Живое ископаемое а почему бы и нет?

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Живое ископаемое а почему бы и нет?
Автор:
Elina
Связаться с автором:
Хочу критики!:
Да
Аннотация:
Рассказ детский. Мальчик выловил рыбу, которая считалась вымершей. Рыбу времен динозавров!
Текст произведения:

Мне повезло увидеть живое ископаемое. Не удивляйтесь, в конце залива, куда другие ребята редко заходили.Там водабыланесколько прозрачнее, салатовые водросли торчали лесочком, рыбки так же резвились. Полосатые барбусы, скалярии, гуппи и прочие. Я любовался на них.

Ската Хегби, пойманного и посаженного в аквариум, как крылатку. которая у меня уже есть, содержал как домашнее животное. Ел скат обильно. Я от умиления кормил его колбасой6 резко мелко -мелко и бросал в круглый аквариум. Скат Хегби глотал все кусочки, потом ложился на дно, в водоросли скоро откликалсяна кличку. Даже гладить себя давался, не тряся током. Хотел я рассказать про живое ископаемое.

В  середине залива моря Эрнвисты водились не простые рыбешки. А экзотические. Там жили скаты, осетры, крылатки, кошачьи и другие маленькие акулы, а вместе с ними - двоякодышащие рыбы, всякие доисторические. Я сначала боялся туда смотреть, а потом смирился. (Середина залива имела путь к себе - мшистый широкий длинный островок, ведущий с берега, плотныйи каменистый). Потом привык. Особенно в "страшный момент".

Был тогда вечер. Я покормил ската Хегби и пошел на тот островок. Там было приятно. Красиво. ВОДА КАК ЛЕД прозрачная. Я с собой имел фотоаппарат (недавно купили мне новый, красивый, полосатый) и больше ничего. Я сел на грунт и смотрю в воду. На моих часах уже половина шестого.

Я просидел еще полчаса, собрался уходить, как вдруг почувствовал-земля подо мной стала мягкая. Оковалок грунта сам отвалился и утонул. Я испытал настоящий ужас.

Пошел назад. А передо мной резко открылся холм, поросший репьем и имеющий не заросшую полосу наверху. Раньше я его не видел!

Холм освещен розоватым вечерним светом, от чего кажется рыжим. я побежал смотреть холм. Встал на его подножие. А с подножия видно воду залива и середины его со стороны и всех обитателей издалека, крупным планом.

Почти всех жителей середины залива я даже сфотографировал это. Плавал скат, похожий на моего Хегби. Только порода другая. Наверное, настоящий орляк. Плавал не горизонтально, как положено, а вертикально. словно камбала. Я рассматривал его с чувством экзотики, он мне напоминал воздушного, около ската резвилась уродливая рыб. Под ней проплыла маленькая акула. Кошачья Я таких люблю смотреть. Знаю кошачью, леопардовую и кунью. Их видел в детстве (малолетнем), когда отправлялись на море. Акулы жили в террариуме, и туда часто ходил я с мамой. Забавная кошачья акула проплыла. На отмели прыгали лягушки

Плыла щука, осетр. Те, оказавшиеся двоякодышащими - где-то вдалеке. Одна (уже древняя!) рыба вся квадратная, а спинной плавник на шее напоминает рог. Несколько доисторических рыб поплыло.

Меня пробрал легкий ужас. Сажусь сжато, дрожу. Но любопытство просто взяло. Вижу крылатку - это рыбка такая родная мне! Видя ее, я успокаиваюсь. Перевожу взгляд на нее.Над ней плывет подобная ей, но онаотличительнее. Среди доисторических рыбок она крошечная, проворная.

Но больше всех виденных рыб мне глаза бросилась та, чтоплыла в более освобожденной вожже, не затрагивая других - ни древних, ни современных.

Название такой я знаю с трех лет - это целакант. еще, по-современному - латимерия (в честьхранительницы музея Куртэне-Латимер). Сейчас я рассмотрела всю экзотичную внешность живогоископаемого - это рыба эпохи динозавров, "случайно уцелевшая не все динозавры вымерли!

Хоть в этой странной воде водятся уцелевшие с прошлых времен рыбы, латимерия смотрится по-особому. Внешность - то ли ее интересная, она темно-синяя с серым отливом, два плавника, мясистые словно лапы хвост широкийи толстый а плавник на нем - только по краям незаметными бороздками. Я вспомнил слово: кистеперая рыба. Так называют латимерию и двоякодышащих, которые уже уплыли вперед.

На моих часах ровно семь. Я встал земли и собираюсь уходить. Последний раз глянул на водный уцелевший древний мир и пошел домой. Холм остался во мраке...

Я побежал быстро. Вдруг упал. Нога сильно начала болеть. Я  это принял за укус змеи и припустился бежатьбыстрее. Чуть не кричу. Дома рассмотрел ногу. Там отпечаток треугольного зуба в четырех экземплярах. Это, наверное, зубы какого-то зверька. Я погружен в мысли об увиденных рыбах и поэтому забыл про укус.

Латимерия даже приснилась мне. Утром я пошел на то же место. После девяти утра там не так страшно, как вечером. Вода играла солнечными зайчиками. Небо чистое. Воздух полон запаха моря.

Я вышел на тот же островок, лег на траву и "вылупился» (по-иному не скажешь) на воду и небо. А в воде то и дело мелькание и движения. Пока плавают маленькие кошачьи акулы. Мне от них страшновато. Но знаю, что они мне нипочем.

После исчезновения последних акул показались древние динозавровые рыбы. Три двоякодышащие поплыли рядышком. Я заметил, что их плавники похожи на толстые лапы и очень жирные. Две длинные пластниножаберные резвятся. Три костистые (со спинным плавником в виде рога). Я высматриваю латимерий, но их нет. Вдруг мне в голову стукнуло: "надо мне поймать латимерию, как-нибудь, но поймать". Вскочил с грунта, побежал к маме. Она постоянно поражалась моему проворству и уму. Сейчас говорит: "ну ты дал. Твои скаты и крылатки живут. а с той надо по-особому. Она ведь уцелевшая, целакант! Она во всех книгах о динозаврах изображена. Я сам перешел к месту берега, где на прежний дом и лежат сети. Одну сеть свернул и принес на свой любимый островочек. Накрыл сеть, водную поверхность, наклал приманок и пошел ждать.

- Может, не поймается? Если так, то поймаю ее вручную, не боюсь. Ведь иинтересно и жутко, - думается.

Я кормлю Хегби. Он оченьобщителен. Я даже после сильного кормления взял его в руки, за животи спину, чтобы замкнуть цепь электричества, и поносил у аквариумов. Скат спокойный, распластанный. Но мне лучше не брать его. Я начинаю кривляться - прикладывать ската краем крыла к проходящемумимо дворовому тощему коту, собственным висящим на бельевой веревке рубашкам, потом к стеклу аквариума Крылаты, от чего оно затрещало. Клал ската на чайный столик и стул. Пока не начала сохнуть его кожа. Неся обратно, заметил: тронутый им дворовый кот бьется в судорогах и дрожит: я сделал ему шоковую терапию.

Хегби в аквариуме сразу затаился. Зеленые водоросли опуталиего хвост. Я взял морскую звездуи кусок коралла - все, что лежало на синей пластине и у аквариумов принес в свою спальню. Иду теперь сеть проверить. Чувствую -она стала тяжелее. Тяну. Сеть имеет добычу. Но... скажу какую-ту двоякодышащую рыбу, пять крылаток и еще какой-то мелкоты.

Крылаток я отпустил, рыбок прочих тоже. Но двоякодышащая оказалась почти желаемой. Похожа на нее. И пока та не попадалась, эта может навремя успокоить.

Она зовется протоптер, (вроде).

 Я посадил ее в корыто воды,потрогал чешую и мягкие жирные бока.

Мы живём не впроголодь: у нас постоянно прибывают хлеб, молоко. соль, горчица, крупы и сахар. Магазины поблизости, хоть и в полудиких уголках. Еще тут вполне можно есть съедобную, морскую капусту, разных моллюсков и еще некоторое. Фруктовые деревья просто изобилуют и плодоносят, ягоды и грибы (грибов очень мало, почти нет) в лесочках. Добавлю: мясо домашней птицы нам дают знакомые.

Но еслив день любой мало мало-мало пищи, есть пойманную рыбу вроде акулы, морского ежа или бабочки во всякий голод мне не хочется. противно (я не медведь или шакал).

Так что, когда протоптер был пойман, у нас дома были только две буханки черного хлеба. батон, курица и пачка купленного чая - я не захотел пробовать особую рыбу Даже покормил ее хлебными крошками. Фотографировать не стал. Она оказалась симпатичной и забавной. Подержав особую рыбу, я решил все-таки расстаться с ней, (на прощание пожал плавник и дал ей кусок хлебной корки). Отпустил так: взял поперек тела, поднес к воде и бросил туда. Поплыла она лениво и на меня все глядела.

Но поймать латимерию - цель выполнима! Да! Да! Снова я закидываю сеть. Также в подобное время солнце еще светит, ветерок дует. Поставил ловушку и... снова на островок.

Уже научился лазать на холм - по не заросшей полоске. Садился. Между стеблями высокого репья, совсем избегая колючек, и собирал ягоды. С очень близко росшего тощего куста смородины.

Латимерия сегодня плыла. Вижу ее. Большая, темно-синяя. а круглые зеленые глаза ярко сияли в темной воде. (я сразу решил: если глаза в воде засветятся, то похоже: "страшный зверь в воде). Когда она проплыла, мой покой снова сбился.Бегу к сети Сквозь ьв оду вижу, куда плывёт большая рыба. Она плыла

прямо к сети! Я отошел.

Но не так стало: она ткнулась мордой в сеть, запуталась в ней плавником и распуталась сразу.

В сети никого не оказалось.

Если латимерия одна и та же, то она начнет сетей избегать.

Так что, когда шел пятый день и мы готовились съехать на другую часть берега, я сам выследил ту плывущую, показал ей кусок пахучей рыбы, кидал пищу в воду. Латимерия поедала много. Плавала неловко и грузно. Я взял третий кусок - семь мяса пойманной крылатки с крабом и соусом положил на самый край берега (островка). Латимерия поплыла к берегу. Доверчивой оказалась! Подплыла. Я взял петлю из железной проволоки, найденную за нашим домом, и с размаху накинул на голову той гигантской твари...

Было страшно. Рыба рванулась назад, забила плавниками - лапами, рот раскрывала. Меня два раза хлестнула ластом по ноге, от чего я испытал боль. Петля сидела на жирном надутом телев натяг, оно извилась прямо с ней

Я схватился за малую проволоку, элемент (боковой) петли) поволок добычу на себя. Трудно. Но смог выволочь пойманную на островок. Она е ще билась. Только так можно ее поймать, по-другому трудно. Оставив счастье лежать и сохнуть, иду к маме. Мои руки покрыты следами ударов ластов, одежда мокрая, лицо в мелких песчинках.

Мама не могла в себя прийти. 

- Ты наш любимый сынок, житель хорошей семьи, а ведешь детство одиночки, - сказала. Восхитилась моимгеройским поступком. А латимерию есть куда девать - посадить в емкость, перевести на редкой здесь машине и, несколько дней продержав, отдать куда-нибудь.

Привел я маму к латимерии, которая все еще хлопала плавниками. Мама потрогала огромное тело, со мной сняла проволочную петлю. Я заметил: ц латимерии очень аппетитный вид, она жирная, но сама несъедобная: мясо у нее сальное, некоторые знают понаслышке, как и мы; ее кожа плотная и толстая, отлична такой заклеивать проколы. Может, в будущем нужна будет.

Ну ври, яи мама вместе понесли рыбу со стороны жэто выглядело очень забавно и глупо. Мы донесли до дома, положили в ванную. там рыба сразу зашевелилась, лежа на боку Я перевернул. Она начала плавать, вернее, ходить по дну на своих плавниках лапах.

Большой аквариум, о котором я говорил, имелся в нашем поле зрения.

Через несколько дворов от нас,в розовом красивом доме жила вторая приезжая семья, Красновы, и они очень любили ловить крупных рыб - случалось, и кошачьих акул.

У Красновых было три аквариума - террариума, один все время стоял на огороде, как заброшенный и был пыльным. Когда латимерия у нас появилась, мы сразу попросила аквариум себе. Они отдали. Их тринадцатилетний сын Анвар Краснов рассказала: он тоже ловил латимерию, только молодую, темную. Потом посадилв аквариум. Она через три дня сдохла.

Анвар попробовал мясо ее и есть не стал. Снял с рыбы кожу, а плоть отдал ручной акуле. Кожа оказалась очень хорошей и крепкой. Тот предложил обрывок. Я взял и больше обрывка. Рад очень.

Нашу латимерию удалось перенести из ванной в аквариум.А прошло то чудно. Участвовал теперь я один со своим другом Уийти, как раз в то время он в гости пришел. Рыба ходила по дну ванной. Уийти взял ее руками за морду, начал ласкать. Я схватилза хвост, положил его на край. Рыба, видно, ничего не поняла.Ей даже понравилось так лежать. Уийти встал ногами в воду. 

- Налита полная ванна - и пихнул руками латимерию в тугой бок.Та с трудом вытолкнулась. Но аквариум остался без нее: не учел я, что надо было его подставить. Латимерия пошла ластами по кафельному полу. Пройдя три человеческих шага, замерла. Рот открыла. Уийти засмеялся и бросился к ней. Он очень смелый. ему - поучаствовать в интересном -счастье. Я в тот момент ито показался нерешительнее.

Уийти подпер собой живучую тварь и велел аквариум подставить. Рыба изогнулась и оказалась там половиной. Я помог положить окончательно. Теперь она покрыта водой до живота и снова пытается "ходить". Передвигали аквариум на тележке – дощечке - платформе на колесиках, найденной в кустах сирени.Было нам легко.

В конце концов,аквариум с живыми ископаемым установили рядом с нашим чайным столиков во дворе.

- Теперь утром пить чай пропитано чудесами,- подумалось сразу. Крылатка на столе, а сбоку за стеклом латимерия. Скат Хегби и рыбы - бабочки в круглых аквариумах дополняют вид. Мне начало нравиться тут жить в пять раз сильнее, а уезжать нам завтра.

Вечером я опять сиделна островке, видел кошачьих акул и пятнистых скатов. Мелкие доисторическиемежду собой играли, осетр дремал. Небо сегодня розовое, тихое Воздух мягкий, ласковый.

На следующий день, а вернее, с ночи, из-за латимерии начались почти приключения. В полночь она чуть не вылезла. "Прошлась" по земле. К счастью я услышалкакой-то звук и сам положил рыбу в аквариум, накормил морскими звездами (кормлю, чем получится, и от этого ей лучше. Ъоть живое ископаемое надо беречь, я так поступаю). Ест латимерия с аппетитом, жадно.

Утром про нее узнали местные подростки и попросили- чтобы подарить городскому экзотариуму и получить денег. Я их отогнал, велел самим поймать. Они вроде поняли, но через час пришли снова. Я отдал им крылатку Пестру, пиранью и пойманного с Хегби морского ежа. Один подросток поблагодарил, а другие его за это поругали. Я велел им не ссориться, они... ушли

Что такое - в пять часов сноваявились. Уже двое прежних и три новых.Новые просили латимерию упрямеенастойчивее.

Я готов отдать им все, лишь бы живое ископаемое не давать. Подарил всех морских звезд, найденных в сетях А у них, оказалось. таких уже много скопилось.

Наконец я додумалсяподелить живьем рыбу: я с помощью ребят решил. куда деть находкув будущем. Мы повезем ее, а подростки будут поблизости. Они согласились. Они согласились. Везти аквариум мы решилина фургоне. Фургоны здесь редки, мы нашли ярко-красный и обрадовались.

Аквариум водителю понравился.На наше счастье, латимерия вполне здорова. ест обильно. Кормили ее теперь мидиями.

Ехали пять дней, останавливались в разных маленьких городочках. жила по дню (где придется) и уезжали. Спали прямо на сиденьях.

Потом ехали на поезде.

Во время всей обратной поездки я думал: "туда мы на поезде и только доехали легко, а обратно выбираемся как мыши из сундука, потому чтоу нас появилось еще существо - рыба, большая рыба, живое ископаемое".

А рыба эта спокойно лежала в аквариуме, пыхтя. Когда мы останавливались. к ней незнакомая девчонка подсадилатакого же ростом тунца, чтобы он посидел, пока она оставила и ушла "по делам". Я чуть с ума не сошел. Тунец огромный, жирный, серебристый. Латимерии не мешал. Расстался он с ней вечером. Девчонка меня поблагодарила, и забрала рыбу и ничего больше не говорила!) Позже наша латимерия чуть не сдохла, из-за чего я поменял ей воду около деревенской колонки и покормил рубленой морковью.

Осталось немного, мы приедем в наш город, встретимся с просившими целаканта ребятами, отдадим то им, на память, оставивна память лишь снимки. Так скоро и сделалось. Они были довольны, гладят рыбу, называют ласково. Имена свои не говорят, но мое захотели узнать. Я им все о себе рассказал. Тогда день прохладный. Все прошло на тротуаре около нашей улицы

Хоть латимерию я отдал, без нее не скучно. Значит, хорошее дело сделано.

Помню, как во мраке аквариума, который отдали с ней,горели два зеленых глаза, как она не боялась меня, как она жадно ела и ходила ластами.

Кроме того, кусочки кораллов, сухие морские ежики и звездочки напомнила об аквариумах круглых, о скате Хегби (его тоже забрали, Уийти решил за ним ухаживать), Крылате, чайном столике во дворе, волнах моря, сетях и медузах. Воткакая жизнь моя,да еще живое ископаемое к нам пришло, водились древние рыбы в середине залива.

После упомянутого не захотели жить около вод, населенных изобилием морских игл и рыб ежей.

0
122
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!