Пираты Драконьих гор. История пятая. Глава 42

Автор:
oleg
Связаться с автором:
Аннотация:
Последняя глава пятой истории и второй книги. Восточные страны ждут встречи с нашими героями. Летит воздушный корабль Лайаны, плывет по Океану небольшой пароходик с Фаборией и Данго. А на самом восточном краю континента высадился Китано Баллини. Как повлияют эти три группы на Мир Жемчужины?
Текст произведения:

Глава 42. Капитан.

                                                                             

06.09.О.995

Главная база пиратов.

 

 

06.09.О.995 17:05

Последний участок пути мы пролетели на максимальной скорости.

Тихоходный «Беспечный странник» теперь не тормозит фрегаты. К тому же Лайана решила сжечь как можно больше топлива. Теперь, когда мы подлетим к пиратской базе, у нас останется совсем немного угля и воды, в количестве, достаточном лишь на несколько часов полета.

Так что, даже если кто-то выйдет из боя и попробует спастись бегством, то ему придется плестись к ближайшему воздушному порту многие дни или даже декады, уповая на попутные ветра и лишь изредка запуская машину на малые обороты.

По сути дела, это была еще одна страховка преданности новоиспеченных подчиненных.

Хотя, причину своего решения Лайана назвала совсем другую – быть как можно легче, чтобы оказаться выше противника.

Перелет занял около суток. Мы отправились в путь вечером и должны были прибыть после заката. Курс взяли значительно южнее Базы, так, чтобы ночью «Блестящий» на тихом ходу, лавируя по ущельям, подобрался к месту встречи с Рурардом. Если, конечно, он еще там, где указал посыльный.

Перед обедом нас с Чиируной прогнали с поста – выспаться перед сложной работой. За приборы встал помощник мастера ветров Перкин. Парень немного знал навигацию, хотя я в нем очень сомневалась. Но я понимала Лайану – скоро нам понадобятся все силы, какие у нас есть.

Вот только, я обманула начальницу. Потому что в кают-компании, куда мы заглянули перекусить, сидел Трорвль.

Я поспешила побыстрее управиться с едой и, краснея и сбиваясь, что-то пролепетала Чиируне, насчет прогулки перед сном. Мы с Трорвлем направились в грузовой отсек, где он заранее соорудил уютное укромное гнездышко. Мы оба осознавали, что завтрашний день может стать для нас последним в жизни и хотели перед этим побыть вдвоем.

И опять повторилась сказка. Я взлетала на седьмое небо и падала в глубины океана, мир взрывался яркими огнями и погружался в теплый ласковый свет. Мы уснули там же, на каких-то мягких тюках, обнявшись и плотно прижавшись.

А когда Сол начал склоняться к западу я проснулась от легких поцелуев и настойчивых ласк. Издав не то стон, не то вздох, я плотнее обхватила любимого, и мы дали себе как следует друг дружку разбудить.

Потом торопливо оделись, и через пару минут я предстала пред очи заместителя адмирала.

Лайана оглядела мой несколько потрепанный вид, хмыкнула и спросила:

- Готова?

- Теперь да! – громко и четко ответила я.

- Вот и умничка, - и, приблизившись, на самое ухо: - Ты правильно поступила. Будь на корабле Далкин, я бы сделала то же.

 

 

06.09.О.995 22:20

Курс по долинам уже прокладывала я. Перкин довольно неплохо потрудился днем, и корректировка почти не потребовалась. Я даже подумала, не переманить ли его в свои помощники. Корабль быстро заскользил между обрывистых скал, темнота сгустилась и перешла в ночь. Это было так знакомо по нашему долгому бегству с базы повстанцев в Арлидаре. Управлять Фрегатом было немного труднее, чем «Серебряным орлом», но гораздо легче, чем неповоротливым грузовиком.

Часа четыре мы плутали между горами, пока не вышли точно к указанному месту и зависли над небольшой полянкой.

Чиируна за время перелета несколько раз порывалась подсказать что-то по управлению судном, но каждый раз сдерживалась, а когда полет был окончен, тихо проворчала:

- Бираан молодец. Хотя, я бы выбрала другой режим полета, более плавный.

Лайана и Уберд соскользнули на землю по штурмовым тросам. Я, приникнув к обзорному окну, в свете почти полного Янтаря наблюдала, как из леса к ним вышел человек и увел за собой.

Их не было минут тридцать. Затем Лайана поднялась на корабль и кинула Брагну:

- Собирай ребят! Спускайтесь. Пойдете с Рурардом.

Я выскользнула на галерею, когда Трорвль поправлял на груди тормозное устройство. Никого не стесняясь обняла его и поцеловала. Тихо шепнула:

- Удачи!

- И тебе, Талиса, - ответил он. Крепко, до хруста в косточках прижал меня и, выпустив, одним движением застегнул на тросе тормоз, прыгнул за борт.

- Летим к эскадре! – резко скомандовала Лайана. - Надо успеть до восхода Сола. Хорошо, что в этих местах утро в конце осени долгое.

«Да, до полярного круга лиг четыреста», - почему-то подумала я. И стрелой метнулась в командный зал. Мне предстояла очень трудная работа.

 

 

07.09.О.995 05:45

Они шли очень быстро. Отряд растянулся на многие сотни метров. Шестьдесят горцев, что сумел собрать Рурард, и пятеро абордажников Уберда.

Пройти им нужно было немало. До цели по прямой около семи лиг. Но кто же считает в горах расстояние по прямой? Благо в ту сторону вели хорошо известные горцам тропы. Не слишком крутые и не требующие альпинистской подготовки. Но все равно им потребовалось идти всю ночь - восемь часов, включая два коротких привала, чтобы добраться до места - широкой полукруглой горной вершины, покрытой альпийским лугом.

На ней располагался временный аэродром ФНТшников. Сейчас на нем было пришвартовано шесть фрегатов и десяток вспомогательных кораблей. Половина флота.

И теперь только от бойцов Рурарда и лично от него, Трорвля, зависело, сколько из этих судов и с каким экипажем вступят в бой с эскадрой Лайаны, где на флагманском корабле осталась Талиса.

Эта девушка внезапно заполнила душу молодого кочевника, почти вытеснив из нее и Чиируну и даже Аррисию. Встреча Трорвля с его первой любовью была щемяще болезненной, но расставание принесло даже какое-то облегчение.

Впрочем, сейчас было не то время и место, чтобы думать о подобном.

- Итак, ребята, помните, что и как делать? – спросил неожиданно оказавшийся рядом Рурард.

- Да, - подтвердил Уберд.

- Тогда вперед!

Из леса выскользнули почти неслышные призраки. Не было ни вскрика, ни звяка. Постовые уже давно лежали на земле с перерезанными горлами, и горцы темной волной в сером предрассветном отсвете хлынули на поле. Часть из них устремилась к казармам, а другие, разбившись на небольшие группки – к кораблям.

Когда их заметили, было уже поздно.

Раздавшиеся встревоженные возгласы потонули в криках и стонах зарезаемых полусонными людей, хлопках, разбивающихся о деревянные галереи гондол бутылей с зажигательной смесью, а, затем, в свисте стрел и грохоте выстрелов.

ФНТшники были очень хорошими солдатами и быстро справились с паникой. Их было раз в пять больше, чем нападавших, и, хотя, тем удалось очень многих убить в первые минуты атаки, отпор с каждой секундой становился вся жестче.

Трорвль добежал до ближайшего фрегата и, спешно запалив фитиль, бросил бутыль. Сосуд ударился о край галереи и разлетелся осколками и брызгами огня. Рядом вспыхнул еще один очаг. Но другие три бомбочки отскочили от ткани гондолы, и разбились о камни.

На галерею выскочили обалдевшие вахтенные и тут же упали от стрел, пущенных Убердом и Валинтом.

- Бежим к следующему! – приказал Уберд.

И они помчались к соседнему кораблю. Боковым зрением Трорвль заметил, как запылало еще одно судно, судя по обводам – бомбовоз. А еще он увидел, как наперерез им несется отряд ФНТшников.

- Брагн, Эртль, задержите их! – крикнул Уберд, принимая жестокое решение. - Остальные – вперед!

Трорвль увидел, как мелькнула спина друга, на ходу выцеливающего кого-то из арбалета, и устремился к вражескому кораблю.

Опять достать бомбу, поджечь запал, бросить с небольшим навесом, чтобы угодила на галерею.

С первого раза не получилось ни у кого. Все три снаряда – впустую.

Но вторым заходом Валинту удалось разбить один из сосудов, и корабль загорелся.

Тут же в них полетели стрелы. И с корабля и сзади. Уберд, схватился за простреленный левый локоть, зарычал:

- Всё, уходим! Прорываемся к лесу!

Они, не сговариваясь, выстроились клином и врезались в группку ФНТшников, бегущих им навстречу. Валинт поднырнул под одного, вспарывая живот, молниеносным ударом проколол шею другому, сцепился клинками с третьим. Уберд не отставал, прорубая дорогу своей тяжелой абордажной саблей. Да и Трорвль не ловил воронов. На его счету уже один фанат, опрометчиво приоткрывшийся его сабле. И вот уже перед их тройкой никого нет. А впереди, там, где остались Брагн и Эртль, все еще идет бой.

Со звериным криком Уберд на полной скорости понесся на подмогу.

Они успели. Эртль крутился как волчок, отбиваясь сразу от пятерых врагов окруживших его со всех сторон. Понятно, что долго так не продержаться. Парень уже был серьезно ранен в правую руку, и теперь держал палаш в левой. Кроме того у него была рассечена и набухла от крови куртка на боку и через лоб шла глубокая царапина, заливающая глаза кровью.

А Брагн лежал в паре метров, и было сразу видно, что его тело уже не имеет ничего общего с жизнью.

«Бедная Лалиша!» - мельком подумал Трорвль, кидаясь на помощь Эртлю.

Абордажники налетели как вихрь, сметая врагов. Буквально за минуту все было кончено.

Трорвль огляделся, переводя дух.

Горело несколько судов, освещая рассветное утро сполохами огня. Но большая часть судов уцелела. Их уже окружают темные фигуры фанатов. Они не спешат вступить в бой с группками горцев. Видимо, в приоритете у егерей - защита кораблей.

А возле казарм - настоящая мясорубка. Там дерется основной отряд горцев под командой Рурарда.

- Бежим, подсобим! – выкрикнул Уберд и повел свою группу на подмогу.

Они добежали до места сражения тогда, когда двое поджарых горцев выволакивали на сравнительно безопасный участок Рурарда.

Командующий абордажниками тяжело, со свистом и бульканьем, дышал. Вражеский клинок пробил ему грудь с правой стороны. Кроме того у него была очень нехорошая рана на животе и до кости разрублено предплечье.

Одного взгляда Трорвлю хватило, чтобы понять – на этот раз легендарному пирату не выкарабкаться.

Рурард поманил здоровой рукой к себе Уберда. И, когда бородатый кочевник склонился, тихо прошептал:

- Бери командование. Выводи людей. Мы сделали… что смогли, - и добавил непонятное: - Тридцать восемь.

Уберд кивнул. Огляделся по сторонам и громоподобным голосом рыкнул:

- Отходим к лесу! Крангр прикрывай!

Трорвль удивился тому, что Уберд прокричал это на горском наречье, а еще тому, что его командир умудрился запомнить имя одного из подчиненных Рурарда и заметил его в сутолоке боя.

А Рурард улыбнулся, поняв, что совершил правильный выбор, передав командование тому, кому надо. Он закрыл глаза. Грудь еще вздымалась и опадала.

Один из горцев вопросительно взглянул на Уберда.

Тот покачал головой. И проговорив по-каганатски: «Иди на север, друг», коротким ударом пронзил сердце своему бывшему командиру. Горец одобрительно кивнул и что-то прошептал на своем языке.

 

 

07.09.О.995

Проблема у флота ФНТ была в том, что адмирал Тарада Набори не озаботился созданием полноценной базы снабжения. На аэродроме, который только что подвергся нападению горцев, конечно, был некоторый запас угля, привезенного грузовым галеоном, но его было немного. С водой дела обстояли тоже не очень хорошо. Да, кругом множество горных речек, но добраться до них весьма трудно из-за сложного рельефа. Поэтому, корабли флота перед перелетом сюда заправлялись под завязку. А когда расходовали припасы, просто летели на ближайшую базу в Кра-Нитоне и опять наполняли до отказа трюмы углем, а цистерны водой.

Поэтому сейчас большинство кораблей были довольно тяжело нагружены и не могли взлететь на большую высоту.

Адмирала это нисколько не беспокоило. Противник полностью лишился кораблей и был заперт в своей пещере. А его корабли могут патрулировать и над самыми горами.

Правда, был неопределенный фактор – Лайана. В письме шпиона не было сказано, зачем она собирается на Восток, но у безопасников возникло предположение, что за новыми кораблями. Но адмирал не верил, что возможно вот так сразу купить значительное количество боевых судов, найти на них команды и вернуться. Если это пяток кораблей, то да, Лайану можно ждать обратно уже в ближайшее время. Но, если что-то более серьезное, то наверняка ей понадобится еще несколько месяцев, чтобы все организовать. Кстати сказать, именно вероятность возвращения заместителя Далкина с эскадрой боевых кораблей подгоняла Тарада Набори к более быстрому захвату базы. Он, конечно, не допускал и мысли, что сможет проиграть в воздушном бою нескольким пиратским кораблям, но все равно стоило подстраховаться и побыстрее разделаться с врагом.

 

 

07.09.О.995 7:15

Высотник дрейфовал низко. Всего на четырех с половиной лигах. По сути он исполнял обязанности простого патрульного. Он мог бы забраться и повыше, но зачем? Обзор и так хороший, а чем больше высота, тем холоднее. Здесь в средине Драконьих гор за четыре месяца до зимнего солостояния и без того было ужасно холодно, а вверху так вообще невыносимо. Тепло от котла, что распространялось по специальным воздуховодам, проигрывало морозу, веявшему от тонких тканевых стен. Экипаж кутался в теплые шубы, но все равно замерзал. Скорей бы смена! Но она прибудет только в полдень.

Матрос-наблюдатель привычно оглядывал горизонт. Сол еще не встал, и в утреннем полумраке горная страна выглядела безрадостно и уныло. Сплошное нагромождение скал, каменных осыпей, ледников, непроглядно темных ущелий.

Небо над горами было чистым, только на востоке виднелась мгла. Это снеговые тучи волна за волной штурмовали Великую степь, засыпая ее слой за слоем снегом.

И, когда на фоне этой далекой серой стены прорисовались чуть более темные точки кораблей, наблюдатель замер от удивления и страха.

Ничего хорошего не могло лететь с Востока, тем более в таком количестве.

По кораблю разнеслась тревога. Полусонные воздухоплаватели занимали места по боевому расписанию. Механики начали раскочегаривать машину, баллонные спешно откачивать воздух из нижней половинки сигары. Корабль круто развернулся и, набирая скорость, заскользил к основным силам флота. До них было не так уж и далеко – пятьдесят лиг. Но это два с половиной часа полета для тихоходного кораблика, предназначенного висеть высоко над врагом, а не улепетывать от него. Ход фрегата на полных парах на десять лиг в час быстрее, чем у этого маленького корабля. И безжалостная арифметика воздушного боя говорила фанатам, что минут через сорок они погибнут.

Поэтому капитан распорядился сигналить световым кодом. Он понимал, что с такого расстояния их ни за что не заметят, но это было единственное, что он мог сделать в ожидании неминуемой смерти.

 

 

07.09.О.995 7:40

А в это время Адмирал Тарад Набори разглядывал через обзорное стекло своего флагмана развороченную базу. Нападение горцев было стремительным и очень болезненным. Сожжены два фрегата и три вспомогательных судна. Еще один фрегат и малый десантный корабль удалось спасти, но они основательно обгорели и требуют серьезного ремонта. А еще погибло больше сотни человек из команд и обслуживающего персонала и два десятка егерей из размещенного на базе барта.

К тому же горцам удалось отступить и раствориться в горных лесах. Они тоже понесли большие потери, но кто знает, как быстро оправятся и когда смогут нанести следующий удар.

Сейчас три уцелевших фрегата и еще три, включая флагманский, прилетевшие сюда от пиратской базы, кружили на низкой высоте над горами, пытаясь выследить горцев и закидать их стрелками и огненными бомбами. Той же охотой занимались и шесть уцелевших вспомогательных судов – бомбовозов и десантных. И только один высотник забрался на шесть лиг и висел немного восточнее разоренного аэродрома.

Охота шла не особенно успешно. Разглядеть в игольниковых лесах и среди скал прячущихся горцев, да еще и невыносимо медленно светлеющим осенним утром, было почти невозможно.

Адмиралу не очень нравилось, что над пещерой пиратов он оставил только два фрегата,  малый и средний десантные корабли. Но, там и одного корабля достаточно, а горцев надо давить пока не расползлись, иначе набегам не будет конца.

 

 

07.09.О.995 9:30

Их заметили поздно. Корабли шли плотной кучкой прямо со стороны поднявшегося над вершинами гор Сола.

Один из наблюдателей высотного корвета, висящего чуть восточнее подвергшегося нападению аэродрома, увидел их, когда до эскадры Лайаны оставалось девять лиг.

Он сразу же сообщил вахтенному офицеру и тот, взглянув в окуляр дальномера и побледнев, кинулся семафорить на флагман, что вместе с остальными одиннадцатью кораблями рыскал над ущельями, высматривая спрятавшихся горцев.

Адмирал Тарад Набори сразу понял, что к ним нагрянул неожиданный враг. А еще он сложил два плюс два и в результате получил четыре.

Атака горцев произошла не просто так. И три фрегата потеряно, и все силы стянуты сюда. Пираты решили дать ему генеральное сражение на своих условиях.

Ну что ж, у него нет выбора. Надо принимать вызов.

Семафорщики передали на все корабли флота приказ к экстренному подъему. И буквально через минуту дисциплинированные военные открыли на полную клапаны в нижней части гондол и, вдобавок к этому, принялись сбрасывать лишний уголь и сливать воду.

Но на все требуется время. И пока корабли ФНТ только начали медленно набирать высоту, пираты приблизились к ним на три лиги. Они разошлись в стороны, создавая неровную цепь. И их было отвратительно много! Пятнадцать вымпелов, судя по очертаниям - фрегатов.

Тарад Набори прекрасно видел, что не успевает. Его корабли еще только всплывают с высоты в две-три лиги над уровнем океана, тогда как противник шел по потолку – почти в шести лигах.

Первым погиб высотник. Враг налетел на него как лавина на хлипкую хижину,  и изувеченный кораблик с истерзанным баллоном рухнул вниз. А потом на всплывающие вверх корабли ФНТ посыпались ежи.

Пираты не стали скупиться на снаряды, или стрелять издалека тяжелыми стрелами. Только бронзовые шестигранные ежи. Большинство из них пролетали мимо, но их было так много, что один за другим суда карательного флота прекращали подъем и начинали падение к далеким скалам.

Но все-таки фанатов было довольно много. Адмиральскому кораблю, еще одному фрегату и малому десантному бригу удалось подняться почти вровень с врагом. А еще пара кораблей – разведчик и бомбовоз, попытались убежать.

Сразу пять пиратских кораблей погнались за ними и тихоходный бомбовоз вскоре погиб, а вот разведчику, развившему максимальную скорость, посчастливилось уйти.

Впрочем, адмирала это не заботило. Против его трех кораблей был десяток пиратов. Они действовали не слаженно, мешали друг другу, перекрывая линию огня, а пару раз получили ежа от своих же.

А дисциплинированные ФНТшники работали сообща. Они рванули к южному краю вражеского строя и сосредоточили огонь на одном, сильно выдавшемся вперед, корабле. Тот в панике затормозил, глуша машину, но было поздно. Тяжелые стрелы разбили обзорной стекло. Перепадом давления оно как будто взорвалось изнутри, выбросив наружу несколько человек. Потерявший управление фрегат начал разворачиваться бортом, подставляясь для прицельной стрельбы по баллону. И фанаты не преминули этим воспользоваться. В ткани появилось множество дыр, и пиратский корабль, набирая скорость, отправился вниз к ожидающим его острым скалам.

Воодушевленные победой ФНТшники устремились к следующей жертве. Но их уже окружали спохватившиеся враги. Все так же мешая друг другу. Два корабля даже столкнулись баллонами. Гондолы закачались, и дезориентированные суда отстали от остальных.

Но врагов было слишком много. Первым начал падение десантный бриг. За ним последовал второй фрегат. Но фанатам удалось подбить еще один корабль флотилии Лайаны, и он стал опускаться, вывалившись из боя.

Тарад Набори увидел, как по вантам карабкаются матросы, стремясь заткнуть хотя бы самые большие пробоины. А к его кораблю сбоку, из слепой зоны, куда не могли стрелять баллисты, приблизился вражеский фрегат…

 

 

07.09.О.995 10:09

Лайана ругается так, как я никогда не слышала! Многих слов я вообще не знаю и, догадываюсь, что не хочу узнать.

Адмиральша стоит, грузно опершись на край курсового стола, и командует сигнальщику. Тот отчаянно старается успевать семафорить на другие корабли. Впрочем, это бесполезно. Пираты не слушаются начальства. И именно это бесит Лайану.

Но бой все равно идет в нашу пользу. Хотя, потеря одного корабля была совершенно глупой. А сейчас и второй начал терять высоту.

- Лайана, я подловил его! – азартный выкрик Бираана. – Теперь он - наш! Манаад, еще румб вправо!

- Шестнадцать градусов, - пробурчал рулевой доворачивая судно.

- Четыреста двадцать! – звонкий голос Чиируны, приникшей к дальномеру. – Капитан я бы еще пять градусов довернула!

- А обещала не встревать! – весело откликнулся Бираан. – Ладно, Манаад, ублажи подружку.

Рулевой осклабился, выполняя приказ.

А вражеский корабль стремительно растет, он уже еле помещается в обзорном стекле.

- Стоп машина! – командует Бираан. – Айдорин, переводи на реверс. По моей команде… Стрелки - взрывчатыми по баллистам… та-ак… огонь!

Корабль неторопливо плывет по инерции, все сильнее сокращая расстояние до вражеского борта. Корпус чуть вздрогнул, когда все четыре баллисты выпустили тяжелые бронзовые стрелы с прикрученными взрывчатыми наконечниками. Через две секунды три из них врезались в скулу гондолы, разрывая ткань и разбрасывая обломки баллист.

- Теперь ежики! – выкрикивает приказ Бираан. – Машина малый назад!

Винты завращались в обратную сторону, тормозя нас, уберегая от столкновения. Между тем фрегат ФНТ летит вперед, начиная уходить из поля обзорного окна.

- Двести шестнадцать! – продолжает сообщать расстояние Чиируна.

Манаад, не дожидаясь команды, доворачивает штурвал, становясь в кильватер к врагу.

- Правильно! – одобряет его Бираан. - Еще полрумба возьми! Стрелки вы как?

- Еще десять секунд… Готовы!

- Огонь!

Четыре ежа почти в упор. Разумеется, все они угодили в цель.

Мне кажется, что я вижу, как из отверстий вылетает бесценный гелий.

Но противник еще продолжает лететь по прямой, ему нужно какое-то время, чтобы осознать, что небо больше не держит его.

ФНТшники еще успели выстрелить по одному из наших кораблей и даже попали в него.

Но еще несколько стрел и ежей от других судов нашего флота по очереди пронзили врага, и фрегат наконец-то начал свой путь к скалистым утесам.

- Ну, вот и все! – с облегчением выдохнула Лайана. – Ларкинс, передавай всем кораблям: «Построиться в походный строй». Направление на север – к нашей базе. Нам еще предстоит разобраться с кораблями, что остались там.

Лайана выпрямилась, потянулась.

А я вдруг заметила, какой у нее уже округлившийся животик.

 

 

07.09.О.995 10:48

Фрегат Ф-72 дрейфовал на высоте в три лиги прямо над  горным ущельем, ведущим к пиратской базе.

Сейчас там, в городе пиратов, продолжаются бои. Егеря медленно, но верно вытесняют противника вглубь пещеры.

Сверху их поддерживает второй фрегат и малый десантный бриг. Они издалека обстреливают развалины, в которых укрываются бойцы адмирала Далкина. К сожалению бомберы уже задействовать не получается. В глубине пещеры свод опускается слишком низко, и пробраться туда, не изодрав о скалистый потолок баллон, невозможно. Поэтому эффективность воздушной поддержки сильно уменьшилась, и десантникам приходится полагаться только на свои силы.

Два корабля продолжают висеть у самого входа в грот и лениво постреливают не особо стараясь прицеливаться. Во тьме пещеры все равно ничего не разглядеть. Но если удастся десятком выстрелов прибить какого-нибудь пирата – и то помощь наземным войскам.

Четвертый корабль, из тех, что адмирал Тарад Набори не стал брать с собой на охоту за горцами – большой десантный барк - дрейфовал в сотне метров над лагерем, разбитым на вершине горы, под которой и располагалась пещера. Там, в наскоро сооруженных сборных бараках, жили отдыхающие от тяжелых боев десантники, обслуживающий персонал, а, главное, многочисленные раненные.

Адмирал торопился как можно скорее завершить операцию, поэтому не разрешил переправить раненых в метрополию, пока не закончится битва, и их лечили прямо здесь. Кстати, на борту барка тоже был импровизированный госпиталь с сотней раненых воздухоплавателей и егерей.

Наблюдатель на фрегате неторопливо оглядывал горизонт, особенно внимательно южную его сторону, откуда должны были вернуться корабли флотилии.

И они появились. Россыпь темных точек. Далеко, лигах в двадцати, на грани разрешения оптики.  

Наблюдатель насчитал четырнадцать судов. Всего с теми, что были на аэродроме и теми, которых взял с собой адмирал, должно было быть двадцать.

«Ну, наверное, часть кораблей осталось прикрывать аэродром, - подумал наблюдающий. - Хотя зачем он перегоняет сюда столько судов, непонятно. Может быть аэродром сильно разрушен, или там сохраняется опасность нападения, и адмирал решил пока перебазировать корабли поближе?»

Матрос сообщил об увиденном начальству и принялся за новый круг наблюдения.

Никуда не спеша он проделал его за восемь минут.

И уставился на заметно приблизившиеся корабли.

В семикратную оптику уже можно было разглядеть общие очертания. Правда, рефракция воздуха на расстоянии в четырнадцать лиг делала изображение размытым, но все равно.

Все равно в кораблях была какая-то странность.

«Они одинаковые! - вдруг понял наблюдатель. – Но этого не может быть!»

Во флотилии ФНТ были корабли разных классов и размеров, а приближающиеся к базе суда как будто сделаны под копирку. Не очень большие, но и не маленькие. Фрегаты или малые десантники – так определил опытный матрос.

И забил тревогу.

 

 

07.09.О.995 11:07

Капитан дозорного фрегата формально был главным в этой маленькой эскадре. И именно ему предстояло принимать решение. Было два варианта действий. Поднять вверх корабли, находящиеся в ущелье или спуститься к ним. По правилам было предпочтительнее занять как можно более высокую позицию. Но логика боя и удачный опыт пиратов подсказывали, что эффективнее спрятаться под сводом пещеры и пытаться сбить корабли противника, когда те по двое-трое будут подныривать в ущелье.

На оба плана времени было в обрез. Если фрегат решит спускаться вниз, то придется на полную запустить насосы и даже открыть клапаны вверху баллона, выпустив часть гелия. А в перспективах скорого боя этого делать очень не хотелось.

Но оставался еще десантный бриг, наполненный ранеными.

И именно он определил ход сражения. Не дожидаясь, когда капитан фрегата сделает выбор, с десантника просигналили: «Пытаюсь уйти. Прикройте!»

На корабле разводили пары, он начал медленно набирать высоту и скорость.

И командир флотилии просемафорил остальным двум кораблям: «Поднимайтесь, прикроем десантный корабль».

Это было нерационально и даже глупо, жертвовать тремя кораблями, в надежде спасти четвертый. Но там были раненые бойцы. А кодекс чести ФНТшного военного требовал стараться вынести пострадавшего товарища из боя.

Потому что иначе его добьют враги. За время клановых войн среди пиккури сложилось особое отношение к противнику. Когда войны перерастали из мелких стычек в тотальное противостояние, то в них участвовали поголовно все члены клана от детей до стариков и обоих полов. И завершались эти войны полным уничтожением проигравшего клана. К счастью, это в далеком прошлом, но пренебрежительно рациональное отношение к жизни вражеских пленных или гражданских осталось. Поэтому ФНТшники не переживали, сжигая поселки горцев, поддерживающих пиратов, и очень удивлялись, почему это вызывало такую яростную ненависть у горцев.

А еще, из-за такого безжалостного отношения к вражеским раненым, фанаты очень бережно относились к своим.

Поэтому капитаны двух кораблей, не раздумывая, выполнили приказ, вынырнув из ущелья и спешно поднимаясь, стараясь занять позицию между врагами и убегающим десантным судном.

 

 

07.09.О.995 11:31

Три вражеских корабля безрассудно бросились наперерез флоту пиратов. Было что-то пугающее и трогательное в их готовности погибнуть, давая соратникам призрачный шанс на спасение.

Чиируна разглядывала передний фрегат через дальномер. Ей казалось, что корабль летит прямо на нее. Нет, не казалось! Так и есть. Быстро перевела взгляд на другие корабли. Закричала:

- Капитан, они все идут на нас! Дистанция тысяча триста двадцать!

- Машина – перейти на холостой ход! – тут же отреагировал Бираан. И, обернувшись к Лайане: - Притормозим, пусть фланги нас обойдут.

- Поздно, - ответила Лайана. – Они вычислили в нас флагмана. Готовься к бою, старый бочонок.

Бираан осклабился под сивыми усами, приказал:

- Стрелки – две баллисты взрывными, две ежами.

Пояснил:

- Идем встречным курсом, не будет времени перезаряжать.

А корабли противника, вот они – рядом. Передний уже не помещается в объектив дальномера.

- Четыреста шестьдесят два!

- Машина, готовность! Манаад, как выстрелим ежами, пять румбов влево!

- Четыреста семнадцать! – Чиируна почувствовала, как звенит ее голос.

- Взрывными, пли!

И две стрелы понеслись к кораблю противника. Он, корабль, идет метров на пятьдесят ниже, а, значит, дистанция огня у «Блестящего» больше. Четыре секунды и Чиируна увидела, как взрывами разворотило правый борт вражеской гондолы, оторвав от него пару баллист.

- Машина - средний ход!

Внутри корабля что-то громко лязгнуло. Судно ощутимо тряхнуло. Перевод с холостого хода на обычный, под нагрузкой - очень болезненная операция. Если напортачить, то можно лишиться тяг. Но опытные механики знают свое дело!

- Триста тридцать шесть!

- Стрелки!..

- Триста пятнадцать! – громко и четко. Это само - как приказ. Чиируна никогда не командовала в бою, но превосходно знала характеристики оружия, и могла в уме вычислить дистанцию удара любым боеприпасом и в любой обстановке.

- Огонь! – сливаясь с последними словами Чиируны, выкрикнул Бираан. И сразу же: - Манаад!

- Зна-аю! - голос кряжистого рулевого плывет от напряжения, с которым он вращает штурвал, уводя судно от ответного удара.

Долгие три секунды пиратские и фанатские стрелы летят навстречу к кораблям.

Чиируна оторвалась от окуляра, вытянула шею, заглядывая в нижнюю часть обзорного окна, на несущийся в их сторону вражеский корабль.

 Он уже уходит вправо, вернее «Блестящий» заворачивает влево. Вот на вершине вражеского баллона две черные точки – это ежи своими тридцатисантиметровыми, похожими на рапиры шипами, распороли оболочку, выпуская драгоценный гелий.

И в этот момент мир взорвался.

Одна из вражеских стрел угодила под днище гондолы с правой стороны Командного зала.

Время как будто растянулось и загустело, и Чиируна отчетливо увидела, как вспучивается пол. Как трескается и, разбившись на осколки, вылетает наружу обзорное стекло. Как швыряет об потолок тело старшего баллонного. Как Манаад приседает за штурвалом, пропуская над головой обломок балки. Как Талиса инстинктивно кидается к Лайане и та, обнимая ее, прячется вместе с девушкой за курсовым столом, с которого ударной волной подняло и швырнуло в сторону карту.

И, как капитан Бираан, нелепо взмахнув руками, валится на лишившееся стекол обзорное окно. Хватается рукой за край рамы, но та ломается, и старый пират падает в бездонную пропасть.

Чиируна услышала громкий пронзительный крик, и только тут поняла, что это она вопит, от страха и безысходности.

Это внезапно отрезвило ее. Как крепкая пощечина истеричку.

Старший баллонный с неприятным стуком рухнул на пол, мастер ветров зажимает рассеченный локоть, и Перкин пытается помочь ему остановить кровь.

А Манаад и старший стрелок смотрят на нее, на Чиируну.

Девушка с силой хлопнула себя ладонями по щекам. Срывающимся голосом скомандовала:

- Талиса, обстановку!

Подруга вскинула не нее испуганные глаза, но тут же взяла себя в руки. Метнулась к приборам, затараторила:

- Фрегат: тридцать пять – двести сорок, ниже пятьдесят, заряжает. Фрегат: минус двадцать – шестьсот. Десантник: восемьдесят – шестьсот пятьдесят, ниже семьдесят.

Чиируна и сама видела, слезящимися от задувающего в разбитое окно холодного ветра глазами, что они выходят в борт второму фрегату. Первый приближается, но он ниже и повернут к ним поврежденным боком, так что не представляет опасности. Десантник заходит в бок, но на него уже выходят сразу три пиратских фрегата, и всерьез навредить «Блестящему» он не успеет. Значит их цель – второй фрегат.

- Стрелки - взрывчатыми!

- Да, капитан! - отозвался старший стрелок, и через десять секунд: - Готово!

- Манаад, двадцать градусов вправо! Не торопясь, держи нас в мертвой зоне. Талиса?

- Триста восемьдесят!

- Рано, еще капельку. Скажи, когда двести восемьдесят будет.

- Да, Чиируна.

- Андрад, цельтесь в середину корабля, под трубу, - Чиируна почувствовала, как на лицо помимо ее воли наползает злая и хищная ухмылка.

- Вас понял!

- Чии, двести восемьдесят пять!

- Огонь!

И бесконечные три секунды, когда все в зале, затаив дыхание, следят за полетом четырех тоненьких черточек.

А потом три взрыва в самом центре корабля.

И, спустя несколько секунд, мощнейший взрыв, разорвавший вражескую гондолу на две половинки. Падающие вниз обломки механизмов и человеческие тела.

А еще, осколки во множестве мест пробили нижнюю часть баллона, выпуская наружу сжатый балластный воздух.

Корабль, и без того внезапно полегчавший от выпавших бронзовых машин, начал набирать высоту унося троих чудом уцелевших ФНТшников в такую высь, куда никогда бы не смог подняться. Туда, где воздуха уже не хватает для дыхания, в чем им предстояло убедиться.

Так закончился последний бой.

Подбитый ранее фрегат падает вниз, добитый парой пиратских кораблей. Малый десантный тоже не уцелел. А три корабля пустились в азартную погоню за улепетывающим большим десантным барком. Они догонят его через три с половиной часа.

- Адмирал, ваши указания, - все еще звенящим от напряжения голосом спросила Чиируна у Лайаны.

- Спускаемся, капитан, - ответила та и добавила: - Как можно скорее.

- Есть. Но потребуется не меньше трех часов.

- Я знаю, Чиируна.

- И, еще, насчет капитана…

- Теперь капитан – ты, и это не обсуждается. А Бираан… Еще есть надежда, что он упал на снег. А если нет – то это лучшая смерть для пиратского капитана.

- Да, я это понимаю. Надеюсь и я, когда-нибудь… попозже…

 

 

07.09.О.995 15:22

Сегодня бои идут вяло. Утром фанаты пошли в наступление. Не слишком активно, но по всему фронту и довольно упорно. Сверху их, как всегда, поддерживают воздушные корабли.

Хорошо, что я накануне приказал отступить вглубь пещеры и на нас не могут сбрасывать бомбы, но и взрывные стрелы тоже вещь неприятная.

Часов до одиннадцати фанаты пытались нас оттеснить. Без особого успеха, но им это не так уж и нужно. Достаточно того, что мы потеряли сегодня десятка два бойцов и столько же гражданских, то есть горских женщин, стариков и подростков.

Так, помаленьку-потихоньку, нас всех и перебьют. Я думаю декады за две.

В одиннадцать часов оба корабля, постреливающие по нам, внезапно улетели. И егеря прекратили атаки. Начались вялые перестрелки. То мы кого-нибудь подраним, то они кого из нас. Я тоже не стал ничего предпринимать, хотя, кое-кто из командиров предлагал воспользоваться ситуацией. Мне пришлось применить адмиральскую власть, чтобы успокоить чересчур активных командиров. Жалко со мной нет Рурарда, он непререкаемый авторитет среди горцев и абордажников. Интересно, как он там?

Так и прошел сегодняшний день. А в конце его, когда освещавший пещеру отраженным светом восточный уступ окрасился в желтые закатные цвета, в ущелье спустились два корабля. Один из них споро и привычно залетел на середину пещеры, а второй устроился у самого входа, над главным лагерем десантников.

Мне показалось, что очертания кораблей какие-то незнакомые.

И тут на головы фанатов посыпались бомбы!

А с ближайшего фрегата просемафорили:

«Милый, ты как там?»

Я с облегчением вздохнул.

Прилетела моя Лайана.

0
370
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!