Падение

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Падение
Автор:
GrLebedev
Автор приглашает:
Да
Аннотация:
Рассказ написан мной в соавторстве с Максимом Добрицким. Входит в цикл рассказов и повестей о Григориане.
Текст произведения:

Two heroes fell

into unknown world.

Can they fight together

against the common enemy?

Лёгкое шипение слева. Ведьмак крутанулся в пируэте, наотмашь рубанул мечом. Обострённые до предела рефлексы не подвели, и серебряное лезвие распороло шею альпу. Тёмная кровь. Глухой стон. Дальше.

Эти катакомбы уже порядком надоели Ильтису. Он кружил по ним уже битых три часа, но проклятый маг от него ускользал, взамен подсылая ведьмаку новых монстров, а то и нежить. Вообще-то сражения с колдунами, тем более практикующими темную магию не входили в обязанности ведьмаков, но Ильтис взялся за этот заказ по двум причинам: ему очень нужны были деньги, и, самое главное, он хотел, нет, мечтал прославиться также как и легендарный Геральт из Ривии…

Что же делать, если слава не искала его? Ильтис был отличным ведьмаком, хладнокровным, безжалостным, но видимо мутация сыграла с ним ту же злую шутку, что и с Белым Волком, оставив ему, часть человеческих эмоций. Но если Геральту достались благородство, наивность и честность, то Ильтис получил самолюбие, гордость и целеустремлённость.

Это бесило его больше всего. Ильтис хотел быть таким же, как легендарный ведьмак, но не мог, а потому бросался в огонь и в воду лишь бы о нем заговорили. Но о нём не говорили. Его не впутывали в политические интриги, на него не вешались смазливые чародейки из Ложи, кою впрочем, давно разогнали (по крайней мере, так считается), Предназначение не искало его. Никому не было дела до обычного ведьмака.

Медальон с изображением Рыси вновь задёргался и внезапно потеплел. Ильтис замысловато чертыхнулся. Тепло исходившее от медальона означало одно: где-то рядом творится волшба, однако настойчивое дрожание медальона сигнализировало о том, что где-то рядом прячется нечисть. Осторожность взяла верх над жаждой славы. Как всегда. Держа меч наготове, ведьмак крался вдоль стены.

Оборотня выдало рычание. Что поделать, нет у них хладнокровия вампиров, мастеров внезапных засад. Оборотни привыкли, как и волки загонять жертву, а не поджидать её, прячась в тени. Именно это, не только сорвало оборотню трапезу, но и стоило ему жизни. Немыслимо изогнувшись, Ильтис успел уклониться от выстреливших ему в лицо когтей, и тут же коротко свистнул меч. Три раза. Перешагнув через труп, ведьмак пошёл дальше. Ильтиса почему-то всегда забавляли рассказы о длинных и затяжных сражениях того же Геральта, ну скажем в Блавикене. Быть ведьмаком это не только умение виртуозно владеть мечом, но и знание, как и куда, ударить, да так чтобы второго удара не потребовалось.

Наконец бесконечный коридор закончился, приведя ведьмака в мрачную пещеру, залитую трепетным светом факелов. Это здесь, понял Ильтис по исходящему из медальона теплу. Чёртов колдун здесь. Небось, готовит свои «богомерзкие» зелья… Ведьмак усмехнулся. Зелья, которыми пользовался он тоже считались «богомерзкими», но когда он прямо спросил у солтыса чем отличается богомерзкий колдун от не менее богомерзкого ведьмака, ему не раздумывая, ответили что, мол, ведьмак – зло как ни крути привычное. Можно даже сказать, родное. А вот чародей тёмный совсем без понятий. Далее следовали слезные мольбы «извести проклятого» подкрепленные внушительной суммой.

Обострённым «кошкой» зрением Ильтис увидел посреди пещеры странное квадратное возвышение, а возле оного высокую фигуру в черной мантии. Ага, вот и чародей. Что ж, пора заняться непосредственно «изведением». Неслышной тенью ведьмак скользнул вперёд и тут фигура в чёрном махнула рукой, и застоявшийся воздух пещеры прорезал пронзительный женский крик.

«А вот и пропавшая солтысина дочка» отстраненно подумал ведьмак и тут же разозлился. Уж Геральт наверное почувствовал бы злость и ненависть к проклятому колдуну, а его Ильтиса хватает только на холодную констатацию факта. «И все же, что за времена пошли если в Туссенте, мирном, сказочном Туссенте, где даже рыцари все какие-то ярморочно-лубочные, происходят такие чёрные дела как человеческие жертвоприношения… Куда смотрит Лея?»

Впрочем, последний вопрос бы чисто риторическим, Лея, внучка широко известной Анны-Генриетты, нынешняя княгиня Туссента смотрела в основном на балы и пиры, да изредка на охоты и рыцарские турниры (уж, что в Туссенте любили так это рыцарские турниры), и ей абсолютно не было дела до того, что происходит в стране.

Может, маг умел читать мысли, а может, сумел почувствовать присутствие чужака, но так или иначе он вдруг резко повернулся и вскинул руку. Свет факелов озарил его лицо. Мда, не красавец наш колдун, прямо скажем. Лицо худое, резкое, искривлённое полупрезрительной гримасой, темно-русые волосы собраны в хвост на темени, глаза – залитые тьмой колодцы. Бррр… А во вскинутой руке колдуна уже разрастался шар клубящейся темноты.

Уже понимая, что не успевает, ведьмак метнул кинжал. И тут жертвенник вспыхнул ярким багровым светом. Не зря, ох не зря, Туссент почитали волшебной и сказочной страной, магии и чародейства здесь было столько, что сказки, и действительно, порой оживали… Всё застыло. И дрожащее пламя факелов, и капающая с алтаря кровь, и брошенный Ильтисом кинжал застыл в воздухе, который впрочем, тоже застыл. Все это длилось лишь один миг, миг, растянувшийся в вечность. А потом всё подернулось белёсым туманом и исчезло. Пещера была пуста.

Что и говорить, неудачное место выбрал маг-некромант для своих ритуалов…


Ведьмак падал. Хотя если вдуматься, как можно падать вверх? Но именно это, если верить ощущениям, сейчас и происходило. Сколько длился его полёт? Час, мгновенье, а может вечность? Честно говоря, Ильтис не пытался задаваться такими вопросами. Это маги любят под чарку вина (а то и самогона) потеоретизировать о природе вещей, Ильтис же был существом куда более практичным. Его гораздо больше волновал вопрос: где закончится его полёт?

Ответ пришёл довольно быстро, в виде развесистой кроны дерева. Чертыхаясь, ведьмак, пересчитал задом все ветки и сучки и, наконец, скатился в ручей. Вскочил, отплевываясь и отряхиваясь, и тут же понял что не один. Резко развернулся, выставляя перед собой меч… Прямо в упор на него, глядели огромные светло-синие глаза, молоденькой русалки. Девушка видно вылезла на сушу погреться на солнышке, а заодно попрактиковаться в пении. И тут практически на голову падает хмурый, взьерошеный, черноволосый незнакомец с двумя мечами за спиной и весьма неприятным взглядом странных, кошачьих глаз. Драться с речной девой, Ильтис не собирался, благо затащить его под воду она не пыталась, так и сидела, хлопая длинными ресницами, а потому убрал серебряный меч в ножны и, ворча что-то себе под нос, выбрался из ручья. Огляделся. И озадаченно поскреб макушку.

Лес вокруг был чужой. Не просто незнакомый, а именно чужой. Потому что таких деревьев ведьмак никогда не видел, а он немало времени провел у эльфов в Доль Блатана. Окончательно в том, что он в другом мире ведьмака убедило солнце. Хотя бы тем, что их, солнц, было два, одно поменьше и поярче, второе побольше и потусклее.

– Какого… – прошептал Ильтис.

Сзади раздалось серебристое щебетание. Обернувшись, Ильтис увидел, что русалка вопросительно смотрит на него.

Ko elo a naeli? – повторила она.

Языка ведьмак не знал, хотя раньше с русалками и водяницами мог общаться почти без труда, ведь их речь произошла от языка Aen Seidhe. Впрочем, вполне логично было предположить, что речная дева решила установить личность неизвестного ей мужчины.

– Ильтис, – ведьмак прижал руку к сердцу, а потом указал на русалку, стараясь не особо пялиться на ее грудь. – А ты?

Lliaeranelie ar Gaeti, – ответило прелестное создание.

– Замечательно, – буркнул Ильтис. – А более короткого имени у тебя нет?

Видимо русалка догадалась, что хотел сказать ведьмак, потому что улыбнулась и ответила:

Llia, – улыбка у русалки была обворожительная.

– Ллиа, – повторил Ильтис. – Красивое имя. Скажи мне Ллиа, где я оказался? – он повёл рукой вокруг.

– Ent-Weyr.

Энт-Вер?

– Ni, ni, Ent-Weyr!

– Энт-Вэйр, значит… Так называется лес? – он снова обвел рукой деревья.

Ya.

– Скажи, а люди здесь есть?

Недоуменный взгляд.

– Ну… Такие как я? – ведьмак попытался жестами изобразить фразу «такие как я». Кажется, она поняла. Поглядела задумчиво, пожала плечами.

Nen meero… – подумала ещё, глядя на разочарованное лицо ведьмака. Потом её лицо посветлело. – Kei! – она поманила его рукой и прыгнула в воду.

– Э, нет! Я с тобой не пойду! – Ильтис в ответ на недоумённый взгляд русалки, замахал руками изображая тонущего.

 Leto… – Ллиа заметно огорчилась. – Taika he… – бросила она и нырнула.

Вынырнула русалка только через минут пятнадцать, запыхавшаяся, но весьма довольная.

Ke! – она указала рукой на северо-восток.

– Спасибо… – начал Ильтис и осекся.

Небосклон пересекла дымная черта. Что-то большое, окутанное дымом и пламенем рухнуло на северо-востоке, взвились перепуганные птицы, и наступила тишина. Звенящая абсолютная тишина, словно сам лес прислушивался к тому, что произошло.

– Что это было?

Русалка лишь пожала плечами и выразительно взглянула на Ильтиса.

– Кто-то, как и я, упал с неба?

Молчаливый кивок. В глазах Ллии светилось беспокойство.

– В таком случае, позволь откланяться, – ведьмак приложился губами к прохладной ручке. – Спасибо, Ллиа.

Сспасиибо… – русалка покраснела и, игриво взмахнув хвостом, нырнула в ручей, напоследок обдав ведьмака брызгами.

Ильтис выпрямился, поправил заплечный ремень с мечом и зашагал на северо-восток.


Я падал. Да, да, падал в неизвестный мне мир. Сражение с жутким демоном Хаоса измотало меня, а отдача от финального заклинания выбросила из Астрала в этот мир.

Успешно преодолев атмосферу, щурясь от яркого света двух Солнц, я падал. Попробовал определить куда попал; заклинание не удалось, и резкая боль вспыхнула у левого виска.

«Значит, в этом мире есть магия. Чуждая мне, поэтому и больно» подумал я и с трудом перевернулся лицом к приближающейся поверхности планеты.

Влага облаков немного притушила огоньки пламени на моём плаще и волосах. Передо мной раскинулся прекрасный хвойный лес. «Стало быть, посадка будет мягкой. Можно не волноваться» решил я и вновь перевернулся.

Эти кульбиты давались тяжело, я не мог воспользоваться ни магией Тьмы, ни скрытой силой. Вообще-то мне чертовски свезло: я загорелся подобно метеору, когда попал в атмосферу, но пламя уже погасло, остался лишь невыносимый жар.

Внизу послышался взмах крыльев и спустя пару секунд раздался резкий крик:

- Какой позор! Что творится! Среди бела дня падают бесстыжие! Друиду всё расскажу.

Я увидел обычную ворону, птица сурово посмотрела на меня и улетела. Последнее, что я помнил, был глухой удар о верхушку дерева. Боль пронзила спину, послышался скрип, и я потерял сознание.

 

Звон в голове, резь по всему телу и помутнённый взор. Я моргнул пару раз и зрение восстановилось. Надо мной склонился типичный эльф. Его неухоженные каштановые волосы свисали до плеч. Худощавый, с голубыми глазами, в лёгкой куртке, зелёной рубахе, матерчатых брюках и сапогах из светлой кожи. На чёрном поясе в ножнах кинжал, а за спиной короткий охотничий лук и колчан стрел.

Он улыбнулся, увидев, что я пришёл в себя.

- Оклемался таки!- каркнула приставучая птица.- Это же надо! Позор! Какой позор! И это в наше-то мирное время…

- Kaion!- крикнул вороне эльф, выпрямившись, и протянул мне руку.

Я встал, отряхнул брюки и полу плаща. Проверил перевязь и взглянул на незнакомца.

«Что ж, Гришаня. Пора бы и познакомиться с местным лесничим. Конечно, понимать везде одинаковый язык животных хорошо, но надо как-то выбираться» подумал я и, приложив правую руку к сердцу, слегка поклонился.

- Erih, vas dir ulta?- спросил первородный, указав на небосвод.

Я кивнул, понимая, что он интересуется, свалился ли я с неба. Огляделся по сторонам и только теперь заметил, что умудрился сломать дерево при посадке. Прошёл вперёд и покачал головой: всё здесь было мне чуждо. Ни единой зацепки.

Новое заклинание не подействовало, а отдача заставила меня стиснуть зубы. Тогда я закрыл глаза и начал исследовать повреждения организма. Направляя внутреннюю энергию, исцеляющую и придавшую мне сил, параллельно заставил свой мозг разобраться в речи эльфа.

Казалось, прошло мгновение, и я чувствовал себя в форме, да к тому же и понимал язык.

И тут на поляну вышел из леса ещё один субъект. Не могу сказать, что я удивился. Вероятно, сегодня падучий день, потому что гость был также пришельцем как и я (он излучал странную магию). С первого взгляда обычный человек. В кожаной куртке, с двумя мечами за спиной и сумкой через плечо. Но его глаза! Этот огонь я уже видел. Его невозможно не узнать.

Лесник удивлённо окинул взором путника и посмотрел на меня.

- Ты знаешь его?- спросил эльф.

- Первый раз вижу,- честно ответил я.- Полагаю, можно представиться. Григориан, владыка Тартара.

- Валкий, страж леса.

- Ильтис,- молвил гость.

- Я тебя понимаю, ведьмак,- сказал я, подойдя к нему.- А вот наш друг вряд ли. Сейчас я научу тебя.

И я прикоснулся указательным пальцем ко лбу нечеловека. Ведьмак выдохнул, получив импульс силы, и спустя минуту вымолвил:

- Как будто меня ударило молнией. Спасибо, милсдарь. Моё почтение, Валкий.

Первородный улыбнулся нам и направился по тропе.

- Следуйте за мной, я отведу вас к старейшине. Он поможет вам,- сказал он, махнув рукой, и добавил.- Полагаю, вы не каждый день падаете с неба в неизвестный мир?

- Что верно, то верно,- согласился Ильтис и пошёл за проводником.

- А ель?! Этот ирод дерево загубил!- возмутилась ворона, подлетев к стражу леса.- А ты еще ему помогаешь!

- Заткнись, пожалуйста, сварливая птица,- процедил эльф, коснувшись рукояти кинжала.- Советую тебе проведать своих детишек.

Наглое создание поняло тонкий намёк и умчалось прочь быстрее ветра.

- Я прошу прощения за ель,- сказал я.- Я бы с радостью вылечил её, но ваша магия неизвестна мне. А моя Тьма может вызвать возмущение природных духов.

- Возможно, мне следовало бы рассердиться на тебя, воин,- помедлив, изрёк страж. – Но меня научили выделять главное. В данной ситуации ты невиновен.

- Твоя мудрость… Радует… Я неоднократно встречал подобных тебе, но чаще всего сталкивался с холодным нейтралитетом.

- Наш мир, Ньюазис, населён и враждебными существами. Я и мои сородичи умеем смотреть вглубь оболочки. Вы оба – добрые гости.

 

Мы шли по густому хвойному лесу, в котором деревья были так велики и стары, что их ветки почти не пропускали солнечные лучи. В полумраке я нормально ориентировался, изучая флору и фауну.

В этот явно не ступала нога человека; пару раз справа от тропы пробегали олени, останавливались, заметив нас, и разглядывали незваных гостей.

Когда в ногах моих возникло покалывание, показалась опушка. Там мы присели на большой потрескавшийся пень, обросший мхом. Солнца наполовину скрылись за горизонтом. То ли я потерял счёт времени, то ли сутки здесь были короче земных.

- Григориан, как ты узнал, что я ведьмак?- спросил Ильтис, протянув мне флягу с водой.

Я сделал пару глотков и передал её эльфу. Выдохнул и ответил:

- Во-первых, я чувствую магию, а от тебя ей фонит.

- А во-вторых?- не выдержал собеседник.

- Однажды мне посчастливилось сражаться бок о бок с твоим собратом. Его имя я не назову.

Наш проводник прислушался к налетевшему порыву ветра и нахмурился.

- Нам нужно быстрее идти, что-то случилось,- сказал он и ускорил шаг.

Я тоже уловил магический всплеск чёрной силы, но предпочёл промолчать. Мы шагали по равнине к высокому холму, на вершине которого виднелись острые камни.

 

По мере приближения к цели, я разглядел деревянные дома у подножия холма. Стемнело. На небе заманчиво засверкали серебром звёзды. Громадная туча двигалась в нашу сторону.

В деревне нас встретила зеленоглазая девушка со светлыми волосами, убранными в косу.

- Валкий!- воскликнула она, увидев стража, и подбежала к нему.- Друид собрал всех охотников и воинов на совет в священном кругу. Что-то происходит… Мне страшно!

- Не беспокойся, сестра. Ступай домой,- молвил лесничий и побежал по ступеням лестницы на вершину холма.- За мной, почтенные!

Ильтис и я ринулись за ним. Преодолев не один десяток известняковых ступеней, мы оказались около обработанных камней, вкопанных в землю так, что они образовывали круг.

«Кромлех?» подумал я, ступая к ярко пылающему костру. Справа и слева на брёвнах сидели эльфы. Напротив нас стоял седовласый старец в белом хитоне с деревянным посохом.

- Мистериус, я встретил этих незнакомцев в лесу,- сказал страж, поклонившись.- Они попали в наш мир случайно.

- Дайте угадаю… Вы свалились с неба?- спросил старик, улыбаясь.

- Вероятно, не мы одни,- подметил я.

Ильтис внимательно посмотрел мне в глаза. Словно спрашивал «Откуда ты знаешь?»

- Зелья, магия и странный метаболизм,- сказал старейшина, оглядев моего компаньона.- В тебе я вижу борьбу.

Ведьмак опустил голову и вздохнул, присел на край бревна и уставился на пламя костра.

- Но ты!- воскликнул друид, разглядывая меня.- Ты обладаешь тёмной силой. Я вижу Тьму в тебе… Но эта сила не есть зло. Ты способен на многое.

Лесник перекинулся парой фраз с товарищами и сел на плоский камень слева от меня.

- Я – владыка Тартара Григориан,- представился я и приложил правую руку к сердцу.- Вы знаете мои возможности, почтенный. Упав в ваш мир, я не смог даже определить где оказался. Мои силы здесь ограниченны.

- Ведьмак Ильтис,- выдавил с желчью в голосе нечеловек.- Вы совершенно правы. Во мне не прекращается борьба противоречий.

- Итак, все пришли, и я могу объявить цель сегодняшнего собрания,- начал Мистериус.- Кроме наших друзей, в Ньюазис сегодня проник некто могущественный и враждебный. Я чую его злобу и желание обратить наш мир в тлен.

«Наверняка, некромант Джейс, с которым я сражался» подумал ведьмак.

«Ты сражался с некромантом?» удивился я, прочитав мысли друга.

«Ты еще и мысли читаешь?! – удивился Ильтис. – Да, я должен был убить его».

«Я много чего умею. Стало быть, тебя выбросил сюда его ритуал».

Ильтис огляделся, прислушавшись к шёпоту собравшихся эльфов. Ох, не к добру такие вот тихие разговоры. Особенно ведьмаку не нравился взгляд их главного, как бишь его там? Что-то неправильное было в этом друиде, а вот что именно, Ильтис никак понять не мог…

- Я знаю, кто угрожает Ньюазису,- признался ведьмак.- И я найду его, чтобы убить. Этот маг мне задолжал.

- Твоё право,- молвил друид, сверкнув глазами.

И тут до ведьмака дошло. Несмотря на то, что друид без сомнения был здесь за главного, в нём… Не было ни капли крови Aen Seidhe.

- Я отправлюсь вместе с ним,- услышал я свой металлический голос.- Я помогу. Искоренять зло – моя профессия.

- Как предсказуемо. Для тебя.

Снова я уловил обрывки фраз пришедших.

- Мы пойдём с вами,- решил рослый охотник, встав и оглядев товарищей.- Так или иначе, мы должны проверить границы лесов.

- Вот и славно!- обрадовался старец.- Друзья мои, ступайте по домам. Завтра утром отряд тронется в путь. А Григориана и Ильтиса я прошу остаться.

 

Когда все первородные ушли, старейшина хитро улыбнулся нам и закрыл глаза. Начал что-то напевать. Я терпеливо ждал, глядя на небо.

- Духи обещают снять магическое ограничение для вас, как только враг будет уничтожен,- внезапно вымолвил старик.

Странное ощущение мощи на миг возникло в моих руках. Я хмыкнул и взглянул на Ильтиса.

- Идите в гости к Валкию. Его дом третий от лестницы справа. Да, справитесь со злым магом – я помогу вам вернуться домой,- напоследок сказал седой хранитель и исчез.

«Чего-то он явно не договаривает… Человек? Не эльф… С виду вроде порядочный друид, но что-то в нём настораживает… Сомнения» думал я, спускаясь с холма.

Мы переночевали у стража и утром, взяв провизии, встретились с охотниками у подножия холма.

 

Эльфийский лес закончился вечером третьего дня пути. Впереди высился хребет Скалистых гор.

- Можно остановиться на ночлег у людей. Их деревня у подножия гор,- произнёс худощавый разведчик, глядя на небо.- Мы проводим вас.

Странная мгла скрыла звёзды. Я ощутил возмущение силы и глянул на ведьмака. Он тоже уловил магическое колебание, сжав медальон в руке.

Под покровом ночи мы подошли к крайнему дому. Из него выскочил мальчик и, увидев эльфов, бросился к ним, зашептал:

- О, первородные… Спасите! На нас напали упыри!

Командир отряда наших друзей погладил ребёнка по голове и прислушался.

- Вы трое – обойдите дом и займитесь тварями,- велел он мечникам.

Ильтис не стал дожидаться приказа и побежал  к ближайшему строению. Я ринулся за ним, на ходу вынув клинок из ножен. На земле валялись окровавленные тела местных жителей, какой-то старик в лохмотьях с оторванной ногой полз в нашу сторону. В его глазах уже мерцал голод упыря.

Ведьмак прыгнул к нему и проткнул насквозь серебряным мечом, поразив сердце. Я довольно хмыкнул и обернулся. Из сарая на меня набросился жаждущий кровосос.

Я ловко кувыркнулся назад, распрямился и встал в защитную стойку. Услышал взмахи меча и голос эльфийского воина.

- Осторожней, они пытаются окружить нас,- предупредил он.

Я кивнул и встретил противника блоком. Мой меч блеснул Тьмой, пронзая вражескую плоть. Движения чёткие, уверенные. И вот ещё твари. Они выскочили из сумрака и атаковали, заставляя наш отряд сгруппироваться.

Минуты растягиваются, окружившие меня пятеро врагов в страхе попытались убежать.

Засвистели вдогонку волшебные стрелы, ведьмак догнал ещё одного упыря и в прыжке разрубил тому спину.

Разведчик предусмотрительно увёл мальчика в дом, дабы не травмировать детскую психику. Я вошёл внутрь, присел к затопленной печи и вытер лезвие клинка о полу плаща. Ильтис остался у двери на всякий случай.

Мечник Моррис перевязывал плечо раненому собрату.

- Он – заражён,- холодно бросил ведьмак, коснувшись рукояти серебряного клинка.

- Мы, первородные, обладаем иммунитетом к вампиризму,- пояснил разведчик.

Ведьмак молча кивнул и, пододвинув табуретку к двери, присел.

- Итак, Келвин,- обратился командир к ребёнку.- Когда и откуда пришли эти твари?

- Вчера через нашу деревню проходил злой человек. Сутулый, в чёрном балахоне с костяным посохом, – говорил выживший. – Темно-русый такой, волосы в хвост собраны… И глаза у него… Злые были… Он попросил крова и снеди, но ему отказали. Тогда он проклял старосту и тот превратился в упыря. Потом стоял на улице и что-то кричал… Какие-то странные слова. Потом направился в горы. Днём всё было спокойно, а как только Солнца ушли… Они повылезли из подвалов и чердаков. Мы пытались перебить их, но…

- Не нравится мне этот маг,- сказал Регул и стукнул кулаком по столу.- Он словно знал, что мы пойдём через Альку и оставил здесь упырей.

- Что мы предпримем, командир?- не выдержал мечник, вскочив с лавки.

- Нам нужно следовать за врагом в горы. Утром мы выступим.

- Нет,- я покачал головой, встав и убрав Оскурий за плечо.- Регул, у вас двое раненых. И кто-то должен позаботиться о мальчике.

- Ну и что ты предлагаешь? – скривился эльф.

- Дальше пойдём я и ведьмак. Вы подежурите здесь до следующей ночи, очистите землю и похороните тела. А потом проверите ближайшее поселение людей.

- Ты уверен?- удивился Ильтис, подойдя ко мне.- Нам может понадобиться каждый меч.

- Вас может ждать очередная засада,- молвил разведчик.- Колдун пойдёт на всё, чтобы скрыться в горах. А там его смогут найти только духи.

- Друзья мои, поверьте, я знаю что говорю,- сказал я и лёг на лавку около окна.- До утра немного времени, давайте отдохнём.

На рассвете я и ведьмак попрощались с эльфами и Келвином. Регул пообещал выполнить мою просьбу и пожелал удачи. Мы направились к хребту.

 

Следующей ночью тяжёлые облака изливали на землю потоки воды. Поднимаясь по крутому склону, спотыкаясь и поскальзываясь. Цепляясь за корни редких деревьев.

Воитель выбрался на небольшую площадку, помог мне взобраться и огляделся. Время уходит, враг может быть уже на вершине хребта. Не желая проигрывать, я использовал силу несмотря на гнетущее ограничение.

Мой тёмный взор устремился вверх. Нет, колдун не смог далеко уйти. Ещё пару таких подъёмов и мы нагоним его.

- Он близко, друге,- сказал я, накрывшись плащом.

- Тогда вперёд,- хрипло произнёс Ильтис и полез первым.

Под струями дождя мы преодолели ещё метров сорок и вновь оказались на ровном месте. В свете молнии я увидел лицо чёрного мага на возвышающемся утёсе. Он что-то кричал, взмахнул руками, и темнота скрыла его от нас.

Внезапно я ощутил знакомый холод в крови и толкнул товарища. Мы продолжили подъём, хватаясь за острые выступы породы, подтягиваясь и прыгая.

Я почувствовал, что падаю вниз – выступающий камень обломился, и я не успел ухватиться за другой. Под ногами посыпался грунт.

Выпрямившись, я взглянул на ведьмака, который был уже на вершине утёса. Позади кто-то прерывисто дышал. Я резко обернулся, снял Оскурий с перевязи, и увидел с десяток скелетов и троих зомби.

Взяв меч Тьмы двумя руками, я прыгнул к врагам и атаковал. Скелеты не доставили мне проблем; четверых я уничтожил в одном порыве. На секунду отвлёкся, расслабился и мне в ногу вцепился зомбяк.

Я с криком отрубил ему голову и пнул тело. Оставшиеся противники ждали. Я прыгнул к зомби, гардой меча размозжил одному череп, другого ухватил левой рукой за горло и ударил оземь. Скелеты зашипели и разом бросились на меня. И снова я почувствовал азарт сражения, и снова мой клинок блеснул в свете молнии. Ещё одна атака и нежить успокоилась навсегда.

- Ведьмак!- закричал я, заглушая очередной раскат грома.- Догоняй его! Не упусти некроманта.

И тут справа от меня послышалось рычание. Здоровенный оборотень. Его глаза горят бешенством, а острые когти подобны кинжалам. Ночь обещает быть длинной.

- Слышишь, друг! Иди!- выкрикнул я, готовясь к новой схватке.

Ильтис не стал спорить и полез вверх, доверяя дрожанию амулета.

 

Это был настоящий зверь. Он порвал мою кольчугу, и теперь на моей груди кровоточила рана. Я уже устал, защищаясь и нанося удары клинком наугад; волчара, лишившись левой лапы, двигался с завидной ловкостью.

Вот он взглянул на меня, скалясь. Словно говоря «Всё кончено, воин». Это действительно так, зверюга.

Я убрал меч за плечо и закрыл глаза, сосредотачивая силы для решающего удара. В руках привычно шевельнулась Тьма. Почувствовав мою просьбу, энергия устремилась наружу. Глаза открылись, излучая силу.

Заклинание уже произнесено, пускай сейчас моя голова разрывается от дикой боли. Великая Тьма образовала сферу. Я увидел как оборотень злобно зарычал и прыгнул на меня.

Я благоразумно отскочил на метр назад, и самое мощное оружие воителя Тьмы рванулось навстречу врагу по велению рук моих… Сфера поглотила тварь в прыжке. Миг и она взорвалась, не оставив ничего от опасного врага.

За радостью победы пришли усталость и невероятный магический откат. И тут я понял: конечно, моя магия чужда этому миру, ведь в Ньюазисе кто-то создал магический барьер! Я повалился на мокрые камни, не чувствуя боли. Укрывшись плащом, лёжа на правом боку, закрыл глаза. Пора залечивать раны.

 

Ильтис, стиснув зубы, карабкался вверх по склону. Гром гремел, не переставая, однако не похоже было, что все обойдется лишь дождём. Эта гроза не была обычной грозой, в этом ведьмак не сомневался. Воздух дрожал от магии. Ильтис взглянул вверх… и едва не сорвался с уступа. Чёрные свинцовые тучи закручивались в небе в огромную воронку и острие этой воронки было направлено в вершину горы. Прорычав проклятье, ведьмак полез быстрее.

Вот и край скалы. Ведьмак подтянулся и оказался на скалистом плато. Ветер выл, словно полоумная баньши, дневной свет померк окончательно и на плато опустились сумерки. Но полумрак не был для ведьмака помехой. Ильтис отчетливо видел вдалеке темную фигуру некроманта. Черный волшебник застыл, раскинув руки и запрокинув голову к небу, выкрикивал какие-то слова. Ильтис предпочел не думать о том, что это были за слова. Ему было все равно, призывал ли Джейс демонов, воскрешал ли мертвых, или просто от безысходности орал в равнодушное небо.

Невдалеке воитель заметил странный столп серого цвета, вероятно каменный. Именно на него направлял свои чары злодей.

Сверкнув глазами, ведьмак змеёй скользнул вперёд. Всего два десятка шагов отделяли его от некроманта. Меч с шипением покинул ножны за спиной.

«Один удар, – подумал Ильтис. – Всего один удар. Он не должен подняться…»

Маг, похоже, не замечал присутствия постороннего, так и стоял, выкрикивая слова литании. Меч взвился для удара…

Только нечеловеческий слух помог ведьмаку различить среди воя ветра звонкий «щёлк» спускаемой тетивы. Только нечеловеческая реакция позволила ему уклониться от летевшей в лицо стрелы. Стрелы украшенной серым хвостовым оперением. Из мглы вынырнули трое. Наверное, скрывались каким-то заклятьем, потому что Ильтис их не заметил. Один остался стоять поодаль, а двое бросились к ведьмаку, на ходу выхватывая длинные кривые мечи. Полыхнула молния, осветив, правильные черты лица и острые кончики ушей. Эльфы.

Ильтис не успел удивиться. Ему просто не оставили на это времени. Эльфы напали великолепно, практически одновременно ударив мечами. Единственное что успел сделать ведьмак – это упасть на колени и, проехавшись по скользкому камню, рубануть одного из противников по бедру. Ильтис вскочил на ноги, отбил клинок второго эльфа и, крутнувшись в пируэте, достал шею раненого в бедро. Кровь брызнула из перебитой артерии, оросила бесплодный камень. Эльф упал навзничь и высверк молнии озарил его лицо. Это был Регул. Скрипнув зубами ведьмак набросился на второго противника, опутав его целой паутиной ударов, стараясь, тем не менее, не упускать из виду того третьего, что остался в стороне. Ведьмак не видел его лица (тот был в капюшоне), но приблизительно уже догадывался кто он.

Схватка со вторым мечником (еще один рейнджер из отряда Регула) закончилась внезапно. Искушённый в фехтовании эльф, попался на стандартном приеме, правда, провести этот прием так чтобы мастер-мечник (коим эльф, безусловно, являлся) не успел среагировать смог бы только ведьмак. В последний миг перед блоком, Ильтис отдёрнул меч, отклонился в сторону и эльф, как говорят фехтовальщики, «провалился». Инерция удара потянула его за собой, а ведьмак, развернувшись, вонзил меч ему в бок.

– Браво, браво, – прозвучал чей-то надтреснутый голос. Ильтис резко обернулся. Незнакомец в капюшоне медленно хлопал в ладоши. – Ты великолепный воин, пришелец. Практически идеальный. Какая скорость! Какая точность ударов!

– Ты кто?! – рыкнул Ильтис, уже зная ответ. – Что ты здесь делаешь?

– Ещё не понял? – усмехнулся друид Мистериус. – Мне жаль, у меня нет времени, чтобы объяснить тебе ситуацию.

Старик взмахнул рукой и, сбросив покрывало невидимости на плато появился десяток лучников. Десяток стрел пущенных с десяти шагов, не отбить даже самому опытному ведьмаку. Ильтис сумел отбить две. Удар отбросил его назад на несколько шагов. Он тяжело упал на спину. Меч жалобно звякнул о камень.

– Кого я вижу! – прозвучал вдруг ещё один голос, низкий, насмешливый. – Отправленный по мою голову ведьмак и ты… Мой верный слуга Сайфер… – последние слова были произнесены с плохо скрываемой яростью.

Друид резко повернулся к говорящему. Он стоял, скрестив руки на груди и ветер трепал его длинные волосы и полы чёрного плаща. А вокруг некроманта, словно второй плащ, вился сонм призрачных теней. И этот сонм ждал приказа.

Задрожала неизвестная колонна, словно она была живая и чувствовала творящийся тут страшный ритуал.

«Ах, вы, ублюдки! – взорвалось в голове у Ильтиса. – Вы оба использовали нас как приманку?! Все это было подстроено с самого начала?!»

Он хотел крикнуть это вслух, но лёгкие захлебнулись кровью. Ведьмак понял что умирает.

«Не хочу! – мысленно взвыл он. – Как же так? Вот так сдохнуть, бессмысленно, в чужом мире!»

«Ты хотел быть как Геральт из Ривии? – прозвучал в голове чей-то холодный голос. Такой знакомый… – Хотел моей Судьбы? Что ж, вот она! Бери!»

– Гри…гх..ори…ан… – прохрипел Ильтис, захлебываясь кровью, и милосердная тьма смежила ему веки.

И он уже не видел, как некромант, повелительно вскинул руку и вьющиеся вокруг него тени рванулись вперёд, накинулись на лучников старика-друида. Не видел как порождения чёрной магии за мгновения оставили от эльфов обугленное оружие, ошмётки одёжи, черепа да кости, высосав жизнь и магию… Он был уже далеко. Стоял на берегу, покрытого туманом озера, а навстречу ему плыла лодка. Кто-то стоял в ней, скрестив руки на груди, кто-то знакомый… Утлое судёнышко, наконец, доплыло до берега, незнакомец улыбнулся невесёлой, мрачной ухмылкой и протянул руку.

– Ну что ж, пойдём, брат.

 

- Аррргх!- прохрипел я, очнувшись.

Я пришёл в себя, ощутив смерть ведьмака и эльфов. «Что случилось? Он должен был справиться… Что-то помешало». Мой тёмный взор устремился ввысь, преодолевая каменную преграду. Я будто бы очутился на плато и увидел как эльфы напали на ведьмака, как откуда ни возьмись появился друид. Видел как оружие некроманта пожрало жизненную силу и плоть жертв… «Но для чего он сделал это? Что за ритуал он собирается провести?»

Заставив себя встать на ноги, я осмотрел рану. Хвала Тьме, она остановила кровотечение, оставив шрам и боль в груди. А кольчугу я отремонтирую у знакомого кузнеца, вот только сперва надо разобраться что тут творится.

Проверив клинок, я взялся руками за полы плаща и произнёс, отчеканивая каждое слово:

- Frotys agni melka xinum.

Вызванный порыв ветра поймал меня, бережно понёс наверх. Плащ развивался за спиной подобно крыльям. Я не обращал внимания на дождь, на раскаты грома и росчерки молний. У меня была одна цель.

 

Некромант несказанно удивился моему появлению. Бросив злой взгляд, он закричал старейшине эльфов:

- Смотри-ка, Сайфер, этот упрямец живой! Прикончи его!

Отдав указание, маг продолжил произносить непонятные мне слова, совершая пассы руками. Вокруг него сновали духи умерших, смешиваясь с потоками силы.

«Как ему удаётся творить такое, несмотря на барьер?» удивился я, вынув клинок из-за плеча. Я чувствовал нарастающее напряжение в воздухе. Если не остановить злодея – отдача уничтожит всех на этом плато.

Друид печально взглянул на меня и направился мне навстречу. Я взял меч двумя руками и уже собрался прыгнуть вперёд, нанести удар, но вдруг услышал его мысленный посыл.

«Подожди, воитель. Позволь, я объясню тебе немногое. Взгляни на меня своим пристальным взором и ты увидишь, что я прикован к колдуну заклинанием – Арканом. Я не могу ослушаться его» говорил старик.

Я посмотрел на друида, концентрируясь, и увидел тонкую, но очень эффективную магическую верёвку, светящуюся красным. Затем я почувствовал поток энергии, исходящий от некроманта и проследил его направление. Я был удивлён, ибо маг собирался бить разрушительным заклинанием по странному каменному столпу.

«Это не просто камень. Это Стерж, я создал его. Он и является источником магического барьера, а Джейс хочет уничтожить его, забрать вложенную мной силу и…» шептал мне связанный заклинанием.

«Что дальше? Что он предпримет? Я должен остановить врага!» мысли роились в моей голове.

«Григориан, я хочу помочь. Освободи меня от Аркана и уничтожь Стерж. Высвободившейся силой ты убьёшь некроманта, его оружие будет бессильно» услышал я.

«Но можно ли ему доверять? Вдруг это ловушка?» думал я.

- Сайфер!- взревел колдун, оглянувшись.- Убей его, сейчас же! Я заберу его силу и сломлю сопротивление барьера.

Старик согнулся от боли – видимо некромант дёрнул заклинанием.

Медлить больше нельзя! Я побежал вперёд по горной породе, покрытой лишайником и мхом, занеся Оскурий для удара. Ррраз! И Аркан с шипением оборвался, затлел. Старейшина улыбнулся мне, и я ринулся к столпу. Колдун почувствовал неладное, поток его силы устремился за мной. Я оттолкнулся от выступающего камня и оказался рядом с целью. Сзади послышалось злобное шипение. Развернувшись, я ударил клинком наугад. Это выпад поразил сгусток энергии. Я ощутил накатывающую боль, в груди возникло невероятное жжение, а по голове словно ударили обухом топора.

«Ты сдохнешь здесь! Тебе не выстоять против меня и барьера!» услышал я мысленный крик чёрного мага.

«А ведь он прав. Силы неравные» подумал я.

- Не смей сдаваться!- закричал друид и бросился к некроманту, собираясь что-то предпринять.

- А тебя я убью вторым,- пообещал колдун слуге.- Ты предал меня! Теперь я заберу силу Стержа себе, а ты умрёшь как ведьмак и этот воин.

«Действуй, Гришаня» сказал я себе и убрал меч Тьмы за плечо, притупляя боль. Собирая всю волю в кулак, желание отомстить за смерть друга и узнать правду, я размахнулся правой рукой и ударил по столпу. На мгновение время замерло, и я ощутил боль от удара. Наступила тишина. Но мгновение истекло, и гром ударил что было сил. Дождь утихал, ветер больше не выл протяжную горную песню.

И вот камень покрылся трещинами, рассыпался в серый песок, я увидел огненную сферу. Вот она, сила барьера, источник и проклятье. Я взял её в руки, и, чувствуя жуткую боль, направился к некроманту. Каждый шаг давался мне с трудом, земля под ногами дрожала. Невероятный грохот ударил по барабанным перепонкам, заставляя их сжаться. Благо, длился он всего пару минут.

Чёрный маг ошалело уставился на меня. Ритуал был сорван, его откат уже подействовал на колдуна и теперь он стоял, сутулясь и кашляя. Его мощное оружие, сплетённое из Тьмы и душ умерших, вибрировало.

- Как?! Как же так?!- воскликнул он, пятясь прочь от меня.- Кто же ты? Ты не мог уничтожить барьер! Не мог…

- Я – Григориан, владыка Тартара,- с металлом в голосе произнёс я, подойдя к друиду.- Ты думал, что смерть Ильтиса сойдёт тебе с рук?! Ты просчитался, некромант. Я принёс тебе смерть, но умрёшь ты не от моей руки.

И сказав это, я протянул огненную сферу Сайферу. О, как он изменился, получив свою силу. Мои сомнения относительно его маски оказались верны – едва сфера коснулась его рук, иллюзия старика исчезла. Передо мной стоял здоровенный краснокожий мускулистый демон. В его глазах загорелись огоньки, он потянулся и взглянул на злодея.

- Вот и всё, Джейс,- пророкотал он, шагая к замершему от ужаса магу.- Ты использовал меня, хотел забрать мою силу и покинуть Ньюазис. Но мне повезло, Григориан вернул мне все мои возможности.

- Не спеши, демон,- зашипел маг и произнёс заклятье.

Его последняя надежда – тёмное оружие стрелой метнулось в бывшего слугу. А демон поймал его рукой и оно рассеялось подобно утреннему туману. Сайфер схватил колдуна за горло, сжал его так, что я услышал предсмертный хрип врага, и испепелил взглядом.

Ограничение больше не действовало – барьер рухнул. И я с радостью воспользовался своей магией, унимая жар в груди. Покачиваясь от усталости, я подошёл к горстке пепла – всё, что осталось от некроманта Джейса.

Демон положил мне руку на плечо и улыбнулся. Меня передёрнуло от такой клыкастой улыбки, но я улыбнулся в ответ. Гроза утихла, дождь закончился, а ночь уступила место рассвету. Солнца показались из-за горизонта.

Я бережно собрал останки ведьмака, укутав в свой плащ, и смахнул слезу.

Заклинанием телепортации мы перенеслись на опушку леса. У поваленной старой ели я развёл костерок. Поев и немного вздремнув, мы отправились в путь к эльфийской деревне.

 

Я – демон. Много лет назад я появился на свет в мире Цинани, меня создал Мастер. Я жил, учился и развлекался вместе с такими же существами как я. Мы отличались друг от друга возможностями, но у меня оказался неправильный характер. Наш создатель собирался поработить людей, населяющих Цинами, используя каждого из нас как оружие. А я не хотел убивать людей, они казались мне слабыми и глупыми. Они постоянно враждовали друг с другом, обращаясь за помощью к Мастеру. И он помогал то одним, то другим. А один раз сказал, что жалкие людишки не способны жить мирно и должны умереть. Что вместо них он создаст более совершенную расу. Мои сородичи с радостью напали на деревню людей, убивали их и крушили всё вокруг, оставляя за собой кости и обломки.

Я отказался участвовать в этом «мероприятии». Тогда Мастер разозлился и выгнал меня из Цинами. Некоторое время я бесцельно бродил по Астралу, пока не наткнулся на Ньюазис. Здесь я увидел эльфов и людей, они никогда не враждовали. Конечно, кроме них я увидел троллей, которые обитали в предгорьях, и гоблинов, скрывающихся в пещерах. И я спустился в этот мир. Желая скрыть свою сущность и подружиться с местными жителями, я сотворил Стерж, вложив в него почти всю свою силу. Этот ограничитель должен был защитить Ньюазис от чрезмерного использования магии.

Я принял облик старца и поселился у эльфов, которые зауважали меня и выбрали старейшиной. Так прошли годы.

А потом в Ньюазис пришёл Джейс. Он оказался сильным магом, сумел обмануть меня и привязать Арканом. Это заклятье убивало меня, и тогда он пообещал, что отпустит меня, если я помогу ему разрушить магический барьер. Да-да, друг, то, что почувствовал ты в лесу, идя в деревню, и та магия на совете – были искусно созданные мной иллюзии. Некромант опережал вас.

Узнав что за ним погоня, маг потребовал чтобы я убил сначала тебя, а потом ведьмака. Поэтому-то на тебя и напали твари во время подъёма. Эльфы доверяли мне всецело, и без колебаний атаковали того, с кем недавно вместе сражались против нежити.

 

Такую историю поведал мне демон, пока мы шли к деревне эльфов у подножия холма. Нас встретили лучники, но почувствовав знакомую силу, исходящую от моего компаньона, радостно приветствовали нас.

На совете Сайфер рассказал эльфам правду о себе и попросил прощения. И вновь первородные удивили меня – никто не рассердился на демона, все попросили его остаться.

 

И вечером нового дня я попрощался с гостеприимными эльфами, обошёл кромлех и спустился к могиле ведьмака. Молча постоял около надгробного камня, на котором было выжжено имя погибшего друга. Громко крикнул:

- Зеро, ко мне!

Спустя пару минут я услышал лошадиное ржание. Верный конь примчался за мной с небес. Я запрыгнул в седло, взглянул на звёзды и пожал руку демону.

- Спасибо тебе, Григориан. Мы никогда не забудем тебя и твоего друга Ильтиса,- пророкотал Сайфер.

Я кивнул и поскакал в небо.

- God luck from Gregorian!- пожелал я напоследок.

Холм, деревня и лес остались позади. Облака и вечерний холод. Ещё минута и я скакал по Астралу домой в Тартар.

+1
361
RSS
17:46
+2
Неплохой рассказ. Но вот школы рыси я в каноне не помню. Школа волка, кота и грифона. В игре еще добавили школу змеи.
20:43
+1
Спасибо за мнение, Мстислав! Школу рыси придумал мой соавтор, Максим.
23:32
Тогда я не совсем понял чем она среди остальных выделяется.
23:36
+2
ЛОР, дайте мне ЛОР Х)
20:03
+1
Эмм… Вот с этим беда. Максим не написал больше ни одного рассказа про ведьмака Ильтиса. По-моему, стоило написать хотя бы рассказ об ученичестве Ильтиса. Сейчас мы не поддерживаем общение.
Комментарий удален
11:58
+1
Спасибо. В скором времени я выложу ещё один рассказ о приключениях Григориана.
Комментарий удален