Предстартовая подготовка. Глава 17. Очень долгий экзамен.

Закончено
Предстартовая подготовка. Глава 17. Очень долгий экзамен.
Автор:
oleg
Связаться с автором:
Аннотация:
Мечты рождаются у всех по-разному. И разные пути ведут к заветной цели. Не всем дано пройти свой путь, достичь желанного. Эта книга о тех, кто сумел. Кто сжал себя в сверкающий антиметеорит, пронзил им небо снизу вверх. К далеким звездам. Оставив на Земле все, что мешало, каким бы ценным это ни было. Вторая история цикла "Дорога в Небо".
Текст произведения:

Глава 17. Очень долгий экзамен.

 

27.07.2029.

Город Тёфу, префектура Токио, Япония.

 

 

Хана стянула с головы шлем и повесила на руль мотоцикла, достала из багажника старомодную папку для бумажных документов и, помахивая ею, направилась к зданию.

Перед входом в главный офис «Джаксы» прохаживалось человек двадцать.

«Надо же, не я одна такая шустрая!» – удивилась девушка.

Но, когда она вошла в вестибюль, выяснилось, что на самом деле она - медленная черепаха.

Целая толпа человек в сто с лишним!

Хаякава даже остановилась в дверях, глядя на это скопище конкурентов. А она-то думала, что заранее подготовив все требующиеся бумаги и приехав в десять утра в первый день приема заявлений, окажется в передних рядах!

А выходит - придется ей стоять в очереди.

В дальнем углу зала, над стойкой администратора - большой плакат: «Запись на прием документов!». Девушка проследовала туда и удивилась – даже чтобы просто получить номерок, надо выстоять в небольшой очереди.

Хана пристроилась за молодым парнем, который показался ей смутно знакомым.

 Тот обернулся и внимательно на нее уставился. Вдруг  его лицо озарила улыбка узнавания:

- Хаякава-сан, если не ошибаюсь?

- Да, - хмуро согласилась девушка, исподлобья зыркнула на молодого человека неприветливым взглядом.

- Ты заняла третье место в гонках дронов в позапрошлом году!

- Было такое дело, – и, вдруг вспомнив, осведомилась: – Ты из команды Осаки?

- Да, - самодовольно кивнул парень. - Помнишь, как я тебя подрезал и сбил камеру дрону?!

- Еще бы не помнить, - нехорошо прищурилась Хана. – Небось, решил, что я сольюсь?

- Конечно. Но ты умудрилась придти третьей. Я чуть в стену не вмазался, когда увидел, как ты перед монитором изогнулась! Ладно, не сердись! Кстати, а почему ты краску с волос смыла? Боишься, что не примут документы у панка?

Хана промолчала. Этот юноша ее основательно злил. Ну да, она, действительно, вернула волосам естественный черный цвет. Не идти же на прием в космическое агентство в боевой раскраске!

- Да, кстати, меня зовут Камэнаси Рёка. Я год как закончил магистратуру. Факультет высоких технологий Осакского университета.

- Рада за тебя, - буркнула Хана. – Меня ты и так знаешь.

Хана не стала говорить, что она только бакалавр. Нельзя давать сопернику лишнюю информацию.

- Ладно, желать тебе успехов будет неправильно, хотя, если мы оба пройдем, буду этому рад. А пока мы конкуренты.

- Заметано!

 

 

Через два дня, когда Хана наконец-то сдавала документы, чиновник несколько раз переводил взгляд с ее бумаг на девушку.

- Что-то не так? – попыталась изобразить милую улыбку Хана.

- Нет, все нормально, - ответил клерк и тихо, но разборчиво, пробормотал: - Скоро младшеклассников будем в космолетчики принимать. Куда катится наше агентство?

- А что, на рабочие специальности лучше набирать пенсионеров? - невинно осведомилась девушка.

- Я не обсуждаю политику организации, - сухо ответил мужчина и продолжил изучать бумаги. Хмыкнул и, подняв на Хану темно-карие глаза, заметил: - Если бы не возраст все было бы замечательно. И призовые места на чемпионатах роботов, и спортивные достижения, и диплом с одними отличными оценками. Куда же вы так торопитесь, девушка? Доучились бы еще, набрались опыта…

- И дождались бы следующего набора лет через двадцать… - продолжила его слова Хана.

- Не думаю. Японская космонавтика выбрала свое направление на исследование космоса кибернетическими устройствами, так что операторы будут нужны в больших количествах. Ладно, в конце концов, это ваше решение. Документы в порядке, отправляйтесь домой. Вам сообщат о дальнейших действиях.

 

 

Освоение космоса давно уже превратилось в новую национальную идею Страны Восходящего Солнца. Отряд космолетчиков разросся с нескольких, тренирующихся в НАСА, избранных, до двадцати восьми человек. На станции «Фуккацуми» за год работало девять человек. Джакса не стало копировать опыт России, где вахты продолжались по полгода, а ограничилось четырьмя месяцами.

Еще девять космолетчиков заканчивали обучение. Им предстоит трудиться на высотной станции – собирать и обслуживать межпланетные суда. И вот теперь объявлен набор на лунную орбитальную станцию. Народу хлынуло столько, что руководству агентства пришлось нанимать дополнительных работников и арендовать помещения. Впрочем, из 3119 претендентов документы приняли лишь у четверти. Кто-то не проходил по возрасту, кто-то по образованию, очень многие - по здоровью. Оставшихся 837 человек пропустили через сито письменного экзамена.

Три листа тестов по сложности были приблизительно как в старшей элитной школе, что окончила Хана. Так что девушка их сдала не то чтобы совсем легко, но без особых проблем.

«А вот остальной народ покоцало основательно, - подумала Хана, разглядывая списки прошедших. - 408 человек. Все равно слишком много - почти тридцати человек на место».

На следующем этапе за претендентов взялись врачи. Хане очень редко приходилось с ними общаться. Здоровье у девушки было отменное, и кроме пары простуд и вывихнутой в горном походе ноги за последние годы с ней ничего не случалось. Тем муторнее было для нее это бесконечное въедливое исследование!

Но девушка его выдержала.

Численность соперников сократилась еще в четыре раза. И теперь начиналось самое сложное – финальный отбор.

 

 

Их разделили на две неравные части – тех, кто будет обучаться на операторов роботических систем, и кто намерен стать пилотом-инженером.

Хана порадовалась, что она в первой группе. И мест восемь, а не шесть, и желающих раза в полтора меньше, чем у пилотов.

Начался экзамен по дистанционному управлению. Разумеется, и Хана и, прошедший через все испытания Рёка, сдали его на отлично, а вот многие претенденты оказались на удивление криворукими и были отчислены. Так что их осталось 22 человека на 8 мест.

Хана ждала, что им устроят испытание вроде того, о котором она читала в манге «Космические братья». Да, Хана перечитала и пересмотрела множество книг, ранобэ, манг, фильмов и даже анимэ. Иногда кривясь и закрывая лицо руками от стыда за авторов этих произведений, иногда покатываясь со смеху.

 Впрочем, эта манга ей даже понравилась. Хотя, и показалась слишком длинной и скучной. Так вот, там оставшихся претендентов разбили на небольшие группки и закрыли в герметичные боксы, где они жили, выполняли задания, подставляли друг друга, ругались, заводили дружбу или даже влюблялись. А потом из каждой команды выбирали пару человек, которые показали себя лучше всего.

 

 

Все начиналось точно так, как в «Космических братьях». Вечером их посадили в автобус с наглухо закрытыми непрозрачным пластиком окнами и очень долго куда-то везли. Высадили претендентов в большом запертом ангаре. Работник Джаксы зачитал фамилии, разделив потягивающихся и пытающихся размяться после многочасовой поездки людей на две группы по 11 человек. Хане, как и всем остальным, надели на глаза черные повязки и куда-то повели. Девушка просто поражалась, насколько это соответствует той самой манге. Значит, не зря она тщательно продумывала свое поведение на этом этапе отбора!

Их вывели на свежий воздух. Было прохладно, значительно холодней, чем в Токио.

«Надо же! – удивилась девушка. – А в «Космических братьях» кандидатов провозили полдня, и высадили в соседнем корпусе!»

Между тем, будущим космолетчикам помогли подняться по короткой металлической лесенке. Их усадили на жесткие сиденья и разрешили снять повязки. Помещение было тесное, с закругленными к потолку стенами.

«Вертолет», - сразу догадалась Хана. Она совершила  сорок восемь прыжков с парашютом, и несколько раз десантировалась с вертолетов.

- Итак, господа, - обратился к ним немолодой джаксовец. – Вам предстоит финальное испытание. Мы высадим вас в диком горном лесу с минимумом снаряжения. Ваша задача - обустроить лагерь, а послезавтра отправиться в поход и самостоятельно добраться до цивилизации. По окончании испытания мы проведем тайное голосование. Вы проставите от одного до десяти баллов каждому из своих товарищей. В дальнейшем эти очки будут учитываться при подведении итогов и выборе самых достойных из вас. Удачного вам полета и приятной прогулки!

 

 

Их выгрузили на обширной поляне. Выдали каждому по увесистому рюкзаку. И вертолет, обдав абитуриентов сильным потоком холодного воздуха, взлетел в небо.

- Ну что, пошли к лесу, - приказным тоном скомандовал высокий плечистый парень – Уэно Горо. Хана даже опешила от такого наглого присвоения роли командира. Но возразить не успела. Трое парней, подхватили рюкзаки и, закинув их за плечи, последовали за предводителем. Хана вспомнила, что эта четверка и в автобусе держалась вместе. И всю дорогу что-то обсуждала.

«Так, значит, они сформировали группу. Это плохо. Наверняка друг другу поставят максимальные оценки, а другим единички…»

 

 

Четверка парней действительно работала сообща. Ёсимура Осаму, Курода Такаши и Одзава Катсу безоговорочно и с воодушевлением слушались Уэно. Тем самым побуждая других следовать своему примеру. Впрочем, не все этому подчинились. Рёка, Хана и Кавасаки Мамору составили оппозицию, выказывая свое скептическое отношение к командирским способностям Уэно. Но, вскоре, Хана поняла, что действуют они неправильно. Оппозиционеры не объединились, более того, девушка чувствовала неприязненное к себе отношение. К тому же Уэно командовал по-умному и грамотно. Чувствовалось, что у него неплохой опыт. Наверное, из войск самообороны или еще какой-то военизированной организации.

И лагерь разбили правильно, и обустроили его быстро. Хана, как опытная выживальщица-экстремалка все это прекрасно видела. Но сдаваться она не собиралась. Девушка установила доставшуюся ей двухместную палатку на самом краю лагеря. Миякэ Хитоми – вторая девушка в группе, только вздохнула на это.

Кстати, она была очень симпатичной, полностью соответствуя своему имени, и Хана с грустью подумала, что наверняка парни добавят ей баллов, так что еще одна конкурентка ее обойдет. Сама Хана уродиной себя не считала, но была, что называется, «пацанкой» - невысокая, слишком ловкая и быстрая, недостаточно женственная. А перед сдачей экзаменов ей пришлось коротко постричься, чтобы скрыть панковскую прическу, которую она носила раньше. За два месяца, прошедшие после подачи документов, волосы немного отросли, но все равно она была похожа на паренька-подростка.

«Увы, и здесь я проигрываю».

 

 

Готовить обед взялась Хитоми. Она очень выразительно поглядывала на Хану, но та притворилась ветошью и демонстративно завалилась на каремат, греясь под все еще ярким сентябрьским солнышком.

Впрочем, без помощника Хитоми не осталась, Вада Юкио – симпатичный мужчина, лет тридцати пяти - предельного для претендентов возраста - без долгих разговоров присоединился к ней. Хана почему-то сразу же почувствовала к нему антипатию.

Вообще, Хаякава была всем недовольна. И тем, как складывается у них в отряде отношения, и тем, что ее, прекрасную туристку, никто не воспринимает всерьез, а, главное, тем, как она себя ведет. Глупо, недальновидно, совсем не так, как планировала. Но девушка ничего не могла с собой поделать.

Когда еда была готова, Хана подхватила горячую миску с аппетитным варевом и отошла в сторонку. Уселась на свой коврик и принялась мрачно поглощать пищу.

Рядом приземлился Ёсимура. Хана косо посмотрела на одного из «дружной четверки». Его лицо в очередной раз показалось ей знакомым.

- Ты ведь из Токийского технологического? – осведомился парень.

- Да.

- А я из команды Митцубиси. На кибер-играх управлял карами.

- А, понятно, - без особого выражения произнесла Хана и усиленно налегла на еду, давая понять, что разговаривать не хочет.

 Парень пожал плечами и тоже заработал ложкой.

 

 

Вечером Хана улеглась на краю поляны и принялась разглядывать яркие сентябрьские звезды. Было довольно холодно, но, для закаленной девушки, вполне терпимо. Хана даже подумала, не притащить ли сюда спальник? Делить палатку с Хитоми не хотелось.

«Наверное, я так и сделаю, - решила девушка. – И плевать, что это все увидят!»

Под всеми она подразумевала не столько товарищей по походу, сколько наблюдателей из Джаксы. Весь день над их лагерем летали два коптера. Выбирались попеременке из-под кроны деревьев, подзаряжались от солнышка, и опять принимались следить за претендентами.

И сейчас Хана отчетливо слышала жужжание одного из них. Наверное, на ночь они все-таки сядут на полянке. Но без наблюдения лагерь все равно не останется. Наверняка все пишется и передается экзаменаторам.

«Ну и пусть!»

Девушка ясно понимала, что проваливает этот экзамен. С треском и полностью. Надо было переломить себя, изобразить вежливую приветливую милую девочку, умненькую и готовую всем помогать. Коммуникабельную и сдержанную.

Иначе ее мечта будет разрушена. Все долгие годы, которые Хана потратила на одну единственную цель. На исполнение глупого детского обещания, которое постепенно стало для нее всем.

Но у Ханы не получалось строить из себя пай-девочку и она обреченно решила быть самой собой, а не изображать кого-то другого.

Девушка поднялась и направилась к лагерю, чтобы взять спальник и устроиться в одиночку на поляне под острыми холодными звездами.

 

 

Утром Уэно Горо сообщил всем, что на следующий день они отправятся на запад.

- Почему именно в этом направлении? – деловитым тоном спросил Вада. Он сидел рядом с Хитоми. Очень к ней близко.

«Вот, любопытно, он случаем не воспользовался тем, что Хитоми ночевала в палатке одна?» - ехидно подумала Хана.

- Мы явно на севере Хонсю, - между тем ответил Уэно. - Я думаю, на западе Аомори или севере Акиты.

- А почему не на Хоккайдо? – спросил Набэко Шима – невысокий и плотный парень, молчаливый и, похоже, не слишком умный. Хана в очередной раз удивилась тому, как он умудрился пройти письменный экзамен.

- Автобус ехал всю ночь, - язвительно сообщила Хаякава. – Интересно, как бы он мог оказаться на Хоккайдо? Что, через пролив Цугару специально для нас мост построили или автомобильный тоннель прорыли?

Все посмотрели на Хану. Большинство осуждающе, за излишнюю резкость, Уэно и Одзава с довольной улыбкой, а Рёка почему-то печально.

«Ну вот, опять я выставилась! – отругала себя девушка. – Надо держать себя в руках, а рот на замке!»

- Как правильно заметила Хана, - между тем продолжил объяснять Уэно, - мы на Хонсю. В северной его части, потому что здесь значительно холоднее, и явно вблизи западного побережья. Поэтому проще всего направиться в сторону Японского моря. Например, вдоль какой-нибудь речки. Но предварительно можно забраться вон на ту сопку и оглядеться. Наверняка мы увидим гору Иваки. А по направлению на нее сможем сориентироваться окончательно.

«А ведь все это должна была сказать я, - с неприязнью подумала Хана. – Это же элементарно!»

 

 

Когда они взобрались на вершину ближайшей невысокой сопки, то, действительно, разглядели на северо-востоке характерный конус «Цугарской Фудзи» - вулкана Иваки. До него было километров десять, так что Уэно оказался совершенно прав. Море на западе, и до него, вероятно, тоже с десяток километров. Правда десять километров по диким горам - это не так уж и мало. Но путешественники никуда особенно не спешили. Точного срока им не задали, так что можно было идти, не особенно напрягаясь.

Тем более что не все претенденты были одинаково хорошо подготовлены физически. Труднее всех поход давался Оде Фудо. Низенький щупленький мужчина виновато улыбался и постоянно просил прощения за то, что задерживает отряд. Он вообще был какой-то беззащитно добрый и чересчур вежливый. Хана подумала, что вот и еще один из тех, кого наверняка отсеют.

А вот Хитоми, наоборот, показала себя весьма неплохо. Она не ныла, хотя, и видно было, что молодая женщина не привыкла к туристическим походам. Вообще Хана поменяла свое к ней отношение. Хитоми оказалась очень позитивным человеком. Жизнерадостной и готовой безо всяких просьб заботиться о других.

«А у нее есть все шансы пройти», - печально подумала Хана.

Хаякаве, наверное, стоило чаще проявлять свои знания и умения по горному туризму, но у нее не было такой возможности. Инициативу плотно удерживали Уэно и Вада.

«Вот и вырисовываются главные лидеры, - уже почти успокоившись и похоронив надежду, размышляла Хана. – А я назло поставлю им по единичке! Вряд ли это даст результат, но обязательно так и сделаю!»

 

 

- Я смотрю, тебе не очень весело? – спросил Рёка.

Он уселся прямо на землю, привалившись спиной к соседнему дереву.

Дневной переход закончился, путешественники разбили лагерь, насобирали дров и теперь отдыхали, пока Хитоми и Вада готовили ужин.

- А ты, я вижу, весь светишься от радости, - огрызнулась Хана. Настроение у девушки было совсем поганым.

- Зря ты так, - заметил парень. - Ведь сама себе хуже делаешь.

- Да иди ты, ХХХ ХХХ! – по-русски высказалась Хана.

- Нэ хорощо ругатася, – ответил Рёка на том же языке.

Хана удивленно посмотрела на парня.

Тот чуть заметно улыбнулся, встал и пошел к своей палатке.

 

 

На следующий день, вскоре после обеда, отряд вышел к морю. Небольшая речушка, вдоль которой они двигались последние километры, нырнула под автомобильный и железнодорожный мосты и уперлась в набегающие волны.

Усталые путешественники расположились на пустынном песчаном пляже, дожидаясь, когда за ними приедут. Всю дорогу кандидатов в космолетчики сопровождали беспилотники, так что ждать, наверняка, не долго.

Так и оказалось. На обочине шоссе остановился автобус. Водитель просигналил, привлекая внимание. Путники неохотно поднялись и побрели к машине.

 

 

Ехали совсем недолго до военной базы, из которой четыре дня назад они вылетели на испытание.

Не давая опомниться, всем раздали небольшие бумажки с именами участников и пронумерованными квадратиками с оценками.

Хана взяла ручку и принялась рисовать галочки. «Хитрой четверке» она, как и намеривалась, поставила единицы. Ваде Юкио мстительно нарисовала два балла – а вот нечего к девушкам клеиться во время похода! К другим девушкам.

Зато, Хитоми Хана подарила пять баллов. Все-таки она хорошая, и, опять-таки, должна же быть в мире женская солидарность!

Набэко Шиме поставила троечку. Большего он не заслуживает, и так наверняка провалится. Кавасаки Мамору выставила четверку. Парень был какой-то средний, Хана так и не составила о нем своего мнения.

Остались последние две бумажки. Хана долго думала над ними. И все-таки подарила Оде Фудо семь баллов. Будь у него более твердый характер, получил бы больше.

 Ну и напоследок - бланк с именем Камэнаси Рёка. Хана улыбнулась и отметила восьмерку.

 

 

А тем временем наступил вечер. Их усадили в тот же автобус и повезли назад в Токио.

Утром, толком не отдохнувшие кандидаты в космолетчики из группы Ханы, собрались в небольшом конференц-зале. Пожилой руководитель центра подготовки космолетчиков вышел к трибуне. Взглянул на принесенные с собой листки и обратился к затаившим дыхание мужчинам и женщинам:

- Пока вы проходили всевозможные тесты, сдавали нормативы, проверялись врачами, наши специалисты неотрывно за всеми вами наблюдали. В результате, после долгих и бурных обсуждений, каждому из вас начислялись очки. За уровень знаний, умение учиться, физическую подготовку. И, конечно же, мастерство операторов. По каждому их этих направлений был свой лимит баллов. А пока вы спали в автобусе, возвращаясь из похода, мы проставили вам оценки по выживанию, психологическим качествам и воле к достижению цели.

- А то, что мы друг другу баллы ставили, не считается? – задал вопрос Набэко Шима.

- Считается, - успокоил его Джаксовец. - Эти баллы плюсуются с теми, которые вы получили от нас. Вообще, скажу по секрету, практически все вы одинаково хорошо подходите для того, чтобы стать космолетчиками. Вы умеете учиться, у вас хорошее здоровье, вы показали волю к победе. Остальному можно научить во время подготовки. Я надеюсь, что те из вас, кто не пройдет в этот раз, попытаются на следующем наборе. Ладно, мне кажется, я достаточно вас помучил, пора зачитать, кто сколько баллов в итоге заработал.

Ответом ему была напряженная тишина.

Хана до боли в пальцах сжала подлокотники кресла. Как бы она себя не накручивала, все равно надежда еще жила в сердце.

- Я начну с худших результатов. Набэко Шима – 80 баллов.

Парень помрачнел.

«Неужели он на что-то рассчитывал?» – удивилась Хана.

- Десятое место у Оды Фудо, - продолжал джаксовец, - 96 баллов.

Хане стало обидно за парня. Все-таки он лучше многих других в их группе. Ода поник, Хане даже показалось, что он готов заплакать. Вряд ли мужчина будет пытаться поступить в следующий раз.

- 9 место у Кавасаки Мамору – 100 баллов.

 А вот он почти не отреагировал. Да, эта тройка - явные аутсайдеры.

- Следующие шесть претендентов показали очень близкие результаты. Я думаю, кому-то из них просто не повезло, а другим улыбнулась удача. Итак, 8 место – Хаякава Хана – 114 баллов.

Всё.

Хана не заплакала. Она вообще не помнила, когда плакала последний раз. Где-то в далеком школьном детстве. Просто в груди образовалась черная дыра, которая засасывала в себя все хорошее, что есть в мире.

«Дальше не стоит и слушать, - подумала девушка. – Пойду-ка я отсюда».

Но она осталась сидеть. Все-таки ей было любопытно, кто из оставшихся полетит в космос.

- 7 место с 115 баллами занимает Курода Такаши.

«Не помогла ему хитрость!» – Хана с удивлением заметила, что злорадствует.

Ну, правда, было бы ужасно обидно, если бы космолетчиками стала эта «хитрая четверка» в полном составе!

- 6 результат у Камэнаси Рёки – 116 баллов.

Парень сжал кулаки. Лицо его побледнело, на щеках заиграла желваки.

«Эх, а я надеялась, что хоть он пройдет!» – подумала Хана с сожалением.

- 5 место – Миякэ Хитоми. 117 баллов.

А вот Хитоми заплакала. Прижала ладони к лицу. Плечи ее опустились и стали вздрагивать. Сидящий рядом, Вада принялся мягко гладить ее по голове.

«Вот же гадина! Жалеет! А сам-то прошел! Как же Хитоми обидно, почти победить, но оказаться только пятой!»

- 4 место у Одзавы Катсу – 120 баллов.

Невысокий мужчина, лет тридцати с небольшим, тонко улыбнулся. Он был из «хитрой четверки», но все время оставался в тени. Хана вспомнила что он, кажется, доктор наук, и чуть ли не лучше всех сдал тесты. Такой вот незаметный гений.

- 3 место, 121 балл у Ёсимуры Осаму.

Довольная улыбка.

- Ну, и двое победителей. Они опередили всех с большим отрывом. 125 баллов у Вады Юкио и 126 баллов у Уэно Горо.

«Кто бы сомневался! – зло усмехнулась Хана. – НаХХХ весь этот цирк! Не буду я второй раз пробовать! Найду другую мечту!»

Хана собралась встать и уйти, но ее остановил, ставший неожиданно твердым и властным, голос выступающего:

- Это не все. Теперь о самом главном. В отряд космолетчиков зачислены Уэно Горо, Вада Юкио и Ёсимура Осаму.

- Постойте, а я? – воскликнул Одзава. – Почему только трое?!

- Сначала отвечу на второй вопрос. Из каждой группы мы набираем по три человека. Оставшиеся двое идут по специальной программе. Вы не задумывались, почему пилотов шестеро, а операторов восемь? Вот вам и ответ. Но об этом немного позже.

Джаксовец чуть насмешливо уставился на Одзаву:

- Почему не прошли вы? Все очень просто. Эксперты единогласно поставили вам за психологические качества один балл из пятнадцати возможных. Я думаю, вы прекрасно понимаете, почему.

Одзава как-то сразу затих и вжался в кресло.

«Та-ак! – Хана сразу все поняла. – Значит, он кинул своих товарищей?! Наверняка выставил им не обещанные 10 баллов, а по единичке. Умный, но такой тупой! Кто же так палится?!»

- А теперь насчет спецпрограммы. Для участия в ней требуется одно особое условие. Знание, которым обладали три кандидата. Одного из них мы назначили во вторую группу, а двоих - в вашу. По итогам всех испытаний лучшие результаты показали Камэнаси Рёка и Хаякава Хана.

«Что?..» – Хана почувствовала, как у нее закружилась голова.

- А что за условие, и какая программа, - голос у Рёки какой-то чужой, надтреснутый.

- Это совместный проект с Россией. А необходимое условие – владение русским языком.

«Ох, спасибо клану «Пираты Драконьих гор»! - пронеслась мысль. – Ребята, как же я вам благодарна!!!»

+1
365
RSS
13:42
Стиль хороший легкий.Изложение увлекательное.По сколько по тегам Ваша произведение во многом перекликается с моим «Техпортом».Но полностью мнению подожду высказывать пока полностью не прочитаю.