Пираты Драконьих гор. История пятая. Глава 29

Автор:
oleg
Связаться с автором:
Поддержать автора:
R403272861738, Z283408137381
Аннотация:
Восточные страны ждут встречи с нашими героями. Летит воздушный корабль Лайаны, плывет по Океану небольшой пароходик с Фаборией и Данго. А на самом восточном краю континента высадился Китано Баллини. Как повлияют эти три группы на Мир Жемчужины?
Текст произведения:

Глава 29. Непредвиденная задержка.

               

                                                              

29.07.О.995

Город Воронберг.

 

Они в Воронберге уже одиннадцатый день, а у Фабории только сегодня выдалась возможность просто погулять по городу. Все это время она пыталась как можно дороже распродать все, что только могла. Даже то, что планировала реализовать в Пугловом заливе и на своей новой Родине – Вольном Крае. Нужны были деньги на ремонт судна. К счастью большая часть товаров не пострадала. Разбились лишь пара десятков бутылок с ромом – центромирцы знали толк в упаковке бьющихся предметов. А вот карапатрасцким зеркалам досталось сильнее. Хорошо, что половину из них Фабория продала в Енотберге. Потому что во время шторма почти треть хрупких стеклянных пластинок превратилась в осколки. А еще намок почти весь шелк. Если бы погода была Соловой, можно было бы попытаться его просушить, но почти постоянно лил дождь, и подмокшие рулоны пришлось продавать по бросовым ценам, лишь капельку выше закупочных. А вот с техническим стеклом ничего не сделалось. И со смолой, и с деревяшками из Дельты. Даже пушнина из далекого Арлидара хорошо сохранилась. Она была очень тщательно запакована и хранилась не в трюме. Ну и, разумеется, прекрасно пережили шторм станки. Запакованы они были тщательно, а вода бронзе не помеха. И, конечно же, ничего не сделалось ювелирке.

Точно так же без потерь было и с личными вещами Фабории. Дельтовские самоцветы и резные деревянные шкатулки не пострадали. И даже котелковские карманные часы все без исключения пережили шторм. Драгоценности и деревяшки Фабория очень удачно продала. Пятнадцать золотых, что вложили они с Данго в торговлю, уже превратились в девяносто три. На всю вырученную сумму Фабория докупила карманных часов. Она вычитала, что эти безделушки пользуются в Вольном Крае большим спросом, а прямых поставок никто пока что не организовал. Во всяком случае, она на это надеялась.

Всеми этими торговыми делами и было занято время девушки. Она старалась добыть для капитана как можно больше средств. И было ужасно жалко отдавать заработанное боцману Вантардагу, который руководил ремонтом судна. Но, что поделаешь. Корабль пострадал очень сильно, и продолжать плавание без серьезного ремонта было невозможно. Боцман хотел полностью починить судно, но главный механик возражал, что достаточно заделать трещины в корпусе, и они вполне нормально пройдут оставшиеся две тысячи лиг без парусов на одной машине. Боцману это очень не нравилось. Капитан Лидаар решил по-своему. Починить фок-мачту, по-возможности привести в сносный вид бизань. А грот не ставить. Судно с полутора мачтами и прорехой на месте средней выглядело весьма жалко, но тут уж ничего не поделаешь. Был уже конец седьмого месяца осени, и если они задержатся здесь еще на месяц, необходимый для полного восстановления, то рискуют застрять в Воронберге чуть ли не до середины зимы. Морякам этого совершенно не хотелось, так что с починкой спешили так, как это только возможно.

Все поголовно вкалывали на судне, помогая нанятым мастерам. Из-за этого Фабории практически не удавалось видеться с Данго. Юноша с рассвета до заката трудился, попутно обучаясь плотницкому делу. Он очень сильно изменился. Было трудно поверить, что вот этот ловкий, крепкий, худощавый паренек, умело обращающийся с топором и рубанком, улыбчивый и прекрасно общающийся с другими матросами, тот же самый Данго Ферици - толстенький заносчивый пиккури из древней Великой семьи Потонти. Иногда Фабория, глядя на него, начинала беспокоиться. Уж очень разительными были изменения в ее парне. Но стоило им оказаться вместе, и девушка с радостью убеждалась, что это все тот же Данго - немножко слишком самоуверенный, но такой заботливый и ласковый к ней. Ее любимый Данго Ферици.

И сегодня она попыталась упросить капитана дать молодому матросу хоть коротенькую увольнительную. Только на этот вечер, а за это она, Фабория, расшибется, но придумает, как восстановить пошатнувшееся из-за шторма финансовое положение! И капитан Лидаар ей отказал:

- Никаких увольнительных, пока не закончим ремонт! И, да, тебе надо сходить этим вечером в город. Исследуй местные достопримечательности, проверь кухню в паре таверн. Обязательно посмотри представление во Дворце моря. Вот тебе на это десять воронбергских «чудищ». И смотри, если узнаю, что ты на них хоть что-то в свои запасы прикупила, оставлю без премии! Да, город хоть и спокойный, но все-таки чужой. Возьми сопровождающего в охрану. Скажем Данго Ферици.

Фабория еле сдержалась, чтобы не повиснуть у капитана на шее. Но это было не в стиле их общения, поэтому она ограничилась вежливым кивком.

Другие матросы, с которыми работал Данго, конечно же не преминули отпустить несколько шуток на тему, как правильно охранять карго и в каких позах. Данго привычно огрызался и злился, но Фабория чувствовала за этим его обычное легкое смущение. Но матросы прикалывались беззлобно и с явной завистью. Все-таки у капитана Лидаара очень хорошая команда.

 Фабория вздохнула. Ей бы очень хотелось остаться на корабле постоянным карго. Плавать по океану, торговать в дальних странах, набираться опыта. Но капитан Лидаар опять ведь поплывет на запад. А она очень хорошо помнила, как поглядывали на ее лоб в Карапатрасии. Не говоря уже об Арлидаре. Не стоит ей появляться западнее Центра Мира. А жаль.

 

 

Вечер выдался просто замечательным. Погода, как будто специально подарила им с Данго ясное небо и теплый упругий ветерок. Город, умытый дождями, сверкал чистотой. И даже массивные, сложенные из больших каменных блоков дома, с узкими высокими окнами, похожими на бойницы, казались гораздо приветливее, чем в непогоду.

Воронберг был монументален. И строг, на первый взгляд. Каждую осень на него налетали «вороны». Темные разрушительные смерчи, от встречи с которыми так сильно пострадал их корабль. Большинство «воронов» разбивались о высоченный и прочный как крепость мол, но некоторые, наиболее мощные, преодолевали преграду и обрушивались на город. Отсюда и такая архитектура, а еще специальные ливневые канавы, идущие по центру чуть вогнутых улиц по направлению к реке Изумрудной и Океану. В Воронберге не было хлипких деревянных построек, киосков или павильонов. Только камень. Древний камень. Фабория, конечно, не знала, как давно был построен тот или иной дом, но по зализанным углам и какому-то особенно монументальному облику угадывала строения, которым многие сотни и даже тысячи сезонов. Все-таки Воронбергу через пять периодов исполнится четыре тысячи сезонов.

И полным контрастом с таким угрюмым и суровым внешним видом были жители – невероятно радушные, веселые, открытые. Они с радостью подсказывали, как куда пройти, что следует осмотреть, и где вкуснее всего поесть. И подсказки эти оказывались очень полезными.

А потом они пошли смотреть представление во Дворце моря – огромном приземистом здании с массивными колоннами у входа. Юноша и девушка устроились в мягких креслах в обширном полукруглом зале и часа два, чуть ли не разинув рот, смотрели на сцену.

Представление было очень странным. Играла музыка, пел многоголосый хор, а на круглой сцене происходило необычное действо – помесь из шаманских танцев, акробатических этюдов, театральной, танцевальной и песенной постановки. Оно было необычайно зрелищным и повествовало о какой-то истории времен старой империи. Что-то о морских чудовищах, героях-мореплавателях и романтической любви.

 

 

Когда Фабория с Данго вышли под свет ярких звезд и полотнища туманностей, они, не сговариваясь, взялись за руки. У них была еще пара часов, которые можно провести вдвоем.

Данго и Фабория даже и подумать не могли, что в это же самое время из того же Дворца моря появились две их одноклассницы.

- Это что-то! – немного излишне возбужденно комментировала Чиируна! – Правда, ведь, Талиса?!

Подруга, молча, улыбнулась, внезапно прижалась к Чиируне и прошептала на самое ухо:

- Спасибо тебе огромное. Прости меня, пожалуйста, я постараюсь стать прежней.

Чиируна крепко-крепко обняла ее.

Так они стояли какое-то время не увидев, удаляющихся юношу и девушку, полностью поглощенных друг другом и уже не замечающих мир вокруг.

0
400
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!