Всё будет хорошо

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Всё будет хорошо
Автор:
Алексей Белобородов
Связаться с автором:
Аннотация:
Сколь не борись с расхлябанностью и коррупцией в коммунальных службах, итог всегда один...
Текст произведения:

Бывает же, когда порой весьма банальные вещи приводят череде непредвиденных событий.

На улице Красной возле пятиэтажного дома под несчастливым номером “тринадцать” однажды прорвало трубу центрального водоснабжения. В общем, ничего удивительного. Кто эти трубы менял за последние четверть века? Напротив подъезда с прилегающей к оному живописной цветастой клумбой, прямо на дорожке моментально образовалась огромная лужа, в центре которой забил весёлый фонтанчик. Торчавшая сутками у окна пенсионерка Арсентьевна первой заметила непорядок под окнами и набрала номер Водоканала.

- Водоканал. Диспетчерская слушает.

- Тут это, вода под окнами из земли течёт. Хлещет как из ведра. И из люка канализации хлещет. Воняет уже. Красная тринадцать.

- Ваша заявка принята. Ожидайте.

К обеду, и никак не раньше, к месту аварии подкатил рыжий фургон с торчащей сбоку трубой дымохода, и из задней двери высыпало четверо облачённых в рабочие робы ремонтников. Трижды перекурив, бригада ударными темпами принялась за устранение пробоины.

- Вован, шевели ж…, и доставай лопаты.

- Санёк, это в ж…, отвод …, в … его, от того развода.

- Точно. … его, …, глубоко, …ь, как копать.

- Тут нужен экскаватор. Звони Бугру, пусть зачешет ж… оперативнее, а то зальёт к … … всё тут на фиг.

И как ни в чём не бывало, воткнув лопаты в землю и извлёкши на свет колоду затрёпанных карт, рабочие уселись заново курить. Под ласковое журчание техногенного ручейка, в тени раскидистого клёна, соорудив из помойного ведра игорный ломберный столик и застеливши травку магнитовскими бесплатными журнальчиками. Напряжённый рабочий день продолжался. Азарту игроков можно было позавидовать, и мамашки убрали своих детей из расположенной рядом детской площадки подальше. Однако вскоре битва в “дурака” ремонтникам поднадоела, и они подаставали свои телефоны, внимательно углубившись в изучение интернета. Потом один из работяг лихо сгонял за чебуреками и шаурмой, и бригада, не торопясь, откушала. Какая-ж работа без обеда, да и незаконно это, тружеников лопаты и разводного ключа оставлять без трапезничанья.

Около четырёх часов пополудни к дому подъехал жёлтый экскаватор с огромным ковшом, и надсадно ревя, разрыл яму размером два на два и глубиною с метр. Понятное дело, с первой попытки трубу откопать не удалось. Вернее, труба всё же была. Её маленький кончик обнажился где-то в самом недоступном углу.

- Слышь, Плут, ты где рыл, придурок! Труба левее. Чо, повылазило?

- Пошёл ты со своими советами. Стоял так молчал, пока я тут тра…ся, - высунулся из кабинки тракторист по прозвищу Плут.

- Да нет же, правее брать надо было, - вмешался Саня водопроводчик, - я вам так скажу: вы оба косые дебилы!

- Всё, шабаш на сегодня. Рабочий день кончился, - возразил экскаваторщик Плут.

- Сворачиваемся, - приказал бригадир, - воду я перекрыл, до завтра перекантуются, не помрут от жажды.

- Слышь, Плут, ты, кажется, канализацию цепанул ковшом.

- Вот завтра и поправим.

На том жёлтый экскаватор и почти такой же жёлтый фургон укатили восвояси.

Следующего дня. Утро, половина шестого, когда ещё не рассвело.

Пётр Петрович, менеджер стройцеха, весь при параде, должен был выступить с докладом о презентации нового тренда у высокого начальства. Торопясь на работу, он выскочил из подъезда и широким шагом направился к парковке, где стояла его тойота.

Но до парковки Пётр Петрович не дошёл. В предрассветной темноте он не заметил свежевырытой ямы, которую заботливо опоясали от таких вот невнимательных прохожих жёлтой верёвкой любители жёлтого цвета ремонтники. Нет, ну само собой, Пётр Петрович про яму конечно же знал, потому что вчера её видел, и качая головой, сетовал про нерадивость слесарей. А сегодня о существовании дурацкого колодца посреди дороги запамятовал. И об эту жёлтую верёвку запнулся. Красная, жёлтая, кто её впотьмах разберёт? Запутавшись в ней ногами, он потерял равновесие, и взмахнув напоследок руками, полетел. В яму. Бац! Этак красиво, и режиссёра с оператором тут не было, а как если бы снимали они сцену с расстрелом, скажем, предателя и изменника Родины, второго бы дубля не понадобилось точно. Выскочившая из рук папка распахнулась в воздухе, и ворох файлов про тренд и презентацию укрыл Петра Петровича почти равномерным слоем.

-А-а-а! Что-б вам, о-о-о. У-у-роды-и. Убили меня. За что меня убили-и-и!!!

Пётр Петрович беспомощно барахтался в грязи на дне злополучной ямы, вдавливая в жижу свой труд про торговый тренд, но подняться самостоятельно уже не мог. Потому как вывихнул лодыжку. Сказать по чести, ругался он похлеще жёлтых ремонтников, оттого что в прошлом был сварщиком, и если вдруг с ним приключалась какая-то неприятность, то вспоминал незамедлительно старый лексикон. Убивать его, понятное дело, никто не собирался. Напротив, вездесущая и недремлющая Арсентьевна первая откликнулась на призыв о помощи, и набрала номер службы спасения.

- Служба спасения.

- Мине скорую.

- Соединяю с диспетчерской.

- Алло! Скорую сюды быстро! Тут человек в яму провалился. Чегой-то повредил. Орёт благим матом. Красная тринадцать.

- Вызов принят, ожидайте.

Аккурат через десять минут к яме подкатил фургон белого цвета с красными полосками и крестами. Из разверзнувшегося с лязгом бокового чрева реанимобиля выскочило двое шустрых парней и упитанная деваха в почему-то красных костюмах и синих перчатках на руках.

- Семёныч, тут надо спасателей, - сказал один другому, подходя опасливо к самому краю обрыва.

- Да ладно, вытащим сами. В первый раз, что ли? На вид пациент много не весит.

Доктора принесли из машины клеёнчатые носилки и опустили один конец в яму.

- Мужик, ты как тут?

- На ногу ступить не могу, - пожаловался переставший в присутствии врачей сквернословить Пётр Петрович.

- Берись обеими руками за петлю.

- Взялся.

- Потащили.

Петра Петровича выволокли из ямы на свет божий, и в освещении мощных фар белого фургона он представлял из себя довольно жалкое зрелище. Грязный, вонючий, в какашках, он принюхивался к рукавам дорогого костюма, и морщась брезгливо, блевал. Медики деловито вкололи ему обезболивающее и наложили на повреждённую ногу шину. Собравшиеся возле ямы зеваки помогли эскулапам погрузить бедолагу в машину, и взвизгнув сиреной, та укатила в больницу.

Уже рассвело.

Модель Милана как всегда проспала, и теперь опаздывала на очередной кастинг. Цокая шпильками и виляя буферами, красотка неторопливо выплыла из подъезда. Её новый бойфренд, по идее, должен был уже подъехать, но видать, где-то в пробке застрял. Держа одною рукой огромный смартфон, другою же зеркальце, попеременно смотря туда и сюда, раскрасавица топала по памяти. Про яму Милана тоже знала, но почему-то забыла. Что-то с памятью у жильцов тринадцатого дома в то утро случилось. Верёвки жёлтого цвета натянуто не было, потому, что её завалил неосмотрительный Пётр Петрович. Изящная ножка в облегающей туфельке повисла в воздухе не найдя вдруг опоры. И - бац!

- А-а-а!

        - О-о-о!

                - Ашо-о-о-от!

                         - Серж-и-и-к!

                                 - Где этот ублюдок! Когда не надо, крутится, крутится, путается под ногами, а когда надо - моль поела скота похотливого.

Арсентьевна не дремала, и вскоре белый фургон въезжал во двор дома номер тринадцать во второй уже раз.

С девицей было попроще, та выкарабкалась из ямы самостоятельно, но на руках и ногах были ушибы и множественные царапины, а на лбу красовалась огромная шишка. Почмокав губами и ощупав лицо, она отмахнулась от медиков, и снова полезла в яму. Отыскав там зеркальце, вылезла заново, и посмотревшись в него внимательно, опять завопила:

- Ма-а-а-ма! Макия-я-яж. Мой уникальный макияж!

Медики успокоили девочку успокоительным уколом, надели на красивую шейку пластиковый фиксирующий воротник, и тщательно забинтовав все ранки, увезли лишившуюся грима несчастную фотомодель в больницу.

Днём прибыли те же самые ремонтники и с новым энтузиазмом к сумеркам выкопали ещё одну яму. С помощью лопат, экскаватора и чьей-то матери они разыскали водопровод с канализацией, заварили, залатали, заштопали, заклеили, залепили всё как положено. Жители обрадовались вновь появившейся воде, и тринадцатый дом вздохнул с облегчением, – теперь всё будет хорошо.

Некоторое время спустя.

- Водоканал слушает.

- Тут из земли фонтанирует. Видать, трубу прорвало. Красная тринадцать. Два дня назад тут уже такое было, - Арсентьевна всегда на посту, и первая узрела вновь случившийся непорядок.

- Вызов принят. Ожидайте бригаду.

Эх, не везёт этому дому тринадцатому. Но! Всё будет хорошо! В конце концов. Когда-нибудь. А как же иначе? А если поступить как на загнивающем, диком западе? Где тринадцатые дома и этажи отсутствуют насовсем. Вот взять, и присвоить этому дому другой номер. А? И всем хорошо, и все довольны. Потому, что никаких аварий здесь более не произойдёт!

 

ARHIMED

0
38
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!