Спектакль которого ни кто не ждал.

Форма произведения:
Повесть
Пишется
Автор:
Sergiusdebuf
Хочу критики!:
Да
Аннотация:
Столица одной из гегемоний священного города Гелиор, вдруг стала эпицентром безумного спектакля. Его невольным участником становится наш герой - комиссар канцелярии порядка Фидель Крон. Город обезглавлен, убиты высокопоставленные члены городского сената. Неизвестные, совершившие это дерзкое преступление, ходят под личинами тех, кто ни как не вписывается в роль преступников. На нашего героя возложена обязанность, раскрыть это преступление! Но он еще не знает, что разыгравшееся постановка длится уже не одно тысячелетие.
Текст произведения:

-1-

За окном был поздний вечер. Ветер на улице порывисто завывал и бесновался, разбиваясь об стены старой придорожной гостиницы, что стоит на его пути двести с лишним лет. Человек в халате сидел за столом своего гостиничного номера, вслушиваясь в  скрип и ворчание деревянного строения на потуги бесноватого ветра. Человек любил эту гостиницу, любил этот скрип, и ворчание, тихое  тиканье больших механических часов,  отсчитывающих время до назначенного  визита.

Человек закурил трубку и откинулся на спинку, наслаждаясь уютом своего номера, что был обставлен  столь же старой и добротной мебелью как и сама гостиница.

В коридоре послышались одинокие шаги, и вскоре в номер зашли.

-Здравствуйте,- тихо, но  вполне уверенно поздоровался гость.

-Здравствуйте,- ответил человек в халате, приоткрыв один глаз.

-Как вы себя чувствуете?

-Отлично!- ответил человек, в халате приоткрыв  второй глаз. Но заметив, что гость не сходит с места кивнул ему, приглашая сесть за стол.

Гость уселся напротив, и стал внимательно изучать хозяина номера, на что тот, тоже не остался в долгу.

-Итак, начнем?

Хозяин номера утвердительно кивнул, выпустив облачко табачного дыма.

-Я бы хотел, чтобы вы мне рассказали все с самого начала, не упуская ни каких деталей, вплоть до того, что вы ощущали и думали о каждом, с кем имели контакт в тот период времени.

-Дай угадаю! Вы психик?- неожиданно спросил человек в халате.

Гость вытащил из кармана портсигар и закурил сигарету.

- Вы проницательный человек. Как вы  догадались?- спросил гость, особо не ожидая ответа.

- У вас с собой нет ничего, чтобы записать мои показания - ни бумаги, ни пера. Ну и для кого как не психика важны эмоции. Они как путеводная ниточка для вас. Сигаретки я тоже думаю не простые.

Гость закурил сигарету и отрешенно хмыкнул.

- Ну что же, раз мы выяснили, кто есть, кто я думаю пора начать с самого начала.

Хозяин номера выпустил облако дыма  и закатил глаза, придаваясь воспоминаниям.

-Начало, начало… Ага… Все началось здесь, в этой самой гостинице, в этом самом номере, ранним утром. Тогда было так же паршиво и слякотно как сейчас. Правда, ветра  такого не было. В тот самый день, на этой самой кровати, я занимался любовью с очень замечательной женщиной. Очень красивой  и столь же не прихотливой. Ну, в общем сокровище, а не женщина. В наше время таких, днем с огнем не сыщешь.

- Как занимались любовью тоже рассказывать?- с притворным смущением  спросил человек в халате?

Гость раздраженно сморщился.

-Это можно пропустить. Ближе к делу!

-Ага.… И так, когда мы закончили ко мне в номер постучали. Вошел хозяин гостиницы и  с испуганным лицом, словно ему кол в задницу вставили, передал мне телеграмму. Но это впрочем,  не помешало ему пару раз скользнуть взглядом по моей красавице и даже скорей всего подслушивать за дверью как мы кувыркаемся в постели - уж больно вовремя зашел. Ну так вот, передал телеграмму и был таков. Один короткий приказ от  самого блюстителя города -  Севастьяна Власа: «Срочно явится в отделение  городского морга №1 ровно в 10 часов утра». Да… имя Севастьяна Власа кому угодно вставит кол в задницу, одним своим напоминанием.

Старый сухарь Влас  не торопился мне отсылать экипаж, а  я как человек не менее вредный сварганил себе кофею. Пока я смаковал свой напиток, волей неволей стал перебирать кандидатов на казенное место в морге №1. Чувствовал, что есть какой-то подвох. Уж больно коротка была телеграммка.  Наш блюститель, знаете ли, любит наполнять содержание своих сообщений и приказов цветистыми и вычурными словесами, а тут как отрезало.

Но как говорил мой покойный дядюшка: «Перебери все варианты и ты будешь знать, что точно не случится». Поэтому я быстро бросил это  бесполезное дело и приобщился к прекрасному. Вилеота, золотце, словно чувствуя мое настроение, тоже не торопилась с натягиванием на себя нижнего белья. Приятно когда тебя понимают.

***

Но все приятности на этом и кончаются, ибо подвох который наш герой отказался предсказывать состоял из двоих членов сената и его главы, мирно лежавшего вместе со своими коллегами на столах, ровно посередине комнаты специального отделения городского морга. Специальное отделение городского морга, в котором нашли свое последнее пристанище бренные тела членов сената, состоял в ведении особого отдела канцелярии, а здание его было возведено чуть ли ни при самом основании города. В это самое что ни наесть секретное отделение, можно было попасть, только если будущий мертвец был при жизни совсем уж необычной личностью, или ставший мертвецом при необычных обстоятельствах, не поддающихся разумению простого обывателя. И естественно о существовании это секретного отделения известно только особо осведомлённым лицам, а именно всем тем, кому по службе туда есть доступ и тем, кто любит рассказывать всякие небылицы. Относясь к первому типу особо осведомленных лиц, как, впрочем, что греха таить, и второму тоже, Фидель Крон беспрепятственно попал в секретное отделение городского морга. А там, его уже ждал горячо любимый блюститель города Севастьян Влас и холодные тела высших чинов сената.

Лица этого замечательного трио были преисполнены настоящим покоем и умиротворением, которому бы позавидовал даже наш герой, спавший не так уж часто, как хотелось бы.  И кое-кто даже бы наверняка сказал, что это спят праведники. Но, к сожалению, эту тройку праведниками можно было бы назвать с тем, же успехом как волка ягненком. Конечно же, ни в коем случае, наш почтеннейший комиссар не хотел бы, увидеть здесь вместо них праведников, которые, как правило, в этом городе не кому не нужны. Но если подумать, кто его знает, что творится у этих комиссаров в голове! Ведь эта троица ясно давала понять, что если он и сомкнет в ближайшее время глаза, то только оказавшись на этом столе. Досадливо скривившись от увиденного им подвоха, который судьба спрятала от опытной ищейки глубоко под землей. На то он подвох, не так ли?  Комиссар принялся разглядывать прибывающих на этот молчаливый спектакль смерти зрителей. Зрители же размещались со всеми причитающимися для этого места неудобствами, на жестких ступенчатых сидениях, окружающих подобно амфитеатру небольшую площадку, где и разместили покойников.

«Раз не зритель, значит одно из главных действующих лиц», -  к своему неудовольствию подумал, Фидель Крон, мысленно вспоминая, имена входящих комиссаров, что несли службу в других округах города. Они как это и положено подолгу службы,  прибыли первыми. - «С порога,  без подготовки…!? Этим-то время дали, вон как напудрили. Ну что же, это вполне в стиле нашего блюстителя» - резонно решил он. Это только в письме Севастьян Влас любил цветисто выражаться, но что до «поговорить» особо не старался, к себе выбирал тех, кто понимал без лишних слов. А потому поберегись, если блюститель начнет цветисто выражаться  с тобой вслух.

***

 

- Так вот стоит мой начальник подле их головы, словно надгробие, и зыркает на меня так будто бы я опоздал на целых полдня. А  задержался я, на каких то, полчаса! А  он все смотрит и молчит, будто бы и у моего изголовья, с удовольствием  вот так вот постоял бы. Оно конечно и понятно не каждый день в нашем «благочестивом» городе верхушку сената срезают. И уж если на то пошло, то у всех кто там был в тот день, лица были не очень. А я значит, чтобы старого почем зря не будоражить, встал  в сторонку и тихонько себе так стою, да с братьями по оружию перемигиваюсь. Это  простым канцелярам положено перед ним каблучками щелкнуть да по уставу доложится,   а у нашего брата, сами знаете, с ним особые установления. Но этот старый хрычь знай себе  так и буравит меня, что бы тошно  мне было. Так и продырявил бы меня, если бы не птицы высокого полета  что в тот момент к нам завились.

***

Облегченно выдохнув, наш герой вместе со всеми устремил свой взор  в сторону высокой делегации почтившей всех своим  долгожданным прибытием.

На скончавшегося главу сената и эпарха Аристарха Магну, префекта города Домина Келу и архиквестора казначейства Тихона Мара, как и ожидал комиссар, явились лицезреть те, кто делил с ними власть в этом городе вот уже несколько десятков лет. Ни для кого, даже для самого глупого доходяги, не было секретом кто на самом деле стоит на верхушке пищевой цепи обратной стороны этого города. Но, тем не менее,  комиссару было любопытно увидеть эту кампанию всех вместе словно одну дружную семью, которая понесла большую утрату.

Великий и ужасный Цензор города Эрих Сцилла, прибыл в кампании магистра торговой палаты Феликса Руфы и Архибаталия городских когорт Леонида Бела. Хотя Эрих Сцилла так и напрашивался по логике вещей в лидеры этой компании все они, включая, трио мертвецов и еще кое-кого были выдающимися в  своем роде личностями с интересной историей. Престарелый Генерал-диктатор города Дементий Приск, которого не так давно приковала к постели тяжелая хворь, был залетной птичкой. Ставленник священного города, прибыл сюда, тогда когда эти выдающиеся личности   уже вовсю переделывали под себя город, не дожидаясь, когда окончательно остынет тело предыдущего диктатора. Супруга же его Мадзель Хива, выгодно отличавшееся от него умом, и вовсе стала таковой лишь год назад. Словом пища для размышлений была, но от этой  пищи могло случиться серьезное несварение, запор и скоропостижная смерть.

С любопытством рассматривая входящих гостей, взгляд   комиссара неожиданно запнулся о человека тихо и степенно, зашедшего следом. Вот уж кого-кого, а его здесь он ни как ни ожидал увидеть. Очевидная причина явления в это «увеселительное» заведение высоких чинов сената, объяснявшееся страхом за свою жизнь, в этот момент стала вдруг не единственной. Ибо тем самым человеком, явившемся к тому же не в своем рабочем облачении, некто иной, а Архонт церкви великого Мааламона – Лука Кравельский.

***

- Так! С этого момента  о нем поподробней!- вдруг резко перебил, его гость.

- Да, да, да… понимаю… темная лошадка во всей этой истории. Ну что можно сказать об архонте всех церквей, часовен города  и  всех прилежащих  к нему земель? То, что он имеет немалые дивиденды со всех прихожан, и его капитал может тягаться с капиталом Феликса Руфы или Малиана Энвьерры, которого в тот день не было. Кому-кому, а уж всей этой компании впору у него поучится, как стричь своих клиентов. Одно время  я даже задумывался, что, не он ли всем заправляет?! Но потом узнал, что у него своя ниша и в чужую он вроде как не лезет. Так иногда чуть-чуть в рамках так сказать посредничества и временного сотрудничества. Конечно, можно  было предположить,  что и он за свою шкуру не меньше всех боялся. Да только  чувствовал я, что этот старый мошенник пришел сюда не только  для того что бы услышать от блюстителя заверения, в безопасности его  святой задницы. Не было в его глазах должной озабоченности и беспокойства что ли. Так и рыскал он глазками. Такие  глаза бывают только у дельцов нашего города, уж я то их навидался…

***

В голове нашего героя, где-то на поверхности сознания появилось ощущение с родни пониманию простой истины, объяснявшее его появление. Но пока, это зыбкое ощущение не оформилось крепкое убеждение, комиссар обратился к серой фактуре аудитории, предавшись не относящимся к будущему делу размышлениям. И причина была не в банальном пренебрежении своими должностными обязанностями, а лишь по той причине, по которой его разум, попытавшись оценить масштабы разворачивающихся событий, тут же закрыл за собой дверь, с другой стороны.

Несмотря на то, что комиссару по службе не раз приходилось посещать  городской морг №1, в этом странном помещении больше похожем на университетскую аудиторию ему быть не доводилось. Поэтому пытливая натура нашего героя, работавшая сейчас не в ту сторону, невольно наводила его на некоторые размышления по поводу назначения данного помещения. Ведь расположено оно было, как ни как, а в секретном отдалении морга в коем студентам быть вовсе не положено.

Все пребывающие в этом неуютном и холодном помещении в гробовом молчании тупо взирали на величественное во всех отношениях трио, словно на неожиданный казус, случившийся на их дворике.

- Да спасет их грешные души великий Мааламон! - с прискорбием вдруг промолвил Архонт, отдавая должное своим профессиональным обязанностям

«Вряд ли Маааламон будет тащить на своем горбу эту кучу дерьма в небесные сады, старый мошенник!  А если и понесет, то разве что для удобрения цветов на своей клумбе», - тут же подумал наш герой, но вслух, разумеется, не сказал.

Неловкую паузу, возникшую между присутствующих  в момент осмысления сомнительной ценности своих душ для Мааламона, нарушил Блюститель.

- Господа!  Я понимаю, что эта страшная трагедия застала всех врасплох! Но, тем не менее, мы должны взять себя в руки и во что бы, то, ни стало призвать к ответу тех злодеев, что совершили это страшное преступление. Естественно этот труд возьмет на себя канцелярия, но с вашей стороны мы ожидаем всеобъемлющей поддержки, а для этого, несомненно, вы должны знать все известные обстоятельства этого преступления. И возможно, кто-то из вас, вспомнит, еще что ни будь, что ускользнуло от нашего внимания, - с важным видом закончил Блюститель.

 

 

***

- Тут мой начальник снова зыркунл на меня, мол, давай, теперь ваш выход сударь. Ну а я, недолго думая кивнул своему помощнику, мявшему все это время рапорт, который я естественно не успел почитать.

- Расскажите о нем,- вдруг попросил гость.

-О ком, о моем начальнике?-

-Нет, до него еще дойдет своя очередь, расскажите о своем помощнике.

- Вот те раз, Анисим услышь бы вас сейчас, закраснел бы как девица от такого внимания к своей персоне. Ну что можно сказать о моем помощнике. Женат, трое детей раньше был приписан к канцелярии порядка.  Не шибко умен, но и  не особо глуп. Бывает и такое что рожает на ходу  дельные идеи. Свежие мозги под рукой бывает очень полезно, знаете ли. Бывает не к месту застенчив, но когда пахнет жареным проявляет чудеса смекалки и большой любви к жизни. Когда-то он мне очень помог, можно сказать, жизнь спас ну я его к себе и приписал. Самое плохое, что его как и большинство других в городе стрижет наш любимый Лука. Набожный, но думаю, с возрастом это пройдет. В нашем деле этого пагубная привычка. 

- Достаточно, продолжайте дальше.

Дальше, дальше… а дальше он зачитывать рапорт и от того что он там зачитал мне как то немного поплохело.

***

Помощник откашлялся, поправил очки, и  некоторое время, повозившись  с бумагами, начал зачитывать рапорт.

- Так, так… Ага вот… Согласно показаниям опрошенных свидетелей, ровно в двенадцать часов четвертого дня месяца заката преступники, переодетые в форму канцелярии порядка, явились в кабинет магистра верхней палаты сената, у которого в тот момент находился магистр торговой палаты и архиквестор казначейства. Примерно через пол, часа преступники вышли из кабинета, передав прислуге, что тот просит принести, что ни будь съестное.

- Что же, интересно! Каким это образом преступники обзавелись формой нашей доблестной канцелярии?!- неожиданно прогремел долговязый Архибаталий, своим знаменитым, режущим слух, сипловатым басом, перепугав потаенные мысли высокой делегации.

- Это такая же для нас загадка почтеннейший Архибаталий, как и то, что последние забулдыги, околачивающиеся возле ресторанов, обзаводятся формой солдат городских когорт?! Ответил блюститель равнодушным тоном.

И без того тонкие губы Архибаталия сжались в тонкую бескровную линию, а маленькие черные глазки метнули молнию в лоб Севастьяна Власа.

«Старые любовники» промелькнула мысль в голове комиссара не в первый раз отметивший правдивость народной молвы, которая в шутку называла за их «сильную любовь» друг  к другу.

Комиссар снова кивнул своему помощнику, что бы тот продолжал. 

- Вошедшая в кабинет прислуга обнаружила магистра верхней палаты и остальных присутствующих членов сената в сильном алкогольном опьянении. Жертвы на тот момент были не только под воздействием алкоголя, но и прибывали в сильном психическом расстройстве сопровождавшийся безудержным смехом, впоследствии который вызвал одновременный разрыв сердца у всех жертв.

- Да спасет их грешные души великий Маааламон, - пропел главный священник, в скорбном тоне которого чувствовался еле уловимый оттенок сарказма и иронии.

Тут высокопоставленные гости, словно по команде повернулись к главному священнику, от чего тот же сконфузившись, сделал вид, что словно ни чего и не говорил.

- Следует отметить что, по словам прислуги ни кто, в том числе и подозреваемые не вносил алкоголь в кабинет жертв. Но на месте преступления, тем не менее, было обнаружено большое количество недопитых бутылок высококачественного вина неизвестного производства,-

«Интересно, кто оценивал качество вина?» тут же подумал Фидель Крон с подозрением, взглянув на своего помощника. А  тот, сделав вид, что не заметил подозрительный взгляд своего начальника, продолжал зачитывать занимательный во всех отношениях доклад.

- Как только прислуга обнаружила, что члены сената мертвы, в кабинет снова вошли преступники, и под предлогом исполнения служебных полномочий, забрали трупы якобы для расследования преступления. Перед уходом преступники пригрозили свидетелям уголовным преследованием за разглашение подробностей данного инцидента,-  

«Интересный спектакль получается. Попахивает диверсией»  подумал Фидель Крон и на душе у него засвербело.

- Однако! Обратите внимание господа, преступники отлично понимали, к чему может привести разглашение данного инцидента-  с важным видом заметил, Феликс Руф наставительно вскинув палец, увенчанный  большущим кольцом с печатью. Среди присутствующих комиссаров пробежался шепоток, а в холодных глазах Цензора читалось отрешенное размышление.

«Только последний дурак поверит, что канцелярия порядка бы пошла бы на это. Но если подумать, дураков у нас хватает». Резонно решил наш герой и тут же пришел очевидному выводу, что Феликс Руф прав и расчет преступников наверняка был нацелен на пересуды обывателей. Как говорится в одном конце деревни, чихни, в другом скажут, обделался.

 

***

- Стоп! Теперь о нем.

-Хм… Ну что можно сказать о нем. Феликс Руф - глава торговой палаты, владелец множества фабрик и много чего еще. Почетный член всяческих гильдий, обществ и клубов как впрочем, и игровых тоже – «Рыжий пройдоха»  как его называют в среде игроков. Когда-то умудрился прибрать к своим рукам половину трафика контрабанды через наши края, другой половиной владеет его компаньон Малиан Инвьерра. Имеет целую прорву рыжих нахлебников, которым уже обеспечил их будущую старость. В принципе не плохой мужик, заботится о сиротах, коего кого даже усыновил. Ищет исключительно рыжих. А для тех, кто не попал в число, счастливчиков устраивает вполне сносный быт в приюте, бывает, даже устраивает на работу. Впрочем, он и сам когда-то был из приютских оттуда наверно и такая забота о них. О том, как выбился в жизнь, много всякого рассказывают, но достоверной информации в архивах нет,-

- Кто обеспечивал охрану трафика?-

-Кто, кто да наш архибаталий и обеспечивал. Пристраивал, ветеранов списанных в запас.             Большинство из них-то больше ни чего и не умело в жизни, как только воевать или в казармах лясы точить. Наш Архибаталий особый мужик «хитрый дурак» - как говорят в народе. Что касается военной муштры, умения ловко и не заметно списывать казенное имущество - он мастер, что до остального дуб дубом. В город со своей крышей особо не лезет, там мой начальник в основном заведует оттого и не любит его, завидует. Когда-то был интендантом прошлого диктатора, но как, то изловчился вовремя подмазаться к нашему Цензору и Эпарху с тех пор командует гарнизоном.

 

***

- Несомненно, преступники знали, что делали, - ответил Блюститель ни чем, не выдавая свое раздражение на бесцеремонное прерывание доклада.

Феликс Руф, важно надувшись, согласно кивнул, и помощник комиссара продолжил доклад.

- Примерно в два часа дня к заднему двору городского морга подъехал черный катафалк, управляемый преступниками. Преступники выгрузили трупы, на заднем дворе  и, передав их сотрудникам морга, приказали срочно сообщить об инциденте Блюстителю. После чего скрылись в неизвестном направлении.  Как показало предварительное расследование обстоятельств преступления, все свидетели, в том числе и сотрудники канцелярии охраны, несущие дежурство в зданиях сената и  городского морга,  находились состоянии оцепенения, не имея возможности двигаться, говорить и что-либо предпринять.

Присутствующие приглянулись, а и без того мрачное лицо Цензора помрачнело еще сильнее.

***

- И вы уж мне поверти, если сам Цензор начинает беспокоиться, то любому другому в нашем городе в пору, забиться глубокую норку и не высовывать свой нос.  Эриха Сциллу побаиваются даже в священном городе, у  него собственная разветвленная сеть шпионов, выходящая далеко за пределы нашего города. Руки у него достаточно длинные и цепкие, оттого  в этом городе даже мышь посрать не сможет без оглядки на его разрешение. А тут на тебе и на старуху бывает проруха. Аскет во всем, ни кто не знает насколько он богат и на что содержит такую прорву соглядатаев. В народе известен как законник и бюрократ, дворянского рода. Как только прошлый диктатор откинулся, перетравил друг с другом всех  преступных боссов. Кое-кто даже подозревал, что это приложил руку к скорой кончине прошлого диктатора.  И естественно, не без его помощи Феликс Руф и Малиан Энвьерра владеют почти всем трафиком контрабанды через наши земли. Все что он отобрал у криминальных боссов, быстренько перекачивало  в руки Эпарху, Префекту, Казначею, Командующему городскими когортами, и даже моему боссу естественно кое-что перепало. Возможно, все они отстегивают ему какой-то процент. Но мне по понятным причинам все равно. 

- Как вы думаете, был ли он причастен к болезни Дементия Приска? - спросил вдруг гость.

- Нет, не думаю. Могу с уверенностью сказать, что второй раз нашему Цензору это с рук не спустили бы и он это прекрасно понимал. Ведь его власть держалась не только благодаря тому, что он мог тихо, без пыли и шума кого-либо устранить.  Дементий Приск  конечно как только сел на кресло диктатора попытался навязывать всем свои правила  игры, прикрываясь именем священного города. Но  именно оттуда ему намекнули на, то что бы они сидел тихо и занимался исключительно военной сферой вверенной ему гегемонии. Видимо, по каким-то своим соображениям  они там поняли что сильный и лояльный полис лучше,  чем ни какой и вполне вероятно, что без подсказки нашего Цензора здесь не обошлось.

Мне кажется это дело рук его женушки, еще одна темная лошадка в нашей истории. Как только она стала его, супругой быстро пронюхала, кто есть кто, обзавелась любовниками,  а вместе с ними и связями. В народе даже ходили слухи, что она колдунья и околдовала нашего диктатора, а заодно и всех своих любовников.  

- Я погляжу у вас особое отношение к личности Эриха Сциллы.

- Если вам уж интересно, то можно сказать так,  уж кто-кто, а он-то внушает  уважение. С тех пор как эта компания под его патронатом негласно встала у руля, в наш город пришел, какой ни какой, а порядок. В принципе так и должно быть все-таки он Цензор и это он следит за исполнением законов гегемонии священного города. Бдит за нравами граждан. Хоть он тоже ставленник, но из местных дворян, потому за свой край наверно и радеет.  Однажды он мне сказал, что даже боги не могут обуздать человеческие пороки, куда, мол, ему грешному. Эти самые пороки, по его словам, что вода, которую нельзя остановить и которая всегда найдет себе путь. Ее лишь можно контролировать и направлять в нужное русло. Я уж понятное дело не стал его спрашивать,  как он контролирует пороки нашего города.

***

- После более тщательного допроса свидетелей, было выявлено что подозреваемыми могут быть трое сыновей Малиана Энвьерры - главы горнодобывающей компании и почетного члена торговой палаты сената. Ни кто из местных жителей по путям возможного следования преступников не видел проезжающий в тот день катафалк. - Помощник инспектора закончил доклад и убрал листок, за спину явно ощущая себя не в своей тарелке.

И снова наступило гробовое молчание, которое через некоторое время  нарушил холодный  голос  Цензора.

- Господин Фидель! Нам будет интересно узнать ваше мнение!

Холод, излучаемый голосом Цензора, пробудил комиссара от размышлений. Кому довелось, общаться с Цензором отмечал, что его голос подобен потрескиванию догорающего костра, в холодном темном склепе. В сочетании с его внешностью, манерой одевается преимущественно в строгие черные костюмы, все это вместе производило неизгладимое впечатление, которое не просто забыть.

- Каково мое мнение? А таково что у нас есть три точки соприкосновения. Это сенат, городская стража и представители торгового класса нашего города. Преступники устроили грубую, но эффективную постановку, которой сшили все три составляющие и бросили их общественности. Вероятно, они рассчитывали на то, что простой обыватель не будет пускаться в глубокие размышления, не будет искать не стыковки в происходящем, а проглотит это как есть…

- Это я итак понял господин комиссар,- вскинув ладонь, проговорил Цензор. Что вы думаете по поводу  роли семьи Энвьерра в этом преступлении?

-За всю семью не скажу, но что касается братьев Энвьерра  господин Цензор, то отморозками они ни когда не были. Они  дельцы и трудоголики, до мозга костей, как и их отец и все это знают. Высока вероятность того что свидетелям внушили это. Тем более что, похоже, они это прекрасно умеют делать и даже больше.

- Да, их образ не совсем вписывается в общую картину. Но в чем мы точно можем быть уверены  то это то, что на нас хотят натравить  эмиссаров священного города, тем более что там они  не так известны как здесь,- ответил Цензор.

 «Да если подумать в священном городе тоже  хватает дураков, причем столь же глупых, сколько и далеких от жизни его города. А когда до дураков, наделенных большой властью, доходят сведения еще и в «слегка» искаженном  виде, то тогда держись. По всей логике выходило так, что расчет и там и там  шел на дурака». На душе нашего героя свербело ощущение того, что не все так просто как он думает.

- Этому есть еще одно подтверждение, о котором было уже сказано в рапорте господин Цензор,- вставил свое слово молчавший до поры Блюститель.

- И какое же господин Блюститель?-

- Доставка преступниками трупов, в городской морг. Ни одному человеку в здравом уме не придет в голову отвезти трупы в городской морг и передать сообщение о происшествии  лично мне. Похоже, они ни чего не боятся и имеют сильных покровителей, возможно из самого священного города,-

«Старый сухарь не преминул себе польстить, но доля истины в его словах есть» подумал про себя наш герой. Несмотря на отсутствие страха и внешнюю грубость постановки, расчет тонкий.  Если бы убрали бы всю верхушку  города разом, то, во-первых,  верховный Синедрион нагнал сюда бы всех своих цепных псов, армию и еще черт знает что, а во вторых смысла в этом спектакле уже не было бы. И соответственно преступники или те, кто ими управлял,  хотели все обставить, так что будто бы вся верхушка этого города решила перегрызть друг другу глотку в борьбе за власть. И тогда священный город сам все сделал бы за них и вполне легитимно». И, тем не менее, эта версия объясняет далеко не все.

- Да, ваши версии имеют право на жизнь господин Блюститель и господин Комиссар. Но они объясняют далеко не все, – медленно произнес цензор. – Что вы скажите по поводу неожиданных отъездов из города сначала братьев Эньверра, а затем и самого господина Малиана?

«Да  шустрый мужик наш Цензор. Сходу берет быка за рога. Явно давит на самолюбие моего начальника, чтобы работал с утроенной силой», - подумал комиссар, а вслух сказал:

- В этом случае господин цензор предполагать можно все что угодно. Мое чутье подсказывает мне, что господина Малиана и его сыновей  уже нет в живых. Но  достоверно выяснить все обстоятельства поможет только тщательное расследование.

- Так или иначе, они для нас уже мертвы, если только их где ни будь, насильно не удерживают, – отмахнувшись, ответил  Феликс Руф. - Мы должны получить первые вещественные результаты до того как сюда явится куратор из священного города. А он сюда обязательно явится, вы уж мне поверти!

Согласно кивнув, Цензор обратил свой взор на Блюстителя и после короткой паузы сказал:

- Вы получите  всю возможную от нас помощь, господин Влас.  Тем не менее в связи  сложившейся ситуацией использование сил гарнизона,  в которых я думаю, господин Бел нам  не откажет, было бы опрометчивым поступком с нашей стороны. Этот вариант я бы рекомендовал использовать как крайний.

- Благодарю, господин Цензор!

Цензор ответил прощальным кивком и вся темная тройка, синхронно встав, направилась к выходу. На полпути  Эрих Сцилла обернулся:

 - Я надеюсь, Блюститель, что исполнением операции займется подходящий для этого человек. На карту поставлено слишком многое, гораздо большее, чем поддержание хорошей статистики.

Блюститель, учтиво кивнув, ответил:

- Не стоит сомневаться господин Цензор. 

За большими птицами выпорхнули птицы поменьше, а высокопоставленные мертвецы заняли свои  три почетные ячейки хранения особо ценных тел.

На выходе из темных помещений городского морга,  Фидель Крон обернулся  на следующего за ним помощника и со всей  присущей ему серьезностью спросил:

- Надеюсь ты догадался изъять для меня несколько образцов, того вина, для более тщательного анализа?

- Меня право обижает ваше предвзятое отношение, господин Фидель. Я никогда не оставлю такие серьезные улики без должного присмотра,-   с наигранной обидой ответил Анисим Куц.

***

 

 

 

-2-

- И так, как я полагаю, на третий день была назначена операция?- спросил гость.

-Ну да. Поскольку Цензор намекнул что операция должна проходить без шума и пыли, нам не дали остолопов из городских когорт. Было решено, сформировать четыре группы по три человека в каждой. Три группы на захват, одна группа прикрытия  Старый Сухарь назначил меня главным, и дал возможность выбрать комиссаров из других округов в подмогу. Я естественно выбрал моих добрых соседей: Бориса, Фламиния и Кромвеля. Операция была назначена в час ночи третьего дня. Перед началом операции мы снарядили Кромвеля с его ребятами следить за особняком. Кромвель в свойственной ему манере сделал небольшое отступление от плана, и нагнал своих шестерок, чтобы следили за всем кварталом. Хотя в итоге нам это не очень помогло, ну почти не помогло.

Вокруг особняка и на территории ни чего такого особенного не происходило. Как обычно по территории сновала прислуга. Разве что, по словам Кромвеля, какая-то пришибленная была что ли. Ну так вот, часов девять вечера на территорию особняка въехал роскошный экипаж. Кто выходил из него, разобрать не удалось. Но порешили что это хозяева. Особо выбора то у нас не было.      

Где то в полуночи Фламиний со своими ребятами подогнал грузовой фургон с «пугалом».

-Простите... с чем?-

-С Пугалом. Мы так  про себя называем инфразвуковой генератор. Вруби по сильнее, и сам Цензор начнет саться себе в штаны от страха, ну уж, а люди с  всякими способностями сами знаете.   Так-то у нас есть и портативные варианты, но это уже на мелкую сошку, а  тут рыбка покрупней, была. Большой генератор хорош еще тем, что отгонит лишних свидетелей площадь покрытия довольно большая. Шестерок  естественно оставили за периметром.

Кронвель с одним парнем взял снайперскую винтовку и забрался на чердак ближайшего строения, другого отправил  на водонапорную башню следить с другой стороны. Ну а мы, после приготовлений, выдвинулись  к особняку.

- А вас не смущало то, что братья, зная что их лица видели  много свидетелей, вдруг решили поехать в особняк?

-Конечно, смущало, а то дураков нашел. Повторюсь, выбор у нас был не большой. Или вы думаете, что нашелся бы такой смельчак, который бы захотел к ним просто вежливо постучаться, и   спросить все ли у них дома?  И если  у братьев вдруг съехала крыша, то кто даст гарантии что и не у всей семейки разом?

- Какие еще средства вы применяли?

- Стандартная экипировка активно-пассивной защиты от взлома мозгов.  Таралантовый бронешлем со встроенными защитными наушниками от «пугала». Плюс  приемные телефоны в них же. Снаружи всего этого нашлемник с  генератором электромагнитного поля. Стандартное табельное оружие. Правда,  кроме обычных патронов взяли еще боезапас специальный. Патроны с гремучей смесью всякой дряни и лура, импульсные электрошоковые патроны. Еще по десять дротиков, на рыло  с адреналином, двадцать с лошадиной дозой снотворного, шесть с нервно паралитическим ядом. По одной электромагнитной гранате, одной звуковой. Ну, я еще естественно взял свой любимый электрошокер что называется на все случаи жизни.

-Ах да. Если уж Вам интересно, то  и средства связи у нас между собой, особые были. Перчатки с вшитым телеграфным ключом, на указательном и большом пальце, из сталистой жилы, что бы соединение к передатчику тянущееся по руке, не мешало двигаться и драться. Наша секретная разработка и кодировка тоже своя. Быстро, четко и ни какого шума, -  с гордостью добавил Фидель.

- Что же вы так секреты плохо храните?- словно сам про себя спросил Гость.

- Сейчас уже не секрет,- со вздохом ответил Фидель Крон.

Гость закурил новую сигарету и о чем то, поразмышляв,  спросил:

- И что же было дальше?

- Ну, а дальше была операция. Я  с Борисом выбрал парадный вход, Фламиний пошел через задний ход.   После этой операции оказалось, что мы влипли в дерьмо похлеще чем думали. Именно там, Он, и подкинул мне первую зацепку. Зачем? Ума не приложу.

***

Конечно, наш герой по забывчивости своей  не рассказал гостю еще кое-что. И это кое-что   заключалось в том, что до начала операции его любимый босс заблаговременно отключил  всю охранную систему особняка, поставками которой занимается компания «Щит и меч». И естественно наш герой забыл рассказать и  о том, что неформальным владельцем этой компании,  поставляющей охранные системы для первых лиц  города, является все тот же «Старый сухарь». Но не суть дело, ибо для гостя это не было  большим секретом, как думал наш герой. А суть была в том, что судьба злодейка уготовила нашим доблестным комиссарам очередной сюрприз, предварительно смазав дорожку добрым маслом. Беспрепятственно проникнув на территорию особняка, группа захвата под руководством Фиделя Крона тихо разделилась по заранее обговоренным путям. Весь путь, до дверей, герою не давало покоя отсутствие патрулей охраны, которые,  не смотря на  воздействие пугала,  в любом случае должны были проявлять хоть какие-то признаки жизни. Но делать было не чего и группы захвата тихо двигалась к парадному входу. Все шло как маслу, пока Фидель Крон не открыл парадную дверь.

В богато и ярко обставленной гостевой зале, переливисто играла скрипка. Тут, и там за столиками и мягкими резными диванчиками сидела солидная публика. Между ними сновали голые официантки, разносившие закуски и напитки. Словом гостиная зала особняка, самого скупого  человека города, была похожа на бордель для богатых клиентов. И не смотря на усердную работу «Пугало», в зале стояла праздная атмосфера развлечений и разврата. Ни кто не обратил внимание на неожиданно ворвавшихся  горе бойцов,  которые тут же  остолбенели от увиденной ими картины. Анисим Куц готовый уже было выкрикнуть «Всем лежать» был  остановлен жестом Фиделя. 

- Стой не ори!  Посигналь лучше Фламинию и Кромвелю.

Пока Анисим телеграфировал  группе прикрытия, взгляд Фиделя зацепился за солидную даму, которая судя по всему была управляющей этого заведения. Дама, заметив пристальный взгляд, нашего героя  мило улыбнувшись, тут же направилась к ним.

- Здравствуйте джентльмены! С кем имею честь быть знакома?

- Комиссар Фидель Крон и Комиссар Борис Страт. Канцелярия порядка, Мадзель.

- Очень приятно господа комиссары и вы господа концеляры, прошу, располагайтесь. Мы всегда рады  новым гостям, - жестом, пригласила  их хозяйка, одновременно кивая официанткам которые тут же направились к нашим героям. 

- Мадзель вы ли являетесь женой  господина Малианна Энвьерры,- проигнорировав приглашение, спросил комиссар. В тот же момент Анисим телеграфировал ему, что связи с группами нет. Все напряглись, но комиссар в ответ приказал хранить спокойствие и не вмешиваться. Это было весьма трудно для них, поскольку услужливые официантки уже начали обвиваться вокруг стражей порядка, испытывая их целомудрие. Глаза Мадзель расширились от удивления, после чего она неожиданно рассмеялась. 

- Что!? жена Малиана!? Вы видимо шутите!? Прохвост Малиан  и семейная жизнь это совершенно не совместимые вещи. И я, слава Богу, не являюсь его женой. Я  только управляющая этого клуба, который пока предлежит ему, но не более.

- Простите мадзель, вы сказали «пока»?

- Да вы не ослышались мой милый комиссар, я сказал «пока» - ответила мадезль и с хищно обворожительной грацией подошла к комиссару, нежно взяв его за подбородок. Комиссар почувствовал жар вожделения, уж больно она напоминала ему Виолету.  Комиссар понимал, что удовольствие, которые они могут  здесь получить окажется последним в их жизни, но необходимо было рискнуть, ради информации.

-Видите ли, мой милый комиссар  мой хозяин Малиан заложил наше заведение в качестве откупа в карточной игре и естественно все продул.

-И  где же сейчас господин Малиан мадзель…?

- Элеонара. Какой же вы зануда господин комиссар, - наигранным недовольством ответила, мадзель скользя рукой к ремню комиссара. – Естественно он скрывается от кредиторов, ведь он задолжает большую сумму, но через три дня если он не вернет деньги наш клуб отойдет господин Треверу.

- И вас это не беспокоит, вы ведь может потерять работу?

Мадзель рассмеялась взглянув хищным взглядом на комиссара:

- Какой вы глупый господин комиссар. Господин Тревер является постоянным посетителем нашего клуба. И уж поверти мне, я умею подбирать ключик к тому, кто попадается в мои руки,- заявила  Мадзель опасно, подбираясь к ширинке брюк Фиделя Крона. Борис телеграфировал тревогу, намекая Фиделю что долго не продержится.

- И последнее Мадзель Элеонора. Подскажите дату момента вступления господина Малиана во владение данным клубом.

 Мадзель томно закатила.

-Ну, это было два года назад.

- А точнее?- не уступал комиссар, которому было все труднее бороться с собой.

Мадзель глубоко вздохнула и закатила, глаза разыгрывая  недовольство.

- Господи! Комиссары все такие зануды? Если точнее 1856 года, третьего дня полуденной недели, третьего месяца рассвета! 

- Прошу простить меня мадзель Элеонора. Мне очень было приятно, с Вами познакомится, но меня и моих коллег ждет служба. Всего хорошего. - Комиссар мягко отстранил хищную управляющую и телеграфировал команду на выход. Борис с облегчением выдохнул,  и вместе с остальными, выскользнул из объятий юных гетер. Анисима Куца, которого обвили аж три красавицы пришлось брать за шкирку. 

Выбравшись из несомненно душного для утонченной натуры помещения, наша доблестная команда принялась  активно наполнять свой мозг свежим воздухом. И по мере его наполнения, до них постепенно доходил масштаб  сюрреалистичности картинны, что с ними переключилась.

-Что эта за чертовщина сейчас была? Мы что попали в провал во времени?- отдышавшись, спросил Борис.

- Вряд ли,- приведя себя в порядок, ответил Фидель.

- Это почему же? Кажется, она ясно выдала нам дату. 

- Да потому дубинушка ты моя, что в те времена, если ты не забыл, комиссариата и канцелярии не было, и мы с тобой побирались чем Мааламон милосердный подал. А ее это, ни как не смутило. Или ты думаешь, что смотрящая борделя не знает, кто тогда охранял покой граждан?

- Ну да,- согласился Борис, почесав затылок. – Да и на нас ни кто не обращал внимание, будто и нет ни кого. И эта пантера тоже, пока ты на нее  не посмотрел. Ох чувствую  Фидель что спецам здесь нужно побывать!

- А мы что тебе, так пушечное мясо? Анисим!  Ответь, что ни будь уже Кромвелю!

-А что ответить то?

- Пускай переведет генератор в направленный режим. А вот и наши голубчики.

В этот самый момент подбежал и Фламиний с красными  всклоченными канцелярами.

-Что у вас?- помрачнев, спросил Фидель.

- Все входы и окна, словно из камня не пробиться. Какая-то чертовщина!

- Вот видишь, нас прямо через парадку приглашают. Говорю тебе это ловушка!- предрек с важным видом Борис.

 - Сейчас посмотрим. А ну-ка Анисим подбрось нашей мадзель одного светлячка  и одного соловья.

Анисим без лишних слов быстро приоткрыл дверь и поочередно закинул две гранты, быстро ее захлопнув. В окнах мигнул яркий свет и раздалось два хлопка с раздражающим звоном.

- Пошли, поглядим!- приказал Фидель и группа захвата снова ворвалась в особняк.

Теперь группа уже попала гостиную, которая соответствовала представлениям о доме самого скупого человека в городе. Скупо обставленная старой дубовой  мебелью гостиная без единой живой души. Ни тебе аляповатых обоев, ни столь, же аляповатой и развратной публики. Все казалось, встало на свои места, но ощущение поддельности окружающего не отпускало наших героев.

- Фламиний ты на второй этаж! Я с Борисом загляну в центральное крыло! Анисим посигналь Кронвелю что бы был готов к броску.

Наш герой был готов к новому представлению. И оно ждало его за следующей дверью. При этом он чувствовал, что представления для тех, кто поднялся, на второй этаж не будет.

Комната, в которую ворвались группа захвата, оказалась довольно просторной, но бедной, вокруг витал запах безысходности. Возле большой обшарпанной печи стояла женщина со сковородой и грудным ребенком на руках.  За единственным большим пустым столом сидели четверо  чумазых детей, в углу  к ночному горшку примостился босой мальчонка. На этот раз их заметили.  Все дети, в том числе и женщина, взирали на них с большими, от неожиданного испуга, глазами. Лишь один мальчонка, продолжал справлять нужду глядя на них с любопытством и без страха. В комнате стояла немая сцена.

- Я бы попросила вас прикрыть дверь, господин, иначе вы простудите моих детей,- оправившись от удивления, скомандовала женщина. Анисим, молча повинуясь закрыл за собой дверь.

- Здравствуйте мадзель! Вы ли являетесь женой Малиана Энвьерры?

На этот раз наученные, горьким опытом стражи порядка  стали рассредоточиваться по комнате придирчиво осматривая каждую мелочь. 

- Да я жена этого остолопа! Я конечно не удивилась бы приходу инспектора, рано или поздно этот прохиндей и неудачник куда-либо вляпался бы. Но что бы за ним явился целый взвод стражей! Что он такого натворил господин инспектор!?- обеспокоенно спросила женщина?

- Он подозревается  в убийстве, - не мудрствуя ответил Фидель, ожидая реакции и новой информации.

Женщина уронила сковороду и всхлипнула, прикрыв рукой рот.

Из дальней комнаты послышалось, старческое ворчание и шарканье и вскоре на сцене появилась старая взлохмаченная старуха.

- Да уж, ты права Катерина! Целый взвод стражей это слишком большая честь для этого ничтожества. А я тебе говорила, что бы ты не выходила за этого увечного замуж, теперь вот расхлебывай,- наставительно вскину скрюченный палец, заявила старуха.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0
109
RSS
16:13
Дорогие друзья! Это моя первая проба пера, поэтому прошу отнестись с пониманием. Здесь я выложил черновик первой главы планируемого произведения. Хотел начать с простого рассказа, но как-то заносит сценарий слишком далеко. Ни чего не могу поделать с собой.
Хотел бы узнать Ваше мнение, дабы имелся стимул продолжать дальше))) Заранее благодарен.
12:00
Могу сказать, что для одной главы повести, это уже слишком большой объём. Если это одна глава, то у вас здоровенный такой роман в несколько томов получается :)