Сон в вечности

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Сон в вечности
Автор:
Мироненко Людмила
Связаться с автором:
Аннотация:
Это широкомасштабная история о вражде и ошибках царственных особ и о последствиях их самодурства . Я показала детям два разных пути развития для разумных рас. Один мир духовных людей, другой стремится к покорению и власти. В итоге, происходит конфликт, в результате которого погибает много живых. Но, как и положено в сказках, все заканчивается позитивно. Пробуждается Аттис, - правитель нравственной расы. Добро побеждает, мир процветает.
Текст произведения:
                                                                                                       Когда Сфинкс расхохочется, мир                                                                                                                         содрогнется.

                                                                                                             Мудрость египетских жрецов

Здравствуйте, мои дорогие читатели!

Сегодня я расскажу историю о поездке Левия и Барбоса в Геленджик и о сказании Берегини.

Все мы помним, что Левий и его друг пес Барбос общаются с помощью мысли. Очень удобно, я хочу сказать — губами шевелить не надо и подслушивающих мало. Ну, а теперь усаживайтесь поудобнее и слушайте сказку о приключении ребят на планете Мара.

Тетя Левия жила в прекрасном городе на берегу Черного моря, и вот однажды она пригласила ребят в гости.

— Хорошее предложение, и мы его принимаем, — последовал ответ племянника.

Сбор чемодана, ночь в дороге — и вот они уже у калитки тети Лиды. Родственница была с розовыми щеками, добродушной улыбкой, и ей постоянно хотелось кого-нибудь накормить. Стол ломился от яств: айвовое варенье, пирожки с мясом, торты, печенье и вареники. Тетя ставила все это на стол, смотрела на то, как они все это ели, и с довольным видом вытирала руки о фартук.

— Кушайте мои дорогие, кушайте, тетя еще приготовит, тетя еще испечет, — и пошла плавной походкой к печке.

— Барбос, я, конечно, очень люблю тетю, но я уже не могу есть, — транслировал друг в голове.

— А мне тут нравится. Еда, море, воздух — я в восторге! — ответил пес, улыбаясь сытыми и довольными глазами.

Левия это не радовало. Он встал и быстрыми шагами направился к печке.

— Тетя Лида, мы на Грозовые ворота! — уверенно и твердо крикнул Левий.

Барбос чуть не поперхнулся от такой наглости.

— Солнышко ясное, какие ворота, вы же совсем ничего не кушали, — с растерянностью произнесла хозяйка, перебирая кухонное полотенце в руках.

Но мальчик, не теряя времени, схватил друга за шиворот и быстро направился к выходу.

— Тетя Лида, мы скоро придем, погуляем немного, а потом доедим.

— Ну ладно, — опомнилась женщина, — идите, аппетит нагуляете, а я пирог с ежевикой испеку.

Левий уже не оглядывался, шел быстрым шагом и Барбоса подгонял.

— Э-э… ты что? — возмущался недовольный пушистый друг. — Какая муха тебя укусила?

Не получив ответа, Барбос стал негодовать:

— Какая гостеприимная тетя! Всем тетям тетя. А какие пирожки, ватрушки, а аромат баранины с мятой, ты его чувствовал? Безжалостный, черствый человек.

— Да ладно тебе, не возмущайся. Мы что — на булочки да на баранину приехали? Не в желудке счастье, Барбос!

Пес опешил от такого глупого заявления, но промолчал и покорно продолжал идти рядом. «Что спорить с этим двуногим дикарем», — рассудил четвероногий.

А тем временем они ушли далеко от дома и уже оказались у древних развалин.

Пес принюхался: «На кухне мне запах больше нравился».

Вскоре его внимание привлек шар, висевший в воздухе и переливающийся красным цветом. Барбосу очень хотелось гавкать, но внутри все оцепенело от страха, и язык онемел.

— Замри, это шаровая молния, она видит тех, кто двигается, — мысленно передал Левий.

— Да я моргнуть не могу, не то что двинуться.

Красный шар очень уверенно себя чувствовал, подлетел к мальчику, заглянул ему в глаза, после полетел к собаке.

— Он жертву выискивает, кого проглотить, — сделал вывод четвероногий.

— Опять ты о еде, это не вовремя!

— В этом мире все о еде думают, и это всегда вовремя.

А тем временем огненная гостья облетела Барбоса и быстро направилась к Левию.

— Я не в ее вкусе, — заключил пес и с громким лаем побежал за незнакомкой.

— Барбос, остановись, она убьет тебя!

Но друг ничего не слышал, он защищал человека.

— Лети ко мне, круглая жуть, давай вдвоем поиграем! — кричал пес.

И молния его услышала. То к носу подлетит, то к уху, то резко влево повернет, то вправо. И со стороны это выглядело и забавно, и в то же время странно. Барбос бежал за воздушной попрыгуньей, а Левий за Барбосом, и это состязание привело их к разваленным воротам. Небесная странница быстро влетела в них, и в проеме образовалась огненно-красная дверь. Она горела, дышала и звала. Левий потерял все мысли от неожиданности, а четвероногий остановился, но принюхаться не успел. Огонь рос, клубился, и огромный рукав пламени захватил пушистого, а затем мальчика. И они исчезли из нашего мира.

Очнулись ребята на чудной планете, на которой жили герои из наших легенд и сказок. Тут с деловым видом ходили люди с головой быка — минотавры, одноглазые циклопы. Левия заинтересовали люди с кожей серого цвета, которые передвигались группами, а Барбос заметил

оживленную беседу дракона с огромным соколом. И все это было похоже на загадочный сон, но это была реальность.

Мальчик посмотрел на друга, тот прекрасно себя чувствовал.

Честно говоря, на них никто не обращал внимания. Все эти ожившие персонажи наших сказаний ходили по площади с невозмутимым видом, и их абсолютно никто не интересовал.

Дорога была вымощена булыжником, здания из камня, кое-где встречались карликовые растения, которые аккуратно были огорожены каменными плитами. А над всей площадью возвышались огромные крылья Грифона. Друзья пошли в центр пространства, чтобы разглядеть носителя. По дороге встретили гномов с недовольными лицами и лошадей, которые имели торс и голову человека, — кентавров. Левий глазел по сторонам и удивлялся, а четвероногий смотрел на все это с недоверием и опаской.

И так, каждый со своими эмоциями, они подошли к памятнику.

— Странное существо: тело льва, а голова орла, — проговорил Барбос.

— Грифон, — заметил Левий.

— Ты его знаешь? — удивился пушистый.

Мальчик посмотрел на друга, постучал кулаком по лбу.

— Из мифов Древней Греции, олицетворение неба и земли, добра и зла.

— А… — многозначительно отметил пес, хоть ничего и не понял, но признавать этого не желал.

— Какая прекрасная работа, какой взгляд. Кажется, он сейчас оживет, Барбос, ты согласен?

— Да, конечно, я впечатлен, но очень хочу осмотреться и понять, куда мы попали.

Они еще немного полюбовались этим грандиозным монументом и пошли дальше.

Мир, в котором они оказались, ослепляло очень яркое солнце, и было невыносимо жарко.

— Странно, нами никто не интересуется, как будто не замечают, я очень хочу узнать, куда мы попали, но для этого нам надо с кем-то поговорить.

— Твоя мечта сбылась, — произнес пушистый и остановился около каменной двери, на которой была вывеска «Добро пожаловать».

Дверь была, но ручки, чтоб ее открыть, не было. Дверь как дверь, ничего особенного, в центре светилась восьмиугольная звезда. Мальчик заинтересованно стал ее разглядывать и невольно коснулся рукой. Сильный шум от трения камня — и они на пороге кафе. Абсолютно все присутствующие отвлеклись от еды и внимательно их рассматривали.

— Ты что — больной эльф? — крикнул гном, обращаясь к Левию.

— Нет. Это маленький минотавр, но с уродливой головой, — ответил циклоп и неприятно расхохотался.

— Да нет, это маленький шаддинец, порозовевший от нашего солнца, — с хохотом продолжил гном.

Левий оробел от такого приема и не знал, как на это реагировать. А Барбос понял, что пора защищаться и зарычал. И неизвестно, чем бы закончилась эта сцена, если бы не вмешалась девушка с зеленым оттенком кожи:

— Полно смеяться, порезвились и хватит, они достойные жители севера. — Посмотрела на ребят и добавила: — Что вы стоите у порога, присоединяйтесь к нашему ужину.

Ребята направились по приглашению, а гном с циклопом совсем не желали становиться серьезными и продолжали громко комментировать рык Барбоса и взъерошенный вид Левия.

— Успокойтесь, или я вас сейчас превращу в поджаренного поросенка на блюде для наших гостей, — прикрикнула зеленая защитница.

Циклоп с гномом резко закрыли рты и принялись громко пережевывать пищу. За столом, куда их пригласили, сидели кентавр, гном и уже известная нам красавица с экзотическим цветом кожи.

— Меня зовут Херон, — протянул руку кентавр.

— Я Гимли, — кивнул головой гном.

— А я Берегиня, — ласково произнесла девушка.

— Я Левий, а это мой друг Барбос.

— Что вас привело к нам? — с лукавым взглядом спросил Гимли.

— Случай, — развел руками мальчик.

— Случайностей не бывает, — нежно произнесла Берегиня и погладила Барбоса по голове. — Расскажи нам свою историю, а мы поделимся своей.

Левий вопросительно посмотрел на Барбоса и тот кивнул: «Рассказывай!» Мальчик немного поведал о Черном море, о тете Лиде и более подробно о Грозовых воротах, о шаровой молнии и о том, как они попали в этот мир.

— Давно я не слышал занимательные истории. А теперь — правду! — рявкнул Гимли и громко стукнул по столу.

— Гномы явно нас недолюбливают, — произнес друг в голове у Барбоса.

— Он не врет, — вмешалась Берегиня, — он говорит правду.

Воцарилось молчание.

— Если больше к нам претензий нет, может, расскажете, почему вы проявили к нам интерес? — произнес Левий.

— Зима, принеси свой фирменный суп и копченую рульку для наших гостей! — крикнул Хирон хозяину заведения.

— О, мне тут начинает нравиться, — прозвучал Барбос в голове у Левия.

— Угощайтесь, разговор будет долгим, — Берегиня посмотрела на довольную мордочку Барбоса и начала рассказ.

— Нашу планету зовут Мара. Сейчас у нее неравномерная температура поверхности: на юге жарко и сухо, а на севере холодно и сыро. Если на севере растут еще деревья и кустарники, то на юге растениям выживать сложно, здесь в почете каждый куст. Но так было не всегда. Много миллионов лет назад на всей планете был благоприятный климат. На небе были облака, солнце ласкало, а не жгло. Растительный мир был очень разнообразный, текли чистые реки, а воздух благоухал свежестью. Мара была красива, жива и здорова, а правителем был великий Аттис.

— Извини, Берегиня, что перебиваю, но король тот был вылитый Левий, один в один, — с блеском в глазах вмешался Хирон.

— Да, — продолжала зеленая, — и обладал он могучей силой ума, воли и тайными знаниями. Знал все обо всем от тех, о ком мы даже не читали. — от великих мироздателей. Он любил Мару и наш народ, следил за течением рек, чистотой океанов. Очень любил детей, рассказывал сказки и прививал умение радоваться, чувствовать, ценить и благодарить. Аттис стремился всегда быть на Олимпе, всегда быть лучшим, и кто знал, что это сыграет злую шутку для всего народа. Иногда надо иметь мудрость уступить и перейти к диалогу. Печально, когда проигрываешь больше, чем выигрываешь.

У нас есть планета-сосед — Шадда, жители которой люди, похожие на тебя Левий, но с серым цветом кожи. В те времена народ Шадды считал себя венцом мироздания, все, что создано во Вселенной, должно принадлежать ему. Они самая умная раса, и у них должно быть все лучшее. Планетой они пользовались по максимуму, не жалея и не любя ее, и в итоге Шадда захворала. Стали лить грязные дожди, земля давала плохой урожай, а в воздухе появился неприятный запах.

Правил Шаддой царь Шу. Надменный парень был, всегда знал, что хочет и где это взять. Он развивал познания в области физики, химии и космотехники. Серые люди путешествовали на далекие планеты и всё знали о космосе. Мы для них были странные. «Благодарят Солнце, любят планету, радуются радуге, слушают пение птиц, глупые как дети, — обсуждали они

нас между собой. — Но Мара прекрасна, и жить должны на ней шаддинцы, мы умнее и более достойны ее даров».

И прочитали эти дурные мысли наши провидцы и донесли их до Аттиса. Но правителем овладел дух соперничества. Его оскорбили мысли о глупости народа, а риск потерять дом он не заметил. Аттис предложил Шу устроить великое противоборство. Пусть каждый мир покажет свои чудеса и зрелища, а судьи решат, кто важнее и умнее. Шу с радостью принял условия поединка: «Вот это удача, да он нам по собственной воле, хочет отдать планету, как умнейшим!»

Собрались величайшие, могущественные и всевидящие, чтобы решить великий спор, кто более достоин Мары. С нашей стороны вышел строитель. Горловой звук, движение рук — и построена пирамида. Блок к блоку, стык к стыку. Каменные плиты плясали в воздухе и как будто сами искали свое место в этой постройке. Грандиозное строение, которое будет стоять вечность, а построено под пение мага. Буря аплодисментов!

Народ серых людей не растерялся, и вышел шаддинец с кошкой. Она мурлыкала, прыгала и играла. Была ласковой и горячей, а если понадобится, то и мышку может поймать. А была эта гибкая и пушистая особа роботом. Вот это чудо техники: красива, грациозна, мила и кормить не надо!

С Мары выступил маг воды. Под его шепот вода показывала образ любого животного по желанию зрителя: дракона, орла, льва. По воле мага вода оживляла эти видения. А шаддинцы показали перо, которое само записывает под диктовку на всех языках Вселенной. Но более всего, что поразило зрителей, это голографический фильм о дальней планете, которая была неизвестна марийцам. Образы в натуральную величину сменяли друг друга. Причудливые дома, гигантские растения, фиолетовый закат и три переходящие друг в друга переливающиеся атмосферы.

Все чувствовали звуки и запахи данного мира, и вообще было ощущение присутствия, будто сам лично находишься на этой планете, на этом самом каменном стуле. Это феноменально! Это триумф!

А с нашей стороны вышел сильнейший чародей с яйцом дракона. Кудесник дунул — яйцо треснуло, движение тела в воздухе — младенец появился, магические заклинания — кроха расправила крылья, дыхание мага

— взрослый дракон! Мы показали власть над живой природой! Что может быть более важным?

Но споры не стихали. Каждая сторона считала себя победителем! Аттис не хотел уступать. Он действительно считал себя чемпионом! А Шу был иным. Он не собирался никому ничего доказывать. Ему нужна планета — не в игре, так в войне.

Берегиня прервала рассказ и покачала головой. Хирон развел руками, а гном скорчил жуткую гримасу, на которой читалось: «Два самодура, погубившие миры».

Произошла космическая война, в которой Шадда потеряла полностью атмосферу, а наша Мара наклонилась набок, уклоняясь от губительных лучей шаддинцев, а подняться не смогла. Так и бегает она по своей орбите под болезненным уклоном. Произошел дисбаланс в теле Мары: на полюсах холодно, на экваторе жара, не может она регулировать температуру на теле. Заболела она.

По лицу Гимли потекла слеза, но он отвернулся и быстро смахнул, чтобы никто не видел.

— Печально, — трагично пропел Левий.

— У-у-у, — заскулил Барбос.

— Но вы здесь, значит, все можно изменить, — громко произнесла Берегиня и сделала быстрое движение телом, как будто только проснулась от долго сна.

— А мы-то тут причем? — неестественно гавкнул пес.

— Аттиса усыпили и замуровали в хрустальной капсуле, которую положили под ноги Грифона, — продолжала Берегиня.

— А Шу в хрустале на Шадде, под их грифоном, — добавил кентавр.

— Зачем? — удивился Левий.

— Так решил народ двух планет. Они развязали войну. Шадда мертва, Мара больна, много погибло живых. Чтобы остановить это безумие, пошли на подобные меры. На нашей планете мир, и никто нам не угрожает,

выжившие шаддинцы живут с нами и горюют о прошлых временах, когда они имели свой дом. А нам не дает покоя во снах цветущая Мара. Аттис дремлет в вечности, и только он обладает знаниями, которые вылечат Мару и оживят Шадду.

— Вот это поворот событий, — с удивлением произнес Барбос.

— Хорошо, — вмешался землянин, — хоть и с трудом, но это я понял, но мы-то тут при чем?

— Пробуждение! — воскликнул Гном. — По легенде, под Грифоном великий проснется, когда похожий с хором споется, — и поднял свой внушительный указательный палец прямо у носа Левия.

— А Берегиня бережет текст для пробуждения Великого, — добавил Херон и многозначительно посмотрел на зеленую красавицу.

— Все идите к Грифону, — приказным тоном скомандовала Берегиня, — этот час настал!

А сама телепортировалась домой, на север, поведать о знамении.

Когда мы пришли к монументу, Берегиня и десяток зеленых существ стояли в белых одеждах и смотрели на хрустальную капсулу. Место заключения великого было достойно его чину: идеальная обработка хрусталя, грани которого играли на солнце и переливались во всех красных оттенках.

— Точь-в-точь, как наша шаровая молния! — воскликнул пес в голове у друга.

— Да, это он нас привел, он осознал ошибку и искал похожего, — дополнил мысли Барбоса мальчик.

Берегиня подвела похожего к хрусталю, левую руку положила на капсулу, правую ему на живот. Запел хор ведающих. Громко и протяжно с надрывом, казалось, не только спящий, но и умирающий пробудится. Левий невольно среагировал на пение, все его тело стало пульсировать под темп этого воя. Обитель начала дышать и трескаться. На гребне высокой ноты — сильнейший удар молнии, казалось, небо разорвалось. Капсула открылась — Аттис пробудился!

Левий смотрел ему прямо в глаза.

— Как отражение в зеркале, — подумал он.

Аттис протянул руку спасителю:

— Я искал тебя! Спасибо за приход и пробуждение.

— Ты вернешь здоровье планетам?

— Да, я все исправлю и оживлю Шу, — и весело подмигнул Левию.

И от этого движения глаз Аттиса Левий с Барбосом оказались у Грозовых ворот в нашем мире.

— Ты это то же видел? — поинтересовался Барбос.

— Шадда, Мара, Берегиня, Аттис…

— Так это не моя фантазия? А что же это было?

— Мы помогли исправить ошибку двух несмышленых горделивых царей. А мы с тобой герои! — самодовольно уточнил Барбос и весело завилял хвостом, храбро шагая по дороге. А Левий вспомнил все яркие моменты их приключения и прошептал:

— А может быть, и в нашем мире в хрустальной капсуле есть спящий!

+2
175
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!