зверям. Они с коротким рыком подчинились, и дальше я пошел один.
   Я прошел два полета стрелы, но никто мне не встречался. Это было странно, по всем подсчетам встреча уже должна была произойти. Или что, ухитрились разминуться?
   С тихим свистом откуда-то сверху пронеслась стрела, и я почувствовал обжигающую боль в плече.
   Я отшатнулся, затравленно озираясь. Это было невозможно, чья-то стрела пронзила насквозь броню, данную старым Гронгом.
   -Не стреляйте! - заорал я что было сил, пока меня не накрыл болевой шок, - Я же свой! Из города! Эльт меня зовут!
   -Я знаю, кто ты, призыватель, - откуда-то сверху раздался голос, и я наконец-то увидел стрелка. Это был круговой, опытный ветеран прошлого круговорота. Он сидел легко и расслабленно, даже без брони, только в длинном зеленом балахоне с капюшоном и с длинным изогнутым луком в руках. На луке сейчас лежала новая стрела, уже готовая сорваться в последний для меня полет. Голос лучника звучал спокойно, но все же в нем проскользнули какие-то дрожащие нотки.
   -Почему? - только и спросил я, судорожно соображая, что я могу сделать в такой ситуации. Позвать своих зверей? Бессмысленно, круговой их убьет, не раздумывая, и очень быстро, даже грозного Бира. Он прошел через такое, что они для него просто временная помеха будут, не более. Это если не считать, что бирмеды не умеют прыгать по деревьям, а иголки ежей даже меня не убили.
   Попробовать покорить его волю? Если я правильно понял Синеволосого, то это возможно, но очень сложно. Тем временем стрелок ответил:
   -Ты должен умереть, это приказ верховного. И не смей проворачивать со мной свои трюки, призыватель.
   -Так чего ты тогда медлишь? - поинтересовался я, садясь на землю. Голова закружилась, рана слабо кровоточила. Мне бы целителя... Хотя какой уже тут целитель. Это все, вот и конец моего пути... И мне опять не страшно.
   Десятый круг, как насмешлива жизнь, совсем недавно я размышлял о беспомощности птицы перед атакой, и чем я сейчас лучше? Это разбудило во мне злость, и я заставил себя встать.
   Пусть я трус и всегда скрывался за другими, но сейчас я готов принять смерть. Иного выхода все равно нет. Пусть хоть за свой горизонт я уйду без страха...
   -Я не могу, - голос лучника все-таки дрогнул, - Эльт, я просто не могу это сделать. Мы вообще не должны убивать друг друга...
   Я наконец-то узнал его. Лигрод, один из воинов клана огненной стрелы. Клана моего отца...
   Мы почти никогда не общались, он был гораздо старше и никогда не учил стрелять. Для моего обучения хватало более опытных, а главное - более стремившихся понравится грозному и великому Эмблдору бойцов клана, которые даже закрывали глаза на то, что стрелок из меня просто никакой.
   -Почему ты вообще хочешь меня убить?
   -Я же сказал - личный приказ Верховного... Он приказал тебя убить, на всех подходах к городу стоим мы, круговые, ждем тебя. О тебе сейчас ходит огромное количество слухов, один другого странней. Кто говорит, что ты стал одной из тварей кругов, кто говорит, что ты всегда был таким, кто-то говорит, что в тебя вселился каргар. Еще есть версия, что тебя поработили круги, и ты сошел с ума. В одном только все сходятся - что ты опасен и что в последнее время все изменилось. Особенно всех напугала гусеница и волна, многие пострадали от них...
   -Ты им веришь? - спросил я, сжимая кулаки. Вот тебе и выбор, люди или звери...
   -Я не знаю. - Лигрод пожал плечами, но лук так и не отпускал. - Я помню тебя, малыш, и помню твоего отца. Сложно поверить, что ты и вдруг прислужник каргара. Я до последнего надеялся, что ты придешь в окружении страшных чудовищ, и что будешь яростно бросаться на меня, но я смотрю на тебя и вижу все того же неумелого парня, который никак не мог попасть в цель.
   -Так я таким и остался! - я с облегчением заметил, что лучник опустил лук. Но вдруг резко передумал, и вновь направил на меня, - Но как верховный вообще мог отдать такой приказ? Мы же с ним говорили, я ему все объяснил, кто я... В конце концов, есть же закон - никогда не убивать своих!
   -Все удивлены. Верховный изменился в последнее время. Он выглядит напуганным и подавленным. Что-то происходит, и очень нехорошее, это чувствуется. И если все дело только в тебе, то я должен это сделать, чтобы Город мог жить...
   Стрела мелко задрожала на тетиве, и я инстинктивно сделал пару шагов назад. Но уловив напряженный взгляд Лигрода, остановился. Не стоит мне сейчас бежать, ой не стоит.
   Лучник был на пределе внутренней борьбы, закусил тонкую губу так, что по его подбородку тонкой струйкой потекла кровь. Он не мог выполнить приказ, и это причиняло ему сильнейшие муки.
   -И что теперь делать? - поинтересовался я. - Я не хочу умирать.
   -Я вижу только один выход... Ты должен уйти за бурю. Судя по тому, что я слышал, ты не принадлежишь этому миру, Эльт. Уходи, беги, как только можешь, пока я не передумал, или пока по твоему следу не пошли более безжалостные круговые. Оставь нам наши круги и наши законы, а сам найди те края, которые тебя примут.
   -Я согласен, - я посмотрел лучнику прямо в глаза, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. Я не хотел уходить, не должен это делать. Но мне не оставляют выбора. - Я обещаю тебе, Лигрод, что сделаю все, чтобы уйти за бурю.
   Лучник кивнул, и стрела на его луке перестала дрожать. Но он все равно ее не убрал в колчан. Хорошо же Верховный всех запугал...
   Я сделал несколько шагов назад спиной, не сводя с Лигрода взгляда. Не хочется получить еще одну стрелу, и от первой плечо уже пульсирует болью.
   Убедившись, что он не выстрелит, я развернулся и побрел обратно вглубь леса.
   Бежать не хотелось, хотелось сесть где-нибудь и плакать навзрыд. Меня изгнали, прогнали, снова предали... За что? Только за то, что я чувствую волю зверей и не хочу убивать их всех подряд?
   Я же не выбирал этот путь! Я всего лишь хотел быть похожим на своего отца, а в итоге сначала меня признали бесполезным, а теперь и вовсе обвинили непонятно в чем, как будто я выступаю против города и желаю им зла. Кому? Аркору, Кобу, Миле, может, малому Талю я хочу навредить? Никогда, да я все сделаю, чтобы только они жили и дошли до горизонта!
   Но у меня нет такой возможности и все, что мне остается - это уйти, чтобы не мешать им самим своим существованием, потому что Верховный решил, что я вреден для мира кругов...
   Что ж, за бурю, так за бурю... Я уже не первый раз пытался это сделать, и ходить по краю круга уже становится привычным делом. Но все же что я там вообще буду делать? И есть ли там хоть что-то?
   Никто и никогда из ушедших не приходил из-за бури, как и из-за горизонта. Но уходили многие.
   Я вышел к своей звериной банде. Два бирмеда играли, хотя со стороны бы показалось, что они борются, вожак сидел с задумчивым видом. Уга висела на ветке, уцепившись одной лапой, и раскачивалась, рискуя упасть. Только ежи были заняты делом - деловито ползали по траве в поисках вкусняшек.
   Завидев меня, они прервали свои занятия и уставились на меня. От взгляда такого количества глаз мне почему-то стало неуютно. Конечно, они не испытывали ко мне сочувствия, только Уга подошла ко мне поближе, она единственная понимала, каково это - быть изгоем в своем племени. И я только сейчас понял, как нам повезло, что мы не столкнулись во втором круге с ее сородичами.
   -Да ладно вам, - я почувствовал, как предательски перехватило горло, - Нормально все... Правда. Мы просто уйдем за бурю и там нам будет хорошо. Или вы можете остаться здесь и прятаться...
   Но лучше уйти...
   И мы двинулись в путь. Я уже знал, что дорога займет не один день, и внутренне был к этому готов. Единственное, к чему я совсем не был готов, так это к тому, что возможно придется встретиться с командой. Я не хотел никого убивать, но и сдаваться без боя тоже был не намерен. И уж тем более я не хотел быть просто убитым.
   -Круги не посылают нам больших испытаний, чем мы можем вынести, - с кривой ухмылкой произнес я, ни к кому не обращаясь. Никто и никогда не верил в эту заповедь, тем более что я уже видел смерти людей, но это была единственная фраза, которая давала мне хоть какую-то надежду. И я решил просто довериться ей.

Глава 21

   К тому времени, как мы вышли к краю круга, я уже еле стоял на ногах.
   Перед глазами стоял туман, который мешал продвигаться, в висках отдавался далекий гул несуществующих барабанов, тело пылало жаром. Главный источник неприятностей было плечо, которое просто пульсировало.
   Время от времени я останавливался и прикладывал травы, какие находил и которые выглядели наименее подозрительно. Один раз я перепутал, и плечо ожгло такой жгучей болью, что захотелось взвыть. С большим трудом мне удалось успокоиться, и я потратил остатки воды, чтобы промыть рану.
   К счастью, снова пополнить запасы воды удалось почти сразу же - моя звериная команда безошибочно определяла водоемы в округе каким-то своим таинственным чутьем. Кроме того, в этом круге постоянно шли дожди, используя особо крупные травы и листья с кустарников, получалось собирать небесную влагу.
   Также и с едой сильных проблем не было - бирмеды оказались отличными охотниками, а различных местных плодов также хватало для пропитания даже привередливой в еде Уге.
   Но приходилось часто отдыхать, я падал без сил, тревожно прислушиваясь к шуму леса, чтобы уже скоро с трудом разлепить глаза и продолжать путь, спотыкаясь и падая.
   Рана пульсировала и жгла, самое обидное - перевязать ее было уже нечем, все, что было пригодного, я уже израсходовал и по мере налипания на тряпки крови и гноя их приходилось выбрасывать, так как стирать тоже времени не было. Я буквально физически чувствовал, сколько по лесу бродит команд, большинство из которых убьет меня без раздумий.
   Правда, даже несмотря на свое жуткое состояние, я научился глядеть на десятки полетов стрелы вокруг, поэтому получалось избегать столкновений, которых я боялся больше всего. Секрет был прост и уже испробован - большие тучные птицы, которые так легко покорялись моей воле и любезно соглашались быть моими глазами на протяжении всего пути.
   Путь был очень долгий, и порой мне даже казалось, что я уже не смогу дойти до края круга, который оказался дальше, чем я думал.
   Но когда я к нему вышел, я понял, что мне не удастся его преодолеть.
   Путь за бурю был закрыт вязким бескрайним болотом.
   Сначала я смело в него пошел, но уже вскоре начал вязнуть, проваливаться в трясину, и только подоспевшая с длинной палкой Уга сумела меня вытащить, когда я погрузился в жижу уже почти по пояс.
   Пришлось осторожно выползать на безопасную твердую почву, которая уже казалось ненадежной, расползающейся под моим телом.
   Нет, это просто болезнь берет свое. Сейчас бы в большую, уютную кровать, пить горячий чуйс, и с удовольствием и подробностями жаловаться целителю на свое горькое житье-бытье, как меня все обидели, какой я на самом деле весь такой хороший, а они гады не оценили...
   Я невольно всхлипнул. Совсем расклеился, мысли разбегаются, как тараканы, а ведь нужно еще решать, как быть дальше. Путь за бурю опять закрыт, ведь не самоубийца же я, чтобы ползти через такие болота неизвестно куда.
   Из последних сил я уловил волю ближайшей птицы и отправил ее в путь. Как знать, может, хоть с ее помощью мне удастся узнать, что же там, за болотом, за краем круга, откуда приходит эта каргарова буря...
   К моему удивлению, птица сначала попробовала отказаться лететь. Ее маленькая глупая голова и инстинкты в неповоротливом жирном, но крылатом теле, возопили мне - не надо, не хочу, там смерть!
   -Надо, родная, надо, - пробормотал я и отправил ее в полет против ее воли.
   Она взлетела и направилась прямиком в болотину.
   Как я и подозревал - болото было просто бесконечным. Конечно, тут и там торчали деревья, которые ухитрялись найти островки суши среди этой трясины и просто водной глади, где-то даже бурно росли какие-то странные кусты и высокая, по самым скромным прикидкам, выше моего роста, трава, но все же было очевидно - мне по ней не пройти. К тому же местами вода как-то странно бурлила и чем дальше залетела моя подопечная, тем сильней проявлялись какие-то мутные испарения над поверхностью, которые казались очень сильно ядовитыми.
   Иногда я позволял птице присесть на деревья, чтобы передохнуть. Эти островки казались надежными, но один раз из мутной, покрытой какими-то лепестками или водорослями воды, вынырнуло какое-то склизкое желтое тело, которое открыло пасть и из нее стрелой полетел язык, направленный прямо на тушку птицы.
   Даже я вздрогнул, но у птицы сработали инстинкты, и она рывком взлетела выше, избежав верной смерти. Сердце у нас обоих заходило истерично.
   Она полетела дальше, еще сильней недовольная таким грубым вмешательством в ее волю. Она, в отличие от меня, никому не давала клятвы уйти за бурю, и ей там было делать нечего.
   Но по мере ее продвижения я стал ощущать какое-то беспокойство. Внезапно я понял, что наша связь натянулась до предела, словно тетива лука, и либо сейчас оборвется, либо стрела вылетит.
   Оборвалась, без громких звуков и какого-то сопровождения, просто я неожиданно понял, что больше не чувствую этой птицы и не могу видеть ее глазами.
   Посмотрел в ту сторону, где она должна была быть и не увидел - она успела улететь довольно далеко. Идти за ней не представлялось реальным.
   Случившееся потрясло меня настолько, что я даже забыл о ноющем плече.
   Все-таки, что произошло? Ее не убили, я бы это почувствовал, и уж тем более она не умерла сама. Она видела все тоже болото впереди, поэтому круг там не кончился. Или кончился?
   Что за бред?
   Напрашивался только один вывод - моя воля была сильна только в пределах круга. Но тоже бред, ведь в более поздних в наш круг приходили другие существа, да что там, целые армии приходили проверить, что за чужаки вторглись на их территории, и мы также выходили к ним.
   Кхм, но вот уходили ли наши за бурю? Я попытался вспомнить все легенды и сказания, которые так или иначе касались этого вопроса, и не мог вспомнить. То есть уходящие за бурю были, но вот возвращающихся - никогда. А если подумать, то чужаки же должны были рассказывать о уходящих, как они там?
   Почему таких сказаний нет? Они что, там все умирали?
   Вопросы, вопросы... Ответ можно было получить, только преодолев болото.
   Кто-то же явно не хочет, чтобы мы уходили, как любезно они строят горы, моря и болота, лишь бы никто не покинул круг. Кому, каргар меня подери, это вообще под силам?
   Наверное, только тем, кто может играючи посылать страшных огненных гусениц...
   Я стиснул зубы. Неужели мы всего лишь игрушки в чьей-то злой воле? Неужели я подобен глупой жирной птице, которой только что управлял, но сейчас меня кто-то направляет куда-то, только вот без цели и смысла? Или смысл все-таки есть, ведь и та же птица не понимала цели, куда она летит, и я ей ничего не объяснял, зачем, мне всего лишь нужно было воспользоваться ее крыльями.
   Но теперь она на свободе! Эта мысль ударила остро и больно, так что я даже зажмурился. Вот же оно! Мне нужно покинуть наш круг, и я также стану свободен, и моя воля будет только моей волей. В десятый круг способность управлять кем-то, зато никто не сможет управлять мной, а самое главное - я больше никогда не буду балансировать на грани безумия.
   Осталось только понять, как же прорваться за круг болот, за бурю. Когда-то же он должен открыть коридор. А значит, я буду ждать и воспользуюсь первой же возможностью.
   Пусть даже я там умру и буду бесполезным, но это лучше, чем быть частью чьей-то игры. Тем более что мне пройти за горизонт теперь не светит - утыкают стрелами, не успею и несколько шагов пройти.
   Решение далось легко, и стало существенно легче. В конце концов, это выход и надежда на то, что там все будет лучше.
   Оставалась самое малое - как-то дождаться момента, когда откроется коридор за бурю, и решить, что делать до тех пор. Конечно, можно бесконечно бегать по кругу от набирающих силы команд, но как-то этот вариант мне не очень нравился, особенно с серьезным ранением.
   Так что нужно найти себе нормальный участок и ждать там подходящего момента.
   В конце концов, можно попытаться устроить себе какое-нибудь убежище.
   Конечно, я не был высокого мнения о своих строительных способностях, но уж хоть шалаш-то я смогу сделать.
   Так что надо было двигаться.
   Я уже двинулся на поиски, как почувствовал сильное головокружение и плюхнулся на землю.
   Похоже, я недооценил свою рану, мне нужна срочная помощь, иначе я загнусь.
   Но как ее получить - вопрос был один из тех, на которые ответ не получить так просто. Я присел, почувствовав озноб. Меня заколотила мелкая дрожь, мысли снова спутались.
   Мои звери столпились вокруг меня, понимая, что вожаку сейчас очень плохо, но не зная, чем помочь.
   Нужно было срочно найти целителя, но я был отрезан от Города и всего мира. Правда, была надежда на то, что есть какие-то целительные звери, но очень уж призрачная.
   -Я справлюсь, - снова сжав губы, я попытался встать. Удалось, еще есть какие-то силы, к счастью.
   Идти. Обязательно нужно идти. Самое меньше, это нужно найти место, где можно переболеть, иначе я умру.
   Из последних сил я попытался вспомнить хорошее место, где можно остановиться, вспоминая и образы птиц, запечатленных в моей воле, и свой путь.
   Образ всплыл почти сразу, и я удивился, как я не обратил внимания на это место раньше.
   Оно было прекрасно - большая просторная поляна с ослепительно зеленой травой, по центру поляны располагалось небольшое озеро. С одной стороны, вырос большой могучий холм, покрытый деревьями, а с другой просто кругом росли деревья, при этом часто-часто, казалось даже неправдоподобным, что так близко могут расти деревья, почти не давая другим места.
   К тому же местечко располагалось совсем близко.
   -Хочу туда, - сообщил я и потерял сознание.
   Пришел в себя я довольно быстро и понял, что меня волочет на своих могучих лапах Бир, верный призванный. Они уловили образ и, видимо, решили доставить меня на место.
   -Остановись, - коротко приказал я, и зверь замер. Я сполз на землю и меня вырвало. Один из бирмедов осуждающе рыкнул, но мне уже было все равно - я чувствовал пронзительную слабость во всем теле, которое к тому же колотила крупная дрожь.
   Голова раскалывалась, я попытался посмотреть, что с моей раной, но не смог снять доспех, который так предательски меня подвел. Дыра в броне была покрыта кровью и какой-то мерзкой слизью, гноем.
   -Не хочу умирать, - прошептал я, чувствуя, как захлестывает жгучее отчаяние. Добрый лучник, Лигрод, кажется, все-таки смог исполнить приказ верховного и мне оставалось жить совсем недолго. Умру от заражения и потери крови, вот так вот глупо.
   И не будет мне свободы за бурей, вообще ничего больше не будет, зато Верховный и Синеволосый, да и все люди круга, вздохнут с облегчением - наконец-то бесполезный Эльт больше не будет ломать привычный ход кругов своим существованием, перестанет гневить Кругорода и уйдет за горизонт. Может, так оно и лучше?
   -Нет! - я почувствовал злость, перемешанную со страхом, - Я остаюсь! И я не уйду, я не умру, я не сдамся! Пошли они к каргару, все эти предатели, это мой мир и мой круг! Никто не вправе решать, где и как мне жить и умирать, кроме меня самого! Если надо, я объявлю войну и убью их всех! Но я буду жить!
   Я почувствовал, как одобрительно зарычал Бир, как положила свою лапу мне на плечо Уга и как ткнулись в ноги доверительно пара ежей и верный Живчик.
   Но после этой речи силы начали окончательно меня покидать.
   -Но мне нужна Мила, - уже не гневно, а жалобно заявил я своей команде и снова потерял сознание.

Глава 22

   Я не знаю, сколько я был в забытьи.
   Но все это время мой разум терзали видения, образы, я видел круги словно с высоты птичьего полета, при этом в небе был мой дух, а не только это глупое недоразумение в виде толстой птицы, я видел разных зверей и бойцов, я видел битвы.
   И мне было плохо, я чувствовал, что сквозь меня протекают какие-то потоки, но не мог их уловить, оформить образы, которые туманными сущностями пролетали сквозь бесконечность, сквозь туман, сквозь всю мою жизнь и чего-то большее, чем просто моя жизнь и разум.
   Иногда я пытался их ухватить, но они смеясь проходили мимо, и я вновь оказывался на зеленой траве, в измученном и ослабленном теле, которое должно было быть телом наследника великого Эмблдора, а оказалось жалким бесполезным, который не имеет сил, чтобы управлять своей судьбой...
   И в тоже время я был где-то вне, и то взлетал, то спускался глубоко под землю, чтобы страшным червем сеять ужас на слабых и беспомощных.
   Я был никем, и я был всем, я был здесь, и я был нигде...
   Но я хотел быть собой, но тот я, чтобы должен был быть мной, смеялся и издевался надо мной, то вставал молчаливым истуканом за моей спиной, то с диким хохотом пробегал перед глазами, а то садился на грудь и вонзал свои когти так глубоко, что я начинал дико выть и просить о пощаде... Но я не мог просить, потому что мои губы были слеплены и не повиновались, я мог только молча смотреть в эти глаза, которые были полны страха и самоуверенности, ненависти и любви, ярости и смирения, презрения и восхищения...
   -Ты не я! - кричал я беззвучно, - Я другой, я простой! Уходи, моя воля - это моя воля!
   Но он не уходил, а только прятался в складках моих губ, которые кривились в язвительной гримасе, в моих пальцах, которые сводило судорогой, в моей груди и сердце, которое начинало биться с безумной скоростью.
   Я хотел убежать, но у меня не было ног, когда я хотел это сделать. Я хотел его убить, но когда я уже заносил клинок, у меня не оказывалось рук...
   -Помогите! - мой беззвучный крик потряс меня самого.
   Я остро понял, что мне не справится одному...
   И тогда я вспомнил всех тех, кто был со мной на протяжении моего пути - Тэра, Бисянку, Гарда, Таля, Коба, Милу... Мила, Миля, Милька! Образ ее предстал передо мной так ярко, что перехватило дыхание.
   Мне почудилось, что я вижу ее - она идет где-то далеко, задумчиво смотря по сторонам. Я пытался привлечь ее внимание, звал, махал руками, пытался хоть как-то объяснить, что она нужна мне, что я виноват перед ней, но без нее я не справлюсь, потому что другой я все сильней вонзает свои когти в мои внутренности и только она может его остановить...
   Но Мила только начала хмуриться и не понимала, что происходит, что за тревожное чувство ее одолевает все сильней?
   Приходи! Ты нужна, нужна, нужна!
   Но ее образ отдалился и померк, и вместо этого снова я метался между явью и бредом, то осознавая себя, то снова теряя и уходя в далекие дебри и потаенные уголки своего сознания.
   Внезапно все стихло. Исчез призрак, прояснилось в голове, тело перестало бить ознобом.
   Я открыл глаза, не веря, что такое произошло, одновременно с тем наслаждаясь чувством необыкновенной легкости, которое меня накрыло так сильно, что захотелось вскочить и начать бегать, без причины и глупо смеясь.
   Но я не вскочил, так как остро почувствовал, что я не один - более того - чьи-то теплые и нежные руки лежат у меня на груди.
   Я скосил взгляд вниз и увидел Милу, которая растерянно улыбалась, смотря на меня.
   -Здравствуй, Эльт. Вот и снова встретились.
   Здесь я уже не выдержал и вскочил, неловко скинув руки целительницы. И чуть было не рухнул снова от слабости, которую я и принял за легкость. Я смог удержаться на ногах каким-то чудом.
   Мила была не одна. Рядом стоял Таль, выросший, наверное, на целую голову Таль, но все такой же беспечный и самоуверенный. Таль также улыбался, но не растерянно, а довольно и счастливо, подбрасывая все тот же нож - длинный, с резной костяной рукояткой. Тоже, видимо, хитрый оказался клинок, раз служит мальцу даже в третьем кругу.
   Рядом с Талем у костра сидели еще трое, мне не знакомые - две золотоволосые девушки в синих балахонах, украшенных причудливыми узорами, похоже, что сестры, и один воин, явно защитник, чем-то неуловимо похожий на Эльдома, даже башенный щит был такой же. Единственное, что этот воин был намного шире, обладая серьезным излишком веса. Это было не очень удивительно, так как воин и сейчас что-то с аппетитом уплетал, от чего я почувствовал легкий укол зависти.
   Меня ожгла мысль, и я судорожно начал озираться в поисках своих зверей. С ними все было в порядке - ежи сновали среди деревьев в поисках вкусняшек, бирмеды сидели рядом с озером, настороженно посматривая на пришедших чужаков, но не предпринимая никаких действий. Уга тоже была в порядке, она спряталась где-то в ветвях, выжидая и присматриваясь.
   -Что произошло? Как вы нашли меня? Вы пришли убить нас? - наконец спросил я глуповато.
   -Да-да, сначала вылечить, а потом убить, - Таль рассмеялся, - Нет, мы пришли помочь. Ты много сделал для нас с Милой, и мы не пойдем против тебя. Наша команда согласилась присоединиться. А как нашли - очень просто. Наш старый добрый Живчик привел, к тому же Мила внезапно почувствовала, что тебе нужна помощь, как говорила, словно зов почувствовала, вот и пришли. Одного только понять не могу - как Живчик оказался здесь, в третьем круге.
   -А приказ Верховного? - я нахмурился.
   -Какой приказ? - деловито осведомился воин с щитом, - Нам не поступало никаких приказов. Хотя слухи о тебе ходят самые разные, говорят, что ты с ума сошел, даже есть негласное распоряжение держаться от тебя подальше, но Мила и Таль за тебя поручились, и я не имею оснований им не доверять.
   Я закусил губу. Ну да, все правильно. Кто будет отдавать неопытным командам такой приказ. Еще не так поймут, все-таки убийство своих - страшное преступление законов круга, такое не прощают. Так что малышам позволено и дальше резвиться в кругах, не терзаясь душевными муками, а мое устранение было поручено таким, как Лигрод - опытным круговым, которые уже прошли через многое. Но это все упрощает.
   -Ты как себя чувствуешь? - озабоченно спросила Мила, - Садись, ты потерял много крови, тебе надо отдыхать и поесть что-нибудь. Разговоры потом.
   Я послушно подошел к костру и уселся прямо на землю, хотя рядом лежал большой чурбачок. Я очнулся как раз вовремя - на костре уже приготовили мясо какого-то животного, чьего происхождения я не понял, но явно не из моих.
   -Что это? - настороженно спросил я. Жизнь уже научила меня, что как бы сильно не урчало в животе, стоит сохранять бдительность.
   -Да подстрелили неподалеку, - одна из девушек пожала плечами, - по классификатору Байла копытный, рогатый, из особенностей - рога витушками, ветвистые на голове и два рога торчали из лопаток, довольно крупный, больше меня и Таля вместе взятых. Выскочили на нас трое, глаза бешеные, еле успели заморозку кинуть, чтобы затормозить, Тандрим принял на щит и принял ослабленный удар, Таль...
   -Я ему в бочину ножом, - рассмеялся малец, - Да ты ешь, а то Фарида еще полчаса объяснять будет. Не бойся, нормальное мясо, Мила проверила, яда нет. А то помню я, как ты всего неизвестного боишься.
   Мне ничего не оставалось, как последовать его совету. Разгрызая это жесткое, но безумно вкусное мясо, я усилием настроился на своих зверей - они были в порядке и довольно рады, что я пришел в себя. Более того, они почему-то оказались не против соседства с людьми. Это требовало прояснения.
   -Почему вы не убили моих зверей?
   -Я хотел, - сообщил Таль, - Но они не бросились на меня, и мне лично стало неудобно. Более того - они словно просили тебе помочь, рычали так жалобно, поэтому нас это остановило, даже Фарида и Марида не стали запускать свои заклинания. Ежи у тебя тут и вовсе милые.
   -А сила? - с набитым ртом поинтересовался я.
   -Что сила? Всей силы все равно не собрать, мы вполне успешная команда и можем себе позволить не собирать лишнее, тем более безобидное. - в разговор вновь вступил воин, Тандрим - точней, мы просто решили оставить их на потом, а сначала помочь тебе, тем более Мила на них и вовсе внимания не обратила. А сейчас уже как-то глупо их атаковать. Но хотелось бы узнать, как тебе получилось их так приручить. Мы не знаем правды, да ее почему-то никто и не озвучивает, но судя по всему, ты не выглядишь опасным и злым. Да и звери твои, хоть и выглядят свирепо, ведут себя не как твари круга.
   Я вздохнул с облегчением, и даже послал мысленную благодарность своей звериной команде. Все-таки если бы произошла схватка, то это было бы большое горе для меня. При этом схватка должна была произойти, ведь я настроил и зверей против людей. Все-таки чудеса случаются...
   Но нужно было решать, что делать дальше. Рассказать им все, как есть? В случае с Кобом и Аркором это помогло, но в итоге все закончилось все равно печально - я остался один умирать от раны, которую нанес мне круговой.
   К тому же как сказать, что я теперь преступник, который должен умереть по приказу Верховного? Что, если их доброта уступит перед долгом...
   Но если бы не они, я все равно бы умер. Хотя бы за счет этого стоило рассказать им правду. Но на всякий случай я решил подстраховаться - позвал Угу, которая охотно соскочила с ближайшего дерева и встала сзади. Конечно, вряд ли она успеет меня увести отсюда, но все же будет больше шансов.
   И я начал рассказывать. Решил начать с того момента, как мы расстались с Милой, честно объяснив, что тогда со мной было. Девушка вспыхнула при напоминании об этом моменте, но не отвела глаз, слушая очень внимательно.
   Остальные слушали с изрядной долей привычного уже недоверия в глазах. Таль иногда даже присвистывал в особо невероятных моментах, казалось, вот-вот, и заявит, что полно врать уже.
   Но они дослушали до конца, до того момента, как я раненый дошел до болота и потерял сознание, послав образ убежища своим зверям.
   После окончания моего рассказа над поляной повисла тишина, только потрескивали сиротливо угли в костре, требуя подпитки для пламени. Но за дровами идти уже никто не хотел, несмотря на то, что стремительно вечерело, зеленоватое солнце уже разлило свою закатную зелень, готовясь совсем скрыться за горизонтом.
   -То есть ты можешь призвать любое существо из других кругов? - деловито осведомилась Фарида, - если когда-то видел? А если просто представить по классификатору?
   -Пока у меня это получалось только с Биром и Живчиком. Так что я не могу ответить точно.
   -Над этими зверями у тебя есть полная власть? Прикажи подпрыгнуть бирмеду, вон тому, крупному.
   Бирмед недовольно прорычал, мол, что он, игрушка что ли, но тем не менее неловко подпрыгнул, повинуясь моей воле. Марида довольно захлопала в ладоши и засмеялась, так ей понравилось представление, однако ее сестра только приподняла брови вверх, а затем погрузилась в размышления.
   После маленького представления зверь окончательно осмелел и подошел к нам, требуя мяса за старания. Получив свое, он уволок часть туши к своим.
   -Вы не о том думаете, - я почему-то рассердился. Доказываешь-доказываешь всем, а толку, все равно хотят убить. Ведь точно также я рассказывал о своих способностях другой команде, которая бросила меня в самый неподходящий момент. Ну или я сам ушел, неважно, могли бы и дождаться. - Вы понимаете, что находится со мной теперь опасно, так как на меня объявлена охота? Ладно Лигрод меня знал, но другие-то могут ведь и не остановиться... Вы можете попасть под горячую руку...
   -Сначала нужно подумать о том, почему на тебя объявлена охота. - резонно заметила Фарида. - То, что твои способности выходят за рамки, это очевидно. Но, мне кажется, этого мало. Я не думаю, что Верховный так просто ни с того ни с сего решил объявить о том, что ты должен умереть. Кроме того, он действительно выглядит сильно обеспокоенным, мы не так давно из Города. И вы общались, когда уже открылись твои таланты, то есть он знает об этом, и по логике должен был воспользоваться твоим даром для укрепления Города, а никак не уничтожать тебя. Повторюсь, ты не выглядишь опасным и явно не желаешь другим зла, тогда почему же ты должен умереть, а не служить городу?
   -Ты усложняешь опять, сестричка, - подала голос Марида, - все же просто, волна напугала старикашку. Она же была уууух, даже я перетрусила. И гусеничка по рассказам тоже была страшненькая. Вот и все. Нам такие представления не нужны.
   -Волна бы все равно пришла, - заметил я, нахмурившись. - Я лишь приблизил ее появление. По крайней мере мне так кажется. Но страж должен был быть убит, и он бы стал сопротивляться. Скорей, наоборот, я перенаправил ее силу прежде всего не на людей, а на гусеницу...
   Я осекся. Почему-то эта мысль не приходила мне в голову раньше.
   -Неужели ты хочешь сказать... - глаза Милы широко расширились.
   -Я ничего не хочу сказать. - я сжал кулаки. - Говорю, как было, и как думаю. И я думаю, что все равно люди погибли в той волне. Очень не хочу в это верить, но я не исключаю, что это могло быть. И если так, то моя вина в том огромна. И может быть, меня хотят убить по праву.
   -Сам-то что хочешь делать? - осведомился Тандрим после продолжительной паузы, во время которой все осваивали услышанное. Воин же догрызал последний кусок жареного мяса и не терзался сомнениями. - Сам говоришь, на тебя объявлена охота, но за бурю ты сейчас уйти не можешь.
   -Ничего. Я не хочу идти войной на город, но и зверей, которые не причиняют мне зла, тоже не хочу уничтожать. Буду прятаться, наверное. Сейчас я уже здоров, могу легко уходить от встреч. С вами мне повезло, конечно, но не все команды будут такими добрыми. Даже если нет прямого приказа убить меня, они захотят уничтожить моих зверей, а я за них в ответе.
   -И что, так всю жизнь и будешь бегать и прятаться? - поинтересовался Таль, нахмурившись. - Словно ты во всем виноват?
   -Какой у меня выбор, малой?
   Хотя какой он уже малой... Воин.
   -Ну я не знаю, - Таль пожал плечами, - нужно бороться. Я вот послушал-послушал, и не вижу никакой твоей вины. Я один раз уже бросил тебя загнивать в квартале бесполезных, очень стыдно было, в этот раз я готов бороться с тобой. Я обязан тебе всем, всей полученной силой, если бы не ты, я бы до сих пор выращивал слим и картол. Поэтому я останусь здесь. Можешь рассчитывать на мой клинок.
   -Перестань, - я ошеломленно уставился на Таля. Таких слов я не ожидал. Я так привык, что меня все бросают, что просто растерялся, не зная, что на это можно ответить, но все же сказал, - Таль, ты мне ничего не должен. Без тебя я бы также пропал. И даже если бы и был должен, ты сполна оплатил свой долг тем, что пришел сейчас. Подумай сам, на что ты собрался обречь себя, никакого дома, мягкой кровати, ванной. Да что там, даже новое снаряжение не получить в городе, только с боя, когда придет время. Я справлюсь, не переживай, у меня зверята есть, так что переживу, а ты себя не обрекай на такую жизнь.
   -Мы заметили, как ты справляешься, - мягко заметила Мила, - Конечно, ты сбежал в прошлую нашу встречу, но был не в себе. И на мне также долг, потому я тоже остаюсь, ты без меня пропадешь.
   -Да вы чего... - я переводил взгляд с Таля на Милу, - Не сходите с ума, не нужно вам со мной оставаться.
   -У меня есть вопрос, - деловито осведомилась Фарида, - Эльт, ты сможешь перенести эту поляну в следующий круг, также, как сделал это с песком пляжа?
   -Не уверен. Но, мне кажется, я понял суть, как мне удалось это сделать. Хотя в прошлый раз я еще потерял сознание, поэтому никаких обещаний дать не могу.
   -Тем не менее... - Фарида задумчиво смотрела на костер, что-то высчитывая в уме, - Это должно быть возможно. Мы можем основать здесь лагерь и спокойно жить, стараясь никого не задевать.
   -Что? - я изумленно уставился на нее, - Вы что, тоже хотите остаться? Вы же меня почти не знаете!
   -Почему бы и нет? Мы знаем Милу и Таля, если они готовы остаться с тобой, то и я не против. Хотя да, ванной будет очень не хватать. С другой стороны - здесь есть все условия для того, чтобы построить дом с той же ванной, или даже баней. К тому же я не хочу оставлять вас здесь одних. Если вы столкнетесь с какой-то командой, то без меня у вас мало шансов, Таль слишком горяч и орудует сначала клинком, а потом думает, Мила в одиночку беззащитна. Твои звери однозначно будут восприняты как угроза, не все такие добрые, как мы. Моя магия носит сдерживающий характер, это значит, я смогу выиграть время, чтобы мы смогли поговорить. Так что это тоже мой долг перед командой. Марида, ты как, готова отказаться от города?
   -Я хочу домой, - вторая девушка состроила довольно грустную физиономию, - Но я тебя не брошу, сестричка. Куда я без тебя. Если ты считаешь, что Эльтик хороший человек, и мы должны здесь остаться, то я не против.
   -Ну а у меня теперь и вовсе нет выбора, - Толстяк пожал плечами, - Не пойду же я один обратно.
   Да и привык я к вам, девушки. Так что уж не гоните Тандрима.
   -Неужели вы не понимаете... Вы отказываетесь от всего - от друзей в городе, от всех удобств, хоть мы и привычны к походной жизни, а самое главное - от возможности пройти за горизонт в конце круговорота...
   -Эльт, ты неисправим, - Таль довольно улыбнулся, - Ты все время ищешь какие-то причины, когда все просто. Скажи - ты готов вступить в нашу команду? Ты хочешь, чтобы мы остались, или ты правда хочешь один бродить по краю круга? Только честно!
   -Хочу с вами! - я выдохнул. Десятый круг, еще бы я этого не хотел!
   -Тогда я предлагаю размещаться спать, чтобы с утра приниматься за обустройство нашего лагеря.
   -Не получится, - я почувствовал, как накатывает слепое животное чувство, лютое желание вскочить и помчаться куда-то просто так, без цели, а потом где-то остановиться и жевать сочную вкусную траву... - К нам скоро придут гости. Ваши рогатые парнокопытные. К бою!
   -О! Мясооо! - протянул Тандрим, удивительно легко для своей комплекции поднимаясь, одновременно подхватывая щит и доставая меч.
   -Я знал, что скучно не будет, - Таль зажмурился, как кошаса, и встал в боевую позицию.
   Смотря за тем, как все, включая моих питомцев, начали спокойно и быстро готовится к бою, я понял, что у нас может все получиться.

Глава 23

   После ярких всполохов ночи, непростой схватки, которая предсказуемо закончилась нашей победой, мы все разместились кто где и крепко уснули.
   А на утро возникло очень много вопросов, о которых вчера никто не задумался. Обсуждение получилось жарким, порой даже до ожесточенных споров.
   Вопросов было несколько, но все они крутились вокруг одного и того же - как обустроить наш лагерь.
   Было совершенно очевидно, что это местечко станет нашим домом надолго, поэтому изначально встал вопрос - а что нам нужно, и где нам располагаться, так как выбор все-таки был - у самой воды, на холме, постараться забраться вглубь чащи и отстраиваться там?
   За каждый из этих вариантов были свои доводы за и против - например, расположиться на холме даст нам хороший обзор, невозможность напасть на нас незаметно. Но в тоже время и нас станет легче обнаружить, что в нашем положении было опасно.
   В чаще мы станем еще менее заметны, но далеко до воды. Кроме того, я не был уверен в своей силе переноса земель в другой круг, если не получится забрать озеро с собой, мы можем оказаться без источника воды. Расположиться у воды представлялось самым простым вариантом, но в таком случае мы оказывались наиболее беззащитны в случае прямой атаки - с возвышенности нас могли просто расстрелять.
   После долгих споров решено было отстраиваться на склоне холма, не очень далеко от воды, тем более что была найдена достаточно ровная площадка.
   Но после того, как мы примерно подсчитали самое необходимое, что нам нужно построить - дом, хотя бы самый простой, склад, хозяйственные постройки, огород, туалет, в идеале еще частокол, вышку для обзора, производственные помещения - мастерские, кузницы, то стало впору хвататься за голову.
   Это не считая того, что запасной одежды были предельно мало, а как ее сделать в наших условиях никто не представлял. То есть понятно, что можно приручить или убить мохнатого зверя, но вот как состричь шерсть и сделать из нее одежду, никто не знал. Было не до этого, все свободное время посвящалось тренировкам, изучении магии и боям. Мила вспомнила, что когда-то ее учили тому, как делать ткань из нитей, которые добываются из специальных растений, но это умение в наших условиях была также не очень полезно - таких растений поблизости не росло, оставалась только надеяться, что способ не слишком отличается. Впрочем, это было отнюдь не самой важной задачей на данный момент.
   Основная проблема была в том, что среди нас не было ни одного строителя, хотя бы даже просто предрасположенного к этому делу. Поэтому с какой стороны к обустройству было приступать - было совершенно неясно. От того, что мы задумали, просто шла кругом голова и не верилось, что это возможно - что вот так вот среди поляны вдруг вырастет наш оплот.
   Конечно, каждый из нас мог спать просто на земле под открытым небом, но это было разумно в походных условиях, когда же так предстоит всю жизнь, это был уже совсем плохой вариант. В любом походе очень греет мысль, что это не навсегда, что когда-нибудь удастся вернуться домой и сполна насладиться всеми благами цивилизации.
   И этот мир был еще достаточно дружелюбным, хоть и постоянно идущие дожди сильно раздражали, а ведь если мы попадем в морозный мир, когда даже охотники кругов неохотно выбирались за пределы города - что делать тогда? Вот тогда без дома с очагом мы просто сгинем.
   -Я на разведку, - жизнерадостно сообщил Таль, - заодно поищу каких-нибудь корнеплодов или еще чего такого. Придется вспомнить, что я должен был быть фермером, сделаю несколько грядок. Не переживайте, не пропадем. Мяса у нас, конечно, с избытком, но все же хотелось бы разнообразия в еде.
   -Легко сказать, - угрюмо пробурчал я, - а я могу попробовать рыбу поймать, кстати.
   -Стоять! - Фарида сердито нахмурилась, - Вы куда это собрались все? А строить кто будет?
   -Эльту нельзя пока больших нагрузок, - вступилась за меня Мила, - Так что пусть порыбачит.
   -Так, но рыба все равно не самое главное, - возразила Фарида.
   -И что мне тогда делать? - покорно согласился я. Бездельником быть не хотелось, но и чем заняться, я не мог придумать.
   -Ну... - Марида протянула вместо сестры немного смущенно, - Нам нужно одно местечко. Ну такое, ты знаешь...
   -Туалет что ли? - догадался я.
   -Умничка, Эльтик, если ты его сделаешь, будешь еще большим умничкой.
   -Где его делать?
   -Мила, ты уверена, что мы должны здесь торчать ради него? - Фарида подняла бровь, и мне стало совсем неудобно, - ну сделай хоть где-нибудь, так, чтобы не слишком далеко, но и не слишком близко.
   Я хотел еще спросить, чем мне его выкапывать, но закрыл рот, так как увидел, что две магички приготовились к работе, и отвлекаться были больше не намерены.
   Обе золотоволосые сплели пальцы и направили руки в сторону леса, сосредоточенно шепча что-то себе под нос. Похоже, они собрались срезать ближайшие деревья своей магией. Меня заинтересовало, что же они решили использовать, поэтому я решил подождать немного.
   Но я не увидел ничего, они просто развели руки и в следующий момент деревья стали надламываться с громким треском и падать вразнобой. Сил девушек хватило только на ближайший ряд, стоящие за ближними деревьями стволы устояли, хоть и получили серьезные разрезы.
   -Ух, - Произнесла Фарида и утерла пот, - Магия воздуха все-таки требует немало сил. Но я могу еще. Сестрена, ты как?
   -Я в порядочке, - Марида деловито кивнула. Сил у нее, кажется, было даже больше. - Давай разойдемся и еще ближние, потому что все равно надо сначала расчистить. Эльтик, погоди, милый, может ты своих зверушек попросишь стаскать стволы поближе к нашему будущему домику?
   -Легко, - я кивнул и послал просьбу бирмедам. Те проигнорировали. Я уже сердито посмотрел в их сторону, на что вожак, Бир, обернулся и вопросительно уставился на меня. На его морде явственно читался просто вопрос - "А зачем?".
   Я как-то даже растерялся. Вот как объяснить бирмедам, что мы собираемся остаться здесь надолго и что мне нужно их помощь в строительстве? Я послал им образы дома, лежки, привала.
   Бир привстал на задние лапы и что-то глухо рыкнул. Он словно просил у меня разрешения на что-то.
   -Чего? - Я не понял. Тогда Бир со всеми остальными просто направился к холму, что поразило меня еще больше.
   -Что это с ними? - поинтересовалась Мила удивленно и обеспокоенно, - Они не слушаются?
   Я попросил их подождать, так как сам не очень понимал происходящее.
   Когда Бир вскарабкался на небольшую высоту, он вонзил свои когти в землю и стал активно рыть, шумно фыркая и разбрасывая целые комья земли вниз.
   И только тут я уловил образ большой просторной берлоги, в которой можно прекрасно разместиться.
   -Они роют берлогу, - наконец произнес я, потому что уже все внимательно наблюдали за бирмедами, над которыми я потерял контроль. - Место такое, где они будут жить. Судя по всему, они собираются вырыть такую и для нас, чтобы мы могли также там поселиться.
   -Мысль, конечно, интересная, - произнесла Фарида задумчиво, - Но все же не хочется жить в таких условиях. То есть они отказываются таскать деревья? Ты их не контролируешь?
   -Почему, я могу им приказать, заставить против их воли, - признался я немного смущенно, - Но не хочу делать это лишний раз. Они славные, на самом деле. Поэтому пусть выроют еще и берлоги, а бревна позже стаскают. В конце концов, дополнительное убежище лишним не будет.
   -Хорошо, но вообще ты обещал кое-что сделать, - напомнила девушка, и я покорно поплелся в сторону озера, высматривая место получше.
   А таскать поваленные деревья остался Тандрим, хотя я не очень понимал, что мешает девушкам самим это сделать с помощью магии. То ли какие-то ограничения, то ли они просто не хотели это делать, предпочитая загружать такой работой нас, мужчин. Хотя бы даже и таких бесполезных в этих делах, как я.
   Я решил завернуть в лес, опасливо прикинув расстояние, чтобы меня магия сестер не задела. Все-таки глупо будет, если меня разрежет, как те стволы. Привычное чувство страха коснулось моей воли, и я вздохнул - в суматохе последнего времени я стал даже забывать, что такое страх. Даже вчера, когда на нас вылетели рогатые звери, страха не было, просто я старался не попадаться под копыта, пока мои звери и ребята не сделали свое дело.
   И почему-то воля тех зверей не вызвала серьезного противостояния - словно прошлась по касательной, задела какие-то струны, и отскочила, не пытаясь даже прорваться глубоко, изменить сознание и волю. Но оставила легкий налет.
   Тем временем я нашел прекрасное местечко для наших целей. Конечно, оно было достаточно далеко от лагеря, с другой стороны, совсем близко нам ни к чему.
   Я вонзил прихваченный нож в землю, собираясь начать разрывать яму, как обратил внимание на то, что полянка, где я собирался начать рыть землю, не очень обычная. Дело в том, что на ней когда-то были деревья, однако большую часть их просто кто-то уничтожил, сточив у основания.
   Я разом потерял интерес к работе, начав осматриваться. Похоже, здесь кто-то основательно поработал, уничтожив довольно много деревьев. Причем их реально кто-то сгрыз у самого основания, чтобы потом куда-то утащить. Кто и зачем?
   Какие-то грызуны? Или... Меня ожгло страхом, который окончательно проснулся. Что это за создания здесь живут, может, здесь устроены какие-то ловушки? А вдруг это были не грызуны, а разумные существа, и мы вторглись на чужой участок?
   Опять бороться... Боязливо озираясь, я изучил следы на земле. Похоже, что деревья были утащены в сторону озера.
   Хорошо, что я не пошел сам к озеру рыбачить, все-таки так я хоть знаю о возможных угрозах.
   Я осторожно двинулся в сторону водоема, стараясь ступать как можно тише и прислушиваясь.
   Но все было спокойно - тропинка была проложена неведомыми зверями довольно широкая, идти было легко и приятно. Даже дождя не было, наоборот, из-за темных облаков даже робко выглядывало солнышко, пели какие-то птицы, не те, что я уже приручал, а другие, более легкие и беззаботные. Только иногда на меня падали кустистые тени длинных разлапистых веток с иголками.
   Но все же тревога уже прочно поселилась в моем сердце. Что-то было не так, не правильно, словно я наткнулся на что-то не то. И ведь, казалось бы, ребята совсем недалеко, можно даже Угу призвать, но это казалось очень глупым, ведь на самом деле все было безобидно.
   До того момента, как я услышал какой-то странный свист и в следующий момент на меня полетело огромное бревно. Я был внутренне готов к такому повороту и успел вовремя отскочить. Но в следующий момент что-то с огромной силой толкнуло меня в еще не совсем оправившееся плечо, и я упал на землю.
   В голове опять помутилось от боли, но я каким-то чудом не потерял сознание, и даже увидел, что следом надо мной пролетело еще несколько тяжелых бревен и даже заостренных кольев. Моя броня, которую я по-прежнему старался носить, выдержала такую острую палку.
   -Фзсш! Фсзш! - раздалось какое-то громкое шипение со всех сторон. Похоже, неведомые зверьки решили, что опасность больше не угрожает, и решили ринуться в бой.
   Стараясь удержаться на краю падения в пропасть беспамятства, я замотал головой, пока не увидел источник странных звуков - это и правда оказались грызуны, продолговатые, с хвостом лопатками, очень крупные. Боберы. Длинные мордочки их были ощерены, так что я увидел крупные зубы, которыми эти зверята, видимо, и сгрызали деревья.
   На какое-то мгновение я представил, что произойдет, если эти зубы-резцы вонзятся в мое тело и начнут такую же работу, как они проделывают с деревьями, и мне стало так страшно, что я невольно заорал, даже не надеясь, что меня услышат, просто потому, что не мог иначе, что мне нужно было выплеснуть этот страх.
   Зверьки остановились, и стали топтаться... Похоже, что мой страх уже проник в их волю, спутав все злобные устремления.
   Каргар, я же призыватель, почему я временами про это забываю? С другой стороны, это и хорошо, потому что теперь я уже уловил суть, замолчал и направлял свой страх именно на этих грызунов.
   Но боберам не было страшно, мой страх просто окатил их и смыл все чужое, также, как это происходило со мной. Теперь они просто растерянно топтались, словно не понимая, что же на них нашло. Похоже, кто-то проделал с ними тот же трюк, что и с ежами, зарядив их ненавистью.
   Кто-то? Что за глупые вопросы... Я прикрыл глаза, стараясь успокоится. Меня еще немного колотило от пережитого потрясения. Я окончательно убедился, кто проделывает все это с зверями круга. Синеволосый. Как он был доброжелателен ко мне, как трогательно рассказывал, что устал от собственной ненависти! А на самом деле он грубо перемалывает через жернова своей воли всех созданий круга, отчего они становятся дикими тварями, главной целью которых становится одно - убивать всех людей.
   Но как? Как он это делает, как он может одним махом подчинить и зарядить своей ненавистью такое огромное количество созданий, которые обитают в наших мирах? Может, и не человек он вовсе, а сам каргар в человеческом обличье?
   -Эльт, держись! - раздался совсем близко громкий крик, и из леса буквально выломился Тандрим, размахивающий мечом. Следом за ним уже спешили девушки, причем на сплетенных пальцах Мариды уже плясали огненные искры, рассыпающиеся во все стороны, и готовые сплестись в единый огненный шар. Фарида готовила какую-то ледяную или водную атаку, так как ее пальцы были покрыты толстой прозрачной коркой.
   Тандрим растерянно замер, не понимая, что же случилось, и только потом увидел свору боберов, и сразу же собрался их атаковать.
   -Стойте! - я закричал, - Они уже безобидны!
   Я постарался настроится на боберов, и понял, что это очень легко, они были довольно открытыми существами, и на самом деле не таили в себе никакой злобы. Усилием воли я попросил их скрыться, и они подчинились, скрывшись где-то в чаще.
   Моя команда чуть успокоилась, но подходили они все равно с опаской, остерегаясь таких же ловушек, что настигли меня.
   Мила присела возле меня, помогла стащить броню и осмотрела огромный распухший синяк, в которое превратилось мое плечо. Потребовала пошевелить рукой, но у меня это не вышло, наоборот, все ожгло такой невыносимой болью, что я невольно застонал.
   -Ну вот куда ты без нас? - пробегая пальцами около поврежденного участка, пробормотала Мила. Ее прикосновения были крайне приятны, и даже когда она стала прикасаться к больному месту, вместо обжигающей боли возникло ощущение прохлады.
   -Спасибо. - Я посмотрел на свое тело, уже изрядно поврежденное, - Да, без вас я бы пропал.
   -Да уж, странный ты, Эльт, - Фарида присела рядом, - С одной стороны у тебя такие силы и способности, что просто дух захватывает и подкрадывается зависть. Если честно. А с другой - ты беспомощней бесполезного.
   -Спасибо, - уже совсем другим тоном сказал я. Могла бы и не напоминать.
   -Не обижайся, - попросила Фарида, - так что здесь произошло?
   -Да ничего, попался в ловушку... Эти боберы тут такого наворотили, видите же, сколько болтается всего. На целую команду могло хватить. Потом еще погрызли бы тех, кто выжил. Я просто вовремя с них сбил ненависть. Синеволосый, гад, ни одно создание круга похоже в покое не оставил, всех заразил своей злобой... Разве что птиц не тронул, поленился, наверное.
   -Что? - Фарида недоуменно посмотрела на меня, и я вкратце объяснил, в чем суть моих размышлений.
   -То есть ты хочешь сказать, что во всем виноват Синеволосый или еще кто-то, а так на самом деле мы могли бы жить вместе с тварями круга, не воевать и не охотится? - девушка недоверчиво хмыкнула.
   -Не. Не со всеми. Вот помнишь во втором круге были двухголовые собапсы? Вот те сами по себе сама злоба были. Там не было никакого вмешательства в волю. Так что не со всеми можно ужиться. А вот боберы и ежи - эти сами по себе совсем не злые создания, но кто-то сделал их такими.
   -Ну хорошо, но ты же говоришь, что это Синеволосый сделал. Зачем ему это? И ты говоришь, он спас тебя в конце первого круга, помог не сойти с ума. Не сходится что-то.
   -Причем тут это? Как я понял, они просто хотят, чтобы мы были сильней и брали силу без колебаний, вот поэтому так и поступают с зверьми.
   -Ты ломаешь эту систему, обзавелся целым зверинцем. То есть ты не выгоден не только Верховному, но и Синеволосому. Я почему-то подумала, что он воспринимает тебя как соратника, а так выходит - как вредного соперника. Мне только одно не ясно - почему они так исподволь действуют. Этот круг не столь и большой, найти нас для Синеволосого не должно составлять труда, так почему нельзя снова прийти и поговорить? Объяснить, в чем ты может быть не прав. Зачем вместо этого объявлять охоту, когда ты даже не бросал им вызов? - ответила Фарида.
   -Может, они считают, что Эльт все равно все будет делать по-своему? - предположил Тандрим.
   -Я так не думаю, - Фарида отрицательно покачала головой.
   -Да какая разница вообще. Если они придут, мы все равно сделать ничего не сможем, - с горечью сказал я, - Я уже чувствовал волю Синеволосого, она настолько сильна, что он может меня походя переломить и даже Бир побежит за ним. И у круговых такие силы, что никто из нас не выстоит против них.
   -Именно, Эльт, именно. Поэтому важно понять - что происходит. Мы не можем противопоставить ничего ни Верховному с его круговыми, ни Синеволосому с его волей. Оба из них имеют все основания быть тобой недовольными. Но ты еще жив - почему?
   -Не хотят лично принимать в этом участие. Или, действительно, думают, что сам умру, и были бы правы, если бы не вы.
   -Ох не знаю... Думай, Эльт, думай. Еще вчера я считала, что тебя защищает Синеволосый, поэтому ты еще жив. Видимо, он не в ладах с Верховным. Но сейчас я предполагаю другое, либо идет какая-то игра в темную, либо у тебя есть другие покровители. Но мне с трудом верится, что, зная о твоих способностях, они предоставили тебя самому себе.
   -Может мы лучше доставим Эльта в лагерь? - Тандрима явно утомил наш разговор, - Собственно, какая разница, кто и как, если мы все равно не можем на это повлиять. Я так, например, есть хочу. Но из вашего разговора я понял только, что обязательно нужно найти Синеволосого и хорошенько его расспросить.
   Фарида нехотя согласилась, и Тандрим с Милой помогли мне встать. Я пошел, опираясь на плечо толстяка.
   Когда мы дошли, я уже начал чувствовать изменения, которые стали проявляться после связи. Возникло просто нестерпимое желание накинуться на какое-нибудь дерево и начать его грызть, иступлено и самозабвенно, подъедая кору и стружку, а потом потащить куда-нибудь и разместить так, чтобы было красиво и прочно, устроить какую-нибудь заводь или домик...
   -Домик! - я невольно произнес это вслух, и Мила торопливо поднесла руку к моему лбу, проверяя, не начался ли у меня жар. Но я уже продолжил осмысленно, - Эти боберы отличные строители. Даже ловушки смогли построить, какие не каждый человек сможет. Надо их привлечь.
   -Ну так привлекай. Ты же можешь, - улыбнулась Мила.
   -Да. Я могу. - я улыбнулся в ответ, и начал настраиваться на трудолюбивых грызунов.
   И я уже понял, что дом будет построен, и такой, что на зависть городским строителям. К каргару Синеволосого и Верховного с их заморочками, мы построим дом и будем жить на этой земле, не будь я призывателем!

Глава 24

   Строительство нашего общего большого дома шло полным ходом.
   Боберы оказались отличными помощниками, но всю стройку поручить им было нельзя, к сожалению, потому что они привыкли работать в своей странной манере, а нам требовалось нечто удобное и цивилизованное.
   Но после некоторых размышлений и воспоминаний мы придумали, как можно поступить.
   Прежде всего, наши магички сделали углубления, которые мы заполнили камнями, которые пришлось долго искать, а затем еще бревнами. Но затем возникла новая проблема - как укладывать бревна так, чтобы они держались и не рассыпались. Таль предложил связывать их какими-нибудь веревками, но, во-первых, веревок у нас не было, а даже если и приспособить вместо них свежие гнущиеся ветки и кору, то появлялось во-вторых - такая конструкция вряд ли долго простоит.
   Думать пришлось очень долго, пока не было замечено, что можно в ход пустить тягу боберов к постоянному грызению всего, что только можно, и приспособить это к делу - я поручал своим новым питомцам выгрызать с краев бревен специальные углубления, в которые уже прекрасно помещались другие бревна. После некоторых проб и ошибок у нас получилась относительно правильная фигура, которую нужно было нарастить.
   Новый ряд мы нарастили достаточно быстро, но сразу же было замечено, что много деревьев не подходят к этому делу, так как у них либо слишком тонкие стволы, либо слишком короткие. Да и с подходящими приходилось возиться, делая их примерно одинаковыми, чтобы они не оставляли слишком больших зазоров между собой.
   Впрочем, с зазорами бороться оказалось достаточно просто - боберы натаскали какой-то глины, над которой еще поработали Фарида с Маридой, так что в итоге уже третий ряд стен нашего будущего дома выглядел достаточно аккуратным, а главное - давал надежду на то, что там будет тепло.
   Бирмеды активно помогали нам в работе, таская поваленные деревья и срезая своими длинными когтями ветки со стволов. Свои берлоги они вырыли достаточно быстро, так что их уже ничего не отвлекало.
   По просьбе команды я вызвал к нам еще несколько бирмедов, все-таки они были хорошими помощниками во всем, кроме того, лишние бойцы нам никогда не помешают, особенно в нашей ситуации.
   Таль тоже не скучал - он нашел какие-то семена и разбил небольшой огород на краю озера, куда никого не пускал. Хотя один из бирмедов все-таки ухитрился наступить на участок, за что получил такую взбучку от Бира по моей просьбе, что после этого даже ежи обходили раскопанные земли стороной.
   Кроме того, малой продолжал свою разведдеятельность, причем они научились работать в паре с Угой. Более того - они ухитрялись иногда приносить в лагерь разные останки тварей и зверей круга, которые мне приходилось пробовать на вкус, чтобы вызывать на бой самых разных противников, ибо копытных мы истребили довольно скоро.
   У нас даже выработался распорядок дня - с утра я призывал к нам разных существ, чтобы команда могла получать силу, которая в любом случае была не лишней, к тому же мясо тоже требовалось. Расправлялись с тварями круга быстро и ловко, к тому же команда работала не в одиночестве, бирмеды проявляли себя яростными бойцами, которые не пропускали ни одной схватки, и даже будили меня по утрам, чтобы скорей я привел новую добычу.
   Но иногда я отказывался. Когда у зверей была воля хотя бы в зачаточном состоянии, или была цель или хоть что-то, что не позволяло мне призвать их на растерзание. Впрочем, таких было не много, в основном либо бессмысленно существующие и размножающиеся, либо довольно злобные создания, которых также было не жалко, так как при первой же возможности они убили бы и нас.
   Конечно, я мог пощадить всех, или призвать их в наш лагерь, дать кров и привлечь к работам, но так далеко моя жалостливость не простиралась. Все-таки я прекрасно понимал, что стадо под моим началом ничем нам не поможет, а мне лично очень сильно навредит, так как я до сих пор так и не научился полноценно контролировать большое количество зверей, даже самых простых.
   Но главная причина была в другом - я прекрасно помнил рассказы старых круговых о том, что нас может ждать в старших кругах, какие монстры будут осаждать Город и нас, по всей видимости тоже, поэтому старался подарить своим друзьям и питомцам как можно больше силы. Ведь уже следующий круг станет намного опасней, это первые три подготовительные, со слабыми противниками.
   Конечно, была надежда на мои способности призывателя, что я смогу также подчинять себе монстров и старших кругов, но Синеволосый говорил, а огненная гусеница только подтвердила его слова, что моя воля не обладает безграничными возможностями, поэтому нужны были и воины, и маги силы, которые смогут помочь. Но это не мешало мне продолжать играться со своей волей, стараясь охватить как можно большее количество разнообразных тварей и зверей, при этом сохранять свое сознание и чувства. Это было по-прежнему крайне тяжело, иногда я просто срывался и начинал вести себя как зверь, и тогда приходилось обрывать связь с лишними существами.
   После того, как утренний призыв и последующий за ним бой заканчивался, мы приступали к работе - девушки занимались срезанием деревьев и выравниванием их под необходимую длину, бирмеды таскали бревна, Тандрим или помогал им, или готовил обеды, Таль занимался огородом или гулял по лесам, а я контролировал работу боберов и бирмедов, которые без меня слишком увлекались.
   Мое плечо постепенно заживало, рука уже действовала, хотя определенные сложности все равно были. Мила регулярно проводила осмотр и оставалась все более довольна результатом, но просила меня беречь себя и больше так не попадаться.
   Вечерами по желанию я либо призывал новых тварей, либо, когда уже не оставалось ни у кого сил после тяжелого дня, мы сидели у костра рядом со стремительно растущим домом, смотрели в огонь и в очередной раз обсуждали наболевшие вопросы - что такое круги и горизонт, как действовать дальше и сможем ли мы выжить, что за природа у моих способностей...
   Как будто в этих обсуждениях был смысл, и мы вдруг откуда-то узнаем то, что было неведомо нам до этого. Но такова уж природа человека - пытаться понять то, что кто-то тщательно скрывает и не дает доступа к знаниям, пытаться повлиять на то, на что повлиять не можешь.
   Или хуже того - то, на что не дают влиять с доброй, но фальшивой улыбочкой, или с равнодушным молчанием - мол, не твоего ума это дело, занимайся своими маленькими делами, а большие проблемы оставь нам, глуп ты и не смышлен, чтобы соваться туда, куда не след, мы сами решим, мы уже повидали.
   Возможно, эти кто-то, кто скрывают и не пускают, и считают, что они делают благо, но тем сильней жажда узнать сокровенное, даже если это и принесет потом нестерпимые мучения. Или даже хуже - разочарование, что все может быть напрасно, ведь может, все эти круги - всего лишь выдумка воли Кругорода, или мы здесь существуем, как в потешном заведении, и кто-то свысока наблюдает за ними, и смотрит, помрем мы или нет...
   И тогда и вовсе сжимаются в бессильной ярости кулаки, и хочется разметать костер ногами, и кричать в небо - что же вы делаете, зачем? А потом взгляд падает на лица сидящих рядом, на улыбчивого Таля, мудрую Фариду, на добрую и нежную Милу, и отступает это чувство, и хочется дальше жить, надеясь, что хоть когда-нибудь, да и станет известно, ради чего все это, ради чего мы живем, мучаемся, страдаем...
   Конечно, можно и не мучиться. Можно бросить всех зверей, сказать, что сдаешься, и прокрасться в город, чтобы жить там дальше в квартале бесполезных, надеясь, что кто-то решит все за тебя. Но эту мысль я уже думал столько раз, что теперь уже даже всерьез не рассматривал - нет, я не глупая тучная птица, я человек и призыватель!
   И вместо это в очередной раз говоришь - спасибо, ребята...
   Так мы встречали утро за утром, и жизнь постепенно входила в размеренный режим.
   Несколько раз на нашу территорию вступали команды из Города, но получалось избегать конфликтов, так как мы отладили систему оповещения. Мои ежи бродили по дальним рубежам, занимаясь своими нехитрыми делами, но каждый из них получил строгий наказ - при виде людей изображать из себя кочку и сразу же оповещать меня.
   Тогда я давал знак Уге, или сразу Талю, если тот был в городе, и юный воин тут же отправлялся на встречу непрошенным гостям.
   Дальше разыгрывалось небольшое представление - Таль со всех ног мчался навстречу городским, и делал вид, что он умудрился потеряться, просил помочь найти свою команду или сразу Город.
   Главная задача была увести людей от нашего лагеря как можно дальше.
   Конечно, встреченные команды были удивлены, и не хотели тратить время, но законы круга обязывали приходить на помощь, и они уходили вместе с малым в другую сторону.
   Спустя какое-то время Таль делал удивленное лицо, говорил, что нашел след своих, и стремительно растворялся в лесу, оставляя городских в полном недоумении - что это было и что за след нашел малой.
   Это было уже неважно, так как следом за тем они находили совершенно случайно уже настоящий след тварей круга, которых нужно было победить, и уходили в другом направлении.
   Способ был хороший, и мы уже вздохнули с облегчением, так как конфликтов и выяснения отношений с жителями города никак не хотели.
   Но, как это обычно и бывает, в один день все пошло не так.
   Все началось с того, что один из бирмедов неожиданно своевольничал, и вместо того, чтобы помогать таскать бревна и укладывать их наверху, отправился в найденные накануне заросли, где росли вкусные и сочные ягоды.
   Никто не заметил его отсутствия, так как бирмедов у нас уже было семь, да и дел было столько, что за всеми не уследишь. Тем более стены дома уже были выше моего роста, и возникали сложности с тем, чтобы укладывать бревна на такой высоте, поэтому приходилось сначала на земле боберам обрабатывать края, а затем уже самые высокие и могучие бирмеды укладывали их на высоте.
   Конечно, все это жалкие оправдания, потому что моя вина в том, что случилось, огромная.
   Одновременно с бегством зверя Таль наткнулся на копытного зверя, который запоздало шел на мой старый зов с другого края круга. Встреча была короткой - малец прикончил создание одним метким выпадом, который поразил создание прямо в сердце.
   Но сил Таля было недостаточно, чтобы утащить поверженного противника самостоятельно, поэтому он вернулся на плечах Уги в лагерь, где и рассказал о удачной охоте. Несмотря на то, что мяса у нас было достаточно, запасливый Тандрим тут же отправился в указанном направлении, чтобы приволочь тушу для приготовления свежего мяса, или создания заготовки на будущее.
   И здесь меня что-то кольнуло. Так, словно где-то раздался тревожный колокольчик, к которому я должен был прислушаться, но не понял.
   Потому что мне было не до этого, я уже совсем увлекся строительством и сейчас вовсю размышлял, как же нам поставить крышу, потому что если сам сруб сделать было несложно, да и вырезать двери и окна наши девушки смогут, то вот как закрыть верх, было серьезной задачей, для решения которой у меня просто не хватало опыта.
   Затем я почувствовал какой-то резкий щелчок, будто что-то оборвалось внутри.
   Уже в следующий момент я забыл обо всем моменте, судорожно налаживая связь со всеми зверями нашего лагеря. Понял, что случилось, я достаточно быстро - погиб один из ежей.
   Но как, отчего?
   Пока я соображал, что случилось и что нужно предпринять, я почувствовал ярость, которая одолела сбежавшего бирмеда. Думая, что я ему устрою за такую самоволку, я тем временем его нашел, смог полностью настроиться на него.
   Он бежал, потому что столкнулся с силой, с которой не мог справится. Конечно, больше ему хотелось напасть и опровергнуть это понимание, но бирмед уже знал, что будет ему за такое непослушание от Бира и от меня.
   Его преследовали. Это была одна из городских команд, которые сейчас шли по нашей территории и именно они убили одного из ежей.
   Тандрим услышал шум преследования и вышел на звук, держа на плечах копытного и тяжело дыша. Остановились все - бирмед, который нашел помощь, команда преследователей, сам воин, который быстро оценил ситуацию и сбросил добычу.
   Я уже кричал всем, что нам нужно бежать на помощь, но понимал, что не успеем - слишком далеко от нас разворачивались события.
   И мы не успели. Я не слышал, о чем они говорили, но разговор у них был короткий. Чужаки были на взводе, они что-то сердито говорили, Тандрим в чем-то пытался их убедить, закрывая собой бирмеда, который топтался на одном месте и не понимал, что ему делать. И я также не мог ничем помочь, просто растерянно наблюдая его глазами за всем происходящим.
   Вспышка. Она попала в щит, который тут же оплавился и обуглился. Я увидел, как воин сморщился от боли, но не выпустил свою защиту из рук. Меч он не поднимал, он так и болтался в его ножнах. Еще одна вспышка, которая пробила уже ненадежную защиту и ударила в грудь воина.
   Тандрим не упал, а закачался и двинулся вперед, на окруживших его людей, продолжая что-то говорить. В него полетела стрела, но она не пронзила кольчугу, отскочила. Зато вторая угодила ему в шею, и наш воин защитник упал.
   Я уже бежал со всех ног, ничего не видя, ничего не слыша, ничего не понимая. Как так, почему, за что? Тандрим же ни в чем не виноват, за что его? Где-то внутри плескался страх и ярость, которые обжигали и были уже такими бесполезными.
   Бирмед умер через мгновение, его убили очень быстро, и я потерял картинку.
   Когда я добежал до Тандрима, он был еще жив, но потерял много крови.
   Краем сознания я уловил, что рядом со мной уже Таль, сжимающий нож, и несколько бирмедов, которые ревели от ярости и злости. Они жаждали крови. И я разрешил им это, отправил их за уже ушедшей командой. Девушки не успевали, но они тоже спешили сюда.
   -Эльт... - Тандрим произнес это и закашлялся кровью. - Они не поверили мне. Я им говорил, что мы свои, но ни не поверили... Но мы же свои... Они сказали, что это не бирмед, а ты, превратился и сошел с ума. И что мы за тварей круга, а значит, должны умереть, так сказал Верховный, что тебя... нас... нужно остановить.
   -Они поплатятся за это, Тандрим! - коротко сказал я, чувствуя, как меня выворачивает наизнанку, что мы вступаем за ту черту, за которой уже нет возврата. Но я не мог оставить смерть воина безнаказанной. Из леса уже спешила Мила, встревоженная.
   -Не надо... Мы же свои. - воин прикрыл глаза, его грудь тяжело вздымалась, - Свои, Эльт. Если вы сейчас убьете их, то вам тоже не жить, ты же понимаешь это? Они все, все выступят против вас. Мы не должны убивать друг друга! Только так... мы можем... остановить это.
   Тандрим замолчал и прикрыл глаза. Мила уже начала пытаться ему помочь, но судя по отчаянию, расплескавшемуся в ее глазах, дела были совсем плохи.
   -Он прав, Эльт, - тихо произнесла Фарида, - Мы не должны нападать. Только защита. Если мы сейчас убьем городских, то никогда больше не сможем ничего доказать.
   -Так нельзя! - вспыхнул Таль, - мы должны отомстить за Тандрима! Смерть за смерть! Они первые начали!
   -Дождь и град... Не хочу... - пробормотал в беспамятстве Тандрим и затих, обмяк всем телом. Все было кончено.
   Мила и Марида заплакали, Таль стиснул рукоять так, что побелели костяшки пальцев, Фарида присела на мокрую траву, не обращая внимания, что балахон покрылся грязью и кровью, и уставилась в землю, о чем-то напряженно размышляя.
   -Такова последняя воля Тандрима, - произнес я, прикусив губу. Я отдал приказ Биру и остальным зверям, чтобы возвращались. Они послушались, потому что относились к смерти гораздо легче, чем мы, люди. Но их возмущение все равно было сильным. - Я не имею права ее нарушить. Но прошу вас об одном - уходите. Оставьте меня одного, вы ни в чем не виноваты, а ваше место в Городе. Смерть Тандрима - это только моя вина. Если бы не я, этого бы не случилось...
   -Да хватит уже, - прервал мой монолог Таль, - мы все сделали осознанный выбор, знали, на что шли. Точно также Тандрим мог погибнуть от тварей круга. Твоей вины в этом нет. Виноваты другие, и ты знаешь, кто. Виноват город, который не хочет дать нам право на самостоятельную жизнь. И ты хочешь, чтобы мы туда вернулись, бок о бок жили и сражались с убийцами Тандрима? Никогда! Я никуда не уйду, теперь это уже будет просто подло, так что мой дом здесь!
   И я все также готов принять бой. Более того, я бы отомстил. Если мы сейчас простим смерть Тандрима, мы покажем свою слабость, и любой, кто придет следом, будет знать, что мы оставляем гибель товарищей безнаказанными. И это уже совсем плохо. Мы должны вступить в бой не только ради памяти нашего друга, но и ради нашей будущей жизни. Они должны знать, что никто не имеет права...
   -Не говори так, мальчишка, - кажется, Фарида впервые рассердилась, - Это была ошибка. Со стороны городской команды, конечно, но кто-то сделал все, чтобы эта ошибка произошла. Мы не должны враждовать с Городом! Разве у тебя у самого там нет друзей и родственников? Если мы сейчас вступим в бой, то мы объявим врагами и всех их... Это ты понимаешь?
   -Деда все поймет и не поверит в то, что я враг! - Таль вспыхнул, - Я никогда не пойду против него, и он не выступит против меня! Но мы не должны терпеть такое! Мы должны убить их, смерть за смерть!
   -Должны, - согласилась Фарида, - Но мы не в том положении, чтобы объявлять войну всем кругам. Так что сейчас нам придется вернуться и начать готовится к обороне. Я тоже остаюсь, и не хочу умирать просто так. Теперь мы уже убедились, что нас никто щадить не будет, поэтому наша задача собрать как можно больше силы, может быть, призвать даже новых существ, самых сильных этого круга, чтобы иметь возможность выдержать хотя бы первый удар. И да, Таль, если понадобится, я готова убивать... Но только защищаясь сама, или защищая вас. Никак иначе.
   -Я не хочу никого убивать, и уходить от вас не хочу, - всхлипнула Марида, - Тандримчика жалко, но я не смогу...
   -Я тоже не хочу, - Фарида наклонила голову, - И молю Кругорода, чтобы мне не пришлось это сделать. Но если выбирать между тобой и любым жителем города, я выберу тебя.

Глава 25

   Утро летело за утром, жизнь продолжалась в своем ритме, но уже без Тандрима с его постоянным голодом и легким равнодушием ко всем другим проблемам. Обязанность приготовления пищи взяли на себя девушки, иногда прибегая к моей помощи, на что я охотно откликался.
   Таль уже перестал ходить на разведку, так что наши рубежи проверяли только мои звери.
   Утренние бои поэтому становились все реже, да и в целом чувствовалось, что количество тварей круга очень сильно убыло. Поэтому все усилия были сосредоточены на том, чтобы закончить наш дом как можно скорей, и в работе спрятать, приглушить общее гнетущее состояние.
   Подавленность была у всех, даже у не унывающего обычно Таля улыбка на лице стала появляться все реже. Мы понимали, что впереди нас не ждет ничего хорошего, иногда даже возникала предательская мысль - зачем строить этот дом, когда все равно мы можем не дожить даже до следующего круга.
   Но мы продолжали, магички уже вырезали окна и двери, которые было неясно, чем заполнить, зато наконец-то придумали, как быть с крышей. В конце концов, что нам еще оставалось, кроме как жить дальше, и надеяться, что впереди нас ждет долгая счастливая жизнь, а не страдания.
   Мы готовились к приходу новых гостей. На всякий случай по лесу даже были раскидано несколько ловушек, не очень опасных, но все же дающих больше надежды на благополучный исход дела.
   Но как это обычно и бывает, сколько не готовься, а действительность все равно застает врасплох.
   Тем более, когда она идет по самому худшему плану - на нашу территорию зашли не пять человек, не одна команда, а намного больше. Судя по тому, что мне передал еж, по лесу шло больше двадцати человек. Много. Очень много.
   Так много, что в неистовом страхе и беспокойстве заметалось в груди сердце - что же будет, нам никак не справится с таким количеством бойцов, если они идут не с миром. А в том, что они могут идти с миром, сомнения были просто огромные.
   Я крикнул всем, чтобы были готовы, затем отдал приказ бирмедам идти за нами.
   Мы уже давно решили, что не стоит встречаться в чистом поле, так у нас не будет шансов, а если мы встретимся в лесу, то противники не будут знать, сколько же нас на самом деле.
   Поэтому вперед двинулся я, чуть поодаль - Фарида и Марида, а за ними Мила, которая была готова поделиться силой с сестрами.
   Таль с Угой решили перемещаться по верху, прячась среди веток, насколько это возможно. Бирмеды шли по краям, получив строгий наказ не показываться до отдельных распоряжений.
   Точно такой же наказ получили ежи и боберы, которые со всех сторон ринулись на предполагаемое место встречи.
   Мы были готовы к бою, но все же как не хочется верить, что он может состояться. Может, это пришли лично от Верховного, скажут, что были не правы, и попросят нас вернуться в Город, прося прощения, что произошло какое-то недоразумение...
   В следующий момент перед глазами встал образ Тандрима, кашляющего кровью, и руки сами собой сжались в кулаки. Этого не может быть, и подло тешить себя такими надеждами...
   Наконец, мы вышли на встречу вооруженному отряду, их было много, и едва завидев нас, они сразу же обнажили оружие, а маги приготовились шептать свои заклинания.
   -Мы не хотим войны! - Я поднял руки, но сам судорожно ощупывал всю территорию вокруг, проверяя, готовы ли мои звери броситься в бой, успели ли собраться вовремя.
   -И это хорошо, потому что мы тоже, - из рядов чужаков вышел... Коб. Воин немного осунулся, под его глазами легли темные круги, но это был все тот же здоровяк, всегда ищущий драки.
   -Коб! - я сделал шаг назад, и недоверчиво посмотрел на воина, в руках которого был новый двуручный меч, гораздо более искусно сделанный, чем предыдущий. - Что ты тут делаешь, как вы...
   Я осекся, потому что я рядах пришедших увидел почти всю свою прошлую сдвоенную команду - Клоуб, Лайта, Айдур, Кайра, Эльдом...
   -А где Аркор и Айх? С ними все в порядке? - Не удержался я от вопроса.
   -Не очень, но они живы, - Коб с облегчением вздохнул и опустил меч, впрочем, как я заметил, далеко не все последовали его примеру, - Я хотел начать выяснять, не изменился ли ты, но судя по твоему вопросу, зря беспокоился. Ты нас представишь своим подругам?
   -Изменился... - я посмаковал это слово во рту. А действительно, изменился ли я? Да, как мне кажется, и достаточно сильно, но Коб вкладывал в это слово какой-то свой смысл, - Что ты имеешь ввиду под изменился?
   -Долгий разговор, - здоровяк вздохнул, - Но если вкратце - сейчас для Города ты - средоточье зла, источник всех бед, великий друг тварей круга, который собирается собрать всех чудовищ и уничтожить город.
   -Но это же полная чушь! - я изумленно уставился на Коба, так, словно он сказал, что у меня выросли рога на голове. - Как в это можно поверить?
   -Мы не поверили, - воин досадливо повел плечами, - Но вот остальные, кто тебя не знает особенно, очень даже поверили. Когда тебе это говорит Верховный с главной башни, и подтверждают уважаемые круговые, трудно не поверить.
   -И зачем вы тогда пришли? - спросила Фарида настороженно.
   -Помочь, - коротко ответил Коб, - здесь говорить не очень удобно, может, мы найдем более удачное место и обсудим ситуацию?
   -Прежде, чем мы куда-то пойдем, я хотел бы знать, что за парень с обезьяной прячутся неподалеку, и что за твари нас окружают. Они все слабые, кроме одного, но все же не люблю таких маневров, - раздался голос неподалеку. Я задрал голову и обнаружил говорящего - это был Лигрод, который все в той же расслабленной позе сидел на одной из веток. В этот раз стрелы на тетиве не было, но я невольно поежился от воспоминаний, понимая, что лучник такого класса стрелу вскинет в считанные мгновения. Прошлая наша встреча закончилась для меня очень плохо. Хотя в этот раз Лигрод был абсолютно спокоен. Уловив мой взгляд, он не отвел своего, только чуть виновато дрогнули уголки его губ.
   -Это мои, - честно признался я, - Очень прошу их не убивать, они все хорошие и безобидные.
   В рядах пришедших раздался небольшой шум - они вкратце обсуждали ситуацию. По всей видимости, все уже знали, кто я такой, поэтому удивления не было, но настороженность осталось как с их, так и с нашей стороны.
   Я призвал к себе всех своих зверей, и они шумной гурьбой вывалились к нам, недовольно рыча и свистя. Они чувствовали общую напряженность, к тому же изначально готовились к битве, поэтому вели себя не очень дружелюбно. Впрочем, наши гости повели себя соответственно, также изготовившись к бою. Впитавшуюся в кровь привычку убивать всех, кто не принадлежит к людскому племени, так просто не вытравить. Тем не менее никто не сделал ни одного выстрела, и это было уже хорошим знаком.
   Обстановку немного разрядила Уга, которая вместе с Талем спрыгнула с дерева и деловито направилась прямиком к Кобу, протянув руку чисто по-человечески, по старой памяти выпрашивая вкусняшку. Тот растерялся, так как еды под рукой не было, но быстро нашелся, потрепав обезьяну по загривку, отчего та громко произнесла "Уга-уга" и уселась промеж нас, не понимая, какие могут быть ссоры.
   -То есть ты их полностью контролируешь? - поинтересовался с изрядной долей опаски один из пришедших, незнакомый мне лучник. Он оглядывал поляну, где сейчас начался настоящий бедлам. - Всех разом? Они не нападут на нас?
   -Не совсем полностью, но они покорны моей воле, - признался я, - да, они не нападут на вас, если я этого не захочу, или если вы не совершите в их отношении чего-то нехорошего. Но и в таком случае я могу их остановить, если успею.
   Кажется, это их немного успокоило. Я более внимательно присмотрелся к тем, кто пришел к нам, и присвистнул про себя. Лигрод был не единственным круговым, что пришел к нам в лагерь. Пришло минимум звено, которых выдавала осанка, вооружение, взгляд. А кого-то я просто узнал, так как многие ушли за горизонт, поэтому оставшиеся были на виду. И вот же странно - каждый из круговых может убить нас всех без проблем, но все же видно было, что и они немного переживают, нервничают, поглядывают на зверей с некоторой настороженностью.
   Да, тяжело, когда твоя картина мира неожиданно теряет краски, выцветает, неожиданно в ней проявляются дыры, из которых выглядывает что-то совсем другое, но что тоже яростно требует признания и права на существование. А бывает и иначе - кто-то суровой кистью вносит такие изменения в эту картину, что становится непонятно, что еще может измениться?
   Но успокоились все довольно быстро. После чего мы двинулись в наш лагерь, чтобы окончательно выяснить, что же привело такой отряд на нашу территорию.
   Сначала потребовали рассказать мою историю. Требование было разумное, так как не в нашем положении выяснять, кто будет первый рассказывать.
   Пока я рассказывал с самого начала, те, кто были в курсе и даже принимали непосредственное участие в описываемых событиях, подготовили угощения для всех, достав все наши нехитрые запасы.
   -Не знал Тандрима, но судя по всему, он был славным воином, скорбим вместе с вами, - склонил голову в конце моего рассказа Коб, что было поддержано всеми, - Мы подозревали, что в рассказе команды Малдрода что-то не то, но не знали, что они поступили так... Убить того, кто не сопротивляется, это же... Да и вообще убить человека, не тварь круга...
   Здоровяк махнул рукой, не в силах совладать с эмоциями, поэтому я попросил его рассказать их историю с тех пор, как мы расстались в начале третьего круга.
   -Да что тут рассказывать... - Коб прокашлялся, - ты ушел, и очень вскоре вдруг появляется Синеволосый, принес нам немного оружия, говорит, мол, что о тебе позаботится, и чтобы мы шли в Город, там мы нужны.
   -Синеволосый? - я опешил. - Как так? Он был рядом, и не помог! И вас еще увел!
   -Да мы сами удивились. Но ты рассказывал, что он помог тебе в свое время, к тому же это же сам Синеволосый, как его ослушаться? Конечно, Лайта была против, чтобы мы уходили, говорила, что надо дождаться...
   -Мне просто показалось это подозрительным! - рыжая полоснула воина взглядом, на что тот отмахнулся, а я улыбнулся Лайте, за что словил такой же острый взгляд.
   -Ну да, подозрительным. Нет, оружие он барахло принес, но все же с чего ему таскать оружие-то с собой? И как он узнал, где мы и как мы, так быстро? Но это мы уже по пути думали, да потом, в Городе, а до этого казалось, что правда надо в город, очень надо, что там без нас никак...
   -А в городе нас вообще никто не ждал, - вставил Эльдом.
   -Ну да. Ну вернулись две команды, ну вернулись не полностью, обычное дело... - Коб снова досадливо махнул рукой, - Только когда мы начали задавать вопросы, удивились, потом нас вызвали сразу к Верховному для беседы. И тут начались странности.
   Мы рассказали ему все, как было, а он начал нести какую-то ерунду. Говорит, что вы такого никому не говорите, и вообще исподволь-исподволь ведет к тому, что ты, Эльт, на самом деле хитрый враг, что ты нам голову заморочил, и волну эту пустил ты только для того, чтобы смыть нас всех за горизонт. Ну Аркор спрашивает - а как тогда объяснить, что ты же нас потом на пляж обратно вернул? Тут Верховному стало совсем плохо, он прям в лице изменился. Какой пляж, спрашивает. Ну мы объяснили...
   -Коб, хватит уже так странно рассказывать, - Лайта сердито посмотрела на здоровяка, - После нашего возращения и рассказа все резко поменялось. Нас отпустили, но Верховный еще раз нам намекнул, чтобы мы ничего не рассказывали, иначе нам же хуже. Но мы не послушались, хотя уже тогда в Городе только и разговоров было о том, какой ты плохой, и что ты опасен. Но мы-то знаем, что ты просто бесполезный со странными способностями. И что ты никогда ничего не делал во вред, по меньшей мере осознанно.
   Мы пытались быть осторожными, но в итоге все равно Аркора схватили и бросили в застенки, как смутьяна. Тогда мы приняли решение покинуть город и найти тебя, чтобы окончательно все выяснить. Ушли не все, кто нам поверил, но больше было тех, кто не поверил или вовсе посмеялся. Пока смеяться не стало опасно, так как сейчас одно мнение - ты враг...
   -Аркор в застенках? - я изумленно посмотрел на Лайту. На моей памяти никого и никогда не кидали в застенки, но об их существовании знали все. Нужно было совершить по-настоящему страшное преступление, чтобы тебя бросили в заточение. - Как же вы допустили! Надо вызволять его оттуда!
   -Легко сказать, - лицо Коба дернулось в раздраженной гримасе, - Сейчас все как с ума посходили. Мы хотели его вызволить, но у нас не получилось. Говорят - сторонник, и все. Я уже говорил, Верховный лично читает пламенные речи о нашем пути, в смысле Города, что мы должны сплотиться перед новой угрозой, что нельзя проявлять жалость. И убедительно так, что многие верят. Перед нашим уходом и вовсе было объявлено, что отныне каждый должен принести клятву верности, и бить противников города, несмотря ни на что.
   -Создается впечатление, что они хотят начать войну, - заметил один из незнакомых мне людей.
   -Войну? - я нервно засмеялся, - Против кого? Против меня? Я же только что рассказывал, что едва не умер от одной единственной стрелы Лигрода. Если бы не Мила, меня бы уже не было. Так что за бред готовить войну?
   -Хм, - глубокомысленно изрек один из круговых, просто огромный воин с длинной окладистой бородой, - Я вот тоже этого не понимаю. Или Верховный знает о тебе что-то, чего не знаешь ты сам, или... все равно предстоит война, предвестником которой ты являешься.
   -Хорошо, - я вздохнул, - Итак, вы выяснили, кто такой я, хоть я иногда сам этого не понимаю, а мы поняли, что вы пришли просто понять, кто мы такие. И что дальше? Что вы планируете делать?
   Повисла тяжелая тишина, которую прерывали только бирмеды. Они недовольно рычали, не понимая, что происходит. Но без враждебности. Похоже, пришедшие сейчас размышляли над услышанным.
   -Ну...- Коб откашлялся, видимо, давая время прервать его и высказать свое мнение еще кому-нибудь. Однако все ждали его слова. - Лично я готов остаться здесь. Я услышал достаточно, и я верю Эльту. Поэтому мой меч и моя сила будет здесь, надеюсь, что они пригодятся.
   -Я тоже с Кобом, - торопливо вставила немного полноватая девушка с длинными вьющимися черными волосами. Я невольно улыбнулся, не обманывал здоровяк.
   -Но подождите! - я поднял руку, этим жестом словно пытаясь защититься и уйти от ответственности, - Вы же понимаете, что здесь нет пока никаких условий для жизни, и если Верховный решил объявить войну...
   -То у нас есть шансы, - улыбнулся бородатый, - Я, и, думаю, все наше защитное боевое звено, орденоносцы последнего Круга, участники битвы при Карфорре, также остаемся. Мы знаем круговых, которые остались в городе. Сильных там не так и много, все достойные ушли за горизонт. Конечно, те, кто остались, тоже могут нас уничтожить, и даже с высокой вероятностью, но при вашей помощи, и правильно действуя, у нас есть шансы отбиться. Хотя я надеюсь, что до этого не дойдет, я не хочу убивать людей.
   Круговые, которые пришли, поддержали своего лидера, и впервые за долгое время в моей груди всколыхнулась надежда. Затем к ним присоединились и остальные гости, которые уже становились не гостями, а нашими соратниками.
   -И что, вы все готовы пойти на это ради меня? - я растерянно смотрел на новых членов нашего лагеря. Сила уже становилась достаточно грозной. - Я только надеюсь, что вы понимаете до конца, чем вам грозит такое решение...
   -Да как тебе сказать, парень, - задумчиво сказал бородатый, - Конечно, можно сказать, что и ради тебя, потому что нас всех с детства учили заступаться за своих, хотя бы потому, что когда-нибудь эта помощь обязательно вернется. Но суть здесь в другом скорей... Коб, мой сын, вполне верно подметил вопрос веры. Мы все здесь перестали верить Верховному, потому что его действия в последнее время недоступны для понимания, и совершенно очевидны вредны. Он стал врать, это плохо. И последней каплей стало заточение Аркора - я его помню еще совсем мальчишкой, его пытливый ум меня всегда восхищал. И его - как предателя, в застенки? Так что выбор был прост - либо смириться с изменениями и идти против себя, либо уйти.
   -А третий вариант? - спросил я тихо. Но воин сразу понял, что я имею ввиду, его глаза блеснули сдерживаемым гневом.
   -Ты спрашиваешь, почему мы не освободили Аркора силой? Я отвечу - потому что не могли! Во-первых, сначала мы хотели убедиться, что ты правда не зло, как все считают, и это я уже говорил. Во-вторых, у нас нет столько сил, чтобы с боем освобождать мага. Мы всегда были защитным звеном, молодые вообще не в счет. В-третьих, мы просто не хотим крови, а если бы мы начали освобождение, то мостовые города могли бы утонуть в ней, начался бы полный бардак. А к голосу разума Верховный, к сожалению, стал уже глух, к нему нельзя больше прийти и спросить, что происходит на самом деле и почему Аркор в застенках. Но я обещаю, что сделаю все, чтобы высвободить его оттуда. Просто еще не время.
   -А Айх где? - наконец вспомнил я и поинтересовался у Коба.
   -Прости, - Коб отвел взгляд, - Он остался в городе по своей воле.
   -Ясно, - я коротко кивнул, пытаясь как-то показать, что понимаю страсти, бушующие в душе воина. Конечно, я успел подружиться со всеми членами нашей прошлой команды, но эта троица - Коб, Айх и Аркор были вместе с детства и такой поступок целителя был серьезным ударом для них.
   Но я уважал его выбор, не мне его судить. В конце концов, все, кто пришли ко мне и ушли из города, сделали это по своей воле, осознанно. А мое мнение судьба не спрашивала. Становись виновником таких событий, раскола целого Города, Эльт, или умри.

Глава 26

   На утро наш лагерь покинули трое из новичков. Их никто не стал осуждать, тем более они ушли тихо, никому не мешая.
   В этом была даже положительная сторона - по крайней мере, был шанс, что они расскажут в городе, кто я такой и что наш лагерь не ставит своей целью устраивать раскол. Конечно, надежда на то, что их услышат и поймут, была слабой, но все же она была.
   Остальные принялись благоустройством и обживанием своего нового дома. Я честно предупредил всех, что не уверен в том, что смогу перенести наш лагерь в следующий круг, но особого выбора не было, нужно было место, где жить, причем жить хотя бы с относительным комфортом.
   Пришедшие из Города основательно подготовились, видно было, что обдумали свой шаг. Они принесли множество инструментов, тканей, а самое главное - несколько больших шатров, которые незамедлительно были установлены вблизи от строящегося дома.
   Но все понимали, если мы хотим жить полностью независимо от города, как ни безумно это звучало, нам нужна база, защищенная и комфортная, где мы можем отдыхать между походами и вылазками.
   Поэтому работа закипела с новой силой, тем более что к нам пришли люди, имеющие способности к строительству, фермерству, кузнечному и портному делу. И даже имеющие опыт в этом направлении.
   Поэтому, когда мне заявил один из круговых, что дом, который мы строили, имеет ряд серьезных недостатков и его нужно немного переделать, я не был удивлен. Так что пришлось вновь с удвоенной энергией влиться в работу - я вновь принялся за строительство и переделку, контролируя своих зверей.
   Одновременно с этим было начато строительство еще двух домов, а также вспомогательных зданий - мастерской и склада.
   Также мы установили три простенькие вышки, с которых открывался довольно большой обзор.
   Защитное звено, которое пришло к нам на помощь, занималось своими делами, размечая территорию, что-то устанавливая и заклиная.
   При деле были все - воины, маги, целители, опытные круговые и начинающие команды. Также и звери активно работали. Напряженность между ними и людьми, конечно, была, и мне стоило немало усилий, чтобы никто в лагере не воспринимал друг друга как врага.
   Все обеспокоенно ждали хода города. Потому что если раньше здесь была всего лишь одна команда, то крупное бегство и большое поселение не могло остаться не замеченным.
   И было очень странно полагать, что Верховный оставит нас в покое. Верить в это хотелось, но уже не получалось. Ведь если сейчас мы докажем, что можем жить независимо, то это изменит все. И к нам могут начать приходить новые люди, которые почему-то недовольны тем, что происходит в городе, те, кто стремятся уйти за бурю, искатели силы и ответов на вопросы, которые всегда терзали город... И ведь никому не объяснить, что я сам не знаю ответов, что за сила носит нас по кругам, что ждет нас за горизонтом...
   Может, Верховный знал, что будет такое развитие событий, и поэтому так старательно и настраивал против нас весь Город? Но, с другой стороны - если бы он не объявил меня главным врагом, то лагеря просто не было бы. Замкнутый круг, но если взять за основу то, что я, по его мнению, готовлю атаку на Город, то логично уничтожить нас сейчас, пока мы еще не набрались силы...
   И липкими лапами брал за сердце привычный страх и тревога, отчего мои звери начинали рычать, реветь и фыркать, а люди обеспокоенно переглядываться - не потерял ли я над ними контроль?
   Нет, не потерял. Если только над самим собой...
   Я обнаружил еще одну интересную вещь - сохранять ясность ума мне получается не только с помощью страха. Все, кто меня окружали, также помогали мне не забывать, кто я есть, своим общением, своей волей, и я ясно вспоминал, что я не один, и я человек. Особенно когда ловил на себе взгляды Милы, с которой мы почему-то никак не могли найти время сесть и поговорить. А что поговорить нужно, я чувствовал очень остро, причем как мне, так и ей, но она помогала магам в их работе, а я безвылазно находился на строительстве, а вечерами мы сидели все вместе у костра, и было неловко как-то выяснять отношения в такой обстановке.
   В один из таких вечеров и пришел тревожный сигнал от одного из ежей.
   В это время Балбор, отец Коба, рассказывал одну из длинных историй, которая приключилась с ним и его командой во время прошлого круговорота, очень веселую и интересную, одну из тех, что заставляла забыть о всех неприятностях и тревогах.
   Мне очень хотелось ее дослушать, но все же я поднял руку и попросил всеобщего внимания, одновременно с этим отдавая приказ всем своим питомцам стягиваться к лагерю.
   Меня услышали сразу же, и несколько десятков пар глаз уставились на меня с немым вопросом - что, началось?
   -К нам кто-то приближается, - просто сказал я, - Люди. Сколько - не знаю, ежа убили, значит, не из наших, и вряд ли идут с добром. Идут с северной стороны... Так, еще группа! Много. На этот раз идут с юга, к нашему холму.
   -К бою! - могучий крик Балбора разрезал на мгновение установившуюся тишину, и все дрогнуло, ожило, завращалось.
   Мы все объединились вокруг вышек, на которые ловко вскарабкались наши лучники и один атакующий маг, из круговых. Также на одну из вышек заскочила Уга. На нее посмотрели косо, но не стали прогонять.
   Остальные рассредоточились на территории, стараясь стоять не слишком близко друг к другу, но и не слишком далеко. По центру стояли маги и целители, воины по краям, усиленные моими зверями.
   Вскоре уже с вышки было подтверждено - вблизи от нас появились люди.
   -Как думаешь, они нас сразу атакуют, или сначала поговорят? - поинтересовался Клоуб обеспокоенно.
   Я не ответил, уже понимая, что идут не с миром, остальное не важно.
   -Не болтаем! - прикрикнул Балбор, взяв командование на себя. - Все разговоры строго по делу, обсудим потом, если... Потом, в общем. Эльт, чувствуешь что-то необычное?
   -Я отвел всех своих, так что ничего, - отозвался я, - Впрочем... сейчас.
   Я нащупал волю птицы. Их оставалось уже крайне мало в этом круге, поэтому пришлось приложить немало усилий, чтобы найти еще живую особь в окрестностях. Взмываем, выше, выше... Вот.
   Я судорожно сглотнул. К нам шло целое войско. Не одна сотня человек в полном боевом снаряжении. Молодые команды и круговые, они шли двумя большими отрядами, не таясь и не боясь. Нет, не два отряда, четыре, крупные с севера и юга, небольшие с запада и востока. Они решили окружить нас со всех сторон.
   -Все очень плохо, - стараясь говорить спокойно, произнес я, - Идут четыре отряда, два больших, два маленьких, со всех сторон. Пути к отступлению нет. Их много, несколько сотен.
   -Да что ж они творят-то! - вспыхнула Лайта, - Мы же не враги...
   -Спокойно! - рявкнул Балбор. - Еще ничего не известно. Хайром, у тебя все готово?
   Маг защитного звена кивнул вместо ответа.
   Тем временем я продолжал отслеживать передвижение городских. Но они неожиданно остановились. Присмотревшись, я понял, что остановились они не просто так, а к чему-то готовятся. Передвигаться дальше они не собирались, а осматривались и размещались на месте. В следующий момент я почувствовал легкое головокружение, так как птица вышла из-под моего контроля и камнем падала на землю.
   -Потерял обзор, - сообщил я, - Но они остановились и к чему-то готовятся.
   -Готовим щиты! Плотней встаем! - Балбор проорал, словно нас уже атаковали, хотя все было спокойно. Воины тут же начали сжимать круг вокруг вышек.
   Я торопливо приблизился к Миле, и поднял один из щитов, которые были разложены рядом с вышками. Самый простой, но от случайной стрелы защитить сможет, если, конечно, та не будет усилена магией. Мила благодарно и робко улыбнулась мне, и я почувствовал щемящее чувство в груди, которое вытеснило даже страх.
   -Обещай мне, что все будет хорошо, Эльт, - попросила девушка, приблизившись так близко, что я даже в какой-то момент забыл, что нам угрожает смертельная опасность.
   -Обещаю, - без раздумий соврал я. Да уж какое тут хорошо.
   -Чего мы ждем? - раздался голос кого-то из новичков, с кем я почему-то так до сих пор и не познакомился.
   -Они атакуют нас с воздуха, - Балбор ответил раздраженно, - Они не пойдут на прямое столкновение, хотят подавить нас магией и стрелами. Им это выгодно, так не будет видно нас, они будут атаковать безликого врага...
   -Что? Но они же знают, что это мы! - я не смог сдержать вскрика.
   -Знают... Именно поэтому и не хотят видеть наши лица, когда мы будем умирать...
   -А я бы в их лица посмотрел... - сплюнул Коб, и я поразился его преображению - суровый, подтянутый, готовый взглянуть смерти в лицо.
   -Мы не умрем! - заявил я. - Нам еще рано за горизонт.
   Балбор глянул на меня с легкой ноткой уважения, но уже через миг снова напряженно уставился в темнеющее небо, ожидая нападения.
   И оно заставило себя ждать. Причем заставило так, что все уже начали сомневаться, будет ли оно, и вообще, что не придумал ли я это все просто для розыгрыша.
   Лично мне показалось, что мы простояли так целую вечность, сбившись в кучу и напряженно смотря по сторонам.
   Кто-то тихо ругался, стараясь не злить могучего Балбора, кто-то молчал, лишь несколько бойцов переговаривались о чем-то, но тоже предельно тихо.
   Когда откуда-то из леса яркой вспышкой поднялся огненный всполох, в первый момент я даже не понял, что произошло, но потом резануло осознание - началось.
   Больше нет никаких надежд, что гости пришли с миром, что удастся договориться, объяснить, что мы свои и не замышляем злы. Теперь ситуация проста - или они нас убьют, либо... мы их.
   Следом за огненным всполохом тут же поднялась сверкающая белизной ледяная глыба.
   Однако Хайром был наготове. Когда огненная стрела, оставляя цветастый след, приблизилась к нам, ее мгновенно встретил магический щит нашего главного мага. Удивительно, что щит возник, казалось, за мгновение до столкновения с нами. Разбрасывая повсюду искры, стрела сжалась в плотный шар, растеклась и погасла. Рядом с росчерком щита кругового появилась еще одна косая рыжая черта - это не выдержала Лайта и запоздало, впустую выставила свой щит.
   Ледяная стрела промчалась с потрескиванием над нашими головами и с грохотом обрушилась в озеро, вызвав огромный столп брызг, которые тут же замерзали, кристаллизировались и осыпались обратно на корку льда, мгновенно покрывшую озерную гладь. Я поежился, представив, что было бы, если бы эта глыба упала среди нас.
   -Целители! Поддержите силой, нижний поток. Маги, до моих указаний никаких действий! Берегите силы, их у противника намного больше, нам нужен расчет, - разминая пальцы, напомнил Хайром, выразительно посмотрев на рыжую магичку, - И огонь не встречаем огнем, что как дети малые!
   Лайта густо покраснела. Надо же, все-таки огненная умеет признавать свои ошибки хоть иногда, я ждал, что она рассердится и будет огрызаться.
   Казалось, первая магическая атака, хоть и сдвоенная, была случайностью, так как после этого опять все стихло на некоторое время. Однако теперь уже все стали гораздо собранней, никаких лишних разговоров не было, только ожидание новых атак.
   Я вцепился в щит, уже понимая, что он никак не поможет мне против таких огненных шаров. Возникла шальная мысль схватить Милу за руку и утащить в берлогу, вырытую нашими бирмедами, и сидеть там, пока все не закончится.
   Но мысль пришлось быстро погасить, это опять не тот случай, когда можно спрятаться и отсидеться. И это будет верхом подлости по отношению к пришедшим спасать меня людям.
   -Может, мне направить моих зверей на них? - чужим, не своим голосом предложил я.
   -Нет смысла, только зазря их погубишь, - отмахнулся Балбор, - Может, позже.
   Я невольно вздохнул с облегчением, губить преданных существ мне не хотелось.
   Следующая атака была более сильной. Почти одновременно взмыло сразу с трех сторон семь росчерков, имеющих разную природу - огонь, вода, лед, дерево, ветер. Несущие смерть линии приближались к нам стремительно, и я уже даже поверил, что это конец.
   -Готовимся! Всем закрыться! Маги - готовьте огонь! - резко и отрывисто скомандовал Хайром. Он вскинул руки и воздушную стрелу встретила преграда из твердой земли, об которую разбился воздушный поток. Преграда продолжала парить, пока на нее не обрушилась такая же, близнец предыдущей. На этот раз щит не выдержал и осыпался прямо на нас. Один из огромных, спрессованных кусков земли, угодил прямо на мой щит, от чего я охнул. Рука онемела, но следом вновь ожила, на этот раз болью от старой раны.
   В тот же момент окатило сбивающей с ног волной сжатого воздуха, но удалось устоять, так как атака была сильно ослаблена земляной преградой.
   -Ставьте огонь! - мгновенно вспыхнули сразу четыре огненные линии, одну из которых ледяной поток пробил, но уже на втором окончательно расплавился, потек и на нас обрушился целый водопад.
   К водопаду присоединился еще один, так как огненные щиты настигла водяная стрела, которая также врезалась в оставшиеся щиты, которые погасили ее мощь, но остатки влаги все равно пролились на нас. В добавок ко всему опахнуло жаром, так как изрядная доля льда и воды, призванной уничтожить нас, превратилась в пар, который также стал оседать на землю.
   Еще три стрелы, две огненные и одна из сплетенного дерева обрушились на землю неподалеку от нас. Огненная врезалась в землю с оглушительным грохотом, и пламя, которое веером разлетелось по всей территории, могло бы доставить серьезные проблемы, если бы не вода, которая хлынула на нас почти одновременно.
   Деревянный столб врезался в землю неподалеку, и я улыбнулся - какой-то маг просто вырвал дерево и зашвырнул его в нас.
   -Кхе, Вандор дерево кинул, - Хайром вымученно улыбнулся, - все, чему научился, неумеха.
   -Как самочувствие? - Балбор озабоченно посмотрел на мага, - Силы есть?
   -Да полно еще! - маг недовольно качнул головой, мол, не отвлекай. Но все же добавил, - Пока все идет нормально, стреляют не точно, вразнобой, даже закрутить толком не могут, а сменить линию вообще вне их умений, так что просчитать их - вообще не проблема. Ну силы разные, чувствуется, что не меньше трех круговых атакующих магов уже зарядили, остальные - от командных магов. На всякий случай целители - средний поток силы на меня. Не усердствуйте, чувствую, что кто-то уже на среднем вливает.
   -Может, и мы по ним запустим? - предложила Лайта, отчего получила такой взгляд Хайрома, что снова густо покраснела.
   -Я защитник, а не убийца, - коротко ответил круговой маг, - И даже если бы был убийцей, то атаковать непонятно куда мы не можем себе позволить. Они сейчас сил тратят в несколько раз больше, чем мы. Так что отбивайся, и не придумывай, девочка.
   Последние слова были сказаны как раз вовремя, потому что с разных сторон вновь полетели в нашу сторону магические стрелы.
   На этот раз их было очень много, более того - они шли с небольшими перерывами, видно, что кто-то после небольшого отдыха сразу же отправлял новый смертоносный заряд.
   Хайром проявлял себя с самой лучшей стороны, так что Балбор только молча стоял и наблюдал. Впрочем, так приходилось делать всем нам, тем, кто не имел магических сил, только стоять и надеяться на то, что сил наших магов хватит, чтобы отбить все атаки.
   Главный маг крутил головой без конца, что-то быстро высчитывал в голове, затем отдавал четкие указания в нужный момент, время от времени он сам вскидывал руки со скрещенными пальцами и ставил щит за щитом.
   Я заметил, что круговой маг на вышке не принимал участие в общем деле, просто сидел и внимательно наблюдал за ходом сражения, хотя иногда и он выкидывал руки с явным намерением поставить барьер, но опускал, так ничего и не предприняв.
   Бой был страшный. Чувствовалось, как дрожит под ногами земля в судорожных конвульсиях, так как из нее брали силы и вещества для защиты, а над головой постоянно мелькали всполохи приближающихся линий магических стрел, которые каждый раз приближались вплотную, но перед ними возникали щиты, которые гасили их силу.
   Но за это сражение нас успело засыпать всевозможной дрянью - комьями грязи и глины, ветками, искрами, снова несколько раз облило водой и накрыло облаком пара, листвой и еще какой-то слизкой дрянью. Щит не всегда помогал, к сожалению, так что очень быстро мы все стали представлять собой странное и жалкое зрелище - куча грязных оборванцев, местами обожжённых и побитых.
   -Гады! - Я снова не смог сдержать крик. Я увидел, как очередной огненный росчерк промчался мимо нас и угодил прямиком в уже почти достроенный дом. Крыша была пробита насквозь, и изнутри в небо вздыбился столп пламени, охвативший собой и все здание, плод долгой кропотливой работы. На какой-то момент я забыл про все страхи, меня охватило чувство бесконечной обиды за свою долгую работу, которую кто-то так грубо и бесцеремонно сломал одной вспышкой силы.
   Я понимал, что теперь с новыми бойцами мы сможем сделать не хуже, но все же как обидно...
   Я так болезненно воспринял потерю, что даже не уловил момент, когда наконец-то на нас перестали лететь магические стрелы, сотканные из разных стихий и установилась тишина, нарушаемая только шумом и треском горящего дома.
   Конечно, нас изрядно потрепало, но, самое главное, все мы были все еще живы.
   Правда, возникал вопрос - надолго ли, сколько еще будет идти перерыв пред тем, как снова начнут стрелять, или устроят другую атаку...
   -Так, я сух, - Хайром грузно плюхнулся на землю, не обращая внимания на то, что вместо земли уже давно огромное месиво из грязи и луж, - остались крохи. Целители, если у кого еще осталась сила - верхний поток на меня. Но не забывайте, что могут быть раненые. Надеюсь, что у противников тоже не осталось сил.
   -Сомневаюсь, что они все пусты, - в разговор вступил маг на вышке, - Но признаюсь, ты превзошел сам себя. Я вот все думал, пробил бы я тебя, доведись нам схлестнуться. Теперь уверен - нет.
   -Не знаю, Молд, не знаю, - Хайром устало потер виски, - у тебя был шанс выяснить сейчас, и видит Кругород, я безумно рад, что ты им не воспользовался, потому что иначе мы бы все были уже мертвы.
   -Я правильно понимаю, что у нас есть еще не менее сильный маг, и даже если на нас снова обрушатся, то мы выживем? - поинтересовался я.
   -Почти, - Молд вздохнул, - мои щиты гораздо слабей, и их создание требует от меня гораздо больше силы. Я атакующий маг, но несколько магических атак я смогу погасить. Сколько - не знаю.
   -Щиты вздеть! Укрываемся! - прервал наш разговор Балбор громким криком.
   В первое мгновение я растерялся, но быстро понял, что сейчас речь идет не о магических щитах, а об обыкновенных, так как с легким свистом на нас летели диким роем обычные пернатые стрелы. Стреляли навесом, поэтому мы успели прикрыться, только убили одного бобера, и еще одна из стрел поразила одного из растерявшихся новичков в ступню. Он взвыл и запрыгал на другой ноге, так что к нему торопливо подошел под прикрытием Клоуб, перестав заряжать Хайрома, и пострадавший затих.
   Я торопливо отдал указ зверям укрыться в берлоге, что они послушно сделали, но не успели до нового залпа, и на этот раз пострадал один из бирмедов, которому стрела угодила в лапу.
   Стреляли, похоже, также не видя нас, издалека. Поэтому следующие несколько залпов и вовсе не нанесли никакого ущерба. Хотя одна из стрел пробила мой щит и остановилась, царапнув броню. Да уж, все-таки щит далеко не тот, который можно назвать надежным.
   На какое-то время все затихло, только слышен был глухой рев раненого бирмеда, которому никто не спешил оказать помощь. Потерпи, родной, потерпи, теперь уж после боя поможем. Если доживем.
   Рука начала неметь от постоянного держания щита, в то же время было страшновато его опускать - а вдруг снова начнут поливать. И правда начали, после короткого затишья на нас обрушилось еще несколько залпов, которые также не причинили серьезного ущерба.
   Затем установилась тишина надолго. Никто не разговаривал, ожидая очередной атаки, которая все не начиналась.
   На какой-то момент я на даже поверил, что они решили оставить нас в покое и вернуться в город. Мне уже до каргарова пламени надоело все это противостояние и хотелось просто лечь где-то и спокойно поспать, как бы это безумно ни звучало, оставив войну тем, кто был для нее рожден.
   Но такой роскоши круги никогда не давали, и как выяснилось - люди тоже не могли дать покоя...
   Через какое-то время раздался сильный треск. Я напряженно вглядывался в темноту ночи, стараясь понять, какой очередной подарок готовят нам наши недавние братья, которые поставили своей целью уничтожить меня и моих друзей.
   -Ах ты ж каргар всесжигающий... - раздался неподалеку возглас Коба, который уже увидел новую угрозу, но я по-прежнему не мог понять, что это.
   Земля стала мелко дрожать под ногами. Наконец-то удалось понять, что за новая напасть нам грозит - из темноты ночи на нас шли искусственно созданные магами существа, которые своими макушками возвышались над самыми высокими деревьями.
   Когда я сумел их разглядеть, я понял, что они сплетены из разных материалов - деревьев, глины, земли, травы. Сотворённых магией существ было не меньше десятка, они шагали по земле без остановки, и я почувствовал в них какое-то биение жизни, отголоски воли, которую, однако, никак не получалось ухватить.
   -К бою! - раздался рев Балбора, который вскинул меч, - Воины, они наши! Молд, прикрываешь, сил постарайся тратить немного.
   Атакующий маг кивнул, но видно было по сплетенным пальцам и судорожному шёпоту, что у мага есть и свое мнение на этот счет.
   Големы приближались с разной скоростью, и это давало нам больше надежд.
   Когда первый из них выломился из лесной чащи, его встретила огненная стрела Молда, которая опрокинула колосса на землю, проделав огромную дыру в груди. Колосс загорелся, однако довольно быстро перестал полыхать, так как пламя не смогло пробиться сквозь глиняные слои.
   Голем все равно попытался встать, но не смог, так как на него обрушилась секира одного из бойцов, раскроившая его подобие головы, из который хлынула какая-то темно-зеленая субстанция, по всей видимости, дававшая ему магические жизненные силы.
   Бой загорелся с новой силой. Молд больше не запускал магических стрел, так как воины показали свои таланты в полной мере - наступающим колоссам подрезались ноги, особо ловкие бойцы запрыгивали прямо на плечи и поражали цель в их макушки. Помогали и стрелы, которые поражали одного противника за другим. Все метили в голову, так как даже тихо истекающая магия из существ существенно их ослабляла, заставляла двигаться намного медленней, так что удавалось низвергать одного голема за другим.
   Мои звери также принимали участие в бою, своим клыками и когтями оставляя на их телах глубокие борозды, останавливая размахи рук и ног, которыми те старались достать до осаждающих их противников.
   Мы побеждали. Несмотря на то, что эти существа иногда доставали до бойцов, отчего уже несколько воинов лежали на земле, раненые, но живые. Становилось очевидно, что жителям Города придется придумать что-то более сильное, чтобы нас одолеть.
   Когда последний колосс остался лежать бесформенной грудой грязи, дерева и глины на земле, снова наступила передышка, во время которой целители уже из последних сил старались восстановить здоровье пострадавших.
   Под руководством Балбора раненых оттащили в центр боевого построения, и мы приготовились к новой атаке.
   На этот раз новое наступление не заставило себя долго ждать, более того - это оказались также големы, но на этот раз сотканные из водной стихии.
   На этот раз земля не дрожала, просто на нас текли огромные водные создания, в которых пульсировала жажда, иссушить людские тела, нет, забрать влагу из всего, что есть на пути - из деревьев, воздуха, водоемов...
   -Молд, тут вся надежда на тебя... - произнес Балбор, и мне на миг показалось, что бывалому воину, круговому, стало страшно. Потому что его клинок ничего не мог противопоставить водной стихии...
   -Нет, - я сделал шаг вперед и невольно поежился от обращенных на меня взглядов. В пылу боя все забыли про меня и мои способности, и про то, что именно я стал причиной всего этого бардака. Но сейчас пришло время и мне постоять за тех, кто доверился мне. Это самое меньшее, что я могу для них сделать. - Оставьте их мне.
   Балбор окинул меня взглядом, но ничего не ответил, только пожал плечами.
   -Давай, Эльт, ты можешь! - крикнул мне Таль, и мне удалось поймать его озорной взгляд, - Только больше не ври, что озерных не ты победил.
   Я развернулся к идущим на нас водным созданиям и прикрыл глаза.
   Мне нужно было снова войти в родство с водой, тем родством, что никогда меня не покидало, но иногда уходило куда-то вглубь.
   Я чувствовал, что наши новые противники - они родичи тем чудищам из подземного озера, но мертворожденные. В тех воля была пульсирующей и живой, как бурный поток, в этих - подобна болотной трясине, по которой бьет строптивая детская нога.
   Зацепись, Эльт, зацепись за эту трясину...
   Не выходит! А они все ближе, все также равнодушно идут-текут, проходя прямо сквозь деревья, высасывая их и оставляя после себя только почерневшие стволы. И я ничего не могу сделать, ровным счетом ничего.
   Мне нужен страх, спасительный страх, который подавит все наносное и оставит меня наедине с этими созданиями.
   Страха не было, потому что я предательски поверил в Молда, Балбора, всех их, что не бросят меня и спасут от этих чудовищ.
   Но что будет в этом толку, если я сейчас отступлю? Если я вызвался сейчас сам остановить этих големов, но не смог ничего сделать... Они, может, и простят, но как я смогу после этого смотреть на них, как смогу выдержать снисходительные взгляды, что ошибся, бывает, все мы ошибаемся...
   Обжигающий страх, почти не знакомый до этого, жгучий страх опозориться перед друзьями, накрыл меня с головой, водопадом обрушился на мою голову и уже в следующий миг я почувствовал пульсирующую вязкость водных големов, которые шли на меня, на меня одного, чтобы высушить и забрать все мои соки.
   Не дам! Я открыл глаза и посмотрел на них новым взглядом. Я почувствовал их волю, и в следующий миг осознал, что моя воля сильней, и вновь, как и раньше, понял, что вода есть везде, непокорная только на первый взгляд, но на самом деле - родная и близкая.
   Я приказал водным созданиям остановиться. Они безропотно подчинились, однако уже в следующий миг я почувствовал сильное сопротивление, но не от големов, а от тех сил, что ими управляли. Это было подобно тем цепям, что маг накидывал на Угу в городе - прочным и незримым, но которые управляют всеми движениями.
   Какое-то время мне пришлось бороться с ними, и победа осталась за мной - моя воля, которая уже просочилась в каждую каплю водных гигантов, оказалась сильней их уз.
   -Что происходит-то, поделись? - поинтересовался Молд, - Мне готовиться к бою?
   -Нет, все получилось. - я смахнул пот со лба, удивляясь, что все это происходит со мной. Капли упали на землю, я чувствовал даже их, и что мое тело снова требует влаги, больше влаги.
   -Отлично, - я услышал смех Таля, который сейчас победоносно осматривал всех окружающих - мол, кто еще сомневается в моем друге? -Эльт, давай, двигай этих назад!
   -Нет, - вырвалось у меня до тех пор, как я успел это обдумать. - Я не хочу их смерти...
   -Как был дураком бесполезным, так им и остался - гневно произнесла Лайта, - Они уже доказали, что хотят нас убить. Причем подло, не смотря нам в глаза. Мы будем в своем праве, если вернем им их же силу! Давай, действуй! Такие силы в твоих руках, а ты ведешь себя как мальчишка!
   Я прикусил губу и тут же почувствовал, как струйка крови потекла по моему подбородку. Но боли не было. Была глухая обида и непонимание, как я должен действовать в этой ситуации, чтобы сделать все правильно. Было только четкое осознание, что Лайту слушать сейчас нельзя. Может, действительно, также атаковать, а не сидеть здесь, мучительно ожидая новых атак, одна из которых унесет наши жизни... Ведь эти существа, сотканные из магии, силы и воли, действительно шли нас убивать. Я чувствовал их равнодушную, спокойную, но все же жажду.
   Но долго мне не пришлось размышлять и переживать, так как вдали вспыхнуло яркое пламя, вздымающееся не как огромный костер, а просто выросшее где-то вдалеке.
   Еще один столб, еще один, на этот раз где-то совсем в стороне.
   -Они там вообще соображают, что делают? - пробормотал Хайром, - Только что отдали нам воду, и собрались засылать огненных. Бестолковые, не зря я от них ушел.
   -Да просто не успели перестроиться, решили, что все равно силы уже затрачены, - вступился за атакующих Молд, но Хайром только махнул рукой. Тем временем маг поинтересовался, - Эльт, сможешь водных натравить на огненных? Это тебе твое мировоззрение позволяет?
   -Конечно, - я почувствовал даже какую-то обиду. Конечно, я часто бываю нелеп, но не до такой же степени. - Но пусть подойдут поближе.
   В следующий момент мои, уже совсем мои, големы пошли на вырастающих противников.
   Это был совсем не долгий и не зрелищный бой. Водные просто схватили огненных и стали сжимать в своих тисках, отчего те стали гаснуть и тускнеть на глазах. Но и водным победа давалась нелегко, так как они с шипением теряли свои силы, превращаясь в пар. И даже слишком быстро и сильно, видимо, для поддержания их жизни нужно было использовать магические силы, которые с потерей управления армией Города перестали к ним поступать, и теперь они стремительно таяли один за другим, но успевали перед смертью погасить не один огонек противника.
   Но огненные сопротивлялись. Атаковали по двое трое, набрасывались на водяных гигантов бездумно, но яростно, гасли сами, но не сдавались.
   Я чувствовал гибель своих новых слуг, но они никак не отдавались в моей душе, не тревожили мою волю. Все-таки вода - удивительная стихия, да и существование этих водяных гигантов сложно было назвать жизнью, поэтому они просто возвращали свою волю тому хаосу, из которого и были рождены.
   Вскоре все затихло. Я понял, что вода победила огонь, но остатки моих воинов внезапно также были уничтожены. Видимо, вражеские маги нашли какой-то способ их добить, уже итак ослабленных.
   Следующая атака последовала незамедлительно - с громким треском с холма покатились огромные шары, напоминающие скорей комья грязи.
   В один из самых крупных с треском угодила огненная стрела, которую выпустил вовремя заметивший новую угрозу Молд. От огня шар на мгновение замер, затем начал стремительно расти, разбухать, пока не взорвался оглушительно громко, разбрызгивая вокруг какие-то ошметки.
   -Помогайте. Бейте огнем и обычными стрелами. Остальные - прикрывайтесь щитами, - коротко бросил Молд, сосредоточенно готовя новую стрелу. Упрашивать долго не пришлось, так как никому не хотелось попасть под такой шар, или даже поймать ошметки от их разрывов.
   Шары были разных размеров, и вскоре они уже катились со всех сторон - не только с холма, но и из леса также выкатывались, хотя лесные были гораздо медленней и слабей. Более того, многие "лесные" до нас просто не доходили, так как то и дело из зарослей ухал гром взрывов.
   Впрочем, этот гром сливался в единую какофонию звуков, от которой просто закладывало уши, и уже было непонятно - где что грохочет.
   Наши маги и стрелки справлялись плохо. Далеко не все обычные стрелы разрывали приближающиеся шары, некоторые были усеяны десятком древков, прежде чем их разносило в клочья.
   Магические атаки были гораздо более эффективны, но вот только сил магов не хватало, чтобы уничтожить все приближающиеся угрозы.
   Несколько магов уже просто не могли ничего сделать и сидели. Хайром из последних сил запустил две стрелы и снова уселся с самым мрачным выражением лица.
   Зато Молд был в ударе - с его рук срывались бесконечные вспышки, которые разили без промаха самые большие и опасные шары, более того, он умудрялся взрывать их так, чтобы они повреждали те, которые катились рядом и сзади.
   Но и его силы слабели, кроме того, этих странных атакующих сгустков было очень много, и они взрывались все ближе. Если в самом начале атаки до нас долетали только крохи и ошметки, то вот уже один из шаров взорвался совсем недалеко, и я почувствовал острую боль, так как один из осколков попал мне в щеку. Я утер лицо и увидел, что на ладони осталась кровь. Это была не просто земля, а что-то другое, неизмеримо более опасное.
   С этого момента я стал тщательней прикрывать именно лицо.
   -Готовимся к обычному бою, - ровно произнес Молд, когда поток, казавшийся просто бесконечным, закончился. Маг также спокойно уселся на вышку и прислонился к одной из опор, - Я не верю, что после таких всплесков силы у них еще остались силы для магических атак.
   -Тоже высох, да, дружище? - поинтересовался Хайром.
   -Да, Хайром, я пуст. - Маг кивнул, - И если у них еще остались силы создавать магию, то нам пришел конец. Если, конечно, Эльт не удивит нас еще чем-нибудь.
   Я не ответил, прислушиваясь к своим ощущениям. На душе был сумбур. С одной стороны, я понимал, что сейчас может начаться новый бой, при этом мы можем даже взглянуть в глаза своим противникам, врагам, которые еще совсем недавно были друзьями. А можем и не взглянуть, если у города остались силы для магической атаки, которая нас уничтожит, потому что уже не осталось сил сопротивляться.
   А еще было какое-то томящее чувство, как будто я что-то упускаю, что-то должно случиться такое важное, просто должно, но почему-то запаздывает, предательски не успевает... Но что именно, и что может нас сейчас спасти от неминуемого, было непонятно.
   Рядом с моей ногой раздалось громкое шипение. Я скосил взгляд и увидел Живчика, весь вид которого выражал недовольство.
   -Привет, приятель, пришел попрощаться? Давно тебя не видел, - я присел рядом с шипящим тараканом. - Думал, ты в какой-то щели пережидаешь всю эту свистопляску.
   Таракан еще громче зашипел и только тут я заметил, что рядом с ним лежит какой-то странный красноватый камешек. Я протянул руку и взял его, на что Живчик бурно отреагировал, отбежал и перестал шипеть, занявшись полезным делом - дерганием своими маленькими лапками своих огромных усов.
   -И что это? - спросила подошедшая Мила.
   Я понял, что все взгляды обращены на меня, сжимающего в руке странный красноватый камень. От камня веяло чем-то неуловимо знакомым, но я никак не мог понять, чем именно.
   -Если это то, о чем я думаю, - произнес Балбор, кашлянув, - То нам неслыханно повезло... Впрочем, сомневаюсь, что вопрос в везении. Эльт, признайся, откуда он у тебя?
   -Живчик принес, - растеряно ответил я, - Таракан мой в смысле. Что это и что с ним делать?
   -Таракан принес камень-страж... Или ты морочишь нам голову, или хотел бы я знать, что это за таракан у тебя такой. Но все после. Сейчас немедленно разбей камень. И будем ждать бурю.

Глава 27

   За мгновение до того, как буря накрыла нас всех, измученных, израненных, вместе с искалеченной и истерзанной землей, в моей голове пронеслось, как мне показалось, огромное количество мыслей - а что, если не получится повторить перенести этот участок земли, к которому мы привыкли, и каким он будет, если перенесется, таким же, как сейчас, или таким, каким я хотел бы его видеть, куда денутся и что сделают после бури наши враги из города, как мне забрать с собой моих призванных зверей, которых я не хотел оставлять третьему кругу, что же происходит во время бури...
   Но в тот момент, когда буря обрушилась на меня, все вдруг стало неважно, потому что остался только я и нестерпимый зеленый свет, чувство безумной легкости и свободы.
   И это так обволокло меня, что я почувствовал, что теряюсь во всем этом буйстве, ухожу вместе с бурей...
   Мне пришлось приложить усилие воли, чтобы вспомнить в этом безумии света, в этой клокочущей бездне, кто я такой и зачем я иду по этим мирам. Я - Эльт призыватель, и я должен вернуться в мир кругов.
   Это было сложно, меня пронзило ощущение беспомощности, бессилия, когда нет сил ничего сделать и ты просто отдаешься тому, что тебя окружает.
   Нет! Я должен вернуться, должен!
   Сознание никак не могло обрести ясность и внезапно я понял, что мои глаза закрыты. Всегда были закрыты. Я никогда не был в буре, мой разум просто терялся где-то, позволяя нести меня туда, куда я не хотел. И я ясно осознал, что уже столько раз в ней блуждал и терялся в этой бездне, сейчас и раньше, много раньше, до моего рождения...
   Я открыл глаза.
   Наверное, лучше бы я этого не делал, потому что перед глазами заплясали пятна, от мигающего и переливающегося света перехватило дыхание. Весь мир, вся вселенная словно пролилась в мою голову, заполонив ее до краев, так, что сейчас взорвется, словно шар, который катился на нас только что, но уже казалось - когда-то очень давно.
   Но я не мог ничего сделать, изменить. Открыть глаза - это все, на что хватило моей воли.
   Нет, я могу больше! Я не буду больше слепо нестись в этом потоке, моя воля сильней и больше, чем вся вселенная, и я смогу этим управлять, я не сдамся этой бездне покорно!
   Но я видел, и это было страшно, что мои руки и ноги менялись в размерах, то уменьшались, то увеличивались, и мое сознание опять стало рвать непонимание, кто я и что я должен сделать.
   Зацепиться! Мне нужно за что-то зацепиться, иначе я сгину, уйду в никуда, останусь навсегда в этой бездне... Кругород, помоги, я не хочу быть таким!
   Из хаоса стали возникать картины, чужие и близкие, сумасшедшие и свои.
   Я смотрел на мельтешение этих образов, и никак не мог зацепиться за тот, что был нужен, необходим для того, чтобы вернуться в самого себя...
   Круги, башня, бирмеды, Гарр, таракан, стрела, меч...
   Я вспоминал это рывками, пытаясь нащупать опору в этих словах, в этих образах.
   Дом! Я строил дом, точно. Поляна, была большая поляна, где мы строили дом, и я хотел жить там!
   Я вспомнил! Дом-дом-дом, поляна-поляна-поляна...
   Слова зациклились, повторялись, как все наши круги, но тем не менее они давали определенную зацепку. Это было спасением, потому что если я забывал думать, то погружался в пучину бури, хаоса, который раздирал меня, рвал на части, менял меня самого и все окружающее.
   Вернуться!
   Нет, нужно только вернуть поляну, наш лагерь...
   Но все это смывает безумным хаосом...
   Нужно зацепиться, зацепиться! Ветка, дайте мне ветку дерева, я хочу ее схватить и остановить все это, вернуть то, что мне нужно.
   Я протянул руку, или мне так показалось, и ухватился за ветку. Она придала мне сил, дала ту самую зацепку.
   Хорошо, теперь поляна. Мне нужно вернуть наш лагерь. Он возвращался из дымки, иногда буря снова начинала меня крутить, унося в другие бездны, но тем не менее я уже нащупал путь назад и понял, что смогу вернуть наш лагерь.
   И это наполнило меня ощущением еще большего бессилия, так как я запутался во времени, не понимая, удалось ли мне уже сделать то, что я хотел, или еще нет, вернулся ли я в свой разум, или до сих пор блуждаю в буре, одновременно находясь на одном месте.
   И только тогда я увидел, что кругом начинает простираться пустыня, наполненная каким-то своим, чуждым мне порядком.
   Так вот ты какой, четвертый круг.
   Пустыня была злой, пески мели с безумной силой, пытаясь размыть ту поляну, которую я так отчаянно отвоевал у хаоса.
   Нет, оставьте мне мой лагерь!
   Это дало мне злость и страх, так необходимые мне сейчас, и пески отступили, оставив мой островок.
   Все вновь стало меняться, кругом появились огоньки, огромное количество огоньков.
   Конечно, это были не огни, а что-то такое, что не описать словами, но что в голове рождало только одно описание и одновременно сравнение - огоньки. Они были живыми, яркими, странными и предельно понятными одновременно.
   И в этих огоньках тоже была жизнь и воля, яркая и необычная.
   Огоньков было бесконечное множество, они кружились, уходя куда-то вместе с бурей, но какая-то малая толика оставалась здесь, просыпаясь на барханы пустыни, что нас окружала.
   И я увидел, что некоторые огоньки поднимаются и уходят, уходят в далекое путешествие за пределы разума и жизни, за пределы кругов... Может, и мне стоит бросить все, превратиться в огонек и полететь вместе с ними в их путешествие в неизвестность?
   Нет, еще рано! У меня еще здесь дела, люди и звери, которые в меня поверили и которых я не могу бросить! И зачем мне этот бесконечный путь с, быть может, редкими остановками на очередную маленькую жизнь, если я не в силах пройти и свой обычный путь, свою жизнь, спешу сбежать пораньше?
   Я понял, что сейчас уйдут мои верные бирмеды, ежи, Уга, боберы, таракан...
   Не хочу! Останьтесь! Мне будет плохо без вас!
   Часть огоньков замерцала, но они не захотели оставаться. Но несколько огоньков так и остались на поляне, и я почувствовал их добрую ко мне волю, которая придала мне сил и успокоила.
   Тем временем поток огоньков становился все меньше, и я вдруг ясно осознал, что буря заканчивается, и сейчас меня бросит в четвертый круг.
   И эта мысль принесла облегчение, так как осознание себя в этом кажущемся хаосе опустошило меня, и я чувствовал такую слабость, какой не испытывал даже во время болезни.
   Тем не менее я нашел в себе последние силы и поднял руку, удивляясь, какая она странная и легкая, словно не существующая на самом деле, и схватил один из огоньков. Он был каким-то особенным, словно чужим, плыл куда-то в далекую даль без цели и смысла...
   От соприкосновения с ним у меня помутилось сознание, все стало плыть перед глазами, хотя итак все было зыбким, зеленым и странным. Я понял, что это было такое грубое нарушение всех законов и правил, о которых я и не знал никогда, что мой разум просто отказался воспринимать произошедшее, и я просто упал на землю, на траву поляны, которую все-таки смог протащить с собой в новый круг.
   Все померкло, затихло.
   У меня возникло ощущение, что словно попал в комнату с тусклым светом свечи, хотя на самом деле стоял яркий солнечный день, и три солнца этого мира палили нещадно. Но после красок, хаоса и мерцания бури я уже не мог воспринимать это, как день.
   Голова жутко болела, и было еще не до конца понятно - правда ли я прорвался, вышел из бури, или и сейчас нахожусь в ней, и это просто очередное искажение, шутка того хаоса, в который я только что заглянул.
   -Эльт, ты как? - заботливо спросила Мила, которая оказалась рядом.
   -Я... - язык не слушался, говорить было трудно. Я с удивлением и недоверием смотрел на целительницу. Вот как так, неужели она не видела того хаоса и безумия, что творятся в буре, неужели ее не опустошает то, что там происходит?
   Хотя... Ведь и сам я до этой бури никогда не открывал глаза и просто позволял проносить себя через эту бездну, даже не пытаясь зацепиться и понять, что это такое.
   Самое печальное только то, что я все равно так и не понял, что это такое. Но смог увидеть больше, чем раньше, и это уже хорошо.
   Но от мысли о том, что придется в следующий раз снова пройти через это, невольно передернуло. Может, ну ее к каргару, поляну эту? Она не стоит того, чтобы глядеть в глаза хаосу...
   Что-то внутри меня говорило, что в эту бездну мне придется еще вернуться, хочу я этого, или нет. Потому что я уже увидел это, а значит, не смогу больше закрыть в бурю глаза. Это было страшно, но это было и радостно одновременно. И, быть может, в следующий раз мне будет легче. Хотя... Кого я обманываю? Не будет.
   -Эльт, ну так чего? - снова вернули к реальности слова Милы, которая обеспокоенно старалась заглянуть мне в глаза, и явно переживала, что не может помочь, потому что во время битвы полностью опустошила все свои запасы силы.
   Битвы... Воспоминания нахлынули, но были словно чужие, так как после пережитого все, что было до этого, стало вдруг таким далеким и незначительным. Впрочем, все, что было до и даже будет после, и должно быть незначительным, чем-то таким, что стоит учитывать, но не принимать слишком близко к сердцу. Важно лишь то, что здесь и сейчас, и весьма глупо убивать эти "здесь и сейчас" тем плохим, что было до, или будет после.
   -Да хорошо все, - я наконец смог заговорить, - Не беспокойся, я в порядке.
   -У тебя глаза красные, - после короткого молчания произнесла Мила, - и вообще выглядишь ты так, словно тебя круг в застенках продержали.
   Я встал, чувствуя слабость во всем теле. Вернулась боль от полученных повреждений во время боя, незначительных, но все же.
   Но главное - я снова стал самим собой, я мог стоять на ногах и обрел относительную ясность мысли. Остальное - ерунда, красные глаза, кровь на щеке, грязь - все это временно, все это можно пережить. Вот утрату воли пережить нельзя, остальное - пустое.
   -Да ерунда, - я снова отмахнулся. Это уже становится привычным, хотя гораздо приятней было бы обнять Милу и успокоить, но почему-то вот проще отмахнуться, все не до этого. Поэтому я сумбурно добавил - Прости, радость, просто все это тяжело мне дается.
   Девушка покраснела, то ли от странного обращения, которого вырвалось у меня само собой, то ли еще по какой причине.
   Я осмотрелся.
   Вокруг уже стояли люди, осматривающиеся в новом круге. Выжили и удачно перешли, кажется, все. Также на месте оказались Уга, Бир и Живчик, а также еще один бирмед, несколько ежей и одинокий бобер.
   Похоже, мне и правда удалось перетащить с собой поляну. Но не ту, где мы с наслаждением жили долгое время, а ту, которая осталась после боя - с истерзанной магией землей, которая превратилась в поле из грязи и комьев, с обуглившимися останками домов и строений, которые мы так старательно строили, с озером, потерявшим очертания своих берегов и превратившимся в странный водоем, в котором плавали разные бревна и ветки.
   Но это была та самая поляна, как ни крути, и мне удалось перенести ее всю, и даже больше - сохранилась часть леса, правда, изломанного-пожжённого, но тем не менее.
   И холм, который плавно переходил в бархан.
   При взгляде на холм я сделал шаг назад и судорожно сглотнул.
   Потому что на холме сидел, внимательно смотря на меня изучающим немигающим взглядом, сам каргар.
   Не знаю, почему я так решил, потому что никогда не видел каргара, но почему-то мне показалось, что это был именно он.
   Огромный, гораздо больше огненной гусеницы, покрытый твердым панцирем, он внушал страх одним своим видом. Панцирь плавно переходил в такую же мощную, длинную голову с огромной пастью. Из панциря росли когтистые крылья.
   Но ног создания не было видно, такое ощущение, что это создание просто вросло в землю, в этот холм, и даже крылья не могли помочь ему взлететь.
   Я попытался прочувствовать, поймать волю каргара, но был оглушен и ошеломлен, такое ощущение, что я получил мощнейший удар в грудь только за попытку. Потому что это было нечто большее, чем все, что я встречал до сих пор. Неуязвимое, огромное, страшное чудовище, которое было защищено на всех уровнях.
   Поднялся шум. Пережившие бурю также увидели это огромное создание и готовились к бою, поднимая луки и мечи, пытаясь сплести заклинания, хотя сил не было даже на то, чтобы зажечь простой огонек.
   -Успокой своих людей, верховный. Я не люблю, когда шумят, даже во сне, - голос раздался в моей голове, но я мгновенно понял, что это не просто мысли, а именно обращение. По голосу я уловил и настроение существа - спокойное и ровное, с легким любопытством. Он явно не намеревался причинять нам вред, по крайней мере пока.
   -Тише! Он не собирается нас атаковать! - я поднял руку и крикнул это так, чтобы все слышали.
   -Кто это, каргар меня подери? - выдохнул Коб, осторожно подходя поближе, - ты его контролируешь?
   -Нет, он сам по себе, - стараясь не показывать своего страха, произнес я. Это не тот случай, когда страх может быть союзником, моя воля здесь была явно бессильна, даже вооруженная своим главным оружием, - Относительно ответа на первый вопрос, я не уверен, но кажется, ты сам назвал его и даже попросил задрать самого себя. Так что будь осторожней с просьбами.
   Коб побледнел, но не отступил назад, во все глаза смотря на пришедшее к нам чудовище.
   -Какой смышлёный верховный, - вновь раздался голос в моей голове, - а теперь скажи мне, какой это мир и где твой город? И зачем ты поймал мой сон?
   -Вы можете читать мои мысли? - я попытался произнести это обращение четко, про себя.
   -Ну если это будет как сейчас, потому что обычная каша из твоих переживаний и мыслей плохо усваивается моей волей.
   -Я понял, - я напряженно кивнул, на самом деле все еще не понимая, как мне нужно вести диалог с таким созданием, - Хорошо, вы можете сказать, кто вы и как здесь оказались? И почему называете меня верховным? Верховный у нас в Городе, я просто призыватель.
   -Это ты так думаешь, - существо лениво зевнуло, - Но ты уже верховный. И я каргар, по крайней мере, так меня зовут обитатели таких миров, как этот. Зачем спрашивать то, что ты уже итак понял. И очень невежливо отвечать вопросом на вопрос, молодой человек, в былое время ты не пережил бы подобную бестактность, скажи спасибо, что я стар и что это всего лишь сон.
   -Да почему сон-то? - я недоуменно уставился на каргара, никак не понимая, про что он талдычит. За это я получил такой силы невидимый удар, что меня согнуло пополам, стало больно дышать, на глазах выступили слезы. В то же время каргар даже не шевельнулся, но я понимал, что это был удар его воли.
   Мельком я уловил движение вокруг, но вновь поднял руку - мол, все под контролем. Хотя под контролем не было ровным счетом ничего.
   -Сон, потому что ты наблюдаешь всего лишь мою проекцию на данную реальность. Мне все это снится, ты только уловил мои грезы во время бури и зачем-то призвал их сюда. Сейчас я сплю совсем в другом месте. Но это не значит, что вы - лишь плод моего сна, если тебя это беспокоит. Также это не значит, что моя воля не имеет материального выражения, напротив, для вас даже моя воля более реальна, и более тверда, чем весь ваш мирок. Это если считать, что вообще есть что-то реальное, в чем я лично уже давно сомневаюсь. И да, все-таки ты совсем наглый, малыш, и совсем заигрался в бога, наверное, что все время перебиваешь старших.
   -Простите, - смог выдавить я из себя наконец. - Я совсем не играл в бога. Я даже не знаю, что вы под этим подразумеваете. Я даже не понимаю большую часть из того, что вы говорите. И я не знаю, как можно ответить на ваши вопросы. Сейчас идет четвертый круг, Город находится сравнительно далеко отсюда, мы на самом краю круга. И город уже не мой, меня изгнали, и сейчас я живу здесь вместе с друзьями, которые решились меня поддержать вопреки воле верховного, который меня и выгнал.
   Каргар не ответил на мой монолог, а только прикрыл глаза и явно о чем-то напряженно размышлял. Наконец он открыл глаза и снова в моей голове зазвучали его мысли.
   -Прости, малыш, я не ожидал, что такой слабый верховный может призвать мою волю. Я уже во всем разобрался. Что делать, все-таки сон немного путает мысли. Но за урок этикета можешь все равно поблагодарить, мало ли пригодится.
   -Но я же объяснил, что я не верховный.
   -Не зли меня, а? - попросил каргар, и мне ничего не осталось, как согласиться. Конечно, верховным мне быть не хотелось, но если уж сам каргар меня так именует, значит, есть повод.
   -Хорошо. И что мы будем делать? - осторожно поинтересовался я. - И что вы поняли, потому что у меня масса вопросов о нашем мире, на которые очень хотелось бы получить ответы.
   -Не хотелось бы, - веско произнес каргар. Так, что я даже подумал, что это мой внутренний голос говорит, а не присланное обращение от непостижимого существа. - Серьезно, зачем тебе знать то, что ты итак уже знаешь? И не все знание стоит того, чтобы им обладать в полной мере, иначе отравляется разум... Ладно, малыш, на первый вопрос я тебе дам ответ. Мы будем жить, любить, бороться. Ну или вы, потому что я уже стар для всего этого...
   А ты еще можешь задавать вопросы. Тебе же это нравится, правда? Так, что ты даже перебиваешь, чтобы спросить очередную глупость. Но не факт, что кто-то тебе на эти вопросы будет отвечать, важен сам сакральный смысл задавания вопросов. В этом ли не радость? Спрашивай, малыш, как можно больше спрашивай, только так ты поймешь самые скрытые стороны бытия, потому что задать правильный вопрос часто значит понять много больше, чем получить готовый ответ. А уж если кто тебе даст тебе более развернутый ответ, или вдруг ты найдешь его в поисках, то только так ответ тебя удовлетворит и породит новые вопросы, и дискурс будет продолжаться целую вечность, играя новыми красками... Гештальт опять же можно обрести только так, по частицам собирая целое, и ты не из тех, кто рад принять всю целую картину, особенно разом...
   -Я ничего не понимаю из того, что вы говорите. - честно признался я.
   -Ну вот, - обрадовался каргар. - А я о чем!
   -О чем?
   -Неважно.
   -Эльт, извини, что отвлекаю, но у нас тут под боком люди Города, и мы по этому поводу беспокоимся. Каргар нам поможет? - раздался рядом голос Балбора, от чего я вздрогнул, вспомнив, что у нас еще и помимо огромного существа, говорящего загадками, есть множество проблем.
   -Какие же вы все невоспитанные, вмешиваться в беседу это тоже весьма неприлично. - сокрушенно вздохнул каргар, отчего я с искренней обеспокоенностью взглянул на Балбора. Не ударит ли и его. Я-то ладно, но вот здоровяк такое может не простить. - Да не переживай, я добрый, и знаю, кого стоит учить, а кого нет. Относительно вопроса сообщаю - прямо сейчас на меня смотрит отряд разведки, явно не принадлежащий твоему Городу. Убить их?
   -Ни в коем случае! - я всплеснул руками и понял, что невольно вскрикнул это вслух, отчего лица всех окружающих вытянулись, так как это было истолковано как то, что нам снова придется вступить в бой. Тем не менее я продолжил, уже снова вслух, так как слишком заигрался в молчаливый диалог. - Они ни в чем не виноваты, эти разведчики. Я... Мы не хотим смерти жителей Города.
   -Хороший мальчик, - раздался ласковый голос в ответ. - Я нисколько в тебе и не сомневался, но горя ты еще хлебнешь от своей доброты. Также, как и счастья, так что оставайся собой и ни о чем не беспокойся. Передай своим, что разведчики уже уползают вне поля моего зрения, и передадут своим, что теперь у нас есть я, кхе-кхе. Если у них есть хоть зачатки разума, то они не будут вас атаковать. А вообще это хороший сон, спасибо, что пригласил, жаль, что я буду с вами недолго, так как скоро проснусь. Впрочем, вечность, она долгая, еще увидимся, верховный.
   Я обернулся и вкратце объяснил, что мне передал каргар и заметил, как все облегченно выдохнули. Но разговаривать пока еще никто не осмеливался.
   -Расслабьтесь и не обращайте на меня внимания, - порекомендовал каргар. - тем более я даже не могу двигаться, такой вот странный сон мне приснился, что нет ни рук, ни ног, только крылья, которые не могут поднять мое тело. Это еще что, однажды мне вообще приснилось, что я просто один глаз, который смотрит на какой-то чудный мир. Но не суть.
   Так что я просто буду здесь на холме, пока не проснусь. Понаблюдаю за вами, вы забавненькие, кхе-кхе. Будет нужна помощь - обращайся, но я, если честно, никого и не хочу убивать, хотя могу, как ты понимаешь. В общем, лучше разбирайтесь сами.
   -Каргар еще просил передать, что не хочет вмешиваться в наши дела. Он просто побудет здесь, а мы можем делать что хотим и говорить, что хотим, - передал я его послание, после чего плотину прорвало - все начали оживленно галдеть и обсуждать ситуацию, а также прошедший бой.
   Но мне уже было все равно. Я, слегка пошатываясь, отошел в сторону, нашел местечко поровней, не слишком забрызганное грязью, пеплом и глиной после прошедшего боя, присел и мгновенно уснул, потому что все мои скрытые резервы внезапно отказали. И мне снилось только то, что ко мне подошла Мила, примостилась рядом и спала вместе со мной, тихо дыша мне прямо в ухо.
   Поблагодарить автора за текст можно путем перевода любой суммы на кошелек webmoney R938408095041

Глава 28

   -К бою! Север! - разнесся над поляной могучий крик Коба и лагерь, и без того не спавший, мгновенно пришел в движение.
   Щитоносцы выдвинулись вперед, торопливо спеша на свои позиции. От них старались не отставать воины с копьями, секирами, двуручными мечами и двурукие бойцы, готовые также принять на себя первую волну.
   Лучники и атакующие маги также спешили, потому что им еще нужно было успеть запрыгнуть на вышки и деревья, где были обустроены места для стрелков.
   Последними шли целители. Они двигались быстро, но не торопились, так как их главная цель была все такой же - выжить и вовремя прийти на помощь.
   Только круговые, напротив, не только никуда не бежали, а бросили строительство и устраивались поудобней, чтобы посмотреть, как пройдет бой. После долгих споров было решено, что законы старого Города не так уж и плохи, и силы больше нужны молодым, так что они устранились от всех боевых действий.
   Также и каргар лениво наблюдал со своего холма-бархана, традиционно не собираясь принимать никакого участия. Рядом с ним умостился Живчик, который почему-то полюбил грозное существо. Иногда мне даже казалось, что они о чем-то разговаривают, но каргар мои расспросы не замечал.
   Несмотря на то, что шло уже восьмое утро после бури и я сбился со счета, какой был уже бой, я невольно вздрогнул от громкого крика.
   -Когда уже все это кончится, - пробормотал я про себя, торопливо шагая на свое место, которое было рядом с магами, одновременно устанавливая связь со своим скудным, но вполне грозным воинством - Биром с сородичем, ежами и Угой, которая в последнее время совсем захандрила от условий четвертого круга и откровенно тосковала по родным джунглям.
   На этот раз на нас снова напали главные обитатели пустынь - презрительные ко всему скорпы и равнодушные песчаные червы.
   Скорпы обладали какой-то своей притягательной красотой. Облаченные в прочный хитиновый панцирь, они также были обладателями длинных хвостов, которые увенчивались ярко-красным камнем, который таил в себе магические силы. Камень мог метать ядовитые вспышки, но использовали эти твари такое оружие крайне редко, предпочитая прямой бой. Как предполагали наши маги, причина была проста - после вспышки скорп терял свою жизненную силу и вскоре умирал.
   Червы доставляли неудобство тем, что умели скрываться в песках, скользить там, почти невидимые для человеческого глаза, чтобы в один момент выскочить и оплести жертву, стараясь заглотить. Они также были облачены в какую-то крепкую броню, не источали слизи, но их покрытие было достаточно слабым и легко прорубалось обычным воинским оружием.
   Тем не менее, биться против них мы уже научились.
   И сейчас воины приняли первый удар, принимая на щиты и уклоняясь от смертоносных хвостов гигантских скорпов, чтобы рубить, колоть, бить их, целясь в сочленения между панцирной броней. Но самое главное было выждать момента, когда враждебные создания покажут свое брюхо и тогда уже самое главное было не растеряться и нанести беспощадный удар.
   Главная сложность была в том, чтобы не забывать при этом про союзников скорпов. Потому что червы обычно выжидали, и выскакивали в самый неподходящий момент, когда человек бил и колол. И тогда была надежда только на соратников, которые вовремя разрубали гигантское тело черва. Либо приходилось мучиться от удушья.
   Но у нас было важное преимущество перед этими созданиями - а именно, твердая, живая земля под ногами, а не изменчивый песок. Несмотря на то, что любой черв мог пробороздить и почву, но вот сделать это незаметно было почти нереально, оставались большие следы. Это облегчало дело, но не совсем, так как скорость атакующих тварей была огромной, и в горячке боя уследить было сложно.
   Первые дни бои против этой напасти были очень тяжелыми, особенно с учетом того, что и маги, и целители были опустошены перед переходом и очень долго восстанавливались.
   Круговые принимали участие только в самых первых боях, после чего решили оставить силы молодым, так как поглощали силу врагов сверх меры, оставляя нашему поколению самые крохи.
   В первый же день мы потеряли одного из наших воинов, которого я не знал, но от этого было не легче, еще через день погиб лучник, увлеченно стреляющий по атакующей линии и не заметивший, как к нему пробрался черв, который убил его так быстро, что никто не успел помочь.
   Я все рвался помогать, но меня попросили не применять мои способности. Причин было две - когда я покорил волю нескольких скорпов, то понял, что мне очень тяжело не только удерживать их, но и что мне приходится бесконечно бояться, чтобы не поддастся их презрении, яду их воли. А есть их было нельзя, так как их мясо было ядовито настоящей отравой. Поэтому смысла от моих способностей не было по большому счету.
   Кроме того, несмотря на потерю двух бойцов, наш лагерь научился противостоять противникам достаточно хорошо, и каждая победа приносила много силы, которые были нужны нам. Никто не знал, как долго еще каргар будет среди нас и сможет ли он удержать Город от новых атак.
   Поэтому все с азартом вступали в бои, которые шли один за другим, так, что даже возникало ощущение, что кто-то специально натравливает на нас эти страшные создания.
   И чем успешней мы оборонялись, тем больше тварей нас атаковало.
   Сейчас на наш лагерь наседало по меньшей мере несколько дюжин скорпов и червов, которые гибли один за другим от ударов и магических вспышек.
   Мое участие заключалось в том, что я давал указания могучему Биру с его напарником, которые с неистовой яростью вступали в каждый бой и стремились уничтожить как можно больше тварей круга, но часто слишком увлекались, вырывались вперед, на песок, оставляли бойцов без прикрытия. Уга в указаниях не нуждалась, кидая новые шарики, которые изготовили специально для нее, точно и уверенно.
   В этот раз бой шел достаточно размеренно, поэтому я первый заметил какие-то изменения.
   На бархане появились люди. Обычная команда из пяти человек, которые неуверенно наблюдали за происходящим и не знали, как поступить.
   Наконец один из них махнул мечом, и они ринулись к нам.
   -Осторожно, там люди города! - крикнул я, предупреждая всех.
   Но незваные гости не стали атаковать наших, а, наоборот, врезались сзади на наседающих на нас тварей, рубя хвосты скорпам, и пронзая землю, чтобы уничтожить засевших там червов. Они действовали стремительно и быстро, так, что я даже подумал, что это круговые, но, присмотревшись, понял, что заблуждаюсь.
   Потому что к нам на помощь пришла моя первая команда - Тэр, Гард, Бисянка, Клид, и их новичок, который занял предназначавшееся мне место - Канкор.
   Битва была закончена очень быстро.
   После гибели последнего черва команда опустила оружие, но не спрятала, в то время как их обступили уже со всех сторон. Даже круговые уже спешили на место боя.
   -Мы не хотим с вами драться! - миролюбиво произнес Тэр, без страха оглядывая всех, - Просим прощения, если наша помощь была не нужна, мы не хотели забирать вашу силу.
   -А зачем тогда полезли? - грубо поинтересовался Коб, - Наш круг - наша сила, и с Городом мы делиться ей не намерены.
   Гард яростно блеснул глазами, уже собираясь что-то грубо ответить, но Тэр опередил его.
   -Мы понимаем, что поводов для любви к нам у вас нет. Просто мы попали в тяжелую ситуацию, и нам нужна помощь. У нас закончилась вода, и мы боимся, что не сможем дойти до города.
   Я молча разглядывал команду, которая уже казалось такой чужой. Они повзрослели, окрепли, но все же это были точно они. Я неожиданно понял, что искренне рад, что все выжили в кругах, и даже не сильно изменились. Все-таки столько времени мы были вместе.
   Но моя радость была не такой сильной, чтобы я стал вмешиваться. Нет, если их решат казнить, я, конечно, выступлю против, но в остальном я даже не хочу, чтобы они меня заметили. Мне отчетливо вспомнилась насмешливая улыбка Гард и возглас - "Повелитель тараканов". Нет уж, лучше уж избежать общения, а то дождусь новых острот и замечаний в духе, "что, забыл, как от таракана прятался?"
   -Вы принимали участие в атаке на наш лагерь? - мои размышления прерывал голос Балбора, который считался главным в нашем лагере и сейчас вышел на передний план.
   -Нет, - раздалось одновременно несколько голосов.
   -Почему? - поинтересовался старый воин.
   -По личным причинам. Набор в великий поход был добровольным.
   -Это значит так у вас называлось вероломное нападение... - в разговор вступила Лайта, ее щеки пылали, она смотрела на гостей неприязненно, не скрывая гнева.
   -Слушайте, нам всего лишь нужно немного воды! И не мы решали, кто пойдет, и как назвать поход. Наша бы воля - живите, как хотите, тем более знаем мы вашего Эльта...- заявил Гард недовольно, сжимая рукояти своих ятаганов. Ему явно не нравилась роль просителя, он с вызовом обводил взглядом всех собравшихся, пока не наткнулся на меня. Я не выдержал, опустил взор. Десятый круг, я все еще боюсь его... Не его, а его насмешек.
   -Вы получите свою воду! - я понял, что молчать больше нельзя, тем более что вся команда уже увидела меня. - Я знаю этих людей. И я выступаю за то, чтобы дать им воды и отпустить с миром. Воды у нас много, не обеднеем.
   -Спасибо! - Тэр кивнул, бросив недовольный взгляд на Гарда.
   -Эльт, ты понимаешь последствия? - Балбор бросил на меня косой взгляд. Он явно был не слишком доволен, что я вмешался в разговор.
   -Какие последствия? - я недоуменно посмотрел на старого воина.
   -Такие, что весь Город может начать приходить к нам на водопой. - заметила Фарида негромко, но ее услышали. Балбор кивнул.
   -Лично я не против. Пусть лучше приходят за водой, чем за нашей кровью.
   -А я против! - Балбор недовольно запустил пятерню в свою бороду, - Они хотели нашей смерти, и мы не должны это забывать. Теперь мы сами по себе, Город сам по себе. Я не хочу войны, но и дружить больше не хочу. Кто хотел - уже у нас.
   Я растерялся. Как я могу спорить с опытным бойцом, лидером боевого звена, прошедшим целый круговорот? Но в то же время лично я считал, что не должен отступать. Но открыть рот и возразить я никак не решался.
   -Ты никого не потерял в этой войне... - Когда я заговорил, мой голос зазвучал глухо, - Если кто и должен был быть против, то это я, Фарида, Марида и Таль. Мы потеряли Тандрима, который умер от рук жителей Города, когда вы еще к нему принадлежали. Но вы пришли, и мы не обвинили вас в его смерти, а приняли, как спасителей. Потому что это сделали не вы. И я знаю, что та команда, что стоит сейчас перед нами, также не повинна в его смерти. Они не способны на это. Да, они изгнали меня из команды, но они не убийцы. И им очень нужна помощь, иначе они не пришли бы к нам. Почему мы должны убивать их своим бездействием за решения и ложь одного единственного человека - Верховного?
   -Принято, - После долгого молчания кивнул головой Балбор, - У кого-нибудь есть возражения?
   Возражений больше не последовало, только Фарида и Марида потупили взор, да Таль о чем-то сосредоточенно размышлял, но так и не стал ничего говорить.
   Поэтому команда гостей прошла к озеру и стала набирать воду. Никто не возвращался к работе, все наблюдали за ними, отчего они явно чувствовали себя неуютно.
   -Мы все, - наконец заявил Тэр, когда они набрали достаточно воды и вволю напились. - Спасибо еще раз, очень помогли. Если хотите, мы можем просто никому не говорить, что заходили сюда.
   Или если у вас есть какое-то послание для Города, мы можем передать...
   -А вы не хотите остаться? - внезапно спросил Балбор. Я поежился. Отомстил, круговой. Я по-прежнему испытывал беспокойство за то, что они могут начать рассказывать о том, какой я есть. И ведь ни одной внятной причины быть против того, чтобы они остались, у меня не было.
   Они переглянулись.
   -Лично я против, - заявил Гард, - Я не готов быть под командованием Эльта.
   -Соглашусь, - Тэр также кивнул, - Мы уже обсуждали это. Не хочу никого обидеть, но я не готов доверить жизни нашей команды нашему старому другу, при всем уважении...
   -Я здесь не командую, - угрюмо заявил я. Смогли все-таки еще раз задеть...
   -Дело ваше, - Балбор улыбнулся, - Но этот парень меня удивляет. Если честно, я тоже хотел развернуться и уйти, когда в первый раз увидел нашего Эльта. Удержало лишь то, что сын был высокого мнения о нем.
   -Мы приняли решение, - непреклонно заявил Тэр, - но спасибо за приглашение и за воду. Мы можем идти?
   -Да, удачной дороги...
   -Подождите, а можно передать с вами весточку? - неожиданно спросила Фарида.
   Моя бывшая команда согласилась, и внезапно выяснилось, что весточек у нас много...

Глава 29

   У нас кончались припасы.
   Шло уже тринадцатое утро после начала четвертого круга, но голод давал о себе знать, так как старые запасы уже начали портится под палящими солнцами этого мира, как мы ни пытались их спасти, а пополнить их было негде.
   Ни одна тварь, что нам встречалась, не была съедобной.
   Огород Таля был практически полностью уничтожен еще во время так называемого великого похода. Остались еще семена и корни, поэтому он вместе с несколькими бойцами пытался всеми силами его возродить, благо земля в нашем оазисе была очень плодородной, но до тех пор, пока мы сможем воспользоваться его дарами, должно было пройти немало времени.
   В остальном все было не очень плохо.
   Мы отказались от идеи возводить деревянные дома, так как лес перестал быть основным строительным материалом, и стали строить сразу каменные.
   Благо наши маги имели необходимые навыки, чтобы из песка, глины и еще каких-то веществ, вплоть до внутренностей червов, делать довольно прочные и надежные камни ровной формы.
   Так что сейчас строительство шло полным ходом, и все, кроме фермеров Таля и кузнецов, которые чинили оружие и латали доспехи, с азартом возводили несколько новых высоких домов, которые уже сейчас высились над нашими головами.
   Строители придумали и с окнами, и даже уже были разработаны крыши и очаги, так что если мы не начнем умирать от голода, то в следующий круг мы должны войти с теплыми и удобными жилищами, а если повезет, то и со стеной, которая будет защищать нас от атак врагов.
   Тем более атак было много. Очень много.
   Утром, днем, вечером и даже ночью нас продолжали пытаться уничтожить твари круга. К привычным уже скорпам и червам присоединялись новые - ящуры и змеи.
   У меня часто возникало ощущение, что все существа четвертого круга сосредоточились вокруг нашего лагеря, поставив своей целью нас уничтожить.
   Нам даже не нужно было выходить за территорию лагеря, о разделениях на команды и звенья все просто забыли, потому что бесконечная оборона требовала всех свободных людей и выматывала до предела.
   Вскоре было обнаружено, что команды Города прознали эту особенность, так как их постоянно замечали в окрестностях нашего лагеря. Но подходить они остерегались, даже несмотря на относительное гостеприимство, оказанное команде Тэра.
   После некоторых размышлений было предложено наладить обмен - наша вода в обмен на их еду.
   Еды они могли предложить мало, так как никто не брал с собой большое количество запасов, но тем не менее договориться удалось. После этого городские стали откровенно наглеть - просить отдыха под сенью наших деревьев, защиты, так как им тоже доставалось, и они не успевали восстановиться в полной мере.
   Скрепя сердце, согласие и на такие условия были даны, но было оговорено, что в следующий раз еды мы потребуем гораздо больше, так что пусть несут пропитания с хорошим запасом.
   Чужаки соглашались и на такие условия, так как выбора у них не было - воды не хватало, а у нас было целое озеро, которое хоть и начинало потихоньку мелеть, иссушаться, но тем не менее давало достаточное количество влаги для всех желающих. Секрет оказался прост - оно получало подпитку из подземного источника, так что хоть за это мы могли не переживать.
   Если по началу пришлые вели себя осторожно, с опаской посматривая на наших бойцов, не выказывающих дружелюбия, на меня, а главное - на огромного и страшного каргара, то вскоре начинали расслабляться, понимая, что никто их ни убивать, ни отдавать на съедение не собирается, и даже в качестве пленных они нам даром не нужны, зачем кормить лишние рты? Кроме того, часто находились знакомцы и общие друзья, а также соклановцы, оказавшиеся по разную сторону.
   Тогда начинали возникать вопросы - а собственно, зачем был нужен великий поход, во имя чего мы чуть не поубивали друг друга?
   Ответа никто из нас дать не мог, но я с затаенным злорадством подумал, что Верховному же придется ответить, так как слишком многие уже получили защиту и кров в нашем лагере, и по возвращении расскажут, как все было.
   Каждое новое утро приносило все больше гостей, которые окончательно перестали бояться.
   Вскоре мои догадки получили подтверждение - окрестности Города стали пусты и безжизненны, вся сила круга сосредоточилась в районе нашего лагеря, поэтому воинам кругов ничего не оставалось, кроме как идти на наши земли в поисках силы.
   Ко мне подошли сразу три команды чужаков, разместившихся в лагере, когда я сидел в тени дома, рассеяно наблюдая за процессом строительства, и подгоняя своих зверей. Я предавался размышлениям, так как с увеличением количества людей с силой к непосредственной работе меня уже допускали крайне неохотно. Все-таки я так и оставался бесполезным, лишенным силы, поэтому мало чем мог помочь.
   -Эльт? -уверенно спросил крепкий воин с щитом.
   -Ну да, - я насторожился, осматривая подошедших бойцов. Что ни хотят? В голове мелькнула мысль, что их подослал Верховный, чтобы убить меня, но я постарался отмести такие странные предположения. Все-таки это было бы самоубийство с их стороны, и сомневаюсь, что кто-то настолько предан идеалам Города, что пойдет на такое. Я кашлянул, и спросил уже более уверено, - Что вы хотите?
   -Мы бы хотели остаться здесь навсегда.
   -Зачем? - я немного растерянно обвел глазами все подошедших - парней и девушек, которые смотрели на меня, ожидая моего решения. Моего...
   -Будем честны - продолжил явно выбранный на роль переговорщика воин, - мы считаем, что за вами будущее, и вся сила у вас. Нет смысла больше оставаться в Городе, тратить время на походы туда и обратно, когда можно жить здесь. Каргар с вами, а значит, Кругород явил вам свое благословение. Поэтому мы решили жить и сражаться вместе с вами, если, конечно, ты сочтешь нас достойными.
   -Я не принимаю таких решений, - я растерялся, - мы должны собрать всех, и тогда мы все решим, как поступить с вашим предложением. Но от себя замечу - что ваши рассуждения - чушь. Вы же видите, в какой мы ситуации, предельно мало еды, нет стен, бесконечные атаки... Каргар не принимает участие в боях, он просто наблюдает. Какое уж тут благословение...
   -Относительно еды, мы все придумали, - воин оживился. - Мы взяли с собой столько пищи, сколько могли унести. Город обеспечен на долгое время, не оскудеет. Кроме того, мы уже договорились с мастеровыми и фермерами, если вы примите нас, то многие готовы прийти вслед за нами для создания здесь крепости, потому что наше мнение разделяют многие. Мы знаем, что ваш друг томится в застенках, уже есть договоренности, чтобы освободить его, но мы ждем вашего сигнала, потому что людям после такого шага нужно будет убежище... И тяготы нас не пугают в любом случае, мы воины кругов, а не дети! Только с силой на кончике меча можно пройти за горизонт, поэтому мы готовы выдержать любые испытания!
   Я изумленно уставился на пришедших. Если они говорят искренне... То это не просто воины круга, это... Заговорщики! Слово всплыло в памяти не сразу, так как заговоров в городе никто и никогда не строил. До моего прихода.
   Но нас отвлек какой-то шум на краю лагеря. И хотя криков "К бою!" слышно не было, я вскочил, чтобы узнать, что происходит. Тем более это был прекрасный повод объявить о желающих присоединиться к нам командах.
   Когда я увидел то, точнее, того, кто вызвал такой шум, я сразу забыл обо всех новых людях и заговорах.
   На краю поляны стоял, растеряно улыбаясь, Аркор, планы по освобождению которого строили заговорщики. Когда к нему подошло достаточное количество людей, маг наконец заговорил.
   -Меня освободил лично Верховный, который приносит свои извинения за совершенную ошибку. Также он просил передать всем, что все обвинения с Эльта призывателя сняты. Верховный просит вернуться всех в Город, в том числе и Эльта, и продолжить идти к горизонту совместными усилиями. Раскол, по его словам, приведет к гибели всех, нам нужно сплотиться перед новыми угрозами.
   -Так это что получается, мы победили что ли... - неуверенно произнес я.
   -Похоже на то, - хохотнул Балбор, - Только вот за такие ошибки извинений мало.
   -Аркор, сам-то что думаешь, имеет смысл возвращаться?
   -Я думаю, нет, - не задумываясь, ответил маг, - Верховный чувствует потерю своей власти, поэтому сейчас от него можно ждать всего, чего угодно. Сейчас еще Город крепок, но если так пойдет и дальше, многие начнут уходить. Люди не понимают, зачем был нужен великий поход и в чем конкретно твоя вина, Эльт.
   -Да собственно уже... - я представил собравшимся желающих к нам присоединиться.
   После долгого обсуждения было решено, что если больше Город не держит на нас зла, то и нам смысла враждовать нет. Поэтому пополнение было принято, и также решили принимать всех желающих.
   Все уже собирались расходиться, чтобы обсудить новости и вернуться к работе, как поступило неожиданное предложение от кого-то из толпы.
   -Так может, мы вернем Город себе?
   -Нет! - резко ответил я, но почувствовал, что на самом деле я не так и сильно отвергаю данное предложение. Мы становились сильней, на нашей стороне уже большинство горожан, которые не будут сопротивляться, так что мы можем взять Город даже без крови. И пусть Верховный на своей шкуре почувствует, что такое томиться в застенках... Но я все равно добавил, - Я не хочу войны. Не хотел я ее на правах слабого, не хочу и на правах сильного... И если мы сейчас нанесем удар, разве не докажет ли это правоту верховного, который утверждал, что я выступаю против Города и его лично?

Глава 30

   Наш лагерь уже трудно было назвать временным прибежищем.
   После того, как Город понял, что мы больше не враги, и здесь можно жить, поток желающих присоединиться увеличился, и сейчас уже здесь проживало около трех сотен человек.
   При этом не только воинов, но и фермеров, строителей, кузнецов, портных и многих других, что решили бросить старый мир и уклад, и начать все с нуля.
   Но многие остались верны старому городу, тем более что сейчас там было тихо и спокойно - никто не атаковал, да и работать не было необходимости - здания итак стояли крепкие и прочные, сады и огороды внутри города обеспечивали несколько десятков человек, а снаружи в этом кругу было ничего не вырастить.
   Верховный, по слухам, заперся в одном из залов башни, и никого к себе не пускал. Впрочем, его вмешательство итак не требовалось - в Городе установилось благоденствие, которое нарушало только то, что многие уходящие стремились забрать с собой как можно больше, что приводило к серьезным спорам. Но до крови не доходило, к счастью.
   Но лично меня заботы Города мало волновали, потому что начались свои проблемы, которые нужно было также срочно решать.
   Причина была в том, что всем хотелось пользоваться плодами не только своего труда, но и соседей, в полной мере. Особенно это касалось фермеров и строителей, которые работали без устали, но все равно недоедали, и не могли получить удобное спальное место.
   Да вдобавок ко всему еще и не все работали в полную силу, что было заметно. Приходили с желанием строить новый мир, но явно не рассчитывали свои силы, и все чаще можно было заметить небольшие группы отдыхающих и болтающих людей, которые часто засиживались достаточно долго.
   Конечно, это не носило поголовный характер, так как все понимали, что следующий круг может оказаться еще более лютым. Придем в морозный круг - и все, без домов и запасов можно будет сразу ложиться помирать, поэтому бездельничать было опасно. Сейчас хотя бы на территории лагеря можно спокойно выращивать любые культуры, а если зима - то и здесь ничего не получится, в промерзлой земле даже самые талантливые и сильные фермеры ничего не способны вырастить.
   Но при этом все понимали, что спасение будет и в этом случае. Да, придется поступиться своей гордостью, признавать свою вину, но путь для жизни будет. Достаточно будет всего лишь вернуться в Город, ведь Верховный же ясно дал понять, что простит всех, даже меня, при возвращении.
   При мысли о возможности такой ситуации у меня начинало ломить зубы, хотелось вскочить и торопливо что-то делать, помогать таскать камни, кричать на бездельников. Потому что я не верил в доброту Верховного. Если мы придем на поклон, как проигравшие, то самое лучшее, что меня ждет - это вечность гнить в застенках. И вряд ли те, кто сейчас жили со мной бок о бок, защитили меня от всех угроз, смогут спасти в этом случае. Потому что одно дело - защищаться от тварей круга и даже людей, другое - от холода и голода.
   В эти моменты настойчиво стучалась в голову услышанная недавно фраза - "Так может, мы вернем Город себе?". И я сжимал до боли кулаки, потому что мысль на самом деле была здравой и правильной, и сделать это можно было только сейчас, пока на нашей стороне тень каргара, пока все верят в благословение Кругорода и мое могущество.
   Потому что сам я в это не верил, и понимал, что в следующем кругу все может поменяться, и как тогда мне удержать людей, многие из которых выбрали эту судьбу, повинуясь порыву, но сейчас уже на самом деле тосковали по городским условиям, прекрасным туалетам, горячим ванным и мягким кроватям?
   Но когда я вскакивал и осматривался, уже думая крикнуть, что пора выступать, что победа будет за нами, я замирал и затихал.
   Потому что вдруг ясно осознавал, что это только мои мысли, что люди на самом деле довольны и верят в лучшее, что кипит работа, и сделано очень многое, и что впереди нас ждет много доброго и светлого, потому что мы в это верим, и не для того они уходили из Города, чтобы сейчас отступить от своей веры.
   А еще я осознавал, что у нас здесь живет много мудрых людей, не чета мне, которые сумели построить все так, чтобы никто не оставался обиженным, насколько это вообще возможно. Ввели в обиход даже свои деньги. Ими стали обломки камней с хвостов скорпов, которых у нас уже скопилось изрядно.
   Каждое утро все получали свою долю, которой хватало на пропитание, а вечером по заслугам распределяли оставшееся и новые трофеи. Распределяли старшие, новые главы вновь образовавшихся и возрождённых кланов. Конечно, это служило поводом для некоторых разногласий, так как многие считали свою долю недостаточной, но иных вариантов мы не видели.
   Единственное, что меня на самом деле сильно смущало - это то, что по сути ничего не изменилось, кроме того, что нам приходилось все начинать сначала. Те же кланы по сути, те же деньги, только изменившиеся, те же круги...
   Так ради чего все это было нужно?
   Зачем мы оставили надежные крепкие стены, и сейчас вынуждены отбивать атаку за атакой тварей круга? Только ради меня и моего благополучия?
   Конечно, с ростом числа жителей отбиваться становилось все легче. Сейчас все время по территории стояли несколько сменных команд, которые не принимали участие в работе, а только обороняли наш лагерь от постоянно нападающих тварей.
   Кроме того, рядом с ними всегда располагались еще несколько команд, занимающихся полезными делами, но которые спешили по первому зову, чтобы одолеть набирающих силы врагов.
   У меня возникало устойчивое ощущение, что твари уже идут из-за бури, потому что не могло столько существ жить на территории круга, огоньков было много меньше, а значит, мы оказались открыты внешнему миру, та грань, которая надежно защищала нас, и в то же время не давала выйти, в этот раз оказалась размыта.
   Мысль подтверждалась и тем, что воля существ был странной, не такой, как раньше, я мог ее поймать и покорить, но все же давалось это с большим трудом. Самая главная особенность была в том, что она переставала быть односторонней. Даже презрительные скорпы чувствовали много больше, чем только презрение. Тоже касалось и других существ.
   Мне очень хотелось пойти и проверить свои догадки, но все было не до этого, так как я старался помочь, где только мог, хоть и был бесполезным по сути. Кроме того, мои звери принимали активное участие в жизни лагеря, хотя контроля над ними практически не требовалось - они привыкли, и весь лагерь также привык к ним.
   -Эльт? - раздался голос в моей голове, отчего я чуть не подскочил. Каргар уже давно ничего не говорил, так что я отвык от его обращений. Я бросил камень, который нес к уже почти построенному третьему дому, смахнул пот со лба и посмотрел на это непостижимое создание, которое терпеливо дожидалось моего внимания.
   -У меня есть послание, - каргар продолжил, - Некто, назвавшийся верховным, приглашает тебя на конфиденциальную встречу в пустыне, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.
   -Ты не можешь говорить проще? - поинтересовался я, хотя внутри меня все сжалось. Верховный ищет встречи со мной! Я ждал этого, но все же это застало меня врасплох, как это обычно и бывает. Тем более что я ждал, что он просто придет сюда, чтобы окончательно прояснить, в моих планах совсем не было идти куда-то. - Почему он не может прийти сюда?
   -Он говорит, что вещи, которые он хочет с тобой обсудить, никто не должен знать. Поэтому это подразумевает, что он придет один, и того же он ждет от тебя. Встреча должна состоятся в пустыне, вне ваших городов.
   -А если это засада? - поинтересовался я.
   -Не исключаю такой возможности, - Каргар широко открыл пасть, то ли зевая, то ли улыбаясь. Но выглядело это в любом случае жутко, - Но я бы все равно сходил. Мне интересно.
   -Да тебе-то интересно... -пробормотал я вслух, отчего проходящий мимо строитель споткнулся и вопросительно посмотрел на меня, но я только махнул рукой - проходи, проходи, не видишь, с ума схожу, имею право.
   Послание поставило меня в тупик. Верховный решил выйти за пределы Города. Такого не было на моей памяти, он и из башни-то выходил только по большим праздникам, а уж чтобы выйти за стены...
   Видимо, сильно мы своим уходом нарушили устои нашего мира, что старик решился на такой шаг.
   Вот только зачем? И почему именно сейчас?
   Хотелось бы верить, что он просто хочет поговорить, объяснить свои поступки, мою травлю, великий поход...
   Но почему-то больше верится в другой вариант, который тисками страха стискивает горло - что Верховный просто решил меня убить тихо, без свидетелей. Не получилось натравить на меня людей, так лично сможет. И я очень сильно сомневался, что смогу ему что-то противопоставить, недаром же старик прожил столько круговоротов.
   Только вот что сейчас уже изменит моя смерть?
   Может быть, три сотни воинов и вернутся в стены родного города, но те вопросы, что у них возникли, никуда не денутся. Никто не забудет меня и моего загадочного исчезновения, не забудет Аркор своей жизни в застенках...
   -Забудут, - раздался в голове голос Каргара, от чего я почувствовал искреннее возмущение - он все-таки читал мои мысли, - Вы, люди, вообще легко забываете все плохое. Особенно когда вам это выгодно. Не сразу, но забудут, если будут найдены нужные слова и доказательства того, что ты был плохой. Не все поверят, но я бы не строил надежд на то, что начнется великий раскол, революция, борьба за свободы...
   -То есть мне остаться здесь? - спросил я, уже понимая, что я не смогу это сделать. Потому что это шанс. Шанс понять поступки Верховного, а главное - шанс на то, чтобы понять, как мы будем жить дальше, и стоит ли мне всегда боятся Города и его правителя, или мы правда теперь свободны и независимы, завоевав свое право идти по кругам с честью...
   -Хватит уже задавать вопросы, на которые знаешь ответы. Твой таракан покажет дорогу, и можешь отправиться скорей, так как невежливо заставлять ждать.

Глава 31

   Жара была просто невыносимой.
   Все время хотелось пить, но стоило сделать глоток, как тут же он исчезал с потом. К тому же я не знал, как долго еще придется идти, поэтому воду старался беречь и позволял делать себе только маленькие глоточки.
   Я уже потерялся во времени и не знал, сколько продолжался мой путь, хотя явно меньше долгого дня четвертого круга. Я радовался только тому, что догадался выйти еще ночью, и хоть часть пути меня не так сильно мучали эти палящие солнца.
   Отпускать меня не хотели, но в общем-то, и неволить никто не мог, только допытывались, куда же я отправляюсь. Я так и не решился признаться, кто меня приглашает на встречу, потому что тогда слишком многие захотят пойти со мной. Так что в итоге я даже оставил своих зверей в лагере, попросив их вести себя тихо, и взял в путь только Живчика. Правда, позволил себя проводить до тех мест, где уже практически не встречалось тварей круга.
   Верный таракан, указывающий мне путь, по всей видимости, не испытывал усталости - весело и энергично бежал впереди, иногда останавливался, шевелил усами и двигался дальше.
   Иногда он терялся из поля зрения, тогда я останавливался и ждал, когда он заметит, что я отстал, и вернется.
   В жаре было и преимущество, а именно - меня не так сильно терзали вопросы, что ждет меня за очередным барханом, и страх перед встречей.
   Но встречи было не избежать. Так или иначе, она должна была состоятся, и все, что я мог сделать - это встретится с ним один на один, на его условиях, и не подвергать больше никого опасности.
   Когда я увидел Верховного, то сначала решил, что это какой-то обман зрения, а потом - что это просто старик. Потому что в сидящем на бархане не было ничего величественного и грозного - просто старик в легкой безрукавке и тканевых штанах.
   Только приблизившись, я понял, что не обознался - это действительно был Верховный.
   Тот заметил меня и добродушно помахал рукой, как мне показалось - приглашающим жестом.
   Я уже успел вздохнуть с облегчением, как понял, что это было совсем не приглашение.
   Это был призыв. Потому что вокруг рук Верховного появилось зеленоватое свечение, после чего по песку заструились в моем направлении змеи, каждая из которых была больше моей руки.
   Обманул все-таки... Пронеслась в голове шальная мысль, но сам я уже отпрыгивал, непроизвольно выставляя вперед руки, как будто они могли защитить от ядовитых змей.
   Ежей бы сюда... Уж они бы наверняка справились.
   В следующий момент я вспомнил, что я тоже призыватель. И ясно представил ежей, обращаясь к ним с призывом о помощи, понимая при этом, что они никак не успеют. Также, как и я не успею убежать. Но выхода все равно не было.
   С моих рук сорвалось такое же зеленоватое сияние, и вокруг меня столпилось несколько ежей, недоуменно фыркающих и не соображающих, где очутились.
   Но они быстро то ли услышали мою мольбу о помощи, то ли сами увидели, как к нам приближаются огромные змеи, потому что быстро рассыпались во все стороны, ожидая противников. Интересно, что они даже не стали выставлять свои колючки - напротив, свесили их по бокам, чтобы закрыть свои лапки. И только у лба иглы торчали, прикрывая забавно ощерившиеся мордочки.
   Змеи продолжали приближаться, не замечая новую угрозу, нацеленные явно на меня одного. И зря, это была их ошибка, так как при приближении первые несколько ползучих гадов были схвачены. Ежи действовали слаженно и просто - кидались на змей в любом месте, и стремительно подминали ту часть змеи, что им попадалась, под себя, после чего полностью сворачивались в клубок. Что происходило под колючками, я не видел, но бьющиеся хвосты змей, которые не могли достать маленьких зверьков, говорили о том, что расправа творится быстрая и жестокая.
   Но я не успел порадоваться за моих маленьких, но грозных защитников, так как Верховный сделал новый ход - очередной взмах рук и на этот раз из ниоткуда, точней, из других кругов, появились новые враги - пернатые птицы с огромными клювами, широким размахом крыльев и очень длинными острыми когтями.
   Они налетели на дерущихся ежей и змей так быстро, что я не успел ничего предпринять и только в ужасе смотрел, как когти проникают через иголки, подхватывают обмякшее тельце и несут его в небо...
   -Нет! - закричал я что есть сил и снова выкинул вперед руки. Должен быть способ, должна быть защита, кто-то должен прийти на помощь... Я призываю...
   Но никого достойных сопротивляться хищным птицам в голову не приходило, поэтому я призвал кошас - по крайней мере, они умеют прыгать на достаточную высоту. На этот раз призыв прошел легче, и почти осознанно.
   Но это был не очень удачный выбор, так как кошасы, конечно, смело ринулись в бой, но получалось у них не очень, и они умирали один за другим от мощных ударов клювов и острых когтей. Хотя и птицам доставалось изрядно, одна за другой они падали, получая смертельные укусы. Правда, часто им удавалось отстоять свою жизнь, потеряв лишь клок перьев.
   Тем временем Верховный совершил еще один призыв - на этот раз на поле боя спешили какие-то уж совсем непонятные животные - в прочном панцире, коротколапые, с длинной пастью, усеянной множеством кривых клыков, они внушали серьезные опасения. Кроки, вспомнил я.
   А самое главное - я вообще не мог понять, что можно противопоставить таким зверям.
   Разве что самых сильных из встреченных мной пока зверей - бирмедов.
   Призыв был совершен удачно, хотя Бир на зов почему-то не явился.
   Яростные бирмеды сцепились с кроками. Борьба была жестокой - мои звери хватали противников за их длинные пасти и стискивали из всех сил, так, что раздавался громкий треск, одновременно с этим молотили по их телу своими огромными лапами и безуспешно пытались расцарапать их тело.
   Но и кроки наносили значительный урон, особенно если кто-то из них ухитрялся уцепиться пастью за какую-то часть тела бирмеда, то тот уже ничего не мог противопоставить своему противнику.
   В то же время еще не закончилась схватка между кошасами и птицами, которым оказалось не столь важным выяснять отношения именно между собой, поэтому то какой-нибудь бирмед получал клювом по затылку, то один из кроков вдруг понимал, что на его спину вскочила кошаса и пытается рвать ему загривок, и начинал судорожно мотать огромной головой, но никак не мог зацепить ловкого зверя.
   Выглядело все это дико. Следующий ход верховного и вовсе устроил полный переполох - так как старик наслал на поле огромную стаю каких-то насекомых, которые с азартом принялись жалить всех подряд.
   Я растерялся. Единственное, что я сейчас мог бы противопоставить такой угрозе - это огненную гусеницу, вот только придет ли она на мой призыв, и будет ли слушаться? Скорей, спалит и меня, и верховного, и весь этот круг...
   Но выбора не было. Это был мой последний шанс, потому что иначе старый Верховный просто убьет меня...
   Я уже вскинул руки, судорожно соображая, как призвать то, что не было в моей власти, как внезапно все изменилось. Поднялся легкий ветер, который поднял облако песка, накрывшее сражение, и также резко ветер стих, осыпавшись загулявшим песком. Только вот никого уже не было - даже поверженные тела исчезли. Можно было бы подумать, что всех покрыло под песком, но это было невозможно.
   Верховный поднялся, неспешно отряхнулся и пошел ко мне.
   Я затравленно смотрел за его приближением. Если в его воле вот так вот просто убрать такое количество существ, то что я могу ему противопоставить?
   -Здравствуй, Эльт, - спокойно произнес старик, подойдя достаточно близко.
   -Здравствуйте, - ответил я. Что это вообще такое? Сначала он пытается меня убить всеми силами, а теперь вот здравствуйте, как ни в чем не бывало?
   -Ты очень меня подвел, - продолжал Верховный, и я удивлением понял, что в его голосе звучат жалобные нотки, - да что там меня, ты весь Город считай сгубил... Ни за что, да ни про что... Еще два круга, и все - умрем все, и городские, и ваш лагерь погибнет...
   -Так я-то здесь причем? - я непроизвольно сделал шаг назад. Старик издевается что ли надо мной? Сам меня сгубить хотел, отдал приказ о моем уничтожении. А теперь я и виноват? Но все же зерно сомнения уже проросло в моей душе, потому что я знал, что если бы не я, то ничего того бы не было.
   -Конечно, ни причём, - Верховный состроил такое лицо, что мне показалось, что он сейчас расплачется, - Все вы молодые ни причем. Все мы в ответе. А ведь и не слушаетесь при этом. Просили же по-человечески - не показывай свои способности, не проявляй таланты, волю свою... Потому что приведет это к расколу великому, и гибели многих хороших людей. Нет же - обезьяну жалко... А нас тебе не жалко? Друзей своих, Аркора, что в застенках за нас всех сидел. Да что там Аркора, Тандрима тебе не жалко было, что за тебя, дурака, смерть принял?
   -Я не виноват, это вы приказали меня убить, это вы организовали травлю... - я сделал еще шаг назад. По больному ударил, гад... Где-то из глубины души поднялась настоящая тоска, такое чувство вины, что хоть волком вой...
   -Так не мог же я иначе! Ты сам подумай, когда мальчик спички берет, нужно срочно отнимать. А ты не спички взял, ты целый факел взял, и перед всеми размахивал, да в сарае, где соломы много. Я же говорил, что беда будет, если всем сказать, что твари круга - не твари, а звери простые, что слабость от того проистечет великая, и погибнем мы смертью лютой. Страшно мне стало, понимаешь? Ты же знаешь, что такое страх? Не за себя, а за всех нас, от твоих действий страдающих... Ибо Тандрим уже погиб, и еще многие погибнут, поверь старику...
   Я знал, что такое страх. И понимал, о чем говорит Верховный. И теперь вдруг ясно осознал, что это я во всем виноват. Что только по моей вине люди страдают, и гибнут, и будут гибнуть, и что мы обязаны вернуться в Город, поклониться и остаться там навеки, потому что только так мы сможем выжить...
   -Так почему вы мне сразу все не объяснили? - спросил я, сглатывая ком в горле, но уже готовый принять любое решение Верховного. Пусть я погибну, но главное, что Город сможет выжить... Если еще не поздно.
   -Так не мог я! - Верховный понурился, - Видит Кругород - я пытался, объяснял тебе, но ты же не слушаешь никого. Не поверил старику, что нельзя с такими вещами играть, что не все объяснить можно, иные вещи только через опыт приходят. Понимаешь? Вот сдался бы ты, если бы я тебе тогда это все рассказал? Нет, никак не сдался бы...
   -Простите, - я склонил голову. Лишь бы исправить, лишь бы еще не поздно, лишь бы отступило это гнетущее чувство вины... Прав Верховный, ох прав, дурак я и виновен. - Что же теперь делать?
   -Пойдем в ваш лагерь. Объяснишь все своим друзьям. Что только в единстве наша сила, и что нельзя нам порознь. Сотрем твою поляну, а к следующему кругу все вернется на круги своя... Кхе-кхе. Проживем как-нибудь, не переживай. Остановим все напасти, что сможем!
   Все напасти... Воспоминание кольнуло очень резко. Потому что ответа не было, не укладывалось в мою вину.
   -Кто послал огненную гусеницу и зачем? - спросил я, и самому показалось, что вопрос какой-то неправильный, что что-то не так. Но почему-то чувство вины отступило.
   Верховный замер. В его глазах что-то промелькнуло, жесткое, цепкое, но вмиг погасло, он вновь стал жалующим на жизнь стариком.
   -Так Синеволосый окаянный. Я ему говорю - надо Эльта научить уму разуму, припугнем малость, он мальчик умный, поймет. А он вот такую гадость вызвал.
   -А он разве может? Он же просто хранитель кругов.
   -Я ж говорил - слушай ты его больше! - возмутился старик, - Он и не такое может. Я сам его боюсь иногда, такой это человек.
   -Хорошо, - я кивнул, - А страж тогда зачем такой был? Как под гусеницу...
   -Совпало просто! - Верховный развел руками. Мол, это же круги, здесь может быть все, что угодно. И в общем-то, так оно и было.
   Поэтому мы двинулись в путь.
   -Таракан твой меня раздражает, -вздохнул Верховный, когда мы немного отошли. Я скосил глаза на Живчика, который явно был чем-то недоволен, топорщил усы и даже шипел.
   -Он хороший, просто не в духе, - рассеяно ответил я, продолжая размышлять о том, как можно исправить ситуацию, так как чувство вины почему-то меня все никак не покидало. И это было странно.
   Точней, странно было это все - почему я иду с человеком, который пытался меня убить, затем натравил на меня всех жителей Города, более того - при встрече также меня пытался атаковать, хоть и как-то странно...
   -Что ждет меня в Городе? - отрывисто бросил я. Верховный остановился и внимательно посмотрел на меня, о чем-то размышляя. Затем пожал плечами и ответил:
   -Ничего. Ты же раскаялся и осознал. Будешь жить среди бесполезных, силы у тебя нет, а твоя воля опасна для нас всех.
   -А если я не хочу?
   -Да придумаем что-нибудь.
   Мы замолчали.
   Среди бесполезных... Снова смотреть, как играют в карты, пьют, смеются над глупостями, водят женщин в комнаты... Не хочу. Какая радость, что в моем лагере нет никаких бесполезных.
   Я вдруг понял, что боюсь все потерять. Потерять друзей, которые не поймут моего отступления, потерять лагерь, потерять моих зверей, мою волю...
   Воля! Это не мое чувство вины! Старик меня пытался сломать. Да что там, погнул уже.
   Мне захотелось бежать. Бежать без оглядки. Никогда этот человек не скажет мне правды, окутает сетью лжи, заставит делать то, что он хочет. Это он во всем виноват, убил Тандрима, и идет довольный, что я в его воле... Не дамся!
   Но я не бежал, а послушно шел рядом, судорожно соображая, что делать.
   -Понял уже? - спокойно спросил верховный.
   -Да, - осторожно ответил я.
   -Значит, правда прошло мое время, - старик устало вздохнул, остановился и присел, кивнув на место рядом. Я остался стоять, страх перед этим усталым человеком не проходил, - Да ты не бойся, садись, поговорим на чистоту. Или бойся, так ты больше защищен от меня, я же все равно снова могу попробовать. Ну да ладно. Главное, что я увидел, что ты уже овладел основами воли, держишь свой страх, и вообще готов.
   -Готов к чему? - спросил я, садясь и не спуская взгляда со своего противника.
   -К тому, чтобы стать верховным, конечно.
   -Я, честно, не хотел... И не хочу. Я всего лишь хочу жить. И бояться я тоже не хочу.
   -Да кто нас спрашивает-то... - Верховный махнул рукой, - Круги, парень, они не спрашивают и не отвечают. Они ведут тебя до тех пор, пока ты все не возненавидишь и не проклянешь, и даже тогда не отпустят... Потом вот так вот подло - бац, и отпускают, когда ты уже не хочешь уходить, когда уже все распланировал.
   -Так не уходите.
   -Давай я лучше тебе сказку расскажу, - неожиданно предложил Верховный. Я растерянно кивнул. - ты поймешь, надеюсь. Жил был мальчик, звали его... ну скажем, Гелт. И все у мальчика было хорошо, тренировался исправно, друзей было много, родители любили. Пока не открыл в себе мальчик одну способность, которая тогда была довольно распространена - он чувствовал волю зверей, и даже мог ими управлять. Только вот не нравилось это мальчику, потому что только чувство вины помогало ему оставаться собой.
   А чтобы чувство это возникало, нужно было совершать проступки.
   И совершал он их немало, да все по мелочи, конечно. Но его прощали, ибо обладал он в общем-то открытым сердцем, и жалостливым мог быть, когда захочет.
   А потом мальчик стал расти, да замечать разное. Что не он один проступки совершает, а многие. И понял он, что недоволен он делами в Городе, ой как не доволен. И Верховный дурак мягкий, ничего не замечает, и круговые идиоты, да и простые воины круга слабые. И что воровство процветает, и убийства... Да ты не перебивай, дослушай, было такое. В общем, понял Гелт, что только за счет вольных Город еще и не сгинул в кругах. Что не правильным показалось нашему парню, так как он был редким представителем вольных, обладал вместе с волей и силой, и хотел пройти до горизонта с силой на кончике меча, как учили...
   А потом, в один ужасный день, открыл в себе мальчик одну интересную способность, которой ни один призыватель не обладал. Он мог призывать существ не только из текущего круга, но и из других. И бурю он увидел, глаза имел наглость открыть, и взял кусочек с собой старого мира...
   Тогда мальчика начали преследовать. Но, как я уже говорил, старый Верховный был мягкий и глуповатый, поэтому преследовали его не сильно, а так, чтобы не наглел. Больше у себя держали, на самом деле, на расстоянии вытянутой руки. И задумал тогда Гелт совсем нехорошее дело... - голос старика прервался, он закашлялся. Затем продолжил, и только в глазах его плескалось два огромных озера тоски, - В общем, не надо подробностей, но сверг он с помощью верных друзей старого Верховного. Да так, что мостовые кровью окрасились....
   Верховный замолк окончательно. Я сидел, боясь пошевелиться. Стало так жутко от этой сказки, что перед глазами возник образ окровавленной мостовой, главной дороги Города, на которой стоял со звериным оскалом этот Старик, и держал в руке отрубленную голову...
   -Что молчишь? -после долгого молчания спросил старый Верховный понуро, - Давай, кричи, осуждай, проклинай...
   -Не могу, - наконец сказал я, - Не знаю почему, но не могу.
   -А я могу, - скривился старик, - Не могу не осуждать себя. Каждую ночь во снах все это вижу, уже сколько кругов, круговоротов мимо прошло, а все никак не отпустит. И гложет, и гложет... пытаюсь убедить себя, что искупил, но нет, не могу.
   -Синеволосый... тоже?
   -Сам-то как думаешь? - в упор посмотрел на меня Верховный. - Чтобы он да такое пропустил...
   -Почему же вы меня тогда не убили? Сразу, пока еще я не открыл все свои способности?
   -Ты нас обманул, - грустно улыбнулся старик, - Меня обманул, что на замену Синеволосому пришел, а его, что на замену мне. Я как его вижу, так всего скручивает от воспоминаний, так надеялся, что ты станешь новым хранителем. Да и мы думали, раз ты страхом живешь, не посмеешь ничего сделать, легко сможем направить, или убить, когда придет время. Или сам умрешь. А ты не трус оказался, боишься, но отбиваешься до последнего, цепко за жизнь держишься и даже вперед прешь.
   -Хорошо, а почему вы не попробовали мне все объяснить. Я же до сих пор не претендую на Город, и кровавый переворот тоже не мой путь. Вроде как все мои действия говорят о том, что я не собираюсь развязывать войну.
   -Мы часто судим других по себе. - Верховный наклонил голову, - Когда я узнал о твоих способностях, решил, что мне конец, потому что я поступил в твоей ситуации иначе, со мной разговоры разговаривали, да, я кивал, соглашался, а сам в уме свое держал, да с друзьями обсуждал.
   А так честно тебе признаюсь, я до сих пор хочу тебя убить. И не верю тебе... Умом понимаю, что не должен так поступать, но отказаться от всего, от власти, от Города... Но дело такое, что Город обречен, и мне пора уйти, раз того хотят сами круги. Мы задумали способ, как спасти Город, не меняя текущих порядков, но ты не дал нам его осуществить, значит, твоя воля сильней выходит, раз круги за тебя.
   -То есть? - я жадно подался вперед, желая узнать спасительный рецепт. Но Верховный молчал, не желая рассказывать. Наконец он все-таки заговорил.
   -Город стал слаб, Эльт. Очень слаб. С каждым круговоротом растет количество бесполезных. Способные принять силу становятся все беспомощней, и все больше их личные ограничения, после которых останавливается развитие. Круги уносят все больше жизней, если раньше потери исчислялись десятками, то сейчас сотнями и тысячами. Гусеница и страж предназначались не для вас, ты правильно все понял. Гусеница должна была вторгнуться в город, сжечь к каргару квартал бесполезных и всех, кто будет вмешиваться. Страж должен был потушить пламя и накрыть волной весь круг, чтобы смыть всех, кто не сможет удержаться. Все. Только так мы могли остановить нарастающую слабость Города, без ввода смертных казней или других мер.
   -Вы?! - я вскочил, совершенно другим взглядом смотря на старика. Одно дело, когда рассказывают про давнюю историю, другое дело - когда сообщают о запланированном убийстве тысяч людей. - да как???
   -А как иначе? - Верховный сгорбился, - Проклятые круги... Они подлые и беспощадные, Эльт. Горизонт забирает у нас самых крепких и сильных, тех, кто может дать свежую сильную кровь. Но они уходят, почти не оставляя потомства. Остаются те, кто остаются. И мы не можем заставить бесполезных и просто слабых умирать, не для этого я свергал прошлого Верховного.
   -А если убедить всех, что горизонт зло? Итак много сомнений на его счет.
   -И тогда Город сойдет с ума от количества людей, не будет хватать пищи и снаряжения. Мы ограничены кругом, не забывай. Да и не просто так горизонт же открывается...
   -И что делать? - растерянно спросил я, - Но людей убивать нельзя.
   -Это ты мне скажи. Ты же теперь новый верховный.
   -Я... я не знаю. Но должен быть какой-то выход.
   -Я просчитывал несколько вариантов. Первый я уже назвал. Второй - изменение отношения людей, чтобы стали возможны убийства. Не смотри на меня таким взглядом, ты не поверишь, насколько это легко осуществить. Сложней было сделать наоборот, это да, но, как ты понимаешь, я справился. Сейчас даже бесполезные не убивают друг друга. Третий - введение смертных казней или обязательное направление бесполезных и слабых в самое пекло кругов. Как ты видишь, все эти варианты не слишком добрые. С твоим появлением я рассматривал еще один плохой вариант - раскол, война между собой, в процессе которой слабые погибнут, сильные продолжат путь.
   -Но...
   -Да, Эльт, я не исключал, что слабым окажусь в том числе я. Это неважно. Тем более что твои действия показали невозможность этого сценария. Если бы я продолжил давить, то сильные бы поубивали друг друга, а слабых бы вы оставили в покое, так как все они и собрались на моей стороне.
   -А если круги примут два города? И два Верховных? Будет наш лагерь сам по себе, и ваш Город. Мы будем набираться сил, а вы просто живите. Если что-то случится - придем на помощь.
   -Ты еще не понял, как действует буря? Странно, как же ты весь лагерь смог перенести. Понимаешь, я как бы являюсь повелителем бури... То есть я вижу, куда она несет нас, и могу выбрать, в каком мире остановиться. Правда, я не знаю, выбор ли это, потому что мне кажется, что нельзя иначе. В общем, сам поймешь, когда придет время, просто я не представляю, как это можно делать вдвоем. И тебя я, кстати, чувствовал в прошлый раз - ты проснулся. Но этим ты был такой помехой, ты не представляешь...
   -А я смотрю, все уже в сборе, - раздался голос Синеволосого. Он сидел верхом на огромном скорпе и пристально изучал нас обоих. Верховный вскочил.
   -Хэйтред...
   -Все рассказал, да? - внешне Синеволосый был спокоен, но его глаза выдавали в нем клокочущую ненависть. - Дурак старый... Давно надо было от тебя избавиться.
   -А ты попробуй сейчас, - глухо произнес старик.
   -Затем и пришел, - Синеволосый вполне искренне улыбнулся, - Но надеялся, что ты не успеешь нашему малышу сказки свои рассказать. Он у нас натура ранимая, утонченная, зачем ему все это знать? Его дело верить в лучшее и вести нас по кругам, а я уж помогу в этом, чем смогу. Но твое время кончилось, Гелт. Эльт готов заменить тебя.
   Я переводил взгляд с одного на другого и не понимал, как нужно поступить в этой ситуации. Воля обоих противников была огромной, я никак не мог повлиять на исход битвы, которая вот-вот начнется. А даже если и мог бы... На чьей стороне мне выступать?
   На стороне кающегося убийцы, который при этом задумал новые убийства, или на стороне хранителя кругов, который на самом деле отравляет все круги ненавистью?
   -Эльт, тебя ждут. - обратился ко мне Синеволосый. - Я отправил вам последний подарок - всех тварей круга во главе со стражем. Даже даю подсказку - нужно разбить камешек у самого большого скорпа, и тогда случится праздник. Поспеши, ты еще можешь успеть. Мне ужасно надоела местная жара, надеюсь, ты выведешь нас в местечко приятней.
   -Не надейся, что застанешь новый круг, Синеволосый, - Верховный расправил плечи, - Но он прав, Эльт. Иди к своим. Это наш бой.
   Мне хотелось еще очень многое сказать, кричать, доказывать. Но я вдруг ясно понял, что это бесполезно. Мне нечего им сказать такого, чтобы они сами не знали. Это их война, которая никогда не затихала и не останавливалась. И это их выбор.
   Поэтому я просто послушно развернулся и пошел, не оборачиваясь. Живчик торопливо засеменил рядом со мной.
   Быть может, я не должен был этого делать, должен был остановить их...
   Я вдруг ясно осознал, что никогда больше не увижу этих двоих, их время прошло. Они больше не принадлежат моим кругам... И это было просто прекрасно.
   Даже если Синеволосый или Верховный проберется каким-то чудом в новый круг, я жизнь положу, чтобы не допустить их вмешательства.
   Потому что эти люди уже давно не верят в круги. Круги давали нам союзников и право выбора, но эти двое лишали нас их, оставляя в одиночестве против всех миров. И это было неправильно.
   Поэтому Синеволосый и Верховный останутся в этих песках, а мы пойдем вперед, без их ненависти и чувства вины. Мы больше не будем противопоставлять себя окружающим кругам, а станем с ними единым целым, уничтожая искреннюю злобу и ненависть, но в пути обретая союзников, друзей и любимых...

Глава 32

   Я не хотел открывать глаза. Но уже не мог. Просто не мог поступить иначе...
   И меня вновь опрокинуло, повергло в эту бездну зеленого света, что выжигает глаза и в то же время дарит что-то новое...
   Я вновь увидел, как ветра иного мира сметают привычную картину, изменяя все окружающее.
   Но в этот раз все было иначе.
   Когда я понял, что не именно изменилось, мне стало страшно. Так страшно, как никогда до этого не было.
   Я оказался в центре бури. Но не один, а вместе со всем лагерем, которому предстояло стать новым огромным прекрасным Городом. Мы были крошечной каплей, но в то же время мы были центром всего.
   Я увидел старый Город. Он был где-то бесконечно далеко и в то же время предельно близко. Но вот поднялся порыв потустороннего ветра, и он исчез, растворился в бездне. А может быть, и не было никогда, это было лишь наваждение?
   Нет! Вот же он, играет в одной из капель где-то вне, и капля эта являет собой целый мир, просто буря больше не касается его своим безумным сиянием и ветром... Город наконец-то обрел покой и закончил свой путь... Теперь жителям предстоит просто жить в одном из бесконечных миров нашей вселенной. Жить без границ круга и бесконечного пути к горизонту, который отныне закрыт для этих людей навеки.
   Я так ясно осознал это, что мне невольно захотелось смеяться и плакать. Смеяться - потому что я освободился от гнета ответственности за тех людей, что не имели сил, чтобы продолжать путь.
   Плакать - потому что меня эта участь миновала, мне придется продолжать путь и дальше смотреть, как умирают близкие люди, сгорая в ярости кругов, как они уходят за горизонт...
   Но в то же время это было прекрасное, ослепительное ощущение радости того, что впереди - целая жизнь, полная борьбы, приключений, испытаний, порывов бури, что будет нести нас вперед и делать сильней.
   Эти порывы становились все сильней, и я чувствовал, как она проходит сквозь меня, наполняет меня изнутри своей неукротимой силой и волей.
   И она несла нас между мирами. Я ясно видел их бесконечность, они все мерцали и манили, и были словно маленькими песчинками, но при одном лишь взгляде на них увеличивались до неимоверных размеров и звали наш круг своими огнями, звездами и событиями, силой и волей, что были сокрыты в них.
   Я понял, что должен сделать правильный выбор, должен найти среди этого хаоса именно то, что нам нужно, направить ветер туда, где мы обретем что-то новое.
   Но я не мог выбрать, я не понимал, как это сделать. Меня терзало только одно осознание, что если я сделаю неправильный выбор, то мы погибнем, если не сделаю ничего, то навсегда останемся в буре.
   Но когда я увидел один из миров, то понял, что прав был старый Верховный - я не смогу пройти мимо. Потому что это был наш мир, наш пятый круг.
   И мы направляемся туда...
   Мы продолжим наш путь, чтобы те люди, что доверились мне, смогли пройти до горизонта с силой на кончике меча. И тогда... Тогда каждый, кто сможет дойти, выберет свой мир, мир, где он будет жить и будет счастлив. 
+2
635
RSS
14:34
ИМХо но главы уж больно коротки. МБ сократить их количество хотя-бы до 20 некоторые обьеденив (там разделители звёздочками можно поставить)
16:52
Что изменит замена слов глава на звездочки по сути? Тут если только сами главы расширять, добавляя описаний, но это уже надо все перестраивать.
17:06
Ну это скорее просто мой личный таракан. Просто немного странно видеть главы таких размеров.
17:21
да я в курсе, что главы разные по размерам, есть совсем крошечные, есть нормальные, да. Но размер глав в литературе вроде как строго не регламентируется, поэтому решил оставить главы по смыслу, без попыток объединить главки или наливания воды.
01:43
Размер глав — чисто авторский каприз) Нет никаких строгих регламентов на этот счёт)