Приключения Девушки-тигрЫ и попаданца Ван-Но

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Приключения Девушки-тигрЫ и попаданца Ван-Но
Автор:
CAMar - Константин Марино
Связаться с автором:
Аннотация:
Высокие горы, широкие поля, глубокие и быстрые реки всё повидал наездник, путешествуя на своём питомце. На время путешествия питомец был ему самым лучшим другом, который не раз его выручал. Тигр, свирепое животное, но со своим наставником он вёл себя очень дружелюбно. Как маленький котёнок он кружит вокруг своего наездника и любимого хозяина, когда они делают привал чтобы отдохнуть и перекусить.
Текст произведения:

1. Наездник на тигре

ПРОЛОГ

Высокие горы, широкие поля, глубокие и быстрые реки всё повидал наездник, путешествуя на своём питомце. На время путешествия питомец был ему самым лучшим другом, который не раз его выручал. Тигр, свирепое животное, но со своим наставником он вёл себя очень дружелюбно. Как маленький котёнок он кружит вокруг своего наездника и любимого хозяина, когда они делают привал чтобы отдохнуть и перекусить.

Тигр, а точнее тигрица была ещё молодой, но в охоте ей не было равных, в этом возрасте они доходят до пика своего роста и рост этот был не маленький, полтора метра в высоту, и длина от кончика хвоста до носа - два с половиной метра. Шкуру такого тигра пробить было не легко. Белая шкура с серыми пятнами давали знать, что путешественники с севера. На морде тигрицы было несколько глубоких, зарубцевавших ран.

***

До привала путешественники попали к двум диким волкам, которые долго не думая напали на них. Наездник среднего роста, ещё молодой, но очень проворный. Достал меч и не слезая со своего питомца махал, во все стороны, тигрица тоже не стояла на месте - уворачивалась, перепрыгивая то одного волка, то другого, стараясь не уронить хозяина. Наезднику это было не впервой, он крепко держался и ловко отбивался от здоровых, чуть меньше тигрицы, волков. Разделавшись с напавшими, путешественники отправились дальше.

Вечером, на костре наездник жарил зайцев, поймал он их больше четырёх, себе оставил одного покрупнее, остальных отдал тигрице. Та наевшись свернулась в клубок и громко урчала себе под нос. Наездник считал стрелы от арбалета, пока готовилось мясо. Одна стрела была треснута посередине и её пришлось выбрасывать, что очень не хотелось. Наверно стрела лопнула посередине, когда наездник выслеживал последнего зайца, стрела пробила его насквозь и воткнулась в дерево.

После пересчёта стрел и доев мясо, наездник стал проверять своё снаряжение. Доспехи из крепкой, толстой, но лёгкой кожи, были немного потрепаны. Сапоги с меховым утеплением, были в порядке, погода была примерно около тридцати градусов, теплее чем откуда пришли. Шапка меховая, с мехом во внутрь и длинными ушами, не раз спасали наездника от обморожения ушей, там откуда пришли, и здесь они в самый раз. Перчатки порваны на указательном пальце правой руке, наверно от стрел, когда часто заряжаешь. В рюкзаке нашёл кусок кожи, залатать дырку не произвело много труда. Достав из того же, не маленького, рюкзака шкуру, обернулся в неё и лёг, прижавшись к тигрице, от которой издавало теплом.

Наездник нашёл свою питомицу, ещё маленьким несмышленым котёнком, точнее он был на охоте со своим отцом и его друзьями, наезднику тогда было не больше двенадцати лет. Отец всегда брал сына на охоту и старался обучить его. В этот день. когда наездник нашёл тигрёнка, отец и его друзья, загнали оленя, но не заметили большого тигра. Он бросился на охотников и его пристрелили, недалеко от этого места было логово, как выяснилось, это была тигрица и она защищала своего детеныша. Отец наездника хотел убить котенка, но сыну он приглянулся, и отец разрешил забрать его себе.

Утром наездник проснулся от холода, высунув голову из под кожаного покрывала, тигрицы не было. Приподнявшись с земли, наездник огляделся, в метрах десяти от него тигрица рылась носом в снегу около большого дерева. Фыркая она пыталась вытащить, что-то лапой, но ей это не получалось. Наездник свистнул, тигрица оглянулась и в несколько прыжков очутилась возле хозяина.

Стоял утренний мороз и было наверно больше тридцати градусов. Собрав всё в рюкзак и надев на спину тигрицы меховое седло, они поскакали по не глубокому снегу в сторону юга. После леса путешественники попали на широкое заснеженное поле, на снегу были видны огромные следы недавно проходившего медведя. Поймав несколько зайцев и небольшого лося, они вышли на дорогу.

Дорога была натоптана, было видно что тут не раз проезжали сани и было много следов. Наездник слез с тигрицы и наклонился к одним из более свежих следов, след принадлежал большому медведю, около его следов  - были следы похожие на человеческие, но очень большие. Наездник забрался на тигрицу и они направились в сторону, куда уходили следы.

Они шли долго, пока в дали не появилась, какая-то стена из длинных стволов деревьев, за которыми виднелись крыши домов и столбы дыма, медвежьи следы уходили к ней. Наездник решил проверить что за стеной, он подошёл к ней, слез с тигрицы и заглянул в щель между бревнами.

За стеной ходили, похожие на людей, огромные - больше двух метров существа. Один был всех ближе к наезднику и он разглядел его лицо. Наездник таких существ раньше не видел, их лицо. то есть морда, была покрыта густой короткой серого цвета шерстью, нос не похож был на человеческий, был больше похож на кошачий нос. К этому чело-кошачьему существу подошёл ещё один, они стали разговаривать и наездник заметил клыки у них во рту, то есть пасти. Наездник не смог разобрать ни чего из их разговора, так как он был больше похож на рычание.

Раздался грохот и послышался крик, эти два чело-кошачьи существа, которые стояли всех ближе к наезднику, побежали в ту сторону, откуда раздался крик. Наездник решил посмотреть в чём дело. Он залез на эту высокую деревянную стену и оказался на мостике, где недалеко стоял сторож. Наездник пригнулся, так чтобы его никто не заметил. Деревня была не большая, но дома в ней были, как раз для местных жителей. А по середине, как и в любом селении, была небольшая открытая площадка - место общего схода селян.

Наездник вгляделся. И… Был ошарашен! Все чело-кошачьи существа собрались на сельской площадке вокруг его тигрицы и размахивали когтистыми лапами-ручищами! Но ошарашил не сам факт окружения его питомца, как то, что его тигрица спокойно сидела в круге этих существ. И ей, видимо, это нравилось., словно она встретила родню…

Вдруг возникла тишина. Существа расступились. На площадку вышло самое высокое, нет, даже громадное, неописуемо косматое чело-кошачье существо с огромным черным посохом, обвязанным разноцветными ленточками. Оно сверкнуло иссиня-изумрудными, с искрами золотых прожилок, глазами. И подняв к небу голову и лапы с посохом, зарычало напевом, из громоподных раскатам звуками. Несомненно, это походило на какой-то магический обряд. Всё это время тигрица, как в трансе, покачиваясь из стороны в сторону, смотрела не отрывая взгляда от чело-кошачьего шамана-вожака.

Прорычав то ли заклинание, то ли песню, шаман-вожак, после секундной паузы, с силой ударил посохом об землю, а потом резко, но нежно-осторожно дотронулся им до носа любимого питомца наездника. Раздался оглушающий гром, сверкнули - слепящие глаза молнии, и много ярких, c цветными искрами, вспышек ослепили наездника. И тот, от всей этой неожиданной волшебной дури, резко зажмурившись, подался назад, не удержался на мостике, - и рухнул со всей силы высоты затылком об землю.

Когда наездник очнулся, рядом стояло чело-кошачье существо, которое по окрасу так было похоже на его тигрицу. Оно, а вернее Она, мило улыбнулась ему, оскалившись во весь свой клыкастый рот, и сказала с муррр-чащим придыханием:

- Приветики, Ван-Но!
- Меня зовут Морайя! Можно просто - Мурра!

Так началась череда новых необычных приключений Девушки-тигрЫ и попаданца Ван-Но.

2. Девушка-тигрА и попаданец Ван-Но

Кто такой Ван-Но?

Коротко, но ясно

Весело помахивая мечом-кладенцом по дороге шёл Ван-Но. Точнее назван при рождении он был Ива-Ном, но звали его обычно Ван-Но. Будь Ван-Но старше и опытнее. Его можно было бы назвать искателем приключений. Однако Ван-Но был ещё молод. Всего лишь месяц тому назад расставшись с обучившими его боевым искусствам и навыкам выживания отцом и дедом. Меч-кладенец был первой серьёзной добычей Ван-Но. Так, что Ван-Но, по сути, ещё  был пока больше попаданцем на приключения, которому далеко до прославленных искателей приключений.

Ван-Но дал зарок Творцу воздерживаться от употребления спиртных напитков. Так, что парочки, данных отцом и дедом в дорогу, серебряных монет и награды за лиса-оборотня хватило ему на путь-дорогу. Даже несколько медяков ещё оставалось в кошеле. Однако понятное дело, чтобы купить достойные ножны для меча-кладенца. Требовалось гораздо больше. Ведь мечи-кладенцы были зачарованы, а их ножны обычно нет. Изготовить же ножны достойные древних мечей могло лишь считанное число мастеров в известной Ван-Но части мира.

Однако девичий визг прервал размышления Ван-Но, и будучи честным парнем, он сразу поспешил на помощь. Впрочем, зная от мудрого деда о коварстве разбойников и подлости нечисти, Ван-Но задержался перед поворотом дороги и на миг осторожно высунул голову под прикрытием  листвы придорожного куста.

Перед взглядом Ван-Но предстала девушка, о изначально тигриной природе коей можно было сразу догадаться лишь по тигриным ушкам на макушке, вместо более привычных для людей, и типичному для тигров хвосту. Да ещё её ногти оказались несколько большего размера, чем обычно, как у какой-нибудь модницы. Да ещё сохранили привычную для тигров крепость и остроту вместе со способностью втягиваться. Однако об этом Ван-Но узнал позднее.

Эти ногтями (или всё-же когтями?) девушка-тигрА уже располосовала физиономии двух мужиков разбойного вида, которые теперь корчились в придорожной канаве. Однако с огромным огром вышла загвоздка. Мало того, что его рожа находилась высоковато даже для прыгучей девушки-тигрЫ, а кожа лишь малость уступала по крепости кожи южного однорога (не путать с благородными единорогами севера!). Так для столь огромного верзилы огр оказался на удивление проворен и исхитрился ухватить девушку-тигрУ за хвост. Причём судя по налитым кровью глазам, остановить огра мог только вид собственной крови. Огр был проверен для существ своей породы, но Ван-Но был проворен даже по человеческим меркам, а опытный в охотничьем искусстве отец помог развить природный навык. Так, что, пока, огр отшвыривал девушку-тигрУ и хватался за свою огромную дубину, меч-кладенец уже успел вонзиться ему в ступню, а спустя ещё миг кончик меча словно смотрел огру прямо в сердце. Тут даже до огра дошло, что у девушки-тигрЫ есть могучий защитник и разумнее отступить. Ну, а его трусоватые помощнички сразу же поддержали главаря в этом намерении. Ван-Но же по-праву победителя забрал у одного из разбойников на удивление хорошие ножны.

Для тех кто не знает. Разбойничку как-то раз удалось одолеть герцогского сынка, спьяну попершегося в дремучий лес без охраны. Ну, а дальше герцогскому сынку повезло, что вирой за проигранный, опять-таки спьяну, поединок стали всего лишь ножны меча. Трусоватый разбойник побоялся слишком уж сильно давить на герцогского сынка, а решительный огр со вторым разбойником в это время были далеко.

Девушка-тигрА в качестве виры за попытку грабежа или даже чего-то худшего ,для девичьей чести забрала пару кинжалов у другого разбойника и выдрала золотой гвоздь из дубинки огра, который невесть как там оказался. Разбойники, постанывая, кое-как уковыляли за пределы видимости. Наши же герои остались наедине.

- «Мурра! Ты опять лезешь куда попало, не спрашивая меня!», насупив брови, обиженно произнес молодой человек.

- «Ну, Ван-Но… », в ответ промур-р-р-чала молодая героиня, и заискивающе-кокетливо улыбнулась.

Ван-Но выдал Мурре целебных листьев, которые она сразу приложила к тому месту на хвосте, за которое хватался огр. Ван-Но же достал из котомки парочку вяленых рыбок и краюху хлеба с баночкой тёртого хрена. К хлебу с хреном Мурра отнеслась прохладно, а вот рыбки умяла обе. После чего, изнывающий от любопытства Ван-Но, наконец-то, счёл вежливым разразиться весьма пространным вопросом. Суть же вопроса была проста.

Кто Мурра такая?

История Морайи

- «Морайя!», так называл её Ван-Но, когда сердился на девушку-тигрУ. - «С какого ты перепугу всё время лезешь на рожна? Да еще без меня?»

- «Но это не главное. Главное ты цела и с тобой всё в порядке.», заботливо вздохнул Ван-Но. Немного помолчав, он настойчиво-вопросительно посмотрел на неё: «Когда ты расскажешь мне историю про себя?». Это был самый мучающий вопрос Ван-Но, с тех пор, как его тигрицу превратили в чело-кошачью сущность на той самой поляне. Ибо даже мудрый дед лишь как-то вскользь упомянул, что дескать бают о женщинах-тигрицах где-то далеко на востоке.

Мурра насмешливо мурлыкнула, услышав такой вопрос. Ещё пару лет тому назад Мурра была в целом обычной тигрицей (ну почти, обычной).  Однако будучи особо благодарной за сохранение её жизни и отношение к ней до преображения (когда она была ещё просто боевым и верным питомцем наездника), а также за ее текущее преображение, или вернее то, что к нему привело, она поведала:

- «Это мне рассказала мать-тигрица, когда я еще была маленьким тигренком. Моя пра-пра-пра бабушка в своё время была обычным тигром, живущим у волшебника, хотя и на удивление чистого белого цвета с чуть розоватым отливом, точь-в-точь как у девушек севера. Однако волшебник, её хозяин был великим чудотворцем. Настоящим чудотворцем, чьи чудеса были чудесами от Бога. Причём он всегда творил только для других, а значит по законам его мира Муром для Мурры (так звали её пра-а-а бабку, и всех тигриц, которые появилиси от неё на свет), его предсмертное желание должно было исполниться лишь с несколькими ограничениями. Впрочем, о тех ограничениях знают только избранные среди чудотворцев. Ван-Но же следует знать, что дарованные Богом силы хватило чудесному старцу, дабы соединить душу тигрицы с той Искрой Божьей, что является духом от Бога и наличие коей отличает разумные творения Господни от животных. Ибо лишь об одном жалел благодатный старец, расставаясь с оковами плоти, перед тем как отправиться на Небеса. О том, что его любимица-тигрица останется одна и сгинет. Так как тяжело выжить привыкшей к человеку тигрице вдали от и от своих, и от людей. Ну, а прежде тигриное тело стало соответствовать двойственной природе Мурры. Так милостивый Господь избавил чудотворца от последних сожалений, что мешали ему вознестись на Небеса!»

- «Так в мире Муром появились женщины-тигрицы, в потомстве от которых я и произошла… А как мы очутились с моей матерью-тигрицей  в том волшебном лесу, где вы нашли меня с отцом, я не знаю.» - закончила свой рассказ Мурра.

Почтовая сумка

- «Ой, а где почтовая сумка?!» - вдруг взволнованно воскликнула Мурра. Когда, Мурра обрела чело-кошачью сущность, то в новом для себя обличье, довольно-таки быстро нашла своё призвание в человеческом мире, став разносчицей почты...

Ван-Но и Морайя стали искать. Однако острого нюха Мурры и поисковых навыков Ван-Но, увы, оказалось слишком мало, чтобы её найти. Так как глуповатый (по человеческим меркам) главарь разбойников кинул потрёпанную сумку, с малополезными для неграмотных разбойников бумажками, в трясину, где её и засосало. Хоть тот из людей-разбойников, что был поумнее. хотел оставить сумку для кое-каких мелочей, а бумагу на растопку. Однако побоялся спорить с огром, которого переубедить было трудно, а разозлить легко.

Почтальон же, терявший сумку с почтой, на год лишался лицензии. Да ещё и виру должен был выплатить в зависимости от ценности потерянного. К счастью пара свинопасов, которым предназначались письма согласилась принять в качестве виры золотой гвоздь из дубинки огра. Ну, а вместо утерянной сумки удалось соорудить новую. Благо Мурра поймала большого грызуна с подходящей шкуркой, а Ван-Но, с помощью нескольких припасённых ремешков, оказался достаточно искусен в изготовлении сумок на взгляд начальника почты. Однако, хоть и благожелательно относящийся к Мурре (Морайей по младости её редко кто называл), начальник почты был вынужден всё равно оставить её на год без работы. Ибо закон есть закон.

Впрочем, Мурра тут же нашла себе новую работу. И они с Ван-Но опять продолжили искать приключения вместе!

3. Девушка-тигрА с попаданцем Ван-Но и два змия

Двое приключенцев девушка-тигрА Морайя (для друзей просто Мурра) и Ива-Но (по-прозвищу Ван-Но) направлялись к тому место, где сходились высокая гора с огромною пещерою и смрадная расщелина. Впрочем, как в горный пещере, так и в смрадной расщелине имелось по змию.

Змии были схожи видом, но различались характерами. Змей горы, которого прозвали Горынычем, был хоть и жесток, но по-своему честен. Восточных витязей с богатырями и западных рыцарей с дворянами Горыныч вызывал на поединок. Причём давал выбрать между призовой и смертельной битвой. В первом случае противники ставили по призу, а дрались до первого ранения. Горынычу случалось проигрывать такие поединки в отличие от смертельных, и тогда он расставался с драгоценными камнями, что приносил ему царь гномов в обмен на воинскую службу в качестве самолёта-истребителя. Хотя куда чаще Горыныч побеждал и заслужил много пре любопытных призов: от мешка горючих камней (кончившихся, увы, слишком быстро) до наложницы, проигранной каким-то южным шейхом. Кстати наложница пригодилась Горынычу в качестве уборщицы, а свободный доступ ко многим призам и богатствам горного змия скрашивал ей неволю настолько, что появись у неё возможность уйти: То ушла бы?

Зелёный змий же, живший в смрадной расщелине, был хитёр и подл. От сильных духом укрывался в тёмных глубинах, а тех кто послабее убеждал перед поединком выпить зелья самогонного. Зелья, что наполняло души пьяной радостью. Тогда как ноги становились ватными, головы чугунными, а мечи сами валились из рук. Ну, а приправленные алкоголем тела Зелёный змий медленно пожирал. Причём с особым злорадством Зелёный змий пожирал ещё живую добычу, терзая внутренности.

Мурра и Ван-Но честные герои. Потому-то сочли подлым нападать вдвоём на одного противника, пусть даже на могучего змия. Однако кому какого противника выбрать?

- «Уж я то выковорю подлую змиюку из её смрадной расщелины», —  сказала Мурра и решительно хлестнула своим тигриным хвостом. Ибо являлась девушкой-тигрОй. Помимо тигриной гибкости и ловкости, тигриные кошачьи уши с хвостом отличали её от обычных девушек. Да и ногти её были остры и длинны настолько, что являлись скорее изящными коготками.

- «Погоди», — молвил рассудительный Ван-Но. - «Скорее тебе удастся зацепить Горыныча, чем выследить, а главное уничтожить Зелёного змия. Да и хотя ты равнодушна к алкоголю, но валерьянка твоё слабое место».

После этих слов ушки Мурры поникли, но вскоре вновь навострились. Ибо Мурра уже составила план, как зацепить Горыныча и получить с него ценный приз.

Горный змий

Тем временем Горыныч решил помочь Фирюзе (так звали его вышеупомянутую прислужницу) с уборкой. Ибо хотя пол был чисто выметен, но стены были, чем выше, тем грязнее. Потолок же вовсе зарос паутиной, а в особенно труднодоступном уголке под потолком, по словам Фирюзы, вовсе угнездилась летучая мышь Да и чувствительный слух Горыныча пару раз за последние ночи улавливал какие-то странные вопли в пределе слышимости. Фирюза же, хотя была весьма старательна и умела в уборке, однако плотниками в её народе обычно были мужчины. Среди же призов Горыныча лестницы отсутствовали. Упрямого же царя гномов было проще сжечь, чем убедить расплатиться чем-то иным помимо предусмотренных контрактом драгоценных камней.

Протирать стены и потолок с тряпками в лапах, Горыныч счёл ниже своего достоинства. Так, что на пару с Фирюзой вынеся из пещеры всё горючее и рыкнув на неё, чтобы держалось подальше. Горыныч воспользовался своим оружием №1. Хотя Горыныч дохнул едва ли в четверть силы. Сор, грязь, паутина и летучая мышь заодно обратились в сажу. После чего верхняя часть стен и потолок стали выглядеть ещё грязнее, чем раньше.

- «Вижу у вас возникли проблемы с уборкой, - раздался звонкий голос, — готова поставить свою помощь на кон!» Как легко догадаться — это был голос Мурры.

Горыныч окинув её взглядом и вспомнив, как ловки кошки. Счёл, что ей по-силам выполнить обещанное. Ну, а так как её оружие составляла лишь пара кинжалов, таких жалких по сравнению с могущей чешуёй горного змия, то Горыныч высокомерно счёл, что считай уже победил. После чего стал думать лишь о том, как ранить соперницу столь легко, чтобы она смогла с лёгкостью убираться. «Загоню её в угол пещеры и подпалю хвост!» - решил Горыныч и поначалу его план реализовывался настолько успешно, что горный змий забеспокоился «Хватит ли у его соперницы после поражения ловкости убрать сажу с потолка?!» Однако и Мурра, как выяснилось думала о хвосте. Причём о хвосте Горыныча!  

В тот миг, когда пламя лизнуло кончик её хвоста. Мурра взвилась в прыжке и оттолкнувшись от спины Горыныча метнула кинжалы в кончик хвоста горного змия. От одного кинжала опытный воин успел отдёрнуть свой хвост, но более широкий всё-же слегка его поцарапал.

- «Ничья, — с удивлением констатировал Горыныч — разойдёмся?».

Мурра, на кончике хвоста коей разгоралось пламя, вынуждена была согласиться на ничью. Впрочем, погасив хвост в родничке у дальней стены пещеры, быстро добавила:

- «Я готова помочь с уборкой» — ответила на это Морайя. Причём убралась так, что помимо плети-девятихвостки, которую Горыныч заранее решил отдать девушке-тигрЕ, получила подарок и от Фирюзы (Горыныч разрешил во внезапном порыве великодушия) дивный камень, в коем искусный кузнец-чародей, всё-же проигравший змею горы, заключил частицу его пламени. Все любят понежиться у тепла, а девушка-тигрА в том числе!

Зеленый змий

В то же время, когда Мурра ещё только подбирала удачный момент, дабы предстать перед Горынычем для первого поединка. Ван-Но спускался всё глубже в смрадную расщелину. К счастью подаренная праведным чудотворцем повязка, отфильтровывала вредные испарения и позволяла Ван-Но свободно дышать.

Шёл Ван-Но, глядь внизу пузырь стеклянный с какой-то бормотухой. Взял Ван-Но пузырь. Обрадовался Зелёный змий, да зря. Ибо Ван-Но бормотуху вылил, а пузырь оставил под кустом. Зелёный змий напрягся, чтобы мысли подслушать и услышал кое-что для себя весьма огорчительное: «Качественное стекло, отмою на обратном пути и подарю аптекарю, что продал мне травы целебные со скидкою».

Пришлось жадному Зелёному змию расщедриться на бутылку водки из самого града стольного. Взял Ван-Но бутылку и вместо того, чтобы вылить, тщательно рассмотрел, чтобы убедиться в подлинности. После чего положил в рюкзак, что соорудил из приобретённого по случаю дорожного мешка. Обрадовался Зелёный змий: «Сядет Ван-Но перекусить. Напьётся. Тут-то я его и сожру!».

Прошёл час и действительно сел Ван-Но перекусить. Да только смотрит Зелёный змий в зерцало чародейское и видит, что снедь дорожную запивает Ван-Но водою ключевою из фляги походной. «Да о чём только думает этот Ван-Но? - разозлился Зелёный змий и снова принялся тратить силы на подслушивание мыслей Ван-Но. Думал же помимо прочего Ван-Но и о водке. Только вместо мыслей о том, как упиться ею вдрызг. Думал об использовании её для приготовления компрессов полуспиртовых, если рану получит он сам или его спутница — Мурра.

Со слезами и соплями, еле превозмогая жадность. Достал Зелёный змий сокровище своё заветное. Выпивку колдовскую, что настояна чёрными магами за закатного запада на слезах столетних девственниц, зверски замученных насильственно влитою выпивкой тоже весьма злокозненно изготовленной. Заключалась же жидкость сия вовсе в пиалу иномирную (была бутылкой из под виски с планеты Земля). Так вот выпивку сию колдовскую Зелёный змий поставил уже перед самым своим логовом. Очень уж близко подошёл уже Ван-Но. Так, что и возможность вовремя смыться пропала у Зелёного змия.

Подошёл Ван-Но и перекрестил бутыль странную от греха подальше. Со страшным звоном разлетелась бутыль иномирная, а выпивка колдовская в то же миг оказалась в желудках чёрных магов — самогонщиков. От чего они мигом окочурились!

Ван-Но сначала наложил полуспиртовые компрессы на царапины глубокие от стекла иномирного, а потом зашёл в логово с Зеленым змием биться. Глядь, а тот сдох с расстройства из-за того, что приключилось с его зельем заветным. Впрочем, чёрная душа Зелёного змия и из адской бездны бывает дотягивается до слабых душ, губя их греховным пристрастием к выпивке.

Ван-Но же в логове нашёл весьма скромную добычу для чистого сердцем. Ибо перед тем как войти, перекрестил логово. От чего разлетелись зелья колдовские в сосудах сомнительного происхождения. Гадкую бормотуху же Ван-Но вылил в особенно смрадной части бывшего логова Зелёного змия, помня, как завял безобидный кустик травы из-за той единственной бутылки бормотухи, вылитой им ранее.

Впрочем, ещё одна бутылка качественной водки из града стольного всё-же досталось Ван-Но. Она  пригодилась потом для вытягивания гноя из хвоста Мурры. Ибо ожоги от пламени Горыныча, как правило, загнаивались. О чём, разозлившийся сам на себя из-за внезапного порыва великодушия, змей горы промчал. Ибо Горыныч хоть и получше Зелёного змия, но всё-же тоже змий, а по-настоящему добрых среди змиев нет!

(Фантастика и фэнтези) © 2015-2018

 

+1
71
RSS
15:15
+1
Опять попаданцы…