шаХИки

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
шаХИки
Автор:
Лев Вишня
Аннотация:
И простой торговец за прилавком может оказаться посланником Сатаны.
Текст произведения:

  Это случилось в «Дендрологическом парке отдыха рабочей молодежи им. ак. Вернадского» 15 июня 2016 года. В тот день была чистая ясная погода, чудное летнее солнце уже набирало силы, но еще не шпарило, как будет в июле. Прыгали воробьи, а голуби важно ходили среди них, как птичье начальство. В стороне у радиовышки парили чайки, иногда крича от удовольствия.
  Родители с детьми гуляли по тропинкам между галереями деревьев, иногда останавливались, чтобы побеседовать друг с другом. Дети временами носились друг за другом. На площадках подростки или среднее поколение резались в теннис или в бадминтон.
  Малышка Аня шла, везя в колясочке перед собой куклу Кларису. Рядом шла ее мама, Картышева Елизавета Петровна, тридцатипятилетняя красивая женщина, в которой только очень подготовленный взгляд узнал бывшего работника прокуратуры. Кукла Клариса была нарядно одета и гордо сидела в оранжевой колясочке. Ее хозяйка была в платье из сиреневого ситца и туфельки, а мама хозяйки шла в голубой легкой блузке,  белых облегающих спортивных брюках из вельвета, а также в светлых туфлях с невысоким каблуком.
  У входа на теннисный корт Елизавета внезапно встретила свою знакомую, Ольгу Понаровскую, работающую ныне в управлении таможни, и начала с ней раскованно общаться, как обычно общаются старые боевые подруги:
- Ой, Оля, здравствуй! Я тебя и не заметила…
- Здравствуй, Лизонька! Как тебе погода?
- Нормальная… уже печет! Скоро будет еще жарче.
- Что сегодня планируешь вечером?
- Вот с дочей пока гуляю. Вечером духота. Анюта у меня жару вообще не переносит.
- Да, полегче сегодня... И поспокойней тоже. Вчера слышала? Была пьяная компания, там за кортом. Сильно шумели. Сегодня тихо. Даже собаки не бегают.
  При слове «собаки» Елизавета Петровна задумалась, а Ольга увидев ее напряжение спросила.
- Фил не звонил?
- Нет! Я попросила его не делать больше этого.
- Ты все еще думаешь о нем?
- А куда от него деться? Фил в своем Копенгагене ведет дела. Я здесь с Анюткой… Разрешил мне взять ее на пару недель. Джентльмен…
- Суд когда будет?
- Еще не скоро…
  Увидев напряжение своей подруги, Ольга решила резко переменить тему. 
- Лиз! Ты не хочешь съездить этим летом, чтобы отвлечься?
- На отдых? А куда теперь можно съездить? Турцию закрыли, Египет тоже закрыли. Крым, Сочи? Не знаю... Пять лет назад была вместе с мужем в Таиланде...
- И как? У меня там знакомые были. Говорят, что сказка!
- Натуральная сказка, такого здесь нет, - улыбнулась Лиза и вдруг проследила за глазами своей подруги, а Ольга куда-то напряженно смотрела, при этом щурила глаза, прикрываясь от солнца. Она смотрела куда-то в район выхода из парка.
- Ты там кого-то увидела? Знакомых? – спросила Лиза.
- Нет, просто какая-то суета... Какое-то странное представление. Клоуны, наверное... - задумчиво ответила Ольга.
  В районе выхода из парка было скопление людей, рядом с небольшим лотком.
  «Ну и что там?» - нервно подумала Лиза.
- Мама! Шахики! - внезапно закричала Аня.
- Какие шарики, доча, нет там никаких шариков...
- Нет, шахики! Настоящие шахики! - настаивала Анюта.
   Лиза присмотрелась и, перекинувшись еще парой фраз с Ольгой, разглядела, как у небольшого лотка столпились дети, от них вверх летят временами большие, иногда просто огромные, буквально размером с квадроцикл, переливающиеся всеми цветами радуги мыльные пузыри.
- Ах, это наверно? Извини... - бросила она Ольге, - сейчас покажу ребенку ту лавку и тут же вернемся...
- Да, Конечно, конечно!
- Пойдем, доча, но только это не шарики, а пузырики. Большие мыльные пузыри. Ты уже видела такое много раз.
- Шахики! - настойчиво возразила, Аня.
- Нет, все равно «шарики», - пробормотала Лиза, и они не спеша пошли к странному лотку.

  У лотка, к которому спустя пару минут подошли Елизавета Петровна и Аня с Кларисой, уже стояло десять - двенадцать детишек, несколько взрослых, молодая девушка с грудничком на руках и пара колясок. Еще какая-то жучка неизвестной породы мельтешила у ног как родителей, так и детей, которые голосили и что-то непрерывно просили у продавца. Причем старшие отпрыски осознанно требовали и обсуждали, а младшие скорее просто вопили, иногда даже визжали от восторга. Саму же Лизу поначалу поразили не мыльные пузыри, которые взлетали над головами детей, а больше продавец, и если честно, то она бы никогда не доверила столь странному типу торговать детскими вещами. Он был невысокого роста, чрезвычайно сутулый, с трехдневной щетиной на лице, суетливыми, иногда как казалось Лизе «крысиными» движениями, постоянно озирающийся под ноги или себе за спину, с татушками на шее и руках и с гнусавым неприятным голосом. Даже издалека Елизавета почуяла жулика и прохвоста, но дети, окружившие лоток, об этом не думали.
- Шахики! - снова радостно закричала Аня, забыв обо всем на свете, даже о кукле Кларисе, - какие смешные шахики!
- Доча, это обыкновенные мыльные... - Лиза запнулась.
  Пузыри в действительности были не совсем "обыкновенными"...
  Продавец дал одному мальчику подуть в трубочку и из нее вылетел огромный, примерно в полметра диаметром, переливчатый пузырь сиреневого оттенка. Мальчик ткнул в него пальцем, и пузырь, вместо того чтобы лопнуть, внезапно поменял форму: сначала стал овальным, затем превратился в бублик, а потом снова шар и из шара обратно в бублик. Другой ребенок схватил рамку, и, побежав, вытянул из нее гигантский в восемь-девять метров в длину, извивающийся как змей пузырь… который спустя несколько секунд сам по себе замкнулся в кольцо. Третий играл с рамкой в виде сердца и несколько раз выдавал «сердечные», но быстро теряющие форму мыльные пузыри. Рядом девочка примерно десяти лет тренировалась с огромной рамкой, уже в виде пятиконечной звезды. Она обмакнула ее в мыло, заполнив пленкой, и вдруг тот мальчик, что игрался рядом, пересек эту пленку своим пузырем. На секунду получилось сердце внутри звезды. Потом все лопнуло, вызвав у детей смех.
Пузыри были огромные и крайне удивительные. 
- Шахики! - радостно крикнула Аня, - какие квасивые шахики! Хочу шахик, немедленно!
  Лиза, услышав голос дочери, оторвалась от разглядывания разнообразных пузырей, словно вышла из оцепенения. Затем она глянула на лоток и… вдруг увидела на руке продавца несколько «конкретных» тату, включая «перстни», «церкви» и разные аббревиатуры, например «ГОРН» на левом запястье и «ЗЕК» на правом.
  «Вот это да! Век свободы не видать, парниша?! Теперь таких людей ставят продавать игрушки детям? Вот что значит кризис! А я-то думала, что только жителей гордых солнечных республик!» - пролетело с молниеносной скоростью у Лизы в голове.
- Хочу шахик! - потребовала Аня.
- Хорошо Анютка, но сначала я хочу поговорить с... этим дядей-продавцом, идет?
- Шахик!! Мне нужен квасивый шахик!
  Тем временем ребятишки продолжали баловаться с рамками продавца. Один мальчик выдул гигантский пузырь, диаметром, наверное, в пару метров, который почему-то не лопнул, а завис, на уровне головы взрослого человека и неспешно, не меняя высоты, поплыл в сторону автострады, как настоящий воздушный шар! Рядом две девочки стали играть с длинными пузырями, которые... странным образом переплелись  между собой как змеи один вокруг другого, примерно на полтора витка, а затем, отделившись от рамок, полетели, медленно вращаясь в воздухе вокруг единой оси.
- Это особенные шары, малолетки, - весело объяснил «татуированный» продавец. Затем его волосатая рука с надписью «ГОРН» нырнула в карман, и он дал одному черноволосому кудрявому мальчику лет семи новую рамку.
- Подуй, пацан! Подуй. Век свободы не видать, такое будет!
  Эта триада настолько стеганула по нервам Лизу, что она дернулась от изумления и гнева. Дернулась и покраснела. Между тем, мальчик дунул в рамку да не один, а три раза подряд: «фу-у!», «фу-у-у!» и «фу-у-у-у!». В итоге вылетел сразу три очень длинных пузыря, которые сначала змеями переплелись один вокруг другого, как уже случилось у девочек, затем внезапно распрямились, как будто внутри них были спружины, и развернулись в виде правильного трилистника с единым центром. Этот трилистник немножко повращался в воздухе, затем все слилось в один большой пузырь, который стал на глазах пораженных детей менять форму, как ему заблагорассудится: круглая, кубическая, затем бублик и снова шар! Наконец пузырь стремительно закрутился вокруг своей оси, фонтанируя множеством цветов и переливов как шар цветомузыки. Ошеломленные дети вздохнули и выдохнули единый восторг и радость!
- Вот так пацан, ваша не пляшет, - прокомментировал произошедшее зек за прилавком.
- Шахики!! - вскричала Аня и, вытянув ручки, запрокинула головку, - преквасные шахики!
  Было такое ощущение, что она готова буквально влезть в любой из "шахиков" и полетать внутри как в самолете.
- Сколько стоит такая рамка? - спросил мужчина в белой футболке у продавца.
- Утром чай, в обед газета, эта рамка за полсвета! – ответил, не глядя, продавец, копаясь в своем столе с рамками.
- Не понял Вас, поясните, сколько в рублях?
- Три, два, раз не понял нас. Получился ананас! - весело хихикнул продавец, и расшифровал себя покупателю, - двести целковых, но для вашего мальца будет сто! Он мне понравился.
- Странный вы человек, - хмуро произнес отец ребенка и протянул сотенную.
- Рамка, малец! - улыбнулся ребенку уголовник, и, взяв из рук отца сотенную купюру, сложил ее в трубочку, обмакнул ее в мыло, дунул. Из трубочки вылетело в одну секунду примерно пятнадцать пузырей самых разных размеров от полуметра до сантиметра, которые спустя несколько секунд, проглатывая друг друга сложились, начиная с самого крупного и заканчивая самым мелким, буквально как матрешка!
- Ва, ха-ха-ха!
- Мама!
- Как здорово!
- Хочу такой же! Сейчас же!
- Какой красивый!
- Невероятно! Нет, так не бывает?! - произнес, видимо самый образованный и начитанный ребенок.
  Матрешка из пятнадцати шаров один внутри другого секунд двадцать вращалась вокруг оси, заставив всех детей задержать дыхание от волнения, а потом...

«ПЫХ-пых-пых-пых-пых!» - полопалась с хлюпающим звуком.

- Вха-а-а-а! - произнесло разом от радости и блаженства все детское сообщество. Родители наоборот, напряглись и начали тихо переговариваться друг с другом.
  Между тем проклятый уголовник достал еще одну рамку и протянул ее маленькой девочки лет пяти. Рамка была крайне интересная: по форме она напоминала контур лошади. Девочка уже хотела дунуть, как торгаш остановил ее и дал еще маленький вентилятор.
- Сначала ты дунешь в рамку, потом крутанешь этот вентилятор, и он охладит мыло, шар замерзнет, и у тебя будет игрушка. Ненадолго, но все же. Поняла малышка? - спросил продавец.
- Поняла! Не дура! - ответила девчонка и, опустив рамку в мыльницу, дунула со всех сил...
... вылетел большой натуральный единорог длиной полметра, прозрачный из мыла, с рогом и копытами. На глазах у изумленной публики эта лошадка из мыла двигалась и волновалась почти как живая. Дети и их родители буквально замерли, разглядывая чудо.
- Крутани вентилятор, малявка, - шепнул на ушко девчушке продавец, - только тихонько.
  Девчушка резко крутанула вентилятор и... пузырь-единорог лопнул.
- Ах-х-х-х-х!!! - разлилось обиженное очарование зрителей.
- Нет, родная, не так все это делается, дуй еще! - урка обмакнул рамку снова в мыльнице и передал девочке, вентилятор оставил при этом у себя. Девочка снова дунула, и когда вылетел новый единорог, зек крутанул лопасти тихо-тихо и точно по направлению к пузырю... Из центра механизма вылетел легкий синий поток, который коснулся пузыря и... единорог замерз, превратившись в твердое, но прозрачное тело.
  «Интересно как это сделано. Наверное, вентилятор выстрелил в пузырь жидким азотом?» - подумала Лиза.
- Вот так, лапай его, - весело сказал зек, - смелее! Не лопнет.
- Мама, у меня лошадка! - закричала девочка, схватив единорога, - настоящая лошадка!
- Спасибо! - ответила средних лет и достаточной полноты дама в белой блузке и сиреневой юбке, - сколько такая стоит?
- Тон-н-на! - растянув улыбку, ответил продавец.
- А по-русски, то есть не по-вашему, а на нашем, человеческом языке?
- Я по-русски и говорю, штука рублей, а не баксов...
- Не многовато ли за обычную рамку?
- Деньги есть, Уфа гуляем. Денег нет, Чишмы сидим, - меланхолично пожал плечами продавец.
- Мама, дай мне рамку! Я хочу эту рамку! - закричала девочка, играя при этом с мыльным единорогом,
- Танечька...
- Хочу, хочу, хочу!!! - девочка едва не забилась в истерике.
- Ладно! - женщина покопалась в кошельке и раздраженно протянула мужику две пятисотки.
- Тысча наша - рамка ваша! - довольно ответил продавец, и сунув одну пятисотку в нагрудный карман, другую тут же обмакнул в раствор, затем дунул в нее.
  В результате вылетел огромный пузырь, примерно метр в диаметре, который сначала повращался несколько секунд, потом, когда спустя мгновение зек отправил внутрь него щелчком пальцев еще каплю мыла, прямо в воздухе разделился пополам, как яйцеклетка, после оплодотворения. Потом еще на пополам, еще пополам, еще и еще, и так множество раз, пока не превратился... в точное академическое изображение человеческого эмбриона со слоями «клеток» из пузырей. На глазах изумленных и затаивших дыхание людей шар, продолжая делиться внутри себя, еще уменьшился размером и превратился уже в настоящего ребеночка с ручками и ножками. Этот мыльный человечек зашевелился и задвигался в воздухе, затем раскрыл «ротик», словно вздохнул, и... еще немножко покружившись в воздухе… лопнул!
- О-О-О-ОХ-Х-Х!!! -  изумленно произнесли дети и взрослые.
- Пух... пух… пух... пух... пух! - ответил лопающийся человечек из тысячи маленьких пузырьков.
- Вот, мальцы, такова она наша жизнь! - прокомментировал случившееся проклятый торгаш.

  Дети снова рассмеялись, а Лиза приняла твердое решение поговорить с продавцом. Не то, что это ей было нужно, просто взяло любопытство, а еще… наверное накопившаяся обида к сильному полу. Или просто захотелось поуправлять ситуацией, как в старые добрые времена, когда работала в прокуратуре.
- Здравствуйте, я хотела с вами поговорить… серьезно, - сказала она, обратившись к продавцу.
- Если… кху, кху, кху… - внезапно закашлял продавец.
«Ух ты… бацильный!» - восторженно подумала Картышева.
- Кху… кху… кху… простите! Если «серьезно», то значит, вам нужна какая-то особенная рамка.
  Между тем, вокруг «волшебной лавки» жизнедеятельность стала быстро сворачиваться сама собой. Родители услышав кашель продавца и приняв наверное Лизу за его помощницу, быстро стали забирать детей, отвлекая их рассказами или другими темами. Другие дети, что постарше, продолжали толкаться, но продавец быстро с ними разбирался, давая кому рамку, кому сувенир, забирая деньги и всем видом демонстрируя, что сейчас свернет лавочку.
- Нет… Я вообще-то другом.  Меня интересуют два вопроса: первое, откуда у вас такие рамки, а второе, есть ли у вас лицензия. Да, да, именно торговая лицензия для продажи товаров детям? – запустила Елизавета свое «фу-фу».
- Ну, вот пошло, гуляш по коридору, отбивные по ребрам, - ответил продавец. - Нет девушка у меня никакой лицензии. Нет, потому что согласно Федерального закона номер 99-ФЗ, лицензирование торговли детскими товарами на территории Таможенного союза не производится, а чтобы получить право продавать рамки, гражданка начальник, мне достаточно просто завести ИП, что я и сделал. Кстати, вы не представились, а это очень грубое нарушение процессуального права, моего права!
- О! Какой вы у нас продвинутый в области юриспруденции! - удивилась Лиза.
- Жизнь заставила, гражданка! – ответил зек, продолжая складывать вещи.
- Хочу шахик! Мама, дашь мне шахик! - крикнула Аня.
- Может, все-таки расскажите тогда откуда у вас такие рамки?
  Продавец посмотрел на Лизу устало и задумчиво, а дети вокруг, заскучав от этой дурацкой перепалки, стали морщится и расходится, только пара мальчиков осталась рядом, ожидая, видимо новых чудес.
- Ну что я могу вам рассказать, сорок лет как двадцать пять?
- Говорите правду, как на суде! Что же вы замялись? Кстати вы безобразно ботаете на фене, как будто вообще не сидели, а только вчера прибыли на хату.
- Правда барышня одна, а вымысел иной. Что будет, если я скажу, что эти рамки мне дал «рогатый», вы поверите или нет?
  И тут впервые Лиза… увидела в лице продавца знакомые черты. Словно что-то всколыхнулось из прошлого. А продавец задумчиво посмотрел на нее суровым и немигающим взглядом и продолжил:
- Думаю, что нет. Но это как раз и будет "правда"!
- А что тогда «вымысел»? – осторожно спросила Лиза.
- А вымысел девушка, будет такой. Восемь лет назад вы меня закрыли по статье 285-ой.
  Лиза с ужасом стала узнавать лицо своего собеседника. Буквально с каждым его словом все больше и больше.
- Дали «десяточку» короче, минус два за примерное поведение. – Продолжил торгаш. - И восемь лет я изучал свойства мыльных пузырей. А что было делать? Времени свободного много... когда варежки не шьешь, мозг работает сам собой... отвлекаешься полностью от этой мерзкой реальности, и думаешь уравнения... а руки продолжают шевелиться и шить варежки... Вот так, Елизавета Петровна.
- Что?! Хотя да! Вы меня не забыли…
- Ну как тебя забыть? - зек внимательно взглянул женщине в глаза, - дело «№0137/15» Кировского РУВД г. Екатеринограда. Твои дружки пытались повесить на меня восемь статей и восемнадцать миллионов народных денег. Но я сумел оправдаться... почти сумел. И тут уже выступа ты! Ты очень старалась, чтобы закрыть меня. Я даже не смог тебе оппонировать. А на самом деле…
  Он посмотрел на Лизу очень и очень внимательно:
- Все ваше дело был один большой мыльный пузырь. Елизавета Петровна. Но ты, конечно, вряд ли тогда знала, что мыльные пузыри расширяют сознание, - зек улыбнулся, - раздвигают пространство и даже дают возможность нам смертным посетить иные миры...
- Коршунов Геннадий Анатольевич... пятьдесят семь лет, доктор физико-математических наук, доцент кафедры математического факультета ЗСИНХ, - задумчиво качая головой, произнесла Елизавета, - я очень хорошо помню ваше дело! Так уж оно было «мыльным»?
- Проблема не в «мыле» Елизавета Петровна, а в отношении к людям. Вы не видели во мне человека. Вы все. Никто из вас. Я был для вас никем, а...  кхе… кхе… кхе… между прочим... Ты лично мне тогда понравилась. И я тебе благодарен.
- Это угроза?! Как мило! – улыбнулась Лиза, отодвинув дочь себе за спину. 

- Дай мне шахик! - раздалось снизу, резко и требовательно.
  Урка-продавец, дернулся, словно сбросил с себя напряжение, а затем улыбнулся и достал из-за пазухи какую-то особенную рамку, напоминающую небольшой сосуд, размером со спичечный коробок, горлышко которого, заворачивалось длинной трубочкой и опускалось внутрь самого сосуда.
- Конечно дам! Вот тебе девочка, «особая» рамка! Как тебя зовут? - спросил он, нагнувшись к девочке.
- Анюта! - ответил ребенок.
- Сколько тебе лет?
- Три с половиной…
- Замечательно! У тебя добрые глаза Анюта! И еще красивые, как у твоей матери. Дунь дорогая в это колечко!?
- А что будет? – спросила недоверчиво девочка.
- Чудо! Настоящее волшебство, – ответил Коршунов.
- Геннадий Анатольевич, может, не будем вмешивать сюда детей? - иронично спросила Лиза.
- Я просто дам ей рамку, пусть ребенок дунет в нее. А, гражданочка?!
- Анька, не дуй! Выбрось рамку!!! Немедленно!
- Ма-а-а! - сказала в восторге девочка и...

...дунула в рамку...

...из рамки вылетел тут же длинный и моментально замкнувшийся в кольцо длиной метров пять пузырь, который стал неистово вращаться вокруг своей оси, переливаясь тысячами цветов и оттенков, зачаровывая и завораживая, словно маня.
- Ах-х-х!!! - произнесла, загипнотизированная улыбающаяся самой нежной улыбкой Аня и прежде чем ее успела схватить ее за руку мама, побежала прямо в центр кольца.
  Пузырь принялся вращаться вокруг девочки с еще большей скоростью, буквально замелькал, наконец, ослепил анину маму вспышкой всех цветов радуги. Прикрыв лицо рукою, Лиза увидела, как контуры ее дочери тают на глазах, затем мыльное кольцо сжалось вместе с ребенком внутри в исчезающую точку и...

У-У-У-ВОП!!!

... и ничего нет!
- Ха-а-а! - в ужасе произнесла Лиза.
- Баш на баш, гражданка начальник, мои годы в обмен на кое-что твое, - вывел Елизавету Петровну из шока голос «продавца».
- Где мой ребенок, где Анютка, тварь!? - закричала Елизавета Петровна и схватила Коршунова за грудки, - я тебе, все кости переломаю, если не увижу его через пять секунд! Считаю до пяти: раз, два, три...
- ...четыре, пять, гражданка начальник, - с особой злобой в глазах произнес продавец, - а вот это уже ШЕСТЬ!
  И он лопнул сам как мыльный пузырь, окатив девушку с головы до ног пеной мыльного раствора и воды.
- А-а-а-а! - в ужасе проскрежетала Лиза.
- Это была лента Мёбиуса, - услышала она со стороны робкий тихий голос.
- Что, что?!
- Лента Мёбиуса, и сосуд Клейна, квантовая физика, - ответил ей маленький пухленький мальчик в очках ростом на голову ниже ее.
- Говори мне быстро, все, что про это знаешь! – вскричала Лиза, схватив пацана за шкирку.
- Нет, больше ничего! – испуганно ответил ребенок и попытался вырваться.
- Господи, АНЯ!!! - прокричала Елизавета так, что ее услышали в самом конце парка.

Был яркий солнечный день...

(продолжение следует)

0
26
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!