Зерновой кризис.

Форма произведения:
Рассказ
ЗаконченоПишется
Автор:
aleksandr.petrov
Текст произведения:

Компьютер пискнул и высветил, сто на почту пришло письмо. Он свернул окно пасьянса и открыл почту. Автоматизация давала о себе знать. Офисное здание крупнейшей в России зерновой компании было полупустым. Доходы позволяли его содержать, но многие кабинеты на нижних этажах сдавались в аренду. Это имело свои преимущества. Внизу было всё то, чтобы сотрудники не выходили из здания с утра до вечера. Огромное количество сделок совершалось автоматом, «живущим» в серверной, круглосуточно, максимально быстро и эффективно. Его вмешательство требовалось очень редко, поставить цифровую подпись и печать под договором, всё остальное делал компьютер. Сейчас он обратился к нему. Открыл письмо. «Внутреннее, хорошо. Опять какой нибудь договор». Вышло сообщение: «Сделка не может быть совершена из-за отсутствия средств на счёте».

«Как это понять»? – подумал он.

Открыл банковское окно. Деньги были, но часть зарезервировано на зарплату, часть – налоги и прочее. На оперативном счету деньги есть, но их не хватает для покупки зерна в Питере.

- Константин Михайлович, зайдите ко мне. Надо поговорить по серьёзному вопросу.

Михалыч, для работников и арендаторов. Для него – Костик, а когда вопрос важный - Константин Михайлович, главный бухгалтер компании. Вместе с ним они осуществляли оперативное руководство компанией, не без интереса для своих карманов. Он пришёл, сел.

- Читал?

- Да.

- Что делать?

- Другие счета трогать нельзя, да и система не позволит. Нужны сторонние деньги.

- Звони в банк.

- Это 2-3 дня уйдёт, а вопрос срочный.

- Я позвоню в таможню. Задержат для проверки санитарного режима.

- Ну, это месяц, минимум 3 недели. Но корабли идут регулярно. Только разгружаем один, приходит другой. Да и терминалы уже под завязку.

- Продавать. Я дал задание системе, но клиенты не торопятся, ждут чего-то.

- Ждут снижения цены. Ленка, моя однокурсница, написала, что всех логистов вызвали с отпусков, работают по двойной оплате.

- И что?

- Вот сколько у них готово, или уже плывёт.

- 40 000 000 тонн?!

- Каждые 5-6 дней ещё 3 000 000 тонн ложатся на обработку.

- У нас денег не хватит.

- Ни у кого денег не хватит.

- А почему они не продают?

- Получают сверхприбыли.

- Я включал модель анализа. У них 10-12% прибыли, если не меньше.

- Если брать наши условия. А если их себестоимость ниже?

- Не может быть!

- Они продают зерно в Россию по 2,5 рублей за килограмм.

- Но мы же..!

- Да. 200% чистой прибыли.

- Да это..!

- Мы в полной… Выгребной яме.

- Что делать?

- Учитывая, что пока юристы отбивают атаки из прокуратуры, бежать. Бежать за границу.

- Куда?

- Австралия, ЮАР.

- Там по закону отберут наши счета.

- Любая страна, где нет договора об экстрадиции с Россией.

- Когда?

- Главный юрист уже вылетает, у меня чемоданы готовы.

- Хорошо. Я звоню домашним, чтобы собирались, брали билеты.

- Давай, не медли. Ещё 1-2 дня, и не успеем. И таможенникам позвони. Это отвлечёт от нас внимание.

«Что с этим делать»? Фермер стоял перед складом, полным гречки нового урожая. Из компании пришло сообщение, что из-за форс-мажора она не может выполнить свои обязательства по договору. Теперь он один на один с банком, в котором взял кредит для своего хозяйства. Встала не только гречка, но и мёд. Он включен был в договор, только его больше, чем предполагалось. Этот год был хорошим для гречки, и он рассчитывал отложить кое-что как запас. Например, полностью погасить долг по лизингу техники, или купить новый грузовик, английский, они надёжнее. Он ещё раз осмотрел склад. «Что толку с такого урожая, если часть попортят грызуны, часть уничтожат птицы. Что-то он продаст соседям, а остальное сгниёт. Банк не заберёт зерно, его ещё надо досушить.

Он закрыл склад и посмотрел в сторону старого зернотока. На нём гордо красовалась надпись «ПиК». Старый зерноток, работающий, но оборудование привезли новое, и монтируют. «Сдать туда? Что-то можно и продать, но надо заплатить за хранение и переработку».

«ПиК». Сеть забегаловок, кафе и ресторанов. Он любил заезжать в них, когда ездил по делам в город. Вкусно и дёшево. Сейчас в одном из них его дочь подрабатывает официанткой по вечерам. Днём учится, вечером работает. Устаёт, но и деньги, и питание. Её устроила туда одноклассница, сначала на лето, 3 через 3. Сегодня суббота, и дочь приедет повидать их.

За столом сидели молча. Обмен дежурными «Как дела? – Нормально» прошел. Дочь немного рассказала об учёбе, работе.

- Вы что как на похоронах? Пап, как гречка?

- Хороший урожай. Да ты и по мёду знаешь.

- И в чём дело?

- Компания отказалась покупать. Форс-мажор.

- И что делать?

- Не знаю.

- Зато я знаю. В кафе говорили, что «ПиК» покупает крупяные и зернобобовые. Переоборудуют ток. Я позвоню, узнаю.

- Поздно уже.

- Ещё нет.

Она взяла телефон.

- Агата Валентиновна. Добрый вечер. Дома. Нет, по другому. Что там говорили о крупах, гречке, фасоли? Да, спасибо. Да, у папы. Ой, спасибо. До свидания.

- Ну и что?

- Сейчас адрес пришлёт. Напишешь в компанию, далее по их инструкциям.

Он отправил письмо. Через 30минут пришел ответ. Необходим официальный отказ от компании. Значит в понедельник в город.

К обеду он освободился, документы на руках, с печатью и подписью. Сел в свой пикап. Ещё раз просмотрел документы. В окно постучали. Охранник с парковки. Вид вежливый и надменный. Просит убрать машину с парковки. Ему всё равно домой.

На улице затор. Впереди стоят фура и автокран. На его стреле висит огромная вывеска «ПиК». Рабочие готовы смонтировать её на фасад. Со стороны боковой улицы работает дверь, здание не останавливает свою работу из-за строителей. А ведь ему туда. И там неподалёку есть где припарковаться, и есть места.

На регистратуре его встретила молодая девушка.

- Вы по какому вопросу?

- Проезжал мимо. Я по гречке.

- Вы записаны?

- Нет. Я мимо проезжал.

- Ваш паспорт. Но придётся подождать минут 30.

- Ничего, подожду.

Она ввела его данные, вернула паспорт.

- Вы можете пройти в столовую, пообедать.

- Спасибо, действительно пора.

Столовая с самообслуживанием, но вкусно и сытно, даже вкуснее, чем в кафе. Пока ел, скинул фото официального отказа. За соседний столик присели два менеджера. Их разговор заставил прислушаться.

- Что по зерну?

- Санитары задержали в портах.

- А начальство?

- Решают. Наше дело – подготовиться к приёму.

- Вопрос 6-7 дней.

- Успеваем.

- А конкуренты?

- Какие?

- Новая компания.

- Это не конкурент.

- Почему?

- Мы из Колумбии «питаемся», они из Англии.

- Ну?

- Это две руки нашей бизнес-леди.

- Елены Алексеевны?!

- Да.

- Но зачем так?

- Для закона.

Подошла сотрудница столовой, сказала, что его ждут. Он собрался, пошел.

Договор. Цена в 1,5 раза выше, чем раньше. Берут всё, и мёд. Через 2 дня приедут за товаром. Потом взвешивание, анализ, определение окончательной цены и расчёт. К концу недели у него не будет урожая и будут деньги. Деньги и новый договор, базовый. Юрист сказал, что судебное дело бесперспективно из-за оговорок в договоре, но заявление помог составить, сказав, что это для прокуратуры.

К обеду все его соседи – фермеры были около его хозяйства. Мёд взвесили на месте и отправили первой машиной. Зерно грузили на новенькие самосвалы, английские. К вечеру у него были на руках все акты. Зерно великолепное, «тяжёлое», плюс 10% к цене. А утром пискнул телефон, поступили деньги на счёт. К субботе с лизингом и кредитом было покончено, ещё и осталось, даже много. Соседи осаждали его дом, «Как продал?». У всех те-же проблемы, у всех уже справки на руках. Дочь приехала, помогла. На следующей неделе те же грузовики поедут и к соседям.

Дочь перевелась на заочный. Её перевели из кафе в офис, оформили менеджером по закупкам. Ездит по району, скупает продукцию у фермеров, и ей это нравится. Засела за учебники по агрономии, «припахала» мать и брата. Втроём считают, моделируют.

«Фрол» смотрел в окно на ночной океан. Где-то там Порт Элизабет, порт, город, ночная жизнь. Далеко на горизонте круизный лайнер светит огнями. Он посмотрел в пустой стакан. Подошел к столу в центре комнаты, налил ещё. Здесь, в ЮАР его не достанет прокуратура России. Все его активы остались там, в России. С собой только счёт, на который переводили зарплату с его последнего места работы – директора банка. Прокуратура России бесчинствует, особенно «Ведьма». Купить, запугать? Все прежние механизмы не работали, да и не осталось знакомых в органах, внутренняя безопасность тоже бесчинствовала. Чиновники, юристы, бизнесмены. Они тоже попали под каток «Ведьмы». Те, кто остался, имели проблемы в семье и обществе. Всплыли самые грязные дела их прошлого. Привычный ему криминальный мир трясло и изнутри. «Куколка» прибирала к рукам весь криминальный мир, добровольно или насильственно. Когда-то её банду уничтожили, но не смогли добить, они исчезли. Теперь она «возвращала долги». Где она нашла такую «крышу»? С её подачи обезглавили всё преступные сообщество. Он успел сбежать раньше, но связи с Россией рвутся. Прокуратура уже подала заявку на его арест и экстрадицию, но это не для ЮАР, здесь он чист.

Он ещё раз выпил, закусил. С чего всё началось? С зерновиков. Сначала они решили достать дешевое зерно через ФСБ, по нелегальной схеме. Удалось, но только начало. Потом в Россию пошло дешевое зерно, много, и перекупщикам пришлось искать дополнительные средства для его скупки. Потом цена на зерно упала, и у фирм осталось много дорогого зерна и долгов. Начались банкротства, распродажи, аресты, аукционы. Это он наблюдал отсюда, из своей скромной виллы на окраине Порт Элизабет. Дешево, зато законно, по местным понятиям.

Он смотрел на океан. Темнота, небо на западе чуть светлее. На юге что-то похожее на облака. Зерновики пытались через таможню остановить поток зерна, но люди вышли на улицы, окружили таможню, администрацию. Полиция только для вида сдерживала толпу. Основной силой, удерживающей от штурма, было отсутствие приказа на штурм. 2-3 дня, и всё, власть сдалась. На горизонте полыхнула молния, значит, ночью будет дождь.

Замедлитель отсчитывал последние мгновения «жизни» снаряда. Бывший дымовой, с модифицированным дистанционным взрывателем, и сменённой начинкой. Купленный ИМ за зерно, тогда, когда КАТАСТРОФА разделила мир. Когда снаряд двинулся по стволу, инертное тело, стремясь сохранить своё положение, сорвало предохранитель, и раздавила ампулу с водой. Вода активировала начинку, превратив безобидное содержимое в чудовищное по разрушительной силе оружие. Сейчас снаряд выбил окно рядом с балконной дверью, а замедлитель передал «эстафету» на инициатор. Тысячные доли секунды, и снаряд раскрылся. Но старый заряд среагировал не полностью, и, оставив небольшое розовое облако около балконной двери, крупные обломки снаряда продолжили свой полёт, разбрызгивая красные капли по всем окружающим предметам.

«Фрол» осел вдоль стены, к которой его откинуло. Бок ужасно болел. Крупный ножевидный осколок распорол его, облив какой-то красной дрянью. Мозг лихорадочно соображал. «Он жив, значит не фугас и не газ. Что это? Неудачное покушение?». Бок болел всё сильней, начинала болеть и ладонь.

Тепло от сигареты на столе перешло на газ. Дом вспыхнул изнутри, в подвале «хлопнула» объёмка. Объект уничтожен, как заказывали. Можно уходить. Снаряд оправдал свою начинку. 

0
30
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!