Кто же зверь?

Форма произведения:
Рассказ
Закончено
Кто же зверь?
Автор:
Maxfactor
Аннотация:
История развивалась по спирали... Сначала я хотел написать развернутый коммент на главу "Я не зверь" из романа Мстислава Когана "Предания севера". А потом написал что-то вроде рассказа-радиопередачи, в которой Кларенс Т. Хантер и Вилли Пат - гениальный изобретатель, а по совместительству литературный критик галактического масштаба, обсуждают оную главу, постоянно скатываясь к обсуждению вроде бы посторонних вопросов.
Текст произведения:

 

Кто же зверь?

 

Сержант-майор Шейла Рут Гордон сладко потянулась в постели. Сегодня нет занятий с курсантами, но никакой выходной, никакая увольнительная не оправдывают лени. Только Хантер может позволить себе проваляться в постели до часу дня. Кто бы ему еще дал…

Шейла вскочила и схватила гантели. Включила радиоточку и едва не уронила спортивные снаряды себе на ногу, услышав голос Хантера:

- Здравствуйте, мы начинаем радиопередачу «Прозаическая тетрать». С вами в радиостудии Кларенс Т. Хантер. Да-да, я, кроме того, что пилот-десантник и специалист по безопасности и защите звездолетов я еще и большой знаток музыки и литературы. Сегодня я буду вести передачу не один. Со мной в студии гениальный изобретатель и знаменитый литературный критик Вилли Пат. Встре… хрррпшшшшуиуиупшшшш…

- Хрррпшшшшуипшшшуиуи…

- Хррр… !!!

- Хрррпшшш… прости, Хантер. Я хотел проверить глушилку микрофонов – мое новое гениальное изобретение.

- Вилли, но у меня же проводной микрофон? – абсолютно спокойным, не предвещающим ничего хорошего тоном сказал Хантер.

- Ха! Заглушить беспроводной сможет и болван. А ты с проводным попробуй справиться, дружище! Когда получится, сможешь тоже назвать себя гениальным изобретателем… Да, по-настоящему талантливый человек… ну, как я, талантлив во всем. Даже в литературе. Так что мы будем препарировать, Хантер?

- Главу «Я не зверь» романа «Предания сервера». Цикл «Вестфолк». Ты читал?

- Нет, конечно. Я предпочитаю свежий взгляд на вещи. Так… так… - Вилли громко зевнул.

- Э! не спи!

- Да я всегда засыпаю, когда в романах вижу, как краешек солнца лениво выглядывает… как бишь там? А! Из-за остроконечных горных пиков. Тоску навевает такая вот языковая проза… А! Вот и главный герой!

- Солдат по имени Эльнор? Барон?

- Да нет же! Вот он: шмыгнула куда-то по своим делам толстая полевая мышь…

- Вилли, ты думаешь, что мышь – это ГГ?

- А почему нет? Есть же мультфильм «поллитровая мышь»…

- А это ничего, что дальше про мышь ни слова? Я бы ее и не заметил, если честно!

- Хантер, поэтому ты и не критик. Не замечаешь очевидного. Ладно, с главным героем определились. Теперь попробуем определиться с второстепенными героями… о, пошло рубилово. Круто… э, стоп! У крестьян луки или арбалеты? Барон крутил ворот арбалета, а остальные-то с чем? Ладно, написано с «хлипкими охотничьими луками», значит, с луками. И тут мы с тобой ловим первый глюк: охотничьи луки не уступают по силе боевым. Разница в стрелах. Более того, у охотников могли быть передовые композитные луки, а не армейская, образно говоря, штамповка.

- Вилли, может, у крестьян были луки варианта мини, для охоты на уток?

- Давай все-таки не будем делать из барона клинического идиота. Второй глюк: наконечники средневековых стрел блестеть не могут.

Шейла закончила с первым комплексом упражнений и легла на скамью качать пресс. Хантер продолжал распинаться:

- Как не могут, Вилли? Я, когда лечился от боевой психической травмы, в комплекс терапии входила стрельба из лука. Ну, там снимает стресс, полезные физические упражнения и все такое. Конечно, до инструктора Дикина мне далеко, но я все-таки  научился стрелять из целой кучи разного вида оружия. От блочного лука до простого английского. И у наших стрел наконечники блестели.

- Хантер, не глупи! Ты стрелял новоделом. В средние века наконечники представляли собой грубо заостренный кусок металла, покрытый окалиной. Никто их там не полировал. Или ты думаешь, что в те времена были никелированные наконечники?

- Убедил. Тогда и я вставлю свои пять копеек…

- Пять… чего? Хантер, ты меня задрал со своими загадками!

- Копеек! Деньги такие на Земле. Мелкие. И не перебивай меня. Итак, барон вполне заслуживает того, чтобы в его титуле предпоследнюю букву изменили на «а». Ибо команды «стрелы наложить» и «стрелы отпустить» для лука бессмысленны. Видишь ли, мой друг Вилли: выстрел из лука производится сразу после натягивания тетивы. Тетиву натянутой держать нельзя: утомляются мышцы, и стрела летит… ну, в район цели. Сразу скажу: это не касается блочных луков со спусковым механизмом. Но вряд ли их изобрели в мире Вестфолк.       

 - Это еще полбеды. Хантер, барон – полный чайник в тактике. Средняя прицельная дальность рядового британского стрелка из простого, не композитного длинного лука –  92 метра! А открыть огонь «в кучу» можно было и метров с двухсот. Приказ подпустить противника поближе не выдерживает не то, что критики, за это барона надо конкретно отметелить.

- Так это и сделали дальше.

Шейла фыркнула и сказала так, будто ее могли слышать: «Что же у барона там, пулеметное гнездо, что ли?» Вилли продолжил:

- Правда? Поделом. Видишь ли, Хантер, лучник способен держать в воздухе одновременно три, а то и пять-шесть стрел. Надо было отдать команду «поражение беглым огнем!» и засыпать противника стрелами. После добить немногочисленных уцелевших. Бой выигран.

- Не, ну там же типа крестьяне, может, они плохо стреляли из лука и так далее?

- Хантер, ты сегодня тупишь целый день. Сам же прекрасно знаешь, что из лука нельзя стрелять плохо. Из него можно или уметь стрелять или не уметь стрелять. Третьего не дано. Раз луки охотничьи, то делаем вывод: охотник не может не уметь стрелять. Увы, лук во многих произведениях – источник ляпов. Кстати, бывают стрелы Робин Гуда, а я недавно изобрел стрелы Вилли Пата. Без древков.

- Э… Простите?

- Силовой шнур. Когда ты натягиваешь тетиву, стрела удлиняется. Когда отпускаешь, она летит, как обычно.

- А смысл, Вилли?

- Увеличение носимого боезапаса. Одно дело, когда у тебя колчан с метровыми… мнэээ… стержнями, и совсем другое – когда сумочка с десятисантиметровыми фитюлинами. Кстати, Наташе понравились. Говорит, необычные ощущения.

- Ты и ее припахал?

- Ну, мне же надо было на ком-то опробовать свое изобретение. Она с удовольствием согласилась… Кстати, ты читал ее дневники? Волосы дыбом встают. 50 оттенков серого по сравнению с ними ну просто ни о чем.

- Вилли, чего ты хочешь от девушки, которая жива только благодаря воскресительной машине? Но давай лучше вернемся к нашим… баронам.

- Сейчас гляну… так, дальше идет какой-то разговор о Вольрадах, крысах, крысах Вольрада и прочих интригах. Чтобы понять, наверное, надо читать все остальное. Будем считать, здесь все в порядке. Так, дальше избивают барона и правильно делают. Заслужил. Матчасть надо учить. Правда, чтобы простолюдин бил барона – это нонсенс даже по средневековым меркам. И не знаю, будет ли человека отбрасывать после удара. Наверное, он просто упадет.

- Может, проверим, Вилли?

- На ком?

- А ты зачем в студии?

- Хантер, не шали! Я к баронам никакого отношения не имею.

- Ну, критик же должен проверить на себе то, что критикует. Шучу-шучу. Так, у нас музыкальная пауза. Что поставить?

- Ты же привез мне диск «36 крейзифистс». Вштыривает нипадеццки. Может, врубишь?

- Вилли, ты совсем берега попутал? У нас высококультурная образовательная передача. Так что я воткну что-нибудь классическое. Ага, вот. Ион Попеску Гопо…

- Кто?!

- Композитор такой. Ион Попеску Гопо. Четырехмерная симфония для четырехухих мутантов на четыре минуты. Наслаждайся.

Зазвучала приторная, сладкая и тягучая, как патока, занудная мелодия. Шейла оперлась о стол правой рукой и несколько раз отжалась на весу. То же самое она сделала «одной левой». Мелодия закончилась через 4+-4E-99 минуты. Наступила зловещая тишина. «Искусство должно быть нищим. Вот что значит – нашим композиторам не надо нравиться публике и зарабатывать на хлеб. Работают на себя, как поздний этот… как бишь его… Майкл Олдфилд» - сказала сама себе Шейла и легко, как в невесомости, подняла с пола пудовую гирю.

В студии, судя по всему, Вилли опомнился первым:

- Хантер, по-моему, я зря сегодня завтракал. «36 крейзифистс» были бы лучше.

Хантер немного помедлил, но через минуту все же вышел из ступора:

- Ты просто не понимаешь высокого искусства. К тому же все тонкости музыки Иона Попеску Гопо могут понять только существа с четырьмя ушами. Вот у тебя сколько ушей?

- Два. А у композитора?

- Ну, он с своем блоге пишет, что наилучшие результаты достигаются в наушниках 5.1

- Мне страшно, Хантер. Я как представил себе ухо для сабвуфера… Кстати, а что тебя так тянет на Землю?

- О, видишь ли. Эта планета – средоточие, квинтэссенция форсайтизма.

- Прости, Хантер, я не понимаю. Переведи на стандартный галактический.

- Ну, форсайтизм – это когда все переводится на деньги. И даже дружба и любовь. Но это мелочи. На Земле форсайтизм доходит до абсурда.

- А можно пример, Хантер?

- Пожалуйста. Прикинь, земляне берут нормальный, полностью работоспособный процессор или видеокарту, отключают половину исполнительных устройств и продают за полцены! По сравнению с этим дружба или любовь за деньги – сущая безделица.

- А что мешает просто продать процессор за полцены? Насколько я понимаю, тестирование конвейеров - не особо затратная операция по сравнению с производством.

- Понятия не имею. Говорю же, там настоящий театр абсурда. Не будем о плохом, Вилли. Давай лучше бить баранов… то есть, баронов.

- Давай. Так что у нас тут? Цитрамон.

- Что?!

- Тут так написано. Цитрамон. И все.

- Вилли, что ты сделал с ноутбуком? Попробуй перезагрузить страницу.

- Хантер, так-то лучше! Напомню: мы разбираем главу «Я не зверь» романа «Предания сервера». Автор – Мстислав Коган.

- Спасибо, Вилли. А то я как-то подзабыл, зачем мы вообще находимся в студии. Так что у нас дальше-то?

- А дальше – сплошная рефлексия главного второстепенного (после мыши) героя – парня со странным именем Эльнор, который записался в армию, а ужасы войны никак принять не может. И я, надо сказать, его понимаю. Вот ты, Хантер, если прикажут, сбросишь на город атомную бомбу?

- Вилли, ты говоришь с кавалером почетной медали Генри Зае. На ней написано «За жестокость к врагу». Да я целую планету, целый мир взорвал однажды. И глазом не моргнул.

- Только посттравматический стресс словил.

- Это не в счет. Напряжение боя, постоянный страх смерти, настоящий монстр в конце…

- Сказки кому-нибудь другому рассказывай. Твой стресс – это осознание вины за содеянное. А ведь пилот не видит врага в лицо…

- Ну, ты, психолух недоделанный! Давай там без гнусных инсинуаций в мой адрес! Солдат, глядя в глаза, убивает одного, я одним движением пальца отправил в преисподнюю миллионы разумных существ! Кому еще легче?

- Ладно, ладно, дружище. Не бери близко к сердцу. Ты – всего лишь иллюстрация…

- Ну, спасибо, Вилли. Теперь я еще и иллюстрация, - сказал Хантер убитым тоном.

- Всегда пожалуйста. Так вот, бедный парень, постоянно сталкиваясь с ужасами войны, никак не может их принять. И это притом, что он, похоже, единственный понимает, что если вырезать всех крестьян, то в королевстве банально нечего будет кушать. И плевать, кто там король. Остальные, а особенно капитан Э… Э… сейчас гляну… Орстед, тупые, как сибирские валенки. Ну, капитану положено быть тупым. Он выполняет приказ. Прямо, как ты…

- Я тупой?! Да у меня высшее образование! Я защитил кандидатскую на тему «влияние эстетики боевых машин на моральный дух десантных подразделений». И моя книга… эх… она вышла тиражом… одна книга. В подарочном исполнении. Только никто не хочет принимать такой подарок.

- Хантер, тебя мой спич касается только в части выполнения приказа. У меня нет оснований подвергать сомнению твои мыслительные способности. По крайней мере, ты способен сообразить, что именно крестьяне производят еду. Ну, если нет регенераторов, конечно.

- И это все, на что я способен, Вилли?

- Не надо такой горечи в голосе, Хантер. Все в порядке. Мы все тебя уважаем… И книгу я твою читал. Девушка с глазами-сливами – это очень забавно. Тебе-то везет. Про тебя наш автор столько всего накатал. А про меня даже не упомянул в последнем рассказе, что это именно я, Вилли Пат, придумал, как превратить тебя в неуязвимую птицу-робота… э, Хантер! Ты что?

- Так это была твоя безумная идея? А ну-ка, снимай очки! Быстро!

- Нет! Только не бей! Нет! А! Ой! Больно! Ай! Оххх… Да больно же!

Шейла зловеще ухмыльнулась. «Браво! Бис!» - выдохнула она в радиоточку. Перестала терзать несчастную гирю и села за столик, положив перед собой альбом для рисования.

Хантер продолжил:

- Для того и бьют, чтобы сделать больно. Ну вот, Вилли, теперь я на тебя зла не держу. Возьми в холодильнике лед и приложи к глазу. Отек пройдет быстрее. И кровь из-под носа вытри. Зубы целы? Замечательно. Уважаемые радиослушатели, перестаньте втыкать с удивленными физиономиями на радиоприемники. Так было надо. Когда вы узнаете всю эту историю, поймете, что меня на сто процентов оправдает любой суд. И даже офицерский суд чести.

- Да, Хантер… Все-таки хорошо, что автор про меня ничего не сказал. Ты Шейле не будешь докладывать, надеюсь? Она ведь меня уроет…

- Вот оно: человеческое непостоянство. И даже слава тебе уже не нужна. Видишь, как инкогнито помогает сохранить лицо? Во всех смыслах. Не переживай, Шейла ничего не узнает… если не слушает радио. Благо что она в это время на занятиях с курсантами. Охота мне потом отвечать за тебя? Давай лучше дальше про нашего бедолагу-солдата.

- Ладно, говорить я пока могу. Губы не очень распухли… Итак, Хантер, продолжим. Не знаю, как в Средние века, а сейчас есть понятие «заведомо преступный приказ». И парень этот вынужден исполнять именно преступные приказы. Пытки, убийства мирного населения, уничтожение городов. В конечном итоге он бунтует и лезет в огонь спасать крестьянских детей. Но вот объяснить капитану, что именно крестьяне производят провиант, Эльнор оказался не в состоянии. Глядишь – капитан бы задумался, почесал бороду и согласился. А так – командир пришел в ярость, и…

- Убил главного второстепенного героя?

- Да нет же, Хантер! Просто вынул меч из ножен. А для чего – каждый должен додумать сам. У главы открытый финал, а я такое просто терпеть не могу.

- Ну, вообще-то из всего текста, из поведения капитана следует, что он таки разрубил нашего главного второстепенного героя на куски.

- Э, не скажи, Хантер. Капитан тупой, но прекрасно понимает, что у него осталось всего тридцать семь человек и лишаться боевой единицы ему не резон.

- Да, ты, пожалуй, прав. Еще какие-то замечания, Вилли?

- Ну, мне некоторые сравнения не очень понравились. Типа «крестьяне бросились в разные стороны, как ошпаренные кипятком зайцы». Хантер, ты видел когда-нибудь зайца, ошпаренного кипятком?

- Честно говоря, нет.

- Я тоже. И, боюсь, провести натурный эксперимент нам не даст общество защиты неразумных существ. Ну, там… мы в ответе за тех, кого приручили, сам понимаешь.

- Мне в последнее время кажется, что мы в ответе даже за тех, кого не приручали. За что нам все это, Вилли?

- Как там писал классик – кажется, Редьярд Киплинг? Неси же бремя Белых, чтоб шум войны затих, и пищу дай голодным, и вылечи больных. Когда ж победа близко, увидеть ты изволь, как чья-то лень и глупость помножат все на ноль. Перевод В. Радионова, если что.

- Вилли, мне гораздо больше нравится другое: whatever happens we have got the Maxim gun and they have not. Все будет так, как мы хотим, на случай разных бед у нас есть пулемет Максим, у них Максима нет! Это, кажется, Хиллер Бэллок.

- Вот раз у тебя есть пулемет, бери бремя Белых, неси его и не жалуйся. Кстати, Хантер, правда, что ты не расстаешься с разрядником даже в постели?

- Да ладно, байки все это! Кстати, а где он? Правда, Вилли, а где? А, вот, в другом кармане. Ну, ты и сволочь, Вилли! Развел меня, как ребенка! Кстати, я теперь не понимаю, а чем, собственно, мы отличаемся от солдат Вестфолка? Чем я отличаюсь от капитана Эрсте… простите, Орстеда? Кто же на самом деле зверь? Средневековый капитан с жалкой ковырялкой для глаз или я, человек сверхразумный с кнопкой, несущей смерть миллионам?

- Ну, ты хотя бы не мучаешь свои жертвы… намеренно. Не задумывайся об этом, Хантер. Иначе можно сойти с ума. Просто делай то, что делаешь. В идеальном мире жить неинтересно, верно? – Вилли тяжело вздохнул.

- Ну да, философ… Ладно, поехали дальше. Время поджимает. Эфир-то не резиновый.

- В спиче капитана «такие, как ты только позорят нашу армию» неплохо было бы заменить слово «нашу» на «Красную». Было бы в тему. Капитан выражается, как заправский политрук. Не удивляйся, что я знаком с замполитами: я читал докторскую Бруно Хортона по большой войне на Земле. Еще моментик: в главе говорится про небольшой храм посреди площади. Насколько я помню, храм так и не взяли? Ты же въехал туда на танке и отбил атаку?

- Да, у меня был такой эпизод, но не здесь.

- Хантер, по-моему, тебе надо посетить Вестфолк.

- Лесом! Я уже три раза попадал в махровое средневековье! Достало, Вилли, ну честно. Я хочу хотя бы в дизельпанк!

- По-моему, ты там уже был. Тебе тогда местная красотка в порыве страсти разодрала спину.

- Смутно помню, если честно…

- Обращайся к нашему автору. Пусть, наконец, влезет в стол, переработает рассказ и выложит его. Текст существует, только когда его читают. Ничего удивительного, что у тебя, как у литературного персонажа, амнезия.

- Вилли, может, продолжим про Вестфолк? – в голосе Хантера послышалось нетерпение. – Время!

- Угу. Вот только нос заткну чем-нибудь, до сих пор кровит… Местами текст перегружен описаниями, из-за этого читается тяжеловато. Автору хочется красивистостей, и в результате получается калейдоскоп. Иногда встречаются ошибки типа «задохнутся недолго», но это лечится вычиткой. Драматический момент, без сомнения, присутствует, но сильно смазан открытым финалом и полным отсутствием выбора у главного второстепенного героя.

- Это еще почему?! – возмущенно воскликнул Хантер.

- Да потому что у мыши-полевки выбор куда больший. Эльнор же заложник воинской дисциплины, варварских обычаев и традиций. У него единственная дорога: очерстветь, стать как все, и резать мирное население направо и налево.

- А разве смерть не выбор, Вилли?

- Только тогда, когда она может что-то изменить. Смерть же нашего главного второстепенного героя не изменит ничего. Капитан Орстед от этого не усовестится, война не прекратится. Даже провианта больше не станет. Сломать Эльнора не просто, а очень просто. Капитану достаточно убить у него на глазах спасенных им детей. Скорее всего, именно для этого он и вытащил меч

- Я бы до такого не догадался… А если бы Эльнор убил Орстеда?

- На его место пришел бы другой, только и всего. Еще вопросы, Хантер?

- Пожалуй, все. Пора заканчивать. Итак, уважаемые радиослушатели, с вами в прямом кефире… то есть, эфире…

У Шейлы в голове что-то щелкнуло. Прямой эфир! Передача, конечно, транслируется по транссветовой связи на всю галактику, но вместо студии Хантер наверняка занял радиорубку Центра!

Шейла пулей вылетела за дверь и помчалась по коридору, в чем была – шортах и белой, мокрой от пота футболке на голое тело. Она едва не налетела на профессора Невтриносова, задела его плечом и долговязый ученый схватился рукой за стену. Шейла за спиной услышала его возмущенный возглас:

- Чертовка бешеная!

Дверь с надписью «Радиоцентр» приоткрылась, из комнаты выскользнул чуть полноватый круглолицый мужчина в старомодных темных очках. Впрочем, «фонарь» просвечивал даже сквозь стекла. Из ноздрей торчали два ватных тампона. Шейла злобно ухмыльнулась: ее уроки не прошли для Хантера даром. По крайней мере, ее партнер стал не таким беспомощным, каким был раньше.

Увидев десантницу, мужчина шарахнулся в сторону. Та мгновенно блокировала его поползновения вырваться.

- Вилли, не бойся. Бить не буду, ты уже получил свое. Я хочу сделать маленькое внушение. Больше никогда не используй моего напарника, как подопытного кролика. Хорошо? А если что…

Шейла согнула руку в локте и напрягла бицепсы. Под загорелой кожей вздулись упругие бугры мышц. Внезапно кто-то схватил ее за плечо. Она развернулась и… кулак остановился в сантиметре от солнечного сплетения Хантера.

- Кларенс, не лезь под руку! Сколько тебе говорить? Не убью я этого изобретателя, не переживай. А с тобой будет отдельный разговор!

- Про что? – заныл Хантер. – Неужели про ту красотку из дизельпанка?

- Вот еще! Я тебя проработаю за то, что ты вечно влезаешь в авантюры со своими друзьями-учеными!

Шейла тяжело вздохнула:

- Эх, что я несу? Зачем я буду тебя переделывать? Ведь другой Хантер мне и не нужен…

- Постой, Шейла… - пролепетал Кларенс. - Ты же должна быть на тренировке. Или я чего-то не понимаю?

- У солдата выходной, пуговицы в ряд… тьфу, нахватаешься же от тебя…

- Хантер, а у тебя неплохой вкус. Девушек ты себе выбираешь на загляденье, - съехидничал Вилли, плотоядно поедая взглядом небольшие девичьи прелести, проглядывающие сквозь еще не высохшую ткань футболки.

- Я не его девушка! – отрезала Шейла и подняла руку, явно намереваясь отвесить Вилли оплеуху. – Хантер всего лишь мой напарник в команде «Дракон»!

- Ладно, хорошо,  - поспешно согласился критик, робко улыбнулся и спросил: – Когда вы отправитесь в Вестфолк? Мне надо испытать мое новое изобретение.

- Даже не думай! – спокойно ответила Шейла, демонстративно взяла Хантера под руку и потащила его по коридору.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

+2
341
RSS
02:16
Забавная форма критики) Мне понравилась. Рассказ «Я не зверь» читал — многие приведённые замечания здесь — вполне актуальны.
02:25
Увы, большая часть критики ушла в молоко по обьективным причинам (критикующий банально не знаком с периодом англосаксонской гепархии, разницей между «стрелы наложить» и «тетиву натянуть», и некоторыми физическими свойствами металлических предметов), но форма подачи мне понравилась.