Вся жизнь - игра

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Вся жизнь - игра
Автор:
Кропус
Связаться с автором:
Поддержать автора:
410013146457977 Яндекс
Хочу критики!:
Да
Аннотация:
Аборигены планеты Гровус буквально помешались на головоломках. Но действительно ли это головоломки или нечто большее?!
Текст произведения:

ОЛЕГ КОСТЕНКО

ВСЯ ЖИЗНЬ – ИГРА

Рассказ

 

          Утром Кравус узнал, что Карден создал новую игру, принципиально новую. Магистр задумался. Карден не считался элитным игроделом, но вспышки озарения у него бывали. Возможно, посетить его и не будет зряшной потерей времени. Магистр пересмотрел своё расписание: пару часов вполне можно было выкроить, да определённо. Он знал, что Карден нашёл свою нишу в мире, специализируясь на сотрудничестве с людьми. Был шанс, что общение с этой странной расой подтолкнуло его воображение в нужную сторону.

          Кравус решительно покинул дом и вышел на внешний балкон. Подвесные дорожки уже переместили, и Кравус потратил немного времени, прикидывая оптимальный путь до остановки гиробусов: детская задача для магистра его уровня. Вскоре подкатил узкий вагончик. Он двигался, скользя по канату. Кравус вошёл. За время ожидания он успел убедиться, что маршруты сегодня не изменились, и нет нужды просчитывать новый путь.

          Он сделал несколько пересадок. Теперь слева от канатной дороги виднелись поля, на которых работали третьяшки. Как и обычно их взгляд был погружён в себя. Автоматически совершая заученные движения, они мысленно прокручивали различные варианты решения головоломок, безрезультатно, конечно. Что ж, каждому своё! «Тренируйте мозг, и вам воздастся сторицею», - вспомнил магистр лозунг его религии. Впрочем, он тут же выбросил третьяшек из головы.

          Во время поездки Кравус успел обдумать все дошедшие до него сведения, и теперь уже почти не сомневался, что Карден додумался до чего-то стоящего. Его разум трепетал в предвкушении.  

         

         Евгений узнал о новой игре почти одновременно с Кравусом. Об этом написал ему сам Карден. Новость была очень хорошей. Последнее время головоломки и игры Гровуса сделались очень популярными на Земле. Только ради них «Межзвёздная торговая компания» держала на планете свою факторию. Ничем другим Гровус торговцев заинтересовать не мог: планета находилась примерно на уровне конца девятнадцатого века Земли, конечно с некоторыми поправками на местную специфику. Ну, разве что, ещё полезные ископаемые могли представлять интерес. Но вторая космическая конвенция категорически запрещала вывоз с изначально населённых планет невозобновимых ресурсов.

          Теперь Евгению следовало немедленно спешить к Кардену в надежде, что он не будет опережён конкурентами, но ничего подобного торговец сделать не мог.

          Евгений раздражённо посмотрел на только что отпечатанный бланк кодограммы. Тонкая карточка выскочила из блока приёмника прямо при нём, сопровождаемая коротким звонком. Евгений знал, что распечатывались только официальные послания. Одновременно текст выводился и на экран, мерцая на нём жёлтыми буквами на тёмном фоне. Надпись была очень короткой: В двенадцать часов, ноль ноль минут на Гровус прибывает представитель ксенокомиссии. Обеспечить полное содействие.

            Григорий бросил мрачный взгляд на часы, отсчитывающие земное время. До визита оставался ещё целый час.  Евгений немедленно призвал на голову визитера все громы и молнии вселенной, но похоже у того имелся надёжный громоотвод.

          Ровно в назначенное время по пульту трансгресса пробежали разноцветные огоньки. Не требующая вмешательства аппаратура работала в автономном режиме. Вспыхнул зелёный квадрат завершения.

          Открылся люк приёмный оболочки, свозь который виднелась внутренность капсулы. Мужчине, спустившемуся по ведущим к полу двум коротким ступенькам,  было на вид лет около пятидесяти. Брюнет с заострённым лицом, он носил длинные щёгольские усы, а весь вид его излучал такую самоуверенность, что этот человек сразу не понравился Евгению.

          Повернувшись к пульту, гость отправил сообщение, подтверждающее прибытие и лишь после этого развернулся к торговцу.

          - Доктор ксенологии Сергей Савицкий, - представился он, - советник ксенокомиссии с особыми полномочиями.  

          Евгений назвался. Он решил, что будет как можно более вежливым: особые полномочия означали, что Савицкий мог попросту приказать эвакуировать миссию. И что такой важной шишке понадобилось на этой захолустной планете? Торговец знал, что опытных специалистов по ксенологии постоянно не хватало. А расходы на масспереброску были отнюдь не маленькими.

          Но как же бизнес? - нашёптывал в голове Евгения внутренний голос. Представители «Межзвездной торговой компании» не были единственными торговцами, позарившимися на местные головоломки. На Гровусе присутствовали и их конкуренты. И не дождавшись Евгения, Карден вполне мог послать и за ними.

          Между тем Савицкий не торопился. Встав перед стенным зеркалом, он принялся приглаживать свои усы, причём делал это с таким видом, словно ничего важнее этого в мире не существовало.

          - Извините, - осторожно сказал Евгений, - но насколько я вам сейчас нужен? Дело в том, что меня ждёт важная сделка.

          - М-м-м, - отозвался Савицкий. Он провёл расчёской по щетине усов ещё пару раз и видимо остался доволен результатом, так как повернулся, наконец, к Евгению. – И с кем же?

          - С одним игроделом, - Евгений говорил очень вежливо, стараясь не закипеть. Потом на всякий случай добавил, - Его зовут Карден, и он уже давно специализируется в изобретении всевозможных игр на экспорт.

          - Отлично, - радостно произнёс ксенолог, - обязательно его посетим.

          Последние слова он чуть ли не рявкнул.

          -  Собственно ради этого я и прибыл, - немного непонятно сообщил он, уже гораздо более тихим голосом.

          Евгений, было, обрадовался, за что был тут же брошен в холодную воду.

          - Немного позже. Сейчас я хочу посмотреть на третьяшек.

          Час от часу не легче.

         - Кстати, вас ведь здесь трое? – не то спросил, не то просто констатировал Сергей Савицкий.

          Евгений кивнул.

          - Да, но остальные не разбираются в психологии ксеноков и не  имеют права заключать сделки. Простите, но я, честно говоря, опасаюсь, что «Торговцы Земли» смогут заключить с Карденом монопольный договор.

          - В самом деле?

          Доктор ксенологии имел такой вид, словно хотел сказать: неужели вас интересуют такие мелочи. Задумчиво оглядев Евгения, так словно начинал сомневаться в его умственных способностях, он, наконец, видимо решил проявить немножечко снисхождения.

          - Не беспокойтесь, не заключат. Отныне вся торговля, все сделки с игроделами Гровуса проходят только по прямому разрешению Всесолнечной лиги. Фирма «Торговцы Земли» уже получила прямой приказ ксеносовета отозвать с планеты своих представителей.

          Евгений несколько раз открыл и закрыл рот. Он растерялся. Не то что бы новость была плохой, напротив это была самая лучшая новость за последнюю пару месяцев. Избавиться от конкурентов – заветная мечта любого торговца. Но происходило что-то достаточно странное. Похоже, внезапно менялись правила игры.

          - Но почему?  

          - Позже, - отрезал доктор Савицкий. Кажется, он, наконец, счёл удовлетворительной укладку усов. – И имейте  в виду, мы ещё точно не решили на счёт вашей собственной фирмы.

          На долгое время Евгений сделался молчалив, словно рыба.

          Дома Гровусян походили на аккуратные ступенчатые тортики, в которых каждый этаж был выкрашен в другой цвет и окружён узким кольцевым балкончиком.

          Вверху, прямо над головами землян, находилось сложное переплетение подвесных дорожек. Словно гигантский паук расставил здесь свои сети, большинство  из паутинок которых цеплялась концами к домам. Лёгкий материал трепетал на ветру, издавая негромкий шелест.

          По подвесным дорожкам быстро передвигались аборигены, походившие на странную помесь мартышки с ёжиком без колючек. Высотой примерно в человеческий рост, они имели длинные конечности, которыми цепко хватались за страховочные верёвки, и двигались, не обращая внимания на раскачивание всей этой системы.

          Учёный на некоторое время остановился, внимательно всё разглядывая. Его цепкий взгляд медленно скользил по всему окружающему, временами задерживаясь на чём-либо особенно примечательном.

          Евгений не сомневался, что Савицкий уже видел изображения городов Гровусян. Но даже самая лучшая объёмная запись не создавала эффекта присутствия. Тут срабатывал чисто психологический фактор. Ведь, даже находясь в центре сферической проекции, человек понимал, что это всё не всерьёз.

          По натянутому над землёй стальному канату плавно скользил гиробус. Его желтый вытянутый корпус походил на старинный трамвай Земли, только без электрических дуг. Энергия передавалась прямо по несущему тросу.  На минуту вагончик остановился, возле поднятой на столбах платформы и, обменяв входящих на выходящих, бодро двинулся дальше, что бы свернуть в конце улицы.

          Савицкий ещё раз задрал голову и более внимательно оглядел систему дорожек.

          - У них всегда так много тупиков?

          Некоторые пути обрывались прямо в воздухе, крепясь за соседние переходы.

          Евгений кивнул.

          - Да. Они вообще довольно странная раса.

          - И каково ваше мнение о них?

          Торговец пожал плечами.

          - А что вообще можно сказать о народе, буквально помешавшемся на головоломках? Для них это чуть ли не смысл существования.  Идея головоломок пронизывает всю философию гровусян. Даже вселенная, с их точки зрения, просто гигантская головоломка, созданная для всех желающих лично господом богом.

          Учёный немного помолчал.

          - Странно, казалось бы, народ с такой философией должен изначально стремиться к разгадке всяких космических тайн, породить много учёных. Но вместо этого на планете, насколько нам известно, уже больше века царит полный застой.

          - А, - Евгений пренебрежительно махнул рукой, - просто эти ребята, вместо того, что бы разгадывать божественную головоломку, вдруг принялись создавать собственные, и настолько ими увлеклись, что больше ничем и не интересуются. Они даже подвесные дорожки постоянно переставляют и меняют маршруты транспорта, что бы каждый раз нужно было искать оптимальный путь.

          Савицкий кивнул с таким видом, словно торговец подтвердил его собственные мысли. Вскоре они вышли к окраине города. Перед ними расстилалась плантация. Растения, которые росли здесь, были довольно высокими и имели толстый мясистый ствол, от которого отходили широкие красные листья.

Работающие тут Гровусяне сильно отличались от тех, которых Сергей видел раньше. Худые и какие-то высохшие, они медленно двигались ровными рядами по полю, обрывая ветви растений, собирая их в большие вместительные корзины, которые они тащили за собой по плантации. 

          Работа была явно тяжёлой, казалось, даже передвигаются они с некоторым усилием. Правда,  это впечатление вполне могло быть и обманчивым: с инопланетянами никогда точно не знаешь. Взор потускневших глаз был устремлён куда-то внутрь себя, и, казалось, Гровусяне движутся по полю подобно автоматам, выполняя работу чисто механически. Одеты они были во что-то похожее на серого цвета мешки, с дырками для головы и конечностей.

          Некоторое время учёный разглядывал этих сельских работников с бесстрастностью записывающего устройства. Казалось, его сознание фиксирует каждую мелочь. Затем он повернулся к Евгению.

          - Почему они не закупили у нас технологии для облегчения труда? Денег за свои игры Гровусяне получают вполне достаточно.

          Вопрос был вполне разумным.

          - А что толку, если здесь нет соответствующей технической базы. Бессмысленно покупать машины, которые будет невозможно отремонтировать. Они, конечно, экспериментируют с полученными от нас знаниями, но подобные изменения не могут происходить быстро.

          Он чуть помолчал и потом добавил.

          - Вероятно, кое-что сделать было бы можно, но всё дело в том, что эти ксеноки нервнобольные: их разум сместился от неразрешимой головоломки. Перед своим умственным взором они теперь видят только её. Если за ними не присматривать, то они способны даже умереть от истощения. Поэтому их и пытаются хоть как-то отвлечь тяжёлым трудом.

          - В самом деле, - протянул Савицкий с лёгкой иронией, - как говорится «Труд сделает вас свободными». Вы случайно не в курсе, где была выбита эта надпись?

          - Нет, - немного удивлённо ответил торговец.

          - И в самом деле, где уж вам, - усмехнулся Савицкий. – Вы даже под носом у себя ничего не видите.

          Высокомерие учёного раздражало, но Евгений предпочёл промолчать.

          - В любом случае, - протянул ксенолог, - этот метод лечения явно неэффективен. Да и не слишком ли много больных?

          Савицкий указал рукой на уходящие чуть ли не к горизонту поля, а ирония в его голосе сделалась неприкрытой.

          Торговец поспешил пояснить:

          - Ничего не поделаешь, это их бич. В этой культуре вообще всё вертится вокруг головоломок.

          - Конечно, конечно, - вытащив из кармана зеркальце, Савицкий пригладил усы. – Я увидел то, что хотел, теперь к игроделу.

          Подобному решению Евгений был только рад. Сейчас его состояние омрачала лишь одна мысль: он никак не мог понять, зачем собственно прибыл Савицкий.

          Дальнейший путь ксенолог предпочёл проделать на гиробусах. У конца ведущей к платформе лестницы находилась схема путей. Разноцветные нити изображавшие различные маршруты гиробусов были продеты сквозь небольшие скобки. Это было удобно, так как во время частых изменений путей Гровусянам было достаточно лишь перекинуть нужные нити.

          Ломать голову, по примеру аборигенов, в поисках оптимального пути Евгений не собирался. Он просто немного отошёл в сторону и, подняв руку, направил на схему оптический датчик наручного компа. Устройство, в котором имелась соответствующая программа, тут же преобразовал разноцветные графы в цепочки равенств, решило их, найдя наименьшее, и вывело на экран оптимальный маршрут.

           - Нам повезло, - сказал торговец, - придётся сделать всего две пересадки.

          - То есть находить путь своим умом, по примеру планетян, вы не собираетесь? – сказал с лёгкой усмешкой Савицкий.

          Евгений пожал плечами.

          - Зачем мне каждый раз тратить время и напрягать мозги.

          - Из самоуважения хотя бы, что бы показать, что в умственном плане мы ничем не хуже аборигенов.

          - Нет уж, спасибо, не хочу спятить, как местные жители.

          Несколько секунд Савицкий внимательно вглядывался в схему, а потом, к удивлению Евгения, быстро провёл пальцем короткий путь к дому Кардена. Для торговца оставалось загадкой, как Сергей смог так быстро разобраться в этой путанице линий. Евгению оставалось только позавидовать столь мощному интеллекту. Минуточку, - торговец задумался, - но тогда получалось, что ксенолог не только был знаком с картой города, но и заранее знал, где живёт игродел.  Складывалось впечатление, что он собирался посетить его в любом случае. Любопытно.

          Против ожидания Савицкого гиробус двигался плавно, почти без толчков. Ксенолог продолжал наблюдать за улицей сквозь стекло. Один раз он видел третьешек занятых какими-то работами, но их было немного. Сергей знал, что в городской черте они обычно работают ранним утром и поздним вечером, что бы не попадаться на глаза горожанам.

          Во время второй пересадки произошло неожиданное. На платформу упала тень: большая, продолговатая, ровная. Правильная настолько, что никак не могла принадлежать облаку.

          Сергей задрал голову. В небесах парил дирижабль. Савицкий явственно видел гондолу, прикреплённую к сигарообразному корпусу. Несколько позади него двигалось ещё несколько аппаратов, целый воздушный флот. На боках каждого аппарата был начертан крупный крест красного цвета, вставленный в синий круг.

          - Странно, - удивился Евгений, - эмблема неместная.

          Ксенолог вопросительно посмотрел на него.

          - Это герб Лакании, - пояснил торговец, - соседней страны. Необычно, что они здесь в таком количестве. Обычно их транспортный дирижабль пролетает здесь раз в день, точно по расписанию.

          Внезапно от воздушных кораблей начали отделяться предметы. Мгновение они находились в свободном падении, потом над ними раскрывались парашюты. Савицкий вгляделся попристальней: это явно были не десантники. Какие-то поддоны. На бомбы это тоже не походило.

          Ксенолог взглянул на Евгения, но тот выглядел скорей заинтересованным, чем испуганным.   

          - Понял, - воскликнул торговец, - это дары.

          Ксенолог вопросительно поднял бровь, и спутник его пояснил.

          - Я слышал о таком, но, признаться, не очень-то верил. Когда в какой-либо стране здесь изобретают новую оригинальную головоломку. Они так хотят похвастаться и  облагодетельствовать ею соседей, что буквально сбрасывают её им на голову.

          Торговец был доволен, что может немного уесть Савицкого. Оказывается, и ты знаешь не всё, - подумал он.

          Гровусяне осторожно отходили, стремясь, что бы неожиданные дары действительно не угодили им на верхнюю точку тела.  Очередной поддон зацепился за край платформы и, наклонившись, высыпал на неё несколько прозрачных шариков, внутри которых по прозрачным трубочкам пересыпались другие, более мелкие. Один из них подкатился прямо к ногам землян. Савицкий поднял его и, поворачивая в руках, рассмотрел.

          - Интересно, что с ними следует делать? - произнёс он. - Ага, вот инструкция.

          Он поймал один из крутящихся в воздухе листков с текстом на Хокуранском, так называлась страна их пребывания, языке. Ксенолог знал этот язык, в том числе и письменный: перед миссией он прошёл гипнокурс. Но читать текст учёный не стал. Завернув в листовку шарик, он аккуратно засунул его в карман. Кажется, назревало что-то занятное.

          Савицкий видел, как проходящий по близости абориген, воровато потянулся к ещё одному лежащему шарику. Вид у него был такой, словно и хочется, и колется или скорей как у пьяницы, который знает, что нельзя, да совладать с собой не может.

          - Стоять, - закричал гровусянин, в красном полицейском мундире, при этом он едва не стукнул беднягу дубинкой прямо по ладони. К счастью тот успел вовремя отдёрнуть руку.

          Прохожий испуганно сжался и поскорее двинулся прочь. Полицейский проводил его грозным взглядом, потом покосился на «дар». Чувствовалось, что ему и самому хочется. Но вместо того, что бы поддаться инстинктам, он резко опустил на дубинку на шарик. Осколки разлетелись в разные стороны, а абориген издал воинственный клич.

          - Осторожно, - зазвучал громкий голос, видимо усиленный рупором, - напоминаем, что решение контрабандных головоломок незаконно и влечёт за собой тяжёлое наказание, так как они не утверждены игросоветом.

          - Занятно, - сказал Савицкий.

          - Да, - решил пояснить Евгений, - это единственная местная форма конфликтов. Одна страна хочет одарить другую головоломками, а правительство той считает решение их непрестижным и отбирает у населения. Ничего похожего на наши войны планета никогда не знала. Гровусяне невероятно мирный народ.

          - В самом деле? – проговорил ксенолог  с какой-то странной интонацией. – Меня всегда поражало, как люди ухитряются не замечать того, чего не хотят видеть.

          Сказано это было таким снисходительным тоном, что внутренне торговец вскипел. Но он в очередной раз предпочёл промолчать. С человеком, который может заставить тебя убраться с планеты, требовалось проявлять осторожность. Савицкий же, ни чего не поясняя, лишь покрутил пальцами левый ус.

          С высокой платформы было видно, как полицейские по всей улице отбирают шарики у аборигенов, некоторых они даже обыскивали. Тех, кто пытался сопротивляться, быстренько обихаживали дубинками.

          - Поехали, - объявил ксенолог, видя, что к платформе подходит нужный вагончик. Вид у щёголя был таким, словно он уже сделал все нужные выводы.

          Во время последнего переезда, Евгений сделал попытку заступиться за имидж аборигенов.

          - Выглядело, конечно, не очень приятно, но, поверьте, это первый такой случай за всё время моего пребывания здесь.

          - Полицейские делали именно то, что требовалось, - внезапно отрезал щёголь, - лично я восхищён их быстрой реакцией.

          - Что-то я не пойму, - слегка растерялся Евгений, - вы восхищаетесь этим полицейским беспределом, когда у людей отбирают безобидные безделушки?

          Савицкий внезапно поморщился.

          - Потерпите немного, пока не пребудем. У меня нет ни малейшего желания говорить об одном и том же дважды.

          И загадочный щёголь вновь принялся накручивать ус.

          Карден встретил посетителей во внешнем, гостевом, кольце своего дома. Хозяин тоже был не один, вместе с ним к землянам вышел гость, высокий гровусянин преклонных лет.

          - Мой старший коллега, - представил его Карден, - магистр-игродел Кравус. В своё время я многому у него научился.

          В ответ Евгений представил Савицкого.

          - Это большая честь для меня, принимать в доме сразу двух землян, - проговорил Карден после взаимного приветствия. – Я уже распорядился слугам накрыть на стол.

          - А для меня очень удобно, - вдруг еле слышно произнёс на русском Сергей себе под нос, - сразу два главных негодяя за раз.

          Если Гравусяне и слышали эту реплику на чужом языке, то тактично не обратили внимания.

          - Пока слуги готовят обед, позвольте показать вам мою новую головоломку, - предложил Карден.

          В ответ все выразили своё полное согласие. Хозяин провёл  их в соседнее помещение, где на круглом столике стоял небольшой тетраэдр, грани которого были сплетены в несколько слоёв из твёрдой проволоки. Вдоль стальных узоров в желобках сложными путями передвигались фишки четырёх цветов: жёлтого, красного, зелёного и голубого. При этом сами проволочные слои тоже смещались.

          - Требуется собрать на каждой грани фишки одного цвета, пояснил изобретатель, - естественно форма пирамиды при этом должна сохраниться. Возможно, кто-нибудь желает попробовать?

          - Я, с вашего позволения.

          Савицкий взял пирамидку, немного покрутил в руках и вдруг, к изумлению Евгения, с размаху швырнул об стену. Мелкие детальки так и брызнули в разные стороны.

          Что он творит?! – в отчаяние подумал торговец, - это же смертельное оскорбление для игроделов.  Сейчас нас попросту выгонят и больше не захотят иметь дела.

          Оба гровусянина застыли, словно были не в силах осознать происшедшее. Наконец Кравус пошевелился, сбрасывая оцепенение.

          - Вы есть злобно осквернить дом моего друга, - сказал он, видимо от возмущения немного неправильно построив фразу.

          - Ну что вы, какое осквернение, - спокойно отозвался ксенолог, - я просто решаю.

          Он уже собирал с полу детальки, и теперь быстро устанавливал их на нужные места.

          - Но так нельзя, - в досаде воскликнул изобретатель, - они должны по проволоке, так не по правилам.

          Савицкий оставался невозмутим.

          - Люди не всегда следуют правилам.

         Прекратив сборку, он резко повернулся к планетникам.

         - Возможно, вам будет интересно узнать, что ваш план завоевания Земли, был смехотворен и вызвал у нас только приступ дикого хохота.

          О чём это он? - всё больше изумлялся Евгений. – Гровусяне в качестве завоевателей, да такое возможно только в бреду. Это даже если забыть о неизмеримом техническом превосходстве Земли над их планетой.

          Игроделы тоже изобразили недоумение.

          - Мы не понимаем.

         Кравус широко развёл руки в принятом на планете отрицающем жесте.

          - Прекрасно понимаете, - отрезал Савицкий. – Психическое и физическое состояния землян постоянно мониторятся, и мы обращаем внимание даже на ничтожные отклонения. Причины последнего колебания мы искали недолго. Воздействие ваших игрушек на социум, как на целое было абсолютно безопасно, хотя отдельные люди и пострадали.

          Видите ли, в отличие от жителей вашей планеты, абсолютное большинство Землян не подсаживается на головоломки. У нас мозги по-другому устроены. Но сам этот факт заставил нас присмотреться к вашей планете попристальней.

          Тогда мы сразу поняли, что так называемые третьяшки вовсе не пациенты на излечении, а просто зомбированные с помощью головоломок рабы. Естественно вы оба сразу всплыли, как поставщики наиболее вредоносных игрушек.

          Савицкий говорил монотонно и почти не повышал голоса. Но игроделы застыли словно столбики, пристально глядя на него. Кажется, они не знали что сказать. Растерян был и Евгений.

          - У вас ведь три сословия, - мерно продолжал говорить ксенолог, - повелители игроделы, не зомбированные двойки, и рабы-третьяшки, которые подсажены на головоломки, как на наркотик и готовы на что угодно, лишь бы им дали покрутить их в руках. Вы что думали, что можете вечно нас дурачить?

          Неужели такое возможно?- думал потрясённый Евгений. - Если так -  он прав, агенты компании ничего не видели под собственным носом.

          - Но тогда, - невольно произнёс вслух торговец, - так называемые дары на самом деле…         

          - Начинаете соображать, -  ксенолог посмотрел на торговца так, словно прямо перед ним внезапно излечился умственно неполноценный. – Разумеется, это война по гровусянски, попытка зомбировать сопредельные территории, которая была пресечена доблестными полицейскими силами.

          - Довольно глупая попытка, - раздраженно буркнул Кравус, - кодирующие головоломки Лакании оказались достаточно  примитивны, мы давно выработали к подобным иммунитет.

          Он вдруг запнулся, ибо сообразил, что глупо проговорился.

          - Так, так, - зловеще объявил ксенолог, крутя свой правый ус, - правда выползает наружу. Возможно даже ваши постоянные перемены маршрутов, это что-то вроде гражданской обороны. Наверное, тренированный мозг меньше поддаётся такого рода зомбированию.

          Ксенолог чуть усмехнулся.

          - Страшнее кошки зверя нет, чего сами боимся, тем и других пугаем. Ну-ну. Вот только боюсь, возможных последствий ваших действий вы все-таки не просчитали. Мы тоже кое-что от вас скрыли. Что ж, теперь мы вам это покажем.

          Савицкий расстегнул ремешок и снял наручный компьютер, положив машинку на стол.  В воздухе вспыхнул виртуальный экран.

          - Предупреждаю, - говорил Савицкий, - человечеству пришлось затратить много сил, что бы побороть в себе это. 

          А на экране между тем шли кадры хроники: древнее ещё плоскостное изображение. Евгений вытаращил глаза: ибо сейчас демонстрировалось то, что во всех инструкциях тщательно рекомендовалось от мирных аборигенов скрывать. Проектор показывал кадры военной хроники.

          Мчались навстречу друг другу армии. Грохотали взрывы. Солдаты в противогазах шли в штыковую атаку. А мгновение спустя другие люди уже мчались вперёд, поливая местность из автоматов. Шла нарезка из всевозможных военных репортажей истории.

          Вот один человек в маскхалате белого цвета пошатнулся на бегу и рухнул прямо на снег, всё ещё сжимая в руках оружие. Потом кадр сменился.  Там, где только что было несколько человек, возник взрыв. Он поднялся вверх, уродливым кустом, медленно опадая. На стенке возникшей в этом месте воронки были видны остатки человеческих тел.

          Евгений покосился на гровусян. Те прибывали в полнейшем ступоре.

          - Что они делают, - спросил, наконец, Кравус, было видно, что он сильно потрясён.

          - О, - очень вежливо объяснил Савицкий, - ничего особенного, просто, в каждом из эпизодов, одна из групп хочет уничтожить вторую, а вторая первую.

          - Но зачем?!

          - Ну, причины самые разные. В одном случае, что бы воспользоваться их ресурсами, в другом, что бы заселить территорию. Можно ещё просто запугать остальных, что бы те стали покорными рабами. Ну а, кроме того, населению обычно как-то не нравится идея о своём истреблении. Поэтому оно сопротивляется.  

          На экране возник обрушившийся на город ядерный взрыв: кажется компьютерная имитация Хиросимы. Евгений видел, как оплывают как свечи дома. На этом показ прекратился.

          - Думаю, пока достаточно, - сказал Ксенолог.

          - Да вы просто чудовища, - в ужасе прошептал Карден.

          - В самом деле, - желчно усмехнулся Савицкий. – Сами что ли намного лучше.

          - Мы не убиваем себе подобных.

          - Зато лишаете полноценного разума и отнимаете свободу воли. Что ж, наш метод если не лучше, то, по крайней мере, честнее. А впрочем, как я и говорил, мы перебороли в себе всё это, оставили в глубоком прошлом. Но ведь сами инстинкты никуда не делись: они где-то там, под тонкой плёнкой сознания. И могут при соответствующих обстоятельствах пробудиться. Вы хоть представляете, что люди сделают с вашей планетой, если посчитают её реально опасной.

          На лицах обоих планетян можно было разглядеть откровенный ужас.

          Савицкий вновь усмехнулся.

          - Ну, что скажите игроделы?!

          Оба магистра переглянулись и вдруг, не сговариваясь, произнесли:

          - Мы больше не будем, - словно нашкодившие школьники.

+1
99
RSS
20:30
Прочитала, понравилось. Удачно придуман мир другой планеты. Как я поняла, такой жизни там больше не будет
00:19
Не знаю, честно говоря, что там будет дальше я не продумывал.
18:44
Впрочем, вряд ли люди захотят вмешиваться во внутренние дела планеты, покуда те их не затрагивают. Во всяком случае напрямую.
22:16
Рассказ понравился. Читается легко. Все по правилам))) Активное начало с зацепкой на слове «игра». Непредсказуемое развитие событий и неожиданная развязка. Оригинальная авторская идея в хорошем исполнении.

Кравус решительно покинул дом и вышел на внешний балкон

Мне, кажется, что слово «внешний» в этом случае лишний. Итак, понятно, что балкон снаружи.
22:22
Спасибо, надо будет заменить на «внешнюю галерею».
00:22
Да просто «балкона» достаточно. По тексту же понятно, что он вышел из дома.
16:46
Всё дело в том, что у них туда подвесные дорожки крепились. Вряд ли кто захочет, что бы такое крепилось к небольшому личному балкону.
18:31
Ну, тогда, да. Можно или галерея или терраса.