Подстава или результат неправильного призыва

Форма произведения:
Миниатюра
Закончено
Подстава или результат неправильного призыва
Автор:
Fatenight
Аннотация:
— Слышь, ты… — хрипловатый голос, опередивший разученный по книгам приказ, заставил мага вздрогнуть. Демоны, согласно все тем же книгам, вообще не должны разговаривать. Этот же, смотрите-ка, заговорил. Надменно так. Словно не демон вовсе.
Текст произведения:
  Примечание автора: не вычитано. Драббл и своеобразная авторская блажь.   
 
 
 
 
     Маг приходил в себя постепенно, потряс головой, потирая ушибленный лоб ладонью. Тут же спохватился, в ужасе оглядываясь на ходившую ходуном дверь. И лишь убедившись, что та еще — пока, — цела, облегченно выдохнул. Почти сорвана с петель, изрядно помята, но замок держал крепко, а петли скрипуче сопротивлялись напору десятков бившихся об нее тел. Во всяком случае, пытавшимся пролезть внутрь тварям мага сейчас было не достать. Опять-таки — пока. Тем более, судя по доносившейся снаружи возне, голодному рычанию и хлюпающим гортанным звукам, достать они его жаждали всенепременно, будто доселе ни разу человечены не пробовав. Или же просто потому, что маг пробрался туда, куда пробираться запретили даже гномам столетия назад; в до банального древние руины из детских сказок, разбросанные в неизвестном количестве по всему континенту, запечатанные намертво драконьими рунами. Жаль, не вечными. Иначе отряд гномов, едва ли не за шкирку мага за собой притащивший — в силу наказания за воровство, — вряд ли забрался бы столь далеко.
      Кое-как поднявшись на ноги, откашлявшись от набившейся в рот пыли, маг с немым восхищением воззрился на скромный результат своих давечих трудов: ползущую по стенам и потолку вязь мутно-лилового тумана. Похоже, призыв таки сработал; вынужденная мера, предпринятая в защиту от упомянутых монстров, которых не остановили более чем хорошо вооруженные гномы. Их бравые, а потом предсмертные вопли под аккомпанемент разрываемой плоти, до сих пор звучал у поминутно ежившегося мага в ушах. Кажется, теперь единственного выжившего в этой, заведомо провальной вылазке, к очередному забытому гномьему артефакту: большинство воинов на момент облавы находилось за дверью, не успев запереть последнюю спасительную, на пути монстров, преграду. Остальные валялись по углам освещаемого потухающим костром помещения весьма неприглядными кусками, заливая чернеющей кровью пол и лучи гексограммы, в спешке начерченной магом в разгаре боя. И, честно признаться, в успех призыва сам маг не верил. Действовал скорее от отчаяния, видя как гибнут его не-совсем-товарищи.
      Но если пояснить смерть гномьего отряда за ранее наглухо запертой дверью он еще мог, то изуродованные трупы этого отряда остатков тут, в относительной безопасности, — совсем нет. Видимо, гексограмма, криво исполненная на потрескавшихся каменных плитах пола послужила причиной, взяв взамен своеобразную дань, к счастью, не тронув заклинателя. Даром, что о подобном зачитанные до дыр книги волшебства умалчивали.
      Думать, однако, о потере последних защитников магу было некогда. Красиво сработанная магия демонстрировала призванное в подмогу существо, просматривающееся сквозь красные блики мерцающей на полу звезды. Оно неподвижно стояло по центру рисунка, выжидая, вероятно, приказов. По крайней мере, маг на это очень надеялся.
      То ли от пережитого потрясения, то ли от радости, он громко хохотнул, возведя руки к потолку, готовому, кстати, вот-вот обвалиться. Торопливо прочел закрепляющее заклятие, чтобы существо не вздумало бунтовать: судя по тем же книгам, прочитанным в далеком детстве, демоны порой умели обходить печати, если призывающий оказывался слишком невнимателен, нерасторопен и совершал ошибки при наложении приснопамятных заклинаний.
      Опомнился маг, когда дверь угрожающе затрещала, а сквозь образовавшуюся щель полезли новые пары лап, царапающие камень внушительного вида когтями.
      — Слышь, ты… — хрипловатый голос, опередивший разученный по книгам приказ, заставил мага вздрогнуть. Демоны, согласно все тем же книгам, вообще не должны разговаривать. Этот же, смотрите-ка, заговорил. Надменно так. Словно не демон вовсе.
      Маг в недоумении сглотнул. Туман начал стремительно таять, после чего у бедняги задергалось веко; стоящий в самом сердце руны призванный на демона походил мало. Ну, как мало: вместо массивного тела, клыкастой пасти, крыльев, хвоста и прочих демонических атрибутов, выглядел вполне человечно. Вполне. Никаких крыльев, хвостов и рогов пришелец не имел, или успешно маскировался.
      Высокий, широкоплечий, длинноволосый. Хищный. И нагой, что, впрочем, удивляло в последнюю очередь. На оном минимальная схожесть с демоном, в общем-то, заканчивалась. Начинались странности; мнимый демон отличался смуглой кожей и удивительным цветом глаз, различавшихся в полутьме разрушенного помещения ярким свечением, какое, в основном, приписывали оборотням.
      Не дождавшись ответа на оклик, он внимательно огляделся по сторонам, почесал затылок при виде ломающейся двери, уставившись на возможного господина так, словно видел перед собой ничего не значащую букашку, волей случая сумевшую призвать его оттуда, откуда демонов, собственно, призывают.
      — Я, — собрав остатки быстро утекавшей храбрости где-то в желудке, маг приосанился, стараясь придать лицу грозное выражение. Прочистил горло коротким кашлем, подступил на шаг, ткнув пальцем в сторону предполагаемого подопечного… — повелеваю…
      — Мне?
      Тыкавший в пустоту палец тут же уткнулся в крепкую, мускулистую грудь; оказавшись перед маговским носом мгновенье спустя, "демон" прищурился, демонстрируя недобрый, предвещавший явно плохое, оскал. От чего ноги у бедняги подкосились. Потому что во взгляде призванного читалось нечто, ничего приятного не сулившее. Издевка, а может похуже; фантазией маг всегда отличался бурной, рисовавшей в воображении самые красочные картины сомнительного содержания. Особенно в сочетании с наличием там демонов. И чем оборачивается неповиновение призванного — в первую очередь.
      — Н-ничего… — простонал несчастный, бухнувшись на пол в земном поклоне. Припал мокрым от пота лбом к холодным плитам, разразившись рыданиями, попутно матеря себя распоследними ругательствами, позаимствованными у затасканных шлюх из убогого борделя.
      Позорище! Так трепетать перед собственноручно скастованной нечистью! Неужели врали учебники? Ранее ведь практика не подводила! Хотя и демонов в подмогу звать не приходилось — сам справлялся.
      — Спаси меня… не ешь меня… — шептал он, быстро тушуясь под чужой тенью, а в помещении зависло долгое молчание, чередующееся с сопливыми всхлипами. Попеременно мешавшимися с ревом жаждавших человеческих кишок тварей. Их напора дверь уже не выдерживала.
      — Да что вы пристали!? — ожил маг, когда раздался печальный скрип ломаемой двери, — меня на всех все равно не хватит!
      Взыгравшее вновь отчаяние, вероятно, отбило ему всяческий страх; резво вскочив на ноги, он схватил в руки первый попавшийся дрын, приняв боевую позицию. Издал воинственный клич, напрочь позабыв о стоявшем рядышком демоне.
      На клич тут же отозвалось не менее сотни луженых глоток.
      — Эй… — демон раздраженно моргнул, снова почесав затылок. Затем без раздумий сгреб взвизгнувшего мага в охапку, легко перекинув через плечо. И двинулся размашистым шагом к валящейся на пол двери, сминаемой весом огромных лапищ.
      Орава двухметровых чудовищ, брызжущих слюной и изрыгающих из ноздрей клубы пара мужчину ничуть не смутила. Напротив, насколько успел заметить заледеневший от шока маг, его личный демон даже усмехнулся, обнажив цвета белого мрамора клыки.
      Осознавая происходящее, маг предпринял попытку вырваться, дабы с разбега прыгнуть в давно высохший колодец; уж лучше так, чем вслед за гномами попасть по кускам кому-то в желудок. На что демон недовольно поморщился. Крепче зажав трепыхающуюся ношу рукой, продолжил двигаться на встречу озверевшей толпе. Потом маг слегка отключился, едва помня следующие минуты; брызги алого вокруг, размазанные по стенам головы, оторванные конечности, запах паленой плоти, дикие непонятные вопли, хруст костей, под конец — полное безмолвие. Знакомый орнамент на стенах коридора, тьма… Пение птичек, запах травы, что-то мокрое на испачканной чем-то липким щеке.
      — Слышь, — прозвучало знакомое, прежде чем маг разлепил веки, узрев склонившегося над ним… кого-то. — Да не ори ты так!
      Попытка при виде этого кого-то отползти подальше с треском провалилась: дернувшийся назад юноша споткнулся о кочку, распластавшись на теплой земле в позе издохшего краба, совсем как в той комнатушке после прочтения слов призыва. Секундой позже сильная рука опять сгребла его, окунув в воду по самую макушку, вынула и снова окунула.
      После третьего раза мага выволокли обратно, аккуратно усадив на травку. Отдышавшись, он уставился на сей руки обладателя, открыв рот в неподдельном изумлении. Сам демон, с маговским плащом на бедрах, терпеливо ждал, пока вызвавший его доходяга придет в себя, захлопнет пасть и перестанет корчить умственно отсталого. Надолго, впрочем, терпения оного вновь не хватило.
      — Эй! — повторил демон, схватив того за подбородок и приподнял, желая убедится, что его слышат, — полегчало уже?
      — Ага… — пискнул маг, стараясь демону в лицо не смотреть. Демону…
      Демону, мать его!
— Дебил… — подытожил секунду спустя призванный, отошел на пару метров, выжидающе усевшись на выпирающий из земли булыжник, — ты хоть знаешь, кого призвал?
      И — о, чудо! — приступ паники испарился в зародыше, стоило демону задать вопрос; маг глубоко призадумался, озадачено сверля мужчину взглядом. Определенно, нечисть ведет себя иначе; маг протер кулаками глаза, присмотрелся, опять протер. И только потом, будто что-то осознав, полез в валяющуюся рядом — к счастью, предусмотрительно демоном пред купанием снятую — заплечную сумку. Выудил потертую книжицу, принявшись лихорадочно листать пожелтевшие страницы. Тихое бормотание вскоре переросло в не менее изумленные возгласы.
      — Даю подсказку, — демон встал, повернувшись к собеседнику спиной, убрал черные волосы, — дошло теперь?
      Юноша решил, что за последние сутки немного повредился рассудком: по вполне напоминающей человеческую, коже, от лопаток вдоль позвоночника ползли гладкие, блестящие чешуйки, отливая смесью синевы и золота. А там, где должны быть спинные позвонки, выпирали острые наросты, какие бывают, к примеру, у рептилий или…
      — Д-д-д-р… — маг готов был заорать во всю мощь своих малохольных легких, но широкая ладонь оказавшегося рядом «демона» закрыла ему рот, тесно прижавшись к губам.
      — Не ори! Кому сказал! — лопатки мага больно стукнулась о землю, тяжелое тело призванного давило своим весом, яркие, светящиеся тогда в полутьме глаза, обжигали одним взглядом.
      К такому ни наставники, ни жизнь, ни книги беднягу не готовили; маг, человек, даже не воин, а лишь жалкий воришка, чудом не единожды уцелевший там, где обычно погибают опытные колдуны, волей случая удосужился призвать кого-то, кто в сто… нет, в тысячу раз опаснее любого демона. Любого из тех, о ком в книгах и пишут.
      Дракон.
      Не просто дракон, а один из древних. Древнее руин, куда он влез с гномами ради наживы.
      Что о них известно? Что они древние — все. И что их можно призвать. Далее учебники, свитки, книги молчали. Ни слова о том, как призвать, и что делать потом…
      — Теперь ты мне должен, смертный, — призванный скривился в пугающей улыбке, ладонь ослабила хватку, и маг вновь задышал. — До гробовой доски должен.
      — Не наоборот? — пискнул тот, молясь всем существующим и несуществующим святым, богам и тем же демонам. Худшей участи он себе в самых страшных кошмарах бы не представил: не корм, и уж подавно не хозяин своему призванному. Гораздо, гораздо хуже. Насколько хуже? Книги тоже умалчивали.
+1
512
RSS
17:49
Прочитала с интересом. Написано лёгким, своеобразным языком. Мне понравилось!
10:26
Спасибо)
01:07
Тоже понравилось) Неплохо написано. Навеяло мне один сюжетик на ту же тему, мб позже напишу)
09:09
Спасибо)