Предстартовая подготовка. Глава 14. Вторая лунная.

Закончено
Автор:
oleg
Связаться с автором:
Аннотация:
Мечты рождаются у всех по-разному. И разные пути ведут к заветной цели. Не всем дано пройти свой путь, достичь желанного. Эта книга о тех, кто сумел. Кто сжал себя в сверкающий антиметеорит, пронзил им небо снизу вверх. К далеким звездам. Оставив на Земле все, что мешало, каким бы ценным это ни было. Вторая история цикла "Дорога в Небо".
Текст произведения:

Глава 14. Вторая лунная.

 

30.05.2028.

Космос.

 

 

«Предварительная» - нарастающая вибрация.

«Промежуточная» - тяжесть мягко вдавливает в кресло.

«Главная-подъем!» - дрожь уменьшается, а перегрузка властно наваливается, притискивает к ложементу.

Веки отяжелели, с края зрения начала наползать серая пелена. Игорь сморгнул.

«Меньше трех жэ, - успокоил себя бывший пилот. – Какая мелочь!»

- Десять секунд, полет нормальный, - голос в динамиках спокойный и уверенный.

«Чтобы мы не волновались», - подумалось Игорю.

Понятное дело, из пятерых космонавтов только для Германа Соболева это второй полет, остальным все впервой.

А отсчет «нормальных секунд полета» продолжается. Вот с ощутимым толчком отделились первые ступени, вот отстыковалась вторая, третья, и,  наконец, долгожданное:

- Корабль вышел на заданную орбиту.

Перегрузка исчезла вместе с весом. Игорь почувствовал, что приподнимается из кресла. Если бы не ремни, взлетел бы.

- Поздравляю, мы в космосе, - сообщил командир и пилот экспедиции Илья Курамшин.

Облегчение, восторг и легкое чувство нереальности происходящего. То, к чему Игорь готовился девять долгих лет – свершилось!

 

 

Двое суток космонавты привыкали к невесомости. Несмотря на тренированный вестибулярный аппарат это было непросто и неприятно. Но самое сложное было освоиться с движениями, научиться соизмерять силы и задавать телу правильное направление. Все пятеро набили себе кучу синяков и шишек.

Но тут ничего не поделаешь, потому что надо выходить в открытый космос, а без минимальных навыков этого делать нельзя.

Игорь и Герман облачились в скафандры, Семен и Толик тщательно осмотрели друзей, а Илья дал добро на выход!

Друг, к которому Игорь относился с налетом покровительства, как более опытный и старший товарищ, окончательно освоился с должностью командира, стал предельно собранным и даже строгим.

«Что с человеком власть творит!» – насмешливо подумал Игорь.

Шлюз был маленький, рассчитанный как раз на двоих космонавтов. Да и то было тесно.

«А у американцев, как всегда, будет просторно, - подумалось Игорю. – Что поделаешь – разница в подходах».

Российская космонавтика всегда славилась минимализмом и рациональностью. Это конкуренты делали все с размахом, не экономя ресурсов и денег.

«Ничего, зато мы первые на этот раз на Луну высадились! Амеры только в этом году собираются совершить посадку. Для них сейчас главное обогнать нас в Марсианской гонке».

Все эти мысли текли у него в голове, пока насосы откачивали воздух. Скафандр надулся, став еще более неуклюжим. И вот, наконец, загорелась зеленая сигнальная панель. Герман подтвердил готовность, и люк плавно открылся.

Перед Игорем черная пустота с яркими острыми огоньками звезд.

- Пошли! – голос товарища чуть искажен акустикой внутри шлема.

Герман первый выплывает наружу, за ним тянется пристегнутый к поясу фал.

Игорь глубоко вдохнул и, подтянувшись на руках, выскользнул из люка.

Замер, вцепившись в поручни.

Мир был разделен надвое. Яркие немигающие звезды над головой. И бесконечная выпуклая поверхность Земли внизу.

То, что она шар, еще не ощущалось – слишком низкой была орбита. Зато все было видно в мельчайших подробностях! Сейчас корабль пролетал над западной Европой. С детства знакомые очертания приобрели рельефность и выглядели совсем не так, как на картах.

- Как красиво! – вырвалось у Игоря.

- Вы сильно долго не любуйтесь, - послышался голос из ЦУПа, - Когда сделаете работу, если останется время, разрешим немного порассматривать.

- Вас понял, - отозвался Герман. – Игорь, я проверю «лунник» и присоединюсь к тебе. А ты двигай к буксиру и разгоннику.

- Хорошо.

 Игорь, перебирая руками, неуклюже пополз вдоль корабля. Внимательно осмотрел место стыковки с выносными фермами буксира, обогнул приплюснутый цилиндр с «рабочкой» и направился к реактору.

Вот мимо него пробираться было немного стремно. Пусть он почти год как потушен, но остаточная радиация еще сохранилась. Да и просто знать, что в этом небольшом агрегате, из которого расходится множество трубок и кабелей, скрыта чудовищная мощь, было страшновато. Но, это ведь его, Игоря, работа. Его буксир!

Уже возле ускорителя, снаружи оплетенного ажурной сетью трубок охлаждения теплоносителя реактора, Игоря догнал Герман, и к разгонному модулю они добрались вдвоем.

А потом космонавты медленно, останавливаясь у каждого сочленения, возвращались. Снимали показания с аппаратуры, придирчиво осматривали ответственные детали, иногда даже дергали за конструкции.

Все было в норме. Не смотря на сложность транспортной системы, благодаря которой, по российским традициям, экономилась стартовая масса, все было сделано предельно просто и надежно.

Лунный корабль состоял из пяти частей, запущенных тремя средними «Ангарами-3» и одной тяжелой «пятеркой». Сначала на орбиту вывели буксир, затем бак с двенадцатью тоннами жидкого ксенона – той самой «рабочкой», которой буксиру достаточно для четырех полетов к Луне и обратно. Он уже сделал два рейса, доставив экипаж посещения на орбитальную базу, а в прошлом году и первую собственно лунную экспедицию.

Сейчас к буксиру пристыковался транспортный корабль, на котором взлетел в космос Игорь, и «сидящий» на нем верхом лунный посадочный модуль. А неделю назад, в автоматическом режиме, к хвосту буксира присоединился «разгонник». Буксир и сам в состоянии долететь до Луны, но пришлось пожертвовать экономией ради здоровья космонавтов.

Медленно, виток за витком, поднимающийся буксир, не смог бы избежать длительного пребывания в радиационных поясах. Да, экипаж на это время спрячется в капсуле спускаемого аппарата, но все равно люди получили бы основательную дозу радиации. Чтобы этого не допустить, начальное ускорение кораблю придавал тот самый разгонный модуль, а уже после в дело вступал ядерный двигатель буксира.

Пока возвращались, Игорь больше всего опасался, что перепутаются фалы. Все-таки тросы длиной по пятьдесят метров. Но ребята на корабле не зевали и вовремя вытравливали лишние метры, при этом избегая натяжения и рывков.

По идее можно было бы оттолкнуться и улететь в открытый космос, а потом космонавта подтянут и втащат в шлюз. Естественно, никто такого делать собирался. Дисциплина. А Игорю очень хотелось попробовать так поступить!

Когда космонавты управились с осмотром, контрольное время уже почти вышло, и строгий руководитель полетом разрешил им повисеть без дела всего семь минут.

На этот раз внизу была восточная Африка. Разноцветная, красивая. Но корабль летел на северо-восток, и в поле зрения Игоря вплыла мутно-серая клякса Аравийского полуострова. Золотистый песок пустыни был почти не виден за темной пеленой дыма. Уже почти год прошел после того, как авиация Ирана, России и Индии превратила в руины всю инфраструктуру Саудовской Аравии, Катара и Омана, а нефть все еще продолжала гореть.

Игорь подумал, что все-таки можно было бы как-то по-другому наказать создателей Великого Халифата. Без такого ужасающего вреда для экологии всей планеты. Но тогда шла война.

Новый президент Соединенных штатов, сменивший, позорно проигравшего сражение за Тайвань Тима Клейна, объявил о переходе к «политике мирного доминирования». Были свернуты две трети американских баз за рубежом, в том числе и в Персидском заливе. Из него наконец-то вышел пятый флот, который срочно перебросили в Тихий океан – затыкать ту огромную брешь в обороне, которая образовалась после почти полного уничтожения третьего флота и гибели двух авианосцев.

Разумеется, ситуацией тут же воспользовался Иран, в открытую введя войска в Ирак и Сирию и одним ударом сметая остатки ИГИЛ, разношерстных террористов и «миротворческие силы» саудитов и турок. Впрочем, Турция быстро сориентировалась и выскочила из клинча. А вот арабские династии, накупившие за последние десятилетия горы современнейшего оружия, решили наказать своих вечных соперников. На Иран обрушался мощнейший авиационный и ракетный удар. Созданная на основе российских систем противовоздушная оборона Ирана показала себя очень хорошо. Немногим самолетам и крылатым ракетам посчастливилось сквозь нее прорваться. Но кому-то это удалось.

Один из «томагавков» взорвал второй энергоблок атомной станции в Бушере. Радиоактивное облако поднялось вверх и накрыло большую часть территорию страны. Досталось и соседним государствам Средней Азии, Кавказа, Афганистану, Пакистану и Индии. Зафиксировали незначительное повышение фона и на юге России.

Прощать такое злодеяние было нельзя.

Поэтому, в ответном налете на Арабские королевства с удовольствием приняли участие ВКС России и Индии. Ударили по самому болезненному месту – нефтяной отрасли.

И последствия этого видны из космоса даже сейчас, спустя год.

Игорю уже пора было заползать в шлюз. Очень не хотелось, чтобы неприятная картина гигантского пожара осталась в памяти и ассоциировалась с первым выходом в космос, и Мыскин перевел взгляд дальше по курсу. Там медленно наплывали чистые пески Кара-Кум, а за ними в туманной дымке виднелась зеленая полоса лесов Западной Сибири.

Игорь улыбнулся и направился к люку.

 

 

Разгон прошел как по писанному, сообщив кораблю ровно те шестьсот шестьдесят восемь дополнительных метров в секунду, что и планировалось.

Отстыковался разгонный блок тоже штатно. Короткий цилиндр сделает еще виток и в нижней точке орбиты чиркнет по атмосфере, чтобы на следующем заходе нырнуть в нее и сгореть над Тихим океаном.

А лунному кораблю предстояло самое сложное. Больше всего волновался, конечно же, Игорь. Ведь управлять буксиром – обязанность «извозчика».

Реактор уже давно был разбужен и работал на холостом ходу. С замиранием сердца Игорь подал мощность на ускоритель и запустил систему подачи ксенона. Газ начал испаряться и ионизироваться, проходя сквозь активную зону реактора, тоненькой струйкой потек к основанию длинной трубы ускорителя и, захваченный сложными магнитными полями, с бешеной скоростью устремился назад.

Корабль как будто этого и не заметил. Конечно, что такое для пятидесятитонной конструкции каких-то семьдесят ньютонов тяги? Это как будто одной рукой, не сильно напрягаясь, толкать железнодорожную цистерну. Но эта сила действовала непрерывно минуты, часы, дни…

Корабль начал долгий неспешный перелет на Лунную орбиту, где ждала их пока еще пустая орбитальная станция.

 

 

На второй день разгона, когда все пятеро космонавтов сгрудились в тесном спускаемом аппарате, спасаясь от злых протонов, которыми кишел окружающий космос, Земля решила хоть как-то развлечь экипаж. ЦУП организовал сеанс связи с «Надеждой».

На орбитальном комплексе сейчас работала двадцать третья экспедиция. Командовал там Александр – один из опытнейших космонавтов, совершивший уже пять полетов. Это он участвовал в первом полете на МКС после изоляции российского сегмента, и в последнем полете на этот сегмент, когда его отделяли от станции и готовили к передаче Индии. А прошлый раз опытный космический волк возил на верфь монтажников и сам трудился, собирая первый марсианский буксир. Пока еще слабенький и автоматический, но - все-таки первый!

Так что командир экспедиции прекрасно знал, как поддержать коллег и почти на час занял их интересным разговором.

По ходу к нему подсоединялись и другие космонавты станции. Дамир Садыков, Юра Захаров, Софочка Петухова и, конечно же, Ашот Оганесян.

Когда Ашот добрался до связи, то сразу же обратился к Игорю:

- Привет, Игорек, как ты там, дорогой?

- Как видишь, лечу, - улыбнулся в ответ Мыскин.

- Вижу – ползешь, - сокрушенно вздохнул Ашот. – Я не забыл свое обещание. Вот смотрю сейчас в иллюминатор и пытаюсь разглядеть ваше утлое суденышко, которое еле шевелясь, наматывает спираль орбиты. И скупые мужские слезы срываются с ресниц и летают вокруг меня.

- Рад за тебя дорогой! - отозвался Игорь. - Внеочередной душ - это так замечательно!

- И я тебе за это благодарен, да!

- А меня ты тоже жалеешь? – встрял в разговор Илья.

- Нет, Илюша, тебе я завидую, - ответил Ашот. - Черной-черной завистью! Я тоже хочу сажать корабль на Луну, но меня дальше станции не пускают, говорят, что уже старенький и дряхленький.

Космонавты на обоих кораблях дружно рассмеялись.

- Ладно, не буду отнимать у вас интереснейшее время сидения в капсуле, - закончил разговор космонавт. – На самом деле я всем вам завидую, но не по-черному, а по-бэлому! Удачного полета и скорого возвращения!

 

 

Все-таки российская космонавтика – самая сложная в мире. Количество операций в разы больше, чем у других, а требования к их точности просто невообразимые. Буксир вышел на ту же орбиту, что и станция. Причем Игорю пришлось в малейших мелочах выполнять программу полета, не отклоняясь ни на километр, ни на метр в секунду от запланированного и тщательно рассчитанного графика движения. И он подвесил корабль буквально в километре от маленького цилиндра с крылышками солнечных батарей, и пристыкованного к нему конуса лунного посадочного модуля. Эта конструкция нарезала круги в каких-то шестидесяти километрах от поверхности спутника Земли. Благо у Луны нет атмосферы, а чем ниже подвесить станцию, тем меньше надо топлива, чтобы посадить спускаемый корабль и вернуть его на орбиту.

От длинной связки транспорта сначала отделили посадочную ступень Лунного корабля и баки с топливом для взлетной ступени. Герман, закусив губу от напряжения, повел их дистанционно к станции. Вывел на расстояние захвата и, немного расслабившись, наблюдал, как автоматика осторожно и бережно совершает стыковку.

Проверили телеметрию на станции. Разумеется, никаких повреждений, и ЦУП скомандовал начать второй этап.

Теперь началась работа для Ильи. Пилот отстыковался от одиноко зависшего в сторонке буксира с погашенным реактором и направил транспортный корабль к станции.

 В трехстах метрах от нее командир экспедиции передал управление умным роботам, которые и завершили дело.

Опять тесты, уравнение давления и, наконец, люки открылись, и космонавты перебрались внутрь своего нового маленького дома.

 

 

Через шесть дней Герман и Игорь проводили друзей на поверхность. Посадочный модуль с тремя космонавтами отстыковался и без особых трудностей сел в заданной точке вблизи северного полюса Луны.

Экспедиции предстояло разведать второй перспективный район, чтобы ученый могли выбрать, где именно строить базу. Третья экспедиция проведет более тщательное исследование подходящего места, а четвертая начнет строительство первого человеческого поселения на спутнике Земли.

 

 

Пока Илья, Толик и Семен разъезжали по каменистым пустошам и оставляли свои следы в Лунной пыли, Герман и Игорь тоже не скучали.

Чтобы двое космонавтов не маялись от безделья хитрые ученые, составляющие программу экспедиции, по уши загрузили их работами по станции и всевозможными экспериментами. Ну и, конечно же, техническим обслуживанием буксира.

Теперь, после двухнедельного перелета приближаться к реактору и трубкам охлаждения теплоносителя стало небезопасно. Они основательно фонили радиацией. Так что осмотр и профилактику осуществляли дистанционно. Герман был неплохим оператором, но и ему пришлось попотеть, управляя маленьким роботом на расстоянии в километр. Когда тот залетал за корпус реактора, картинка с камеры начинала плыть, а управление становилось не очень надежным. Так что нервы Герман и Игорь потрепали себе изрядно.

 

 

Так и прошли полтора месяца, пока крошечный кораблик не взлетел с поверхности луны и, совершив маневры, не пристыковался с несильным толчком к станции.

Встречу отпраздновали бурно и радостно. Устроили праздничный обед из сублимированных продуктов, посетовали, что не удалось обмануть бдительных техников и пронести на корабль спиртное. На самом деле, конечно, никто этого и не пытался исполнить – старая как космонавтика шутка. Но и без спиртного повисели в ставшем внезапно тесным командном отсеке базы замечательно.

Теперь космонавтов ждал долгий обратный перелет.

 

 

- Привет, ребята, вы, что, уже все закончили, да? – голос Ашота бодрый и как всегда напористый.

- И тебе привет! – отозвался Илья. – Как видишь, возвращаемся.

- Когда со своего стрэмительного скакуна соскакиваете?

- Через два часа.

- Ну, удачи вам! Передаю трубку командиру, он тоже хочет пару ласковых вам сказать…

 

 

Через два часа транспортный корабль отстыковался от буксира и отправился в свободный полет к земной атмосфере. Буксир же продолжил торможение, вскоре вышел на свою обычную орбиту и начал долгое ожидание следующей экспедиции.

А космический корабль приблизился к Земле, сбросил лишние отсеки, и конус спускаемого аппарата чиркнул по границе атмосферы.

Посадка на Землю - самый долгожданный, неприятный и опасный этап полета.

Игоря вибрирующей силой вдавливало в ложемент, все кругом плыло от сотрясающей корабль мелкой дрожи. Начала медленно, но неуклонно, повышаться температура. Но капитан Курамшин был спокоен, и его уверенность передавалась остальным. Игорь с легким восхищением смотрел на профиль друга. Этот полет преобразил его, как будто кристаллизовал новые жесткие черты.

«Интересно, а я изменился?» – подумал Игорь, пытаясь разобраться в себе.

Странно, да? На бешенной скорости раскаленным метеором вонзаясь в земную атмосферу думать о таком…

Серия сильных, но плавных рывков - и все прекратилось. Эйфория парения на трех гигантских куполах парашютов.

И гостеприимная астраханская степь, что дождалась космонавтов.

0
272
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!