ФОНТАН и "Кит"

Форма произведения:
Повесть
Закончено
ФОНТАН и "Кит"
Автор:
Maxfactor
Аннотация:
Собственно, это рассказ с одной литературной разминки. Задание было следующим: Герой: кормчий. Условие: почесать кита бортом. Подробность: сюрприз в фонтане.
Текст произведения:

 

Кларенс Хантер мчался по коридорам комплекса к своему звездолету. Он вылетел на посадочную площадку и нос к носу столкнулся с профессором Невтриносовым. Ученый схватил пилота за плечи, встряхнул и прорычал:

- Наконец-то явился! Где тебя черти носили?

Хантер попытался высвободиться из навязчивых объятий. Неудачно. Он подумал, что профессору с его комплекцией надо было бы заниматься вольной борьбой, а не руководить научным центром. Вслух же пилот сказал:

- Но-но, потише там, Трофим Федосеевич. Че ващще надо-то?

Профессор отпустил Кларенса и сказал спокойнее:

- Серьезное ЧП. В нашем секторе вышел из-под контроля транспорт «Кит». Бортовой компьютер заблокировал команду в помещениях. Управление деактивировано. Наши специалисты выработали рекомендации, как вернуть корабль под контроль. Реализация на тебе, как на штатном кормчем центра.

Кларенс нажал на кнопку открытия входного люка и вдруг остановился.

- Профессор, откуда известно, что команда взаперти?

- Старший помощник сумел передать сообщение морзянкой. Фонариком через иллюминатор. Древний, как мир, способ. Раскочегаривай «Призрак» и вперед, навстречу приключениям!

Хантер пристегнул профессора к креслу навигатора, сложил пальцы какой-то невероятной «козой», ткнул в консоль и желтая, покрытая морщинами поверхность планеты-полигона провалилась в тартарары.

 

Прошло немало времени, прежде чем серый матовый борт грузовика заслонил собой бриллиантовую россыпь звезд. Рядом с гигантом «Призрак» казался назойливой мухой. Включив сканер, Кларенс пролетел вдоль массивного вытянутого корпуса от кормы до носа. Наплывы вихревых двигателей, выступ рубки управления, погрузочные люки, антенные поля – на первый взгляд все было в полном порядке. На ходовом мостике и в иллюминаторах горел свет, красные, зеленые и белые глаза навигационных огней, как и положено, уставились в пространство. Хантеру показалось, что «Кит» издевается над ним, ухмыляясь кривым частоколом гравитационных сенсоров.

- Переключись-ка на их частоту, - подсказал Невтриносов.

Кларенс щелкнул переключателем, и по кабине «Призрака» поплыл радостный баритон:

- Вижу я, надвигается на меня керогаз, но бояться мне нечего, у меня есть фугас…

- Видать, эмоциональный контур сбрендил, - резюмировал Хантер. – Хотел бы я знать, почему? Кстати, где советы спецов?

- Посмотри в бортовом компьютере.

По дисплею поплыли строчки. Некоторое время Кларенс читал молча. Потом обернулся к профессору:

- Они предлагают почесать «Кита» бортом. Считают, что неожиданное внешнее воздействие вызовет дополнительную нагрузку на блоки. Сбитый с толку компьютер будет вынужден обратиться за решением к человеку. Давайте попробуем.

- … в каморке папы Карло у камина валялся в стельку пьяный Буратино, - веселье в динамиках продолжалось.

- Ты не хочешь выключить этот бред? – спросил профессор.

- Я должен знать, сработало или нет.

Несколько секунд Кларенс сидел неподвижно, как мраморная статуя. Решившись, он перевел вихревые двигатели «Призрака» на торможение. Когда бесконечно бубнящий исполин превратился в размытое вытянутое пятно, Хантер откинул крышечку панели управления вооружением. Выбрал четвертую пусковую трубу, и неожиданно толкнул ручку управления ускорением вперед. Страшная тяжесть навалилась на тело.

- Сидите, профессор, и не рыпайтесь, - сказал Кларенс. – Я отключил компенсатор перегрузок. Маленькая предосторожность, а то Вы уже собрались ремни отстегивать. Ну, три, два, один, залп!

«Призрак» вздрогнул. Из крыла выскользнула ракета. Она в полном безмолвии выбросила голубоватую искру и помчалась к цели. На центральном дисплее появилась серая черточка. Отметка степенно продефилировала к белому прямоугольнику и пропала. Возле борта исполина сверкнула неяркая вспышка. Веселый баритон в динамиках оборвался, раздался громкий треск. Навигационные огни «Кита» погасли. Прошло несколько секунд, показавшиеся столетиями. Разноцветные крупинки моргнули и весело вспыхнули, отчетливо различимые среди звезд.

Кларенс включил компенсатор перегрузок. Он отстегнул ремни и бросился к профессору, который сидел в кресле навигатора, уронив голову на грудь. Хантер влепил ему пощечину. Бесполезно. Пилот полез в аптечку, но в этот момент ученый открыл безумные глаза.

- Господи, профессор! – закричал Кларенс. – Всего-то было пять G! Кто ж знал, что Вы такой хилый?

Ученый сжал руки в кулаки, зарычал и потянулся к пилоту, словно разъяренный орангутанг. К счастью, его агрессивные поползновения прервал восторженный бас из громкоговорителей:

- Получилось! «Кит» под контролем! Повторяю: «Кит» под контролем! Говорит старший помощник капитана Дэви Джонс!

Невтриносов еще раз посмотрел на Кларенса, на этот раз осмысленно, и сказал:

- Ну, Хантер! Повезло тебе, свинтус полосатый!

- Научный подход, профессор! Ваша школа! – улыбнулся Кларенс и повел «Призрак» к стыковочному узлу транспорта.

Возле шлюза спасательную группу ждал высокий офицер в форме звездного флота.

- Старший помощник Джонс, - отрекомендовался он. – Капитан ждет вас на мостике. Я провожу.

Хантер открыл дверь, и ему показалось, что ходовая рубка залита сиянием, исходившим от женщины неописуемой красоты. Изящная, почти хрупкая, с тонким аристократическим лицом и пышными каштановыми волосами, она восторженно и невинно смотрела на вошедших огромными зелеными глазами. Ее взгляд сверкал, словно у юной девушки, которая держит за руки возлюбленного на первом свидании. И все же Кларенс заметил деталь, которая несколько нарушала немыслимое совершенство. Он протянул руку и коснувшись волос, провел ладонью по торчащим вверх острым ушам.

- И где такие произрастают? – игриво спросил пилот.

- Хантер! – зашипел профессор. – Ты что себе позволяешь? Ее зовут Галадриэль Галионовна Морская, она один из самых заслуженных капитанов звездного флота!

- Как? – вытаращился Кларенс. – Хорошо, что не пегая кобыла…

- Пушистик, - перебила его Галадриэль и провела тонкими пальцами по светлому уставному ежику на голове пилота. – Я с Друида-4. Мы живем в единении с природой. У нас мало технарей, я – довольно редкое исключение.

- Простите его, - попытался извиниться Невтриносов. – Он всего лишь пилот-десантник. Кормчий, так сказать…

- Вот еще, - напыщенно сказал Кларенс. – Я – следователь транспортной безопасности. И ревизор. В одном флаконе. Так что, профессор, разбирать происшествие буду я. При всем моем к Вам уважении, здесь я главный!

Галадриэль снова провела рукой по макушке Хантера.

- Ха-ха! – серебристо рассыпался ее смех. – Пушистик, а ты вполне годен, чтобы дать мне кое-что сладенькое. В тебя можно даже влюбиться…

«Точка равных энергий через пять минут» - прогудел приятный баритон бортового компьютера.  «Приготовиться к гиперпрыжку» - голос машины странно задрожал.

Кларенс изменился в лице. Он схватил Галадриэль за руку и поволок ее по коридорам. Палубой ниже он крикнул дежурному инженеру: «Открывай, быстро!» - и влетел в техническое помещение. Ткнул пальцем в сервисный экран,  вызвал меню «настройки блока эмоций» и приложил палец к окошку «сменить пол». Едва Хантер успел подтвердить выбор, женский голос приятным контральто возвестил: «Гиперпрыжок через пять секунд, четыре, три, две, одну, поехали!». Грузовик вздрогнул, по корпусу пронеслась волна, словно кто-то быстро провел по обшивке гигантской стальной щеткой.

- Кажись, пронесло, - облегченно вздохнул Кларенс. – Еще немного, и кранты. Мы бы надолго здесь застряли.

- Я уже ничего не понимаю, – пробурчал профессор.

- Бортовой компьютер втрескался в капитана. По самые уши. Кто-то, вопреки инструкции, переключил эмоциональный блок на противоположный шкиперу пол. В момент гиперперехода нагрузка резко возрастает, и у влюбленной вычислительной машины совсем сорвало кукушку.

- Зачем он закрыл двери? – резко спросил профессор.

- Что делает человек с любимым? Защищает его. Всеми возможными способами. Компьютер заблокировал помещения, чтобы с его ненаглядной Галадриэль ничего не случилось!

- Для чего тебе понадобилось стрелять в транспорт ракетой? – спохватился Невтриносов.

- Это сюрприз. Мне пришлось почесать кита фонтаном или большому кораблю – большая торпеда.

- Выражайся яснее, Хантер!

- Вспомните, что мы собирались испытывать перед ЧП? ФОНТАН – фотонно-нейтронную торпеду с аннигиляционным нейтрализатором. В отличие от ядерного оружия, она даже в вакууме дает некислый электромагнитный импульс. Он перегрузил антенны и сенсоры, и вызвал фатальный сбой компьютера.

- Ни за что не поверю,  что эти знания ты почерпнул из университетского курса.

- Нет, конечно. А еще, если Вы потрудитесь полистать архивы, то в списках комиссии по приемке «Кита» найдете мою фамилию.

Профессор схватился рукой за квадратный подбородок и простонал:

- Теперь я понимаю, откуда компьютер знает про керогаз и папу Карло с Буратино!

- Ну, эта модель всегда отличалась повышенной восприимчивостью. Но я бы не стал делать отсюда далеко идущие выводы.

Галадриэль сладко улыбнулась. В помещении словно взорвалась маленькая ядерная бомба. Кларенс сглотнул слюну. Обольстительница взяла Хантера за руку, прижала к груди и сказала:

- Послушай, как бьется сердце! Пойдем, посекретничаем, расскажешь мне кое-что перед вахтой. Мое предложение остается в силе, пушистик.

- Сладенькая, я согрею тебя греческим огнем пылкой любви, - расплылся Кларенс.

Профессор набычился:

- Но-но, Хантер! Твоя душа сгорит в адском пламени! Что скажет Наташа?

- Она же не узнает, - улыбнулся Кларенс. – Не будете же Вы ей обо всем докладывать. Иначе Вам же хуже.

Он  обнял Галадриэль за тонкую стройную талию, вышел вместе с ней в коридор и направился к лифту.

+1
391
RSS
23:28
Как всегда восхитительно. Я бы подумала о сборнике)))
23:30
Спасибо. Я тоже думаю о сборнике. Ну, это как наберется побольше рассказов. Правда, я сейчас устраиваюсь на работу, и в прежнем темпе писать не смогу.
23:32
Ничего, приспособитесь))) Кажется «руку уже набили»)))