Подполье счастья

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Подполье счастья
Автор:
Маргарита Себелева
Текст произведения:

Придя домой под утро, не разуваясь, из коридора, повернув направо, я продвигаюсь в кухню. Напротив арки стоит обеденный стол и два стула. Забавно, я живу один, а стула все также два. Будто жду еще кого-то. Ставлю варить кофе на плиту, которая, как и гарнитур, находится справа. Пью кофе крайне редко, потому что мой врач мне не позволяет, и я стараюсь слушаться его, но не сегодня. Решив наплевать на все его указания, снимаю куртку и отправляюсь прямо по коридору в свою спальню. Свежесть одурманивает мой рассудок, воздух хоть и паршивый, но приятный. Забыл закрыть балкон. В моей квартире не евро ремонт, я даже отказался от пластиковых окон потому, что я так привык. Марья Петровна, которую мне часто хочется обозначить просто «Моя», заходившая ко мне на чай и ни раз, ворчит, что пора бы было сменить эти жуткие окна такому консерватору, как я, - она бы с большой охоткой перевернула мою жизнь с ног на голову. Разве сама мысль об этом – не счастье? В том смысле, что я кому-то нужен.

Тяжелая дверь из массива легко поддается, и передо мной расстилаются скромные просторы моей спальни, в которой можно увидеть узенький проход между стенкой и кроватью. Я направляюсь закрыть балкон, чтоб не было сквозняка, так как дверь я обычно не закрываю просто так. Развернувшись от балкона, можно увидеть слева стол, расположенный ко мне боком, близко приставленный к кровати, а рядом с ним стул. Я отправился к столу, прямо в обуви по ковру, так и не разувшись. Грязные следы, заполученные мной на улице из-за ужасного дождя, заполонили ковер; терпеть не могу мыть полы, поэтому ко мне приходит три раза в неделю Ольга – школьница волонтер, которая моет мне пол, я все равно вознаграждаю ее за это деньгами.

Я выдвигаю последний ящик стола, беру ключ под бумагами от встроенного сейфа (нет-нет, он не железный на пять замков, скорее просто деревянный шкафчик с неуместным замочком). Открыв дверцу, прочесываю руками лес из мелкого хлама вроде авторучек, карандашей, точилок, лезвий, писем адресованных мне женой и наоборот, записок, каких-то пилюль, с мыслью: «Неужели мой заботливый сын и тут нашел мой клад?!», - ох уж эта забота. К счастью, нет. Одна папироса. Всеми легкими вдыхаю ее аромат и стараюсь запомнить. Бреду в кухню, мой кофе уже вовсю готов. Открываю окно, наливаю крепкий напиток в чашку и поддаюсь наслаждению. Пропуская никотин в легкие и освобождая чашку от горького напитка, я выгляжу как какой-нибудь счастливый человек из рекламы по НТВ. Не знаю, дорогой читатель, что сподвигло меня отправиться в свою комнату и начать изливать душу. Я желаю выговориться на листках бумаги, взяв заранее как можно больше чернил. Хотя, точно знаю, что Вы этого не прочтете. Чтобы понять: для чего я так истязаю себя горем, мучившим меня изнутри, тоской, которая не покидает меня, желанием орать, чтоб боль внутри меня ушла, и быть понятым и прощенным своей семьей! Я желаю стать счастливым. Даже убитый временем, я – человек – нуждаюсь в счастье! Что есть счастье для меня?..

Пролистав очередные статьи в газете, мне захотелось на воздух. За окном уже смеркалось, небо принимало темно-синий окрас с проблесками черного цвета. Собирался дождь. Все же, не решаюсь успокаивать свою прихоть и начинаю собираться. Мелко перебираю ногами, шаркая по полу (в моем возрасте это нормально, по крайней мере, я на это надеюсь), гладко выбрив лицо, отужинав глазуньей, хоть мне и вреден холестерин, кстати, что тоже очень нормально для моего возраста, оказываюсь готовым выползти на улицу. Ключи. Мобильный, который подарил мне сын, после того, как мне стало плохо на улице, и я час лежал на скамейке, пока женщина, одна из десяти просто проходящих мимо, не обратила на меня внимания – добрый человек. Шляпа. Белое пальто. Шарф. Нет, не нужен. Влетаю в туфли. Документы. Обязательно полис, на случай, если опять станет плохо и увезут в больницу. Вроде, все. Выхожу из квартиры. Ключи. Замок. Два раза повернуть. Лифт, слава Богу, работает! Я живу на восьмом этаже. Шел из магазина, меня двумя неделями ранее выписали все из той же злосчастной больницы, а это железо сломалось, пришлось три дня жить у Марьи Петровны. Марья Петровна - очаровательная женщина, но мои принципы и «тараканы в голове» не позволяют думать о ней, как о чем-то большем, чем просто соседка и друг.

Я живу в городе Б., обозначу его так просто потому, что мне так хочется. Здесь очень грязный воздух, поэтому по утрам я обычно до обеда сижу с затворенными шторами, дабы не видеть какая похабщина за окном, днем как-то рассеивается. Мой единственный сын - Герасимов Роман Родионович сейчас проживает в городе С., - это в двух часах езды на машине к старому отцу - занимает довольно приличную должность, и даже мог улететь жить в Германию, переведясь там в свой филиал фирмы, но не смог оставить своего старого отца, который отказался переезжать. Дурья башка. Надеюсь, его семья не сильно рассержена на меня. У него есть красавица жена и двое прелестных сыновей. Ну а я - человек довольно таки солидного возраста, именуемый Герасимовым Родионом Федоровичем. Уверяю Вас, до сих пор я не отрекаюсь от слов, что сожгу это сразу же, как изолью душу, и не передумаю в дальнейшем. Ну а пока буду обращаться к Вам, будто Вы это прочтете.

Идя по любимому маршруту, я встречаю Марью Петровну, шедшую, видимо, из магазина. Обменявшись приветствиями, она лукаво улыбается. Черт пойми, что у нее на уме, но иногда мне кажется, будто она кокетничает, или мне хочется так думать?! У нее осиная талия, блондинистая голова, седины которой она красит краской, большие глаза; поспорю – из-за шикарных опахал в глаза абсолютно не бросаются ее морщинки, которые являются самим собой разумеющимся в нашем возрасте. Я всегда восхищаюсь, как она сохранила за всю жизнь этот шарм и грацию; Вы, читатель, вероятно, скажите, что эти два понятия являются одним и тем же – я разочарую Вас. Говоря о ней, они абсолютно разные: шарм – ее очарование и тонкие манеры, она даже чай пьет, как настоящая аристократка, отставляя мизинец назад; грация – то, как она умеет держать стан, то, как сильно выглядит со стороны, но тут же женственно и хрупко, как настоящая леди, и ничто ее не сломает. Размышления о Марье Петровне ведут в одну сторону. Мы так похожи и оба одиноки. Ее единственный сын наркоман. Очень давно подсевший на эту шалость, он распродал все материно золото и имущество, а затем угодил за решетку. Она давно вдова, носившая то цветы и сладости на кладбище, то передачки сыну. Прожив у нее три дня, я все это узнал в ходе разговора с ней. Нам было не так одиноко вместе. Когда мы сидели вечерами и смотрели телевизор, распивая вкусный травиной чай, могли болтать без умолку. Мы хорошие друзья, нет, Вы не подумайте, как и любому человеку, мне никогда не хотелось быть одиноким, и не хочется, но я уже давно привык прожигать свою жизнь. Это Вы и сами поймете, но чуть позже. Какое право теперь я имею думать о старости с такой чудесной и привлекательной особой, не зная, сколько мне осталось?! Гонюсь за счастьем. Сегодня. Сейчас. Снова.

Я иду в свое излюбленное место. Из окна моей квартиры четко видно (четко – очень образно говоря, без очков  на переносице, я уже вижу далеко не так, как хотелось бы) входную дверь этого заведения. Яркая табличка «Казино» не дает упустить из виду эту крохотную дверь. Там никого, или от силы человека три. Так в последнее время. Находится это место в разваленном здании, в его подвале. Идя еще по сухому асфальту, пытаюсь уловить лицом ветер, так приятно обволакивающий все мое тело. Уже загораются первые фонари, автомобили стоят в пробке. А люди направляются домой, покончив с работой и прочими делами, тяготившими их. Все это навеивает на мысли о моем прошлом, о моих взлетах и падениях, хотя больше было последнего. Впрочем, откуда я могу знать, если все хорошее пропустил, находясь в беспамятстве практически всю свою жизнь?!

Потянув железную дверь на себя, я попадаю в узкий коридор, который от темноты защищает плафон, затянувшийся в пыли и паутине. Пахнет гадскими сигаретами, перегаром и дешевыми женщинами. Не смотря на это, быстро сокращаю расстояние между дверьми. Вы сейчас подумаете, что я старый извращенец, нет. Я тут  не ради попойки или снятия куртизанки, способной утешить дряхлого деда своим мастерством. Я, как и многие, посещаю это место ради того, чтоб получить – все, или - ничего. Поставив на кон бесценное и в то же время самое дешевое, что у нас есть. Это не то казино, где дорого и богато. Оно заброшено, но имеет свою ценность. Самое яркое, что есть тут, это вывеска, упоминаемая ранее, которая манит. Все сбегались на нее, как вороны, когда-то… Сейчас заведение имеет тех клиентов, что остались. Правила все те же: чтобы проиграть, нужно начать играть. Покупаю «билет» на входе, то есть обмениваю выбранное мной количество часов определенного дня (минимум двадцать пять) на фишки. Они могу варьироваться, это Вы поймете позже. Выпивка, еда, женщины  - бесплатно. Чтобы не хотелось уходить. Двигаюсь в сторону свободного стола в центре зала. Рулетка. Люди приходят сюда в один день, а уходят спустя чуть ли не три, потеряв часы, дни, недели, года. Когда я покину это место, не вспомню еще один день из своей жизни. А может и больше. А может, буду помнить все. Не будем, мой дорогой читатель, этого исключать. Так или иначе, я уже знаю концовку этой игры, а Вам только предстоит ее узнать.

Сегодня на удивление много народу. Среди них и молодежь, которой напели про некую «халяву» в обмен на какое-то время – «ненужное». Но это им сейчас, по молодости, кажется, что оно ненужное. Только потом они, возможно, начнут понимать, что это все потерянное – было счастьем. Вот только этого - «ненужного» уже никогда не вспомнят. Смогут представить со слов других, если воображение развитое. А нет – так совсем беда.

Под моими ногами скрипят половицы, даже ковер не спасает мои уши от этого. Мимо в спешке ходят официантки – легкие, как пушинки, - не издавая ни одного звука. Ковры и нужны, чтобы они продвигались бесшумно, не отвлекая от игры – одно из правил. Освещение достаточно яркое, окон, естественно, нет – благодаря им можно контролировать время суток – этого допустить нельзя. По той же причине нет и часов, к тому же, психологами было доказано: когда люди смотрят на часы, быстрее устают. Им может захотеться домой – нельзя. Мы все здесь как марионетки. Пьем, едим, играем, забавляемся с женщинами, пока нашему кукловоду это не надоест. А ему не может надоесть. Пока мы проигрываем – нам рады. Я тем временем сажусь за свой стол. Здесь совсем немного места. Как уже и говорил, расположился в центре зала, позади меня стоит, погруженная во мрак, барная стойка, откуда всем разносятся горячительные напитки, сигареты, вода, иногда даже еда – все, что клиент попросит, лишь бы не покидать своего места. Слева от меня расположен стол для игры в покер, под вторым номером; прямо находятся игровые автоматы; справа стол для игры в блэкджек с номером три и рядом с ним касса. За моим столом, под номером один, крупье – молодая девушка в униформе, которая мне рада. Инспектор – дядя с большими щеками, размер которых превосходит только его бурдюг, контролировавший крупье, а также отвечающий за выдачу выигранных фишек, решения конфликтных ситуаций ну и прочее, - тоже расположен ко мне одобрительно. Все предметы их одежды в идеальном состоянии и хорошо отутюжены. Лица их сытые и всегда приветливые. Я здесь «свой» человек (не трудно догадаться почему), поэтому, когда за столом один, крупье и инспектор расслабляются, и мы даже можем перейти на личные темы, что показывает весь уровень этого заведения. Кроме как об игре, в традиционных казино, ни о чем разговаривать нельзя. Также, запрещается инспектору отводить взгляд от стола, и не только, когда идет игра, что тут не соблюдается. Пит Босса – лицо, которое следит за крупье и инспектором, - здесь и вовсе нет. Может быть, он есть, но я не видел.

- Родион Федорович, добрый вечер! Мы рады Вас видеть, в нашем заведении. У вас нон-чипы? – начинает крупье.

Еще бы они были не рады. Есть просто чипы и нон-чипы. Чипы (фишки) – имеют определенное значение, а нон-чипы - на каждом столе имеют разную ценность. Поэтому, выигранные фишки будут не действительны без указанного на них номера стола, так как неизвестна их ценность.

- Нон-чипы, Анечка, – за столько лет я знаю весь персонал. Наблюдать каждое утро в зеркало появление новых морщин, и видеть их, не искаженные временем, лица – вызывает омерзительное чувство желчи.

- Расценки нашего стола…

- Умоляю, я знаю их наизусть. К чему эта официальщина? – горячусь я в силу обстановки.

- И все-таки, разберем по порядку.

Девица, видимо, полагает, что я – старик, страдающий маразмом, а может, просто преувеличиваю, и она всего лишь выполняет свою работу. Тем не менее, она продолжает:

 - Голубые нон-чипы на нашем столе – пять процентов исполнения вашего счастья, оранжевые – пятнадцать процентов, серые – двадцать пять, бежевые – пятьдесят, синие – семьдесят пять, желтые – восемьдесят пять и зеленые – сто процентов. Правила игры: мною будет брошен шарик на крутящееся колесо, в направлении противоположном его вращению. Совершив несколько оборотов по спирали, шарик падает в выемку, с нанесенным номером. Вы имеете возможность: угадать какой номер выпадает, угадать характеристику следующего номера (черное/красное, чет/нечет, большое/малое), сделать ставку на несколько номеров, комбинацию. Размер выплат зависит от ставок. Разрешается делать несколько ставок и комбинировать их типы.

- Милое юное создание, я все это наипрекраснейшим образом знаю. Так сказать, являюсь воином старой закалки. У меня нет времени на церемонии, давайте быстрей начнем.

От такого наплыва народу очень душно и месиво из отвратительных запахов знобит в носу.

Крупье делает определенные жесты, показывая руки, чтоб камеры, хоть и очень старенькие, зафиксировали чистоту от посторонних фишек. Используется пластиковый шарик, исключая возможность притянуть его магнитом, попросту - смухлевать. Крупье кладет его на компас, в случае, если стрелки начнут двигаться, шарик будет заменен другим. В рулетке два шарика: большой и малый. Если игрок удачлив, то шарик возможно заменить на малый так, что он и не заметит, тогда шансов выиграть еще меньше. Я доверяю им, сам не зная почему, поэтому позволяю себе отвлечься.

Крупный бородатый мужчина на пятьдесят процентов с забитым телом татуировками, играет напряженно в блэкджек в компании еще троих мужчин; совсем еще сопляк рубится в игровые автоматы. Вообще, я часто стал замечать здесь совсем юнцов; очень грустная женщина в очках с круглой оправой и высоко поднятым воротником, потягивает водочку, занюхивая ее рукавом, и делает ставки в покере; два шкафа стоят возле барной стойки и крепко лапают женщин легкого поведения; пожилой мужчина уговаривает менеджера пропустить его с внуком, доказывая, что тот еще мал и пару каких-то суток можно стереть. Он аргументирует свою просьбу: «Это даже ему на пользу будет! Вот, посмотрите, я выписал его плохие дни! Ну, пожалуйста! Я слишком стар! Я для его счастья!», - ответ отрицательный. Что делают люди? Они подписываются на решение судьбы других, еще даже не способных за себя ответить, лишь бы заполучить эту «халяву».

Возвращаю внимание к крупье, которая использует уровень, тем самым проверяя, что стол стоит строго горизонтально. Опять обращаюсь к столу, где играет интеллигентная женщина в покер. Она сильно плачет. За этим столом играют люди, желавшие отыграть свои часы назад. Вы спросите зачем? Затем, чтоб обменять их же в кассе еще раз. Отыграть в покере часы и уйти с ними домой – нельзя. Это слишком нелогично, ведь казино их уже выиграло, какой смысл просто так их возвращать?! А вот подарить для возможности забрать их еще раз – плевое дело. Главное, чтоб человек играл. Играл и проигрывал. Хотя все же, есть тут один нелогичный стол, но о нем позже.

Когда у нас забирают время, мы забываем все, что было в этот период. А теперь, мой любезный читатель, представьте, что Вы уже потеряли слишком много хороших и плохих часов, и Вам страшно отдавать новые, только что появившиеся. Тут можно выйти из игры. Попросту остановиться, сказать себе хватит! Но азарт стоит позади Вас, а затем подталкивает в это же место. Предвкушая счастье, с застеленными глазами, Вы бредете дальше в эти потемки. Интересно, сколько она уже отдала часов? Вот в моей голове, к счастью, только провалы в памяти, хотя я достаточно часто тут бываю и проигрываю, как Вы это уже поняли, но не без побед. За всю жизнь в среднем человек проживает шестьсот тринадцать тысяч двести часов, я был знаком с человеком, который помнил лишь последние двое суток, к слову, он сошел с ума.

Я сконцентрировался лишь на женщине. Абстрагировавшись от посторонних звуков, удалось расслышать, как она делится с крупье о больной дочери, и что жалкие пять процентов счастья помогли бы ей бороться. Как происходит обмен выигрыша на счастье, я расскажу тоже чуть позже. Раздается звук лопнувшего хрусталя, это женщина. Она раздавила рюмку в руке, и стол для игры в покер приобрел на своей зеленой поверхности красные пятна крови. Охранник поднимает ее со стула и подводит к барной стойке. Естественно, чтоб не потерять ценного клиента (некого «выгодного лузера», вечно доставляющего прибыль казино), они делают все, чтоб он остался доволен. Ей перевязывают руку, подливая в пластиковый стаканчик какого-то пойла. Она выпивает. Выпивает и смеется. Истерика. Тут часто такое бывает, особенно у женщин. Хрупкие создания, гнавшиеся за счастьем, терпят поражения из-за собственной бестолковости и ломаются. У нее это пройдет, и она снова сядет за стол в попытках спасти дочь, совсем не понимая, что полезней была бы рядом с ней. Потом пожалеет, а, быть может, просто проиграет время, проведенное со своей кровинушкой?  

Меня оторвал голос крупье: «Делайте ваши ставки». Окинул стол взглядом с очерченным полем. Я отдал своих двадцать пять часов, а это одна фишка серого цвета или одна оранжевая и две голубых, или пять голубых. На кассе я выбрал второе, с целью сделать две ставки по минимуму и окарать, поставить оранжевого цвета по максимуму да выиграть. Осталось определиться, как раскидать фишки по столу. Пока колесо крутится, я могу делать ставки, до слов крупье «ставки сделаны». В этом казино у каждого стола своя польза. Рулетка является самым основным. Здесь я делаю ставки, где выигрышем являются проценты моего счастья. И, как Вы понимаете, выиграть шансы смешные. Гарантии уйти ни с чем куда выше тех, что я тешу каждый раз, переступая порог этого заведения. Из-за шума я непроизвольно отвлекся на стол блэкджек. Мужчина в татуировках кричал на крупье за обвинения в мухлеже. Тут я впервые и увидел хозяина казино: высокий человек лет сорока, видно, что очень горд своими заслугами, потому и на пафосе. Блэкджек – тот самый нелогичный стол, потому за ним и мухлюют чаще, чем за другими. Он стоит рядом с кассой не без причины, ведь все-таки вам может повезти, и вы выиграете за другим столом. Тогда вам будет трудно отказаться сыграть, где на кону уйти мало того со счастьем, так еще и с отыгранными часами, ну какого придумано? Но это в случае победы. Люди, под соблазном азарта, садятся и играют. В случае проигрыша казино забирает чипы, выигранные за другим столом, меняя их на изначальное время, которое ставили. С ним они могут просто уйти домой. Здесь стол работает в убыток больше остальных, потому что люди либо выигрывают и забирают свои часы, либо проигрывают и все равно забирают часы. Как говорится: редко, но метко. Кстати, метки. Инспектор показал метки на картах хозяину: они сделаны ногтем, ближе к центру или дальше – это зависит от карты. Решаю больше не слушать их и сделать свою ставку.

Я могу делать ставки как внутри этого поля: на номера, зеро или дабл зеро. Так и вне его: столбцы внизу поля под номерами с пометкой два к одному, слева столбцы дюжины и над ними с метками – высокие или низкие номера (от одного до восемнадцати – низкие, от девятнадцати до тридцати пяти – высокие), четные или нечетные, черные или красные. Выигрыш ставки на столбцах внизу поля составляет два к одному, то есть, если выпадет номер одного из столбцов, к моим чипам добавляется такое же количество еще два раза. Если ставить на дюжины и выпадет один из двенадцати номеров, мне также заплатят два к одному. Для внешних и внутренних полей свой максимум и минимум. К примеру, возьмем минимальную ставку – двадцать пять часов по пять чипов голубого цвета. Делая ставку на внутреннем поле, я могу их раскидать по номерам: по одному чипу на каждый. Делая ставку на внешнем поле, я могу использовать какой-то один вариант: все пять чипов к одному столбцу. Если поставлю на крайние левые столбцы, уже выигрыш один к одному, то есть к моим чипам добавляется еще такое же количество один раз. Ставка на номер составляет тридцать пять к одному – самый высокий выигрыш, шансы угадать номер – нулевые. Мне ни разу так не везло. На два номера одновременно семнадцать и двадцать или шестнадцать и семнадцать выигрыш будет семнадцать к одному, на три номера - одиннадцать к одному, на четыре – восемь к одному, на пять – шесть к одному, на шесть – пять к одному. Если выпадает зеро или дабл зеро, то все ставки на внешнем поле получают только половину от своей ставки назад. А ставки внутри поля – проигрывают. Не знаю для чего Вам такая подробная информация, но пусть будет.

Снова обращаю внимания на стол, где была женщина, сейчас там трое мужчин. Двое из них подставные игроки, нанятые казино. Я узнаю их сразу по манере игры: они никогда не удваивают ставки и не рискуют. Они нужны, чтобы завлечь еще больше людей.

Мои мысли захламлены мелочами, связанными с игрой. Смотрю на свои старые худые руки. Сколько лет эти руки держат фишки за этим столом? Сколько лет они здесь подчиняются рассудку? Чувствую, как меня начинает обуревать меланхолия. Мне подносят стакан воды, значит время уже прилично. В него добавлен кислород – он бодрит. В традиционных казино под утро его пускают по вентиляции. Мужчина за вторым столом выигрывает. Инспектор кивает администратору, при выдаче выигрыша он заполнит до конца свой бланк, но придя сюда в следующий раз, обнаружит себя в черном списке. Всех шибко удачливых записывают именно туда. Я ставлю все фишки на красные (так больше шансов выиграть хоть что-то). Никогда не рисковал, потому и выигрывал всякую мелочь. Разозлившись на себя, все-таки решаю изменить ставку и разбрасываю фишки по номерам: голубые на три и пять, а оранжевую на восемь. «Ставки сделаны». Жду.

Томительное ожидание. Я смотрю, как другой мужчина пытается выйти отсюда. Он уже стоит на кассе и обменивает свои фишки, заполняет бланк. Все просто: на каждой фишке номер стола или они уже с определенной ценностью, пока кассир подсчитывает их, а менеджер контролирует, на долю игрока выпадает участь устоять перед уговорами: поиграть еще, чтоб не терять время, выпить или просто расслабиться. Затем ему озвучивают проценты, им выигранные, и выдается бланк, в котором он написал свое имя и фамилию ранее, когда обменивал время на фишки. Там он записывает свои определенные желания для счастья, и выставляет проценты к каждому, деля общую их сумму. Если желание одно, то все проценты отдает ему. В случае если игрок проиграл, то есть определенная «аптечка казино»: там ему вызывают бесплатное такси до дома, дают валидол или нашатырь. Голос крупье режет мой слух. Мне стоило играть сорок лет, а если точнее сорок лет и девять месяцев, чтобы один раз так повезло. «Выиграл номер восемь, поздравляю!», - а это значит, что одиннадцать к одному! Я только что выиграл! Эта фишка за этим столом ценностью в пятнадцать процентов. Значит, я только что выиграл сто шестьдесят пять процентов, это одно сбыточное желание точно и шестьдесят пять процентов в придачу. Я сижу спокойно и смотрю на теперь уже руки крупье, которые начинают отсчитывать мой выигрыш. Со стороны спокоен, но внутри меня обуревают чувства.

- Ну что, сегодня повезло, – инспектор подходит и хлопает меня по плечу. - Это хорошая дичь! Уже придумал, что нужно для счастья?

- Я определился еще, когда третий раз сел за этот стол.

- И в чем же заключается твое счастье? Ты завсегдатай в нашем заведение, уже давно бы по кусочкам это счастье собрал. Разве нет?

- Да, но я хотел выиграть по крупному – сразу сто процентов и исполнить его.

- А выиграл сто шестьдесят пять! – приобняв меня и склонившись близко к моему лицу, он как будто мой лучший друг, начинает интересоваться, - еще шестьдесят пять куда денешь?

Я лишь молчу и наблюдаю за руками. Не своими. Крупье.

Совсем молодой парнишка в кители и в берцах, бесшумно постукивает ногой по ковровому покрытию. «Что этому сопляку тут нужно?», - я знаю ответ на этот вопрос, но каждый раз все равно его задаю. Взяв свой выигрыш, иду в его сторону.

- Ну, как? Получается? – одна лычка на погонах - ефрейтор, с некой презрительностью он смотрит на меня.

- Дедуль, иди-ка ты туда, откуда пришел.

- Я тут частенько бываю, еще по молодости узнал об этом заведении. Какая сладость -  получить все, отдавая взамен практически ничто. И в случае проигрыша, особо ничего и не убудет, согласись? – он только вытаращивает свои иллюминаторы, в упор направленные на меня, а его бровь выделывает трюки на лбу. Какое право я имел рядом с «Ним», начать говорить?

- Дедуля, ты меня отвлекаешь! – эдакий ротозей.

- Да-да, помню эти чувства. Этот азарт, особенно после первого раза, – он нервно нажимает пуск на игровом автомате, и закатывает глаза. Когда я продолжаю говорить, отворачивает свою непутевую головенку: – И что в этом такого, не правда ли? Ты же можешь отдавать любые часы. Сначала я решил начать с несчастий, зачем они мне?..

- Мне не-ин-те-рес-но! Иди уже, дед!

- Я не собираюсь учить тебя жизни, просто послушай. У меня ведь даже собаки нет, чтоб выговориться… - я хочу, чтобы ему стало меня жалко. Тогда он, как мне кажется, сможет быть более ко мне расположенным: – Я, возможно, последние деньки доживаю на этом свете, что тебе стоит послушать старого вояку?

Громкий вздох от очередного проигрыша. Удар по груде метала, кивает охраннику, показывая, что все в порядке, и он вовсе не собирается разгромить все заведение. Снова смотрит на меня исподлобья и кивает в сторону бара. Я, как воспитанный человек, скрепив руки в замок, последовал первым к чудо-месту. Горе-женщина все сидит на одном из стульев и пьет. Пьет громко, мокро, то и делая, что заливая столешницу безмерным количеством алкоголя и слезами. Мы сели через один стул от нее, так, что я оказался возле стенки. Он заказывает два виски, проведя рукой по своей почти гладко бритой голове. Отказываюсь и прошу у Лени водки. Как уже и говорил «старой я закалки».

- Ну, давай, дед, выкладывай, что тебя так гложет, перед тем как уйти на покой.

- В тот день я забрел в это место, по случайности. Как мне потом казалось, это была моя судьба. Это место было моим спасением: во-первых, был жуткий холод; во-вторых, было чертовски гадко на душе. Меня не хотели пропускать без «билета», отчего пришлось подойти к кассе и начать интересоваться расценками, нашарив в кармане какую-то мелочь. Девушка (позже я узнал, что по паспорту она уже давным-давно бабушка) сказала убрать деньги и дала мне одну фишку серого цвета. В силу своего буйного юношества, я чуть ли не тыкал ею усатому мужчине вдвое больше меня в лицо, проходя в зал. На этом месте стояли тумбы для заказов, а чуть позади нас стол, за которым уже сидели мужики. Простой унылый контрактник, ничего не слышавший про это казино, они же сидели и гоготали. Взяв на остатки денег, сэкономленных благодаря милой «девчонке», пива, я присел рядом с каким-то бугаем. Меня очень напрягало, что каждый в этом заведении мог буквально сломать меня пополам. Оказалось, что они поминали какого-то Петра. Мне была знакома ситуация, но шок оттого, как весело они с этим справляются, был явно выражен у меня на лице. Как потом оказалось, они просто проиграли весь период знакомства с ним. Попросили Леню – «бармена» тутошнего, - рассказать про друга, его кончину и то, как проходили похороны с их слов. В итоге им было весело, они же совсем не помнят своего друга. Просто чужой очередной хороший мертвец. Так и понял, на что они тут играют. Узнав, что я не так давно ездил домой на похороны своей матери, один из мужиков начал мне говорить, что мне нужно просто отдать это время. Тогда не буду этого помнить. Я был худой и высокий, как шпала, но не без характера. Он начал втирать мне, что могу стать азартным человеком, поэтому фишки лучше бы отдать ему. Я пошел на отрез, но сам понимаешь, когда еще рядом трое его свояков, трудно представить, что закончится этот конфуз в мою сторону. Пошел до кассы делать вид, что обмениваю время. Затем отдал им свою серую бесплатную фишку. Поблагодарил их и отправился на выход ждать, когда они уйдут, чтоб поиграть «по-взрослому». «Эй, парень, а как твоя мать?», - стиснув зубы, я ответил, что жива и здорова, по последним вестям из дома.

Просидев под козырьком соседнего закутка часа три, отморозив все свои конечности, я все же дождался, когда они уйдут. Будучи достаточно пьяными, они перепирались. Тот, что напирал, орал во всю глотку про выигранные фишки, мол, они должны были быть по большей части его, а не того – другого. Им не позволили подраться и вскоре они совсем пропали из виду. Тут я и узнал, на что они, да и не только они, готовы, чтобы в это играть и выигрывать. Я вернулся к началу пути, а кассирша начала выговаривать, как сейчас помню: «Паренек ты еще молодой, зачем тебе? Я специально фишку дала запросто так, чтоб ты проиграл и ушел отсюда!», - кто она вообще такая? Нахамив про ее должностные обязанности, обменял фишку на время. Мог бы даже не играть, я просто хотел забыть смерть собственной матери, а фишка – это бонус, но мой. Подумав, что глупо такое упустить, побрел к рулетке. В тот вечер я так и не выиграл, но получил азарт навсегда.

- И ты говоришь, что не учить меня собрался? Не переживай, дед, такие сантименты приходят в голову в старости. Вот я тогда и расплачусь. А сейчас отвали, а. Эй, бармен, повтори!

- Какое время ставишь ты?

Он морщится и выпивает, сильно запрокинув голову. Будучи пьяным, еще до нашего подхода к стойке, он пошатывается, из-за чего ему приходится разжать левую руку, выронив пару фишек. Женщина тут же активизировалась. Своей худощавой рукой, облеченной в некогда белый бинт, она схватила одну фишку: «Прошу, только одну! Это мой шанс! Умоляю», - не находя в его глазах ни капли жалости, она упала на колени подле него и начала кричать заезженную историю о дочери.

- Этот шанс принадлежит мне! – разжал ее больную руку и забрал свое. Брезгливо протирая фишку от крови, он быстро отчеканил, - Дед, достал, вот ей Богу! Какое дело тебе до моего времени? Что ты знаешь о моей жизни?

- Я бы все отдал, чтоб вспомнить, как с матерью прощался, – опустошаю рюмку. – Не получится у нас так разговора. У каждого свои взгляды на жизнь, и учить я тебя не собирался. Меня же никто не учил. Так, поболтать, – уже собрался уходить, но почувствовал руку на своем плече.

- Стой, дед. Девушка моя, любимая, там – на гражданке, за другого замуж вышла, богатого! А я кто? У меня никогда таких денег не было, и в перспективах нет! Забуду ее еще и денег выиграю! Но я ее пока на время не ставил, что-то другое – все проиграл. Решил начать с ненужных воспоминаний, эти пока не решаюсь. Но вот еще одну опрокину и решусь. Леня, кажется? Глянь, дед, прям как твой первый бармен! Повтори, Лень!

- После смерти матери, я ставил мелочи из детства, которого сейчас у меня нет в голове, только с записок. Я писал их себе каждый раз перед тем, как идти в казино и проигрывать. Потом читал, как какой-то рассказ. В смешном сейфе дома их много: детство, вплоть до школьного выпускного, встреча будущей жены, вручение диплома, свадьба, рождение сына и куча бытовых моментов, связанных со всем: семьей, работай, досугом. Все эти мелочи, которые опустошили мою душу. Среди них было и плохое время: похороны близких людей, так саднившие душу, когда с женой ругались, время, проведенное с любовницей, болезни сына, выговоры, что я ужасный муж и отец, ремонт в доме из-за соседей, не сумевших проконтролировать свой унитаз. Сейчас я жалею, что забыл все плохое. У меня есть сухие факты в голове о том, что я имел, но каким трудном это заполучил или волей случая – не знаю. Не осталось красок жизни. Я прожег всю свою жизнь. Никто не может остановиться, и я не исключение – глупцы.

- Глупцы? Почему? Разве люди, желающие не просто мечтать о счастье, а делающие ради него что-то – глупцы?

- А что они делают здесь для своего счастья?

- Ха! Дед, да ты не в себе! Поэтому такой ты и несчастный!

- Ты не первый кому я это говорю, и далеко не все со мной соглашались. Самый умный тут человек один - это хозяин казино, – если не музыка, я перешел бы на шепот, дабы не привлекать особого внимания других людей, и в случае чего не спровоцировать никого на потасовку. – Все, кто здесь работает, смеются над нами. Им платят зарплату временем! Нашим временем! Та кассирша должна уже откинуться, однако, она все также молода, как и в тот день, когда я переступил порог казино. Этот Леня должен быть там же, где и она, однако, он твой ровесник. Он самый обычный бармен, имеет уже пятую жену и у него куча времени, чтобы жить сейчас и быть счастливым. Он распоряжается своим временем здесь и сейчас, реализуя свое счастье собственным трудом, имея большой бонус – больше времени, чем его имеем мы. Когда ты отдаешь свое время, твое тело не стареет, в отличие от души. Кроме азарта не остается ничего. Зачем чего-то добиваться, когда можно выиграть? Ты можешь прожигать свое время, спонсируя их и позволяя кинуть горсть в твою могилу, ведь пока они имеют время – молоды и могут наслаждаться жизнью. А ты в это время сидишь тут и теряешь ее. А можешь просто выйти отсюда и вернуться домой. Вдохнуть полной грудью и реализовывать свое счастье, как и они. Ценить каждую минуту и каждое воспоминание. А затем, возможно, обойти их всех. Выбор остается за нами. Даже они, имеющие столько времени, не тратят его тут на игру, не кажется тебе это странным? Ты хоть как останешься в проигрыше, а если хочешь действительно выиграть, то купи это казино!

- Почему же ты тут сидишь, дед? – опрокинув в себя еще рюмку, спросил он.

- Затем, что я уже прожег свою жизнь, и смысла останавливаться нет.

- Ты столько лет играешь… Что для тебя счастье?

- Я бы обязательно рассказал об этом, но не могу.

Мы молчали. Солдат смотрел на фишки в своей руке, затем разжал ладонь спящей женщины и вложил их туда: «Ей нужнее», - промолвил он. Затем посмотрел на меня, опустил голову и ушел прочь. Я оглянулся на стол блэкджек. Мне хватает выигранного, чтобы стать счастливым человеком и спокойно умереть, но азарт все это удвоить - велик. Разве могу я его остановить? Все было решено. Я попросил еще рюмку водки, выпил и встал из-за барной стойки.

Эти записи от 23 октября 2013 года. Мне отдала их Марья Петровна, которая проживала с моим отцом последние годы его жизни. Она рассказала, как он, рыдая, пришел к ней вечером того дня с ними. Ему не хотелось ощущать себя опустошенным. Больше всего, моему отцу хотелось помнить каждое мгновение. Наполнить себя мелочами. Алкоголизм трудно вылечить, азарт еще труднее, азарт во благо – невозможно. Он не мог сам закончить эту историю, поэтому поделился с ней всем. Она настояла, чтобы пока он просто убрал их в сейф ко всем записям. Они так и сделали. Затем поставили пластиковые окна и освежили квартиру небольшим ремонтом, и докупили еще стульев. По воскресеньям стало традицией ездить к ним на блины всей семьей. Мой отец посвежел и, как мне казалось, очень помолодел. Для него жизнь поделилась на две части: до Марьи Петровны и после. Все моменты с ней были нетронуты, оттого он и был счастлив. Ему все-таки не пришлось уничтожать все воспоминания о ней. Сохранив их, он насыщал себя новыми. Возраст взял свое, он покинул нас спустя счастливые пять лет. Мой отец плакал оттого, что помнит каждую мелочь, происшедшую за эти пять лет, и что столько всего ему пришлось забыть. И как хорошо, что больше ни у кого не будет такой участи.

Запись от Февраля 1973 года.

Молодая женщина в униформе и контрактник с идеальным кантиком курят в узеньком коридоре. Разгоряченный боец, жалуется на проигрыш.

- Тебя как звать-то?

- Родион.

- Эх, Родя-Родя, а я говорила, что делать тебе тут нечего.

- Это несправедливо!

- Совсем еще сопляк, даже собраться не можешь! – она впускает в свой организм дым и с наслаждением выдыхает. – Хочешь отомстить всем?

- Хотеть мало! Я отомщу! Обязательно!

- Какой прыткий, два раза за столом посидел и уже отомстить хочешь из-за пары каких-то дней. Я могу помочь тебе, но условия адские.

- Интересно как? – он был заинтересован. – И какая тебе с этого выгода?

- Владелец казино – мой отец. Оно открылось во время войны в сорок первом году. Я работаю здесь с двадцати трех лет. Все мы уже должны быть покойниками, но нам платят временем. Мне надоело. Я хочу заключить с тобой сделку, при которой ты отомстишь, а я, наконец-то, доживу век и помру нормальным человеком.

- Почему ты просто не уйдешь отсюда?

- Нельзя, таков контракт.

- И какие условия сделки? – молодой парень даже не желал думать об отговорках.

- Твоя задача приходить сюда каждый раз, когда моя смена и пытаться выиграть сто процентов счастья, так надежнее. По частям нас возьмут с поличным. Ты можешь проигрывать все свои часы, играть до момента пока не помрешь или напрочь не забудешь свою жизнь, но ты обязан приходить и играть! Если за твое столетие удача тебе улыбнется, и ты выиграешь до того, как сотрешь абсолютно все, что было в твоей жизни, то перед тем как подойти на кассу, ты должен сесть за стол и выпить. Это будет мне знаком, и я спроважу как-нибудь менеджера. Когда ты подойдешь, контролировать что ты пишешь, смогу только я. В графу счастья ты напишешь одно предложение и поставишь напротив него сто процентов. А там я быстро все оформлю.

- Я смогу обыграть казино в рулетку, максимум лет за пять. А потом спокойно поживу, – он улыбался и тушил сигарету об косяк.

- Не будь таким самоуверенным! Ты не первый, от кого я это слышу. Последней выиграл на пятом десятке, но сел за стол блэкджек и все спустил. Не смог побороть азарт.

- Вот посмотришь. А что за предложение я должен написать?

 

- Уничтожение подполья счастья, – она затушила сигарету, и они направились в зал. Игра началась.

+3
382
RSS
«Игроку всего тяжелее перенести не то, что он проиграл, а то,
что приходится прекращать игру»
Мадам де Сталь

Азарт! Пожалуй, самый сильный наркотик человечества. И неважно проигрываешь ты, выигрываешь ли, стоит «подсесть» на эту «иглу» один раз, остановиться уже невозможно. Вам всегда будет хотеться большего. Вот о таком пагубном пристрастии и повествует рассказ Маргариты Себелевой.
Что понравилось:
1. Атмосферность. Сразу «погружаешься» в игру, едва переступив порог казино: «Кроме как об игре, в традиционных казино, ни о чем разговаривать нельзя. Также, запрещается инспектору отводить взгляд от стола, и не только, когда идет игра, что тут не соблюдается. Пит Босса – лицо, которое следит за крупье и инспектором, — здесь и вовсе нет. Может быть, он есть, но я не видел»;
2. Интересная задумка. Вроде бы казино, но насколько необычная «валюта» здесь используется;
3. Неожиданный финальный «аккорд». Нет, что касается выигрыша/проигрыша – все вполне ожидаемо, но в самом конце вас ожидает нечто, перевернувшее все с ног на голову;
Из минусов:
1. Немного не хватило эмоций со стороны главного героя. Да и вообще, если честно, эмоций мне не хватило;
2. Много «шероховатостей» в тексте: «Бреду в кухню, мой кофе уже вовсю готов», «Грязные следы, заполученные мной на улице из-за ужасного дождя, заполонили ковер», «Под моими ногами скрипят половицы, даже ковер не спасает мои уши от этого» и т.д.;
3. Слишком утомительные описания: «Слева от меня расположен стол для игры в покер, под вторым номером; прямо находятся игровые автоматы; справа стол для игры в блэкджек с номером три и рядом с ним касса. За моим столом, под номером один, крупье – молодая девушка в униформе, которая мне рада. Инспектор – дядя с большими щеками, размер которых превосходит только его бурдюг, контролировавший крупье, а также отвечающий за выдачу выигранных фишек, решения конфликтных ситуаций ну и прочее, — тоже расположен ко мне одобрительно».

В общем, по десятибалльной шкале:
Язык повествования – 6 баллов;
Стиль – 7 баллов;
Персонажи – 5 баллов;
Описание мира – 5 баллов;
Грамматика – 5 баллов;
Сюжет – 8 баллов.
Средняя оценка: 6 баллов.

«Твоя задача приходить сюда каждый раз, когда моя смена и пытаться выиграть сто процентов счастья, так надежнее. По частям нас возьмут с поличным»
01:38
Рассказ хороший, но вычитан плохо, особенно первая часть. Все, что касается казино — более складно. Но солдат описан как-то скупо, сперва я подумал, что это подросток. А вот женщина в очках, смакующая(!) водку, пожалуй получилась лучше всего. Хорошего редактора автору пожелаю.
Большое спасибо за ваш отзыв))) *_*
10:49
Когда Харука читать, она не понимала некоторых слов. Смысл в них странный. Но слишком подробные описание. ОписаниЯ ей понравились. Для того, кто не очень хорошо знает язык страны Росии, такие описания самое то. Мнение Харуки. Маргарита Себелева, всё на 6 баллов, хоть харука и не понимает что это за баллы такие.
П.С. Родя-Родя! Радион! Даже слишком оригинальное имя, или фамилия. Ах! Харука путаться.
Родион — имя (кстати, только сейчас, благодаря Вам, обратила внимание, что все время писала РАдион, а не РОдион) Исправила:)))
Спасибо большое!😍